Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Черновик жизни или Призраки судьбы (пока долго думаю, может удалю=))
Черновик жизни или Призраки судьбы
СкрытнаяДата: Среда, 23.06.2010, 16:14 | Сообщение # 1
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
Комментарии к фику

Автор: Скрытная-Катя
Название: Черновик жизни или Призраки судьбы
Жанр: Ангст (Angst), POV ( это для меня новое), Драма (Drama)
Рейтинг: R. Думаю, тут ограничений нет вообще.
Пэйринг: ВАЛТ
Дата создания: сегодня, но число какое не помню...=)
Размер: эм,Э пока не определен, но я думаю не большой будет. Хотя помня свой фик, я тоже думала что небольшой будет, но вышел...
Статус: в процессе, ой, чувствую долгий процесс будет!


Запрещаю копировать и размещать данное произведение на любых других ресурсах!

Эм... вроде не в первые начинаю, а как начать и что сказать не знаю...
Ну наверное для начала всем доброго времени суток. Черт, что-то я нервничаю=)
Ладно, ближе к делу, это снова я и снова с очередным бредом. Что из него выйдет, не знаю, но посмотрим.
Скажу так, что времени не много, а будет еще меньше, просто пока лето, меня видать торкнул писательский процесс, только вот надолго ли он задержится-неизвестно. Так что не удивляйтесь, если я резко передумаю и в один прекрасный момент данной темы просто не будет существовать.

История обычная, может и есть уже подобные, но я, честно, таких не читала.
Вот, ну что еще...
Не пуха, наверное, мне, так что жду от вас "К черту!"=))

А да, и еще...
Проды будут редкими, как настроение. А может вообще не будет=))
Если что, сразу кидайтесь тапками, у меня 35-36 размер=)




НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Среда, 23.06.2010, 16:35 | Сообщение # 2
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
«Мне семнадцать... и я слепая!
Наверное, я начала немного не так. Не знаю, может кому-то моя история покажется слишком скучной и нереальной, но я все же попробую рассказать.
Меня зовут Лена, и как я уже упомянула выше, мне семнадцать лет. А еще я действительно слепая. С самого рождения... Никогда не видела солнечного света, красивых цветов, простых лиц прохожих, не видела человеческих улыбок, своего отражения в зеркале и его безумных глаз.
Жить в вечной темноте, поверьте, не так уж и плохо, просто скучно и банально. Открываешь глаза - темнота, закрываешь - снова она... Она везде, она всегда со мной, она моя вечная подруга, которая с первых моих дней преследует меня и не хочет оставить в покое, дать мне насладиться нормальной жизнью и посмотреть на этот мир, который я всегда мечтала увидеть. А теперь просто боюсь...
Я самая обычная девчонка, вроде как достаточно высокого роста, со светлыми волосами, длинной челкой, изумрудными глазами и безумной улыбкой, которая многих сводит с ума...Ну так мне говорят, сама я этого не видела...
Я всегда одна, я одиночка. Я никому не нужна в этом мире. Все, кто пытался со мной познакомиться ненароком на улице, узнав, что я ничего не вижу, тут же исчезали, словно их вовсе и не было. Я одна...
Я смирилась со своей скучной жизнью. Смирилась с жалостливыми взглядами брошенными в мою сторону, когда я, идя по улице с длинной белой тростью, по пол часа не могу перейти дорогу. Смирилась с безразличием, которое в тоже время нередко скрыто за многими лицами. Смирилась со своей судьбой и просто ждала, когда придет мой час, и я исчезну с этой планеты. И все вроде бы к этому и шло, часы медленно, но упорно двигались вперед, и ничего не предвещало изменений, пока в моей жизни не появился ОН. Именно он изменил ход моей истории и помог родиться заново, предварительно убив меня. Дважды...»


***
-Убрать! – наблюдая за тем, как мужчина бросил небрежно на стол черный конверт, Денис только молча кивнул в знак согласия, не задавая никаких лишних вопросов по двум причинам. Первое, все равно не услышит ответов, второе, ему просто плевать. Легкими, размерными и, даже можно сказать, медленными движениями взял конверт со стола и, убрав его во внутренний карман весеннего пальто, в последний раз оглянул помещение, и уже через секунду скрылся за дверью.


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Среда, 23.06.2010, 23:02 | Сообщение # 3
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
***
-Дед, я пойду, прогуляюсь! – обмотав вокруг тонкой шеи легкий шарфик, выкрикнула Лена из коридора, на ощупь пытаясь найти черные небольшие очки, которые мирно покоились на тумбочки. Услышав в ответ негромкое бормотание деда с кухни, что он не против, Ленка, наконец-то нацепив этот аксессуар, который в ее случае служил вовсе не для красоты, отбросила в сторону челку, которая теперь была совсем не нужна, и спустя секунды вышла из квартиры.
Сжимая в левой руке белую трость и на ощупь, уже достаточно быстрыми и отточенными движениями, при этом левой рукой придерживаясь за перила, быстро преодолела лестницу, и выйдя наконец на улицу, вздохнула свежего весеннего воздуха, при этом тут же почувствовав, что о ногу что-то ударилось. Оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к происходящему, в основном слыша только детские крики с детской площадки, которая была расположена в нескольких метрах от ее подъезда, услышала тяжелое дыхание. Чуть двинув трость в сторону, поняла, что то, что об нее ударилось, оказалась не чем иным, как обычным футбольным мячом.
-Ой... извините... – послышался тонкий голос парня на слух лет десяти, который с опаской и с какой-то жалостью посматривал на молодую девушку в черных очках.
-Ничего, все хорошо... – слабо улыбнувшись и в очередной раз поняв, что ее вновь облили очередным потоком жалости, она повернула голову в сторону, туда, где по идеи должен был стоять тот мальчик, и только спустя секунды его молчания услышала топот убегающих ног.
И какого черта от нее бегают все, как от прокаженной? Она такая же как все, просто немного другая, обделенная что ли... Ну или просто наказанная за чьи-то грехи. И так всегда вроде настроение нормальное, а как выйдешь на улицу, так вечно испортят.
-Здорова, подругаааааааааааа... – услышала заводной и всегда веселый голос Леры, и тут же выплыла из своих грустных мыслей, которые потихоньку начали заволакивать ее мозг.
-Козлова, ты что ль? –Лерка...наверное единственный лучик в ее жизни. И как же повезло ей, что эта девчушка, которая без умолку по делу и без болтает без перерыва, около года назад переехала в ее подъезд. И не смотря на все недостатки Лены, только эта заводная блондинка прониклась к ней всей душой, став настоящей подругой. – Как я соскучилась по тебе. Уже и отвыкла от твоего вечного жужжания. – выдала она, услышав заводной смех подруги и тут же почувствовав теплые дружески объятья.
- А я то как соскучилась, Третьякова, я тебе столько всего расскажу, ты такое пропустила. Зря ты не поехала, а я ведь уговаривала тебя. Ты бы знала, как там классно, а парни то там какие, отбоя просто нету. Ты давно тут стоишь? Я вот час назад прилетела, вот шмутки затащила, в магазин сбегала пожрать купить что-нибудь, а то в холодильнике мышь повесилась, хотела тебе сюрприз сделать, так ты тут как тут. Ленка, как я соскучилась... – болтая без перерыва, ничего не видя вокруг, Козлова сильно жестикулировала, выплескивая все свои радости от проведенного отпуска наружу, при этом даже не обращая внимания на смеющуюся Третьякову.

***
-Она... – два молодых человека лет двадцати пяти уже несколько минут наблюдали за двумя ничего не видящими вокруг себя девушками, одна из которых прыгала и активно что-то рассказывала.
-Которая прыгает что ли? – удивленно поинтересовался парень на пассажирском сидении, внимательно разглядывая этих двух блондинок на вид очень даже похожих, но таких разных.
-Нет, другая... – услышал он глухой ответ своего коллеги, при этом изумленно расширив глаза.
-Дэн, так она же слепая...– приглядываясь к высокой симпатичной блондинке, которая стояла почти не шевелясь, опираясь о белую трость и растягиваясь в широкой улыбке, для убедительности спросил он, хотя ответ уже четко знал. Там и дураку понятно. Такая молодая, красивая, с отличной фигурой и милыми чертами лица, а уже... Черт, слепая, да ей от силы лет семнадцать и уже так не повезло в жизни. А еще он жалуется, что его жизнь дерьмо, да он вообще в малиннике живет, хотя скорее в шиповнике.
-Да ну, че правда? А я и не понял блин. Дим, не нам это обсуждать, нам сказано, мешает-значит почистим, не в нашей компетенции задавать вопросы. Проблем хочешь что ли? – парень за рулем наотрез отказывался смотреть в сторону двух ничего еще пока не подозревающих девушек, а только целеустремленно пялился сквозь лобовое стекло обычной малиновой и неприметной девятки, пытаясь что-то разглядеть за ним, при этом теребя в руках черный конверт с фотографией внутри.
-Да нет... просто... Да чем она помешать то могла ему? Ты же посмотри, она не видит нихрена, что она знать может? – отказывался понимать он происходящее. А ведь всегда знал, что выполняет грязную работу и только почему то в данный момент, смотря на это улыбающееся чудо в пару метрах от их машины, как она раз от раза убирает на бок вроде бы совсем ей не мешающую челку и еще шире растягивается в улыбке, хотелось провалиться сквозь землю и даже шефа послать далеко и надолго с его чертовым приказом.
-Запал что ли? – оторвавшись все-таки от внимательного созерцания лобового стекла, спросил Денис у своего товарища, при этом мельком все же кинув взгляд в сторону двух девушек, которые очень громко смеялись.
-Дурак что ли? – удивился парень. – Просто... жалко... – закляк он, удивляясь, что произнес вообще эти слова, повернув при этом голову к своему другу и встретившись с ошарашенным взглядом.
-А не поздновато ли твоя совесть проснулась? – вновь бросив беглый и не интересующий взгляд в сторону Леры и Лены, спросил Денис, постукивая пальцами по кожаному рулю, выжидающе прожигая голубыми глазами напарника.
-Ты один, если что, справишься? – не найдя что ответить, после минутного молчания и такого же тщательного наблюдения за двумя блондинками, спросил Дима, понимая, что с этим заданием он точно не справится.
-Без проблем... – пожав плечами, хмыкнул Дэн, отмечая про себя, что с этой цыпой у него проблем точно не будет. Тут вообще секундное дело, раз-два и готово. Заметив немного поникший взгляд парня, Денис повернул ключ в замке зажигания, заводя машину, и уже спустя секунду тронулся с места, в метре проезжая мимо Лены, у которой на мгновение пропустился удар сердца.

***
-Ну так вот, я значит загораю, незаметно подглядываю за ним, а он все туда-сюда, но не подходит. Подмигивал все, я уже плюнула, думала дохлый номер. Ушла в номер, так ты прикинь, выцепила его на ночной вечеринке. Ленка, у него такие друзья, ты зря не поехала, вот я тебе звала-звала... Слушай, ты же ничего не делаешь, подожди меня, я пакет оставлю, прогуляемся, я тебе столько расскажу всего, да и ты расскажешь, как тут без меня, а то вон, мрачная какая то. Буду поднимать тебе настроение... – выпалила она, так как уже не раз заметила через свой рассказ часто натянутую улыбку подруги.
-Давай, лети... – улыбнулась она, про себя отмечая, что если Козлова рядом, день точно удался.
-Я мигом...- выпарила Лера и тут же метнулась в сторону подъезда со скоростью света и уже буквально через пару минут выпорхнула обратно с двумя мороженными.

***
-Симпатичная... – сквозь плечо друга проговорил Стас, наблюдая уже около десяти минут, как Абдулов неотрывно смотрит на какую-то фотографию с молодой девушкой на мониторе компьютера. Хотя... догадаться не сложно. – Все по головам идешь, может, хватит? – решился спросить он, чуть дернувшись от едкого взгляда Виталия, который каменными, пустыми и ничего не выражавшими глазами посмотрела на друга, и так ничего и не ответив, отложил фотографию в угол стола. – Виталь, завязывай, сколько можно? Она ни в чем не виновата, наверное, просто оказалась в ненужное время в ненужном месте. Ты посмотри, у нее еще вся жизнь впереди. Оставь ее то хоть. Забудь. Прошлое не изменить... – последнее он ляпнул зря, так как глаза мужчины мгновенно налились кровью, а его широкая спина напряглась.
-Немного осталось... она последняя... – откинулся Виталий на спинку кресла, не заметив недовольного и осуждающего взгляда Стаса.


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Пятница, 25.06.2010, 17:17 | Сообщение # 4
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
эх...долго же я шарила вчера и сегодня по сайтам слепых...
много чего кстати нашла. столько тестов прикольных прошла=)
вот... что хотела сказать... На счет слуха Лены, это не моя больная фантазия, на самом деле действительно многие слепые, НЕ ВСЕ кстати, очень хорошо слышат, больше чувствуют и больше знают чем мы, обычные людишки...

***
-В общем он оказался очередным засранцем, ну и ладно. Все равно я особо и не расстроилась. Вот... ну а ты чего такая хмурая? – сидя на скамейке в одном из дворов, Козлова наконец-то закончила рассказ про свой недельный отпуск в Анапе, и задала уже давно интересующий ее вопрос, заметив, что Третьякова сегодня через чур мрачная, хотя может, показалось. – Колись, давай...
-С чего ты взяла? Все хорошо у меня. – повернулась Лена на подругу. Черт, как же сейчас хотелось взглянуть на это скорее всего чистое голубое небо, так как солнце изрядно палило и согревало, как хотелось посмотреть на взбалмошную Лерку, которая около часа трындела про своих спутников и похождения в отпуске, просто хотелось оглянуться, увидеть все то, что ее окружало на данный момент. Да черт, даже увидеть, каким цветом окрашена эта дуратская скамейка, на которой они сидели. Только вот не суждено. Все так же темно и пусть душно снаружи, зато сыро внутри.
Первые майские лучи солнца изрядно ласкали ее лицо и тело, и с каждой минутой становилось все жарче, поэтому Лена молча сняла с шеи дома одетый легкий шарфик и, отложив его на скамейку, чуть откинула голову назад, следом сняв и солнечные очки, при этом сразу же откидываю длинную челку на глаза, тем самым не вызывая лишнего внимания у прохожих.
-Ну не знаю, ты сегодня какая-то прям не такая, точно что-то случилось... – окидывая мгновенно погрустневшим взглядом Лену, Лера тщательно изучала ее лицо, так как даже она, ее близкая подруга, не часто видела ее без очков. Безумно красивая, молодая, веселая и энергичная. Лена Третьякова... будь она немного другой, она обязательно бы изменила этот мир к лучшему и многие бы ее запомнили, а так... а так она просто закрывалась с каждым днем в тени самой себя же, запечатывала все двери своей души, не впуская никого туда. Вот и сейчас, Козлова была уверенна, что за время ее отсутствия с подругой что-то случилось и ее определенно что-то волнует, только та всячески пыталась сделать вид, что все в порядке.
-Тебе кажется, давай загорать лучше... – растянувшись в улыбке, Лена, откинув прочь ненужные мысли, еще сильнее подставила лицо свету, пытаясь сменить тему на другую.
-Ну как знаешь. Лен... все хотела спросить... – заклякла Лера, зная, что Третьякова вообще не любит разговаривать на эту тему. - ты вообще не на что не реагируешь? – как бы невзначай и с опаской помахала Козлова рукой перед Леной, на что та поморщилась.
-Ну не совсем. Я только на яркий свет реагирую, и вообще, хватит махать своими ластами перед моим лицом... – улыбнулась она, на что Козлова резко и удивленно убрала руку, как- то с интересом поглядывая на подругу.
-Как ты узнала, что я... – озадаченно поинтересовалась Лера, смотря в стеклянные глаза напротив, которые чуть были прикрыты за длинной челкой.
-Ну во первых, я же сказала, реагирую немного на свет, а ты мне солнце загородила, во вторых, ты такой ветер нагнала тут, а в-третьих... ты же знаешь, у меня идеальный слух, настолько идеальный, что я слышу, как мальчик в песочнице шаркает лопаткой и что-то бормочет себе под нос. Ты уже несколько минут шкрябаешь по бедной скамейке ногтями, какой-то парень сзади нас пытается починить свою колымагу, а бедная собака уже битый час скоблится возле него. – закончила она, вновь улыбнувшись, желая больше всего сейчас увидеть сто процентное изумленное и ошарашенное лицо подруги. Лера же только резко оторвала руку от скамейки, когда до этого действительно ногтями сдирала краску с деревянной поверхности. Стала оглядываться по сторонам, сначала прямо, где в центре детской площадке, прямо в песочнице, сидел мальчик лет пяти и активно ковырялся лопаткой в песке, при этом что-то действительно бормоча, только вот Козлова совсем не могла разобрать что, и видела только его активное движение губ. Повернулась назад, где молодой парень, склонившись над капотом машины, битый час пачкал руки в мазуте и не мог понять, что же не нравится его железной подружке, что она устроила ему бунт, а недалеко от него валялась белая, замызганная дворняжка, которая чесалась и кувыркалась на солнце. – Да, и сейчас я уверена, что если ты не сменишь свою физиономию, то у тебя глаза из орбит выскочат. – вновь откинула Ленка голову назад, предоставляя лицо солнцу.
-Лен, а как ты все это... ну, определяешь как? – все так же пристально посматривая на лицо подруги, изумилась Козлова. А она даже и не заметила всех этих мелочей, при том то, что все видит...
-Да обычно, по звукам. За столько лет я научилась отличать стук железа, звук сыплющегося песка, подъезжающей машины, шарканье ног, да и вообще многое. А еще, на меня кто-то активно пялится, только я не могу понять откуда и кто... – сморщившись и уже приняв серьезное выражение лица, вновь Лена повернула голову в сторону Козловой, прося у нее без слов, что бы та еще раз окинула взглядом местность.
-Ленка... ты права, и знаешь, он ничего... – Козлова, резко и быстро окинув окрестность взглядом, наткнулась на молодого парня лет двадцати пяти, который в этот момент отвернул голову в сторону и сделал вид, что разговаривает по телефону, когда же до этого активно прожигал Лену глазами. – ты ему понравилась. – отвернувшись от него, произнесла Лерка, пытаясь заинтересовать подругу, но та лишь напряглась, и лишь стеклянные глаза не поменяли своего вида.
-Я так не думаю... не нравится он мне... – ища на ощупь на лавочке очки, она быстро надела их на лицо и прихватив снятый шарфик, опираясь рукой о трость, встала со скамейки, не видя вопросительного лица подруги.
-Лен, ты ж не видишь, как он тебе может не нравится? И вообще... – не договорила Козлова, как Лена ее перебила.
-Лер, пойдем отсюда! – оборвала все нити Лена, так как неприязнь по телу и противная дрожь от его взгляда наводила ее на панику.
-Ладно, как скажешь... – встала со скамейки Лера, вновь повернув голову в сторону того парня, только того уже и след простыл. Ничего не понимающим взглядом посмотрела на подругу, которая вроде бы была обычной, но все равно не такой, вновь кинув взгляд в сторону парня и убедившись, что его нет, взяла Ленку за руку, и обе медленно двинулись в сторону дома.
-Лер...- пройдя несколько шагов, активно по земле елозя тростью, остановилась Третьякова, чуть улыбнувшись неизвестно чему. – Какого цвета скамейка? – повернула она голову в сторону скамейки, на которой только что сидела и задала вопрос, на который давно хотела знать ответ
-Зеленая... – совсем ничего не понимая, ответила Козлова, заметив странную улыбку на лице подруги, но, не спрашивая ничего, продолжила путь.
Сама поражалась, как согласилась на предложении Козловой сходить развеяться в какой-нибудь клуб. Всегда отказывалась от подобных предложений подруги, но тут, под ее сильным натиском и нежеланием сдаваться, все-таки согласилась на небольшую вылазку. Да и самой надоело дома сидеть, надоела вечная относительная тишина, одиночество, скукота, а еще больше надоели мысли за последнюю неделю, от которых она впадала в панику и металась между двумя выборами. К черту, лучше расслабиться, поэтому после их дневной прогулки, приняв душ и с помощью Лерки одевшись для ночного похождения, убедив деда, что прогулка будет безобидная и ему волноваться нечему, вышла в подъезд, как и договаривались с Козловой, при этом не забыв надеть уже другие темные очки. Слава богу, жила не высоко, а всего лишь на третьем этаже обычной пятиэтажки и не надо было по несколько минут тратиться на парадку. Лерка жила этажом ниже и обещала заскочить за подругой, только видать, как всегда опаздывала.
Третьякова, закрывая ключом дверь, поставив трость возле стены, в очередной раз бормотала, так как замок в последнее время что-то часто стал заедать. Левым ухом услышала постороннее движение, и резко оторвалась от своего занятия, оглядываясь по сторонам.
-Лер, ты?– голос дрогнул, и она сама не зная почему, занервничала, почему-то мало веря, что это Козлова. В ответ отдавалась все та же гулкая тишина, сквозь которую она четко слышала стук чужого сердца, в сопровождении с посторонними звуками, которые неведомы были бы обычному слуху... но не ее. – Кто здесь? – вновь повторила она попытку, пытаясь найти трость, которую несколько секунд назад поставила возле стенки, только той уже и след простыл. Тяжело вздохнула, отмечая про себя, что сейчас во второй раз страшно как никогда, и стук собственного сердца перебивал любой другой шорох и мешал сосредоточиться на происходящем. – Лера, это не смешно! – наивно, пытаясь успокоить саму себя, вновь в тишину произнесла она, когда же за спиной послышался тяжелый шаг скорее всего мужчины, и Третьякова по инерции повернулась в ту стороны, точно зная, что напротив нее кто-то стоит. – Кто ты? – вновь дрожащим голосом спросила она, в очередной раз проклиная эту жизнь, что она даже в такой момент не может увидеть хотя бы какую-нибудь мелочь.
-Твоя смерть... – тихо произнес мужской голос, как Лена тут же вскрикнула, почувствовав резкую боль с левой стороны груди, предварительно услышав два гулких выстрела скорее всего из пистолета с глушителем. Мысли резко собрались в кучу, завязываясь в глубокий клубок, резкая боль потянула ее во мрак, и девушка тут же рухнула на холодный бетонный пол.

эм...если есть что сказать!


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Суббота, 03.07.2010, 21:53 | Сообщение # 5
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
***
Словно тень пробираясь в темном подъезде, сунув руки в карманы, подумывал о том, что еще немного и он дойдет до нужной цели, всего один выстрел и тот, кого он так долго искал, будет в его руках. Остановившись в лестничном проеме между третьим и четвертым этажом, замер, посматривая на обычную и ничем не приметную дверь, из которой рано или поздно должна будет выйти еще совсем юная девушка, жизнь которой закончится прямо в этом подъезде, и закончит ее он. Мысли потихоньку уходили из его головы, и он, спустившись еще ниже на парочку ступенек, чтобы та самая блондинка не смогла его увидеть, уселся на лестницу и, покручивая в руке обычный пистолет с глушителем, стал просто ждать.
Никакой паники, никакого испуга, что его могут сейчас засечь кто-то из обычных соседей. Каменный взгляд в темноту, ярко голубые глаза, устремленные в никуда и чуткий слух, который поведал ему о том, что кто-то поднимается по лестнице, когда в то же время замок в нужной двери оживился, и спустя каких-то пару секунд послышалось ворчание нужной цели. Не видя, что происходит, все так же просто сидел на лестнице, чуть раздвинув ноги, согнутые в коленях, опустив голову вниз и продолжая крутить оружие, при этом ожидая дальнейшего. Тишина давила со всех сторон, но он продолжал ждать. Спустя секунды услышал голос девушки, который заставил его насторожиться. Навострил слух, пытаясь не пропустить деталей, как вновь послышался испуганный и немного в непонятной форме заданный вопрос его жертвы, как в тоже время он услышал вновь посторонние тяжелые шаги. Сжав на всякий случай покрепче оружие, хотел уже было встать и приступить к делу, как вновь послышался в последний раз женский голос «Кто ты?» на что он так и не встав с места, услышал неизвестный мужской голос «Твоя смерть», а потом два гулких выстрела и быстрые мужские шаги, которые стали галопом спускаться по лестнице. На мгновение замер, пытаясь осмыслить всю ситуацию, в голове же прокручивая, что он только что слышал сейчас именно два выстрела, и кто-то ему неизвестный, убил сейчас девушку, которую по идеи должен был убрать он. Какая-то каша...
В итоге, даже не пытаясь задуматься еще хоть на минуту над этим вопросом, отметив про себя, что его это вовсе не интересует и ему даже упростили работу, бесшумно поднялся и, отряхнув полы не очень длинного пальто, так и не глянув на безжизненное тело лестничным пролетом ниже, стал подниматься наверх, на крышу, откуда и пришел, точно зная, что вот сейчас как по заказу жанру кто-то как раз обязательно появится.

***
Сквозь сонное и затуманенное сознание почувствовала резкую боль с левой стороны сердца, и, чертыхнувшись, потянулась, приоткрывая глаза, вновь встречаясь со своей вечной подругой-темнотой. Чуть скривилась, пытаясь приподнять руку и дотронуться до того места, где невыносимо жгло, как услышала знакомое ворчание:
-Не трогать... – почувствовала, как никто иной, а именно Лерка, шлепнула ее по руке, что бы она не совала их куда не надо. – Ну, ты подруга дала, я тут чуть ноги не отбросила, и ты мне до этого говорила, что все хорошо? Ага, именно поэтому в тебя кто-то стрелял, причем дважды, целеустремленно пытаясь убить. Ну Третьякова, ты вляпалась по самое не балуй и знаешь, вот ты мне обязательно расскажешь, что ты натворила. – быстро и без остановки протараторив все свои мысли в кучу, когда же до этого продумывала целую речь и кучу вопросов, Лерка уставилась на свою подругу, которая стеклянными глазами смотрела в потолок больничной палаты. – А вообще, черт, как же я за тебя испугалась то вообще... – тяжело выдохнула она, отмечая про себя, что все-таки все хорошо, и Лена наконец-то пришла в себя. А ведь Козлову тогда в подъезде чуть инфаркт не хватил, когда она, опоздав всего на пару минут, поднялась на нужный этаж и, увидев лежащую на полу Лену, рванула к ней, тут же поворачивая ее лицом к себе и ладонью чувствуя алую и еще совсем теплую кровь. Так Козлова еще никогда не кричала, так как от ее пронзительного крика сбежался весь подъезд и кто-то сообразительный в отличие от нее, так как она долго склонившись над Лениным телом проливала слезы, вызвал скорую и уже через пару минут врачи вынесли вроде бы не дышащую девушку на носилках и с огромной скоростью и громко кричащей сиреной рванули в больницу, оставив сидящую и зареванную на полу Лерку, ошарашенного и схватившегося за сердце старичка и еще кучу зевак.
-Не трещи ты, голова раскалывается... – прислушиваясь к относительной тишине, до ее слуха добрался бешенный стук сердца Леры и какая-то возня где-то за стеной. – Где я вообще? – помолчав с секунду, проведя рукой по неизвестным простыням, спросила Лена, поворачивая голову в сторону подруги.
-В больницы ты, и только вот не спрашивай, что произошло... – вновь запричитала Лерка, все же в глубине души радуясь, что все обошлось.
-Все-таки не приснилось... – тяжело выдохнув, отвернулась Лена и прикрыла глаза, в воображении прокручивая воспоминания той ночи и прошлого вечера, когда ее как в дешевом боевике, а может и не в дешевом, пытались убить. Мда уж, вляпалась она конкретно...
-Лена, что вообще происходит? Ты чего натворила? – зная, что если не надавить, то Третьякова всегда будет молчать, пошла в ход Лерка, пытаясь выпытать у подруги, что же произошло за время ее отпуска.
-О, проснулась? – послышался посторонний мужской голос, и Лена вновь открыла глаза, вздохнув с облегчением, что кто-то незнакомый спас ее от ненужных расспросов. – Я ваш лечащий врач... – сразу же представился доктор достаточно пожилого возраста в белом халате, с какой-то папкой в руках и спущенными на носу очками. – Анатолий Григорьевич. Мда уж, и повезло же вам конечно. – посмотрел он на Третьякову и тут же перевел взгляд на Лерку. - У вас исключительная подруга... – чуть улыбнулся он, вновь посматривая на больную.
-В смысле? – спросила Лена, не понимая, к чему клонит врач.
- Ну не часто встречаются слепые люди с сердцем с правой стороны, и вот если бы оно у вас было как и у всех - слева, сейчас бы вы тут не лежали... – закончил он, еще во время операции отметив действительную редкость этой девушки, так как пули, которые он доставал собственными руками, были предназначены именно главному и центральному мышечному мешочку, который по счастливой случайности у этой девушки оказался в другом месте.
-А, вы об этом... – как-то вяло произнесла Лена, так как всегда знала и эту особенность своего организма. Часто, ходя по врачам, ее всегда выделяли, говоря, что не просто так она такой родилась.
-Вам очень повезло, только вот я не чувствую энтузиазма в вашем голосе... – приспустив еще ниже очки, проговорил врач, все так же не отрывая взгляда от своей пациентки.
-Да все гуд... – бросив небрежно ответ, прикрыла глаза Лена, вновь и вновь прокручивая воспоминания той ночи. Да черт возьми, паршиво дело, и то, что ее подкараулили в подъезде, о многом говорит... – Шея затекла только и рана щипит... –чуть сморщилась, пытаясь размять шею, как почувствовала вновь резкую боль.
-Ну, это пройдет... – улыбнулся врач. Еще поговорив не о чем, приступил к осмотру, выпроводив при этом Лерку за дверь, и только спустя час вышел из Лениной палаты, прикрыв тихо за ней дверь, так как казалось, что девушка погрузилась в крепкий сон...

***
-Ну, минус одна? – бросив недовольный взгляд на друга, спросил Стас, посматривая внимательно на Виталия.
-Да... – небрежно, вовсе он сейчас говорит о чем-то простом, ответил Абдулов, кинув оружие в свой сейф, и усаживаясь за свой стол.
-И ты так спокойно об этом говоришь? – сорвавшись с места и взбесившись от такого спокойствия Виталия, закричал молодой парень. – Ты убил человека, а у тебя не одна мышца не дернулась... – продолжил он, как тут же был перебит.
-Я не убивал ее... – откинувшись на спинку стула, каменными глазами смотря на друга, произнес Виталий, заметив ничего не понимающий, но в тоже время зарождающийся надеждой взгляд парня. – Это сделал кто-то другой... – мда. Надежда умерла быстро... Минутную тишину разрезал гул телефона.

эх...если есть, что сказать=)


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 


СкрытнаяДата: Суббота, 10.07.2010, 00:55 | Сообщение # 6
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
-Как успехи? – Виталий, резко сорвал трубку телефона, сразу же услышав вновь такой знакомый, искаженный компьютером голос то ли мужчины, то ли женщины. Каменным взглядом, смотря прямо перед собой, увидел, как Стас подскочил на напротив стоящем кресле, и ожидающе уставился на Абдулова, по его выражению лица точно зная, что звонит заказчик.
-Все как вы и просили... – спокойным и размерным тоном произнес Виталий. И вроде бы в его ситуации надо бить в колокола и давить уже на этого человека, так как свою часть их уговора он выполнил, теперь осталось дело за Мистером Х, который походу не собирался торопиться никуда и пару секунд молчал, и только спустя время снова заговорил.
-Я знаю, тебе уже не терпится, но потерпи еще чуть-чуть. Все данные и координаты я бы хотел рассказать тебе лично, при встречи. – вновь в трубке послышался жесткий и искаженный голос, и впервые Виталий понял, что это мужчина, так как неизвестный ему человек впервые сам дал это понять своей речью. А вот остальное заставило его немного удивить...
-С какой это стати? – поинтересовался Абдулов странному предложению, так как пол года назад, когда на него вышел этот человек, он сам же установил несколько правил, одно из которых заключалось в том, что бы не было произнесено никаких имен, названий, точного времени, и уж тем более никогда речь не шла о личных встречах, ведь все их общение основывалось только на такого рода звонках.
-Знаешь, Виталий, мы с тобой очень похожи. И нам многое, что есть обсудить... – очередной ответ заставил вновь Абдулова немного удивиться, так как снова же, впервые было произнесено имя, да еще и его. Хотя не удивительно, что его заказчик знал, как его зовут, ведь каким-то образом он же смог на него выйти шесть месяцев назад, при этом зная, что прошлое наступает ему на пятки.
-Когда и где? – сразу же перейдя к делу, спросил Виталий, чуть кивнув взглядом Стасу, который все понял и быстро схватил ручку и листочек, дабы записать точное время и место.
-Я дам знать…Позже. – вскоре послушались короткие гудки, а Виталик, так и не услышав ответа, положил трубку на стол, наблюдая, как Стас отшвырнул на кресло только что взятые канцелярские товары. Ну вот и все. Понеслось...

***
Битый час объясняя следователю, что она ничего не знает, Лена уже хотела его далеко и надолго послать. Ну не может она ему сказать, что слышала той ночью, хотя сама не понимала, почему не может. Что ей мешает? Она определенно знает лишнее, хотя и не многое, на нее определенно покушались и определенно, когда узнают, что она жива, попытка повторится. И она вместо того, чтобы помочь правоохранительным органам, которые всю эту неделю, которую провела Лена в больнице, бегали каждый день к ней с кучей вопросов, ломается, говоря, что она не знает ровным счетом ничего. Только вот следак попался какой-то настырный, и охотно ей верил.
-Девушка, ну вспомните еще какие-нибудь детали... – вновь задал вопрос мужчина лет тридцати, осматривая тщательно Лену, совсем не подозревая, что она хоть и слепая, но его настырное пялянье отчетливо чувствует.
-О каких деталях может идти речь?– тяжело вздохнув, произнесла Лена, так как он ее порядком достал уже. – Посмотрите в мои нихрена не видящие глаза и пораскиньте мозгами, что я могла увидеть там и запомнить? А так, в целом, никому я дорогу не переходила, ни с кем не дралась, никого не обзывала...Что еще то? – откинулась она на свою кровать назад, параллельно слыша, что в ее палату кто-то вошел еще...
-Ладно, если что-то вспомните - звоните... – наконец-то поняв, что от пострадавшей мало можно допиться толку, мужчина покинул комнату, предварительно попрощавшись с Леной и поздоровавшись с только что вошедшей Леркой.
- Что-то он к тебе зачастил... – убедившись, что следователь плотно закрыл дверь, Лерка подлетела к своей подруге, громко чмокнув ее в щеку, при этом ставя пакет с продуктами на полку.
-Да достал он... – буркнула Третьякова.
-А он не дурак и понимает конкретно, что просто так на человека не будут нападать, при этом ничего не украв и без каких-либо целей. И тут дибилу понятно, что косяк есть и с твоей стороны, только вот какой, я так и не поняла. И не знаю, почему ты так упорно молчишь... – всю эту неделю, навещая Третьякову, Козлова всячески пыталась понять, что же все-таки произошло за время ее отпуска с подругой, что у нее так координально поменялась жизнь. Хотя что тут поменялось то? Всего лишь кто-то попытался убить, и что самое страшное, это возможно будет не последняя попытка.
-Лера, и ты туда же? – застонала Лена, прикрыв свои стеклянные глаза.
-Ладно-ладно. Я к тебе вообще с хорошей новостью. Тебя выписывают завтра. А все благодаря кому? – на секунду замолчала Козлова. – Правильно - мне. Не зря же я целых сорок минут уламывала твоего доктора отпустить тебя, и вуа-ля, у меня это получилось!- протараторив радостную новость, заметила, что этим подняла настроение подруги, которая уже от тоски тут помирала. Да и рана уже вся затянулась, еще недельку с ней походить и швы в скором времени пришлось бы снимать.
-Спасибо, дорогая... – повернув голову в сторону подруги, произнесла Лена.
-Да не за что... и еще, я решила что пока ты окончательно не вылечишься, недельку поживешь у меня, нечего деда твоего гонять, он итак у тебя весь больной. – заключила она в итоге, точно зная, что подруга спорить не будет.


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Вторник, 20.07.2010, 01:11 | Сообщение # 7
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
Зайдя без стука в кабинет, Дэн кивком головы поздоровался со своим начальником и тут же кинул на стол черный конверт, а после сверху резко воткнул в него нож, этим незамысловатым жестом показывая своему боссу, что его задача выполнена.
-Молодец, я в тебе не сомневался. – откинувшись на спинку кресла в своем кабинете, мужчина лет тридцати пяти с темными глазами и густой светлой шевелюрой на голове довольно посматривал, скажем так, на свою правую руку.
Лион – это прозвище дано было этому человеку не просто так. Этот мужчина был словно приведением. Его никто не видел, но все знали о нем, все боялись его и говорили о нем, никто даже имени его не знал. Кто-то слагал мифы, будто бы у него были сотни подпольных клубов, в которых велись нелегальные бои. Выдвигались версии, что у него были целые склады оружия, и он занимался контрабандой и перевозкой боеприпасов за границу, кто-то утверждал, что он был главным наркодиллером города, и основная поставка героина шла через него, кто-то кричал, что у него в наличии сотни барделей и он наживается на работе проституток, некоторые упорно твердили, что все тюрьмы и зоны на его счету и все дела заключенных проходят через него. Только все мимо, все гадали, пытались нарыть на этого человека какие-то данные, а в итоге бесследно пропадали, так и не дойдя до главной цели. Лион – король, которого никто не видел, повелитель, которого никто не слышал и просто неизвестная для всех загадка, которую пытался разгадать каждый не малоизвестный человек северной столицы. И только не многие, такие как Дэн, не просто знали его в лицо, они были его приближенными, друзьями, братьями, но и в тоже время врагами, которых он мог бы убить при малейшем их промахе.
-Не было с ней проблем? – выдернув тяжелый нож из деревянного стола и откинув его в сторону, мужчина в светлой рубашке достал из конверта фотографию, которую еще вчера предоставил Дэну. Все та же белокурая девчонка в черных очках, с длинной челкой, спадающей на глаза и солнечной улыбкой. И вот надо же было именно при этой смазливой девчонке так оплашать и чуть было не раскрыться всему свету. А он так долго прокладывал себе эту дорогу, так долго строил себе репутацию Бога и так долго шел к заветной цели. И какая то малолетняя девица, при том в добавок еще и слепая, просто в не очень подходящее время оказалось в не подходящем месте и слишком многое услышала. Оставалось стереть ей память только одним известным ему методом - убить. Да к тому же он подстраховался, на тот случай, если не справится Дэн, свалив эту миловидную девушку на плечи Абдулова, хотя только потом понял, что возможно совершил ошибку.
-Никаких... – спокойно и равнодушно покачал головой Дэн, прямо говоря, что это задание вообще было так, разминкой.
-Ну и отлично. Свободен. – произнес Лион, прямым текстом говоря, что бы парень проваливал из его кабинета, что незамедлительно и сделал Дэн.
Все так же сидя на своем удобном кожаном кресле, как-то ядовито улыбнулся, в голове прокручивая интересный факт, что, наверное, время пришло и пора бы браться за дело и начинать свою месть, во время которой будет пролито не мало крови. Взяв в руки трубку, подсоединив специальную гарнитуру к своему компьютеру, набрал нужный номер, и поняв, что на том конце взяли трубку, сразу перешел к делу.
- Как успехи? – сразу в лоб спросил он, услышав на том конце голос Абдулова и его положительный ответ, в очередной раз убедившись, что его старый друг действительно человек-слово и всегда выполнит свою задачу, жалко только Виталик еще не знает, что сам себе втыкает нож в спину.

***
-Да... – прокручивая в голове тот факт, что прошло уже полторы недели после того звонка, когда Абдулов так и неизвестному для себя человеку сообщил, что жертва уничтожена, Виталий битый час сидел в своем кабинете, составляя отчет о новопоставленных машинах.
-Сегодня. В десять. Улица Пионерстроя возле кафе «Бригантина». Будь один. – послышался вновь искаженный компьютером голос, а после быстрые гудки, повествующие о том, что разговор окончен. Виталик же, еще пару секунд подержав трубку и положив ее на место, глянул на часу, которые показывали полшестого вечера. Оставалось всего пару часов и в скором времени он наконец-то получит свою нужную информацию. Только странным все это казалось, и его нутро, которое его никогда не подводило, отчетливо долбилось и кричало, что все это неспроста, и эта встреча ничем хорошим ему не обернется. Конечно, странным все это было. Все эти странные звонки, которые продолжались уже полгода. Непонятный ему человек, который звонил пусть и не часто, но изначально поставил ему цель, определенное время поработать на него, пролив несколько раз чужую кровь. И Абдулов бы в жизни не повелся на такую авантюру, но этот самый неизвестный ему искаженный голос сумел убедить его в том, что все его старания не выйдут боком, пообещав ему, что даст нужную информацию, которая Абдулову была просто необходима. Кинувшись от отчаяния в то время в омут с головой, Виталик согласился на подобное. С каждым очередным звонком, в котором ему говорилось, что придется убрать очередного совсем незнакомого ему человека, понимал, что тонет в этом говне. Но ему было уже все равно, он упорно шел к своей цели, пытаясь и стараясь дойти до конца.

Комментарии=)


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Пятница, 06.08.2010, 23:32 | Сообщение # 8
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
-Фу, так душно. – две блондинки улыбаясь, прогуливались по городу. Отмахиваясь какой-то листовкой с рекламой, которую ей миловидно передал незнакомый ей паренек, Лерка начинала уже ныть от этой невозмутимой духоты. Мда, первые дни лета в этом году удались на славу.
-Да, сейчас бы попить чего-нибудь холодненького... - поддержала ее Ленка, шаря тростью по асфальту. Козлова быстро уловив мысль подруги, оглянулась по окрестностям, заметив совсем неприметное кафе под названием «Бригантина» и сделав выводы, что там скорее всего прохладно сейчас и возможно есть кондиционеры и холодные напитки, потянула подругу в намеченную сторону.
-В кафешке сейчас посидим-остудимся хоть... – поправив короткие темные шорты, протянула Козлова, снимая солнцезащитные очки.
Лена покорно следовала за ней, в голове же мечтая уже побыстрее отсадить свою пятую точку. Прошло всего полторы недели со дня нападения на нее, рана еще не совсем затянулась, да и духота эта жутко угнетала, поэтому длинные прогулки сейчас были совсем не для нее, а обижать Козлову совсем не хотелось.
Лерка же сегодня была в великолепнейшем настроении и, казалось, что ничего и никто не мог ей его испортить, при этом вертя головой из стороны в сторону, совсем не заметила, как с двух противоположных сторон стали подъезжать два черных автомобиля дорогих марок.

***
Виталий, подъезжая на черной Хонде к назначенному месту, бросил взгляд на нужное кафе. Почти окраина города, совсем неприметное и безлюдное место. Недорогое кафе, больше напоминающее какую-то ночную забегаловку. В груди что-то постукивало, но со стороны он держался как никогда спокойно, и в его каменном взгляде невозможно было прочитать хоть какой-либо доли паники. Равномерное дыхание, громкое тиканье наручных часов, которое он слышал даже сквозь изредка проезжающие машины, и спустя секунды заметил, что появилась на горизонте черная бэха, которая устремлялась четко к нему навстречу. Начал уже было парковаться ко входу здания, понимая, что приближается именно его цель, которую он не видел за хорошо тонированными окнами, но точно знал, что это она, как неожиданно сердце на мгновение пропустило пару ударов, так как в глаза бросилась симпатичная девушка, шедшая прямо ко входу «Бригантины» и которая плотно сжимала в одной руке ладонь подруги, а в другой - белую трость. В мозгу что-то замкнуло, а в сознании пролетела мысль, что все пошло к черту. Одновременно, черная бэха и Хонда Виталика, резко крутанулись на асфальте, оставив клуб дыма и черные полосы от шин, рванули в те направления, из которых только что появились.
«Черт!» уже около часа назад выехал за город, пытаясь привести дыхание в норму и осознать суть происходящего. Это ведь именно та девчонка, которая, как он думал, была убита на лестнице своего же дома, и которую по идеи должен был убить именно он. Только тогда кто-то сделал за него это. Как она вообще оказалась жива? Из-за нее ведь сорвалось все дело и неизвестный ему человек, от которого он уже черти сколько ждал нужной ему информации, скрылся. И все это из-за какой-то малолетки, да еще и ничего не видящей. А ведь в прошлый раз, когда получал заказ, даже не подозревал о ее недостатке. Значит, получается, он не выполнил свое задание?! Все полетело к черту и рушилось на глазах. Теперь оставалось только ждать неизвестного...

***
-Как? Как черт возьми это произошло? – казалось бешенство шефа не знало никаких границ, и этот вроде бы достаточно красивый мужчина с яркими глазами, сейчас был похож на дикого зверя, готовый растерзать свою жертву на части. А жертвой был никто иной, как молодой парень, который только молча, затравленными глазами, которые он пытался всячески спрятать, смотрел на рассверипевшего мужчину.
Не так планировал Лион провести сегодняшний вечер. В планах было уже сегодня встретится с Абдуловым и пойти в наступление, и казалось бы, ничего не предвещало беды, и он уже отчетливо видел Хонду Виталика возле того кафе, как в глаза бросилась никто иная, как та самая девчонка малолетка, из-за которой вся его жизнь, все его старания и репутация чуть не полетели прахом. И это тогда, когда она должна была уже неделю как лежать в гробу, поедаемая червями. И какого черта не проверил, как справился с работой Денис. Да еще и Абдулов получается ему солгал. А ведь предполагал, что, отправляя одновременно двоих мужчин на роль убийцы, кто-нибудь да сорвет этот Джек пот, и если у одного не получится, второй уж точно закончит начатое первого.
-Я не знаю… я в упор выстрелил дважды… Я исправлю все… - пытаясь скрыть в голосе нотки страха, все равно четко произнес парень, понимая, что эта ошибка возможно будет для него роковая.
-Не надо… - как-то резко успокоился Лион, на что у парня на сердце немного полегчало. – У меня есть, кто справится с этим заданием… - слишком задумчиво произнес мужчина, облокачиваясь на косяк двери помещения, в котором они находились, при этом доставая из правого кармана пиджака мобильный телефон. – А ты пошел вон!- резко произнес он, на что парень не стал ни капельки протестовать и пулей вылетел из комнаты, понимая, что сегодня пулю в лоб он уже не получит.

***
С психу, пнув дверь своего кабинета, которая с грохотом ударилась об стену, Виталик, казалось, со скоростью света влетел в свой кабинет, резко достал два пистолета из-за спины и швырнул их на стол, совсем не обращая внимания на очумевшего и все время сидящего здесь Стаса.
-Что случилось? – зная, где был его друг и уже предполагая, что встреча оказалась не самой лучшей, спросил парень.
-Что случилось, что случилось? Из-за этой маленькой сучки все полетело крахом.- казалось, это был один из тех редких случаев, когда Виталик был в полном гневе и ярости. Еще бы. Он был так близок к цели, а сейчас потерпел такой крах.
-Успокойся и объясни толком. Что произошло? – чуть приподнявшись с кресла, на котором сидел, осторожно, но требовательно поинтересовался Стас. А ведь тоже предчувствовал, что ничем это хорошим не закончится. Виталик ввязался в опасную игру, и конец ее был никому не известен.
-Эта девушка… - расслабив плечи и тяжело выдохнув, кажется, остыл Абдулов,- последняя…которую я должен был убить, оказалась жива. Но как? Я четко слышал, как в нее выстрелили, дважды… - выпалил он, плюхнувшись на свое кресло и одновременно скинув резким движением руки все со стола. Уставился в одну точку, в голове прокручивая мысли, что же делать. Правда его раздумья неожиданно прервала трель телефона, который вместе с остальным хламом валялся на полу, пару секунд назад скинутым Виталиком в порыве ярости. Замер на секунду, уставившись пристально на Стаса, который тоже навострился. Кажется, оба знали кто это звонит, и этот звонок мог бы стать судьбоносным.
-Да…-спустя еще пару секунд томного молчания, Абдулов резко соскочил со своего кресла и рванул к трубке.
-Виталик. Ты играешь не по правилам…- на том конце прорезался сначала тяжелый вдох, а уже и потом искаженный голос, от которого у любого побежали бы мурашки по телу, но не у Виталика. Все же его мышцы были расслаблены и, казалось, что совсем другой человек пару секунд назад снес пол стола. – Мне казалось, у нас были четкие условия договора, которые ты нарушил… - даже сквозь компьютерное изменение интонации и тембра голоса, можно было понять, что человек на том конце провода недоволен.
-Так получилось… я все исправлю. – быстро, не давай возможности что либо еще возразить заказчику, проговорил уверенно Виталий, точно зная, что если тот ему предоставит второй шанс, он все действительно исправит. И в этот раз, как и в предыдущие, он будет действовать сам.
-Это был твой первый промах, и последний. У тебя два дня…- краткость, четкость, никаких лишних слов и вновь в телефоне послышались быстрые гудки, после чего Виталий расслабленно откинулся вновь на свое кресло. В этот раз он не допустит ошибки.


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Пятница, 06.01.2012, 01:35 | Сообщение # 9
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
парам пам пам...ахах..не поверите, кто здесь. Да да да...это я...и не как иначе, как с продой! Не прошло и года, как я вернулась и вновь решила взяться и добить этот рассказ.
Правда я немного его изменила и сюжет тоже немного поменяла, так что если кто-то остался из моих старых и верных читателей, которые уже читали начало, думаю стоит его перечитать. Да и возобновить в памяти, а то это было так давно...
Хотя это уже вам решать.
У меня как всегда каша....Ну дальше то когда-нибудь уж станет попонятней)))

Темнота окутала улицу, и только яркие звезды и свет луны освещали тихий и такой спящий двор. Москва. Здесь никогда не было белых ночей, хотя многие мечтали посмотреть на них и часто ради этого приезжали в Питер на разведение мостов. Хотя, какая ей разница. Свет… Она только могла представлять что это. С детства слушала рассказы об этом мире, смотрела, точнее просто слушала фильмы и музыку, в которыхи описывалось все окружающее. Она одна из не многих, которая никогда ничего не видела, но отчетливо, и пусть совсем по другому, представляла себе этот мир. Как выглядят деревья, какой цвет кожи у людей, какого небо и солнце. Каждый день просыпалась с надеждой, что произойдет чудо, но каждый раз, открывая глаза, ее все равно не покидала темнота. Предначертано ли ей было судьбой быть такой? Навсегда ли она останется слепой, увидит ли когда-нибудь живой мир, или так и проживет всю свою жизнь во мраке?
Сидя возле окна на стуле, в полной тишине, нажав на кнопку будильника, услышала женский голос, повествующий о том, что время почти двенадцать. В комнате было так душно и неимоверно хотелось на улицу. Плюнув на все, схватив трость, и откидывая подальше все свои страхи, которые преследовали ее после той ночи, да еще и после того нападения, рванула к выходу, отмечая, что чтобы не случилось сейчас с ней, ей уже плевать.
Быстро преодолев ступеньки, выскользнула из подъезда. Почувствовав ночную прохладу, приподняла в улыбке чуть подбородок. Задирая голову к небу, вспомнила, что не надела очки. Хотя зачем? На улице все равно темно да и скорее всего уже никого нету во дворе, а дальше она никуда идти и не хотела. Двинулась уверенно по памяти в сторону детской площадки, на которой провела почти всю свою жизнь. Осторожно уселась на качели, не выпуская из рак трость и чуть раскачиваясь, улыбнулась своим мыслям. Так легко и спокойно на мгновение стало. Все мысли и страхи, посещающие ее в последние время на толику секунд исчезли и казалось, что все, что с ней происходило до этого, просто дурной сон. Не было никакого покушения, никаких выстрелов, режущей боли в груди, недели в больницы и того голоса, который раз от раза приходил к ней во сне и который она не забудет уже никогда.
Оттолкнувшись чуть сильнее ногой от земли, усиливая амплитуду раскачивания качели, погруженная в свои мысли, почувствовала, как качели резко остановилась на ходу, и она, не удержав от неожиданности равновесие, упала прямо на колени на твердую поверхность земли, успев подставить в этот момент руки вперед, которые тут же разодрала в кровь. Резкая боль от удар в области виска пронзила все тело. А потом провал…
Сознание медленно, но уверенно, сопровождаемое резкой болью в голове и тяжестью век, возвращалось к ней. Лена всячески пыталась открыть глаза, и пусть знала, что все равно ей это не поможет, не теряла попыток распахнуть отяжелевшие веки, которые совсем не хотели ее слушать. Простонав от резкого движения головы, только сейчас поняла, что руки у нее туго стянуты за спиной веревкой, а сама она в совсем неудобном положении и кажется… в багажнике. Сознание от последних воспоминаний резко ожило, и в памяти всплыли последние фрагменты, когда она решила выйти во двор просто подышать свежим воздухом, вновь на что-то, а вернее кого-то нарвавшись. А ведь зря она тогда подумала, что беда ее, возможно, миновала, и все что она знает, ей спустят с рук. Она вляпалась по самое «не балуй» и, кажется, выход из всего этого был только один - смерть. До слуха доходил звук мотора машины, и даже сквозь свое все равно еще не очень ясное состояние отчетливо понимала, что машина в пути. Паника окутала ее с головой, и она что есть мочи закричала, уверенная в том, что все равно ей это не поможет, при этом тщательно пытаясь развязать тугие веревки, чувствую жгучую боль на своих запястьях, которые она не щадя, раздирала в страхе в кровь. Машина резко затормозила и уже спустя секунды она услышала хлопок двери, а потом почувствовала свежий воздух, которого в тесном и душном багажнике категорически не хватало. Толком, не успев сообразить, что с ней происходит, кто вообще перед ней и куда ее привезли, она почувствовала, что кто-то резко схватил ее за плечи и легким движением вытащил из багажника, кидая при этом на песчаную дорогу, покрытую едкими и торчавшими из нее, но все равно мелкими камнями. Ладони щипало от боли, колени еще от прошлого падения жгло неимоверно, а очередное ее приземление заставило ее издать чуть слышный стон боли. Страх, паника… все смешалось воедино, но она уже четко знала, чем все это кончится. И если прошлый раз ей повезло, в этот раз судьба не подарит ей такого шанса.
Сидя на коленях, со связанными руками за спиной, опустив безжизненно голову вниз, она на мгновение попыталась хотя бы понять, где она. До слуха донеслось лишь тихий шум ветра где-то вдали. Шорох огромного количества листьев, что говорило о том, что деревья повсюду. Но главным посторонним шумом был чуть слышное, слишком странное, не такое как у всех, биение чьего-то сердца. Слишком ровное. Слишком приглушенное… Слишком идеальное. Она на протяжении семнадцати лет, словно кардиолог, изучала все биения сердце людей на слух, но никогда не слышала подобного ритма. Редкий, как будто не живой или просто не желающий жить, в тоже время словно медленная песня разливающийся в грудной клетки.
Убийца был один, она это четко понимала, точно так же, как и то, что он стоит сейчас прямо перед ней.
Виталий, далеко за городом, где его сейчас только окружали могучий лес, в глубь которого тянулась эта неприметная брусчатая дорога, в полной темноте и тишине испепелял девушку взглядом, которая обессилено сидела перед ним на коленях склонив голову. Знал, что совершает очередную самую большую ошибку в своей жизни, неотрывно смотрел на нее, даже не понимая, почему она не кричит или не зовет на помощь, не пытается бежать или хотя бы не умоляет ее помиловать. Вновь становился палачом чей-то жизни. И пусть он убил немногих, но он отчетливо помнил каждую свою жертву, особенно глаза врезались в его память, как и сейчас. Так как девушка резко подняла свой взгляд куда-то вверх, предположительно прямо в лицо своему убийцы. Виталий замер. Впервые видел подобное. Знал что она слепая., но не думал, что ее глаза повергнут его в такой шок, и только Лена в этот момент заметила, что сердце Виталия остановилось почти на целую минуту и не пробило не одного удара. Эти глаза. Ярко зеленого цвета, устремленные казалось на него, но в тоже время смотрящие в никуда. Стеклянные… И, главное, пустые. Полностью заполненные ничем. У всех, у его жертв, у простых прохожих во взгляде были хоть какие-то эмоции: страх, презрение, гордость, радость, отчаяние или что-то еще, но такого опустошения он не видел еще никогда. Пробежал взглядом по ее чертам лица - потрясающе красивая, юная, нежная, по детски наивная. Чистой души ребенок сидел перед ним, а по ее правому виску тонкой струйкой продолжала от глухого удара течь кровь. Казалось, сердце должно было заскрипеть от того, что он сейчас сделает, но чувство мести и долга не останавливало его не перед чем и он, даже не задумываясь о том, что совершает самую ужасную ошибку, поднял правую руку с пистолетом, снимая его с предохранителя и наводя девушке в грудь.
Полная тишина и отсутствие каких-либо звуков давило на стенки мозга. Голова шла кругом, и только щелчок, который она уже однажды слышала, дал ей понять, что ее время вышло. Вот здесь, в каком то лесу, скорее всего не далеко от обочины кто-то закончит ее жизнь, убив не только ее, но и ее мечту, которую она так и не воплотила в жизнь. Всего лишь одну. Видя, словно со стороны всю картину и отчетливо представляя, что сейчас убийца навел на нее оружие, она выпрямив спину так и продолжала стоять с высоко поднятой головой, устремив свой стеклянный взгляд прямо на врага. Сердце бешено отбивало чечетку, но с каждым мгновением сбавляло обороты и в итоге словно совсем затихло. А она даже не попрощалась с дедом и Леркой.
-Не тяни уже… - тихо, но уверенная в том, что умирать, так хотя бы с честью и с высоко поднятой головой, произнесла она, даже не предполагая, что этой фразой повергла Виталия в шок.
-Так надоело жить? - до невозможности приятный и ласкающий мужской баритон взорвал ей мозг, и она в голове со скоростью света прогнала ту мысль, что человек с таким потрясающим голосом, странным и приглушенным стуком сердца совсем не может быть жестоким и расчетливым убийцей.
-А это разве что-то изменит? – вновь так же тихо, только как-то горько, натянув в подобии улыбки, правый уголок губ, произнесла она, одновременно мечтая, что бы это уже все закончилось быстрее или же оказалось просто кошмарным снов. Ей семнадцать, а она уже успела вляпаться во что-то опасное, явно нелегальное и криминальное. На нее дважды покушались и, кажется, эта попытка будет куда удачней первой.
-Нет…- уверенный и все тот же нежный баритон был последним, что она услышала, прежде чем вновь ее грудь с левой стороны прорезала острая боль от неожиданно ворвавшейся пули, которая раздробила только недавно затянувшуюся рану. Падая безжизненно на холодную землю, в мыслях же со скоростью света пронеслось только одно: «В голову… надо стрелять в голову».

комментарии вроде бы тут))!


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Понедельник, 09.01.2012, 16:09 | Сообщение # 10
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
что-то уже на фантастику похоже. Лену убивают, а она все не убивается)))
продка так... маленькая...

«В ту ночь он убил меня впервые. А еще тогда я впервые в своей жизни увидела. И это был именно ОН.

Темнота окутала пространство, вокруг было почти ничего не видно, но я продолжала бежать, не останавливаясь. Паутина страха плотно окутывала мое тело и заставляла бешено биться сердце в порыве паники. Постоянно натыкалась на какие-то камни, спотыкалась, падала, но вновь поднималась и продолжала бежать дальше. Собственное, тяжелое и очень громкое дыхание заглушало какие-либо другие звуки, и я просто не могла элементарно сосредоточиться на постороннем шуме, а вернее, на чужих шагах, которые преследовали меня и раз от раза становились то громче, то тише. Тело трясло и сводило судорогой. В очередной раз попыталась на бегу остановить какую-то ветку у меня на пути, как почувствовала резкую боль на запястье от того, что та безжалостно оцарапала нежную кожу руки. Почти не обращая внимания на дискомфорт, продолжала миновать бесконечное число деревьев, которые сливались в одну серую массу, углубляясь все глубже в чащу леса. Не знаю почему, но за время моего преследования, я ни разу не обернулась на своего преследователя, хоть и была уверена, что он продолжает бежать за мной, просто в один момент почувствовала, что кто-то резко схватил меня за локоть и грубо развернул к себе. Мой взгляд выцепил в этой почти непроглядной темноте ярко голубые глаза моего убийцы, который даже секунды не дал мне, что бы опомниться или хотя бы дать возможности закричать, просто поднял правую руку с пистолетом и выстрелил мне прямо в лоб»


Резко распахнула глаза и села на кровати, чувствуя, как всю трясет в лихорадке, а капли холодного пота медленно стекали у нее по позвоночнику, нагоняя на девушку весь ужас только что приснившегося ей сна. Ее первого сна.
Впервые за семнадцать лет ей приснился сон, да при этом настолько явный, что почти не отличался от реальности, хотя откуда ей было знать, что представляют собой сны в действительности, ведь как сказано было ранее, он был первым. Но не это имело значение. Главным было то, что она впервые увидела. Куча деревьев, простой лес и эти ярко синие глаза, которые в последствии еще долго будут ее преследовать.
Пытаясь собрать все мысли в кучу и унять бешенное дыхание, так как казалось, что она в реальности от кого-то бежала, попыталась вспомнить последние события своей жизни. Почувствовала постепенно нахлынувшую боль в области груди с левой стороны, как воспоминания хлынули на нее рекой.
-Я умерла?- в тишину и темноту спросила она, дотрагиваясь до эпицентра боли на груди, прислушиваясь к тишине, так как зрение в реальности ее снова покинуло.
-Ну прям уж…Жива как ясный день…- послышался со стороны незнакомый голос пожилого человека, как Лена резко повернула голову в сторону предполагаемого дедушки.
-Кто вы? – задала она самый интересующий вопрос на данный момент, а потом спросила и не менее важный. - И где я? - начала она оглядываться по сторонам, будто бы это помогло рассеять неясность. Откинула одеяло в сторону, которое до этого аккуратно прикрывало ее, и свесила ноги с кровати. Попыталась встать, как почувствовала тошноту и резкое головокружение. В ту же секунду ее подхватили под локоть теплые руки и осторожно стали укладывать обратно на постель.
-Ну ну.. куда же ты? Ты еще совсем слаба. - произнес искренне дедушка, не на шутку испугавшись за эту девушку. - Тебе отдых нужен и покой, а ты подорвалась куда-то. -добавил тот, накрывая ее обратно одеялом и протягивая стакан с водой, который все это время стоял на тумбочке возле кровати Лены. - Выпей. - Лена без всякого возражения взяла стакан и, чуть приподняв голову над подушкой, большими глотками осушила его полностью, до этого даже не предполагая, как же она хотела пить. Вновь откинулась на подушку, прикрыв глаза и отдавая стакан. – За что же с тобой так, девочка? – с тревогой и жалостью спросил дедушка.

Три дня назад, осматривая леса и проверяя свои капканы, наткнулся на окровавленное и почти бездыханное тело еще совсем юной девушки, которая ему во внучки бы сгодилась. В первое мгновение подумал о том, что возможно ее растерзали дикие звери, но после, чуть осмотрев ее и не растерявшись, привез на тележке к себе в лачугу, одновременно молясь за нее господу и в тоже время проклиная демонов, которые сотворили с ней такое. Трое суток пролежала она без сознания в его домике в чаще леса, а он все это время заботливо ухаживал за ней, предварительно вытащив пулю и промыв рану какой-то целебной травой, после чего та пошла резко на поправление, а рана стала постепенно затягиваться.

-Где я? - вновь повторила Лена свой вопрос, его же проигнорировав.
-Не беспокойся. Ты здесь в безопасности. Я нашел тебя в лесу неподалеку от своего дома. Я лесник здесь. Присматриваю за лесом и животными, долгое время живу один. За свою длинную жизнь многое видел, но чтоб такое - впервые. Ты неимоверно сильная, раз выкарабкалась. До больницы, даже деревенской, тут далеко, не говоря уже о городской, поэтому сам вытащил тебе пулю. Вспомнить пришлось времена великой отечественной. Я там мед братом был и встречал, конечно, не такое, но то-то война, а тут мирное время… - тяжело вздохнул старичок, поглядывая на девушку со стеклянными глазами. – Как зовут-то тебя?
-Лена…- полностью прониклась Третьякова к незнакомцу доверием. – Спасибо вам…- тихо добавила она, так как была искреннее ему благодарна. Хотя, признаться честно, проскользнула такая мысль, что лучше бы он бросил ее там, в лесу, одну, умирать в собственной луже крови, что бы больше не мучиться.
-Не за что. Меня зовут Петр Васильевич, но ты можешь называть меня просто дядей Петей, ну или дедушкой Петей… - тяжело вздохнул он, что не укрылось от Лены.
-Вы всегда здесь один живете? – поинтересовалась она, дотрагиваясь до своей раны, желая ее почесать, так как та саднила неимоверно. Слова давались с периодической трудностью, и на каждый вздох грудная клетка отдавалась болезненными спазмами, которые стягивали все мышцы тела.
-Да… уже больше двадцати лет. Семьи у меня нет, поэтому приходится одному обходиться.
-И не страшно вам тут в лесу одному?- искренне удивилась Лена, ведь прожить таким отшельником в диком лесу столько лет в полном одиночестве, это же с ума сойти можно. Даже она, предпочитая иногда посидеть одной и подумать о своем, ни за что не смогла бы пойти на такое.
-Да я уж привык как-то, да и смирился со своей судьбой… - печально улыбнулся старичок, что конечно же не увидела Лена. – Ладно, ты отдыхай, и что бы с тобой не случилось до этого не переживай, здесь ты в безопасности, – уверенно и внушая доверие, произнес Петр Васильевич, вставая и шаркая ногами по комнате, покидая комнату Лены, - и если что-то понадобиться - зови, я буду недалеко. – тихо прикрыл дверь, оставляя Лену одну со своими мыслями.
-Господи… - тихо тут же застонала Третьякова, хватаясь руками за голову и запуская пальцы в свои светлые волосы. Что? Что теперь ей делать? В город явно нельзя, там ее снова найдут и снова попытаются убить. Уже дважды ей повезло, но не может же так продолжаться дальше. В нее стреляют, а она выживает. В один прекрасный момент все это просто закончится только одним исходом - летальным. Чуть завыла от своей беспомощности, и совсем маленькая слезинка соскользнула куда-то вниз, скрываясь на нежной наволочки подушки. Обещала ведь, еще в далеком детстве, когда смерилась со своей слепотой, что никогда больше не будет плакать, и ведь держала свое обещание до данного момента. В голове все перемешалось и хотелось кричать в голос о помощи не известно к кому. В груди ныло как от душевной, так и от физической боли, а веки сами непроизвольно закрывались от усталости, и спустя небольшое время Лена все-таки провалилась в беспокойный сон.

если есть, что сказать))


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Вторник, 10.01.2012, 16:46 | Сообщение # 11
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
по поводу телефона- очень даже правда, всегда так делала у себя в деревне и звонила в город))
а и еще. Больше в Лену стрелять не будут))... ну вернее попытки будут. но не попадут) хех))

На следующий день, проснувшись оттого, что очень хотелось в туалет, мгновенно вспомнила, где она находится. Преодолев головокружение и тяжесть во всем теле, а так же нытье в спине от долгого пребывания в кровати, она все-таки смогла принять вертикальное положение и наугад пошла в сторону, выставляя вперед ногу и руку, пытаясь нащупать какое-либо препятствие. В конечно счете, встретив на своем пути какой-то шкаф, небольшую тумбочку, стену с окном, она смогла все-таки найти выход и тут же не громко прокричала.
-Петр Васильевич! – со стороны послышалась какая-то возня, и спустя секунду скрипнула дверь.
-Леночка. Ты что ж встала-то? – быстро подорвался он к ней.
-Все хорошо…- нагло врала она, так как с каждым мгновением стоять было все сложнее, но в туалет все равно хотелось. – Я… - стало как-то стыдно говорить этому доброму мужичку, и Лена покраснела, не смотря на свою бледность. - Это…
-В туалет? – быстро сообразил тот, на что Лена слабо улыбнулась и закивала головой, радуясь, что он еще и сообразительный. Тут же повел ее куда-то, придерживая аккуратно за локоть.

Так и завязалась их дружба. Еще два дня Лена почти не вставала, хотя скорее просто дядя Петя не давал ей возможности даже лишний раз пошевелиться, вечно упрекая ее, что она себя совсем не бережет и что ей нужен покой. В этот раз на поправку шла довольно тяжелее. Может быть оттого, что толком не зажившую рану вновь потревожили. Может оттого, что лечение проходило непосредственно на домашних условиях, и дедушка всегда поил ее какими-то травами, а рану обмазывал неизвестными настойками, но не признаться было бы глупо, что после этих всех «бабкиных трав» ей действительно становилось легче, и пусть не так быстро, но прогресс шел на лицо. А может быть просто оттого, что если в прошлый раз она еще хоть как-то боролась за свою жизнь, в этом же случае Лена безнадежно опустила руки, пуская все на самотек. Петр Васильевич как мог ее только подбадривал, всегда рассказывал ей какие-то истории из своей жизни, как в далекой молодости действительно воевал и попал в самые боевые точки. Помогал людям и не в таких условиях. Рассказал, что недалеко здесь есть деревушка, а до Санкт-Петербурга почти 40 километров, и что именно в той самой деревне он жил до этого со своей любимой и единственной женой, которая умерла. Детей не было, а, уже находясь в возрасте, бросил все и ушел жить отдельно ото всех, в глубины леса, общаясь только с природой и животными. И все шло тихо и размеренно, пока шесть дней назад он не наткнулся на окровавленное тело.
Лена всячески утверждала ему, что как только она полностью поправится, то непременно покинет его, так как занимать чужое место, да и доставлять лишние хлопоты, к тому же слишком старенькому дедушке совсем не хотелось. Хотя чего греха таить, сейчас ей было настолько страшно, что каждый шорох и посторонний шум заставляли ее вздрагивать и трепетать в плотных веревках паники, но страх отходил постепенно, и приходило понимание, что тут ее никто не будет искать. Дядя Петя учтиво всегда отвечал, что бы она не волновалась и что вовсе не доставляет ему хлопоты, а наоборот, ее присутствие было ему приятно. Ведь пусть он всегда утверждал, что он привык к одиночеству, каждый раз Лена слышала печаль и грусть в его голосе, понимая, что ему одному все равно тяжело. А с ней они часто разговаривали, он не лез к ней в душу, не задавал дуратских вопросов, как она оказалась в такой ситуации, просто один раз спросил, что с ней случилось, на что она только опустила глаза, а он слабо улыбнулся и сказал, что если сама захочет, то все расскажет. Он же больше этим вопросом ее не донимал. Как бы странным это не казалось, но именно тут она чувствовала гармонию и спокойствие. С каждой минутой страх понемногу отпускал ее, ведь и в правду, кто в дремучем лесу будет ее искать, да и убийца наверное был уверен, что в этот раз он завершил начатое.

Прошло восемь дней с того момента, как Лена оказалась у дяди Пети в лачуги и сейчас, она, стоя на кухни и ловко чистя картошку, на ощупь изучая где еще не сняла шкуру, повернулась в сторону дедушки, который перемешивал куринный бульон.
- А у вас тут совсем нет связи с внешним миром? – спросила Лена, ведь давно терзалась мыслью, что там, наверное, Ленка и дед с ума сходят и поставили уже весь Питер на уши из-за пропажи Третьяковой. Да еще и после последних событий.
-Ну почему же, у меня телевизор старенький есть, правда всего пару каналов ловит, да и не смотрю я его. И тут недалеко высоковольтка находится, и если замкнуть провода, то можно позвонить в город, правда на домашний телефон. У меня и аппарат даже где-то был, советский еще. – помешивая суп, произнес тот, поглядывая на Лену. - Очень надо?
-Если не сложно…просто я тут уже больше недели, родные наверное с ума по сходили… -отложила она ножик и картошку в сторону.
-Точно! Деревянная моя голова… - ударил себя дедушка в лоб, и стал причитать, что сам не догадался. Ведь Лена, семнадцатилетняя девочка, живущая с одним дедом, как он узнал от нее же, так как она многое ему тоже рассказала из своей жизни, включая и то, что не видит с рождения, сам не догадался, что ее могут потерять. – Пойдем-пойдем скорее… - быстро, но в тоже время аккуратно, зная про ее состояние, потащил он ее к выходу.
Найдя в кладовке тот самый аппарат, про который говорил и, накинув на Лену куртку, они осторожно двинулись в сторону высоковольтки и в течение получаса были на месте назначения.
-Ну, будем молиться, что этот раритет еще работает… - положил он на землю аппарат, дотрагиваясь до проводов и вспоминая, что давным-давно так уже не делал. А ведь вся деревня звонила отсюда, и пусть не легально, зато работает. - О…работает! – немного по-детски и с восторгом прокричал он, и тут же протянул Лене трубку, набирая номер, который она стала диктовать. В телефоне послышалось непонятное потряскивание и шипение и спустя секунду пошли длинные гудки, как в тоже мгновение, кто-то схватил быстро трубку на том конце, будто бы все это время ждал звонка и сидел у телефона.
-Да…Алло! – нервно, слишком.
-Лера… - тихо на выдохе произнесла Лена, радуясь голосу подруги. Знала, что поступает не правильно, что надо было сначала позвонить деду, но жутко боялась, что с ним может что-то случиться, старый все-таки, поэтому решила связаться с Козловой, а та уж пусть передаст, что с ней все нормально.
- Господи, Лена…это ты? – так же слыша трещание и шум на линии, выпалила Козлова, не веря услышанному голосу. – Ленка, как же ты меня напугала. Где ты? – куча вопросов летала у нее в голове, но слова терялись, и она спросила самое важное. – С тобой все в порядке? – казалось, что этот звонок помог ей скинуть с плеч бетонные плиты груза. Восемь дней ушли на безнадежные попытки поиска Лены Третьяковой, было даже заведено уголовное дело в милиции о ее пропаже, но все бессмысленно, та пропала как сквозь землю. Но главным страхом подруги и ее деда, которые вдвоем переживали это горе, были последние события в жизни Лены, и те в своих фантазиях рисовали страшные рисунки возможной реальности, но никто не осмеливался озвучивать их вслух.
-Лера, со мной все в порядке. Я… - выдохнула она, слыша даже через трубку волнение подруги. – Я не могу сказать, где я, но со мной все хорошо. Не волнуйся, и скажи деду, что я его люблю. – выпалила она сразу, чуствуя, с каким трудом она все это говорит. Ну а что, что она скажет подруге? Что на нее снова напали, и сейчас она в какой-то лачуге в лесу за десятки километров от города? Козлову точно инфаркт хватит, что уж говорить о деде, поэтому предпочла просто отмолчаться. В прочем как всегда, все сама и одна… - И когда вернусь…не знаю. - тут же повесила она трубку, так как говорить стало совсем тяжело.
Не заметила, как Петр Васильевич безнадежно покачал головой и, конечно же, не могла прочесть, что у того в голове витала куча мыслей, и все крутились вокруг Лены, которая даже своим родным ничего не сказала. Чего же так боится эта милая девушка?

Сидя глубокой ночью и слушая телевизор, тот самый, про который ей говорил дядя Петя и который поставил рядом с ней на тумбочку, очередной раз терзалась мыслями, пытаясь придумать, что же ей делать, ведь не может же она все время просидеть здесь в ожидании и страхе, что за ней кто-то придет. Хотя кто знает, может через пару лет все забудется и она сможет со спокойной душой вернуться обратно. Только вот дедушке не хотелось надоедать, и пусть Лена знала, что тот ей искренне рад и ничего против ее здесь пребывания не имеет, обузой быть не хотелось. Да и выбираться из этой ситуации как-то надо было в любом случае. «…Сергей Минаев и Владимир Ларцев, являющийся заместителем директора департамента законодательно-аналитического обеспечения реформирования…» почему-то выхватила она слова говорящего из телевизора, как тут же послышался посторонний шум, и, не успев ничего сообразить, только почувствовала, все так же сидя на кровати, что ее кто-то резко схватил со спины и заткнул рот перчаткой.
- Только пикни, и я разнесу тебе череп… - ощутила холодный металл оружия возле своего виска. Этот голос. Она никогда не спутает его и узнает в любой ситуации, голос ее убийцы, вернее одного из них, так как четко знала, что первый раз в подъезде в нее стрелял совсем другой человек. Этот шелковый баритон, ласкающий душу, это тепло от его тела, так как он плотно прижал ее спиной к своей груди, и это осознание того, что он нашел ее. Он вернулся за ней. – Ты поняла меня? – нервно закивала она, ощущая, как он чуть надавил на ее висок, и тут же поняла, что он куда-то ее потащил, так же крепко удерживая. Господи, сколько это еще будет продолжаться с ней, когда уже все это закончится, и она сможет вздохнуть спокойно и ничего не боятся. Как он нашел ее, для нее оставалась загадкой. Тут же вспомнила про дедушку Петю, который давно уже спал в своей комнате, хотя может уже не просто спал, а мертвым сном, ведь как поняла Лена, убийца зашел через входную дверь.
Все происходило настолько быстро, что она даже сообразить не успела, только ощущала прохладу свежего воздуха, так как ночью в лесу было прохладно, и бегущие мурашки по ее телу, потому что она была в одной футболке, чуть прикрывавшей ей бедра. Ноги периодически царапала о полы леса, так как кто-то заставлял ее передвигаться прямо босиком в неизвестном ей направлении, но точно дальше от домика. На мгновение почувствовала, что хватка мужчины ослабла, и он на долю секунды убрал руку от ее рта, останавливаясь на месте и никуда ее не таща, но и этого Лене хватило…
-Пожалуйста. Только не отдавай меня ему… - вся трясясь, то ли от страха, то ли от холода, успела она произнести, хотя скорее жалобно пропищать, как он вновь закрыл ей рот рукой, а второй держал сзади руки. Она даже не пыталась сопротивляться, даже мыслей в голове подобной не было, а ведь наверное могла бы вырваться и убежать, только не далеко. В любом случае через несколько шагов он бы ее нагнал. Сама не понимала, почему стала его умолять, но в ту же секунду вновь почувствовала, что тот убрал руку от ее рта, а Лена сама вцепилась в него уже свободными руками и вновь застонала. – Пожалуйста, только не ему, лучше сам пристрели меня прямо здесь, но только не ему... – сознание, покрытое пеленой страха совсем не давало ей мыслить здраво, но она четко знала, что лучше умереть прям тут, от простой пули этого мужчины, чем попасться в голодную пасть того зверя, с которым она встретила впервые почти месяц назад в ту ночь, которая полностью перевернула ее жизнь. – Пожалуйста… - вновь простонала она, совсем не подозревая, что неимоверно удивила мужчину.
Виталий замер.
- Кому ему? – чуть встряхнул ее, удерживая за плечи, в очередной раз поражаясь, что она даже попыток бежать не предпринимает. Эти стеклянные, словно зеленый хрусталь глаза, сейчас неимоверно светились в этой темноте и заставляли на мгновение сжалится над ней и потерять контроль. Лена же, тяжело молча и содрогаясь всем телом, продолжала, словно пребывать в каком-то бреду, и, кажется, так до конца и не осознавала, что с ней происходит. – Имя… мне нужно имя! – порядком сильно встряхнул он ее за плечи, заметив, как прикрылись ее веки, и она на выдохе произнесла:
-Лион.

комменты)


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 


СкрытнаяДата: Четверг, 02.02.2012, 03:06 | Сообщение # 12
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
Сжимая со всей силы кожаный руль одного из своих автомобилей, прожигающим взглядом смотрел сквозь лобовое стекло на темную и, совсем не освещенную дорогу, изредка бросая взгляды на девушку, которая в одной футболке, с расцарапанными голыми ногами, сидела на заднем сидении машины, поджав под себя колени и устремленным стеклянным взглядом в никуда. В голове все смешалось. Толком не мог понять, правильно ли он поступает? Зачем вообще, там, услышав из ее уст дрожащим голосом произнесенное имя Лиона, схватил ее вновь, при этом услышав впервые ее истерический крик и пытаясь справится с ней, так как она словно дикая забилась в его руках, кусая его и молотя руками, куда только могла попасть, прислонил к ее виску дуло пистолета и звериным шепотом прошептав ей на ухо, что если она сейчас же не прекратит, то он разнесет вдребезги ей череп, потащил ее по лесу, не обращая внимания, что ее всю трясет толи от страха, то ли от холода, а скорее всего от того и другого. Закинул, в прямом смысле этого слова, на заднее сидение машины, которую неподалеку оставил на лесной дороге.

«Лион»-вновь и вновь в сознании билось только это имя. В голове пытался разгадать, откуда она могла знать этого человека. Все почти, а Виталий был далеко не последним человеком, хоть раз, но слышали это имя. Не раз до его слуха долетали почти невообразимые рассказы, похожие больше на перевод одного из фильмов ужаса, где в красках описывалось, что где-то был найден труп, а то и не один, жестоко избитый, расстрелянный или порой расчлененный, и все сводилось к тому, что убийства были делом рук не кого иного, как этого самого Лиона. Много о нем ходило слухов, но сам Виталий никогда с ним не встречался и в лицо не знал, да и желания особого не было. А тут… Но в разуме неугомонно вставал вопрос, что эту самую девчонку заказали, и если собрать в мозаику все пазлы, то ее страх и паника вела только к одному заказчику на ее жизнь - Лиону. Неужели, эта девчонка, совсем юная, слепая и уже столько пережившая, перешла дорогу именно самому страшному и криминальному человеку Санкт-Петербурга? Что же она такого натворила, что ее хотели убрать. И неужели все-таки тот человек, который связывался с Виталием, Лион и есть?

Остановив машину и вновь бросив взгляд на девушку, которая за время дороги ни разу даже не пошевелилась и не проронила не звука, не уверенный в том, что вообще поступает правильно, вышел из машины, открыв дверь со стороны Лены и тут же схватив ее за локоть, и резко вытянув на улицу, поставил ее босыми ногами на холодную землю. Ее тяжелое дыхание, необузданное спокойствие и этот взгляд просто убивал, но отмахнув от себя в доли секунд появившуюся неуверенность, потащил ее в сторону двухэтажного дома.

Казалось, она словно выпала из реальности и находилась совсем в другом измерении, так как отчетливо совсем ничего не понимала, и вернулась в себя только когда почувствовала, что ее убийца, пусть и не состоявшийся, толкнул ее на мягкий кожаный диван, в спинку которого она вжалась со всей силой, пытаясь понять, что вообще происходит.
-Где я? – тихо, боясь разозлить своего обидчика, спросила она, слыша со стороны какой-то непонятный шорох мужчины.
-Не твое дело!- слишком грубо, и совсем не так, как должен звучать его шелковый голос. Попыталась встать, как тут же почувствовала пронесшийся мимо нее ветерок и шлейф потрясающего парфюма от того, что мужчина в доли секунды оказался рядом с ней и схватив ее за руки, развернул к себе спиной, сжимая ее запястья и обматывая их тугой веревкой. Не предпринимала никаких попыток по сопротивлению, так как знала, что она беспомощна в любой ситуации, а в своей так подавно никогда не выберется отсюда.
-Зачем я здесь? – почему-то не унимаясь, одновременно поджав губу от боли, которую ей доставил мужчина, туго стянув веревки, вновь задала она вопрос, уверенная в том, что ответа все равно не получит.
-Я сказал, не твое дело! – злость и ярость сквозила в его голосе, и он, справившись с тугими узлами, вновь толкнул ее на диван. Конечно не ее. Ведь это не ее дважды пытались убить, не ее бросили окровавленную в лесу истекать кровью, не ее похитили и сейчас держат неизвестно где. И вправду. Не ее это дело. До слуха дошел легкий скрип входной двери и тут же послышались шаги еще одного человека. Неужели все-таки Лиону он отдаст ее?
-Виталик, что так срочно потребовалось тебе от меня в три ночи, что…– молодой парень, открыв дверь и в темноте завидев напряженную спину своего друга в огромном холле загородного дома, сразу спросил в лоб, зачем в самый разгар ночи, Виталий почти приказным тоном сказал, что бы тот ехал к нему в срочном порядке, как тут же замер, услышав со стороны чей-то тяжелый вздох и в доли секунд, приглядевшись, выкрикнул.- О Господи! – перед ним на огромном красно-кожаном диване сидела еще совсем молодая девушка, со светлыми растрепанными волосами, в длинной светлой футболке, чуть прикрывающей ей бедра, с разодранными босыми ногами, с испуганным выражением лица, и взглядом, которой был направлен четко на него… только…
Та самая девушка с монитора Виталия, которую тот должен был убрать и из-за той, которой они чуть не поругались, так как Стас вновь начал было умолять своего друга закончить со всем этим делом. Мгновенно кинулся к ней, осторожно дотрагиваясь до ее плеча, как она тут же в панике зажалась в угол, трясясь всем телом и пытаясь понять, кто это.
- Тише, тише…Я не трону тебя… - ласково произнес он, убирая руки и понимая, что так только больше пугает ее, всматриваясь в ее глаза и пытаясь понять, действительно ли она слепая или же ему просто так кажется, и она настолько напугана, что ее взгляд стал настолько стеклянным. Буря эмоций пронеслась в его голове, и он глянул на своего друга, который казалось бы, совсем спокойно стоял все так же возле стены и внимательно смотрел на разыгравшуюся перед ним картину, будто бы так все и должно быть. – Какого хрена? - заорал парень, устремляя взгляд на друга, и мельком заметив, что девушка сжалась от страха в обивку мебели еще сильнее. Что же творит его лучший друг?
-Не ори! – слишком спокойно произнес Виталий, отлипнув от стены и резко перебив Стаса. - Надо поговорить! – покосился он на Лену и направился в ее сторону. Вновь схватив ее грубо за локоть, проволок ее сквозь весь холл, открыв какую-то дверь и толкнув ее внутрь тут же запер на замок. Стас даже сообразить не успел ничего, как с поля зрения исчезла девушка, а голубые глаза Абдулова пристально уставились на него.
-Что ты творишь? – тяжело дыша и переваривая происходящее, спросил он, пытаясь понять, как этот человек может быть так спокоен в такой ситуации. - Ты все-таки хочешь закончить начатое? – добавил он самое страшное, ведь понимал, что из-за этой девчонки сорвался весь смысл жизни Абдулова, и пока тот не расквитается с ней, не успокоится.
-Не уверен.- радуясь, что не пришлось объяснять Комарову, кто эта девушка, а тот благополучно сам это понял, начал Виталий вновь спокойно, когда же внутри все горело яростью, злостью и непониманием. Замолчал, но поймав на себе вопросительный и ничего непонимающий взгляд карих глаз, продолжил. – В тот же вечер, когда мне позвонили и сказали, что я должен исправить все в течении двух дней, я ждать не стал и сразу приступил к делу. Черт! Я четко выстрелил ей в сердце в этом гребанном лесу, а она вновь оказалась живой и больше недели зализывала раны в каком-то доме лесника! – к концу речи, начиная повышать голос и закипая яростью, Виталий с психу пнул рядом стоящий стул, на что парень немного дернулся, но продолжал внимательно его слушать. – Как, черт возьми, второй раз она осталась жива? Тогда в подъезде, пусть я и не видел, но уверен был, что ее убили, так нет же. И тогда в лесу, когда я почти в упор стрелял ей в грудь и четко видел, как она стала заливаться кровью и упала на землю, она снова жива. Это уму не постижимо! – схватившись за волосы и обдумывая почти невозможные, но такие очевидные факты, закончил он. Он не мог промахнуться, он четко стрелял в сердце, знал конкретное его место нахождение.
-Что ты собираешься теперь с ней делать? Зачем ты сюда ее притащил? Что дальше? – вспылив от непонимания всего происходящего, спросил Комаров. Да, он действительно был рад, что эта девушка еще жива. Но черт возьми, в голове все равно не укладывался тот факт, почему она все еще дышит и сейчас находится в этом доме.
- Она знакома с Лионом!- отдышавшись и успокоившись полностью, будто бы это не он пару минут кричал словно дикий зверь, произнес Виталий.
-Не понимаю, что это меняет? – спросил Стас. Он тоже слышал об этом человеке, но в голове не было все равно никакой ясности.
- В лесу, она умоляла меня, что бы я не отдавал ее ему, что лучше пусть сам ее застрелю, только не ему. Отсюда вывод, что это он заказал ее. - выпалил он свою версию.
-Ты хочешь сказать, что это он все это время связывается с тобой?
- Я не знаю. Вернее я так думаю, но не уверен. – Начал расхаживать из стороны в сторону, изредка бросая взгляды на дверь, за которой находилась девушка.
-Черт возьми, Виталик, я сразу сказал тебе не ввязываться во все это, если это действительно так, то дело обстоит все намного хуже, чем предполагалось. Ведь если это он, то… - начиная быстро говорить, пытаясь связать все мысли в нужные фразы, он пристально смотрел на друга, который вляпался по самые уши.
-Я знаю, кто этот человек и знаю, что от него хорошего ничего не стоит ждать, но я должен закончить все это, иначе просто сойду с ума.- Опустившись на диван, где всего пару минут назад сидела белокурая девушка, из-за которой все это и заварилось, замолчал он, откинув голову назад и прикрывая глаза.
-И что теперь? Ты думаешь, если ты убьешь ее, он действительно даст тебе то, что ты так ищешь? – хмыкнув, спросил Комаров.
-Нет. – открыв глаза, ответил Абдулов. Теперь все дело по-другому. Лион не тот человек, после которого уходят живыми. Виталий знал, что даже если тот и передаст ему нужную информации, все равно ему уже не жить. В этой игре Абдулов в любом случае занял роль ненужной пешки на шахматной доске. А ведь когда-то его жизнь была спокойной и размерной, а сейчас он плавает в самых глубинах дерьма. – У меня другие планы, на ее счет. – Уверенный в том, что пока что эта девушка останется жить, он двинулся в сторону запетой двери, в очередной раз задумываясь, правильно ли он вообще поступает. – Твою мать!- на выдохе произнес мужчина, открыв дверь и включив свет, так как Лена находилась в полной темноте, его взгляду открылась картина, где белокурая девушка, в бессознательном состоянии лежала возле стены на полу, с растрепанными волосами и высоко задравшейся футболкой, открывая взор на ее живот и длинные ноги. Почему-то, сейчас испугался за нее как никогда, когда до этого же позволил неизвестному ее убить, а потом и сам попытался это сделать. Кинулся к ней, пытаясь нащупать пульс на запястьях за ее спиной, которые были туго связаны веревками. Быстро достав нож и разрезав ее оковы, убедившись, что пульс есть, чуть приподнял ее за плечи и начал трясти, пытаясь привести в сознание, но ее бледное и безжизненное лицо говорило о том, что все бесполезно. Быстро подняв ее на руки, крепко прижав к себе, развернулся к выходу, встретившись с испуганным, и в то же время осуждающим взглядом парня, и пройдя мимо того, не сказав ни слова, направился на второй этаж в одну из комнат, осторожно укладывая девушку на огромную мягкую кровать. Кажется, вся ее стойкость и выдержка были только напускной иллюзией, и совсем молодой мозг просто не выдержал всего происходящего, предпочитая отключится. Только сейчас заметил, что с левой стороны, сквозь светлую футболку отчетливо с каждой секундой все сильнее расплывалось ярко алое пятно, от явно еще не затянувшейся и так некстати потревожавшейся раны, которую как не удивительно, нанес сам Виталий. Резко приподняв футболку, не обращая внимания на то, что девушку была без лифчика, взгляду Виталия предстояла картина, как в области груди, белый бинт, приклеенный пластырем и прикрывавший ее рану, был полностью пропитан кровью. - Черт!- все что смог произнести Абдулов, полностью снимая с девушки мешающуюся вещь, почти полностью оставляя ее обнаженной, кинулся вниз за нужными медикаментами.
Еще совсем недавно он пытался ее убить, а сейчас так отчаянно хочет спасти, исправляя свои же ошибки.


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Пятница, 03.02.2012, 16:29 | Сообщение # 13
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
Сидя на первом этаже на том же диване, где несколько часов назад сидела белокурая, растрепанная и раненная девушка, в памяти всплыл последний звонок неизвестного ему человека чуть больше недели назад.
«Не так и много он убивал, но впервые после очередного убийства у него так тряслись руки, когда до этого же было простое спокойствие, словно он курицу разделывал на ужин, а не отнимал чью-то жизнь. Но не в этот раз. Всю дорогу, добираясь до своего дома, в голове стоял образ связанной белокурой девчонки, которая почти отчаянно просила, что бы он закончил все как можно быстрее, когда до этого же его жертвы умоляли не убивать их, предлагали деньги, давили на жалось, что у них семьи и дети. Мозг против воли рисовал образ темной лесной чащи и лесной дороги, на которой с гордо поднятой головой, с завязанными руками и стоя перед ним на коленях, девушка словно смотрела в глаза своей смерти. Тогда впервые действительно подумал, что возможно к черту прошлое, и пора бы закрыть старую страницу жизни, но это помутнение произошло буквально на секунды и месть снова накрыла его с головой. Больше не теряя времени, выстрелил ей прямо в сердце, совсем не заметив, что его тоже остановилось на пару секунд. Несколько быстрых щелчков профессиональной камеры, вспышка которой освещала лесную чащу и труп белокурой девушки, и он, так и бросив ее там, лежать на песчаной дороге, поехал домой, сжимая в руках доказательства того, что в этот раз он точно закончил свое дело до конца, тогда еще не подозревая, как он ошибался и что именно эта девушка перевернет полностью его жизнь.
Кинув кобуру на стол, и сев на кресло в своем кабинете, только прикрыл глаза, как раздался звонок и он, зная, кто именно звонит, быстро взял трубку.
-Алло.
-Здравствуй, Виталик! - вновь неизвестный и режущий слух голос на том конце и пропускающие удары сердца Абдулова на этом. – Я надеюсь, ты исправил свои ошибки? – казалось, что тот человек улыбался, и ему все это доставляет какое-то удовольствие.
-Да. – короткий ответ.
-Мне нужны доказательства. –Виталий словно ждал этих слов, и в руках только сжал маленькую флэшку, на которой были фотографии убитой молодой девушки. – Сам понимаешь, ты обманул меня в прошлый раз, и теперь я не могу тебе верить как раньше! - словно кто-то оправдывался на том конце, хотя мало вероятно!.
-Они у меня есть. – спокойным, но в то же время сопровождаемым нервным биением сердца, голосом ответил Абдулов.
-Вот и отлично, ты знаешь что делать. До встречи!- тут же послышались гудки, и Виталий, откинув телефон в сторону, быстро включил свой ноутбук, точно зная, что с этими самыми доказательствами ему лучше не тянуть и как можно их быстрее надо скинуть на ту почту, с которой ему приходили фотографии его жертв. А в голове отбойным молотком отдавались последние слова незнакомца: До встречи!».

-Как она? – из воспоминаний его вырвал голос друга, который, сжимая в руках стакан с чем-то покрепче, сел рядом с Виталием на диван.
-Жить будет! – ответил как всегда спокойно и непринужденно, отогнав от себя пару пронесшихся картинок перед собой: девушка, сидящая на качелях…стоящая на коленях в темном лесу… испуганная и забитая в машине, а после на этом самом диване… лежащая без сознания на полу, а после обнаженная грудь, залитая кровью. Последняя картина, как назло несколько секунд не хотела вылетать из головы.
-Как ее зовут? – поинтересовался Стас, на что Виталий пожал плечами, только сейчас догадываясь, что даже не знает имени этой девушки. - Мне показалось, или она действительно слепая? – пристально смотря в голубые глаза напротив, которые изучали тщательно рядом стоящий шкаф, спросил очередной вопрос Комаров, на что Виталий резко повернул в его сторону голову, встретившись с карими глазами.
-Да.
-Черт возьми! - подскочил Комаров с дивана. Его просто выбивала из колеи эта спокойная реакция Виталия на все происходящее. – Ты дважды пытался убить эту девчонку, которую даже не знаешь как зовут, да еще и к тому же слепую. Ей на вид-то лет восемнадцать, и то если есть, и ты сейчас ведешь себя, словно ничего не произошло!
-А что произошло? – так же спокойно, как и до этого, когда же парень уже до предела повысил голос, вновь спросил Абдулов.
-Да пошел ты! - психанув окончательно, он быстрым и целеустремленным шагом направился на второй этаж, где уже несколько часов мирным, а может вовсе и нет, сном спала юная девушка.

Поджав под себя колени, сидя на кровати уже казалось целую вечность, а на самом деле всего лишь около двадцати минут, она полностью погрузилась в свои мысли, пытаясь не реагировать на острую боль от раны, как услышала слева звук открывающейся двери и машинально сжалась еще сильнее, спиной прижимаясь к изголовью кровати.
-Кто это? - тихо спросила, полностью окутываемая одеялом страха, услышав быстрые шаги в ее сторону и почувствовав, что кто-то сел с краю на ее кровать. - Ты убьешь меня?
-Нет, что ты! - тут же ответил Стас, потянувшись рукой к ее лицу с желанием убрать растрепанную и длинную челку с ее глаз, как тут же брал руку, подумав о том, что так еще больше ее напугает. Невероятно красивая, со светлыми до плеч волосами, с длинной челкой, которая прикрывала потрясающие ярко зеленые, но стеклянные глаза, в которых сейчас читался страх, непонимание и вселяющийся ужас. Тонкие губы, которые когда-то преображались, и он был уверен, в невероятную и белоснежную улыбку. Тонкая шея, острые плечи, которые были прикрыты одной из Виталиных футболок, и притянутые к себе колени, которая она плотно обвила тонкими руками. В обыденной жизни, он бы точно не прошел бы мимо нее, и возможно, даже бы неимоверно влюбился бы, не беря во внимание тот факт, что она ничего не видит. Казалось, что даже с таким недостатком с ней можно было быть неимоверно счастливым, и она приносила бы в жизнь только радость и счастье. Только реальность, в которой они находили, все портила и омрачала.
– Значит, ОН меня убьет? – опустив голову и притянув к себе колени еще ближе, спросила она, намекая на второго мужчину, кажется, Виталик.
- Как тебя зовут? – понимая, на кого клонит Лена, спросил Стас, пропустив мимо ушей ее вопрос.
-Лена. - сама не зная почему, но этот парень хоть немного, но вселял какую-то надежду.
-Послушай меня, Лена! – уверенно, но в тоже время спокойно, начал было Стас, боясь ее напугать. – Пока ты в этом доме, никто тебя убивать не будет. Ни Виталий, ни я, ни кто-либо еще. Здесь ты в полной безопасности, и боятся тебе совершенно нечего! - Пристально смотря на нее, замечая, как с каждым словом она поднимает голову, произнес он свою речь, и пусть не знал, что у Виталия на уме, и что он собирается делать с этим чудом, сейчас, словно клятву себе произнес, что не позволит, что бы кто-то обидел эту девушку, которая ему была совсем незнакома.
Так хотелось поверить этому парню, который вроде бы даже вселял в нее какую-то надежду и веру. Ведь за неизвестно сколько времени он первый, кто сказал ей, что не бросит ее, и никому не даст в обиду, только все равно от всего происходящего слабо все принималось за чистую монету. Хотя возможно простая жалость с его стороны. Ненавидела это чувство, которое испытывала итак на себе всю свою жизнь, но сейчас так хотелось, что бы кто-то прижал к себе покрепче и сказал, что все будет хорошо, пусть даже совсем незнакомый парень.
-Кстати, меня Стас зовут!- вытянув из себя улыбку и видя, что Лена ничего не хочет ответить ему на его слова, и скорее всего вообще сомневается в их правдивости, решил он представиться сам. - Надеюсь, мы подружимся! – вновь улыбнулся он, совсем не подозревая, что этой фразой почти окончательно добил ее, этими словами говоря, что здесь она надолго и отпускать ее никто не собирается.
В голове столько было вопросов, кто они такие. Зачем она здесь, когда ее отпустят, и отпустят ли вообще, и если нет, то что будет дальше? Хотелось все это узнать, но понимала, что пока они сами не захотят, ответов она никаких не получит.
- Ты как себя чувствуешь? – наконец-то решившись дотронуться до девушки, он осторожно протянул руку и убрал длинную челку с ее глаз, на что она на мгновение зажмурилась и тут же тяжело задышала, а Стас резко убрал руку, понимая, что не стоило этого делать.
-Не знаю… - пожала она плечами, так как действительно не знала, как она себя чувствует. Паршиво, как еще. Только не могла понять, что больше ее мучает: жжение в области груди от раны, или же мысли и страх, которые давили на нее со всем сторон.
-Есть хочешь? – пытаясь хоть как-то вывести ее на разговор и привести в чувство, вновь спросил Комаров, на что она снова как-то двояко пожала плечами, опять же, не зная ответа на этот вопрос.- Я сейчас вернусь! - встал он с кровати, решив, что чтобы она не говорила, накормить ее все равно надо, двинулся в сторону выхода, но тут же остановился и развернувшись вновь к Лене, добавил. - И ничего не бойся! - скрылся за дверью, оставляю Лену вновь в черном и непроглядном одиночестве.

Шаря на кухне, пытаясь что-нибудь найти съестное в холодильнике, он, увидев коробку сока поставил ее на поднос, где уже лежали аппетитные бутерброды, пару яблок и коробка с фруктовым йогуртом, совсем не замечая, как в дверном проеме уже пару минут облокотившись об косяк, стоял Виталий и наблюдал за всем происходящим. Убедившись, что больше ничего съестного на этой огромной кухне нет, Стас, взяв стакан и поставив его все на тот же поднос, прихватив его с собой, двинулся в сторону выхода, уже заприметив Виталия, и только когда Комаров миновал своего друга, развернулся к Виталию.
-Лена! – тихо произнес он, глядя в голубые глаза, в которых встал немой вопрос. - Ее Лена зовут! - Тут же развернулся обратно и двинулся в сторону второго этажа, где все так же на огромной кровати в полной и не удивлявшей ее темноте сидела одинокая девушка.

эм...если есть что сказать))


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Суббота, 04.02.2012, 16:25 | Сообщение # 14
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
Девочки, последняя прода! Ну не вообще конечно последняя,а в смысле в течении недели больше не будет новых по личным причинам! А там уж не знаю когда))

Трясущимися руками сжимая яблоко в руке и глотая вкусный йогурт, всем телом чувствовала, что этот самый Стас неотрывно изучает ее, а его сердце отбивает нервное и неуверенное постукивание о его же грудную клетку.
-Расскажи о себе что-нибудь!- заметив, что кажется девушка наелась и напилась, когда до этого же неуверенно притронулась к еде, предварительно осторожно поинтересовавшись, отравлено ли это, на что Комаров только хмыкнул, но понимал ее опасения. Напомнил свое обещание, которое дал ранее и в котором сказал, что здесь ей опасаться нечего. Забрав из ее рук коробку йогурта и поставив ее на рядом стоящую тумбочку, задал неопределенный вопрос, на что Лена только плотнее сжала зеленое яблоко в руках.
-Что именно ты хочешь знать? - все так же сидя, поджав под себя колени и немного расслабившись то ли оттого, что желудок был приятно набит едой, то ли оттого, что этот парень действительно внушал доверие, не знала она что ответить.
-Ну не знаю. Сколько тебе лет, твое любимое хобби, с кем живешь, все, что хочешь…
- Мне семнадцать... и я слепая! - Чуть выдохнув, начала она что-то говорить, еще совсем не зная, что спустя некоторое время она ровным подчерком будет выводить эти слова на белой бумаге, добавляя лишь только упоминание о своем убийце. - Наверное, я начала немного не так. Меня зовут Лена, и как я уже упомянула недавно, мне семнадцать лет. И я действительно слепая. С самого рождения... Никогда не видела солнечного света, красивых цветов, простых лиц прохожих, не видела человеческих улыбок, своего отражения в зеркале. Жить в вечной темноте, поверь, не так уж и плохо, просто скучно и банально. Открываешь глаза - темнота, закрываешь - снова она... – секундная пауза. - Я самая обычная девчонка, вроде как достаточно высокого роста, со светлыми волосами, длинной челкой, изумрудными глазами и безумной улыбкой, которая многих сводит с ума... Ну так мне говорят, сама я этого не видела... – не заметила, как парень улыбнулся и чуть кивнул ей головой в знак согласия. Ведь совсем недавно как раз задумывался об этом. - Живу с дедом и есть одна, но самая лучшая подруга Лера, но в душе я все равно всегда одна, я одиночка… – снова пауза. - Я смирилась с жалостливыми взглядами, брошенными в мою сторону, когда я, идя по улице с длинной белой тростью, по пол часа не могу перейти дорогу. Смирилась с безразличием, которое в тоже время нередко скрыто за многими лицами. Каждый день был как вчерашний, и ничего не предвещало беды, пока в моей жизни не появился он. – застыла она, имея ввиду Лиона, и еще тогда не подозревая, что спустя время, все на той же бумаге, выводя аккуратные буквы, она будет иметь ввиду совсем другого человека, попытавшего убить ее дважды.
-Кто ОН? – понимал, что она словно душу ему изливает, поэтому не перебивал, а у самого же сердце сжималось от тоски и печали, что эта девчонка итак была наказана судьбой всю жизнь, а еще и последние события не украшали ее пребывание на земле. Но последние слова особенно заинтересовали его, и поняв, что, кажется, она закончила свою речь, он все-таки решился спросить. Лена, которая все это время смотрела на Стаса сквозь всю темноту, не покидающую ее никогда, отвела чуть голову в сторону выхода, и мотнула туда.
-Он знает. – опустила она подбородок на свои колени, отчетливо слыша еще одно биение сердца в этой комнате. Третьего. Того спокойного и равномерного, того, обладатель которого выстрелил в нее в темном лесу и притащил сюда. Виталий. С самого начала своего повествования каждой клеточкой своего тела чувствовала, что он все это время стоял возле входа и слушал, так же как и Стас, молча, ее речь.
Комаров, которых вообще не понял, что она имеет ввиду, по инерции, сидя до этого спиной к двери, резко повернул туда голову и встретился с голубыми глазами друга. И если у Стаса глаза загорелись удивлением и восхищением оттого, что даже он, зрячий, понятия не имел о нахождении Виталия здесь, когда же Лена, ничего не видя, легко это определила, то у Виталия не дернулась ни одна мышца, словно это в порядке вещей.
-Как… - хотел было спросить Стас, крутя головой то на Лену, то на Виталия, как Лена это сделала, но тут же был перебит Абдуловым.
-Выйди! – голос, с обладателем которого невозможно спорить. Мягкий и нежный баритон. Легкое и чуть слышное биение сердца. И страх оттого, что, кажется, она сейчас вновь останется с ним наедине.
Стас поднялся с кровати и вышел из комнаты, надеясь на благоразумие друга и на то, что тот не станет больше ничего ей делать.

Тук… длительная пауза. Тук… снова пауза, которая равна была в ее случае бесконечности. Прижатые к себе колени, на которые она уже натягивала одеяло и нервное биение своего сердца. Неужели Стас обманул? Боялась. Безумно боялась этого Виталия, совсем не подозревая, что на этой же кровати, несколько часов назад, в бреду, когда он осматривал ее рану, вцепилась в его руку мертвой хваткой и сквозь треснувший разум умоляла, что бы дал обещание не убивать ее. И не важно, что не получила ответа, главное, что тогда Виталий сам задумался над этим вопросом.

В голове до сих пор звучали слова о ее жизни, какие-то мрачные, опечалившиеся и залитые невидимыми слезами. Сделал пару шагов в ее сторону, как она тут же задергалась в нервных конвульсиях, сжимая в ладонях смертельной хваткой одеяло.
-Пожалуйста… - сама не понимала, что именно просит, что бы он не мучил ее, не убивал, или же наоборот, закончил со всем этим быстрее, но как только услышала его шаги в ее сторону, ее словно облили холодной водой паники.
Абдулов замер, и бесшумно втянув в себя воздух, заговорил:
-Я знаю, у тебя есть основания меня бояться, но сейчас я не сделаю ничего тебе плохого! – хотел было добавить слово «Обещаю» как тут же задумался о том, что не стоит этого делать. Заметив, что ее руки так и не выпустили одеяла, а глаза так же метались в поисках непонятного, все же решился сесть на край кровати, где сидел недавно Стас.
-А когда? Когда сделаешь? Завра, после завра? – не крича, почти шепотом спросила она, вырывая каждое слово из его уст, которые звучали как ее приговор. И вроде бы он говорит об одном, она все равно выискивает подтекст совсем другого.
-Мне просто нужно знать, почему тебя заказали? – понимая, что еще немного и у нее начнется истерика, задал вопрос, который его интересовал больше всего.
-А тебе разве не известно? – совсем запутавшись и ничего не понимая, спросила Лена. Ведь она была уверена, что Лион приказал этому самому Виталию ее убить, вернее, завершить начатое того парня, который первым покушался на ее жизнь в подъезде.
-Нет. – хотелось схватить его за грудки и вырвать из его груди всегда такое спокойное сердце, которое просто сводило ее с ума. Она не знала, что говорить, но вывалить все то, что больше месяца свалилось на нее при первой встречи с Лионом, она не собиралась, поэтому просто отмалчивалась, а Виталий, понимая, что она не собирается ничего ему рассказывать, хотел было схватить ее и трясти до тех пор, пока не выбьет из нее все, что ему нужно, но лишь молча встал с кровати и произнес. – Футболку снимай.
Что-то что, но этого Лена просто не ожидала. Она была готова ко всему, к тому, что ее будут бить, пытать, засовывать иголки под кожу, простреливать ноги и руки, рубить конечности… но только не это. И от одной мысли о дальнейшем, желудок скручивало, и недавно поступившая пища мгновенно просилась наружу. Лучше бы ее застрелили там, в холодном подъезде или на той проселочной дороге в лесу.
-Не надо… - тихо, словно забитый котенок, хрипло, не узнавая своего голоса, выдохнула она. Только не это. Вера в сердце и молитва на устах. – Прошу тебя…не надо… - еще ближе прижимаясь к изголовью кровати, уже простонала она.
-Лена… - мозг словно взорвался оттого, что ее имя было произнесено этим голосом и сорвалось с уст этого человека. Все тело затрепетало в страхе еще больше, а Виталий, который понял, о чем она думает, попытался привести мысли в кучу и донести до нее, что это не то, о чем она подумала. – Я не собираюсь ничего делать. Мне просто надо осмотреть твою рану… – только сейчас понял, что идея вызвать частного врача на дом, пусть и не была самой лучшей, так как он до последнего не хотел, что бы кто-то лишний видел эту девушку, но была просто необходима.
Хлопая ресницами и пытаясь в темноте что-то разглядеть, надеясь, что спустя семнадцать лет у нее это получится, с плеч словно упал камень от его слов, и легче стало, пусть и не намного.
-Все хорошо… она не болит… - сама не зная, зачем оправдывается, начало было Лена, четко осознавая, что под футболкой у нее ничего нету.
-Послушай… - словно ухватив нить ее мыслей и понимая, что она сейчас опасается уже совсем другого, скорее даже стесняется, сразу попытался расставить Виталий все точки по местам. – Осмотреть в любом случае надо, и если ты чего-то стесняешься, то поздно, несколько часов назад я итак все видел, когда зашивал твою рану. – услышав ее то ли писк, толи жалобное поскуливание, с одновременно широко распахнутыми глазами, он чуть было не улыбнулся, представляя, что же творится сейчас в ее душе. Хотя время было совсем не до улыбок. – Сними футболку. – вновь повторил он, слишком мягко. Что ж кажется ей терять нечего, но руки словно приросли к коленям и отяжелев, не могли и сдвинуться с места.

Подошел к ней еще ближе и, заметив, что она так и не пошевелилась и, кажется, даже не собирается, осторожно протянул руки и потянул на себя одеяло, открывая взору длинные подтянутые к себе ноги и острые коленки, когда же девушка словно замерла, ожидая своего смертного часа. Невесомое касание ее голени, когда потянулся к краям ее футболки, отчего по ее телу пробежало стадо нервных мурашек, и, схватившись за темно синюю ткань своей же футболки, потянул ее вверх, слишком медленно, так как сам не понимал почему, но не хотел напугать эту девушку. Просто боялся очередной, пусть и не частой с ее стороны, истерики. Словно в замедленной съемке взору открывалась белоснежная кожа ее плоского живота, груди, ключицы и плеч, и ненужная ткань была невесомо отброшена рядом с девушкой на соседнюю подушку. Сердце пропустило тройной кульбит, пытаясь вырваться наружу против воли своего хозяева прямо сюда, на белоснежный пододеяльник кровати. Во рту пересохло, и он в доли секунд потерял бдительность от всего происходящего, вновь и вновь окидывая взглядом обнаженную девушку, для которой время остановилось, и которая, словно загипнотизированная, ждала его последующих действий.
-Ложись...- подавив в себе желание громко сглотнуть подступившийся комок в горле, он аккуратно дотронулся до ее плеча, заметив как девушка прикрыла глаза и прикусила губы, кажется, от страха. Послушно, словно повинуясь своему хозяину, опустилась на спину на кровать, вытянув ноги и одной рукой сжимая плотно пододеяльник, пытаясь найти в нем хоть какое-то спасение. Казалось, что ей проще было вытерпеть еще одну попытку убийства ее же, чем терпеть все это. И сама не понимала, чего боялась больше, того, что она сейчас лежит обнаженная перед неизвестным мужчиной, или того, что перед ней ее же убийца.
Осторожно дотронувшись до ее гладкой кожи рядом с раной, аккуратно провел, сам не зная зачем, возле пластыря, пытаясь его снять, что бы заменить вновь чуть окровавленный бинт, и как только справился с заданием, его взору открылась алая рана, которая, если бы ее не тревожили до этого, смогла бы успешно затянуться. Словно заклеймив свое подсознание, не смотреть больше никуда, кроме ее раны, он, сев удобнее рядом с ней и взяв чистый бинт на рядом стоящей тумбочке, приступил к делу.
Целая вечность длилась, пока мужчина что-то делал с ее рваной душой. Боли совсем не чувствовалось, глаза были плотно закрыты, а ощущение горячих рук, которые как можно реже касались ее тела, изредка же все равно задевая не специально грудь, заставляли сердце пропускать по три удара подряд.
-Зачем ты это делаешь? – не открывая глаз, не имея больше возможности слушать эту давящую напряженную тишину, первая не выдержала Лена. – Ты еще недавно стрелял в меня, и там в домике хотел добить, что изменилось сейчас? – знала, что ответов не будет, все равно спрашивала. Неизвестность убивала.
-Всему свое время! – а собственно чего она ожидала, что он сейчас в красках опишет его дальнейшие действия и ход мыслей. Виталий приклеил аккуратно пластырь, последний раз взглянув на обнаженную девушку. И почему, несколько часов назад, когда она лежала без сознания в таком же виде, в груди не ухало, словно от резких поворотов на машине, а сейчас же грудная клетка словно трещала по швам. Аккуратно прикрыл ее одеялом, с облегчением беззвучно выдохнув.
-Я СЕЙЧАС хочу знать, мне страшно, черт возьми! – сорвалась она, не выдержав его такого безразличия. В голове не укладывался тот факт, что если сейчас он с ней возится, значит она нужна ему в этот раз живая. Только зачем? Что еще свалится на тонкую нить ее судьбы. Сколько еще ей идти по острому лезвию ножа?
-Тебе нечего опасаться. – встав с кровати, подвел черту он их разговору и направился к выходу из комнаты, на мгновение остановившись, и так и не повернувшись, добавил. - И еще… там в лесу, ты просила, что бы я не отдавал тебя Лиону… - секундная пауза. - Могу пообещать, что не сделаю этого. – тихо закрылась за ним дверь. Теперь она хотя бы точно знала, что в лапы того монстра она не попадет. Только вот что это означало? Что он все-таки сам, как она тогда и просила, убьет ее?


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
СкрытнаяДата: Среда, 15.02.2012, 18:34 | Сообщение # 15
Живу здесь
Группа: Модераторы
Сообщений: 2991
Награды: 172
Репутация: 628
Статус: Offline
***
-Почему я должен тебе поверить? – сжимая в руках плотно трубку сотового телефона, Виталий вновь слышал такой ненавистный для него голос. Прошло больше недели с того дня, когда он выстрелил Лене в грудь, с того дня, как отправил по почте фотографии ее трупа этому незнакомца, с того дня, когда в последний раз слышал этот голос. И вот сейчас, спустя все это время он вновь дождался звонка и заказчик снова недоволен. Когда же это все закончится?
-Наверное, положить в ваш почтовый ящик ее голову в мешке, было бы убедительнее! – хмукнув и не опасаясь гнева на том конце, ответил Виталий, внутри же моля, что бы незнакомец, а как он думал сам, Лион, поверил тем фотографиям.
-Да ты прав! – сердце на мгновение замерло. Неужели он сейчас потребует ее голову? – Было бы убедительнее. – он словно издевался, затягивая паузы тишины и повторяя произнесенные ранее слова. – Я проверил фотографии на подделку. И знаешь, я рад, что ты вновь вернулся в верную колею! – Абдулов на мгновение прикрыл глаза, сдерживая улыбку. Конечно, фотографии были не подделанными, а чистой воды правды, и такие убедительные, что даже вопроса не вставало, осталась ли та девушка со снимков жива. – Эта Лена столько хлопот нам обоим доставила. Живучая… - «ты даже не представляешь на сколько» вихрем пронеслось у Виталия в голове эта мысль.
-Когда я получу то, что мне надо? – подтолкнул Виталий собеседника, что бы тот уже перешел к делу. Ведь сколько можно уже разводить эту демагогию. Тот сам обещал, что Лена будет последняя. Виталий выполнил свои условия, осталось дело за незнакомцем.
-Не будь таким нетерпеливым. – глаза Виталия наполнялись кровью от слов, которые доносились из трубки. – Завтра в обед на своей квартире ты получишь то, что так долго искал. – снова короткие гудки, повествующие о том, что их беседа закончена. Сердце впервые за последние пол года действительно забилось, словно живое, от осознания того, что то, что он так долго искал, то, к чему так целеустремленно шел по головам, будет в его руках. Завтра.

***
Со скоростью света влетел в подъезд своей квартиры, на всех парах несясь к лифту, думая только об одном, что скоро все закончится. Пролетел мимо вахтерши, которая от неожиданности подпрыгнула с места, и тут же заприметив одного из квартирантов, закричала.
-Виталий, подождите! – казалось, Абдулов ее не слышал даже. - Виталик!- еще громче закричала она.- Вам попросили передать! – достала она белый небольшой сверток, в котором что-то лежало, не заметив вспыхнувших глаз мужчины. – Молодой парень еще с утра приходил, и сказал, что бы я обязательно отдала это в руке. – улыбнулась пожилая женщина.
-Спасибо… - медленно протянув руку, взял он сверток, кажется, догадываясь, от кого это. Плотно сжимая сверток в руках, он уверенно направился в свою квартиру, желая там уже узнать, что же скрывается в этой белой бумаге, еще тогда не представляя, сколько же боли принесет ему этот сверток.

***
Проснувшись от какого-то дикого грохота, будто бы с пятого этажа скинули автомобиль, Лена подпрыгнула от страха на кровати, пытаясь понять, что же произошло. И если к вечной темноте она уже привыкла с самого рождения, как к своей подруге, то кажется, у нее появлялся новый друг-страх, который не на минуту не покидал ее, а сейчас словно проснулся вместе с ней и стал возрастать с неимоверной силой. Сжавшись в очередной раз, оттого, что где-то совсем недалеко уже послышался звук разбившегося стекла, Лена, сама не зная, что творит, словно в бреду встала с кровати, не обращая внимания на режущую боль в груди от раны. Двинулась на ощупь в сторону выхода и, открыв дверь, услышала очередной грохот совсем близко. Вчера, после того, как Виталий покинул ее так и, не дав ответы на ее вопросы, она провалилась в сон и даже понятия не имела, сколько она спала и какое вообще сейчас время суток. Одной рукой придерживаясь стены, она неуверенно двинулась в сторону шума, совсем даже не думая о том, что возможно там ее ждет опасность. Нащупав ручку двери, той, из-за которой издавался гром, она, вздохнув, на секунду задумавшись, стоит ли вообще туда идти, резко дернула ее вниз. Дверь бесшумно отворилась, открывая взору, только не ее, полностью перевернутую комнату вверх дном, где в центе стоял голубоглазый мужчина, который именно в этот момент с яростью в глазах отшвырнул со всей силы плазменный телевизор, совсем не замечая девушку. Лена стояла в дверном проеме и чисто интуитивно представляла, что здесь происходит и предполагая, кто это делает, а Виталий продолжал крушить все вокруг, не жалея стекла, дорогих безделушек, зеркал, разной техники и мебели. Схватив какую-то вазу, он с развороту швырнул ее в стену, и та разбилась прямо возле Лены, от чего девушка от неожиданности дернулась и ударилась плечом об косяк, но не сдвинулась даже на сантиметр с места, ощущая на себе пристальный взгляд мужчины, который только сейчас ее заприметил.
Она словно загипнотизированная рисовала в голове картину происходящего, отмечая тот факт, что его сердце, впервые, словно хотело вырваться из грудной клетки, предварительно разорвав ребра мужчины, будто прутья от тюремной решетки.
Тяжелое дыхание Виталия, накаляющая, полная ненависти и чего-то отягощающего атмосфера не давали и слова сказать Лене, а Виталий, подумав о том, что чуть было не попал в нее довольно таки тяжелой вазой, остановился на месте, пытаясь сообразить, что она вообще тут забыла. Какого черта она приперлась к нему в комнату?
-Что ты здесь делаешь? – сжимая плотно губы, дрогнувшим голосом спросил он.
-Я… - от нежного баритона Лену словно перекосило, и она поняла, что не стоило вообще сюда приходить, и не важно, что его так довело, что он стал крушить все вокруг без оглядки. Только вот этот голос…на мгновение ей даже показалось, что он плакал, только она тут же отогнала от себя подобные мысли, приняв их за полный абсурд. – Я просто услышала шум… - наконец-то нашлась, что ответить. Она безумно боялась его, да… До дрожи в коленях, до остановки сердца и до хрипящего в глотке голоса: тогда, когда он впервые схватил ее и привез в лес, когда похитил ее из лесного домика, вчера, все то время, пока они были знакомы все сжималось от страха, но только не сейчас. Сейчас, словно все смешалось в ее голове, и она вообще ничего не понимая, но пораженная такой казалось бы неизменной ранее ее кардиограмме сердца и этой резкой перемены голоса, словно забыла о том, что он все-таки ее убийца.
-Возвращайся к себе в комнату. – сжимая руки в кулаки и думая о том, что неимоверно хочется остаться одному, прорычал Виталий.
-Я… - совсем не знаю, что она хочет ему сказать, начало было Лена, но тут же была перебита.
-Пошла вон! – заорал он так, что казалось у нее перепонки лопнут, а колени вмиг покосились, и она рванула обратно в комнату, проклиная себя на чем свет стоит. Он жестокий, расчетливый убийца, который не должен ходить по этой земле и проливать кровь, а она только сейчас поняла, что, кажется, хотела его пожалеть пару секунд назад, обдумывая тот факт, что у него явно что-то случилось. Не ее это дело. Она итак ввязалась в полное дерьмо, которое теперь ей уж, кажется, никогда не разгребсти.
Пнув рядом валяющееся кресло сразу после того, как белокурая девчонка со светлыми волосами и стеклянными глазами вылетела из его комнаты, с искаженным лицом от страха, он схватился за волосы руками и как раненный зверь издал непонятный рык боли, совсем не замечая, как из его глаз потекли одна за другой прозрачные слезы. Мужские слезы, наполненные свинцовой болью.

Еще несколько дней относительного спокойствия. После последней встречи, она больше не видела Виталия. Больше шума не было, и только спустя часа два, она услышала торопливые шаги, прошедшие мимо ее комнаты и устремленные на первый этаж, а после звук отъезжающей машины. Сама не понимала почему, но это странное ощущение того, что он плакал, та боль, которая так и сквозила в его голосе, словно заставили забыть ее о том, что это он виновник того, что она сейчас загнана в клетку и находится в полной безысходности. В ту ночь она так и просидела в своей комнате до того момента, пока к ней не пришел Стас через несколько часов.
Так и не понимала, зачем она им, зачем они с ней возятся, не раз пыталась выпытать у парня хоть какую-то информацию, но тот всегда отвечал неоднозначно, а потом вообще сказал, что ничего ей не скажет и в скором времени она сама все узнает. Только узнавать то было нечего, так как он сам ничего не знал и не понимал, что задумал Виталий и вообще, куда он пропал на пять дней, заверив его, чтобы он приглядывал за этой девочкой. С каждой минутой в душе у нее хоть на миллиметр, но появлялся просвет и уже было не так страшно от непонимания, да и смирилась она уже давно со своей участью, а те слова, брошенные Виталием о том, что он не отдаст ее Лиону, словно грели душу. Остальное ее уже не интересовало. Но все равно, пускай молодой парень каждый раз пытался ее взбодрить, и вроде бы у него это получалось, она улыбалась и иногда даже смеялась, все равно она угасала, словно цветок от полуденного солнца, вяла и чахла, будто бы ее совсем не поливали. Все больше проводила времени в кровати, совсем не вылезая, и Стас порой ее брал на руки и тащил вниз, чтобы она поела и поболтала с ним хоть о чем-нибудь, отчетливо видя, что ее итак слабая душа умирает. Но ничего не менялось. Она хотела домой, хотела, чтобы все закончилось уже, хотела просто закрыть глаза и ничего не ощущать, никакого напряжения, страха, непонимания или еще какого-либо давящего чувства недосказанности.

Время медленно, но уверенно двигалось вперед, казалось бы, совсем не предвещая беды.

-…и представляешь, я тогда отсидел в больнице три часа, и в итоге все так закончилось по-дуратски. - закончил парень свою очередную смешную историю, на что Лена залилась заразительным смехом, таким, что казалось вся гостиная первого этажа озарилась светом. Впервые почти за два месяца она смеялась так. Так искренне, беззаботно, забыв обо всех проблемах и невзгодах, совсем не замечая, что Стас неотрывно любуется ей.
С каждой секундой проведенной с ней, ему все больше хотелось, чтобы она вновь ожила, чтобы вот так, как сейчас, смеялась всегда и улыбка не сходила с ее лица, хотелось что бы ей не угрожала никакая опасность и она больше не боялась идти спокойно по улице. Он застыл словно вкопанный, неотрывно смотря на это белокурое чудо в коротких шортах и желтой рубашке, которые несколько дней назад ей привез сам же. Сидя на этом красном кожаном диване, где еще совсем недавно он впервые увидел ее зажатой в угол, растрепанной и раненной, еще тогда не предполагая, что спустя несколько дней она ему начнет безумно нравится, он понял, что еще немного, и неистово влюбится в нее, так как от одного ее присутствия сердце замирало в груди, а от редких ее улыбок хотелось горы свернуть.
Впервые сегодня подумал о том, что бы увезти ее отсюда, наплевав на своего лучшего друга и на все его планы, но тут же отбросил эти мысли, так как они были полным абсурдом. Он никогда не поступит так с Виталием, но Лена... Эти ее всегда печальные глаза и неизвестно куда устремленный взгляд просто сводили его с ума, заставляя сердце, словно попрыгунчик подпрыгивать каждую секунду. С глупой улыбкой все так же смотря на девушку, сам не отдавая отчета своим действиям, осторожно поднял руку к ее лицу, аккуратно убрав с глаз светлую челку, заметив, как она резко прекратила смеяться и устремила свой взгляд прямо на него. Осторожно проведя теплыми пальцами по ее щеке, дотронулся ладонью до ее скулы и нерешительно стал приближаться к ней, совсем не подозревая, что внутри Лены проснулась целая буря непонятных чувств, но она отчетливо, впервые за последнее время понимала, что сейчас произойдет, только не понимала, хочет она этого или нет. И только когда она почувствовала горячее дыхание на своих губах и чисто интуитивно прикрыла глаза, находясь в каком то ощущении эйфории, уже была уверена, что он ее поцелует, как услышала, что резко отворилась входная дверь и тишину разрезал до боли знакомый голос:
-Кажется, я не во время… - с каким-то пренебрежением в голосе, произнес Виталий, совсем не ожидая увидеть подобную картину, как его друг, находясь в миллиметре от губ девушки, готовый вот-вот ее поцеловать, от неожиданности дернулся назад, и оба уставились на только что вошедшего.

Снова этот нежный баритон и снова его обычное, слишком тихое и редкое биение сердца.

эм...я тут))!


НА ЛЕЗВИИ НОЖА...
Слезы солнца...

 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Черновик жизни или Призраки судьбы (пока долго думаю, может удалю=))
Страница 1 из 212»
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: