Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Учись прощать или Расплата за любовь - 2 (КВМ)
Учись прощать или Расплата за любовь - 2
suslyaДата: Пятница, 30.12.2011, 07:56 | Сообщение # 46
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-45-


Прошло несколько дней, а в состоянии Веры улучшений не было… Впрочем, как и ухудшений, что не могло не радовать Никиту. Но он рассуждал с врачебной точки зрения, а остальных же, волнующихся за Романову, такая стабильность не очень-то радовала. И если за Ивана и Игоря Кулемин был в какой-то мере спокоен, все-таки оба были представителями сильного пола, то состояние Лены его сильно пугало. Мало того, что та была девушкой и по природе своей воспринимала все ближе к сердцу, нежели ее брат и биологический отец, но хирург еще мог лишь представлять, какое чувство вины его дочь сейчас испытывает. Ведь в последнее время она действительно не лучшим образом относилась к матери. Поэтому мужчина решился на такой шаг, на который не пошел бы, наверное, ни в каком ином случае.
Виктор, конечно, был удивлен звонком от отца его возлюбленной, но прийти к нему на работу все же согласился, понимая, что просто так, без важного повода, Кулемин-старший ему бы не позвонил. Хотя физрук догадывался, что поводом для их встречи послужила трагедия в семье Кулеминых-Романовых. Он и сам видел, как тяжело переживала все это Лена, как мог старался ее поддержать и больше всего боялся, что она вновь сорвется и решит расслабиться травкой. И как назло это несчастье пришлось на одну из знаменательных дат в жизни Степнова, поставив его перед сложным выбором, который, впрочем, он уже давно сделал.

- Никита Петрович, к Вам Виктор Михайлович, - сообщила из приемной Галина Ивановна – медсестра и по совместительству неофициальная секретарша хирурга.
- Пусть войдет, - нажав кнопку, ответил Кулемин-старший. Через несколько секунд в его кабинете появился избранник его дочери. Степнов подошел к письменному столу хирурга, поздоровался и замер в нерешительности. – Привет. Ну, что стоишь? Присаживайся.
- Я так понимаю, Вы позвали меня, чтобы поговорить о Лене? – предположил Виктор, устраиваясь напротив своего собеседника.
- Других общих тем у нас с тобой пока, слава богу, нет, - холодным взглядом посмотрел на него Никита. – В общем, я хотел встретиться с тобой, чтобы… - Договорить ему не дал громко зазвонивший телефон физрука. Степнов тут же засуетился и быстро сбросил звонок, извинившись перед отцом своей возлюбленной. – Так вот, я позвал тебя для того… - И снова настырный мобильник помешал хирургу озвучить свою просьбу. – Может, ты уже ответишь? – недовольно поинтересовался он.
- Подождут, - обтекаемо ответил Виктор, снова сбрасывая звонок и на этот раз выключая звук. – Извините, пожалуйста, продолжайте.
- Спасибо! – язвительно ответил Никита. – В общем так, я знаю, что отношения между нами с тобой довольно натянутые, но сейчас я надеюсь на то, что ты действительно любишь мою дочь, - сказал мужчина и сделал паузу, во время которой услышал, как приглушенно вибрирует в руках физрука его мобильник. – Либо ответь, либо выключи его, иначе мы с тобой нормально не поговорим, - твердо произнес он, желая целиком и полностью завладеть вниманием своего собеседника.
- Можно я на минуту выйду? – спросил Степнов, виновато посматривая на собеседника. – Это просто довольно личный звонок.
- Иди, - Кулемин-старший кивнул головой в направлении двери. Как только второй мужчина вышел из его кабинета, он мгновенно нахмурился. Что такого личного может быть у этого физрука? Не обманывает ли он Ленку? И никогда вроде Никита не замечал за собой желания подсмотреть или подслушать, а сейчас ему вдруг очень захотелось узнать, что же там такого личного приключилось у этого «кавалера». И решение довольно быстро пришло в изобретательную голову волнующегося папаши. Взяв трубку лежащего на столе телефона, мужчина нажал кнопку и, прежде чем медсестра в приемной начала говорить, поторопился озвучить свою просьбу:
- Галина Ивановна, включите, пожалуйста, громкую связь и не произносите ни слова! Заранее спасибо!
Женщина была довольно умна, поэтому план хирурга для нее тайной не остался. Покосившись на стоящего не особо далеко Виктора, она выполнила поручение начальника и спокойно стала ждать, чем же все завершится. Поначалу мужчина, разговаривающий по мобильнику, держал себя в руках и вел разговор довольно тихо, но вскоре беседа его, по-видимому, утомила, и физрук вышел из себя.
- Нет! Я не могу приехать на твой юбилей! – наконец, воскликнул он так, что его слова прекрасно разобрал Никита. - Нет, «не могу» не синоним к «не хочу»! Ты же знаешь, что я обязательно приехал бы к тебе, если бы не обстоятельства! Обстоятельства очень серьезные! Тебе нужна конкретика? Хорошо! Я не могу сейчас уехать из города, потому что должен поддержать одного очень дорогого мне человека, понимаешь? Послушай, мама, что за трагедия случится, если я приеду поздравить тебя чуть позже? А по-моему, ничего страшного! И ты сама это понимаешь, просто вредничаешь! Короче, все, мам, - усталым голосом произнес мужчина. – Если ты не хочешь меня понимать, то я ничего не могу с этим поделать. Все, извини, у меня тут очень важный разговор. Потом поговорим.
На этом Виктор и закончил свое объяснение с матерью. Несомненно, Кулемин-старший остался доволен тем, что услышал: исходя из ответов физрука, мамаша его была довольно властной особой, и пререкаться с ней было себе дороже, но Виктор стойко выдержал «атаку», и почему-то хирургу казалось, что те самые «серьезные обстоятельства» имеют отношение к Лене.
- Еще раз прошу прощения, - в кабинет вернулся уже намного более угрюмый мужчина. – Теперь точно все. О чем Вы хотели со мной поговорить?
- Виктор, я хотел попросить тебя… - Никита же, наоборот, стал разговаривать более мягким тоном, - ты поддержи Ленку, ладно? Ей сейчас очень тяжело, и, по правде говоря, я боюсь, как бы она снова не сорвалась и не начала принимать успокоительные таблетки.
- Никита Петрович, Вы либо не понимаете, либо не хотите понять, - усмехнулся Степнов, глядя на собеседника. – Я люблю Вашу дочь, и бросить ее в такой ситуации, в какой она находится сейчас, я не смог бы ни при каких обстоятельствах. Я честно не знаю, как доказать Вам, что Лена дорога мне, и что наши чувства с ней искренны и основываются на любви…
- Виктор, я просто…
- Все у Вас просто! – повысил голос физрук, взвинченный скандалом, который ему закатила эмоциональная матушка. – Я не сопливый студент-первокурсник, и мне не нужно объяснять банальных вещей, понимаете? Я сам вижу, когда моей девушке требуется поддержка, и не надо тыркать меня носом в очевидное.
- Ты что-то распоясался, тебе не кажется? – сурово спросил Никита, но даже такое изменение в его интонации никак не подействовало на уже стоящего напротив него собеседника.
- Нет, я говорю так, как есть на самом деле! Вы не знаете, через что мы с Леной уже прошли вместе, а потому не Вам судить о том, как мы с ней относимся друг к другу! А я Вам скажу! – Степнов наклонился вперед и буквально навис над хирургом, который наоборот слегка отстранился от него. – Мы очень дорожим нашими отношениями! И после всего, что мы пережили, я никому не позволю разлучить нас! Даже тебе! – увлекся своей тирадой физрук и даже не заметил, как перешел на «ты» и стал угрожать отцу своей возлюбленной. – Захочешь нас разлучить – увезу Ленку куда-нибудь и все.
- Куда? Ей же всего шестнадцать! – засмеялся Никита, видя, что Виктор сейчас немного не в себе. – Ладно бы она совершеннолетняя была…
- Неважно куда! Увезу, спрячу и все!
- Все сказал? – так и не сумев стереть с лица улыбку, поинтересовался мужчина.
- Все, - на выдохе ответил физрук и уселся на свое место.
- Увезешь мою дочь – отрежу все, что болтается…
- А что-нибудь новенькое слабо выдумать? – скучающим тоном спросил Виктор. – Чем-то подобным ты мне уже угрожал… Становишься предсказуемым.
- Так, ладно, прекратили разборки! – первым решил уйти от конфликта Кулемин-старший. – Мы забыли, что разговор начался с общей проблемы. Сейчас мы с тобой должны быть не врагами, а союзниками, если хотим помочь Лене.
- По-моему, мы всегда должны быть союзниками, - буркнул его собеседник, после чего решительно посмотрел на хирурга. – Думаешь, Лену не напрягает то, что наши отношения являются для тебя недопустимыми? Или хочешь сказать, что она спокойно отнеслась к твоей фразе про то, что ты их не одобряешь?
- Степнов, хватит капать мне на мозги! – угрожающим тоном произнес Кулемин-старший, которого нападки избранника дочери стали порядком доставать.
- А что мне еще остается делать, чтобы дать тебе понять: я буду бороться за Ленку! И если того потребует ситуация, то даже с тобой, - физрук встал с места и бесцеремонно пошел на выход, уже на ходу произнося: - подумай дважды: когда-то твоя бывшая жена выбрала тебя вместо своей матери… Если любишь свою дочь и хочешь ей счастья, то не заставляй ее выбирать между нами. Мы оба любим ее, а она любит нас, естественно, по-разному, только это в данном случае значения не имеет… ключевое слово здесь – любит. Тебе, как никому другому, должно быть хорошо известно, как тяжело отказываться от того, кого любишь! – с этими словами Степнов дошел до двери и, уже открыв ее, вновь развернулся к Никите. - А по поводу того, о чем ты хотел со мной поговорить… Я делаю все, что в моих силах, ты, я уверен - тоже. Тогда о чем разговор вообще?
И мужчина ушел, оставив задумчивого хирурга в одиночестве. Сначала он долгое время пребывал в удивлении от того, насколько хорошо этот физрук был знаком с историей их семьи, а потом, анализируя слова Виктора, Кулемин-старший все сильнее и сильнее понимал, что в чем-то тот действительно прав. Даже не в чем-то, а во многом… А примеры на их с Верой прошлом еще больше заставили мужчину задуматься над ситуацией.




Сообщение отредактировал suslya - Пятница, 30.12.2011, 07:57
 
suslyaДата: Пятница, 06.01.2012, 04:42 | Сообщение # 47
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-46-


Звонок в дверь заставил хмурого мужчину встать с насиженного места и отправиться в коридор, дабы впустить гостя. В любой другой день и в любой другой ситуации Романов наверняка удивился бы, увидев на пороге своей квартиры девушку, которая уже несколько месяцев не отличалась особым желанием общаться с ним. Но сегодня даже этот визит не вызвал в нем каких-либо эмоций.
Лена вошла в квартиру и огляделась, сразу же отметив, как уютно здесь стало с появлением хозяйки. Последний раз блондинка была тут еще тогда, когда считала стоящего напротив нее хозяина данного жилища своим крестным, а маму – верной женой своего отца. С тех пор, как Вера с Иваном поженились, двери этого дома для девушки автоматически закрылись. Конечно, так решили не «молодожены» - они-то как раз были бы рады, если бы дочь заглянула к ним. Только вот сама Кулемина пообещала себе навсегда забыть сюда дорогу.
Что же заставило ее прийти сюда сейчас? Она и сама не могла ответить на этот вопрос… Просто во время очередного срыва, когда слезы лились сами по себе, и остановить их просто не представлялась возможным, девушка пыталась успокоиться проверенным методом: она разговаривала сама с собой. Среди прочих ее фраз промелькнул вопрос: кому в данный момент хуже, чем ей? И совершенно неожиданно в голове Лены возник образ ее биологического отца, заставив блондинку серьезно задуматься. Ведь действительно, ее поддерживали все: отец, брат, любимый… А кто оказывал поддержку ему? Кто помогал всегда сильному и твердому Романову пережить трагедию и поверить в лучшее? По данным, которые были у школьницы, - никто. К тому же в последнее время, присматриваясь к нему, девушка заметила, что тот стал приходить на работу в помятом виде: лицо мужчины покрыла небольшая щетина, и было такое ощущение, будто вечер предыдущего дня он провел наедине с бутылкой какого-то алкоголя. Правда, перед тем, как принять окончательное решение прийти сюда, Кулемина посоветовалась с Виктором, и, получив его одобрение, отважилась на этот шаг.
Подождав, пока дочь снимет верхнюю одежду и обувь, хозяин квартиры снова вернулся на кухню. Десятиклассница, естественно, пошла за ним. Как она и предполагала, у стола в ряд стояло несколько бутылок из-под коньяка, ликеров и виски. Видимо, мужчина нашел «повод» опустошить свой шикарный бар, алкоголь в который собирал годами. Все так же, не говоря ни слова, Лена присела на свободный стул и оглянулась вокруг себя – в целом кухня выглядела довольно прилично, правда, отсутствие грязной посуды наводило на мысли, но отнюдь не о том, что Иван – чистоплотный представитель мужского рода, а о том, что физрук спортивной школы вовсе не питается.
Неожиданно перед лицом задумавшейся блондинки появилась банка пива. Романов молча протягивал девушке алкоголь, ожидая ее решения. Кулемина приняла предложение, поставила банку на стол, а мужчина, понимая, что одной рукой управиться ей будет трудно, без слов щелкнул металлическим язычком, открывая алкоголь. После этого он обошел стол, сел на свое место и налил себе в бокал немного коньяка. Еще некоторое время на кухне царило молчание, а потом школьница не выдержала:
- Ты должен верить в то, что она поправится, - тихо сказала она, посмотрев на отца. Тот, не отвечая ни слова, поднял бокал и одним махом осушил его, чуть поморщившись.
- Я верю, - хрипловато ответил Иван.
- Я вижу! – саркастически заметила девушка, делая глоток пива. – Чего тогда пьешь как заправский алкаш?
- Лен, тебе же до меня дела нет, - сухо произнес физрук спортивной школы. – Иди домой к отцу и брату. Там никто не пьет, и там все верят в лучшее...
- У меня два отца, - твердо ответила ему дочь, заставив мужчину отвлечься от тупого созерцания скатерти и удивленно посмотреть на нее. – И одному из них сейчас нужна моя поддержка.
- Пожалеть меня пришла? – пристально глядя на собеседницу, усмехнулся Романов. – Спасибо, но не стоило беспокоиться.
- Причем тут пожалеть? – возразила ему Кулемина. – Для тебя «поддержать» и «пожалеть» - это одно и то же? Я пришла, потому что волнуюсь за тебя! Думаешь, то, что ты вот так вот абстрагируешься от ситуации, никому не заметно? – спросила девушка, кивнув на бутылку. - Да на тебя уже в школе все косо смотрят.
- Пускай смотрят, - безразлично произнес физрук, наливая себе новую порцию алкоголя. – Мне все равно… и тебе должно быть все равно…
- А мне, представь себе, не все равно! Я не хочу, чтобы все думали, будто у меня отец – алкаш! Тем более что это не так…
- Что, уже жалеешь о том, что проболталась о наших родственных связях? – с язвительной улыбкой проговорил Иван. Школьница на этот вопрос отвечать не стала: пожалела она об этом намного раньше, когда желание делать гадости поутихло, и блондинка поняла, насколько глупо выглядят все ее пакости. И ведь навредила она не только своему папе, но и самой себе – одноклассницы стали общаться с ней менее охотно и посматривали на дочку тренера как на блатную особу.
- Пап…
Продолжить Лена не смогла из-за радостно-удивленного взгляда, которым ее наградил сидящий напротив мужчина. В отличие от ее официально-сухого «отец», это «пап» прозвучало так мягко и доверительно, что Романов просто не смог не обратить на это внимания. Девушка же не ожидала такой реакции на подобное обращение, а потому даже растерялась, но потом взяла себя в руки и продолжила:
- …я была неправа в своем отношении к вам с мамой, - призналась она, опустив взгляд. – Я не ценила вас и говорила много таких вещей, которых дети не должны говорить своим родителям. Просто вся эта ситуация… все так резко поменялось… и папа, тот который Никита – я видела, как ему тяжело было пройти через все это, я видела его потухшие глаза до того, как он улетел в Швейцарию. Я смотрела на него, такого хорошего, верного и обманутого женой и лучшим другом, и вспоминала слова мамы о том, что семья – это самое ценное, что может быть у человека. А потом все пыталась понять, зачем же она разрушила это «самое ценное».
- Лен…
- И только недавно я начала понимать, что, возможно, все, что случилось, произошло к лучшему! – не дала перебить себя Кулемина. – Семья, в которой нет любви между мужем и женой, как море соленой воды вокруг утопающего, желающего пить. Казалось бы, вот она влага – пей не хочу! Только пользы от нее никакой, один лишь вред…
- Экие ты размышления толкаешь! – подивился такой рассудительности дочери мужчина. – То есть, хочешь сказать, что больше не презираешь наши с Верой отношения? Не злишься на нас из-за свадьбы?
- Нет. Во-первых, вы обрели настоящее, - выделила это слово десятиклассница, - семейное счастье, а во-вторых, возможно папа… ну, то есть Никита найдет себе женщину, которая действительно будет любить его. Правда, для этого его надо вытащить из клиники и поводить по улицам, а то он на своей работе скоро пропишется…
- И для того, чтобы ты все это поняла, должна была случиться такая трагедия? – приподняв одну бровь, спросил Иван, отставляя в сторону бокал.
- Нет… Я давно начала задумываться о том, что веду себя некрасиво, и когда-нибудь я бы пришла с этим разговором к вам с мамой. Эта трагедия просто ускорила этот момент, - ответила блондинка. – Знаешь, я поняла, что в некотором роде я счастливый человек, - несмело улыбнувшись, посмотрела на отца Лена. – Есть дети, у которых вообще нет родителей, есть такие, у которых есть только папа или только мама. А у меня есть мама и целых два отца, каждый из которых любит меня. И я даже могу сказать, что мои мама и папа вместе.
- Эх, Ленка-Ленка… сколько же нервов ты всем истрепала, прежде чем поняла такие важные вещи, - тяжело вздохнул физрук. – Теперь будем надеяться, что Вера захочет услышать все то, что ты сейчас сказала мне.
Девушка кивнула. Разговор на этом и закончился, но гостья не спешила уходить. Она молча пила пиво и изредка посматривала на биологического отца, ища в его облике сходства со своей внешностью и оценивая, насколько же она похожа на него внешне. Романов же о чем-то серьезно задумался, но к алкоголю больше не прикасался. Только через некоторое время мужчина все-таки решился задать вопрос:
- Лен. – Дочь, рассматривающая до этого пейзаж за окном, подняла на него взгляд. – Если бы у тебя был выбор, ты хотела бы не знать, что я твой отец?
- Да, - прозвучал честный ответ через несколько секунд. – Умом я понимаю, что наша семья была неправильной и… лживой что ли… А душой мне все равно было в ней комфортно. И к тебе у меня было другое отношение: я знала, что ты далеко не ангел, и в юности был гулякой и повесой… Но предательство человека, который воспитывал меня с самого детства, человека, который был твоим лучшим другом, я никогда не смогу тебе забыть. Это подло и низко, в каком бы состоянии это ни было сделано.
Мужчина кивнул, соглашаясь с ее словами и давая ей понять, что ее точка зрения ему ясна. Нет, он не ожидал, что Лена мгновенно забудет ему все его грехи, и был готов к такому ответу. Можно сказать, что именно такие слова он и ожидал услышать. Просто после ее слов о том, что, возможно, это и к лучшему, что Вера призналась в содеянном, он питал небольшую надежду на то, что дочь ответит иначе.
- А ты? – неожиданно раздался голос Кулеминой. – Ты хотел бы не знать, что я твоя дочь, но сохранить те отношения, которые были между нами раньше?
- Нет, - не раздумывая, ответил Иван. – Отношения мы строим сами, и я надеюсь, что мне удастся вернуть их на тот уровень, на котором они и были, а такой дочери у меня бы уже не получилось никогда, - улыбнулся мужчина. Лена, отведя глаза в сторону, смущенно улыбнулась ему в ответ.


 


suslyaДата: Воскресенье, 08.01.2012, 06:15 | Сообщение # 48
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-47-


После того разговора все будто стало налаживаться: состояние Веры улучшилось, и вскоре ее должны были перевести в обычную палату, Романов взял себя в руки и больше не притрагивался к алкоголю, а у Лены будто стало легче на душе. В тот день она даже приготовила отцу яичницу и не ушла, пока он не доел при ней своеобразный обед.
Виктор стремление девушки наладить контакт с родителями всячески поддерживал и поощрял. В их с Леной отношениях снова наметилось продвижение, которого мужчина в принципе уже давно жаждал, но вместе с этим и немного опасался. Лена вспомнила, какое условие ставил ей ее возлюбленный, когда она до него «домогалась», и чем объяснял свое уклонение от более близкой связи. Теперь же этого мешающего фактора не было – Степнов познакомился с Кулеминым-старшим, и тот не запретил им встречаться… по крайней мере, категорично. Он, конечно, и в восторге не был, но это же попросту объясняется тем, что он пока недостаточно хорошо знает Витю. Хотя это уже детали… Главное – то, что Кулемина теперь перестанет тайно завидовать Лерке, которая имела привычку делиться с подружкой интимными подробностями их с Игорем любовных излияний. В принципе, ничего сильно откровенного Новикова не рассказывала, но ее описания самого секса и ощущений от сего действа волей-неволей заставляли Лену мечтать о том же только, естественно, с Виктором.
Когда девушка «напросилась» в гости, физрук, ни о чем не догадываясь, обрадовался и сказал, что будет ее ждать. Каково же было его удивление, когда через минуту раздался звонок в дверь, и на пороге уже стояла Кулемина. Объяснив свое чересчур быстрое появление тем, что проходила мимо его дома и звонила с мобильного, девушка скинула сапожки, повесила куртку и прошла в комнату.
- Замерзла? – поинтересовался все еще немного ошарашенный физрук, глядя на то, как его возлюбленная играет с его собакой. – Ты откуда шла-то?
- Да так, - уклонилась от ответа Лена. Ну не говорить же ей, что она стояла у его подъезда специально, чтобы в случае чего сказать о том, что она рядом с его домом. – Немного озябла. Поставишь чайник?
- Конечно.
Через несколько минут девушка уже сидела за столом на кухне, а мужчина ухаживал за ней, делая чай. Обычно все было наоборот – Лена сама любила накрывать на стол, а Виктор обычно сидел и просто наблюдал за ней, мечтая о том, что когда-нибудь в будущем здесь, в его квартире, она будет находиться на правах хозяйки. Но сейчас школьницу очень сковывала в движениях сломанная рука…
- Ленок, ты чего? – настороженно спросил мужчина, заметив, как вздрогнула его девушка.
- Нет-нет, в порядке, - ответила та. На самом же деле она, продумывая план соблазнения Степнова, совсем забыла про свою сломанную руку и теперь представила, как это все будет выглядеть… Да как только дойдет до раздевания, он точно стопорнет все свои действия. Значит, нужно сделать так, чтобы гипс сегодня мешал как можно меньше.
- Держи, – мужчина поставил перед задумавшейся десятиклассницей бокал с чаем и дотронулся ладонью до ее носа. – Теплый. Значит, уже немного отогрелась.
- Угу, спасибо, - ответила Кулемина, все еще судорожно пытаясь придумать выход из ситуации. Совершенно неожиданно ее взгляд задержался на напитке, и шальная мысль проскочила в голове блондинки: она никогда не пила горячий чай, и физрук, зная ее эту особенность, разбавил горячий напиток холодной кипяченой водой. Лена сделала глоток, чтобы проверить его температуру, а после этого, мысленно перекрестившись, неловким движением опрокинула бокал на себя. – Ай-яй-яй!
- Ленка, ну как же ты умудрилась так? – тут же подскочил к ней Виктор и стал обмахивать полотенцем мокрые пятна, видя, как девушка морщится от боли. – Горе мое луковое… Иди в ванну, сними мокрые вещи и надень мой халат. Посидишь в нем, пока твоя одежда сохнуть будет.
Выйдя с кухни, Кулемина закрылась в ванной, только вот на этом ее послушание и закончилось. На лице школьницы, несмотря на довольно неприятные ощущения от небольшого ожога, появилась улыбка, и она насмешливым взглядом посмотрела на висящий на крючке халат. «Сегодня ты мне не понадобишься» - тихо прошептала она, расстегивая джинсы. Недолго думая, девушка сняла с себя еще несколько вещей, оставшись лишь в красивом комплекте нижнего белья. Посмотрев на себя в зеркало и поправив прическу, она решительно выдохнула и вышла из ванной комнаты.
- Лен, давай твои ве…
Ошарашенный физрук, вышедший из кухни, так и остался стоять рядом с тумбочкой в коридоре. Девушка же прекрасно понимала, что состояние шока, с котором сейчас пребывал Виктор, может быть ей на руку, поэтому, буквально в мгновение оказавшись рядом с мужчиной, притянула его к себе и стала страстно целовать. Он автоматически, почти не осознавая реальность, стал отвечать ей, крепкие руки коснулись нежной кожи спины и продолжили изучать молодое, девичье тело, спускаясь все ниже и ниже. Но рассудок недолго был в отключке…
- Ленок, ты что делаешь? – слегка отстранив от себя возлюбленную, спросил Степнов. Глаза его вожделенно блестели, но Лена даже не догадывалась, каких сил ему стоит сейчас держать себя в руках. – А как же твоя рука?
- За нее не беспокойся, - соблазнительно улыбаясь, произнесла блондинка. – С ней ничего страшного не произойдет…
- А я думаю, что сейчас не самое лучшее время для того, что ты задумала… Давай все же повременим до того момента, пока тебе хотя бы снимут гипс.
- А может мне надоело ждать? – довольно раздраженно заметила Кулемина. – Все люди как люди, а я как монашка! У всех есть личная жизнь, а у меня, несмотря на наличие любимого человека, ее нет!
- Твое понятие «личной жизни» сводится к одному сексу? – удивился мужчина. – Как все запущено! Знаешь, Лен, хоть я тебя и люблю, но ты – маленькая капризная дурочка!
- Что? – охнула девушка и уже собиралась развернуться, чтобы уйти, но Виктор вовремя остановил ее, обняв лицо девушки своими ладонями. – Почему ты не можешь понять, что я за тебя волнуюсь? А если я, не дай бог, сделаю тебе больно? Я же хочу, чтобы твой первый раз прошел как можно более хорошо, и чтобы он тебе запомнился! А с этим гипсом ты меня даже обнять не сможешь… да и я тебя к себе прижимать побоюсь!
- А я не хочу больше ждать! – снова чуть ли не по слогам упрямо произнесла блондинка.
- Не хочешь? – уточнил физрук.
- Не хочу!
Лена даже моргнуть не успела, как Степнов притянул ее лицо к себе и начал целовать. Этот поцелуй был еще более жарким и возбуждающим, чем предыдущий, и девушку даже слегка передернуло от накатившего желания. Через секунду она уже оказалась несильно прижата крепким мужским телом к стенке, а брюнет стягивал с себя футболку. После того, как ненужный предмет одежды был отброшен в сторону, Виктор продолжил целовать свою возлюбленную, только теперь его губы осыпали ласками нежную кожу шеи школьницы.
Однако вся интимная атмосфера была варварски нарушена звонком мобильного телефона, лежащего на тумбочке. Первым желанием Лены было разбить ни в чем неповинный аппарат, вторым – выключить его, третьим – хотя бы отключить звук, но с другой стороны девушка понимала, что ей может позвонить Никита по поводу состояния матери. Нехотя нащупав рукой мобильный телефон, девушка нажала на клавишу с зеленой трубкой.
- Алле, - стараясь сделать тон голоса обычным, произнесла она. Виктор слегка отстранился, но руки с талии возлюбленной так и не убрал.
- Лен, мама в себя пришла! – радостно сказал в трубку Никита, даже не представляя, от чего он сейчас отвлек дочь. Хотя если бы знал, то обрадовался еще больше…
- Правда? А к ней уже можно? – спросила блондинка, не сумев сдержать улыбку.
- Да.
- Тогда ждите, я сейчас приеду! – выпалила Лена, сбрасывая звонок.
По лицу Степнова сейчас невозможно было понять, доволен он тем, что сегодня, как он в принципе и хотел, ничего не произойдет, или же зол. На всякий случай, сказав нечто вроде «в следующий раз мы обязательно дойдем до конца», девушка убежала в ванну, чтобы одеться. А мужчина, несколько секунд смотревший ей вслед, подошел к стене и с силой врезал по ней кулаком. Зачем только он поддался на ее провокацию? Может он и был рад, что сегодня все же ничего не случиться, но этому совершенно не был рад его организм, настроившийся на продолжение. Даже вышедшая из комнаты Ева посмотрела на хозяина каким-то насмешливым взглядом, отчего стало еще противнее.

- Как она? – девушка влетела в кабинет отца, даже забыв постучаться.
- Теперь уже хорошо, - улыбнулся мужчина. Обеспокоенность Лены состоянием матери несомненно радовала мужчину. Наконец-то, дочь отбросила свои обиды и перестала злиться на Веру. – Она очень обрадовалась, когда я сказал ей, что ты приедешь.
- Тогда пойду навещу ее. В какой она палате? – несмело улыбнулась Кулемина-младшая.
- В тридцать восьмой. Это на третьем этаже.
- Пап, а… она там одна? – осторожно поинтересовалась десятиклассница. – Ну, палата одноместная?
- Одноместная, - ответил хирург. Хоть Вера и просила перевести ее туда, где народу побольше, хирург все равно выбил для нее на неделю палату без соседок. Никита знал, что Лене нужно о многом поговорить с матерью, но при посторонних она не станет заводить эти разговоры, а встать и выйти из палаты Романовой пока не разрешалось… да она бы и не смогла. Именно поэтому Кулемин-старший позаботился о том, чтобы мать и дочь смогли побыть наедине.
- Ладно. Тогда я пошла.
Перед дверью с нужным номером Лена долго решалась на то, чтобы войти в палату. В душе у девушки творилось что-то невообразимое: чувство стыда заставляло задуматься о том, как она сейчас будет смотреть в глаза женщине, которая ее родила и вырастила, сердце стучало как сумасшедшее от волнения, а вся решительность испарилась, будто ее и не было. Однако отступать от задуманного блондинка не собиралась. Твердой рукой толкнув дверь палаты, она вошла вовнутрь.
- Леночка, - улыбнулась Романова, завидев дочь. – Я рада тебя видеть! Жаль, правда, что при таких условиях, но…
- Привет. Я тоже рада тебя видеть, - робко приподняла уголки губ школьница, оценивая состояние матери. На скуле женщины была довольно сильная ссадина, на носу был гипс, а лоб пересекал довольно большой шов. И это были лишь те травмы, которые были доступны глазу Лены.
- Красавица? – саркастично спросила женщина у всматривающейся в ее лицо дочери.
- Да ладно тебе, - отмахнулась Кулемина, - выйдешь из больницы – будешь как новенькая… Папа об этом уж точно позаботится.
- Папе я уже итак по гроб жизни должна, - смущенно проговорила Вера. – Если бы не он, может быть, и не разговаривали бы мы с тобой сейчас.
- Да, в медицине он явно волшебник, - ответила девушка и на некоторое время в палате повисла тишина. Потом же десятиклассница все же решилась сказать то, зачем и пришла. – Я хочу извиниться перед тобой… Я вела себя как законченная эгоистка, и мне сейчас очень стыдно за себя. Я так пренебрежительно относилась к вам с Романовым… А тебе столько всего наговорила… Мне правда, очень стыдно за свое поведение и свои слова. Прости меня, пожалуйста, если сможешь…
- Ничего страшного, Лен, - все с той же улыбкой ответила женщина и взяла стоящую рядом дочь за руку. – Все в порядке. Ты тоже прости меня за то, что я столько лет обманывала тебя и Никиту. Ты на меня больше не сердишься?
- Нет. А ты на меня? – спросила Кулемина.
- Конечно, нет. Я рада, что мы с тобой во всем разобрались, - сказала Вера, радостно глядя на блондинку. – Честно говоря, я очень сильно скучала по тебе и очень ждала этого момента.
- Прости, что не пришла с этим разговором раньше… И я тоже по тебе очень скучала… мама.


 
suslyaДата: Понедельник, 09.01.2012, 06:03 | Сообщение # 49
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline


Эпилог


- Лен, ты уверена, что хочешь этого? – с сомнением в голосе спросил Виктор, заходя вслед за девушкой в ее квартиру. – Не пожалеешь потом?
- Не знаю, - пожала плечами та и повернулась к мужчине лицом. – Одно я знаю точно – так будет правильно. Ты ведь и сам это понимаешь.
- Понимаю, - нехотя согласился с ней физрук. Сняв верхнюю одежду и обувь, мужчина и девушка прошли в комнату Кулеминой.
- Ну вот, если это понимаем и я, и ты, то, думаю, и все остальные поймут, что это просто необходимо.
- А ты не боишься, что твой отец… ну, Никита, обидится?
- А он, мне кажется, наоборот, одобрит эту идею, - доставая из-под кровати большую спортивную сумку, сказала Лена. – Он, как никто другой, лучше понимает, что сейчас я должна быть именно там. Маму выпишут, но ведь она еще долгое время не сможет самостоятельно передвигаться по квартире, - укладывая первую стопку вещей из гардероба, произнесла школьница. – Кто будет за ней ухаживать в то время, когда Иван работает? Я-то со школы все-таки пораньше буду возвращаться.
- Ну да, тоже верно, - снова был вынужден согласиться физрук, поправляя в сумке одежду. Кулемина хоть и старалась класть ее аккуратно, но нерабочая вторая рука все же давала о себе знать. – Честно говоря, мне так не по себе от того, что мы теперь будем жить дальше друг от друга. Сейчас вроде все так просто – созвонились и встретились…
- Вить, я же не на северный полюс переезжаю, - усмехнулась девушка и, находясь рядом с сидящим на кровати брюнетом, быстро поцеловала его в нос, вызвав у Степнова улыбку. – Это даже не другой конец Москвы. Не так далеко мы с тобой друг от друга будем находиться!
- Все равно… Я уже привык, что ты рядом, и как-то страшно отпускать тебя в другой район, зная, на что ты способна.
- Не делай из меня монстра! - закатила глаза блондинка. – Во-первых, мне некогда будет заниматься ерундой, а во-вторых, сомневаюсь, что Романов, если что, будет сквозь пальцы смотреть на мои похождения.
Виктор ничего на это не ответил, только еще больше сник. Теперь они явно будут видеться гораздо реже и даже не из-за расстояния, а потому что у Лены навряд ли будет много свободного времени. Разве что по вечерам и выходным… А раньше они могли видеться тогда, когда им этого хотелось.
- Ну, ты чего совсем нос-то повесил? – заметив изменившееся настроение возлюбленного, спросила Лена и, отодвинув сумку, присела рядом с ним. – Вить, ну серьезно… Даже если не брать в расчет ситуацию с мамой – ребенок должен жить со своими родителями. Игорь пусть живет с отцом, а мне надо жить там… с мамой и папой. Тем более что я же явно больше Романова, нежели Кулемина, - грустно усмехнулась девушка, взглянув на гипс.
- Ты себе это просто внушила, - приобняв ее за плечи и притянув к себе, проговорил физрук. – Какой была Кулеминой, такой и осталась…
- А вообще, ты не думай, что отмазался! – неожиданно заявила десятиклассница и снова пошла к гардеробу. – Я все равно соблазню тебя рано или поздно!
- Я и не сомневаюсь, - коварно улыбнувшись, ответил мужчина. После того неудавшегося раза, когда он отбросил все свои принципы и готов был поддаться желанию своей любимой девушки, Степнов снова занял глухую оборону в этом вопросе. Сколько бы Лена ни пыталась спровоцировать его на близость, физруку всякий раз удавалось уговорить ее немного повременить, хотя с каждым разом убедить ее становилось все сложнее и сложнее.
- Всем привет! – поздоровался заглянувший в комнату Игорь, который только что вернулся домой. В принципе и сестру, и учителя он уже сегодня видел, поэтому приветствие носило чисто формальный характер. – Лен, а что ты делаешь? – улыбка мгновенно сошла с лица парня, когда он заметил стоящую на кровати спортивную сумку сестры.
- Переезжаю.
- Зачем? – удивился Кулемин.
- Считай, что соскучилась по родителям, - с грустной улыбкой, но насмешливой интонацией ответила ему блондинка. – А если ты включишь свои мозги, то поймешь, что за мамой сейчас нужен будет уход! – довольно резко проговорила она. Пылкую речь девушки прервал несильный тычок в бок от сидящего рядом мужчины. Лена недовольно посмотрела на него, а Степнов кивнул ей в сторону Игоря, и школьница, тяжело вздохнув, подошла к брату. – Слушай, Игорек, не держи на меня зла, ладно? Что бы там между нами ни происходило, я всегда буду благодарна тебе за все, что ты для меня когда-то сделал.
- Это я должен просить тебя не держать на меня зла, - смущенно опустил голову парень. – Прости за то, что обижал тебя последние несколько лет. Не знаю, что меня на это толкало, но сейчас я очень сожалею об этом. Может, все-таки передумаешь? – с надеждой посмотрел на сестру одиннадцатиклассник.
- А за мамой ухаживать ты туда поедешь? – немного язвительно спросила Кулемина. Брат снова потупил взгляд. – То-то же, Игорек…
- А как папа отреагировал на эту новость?
- Он пока не знает, но скоро уже должен прийти домой, - ответила девушка, снова начиная собирать вещи. – По моим предположениям, он одобрит это решение, потому что оно действительно на данный момент нужное.
- Ну да, наверное…
Естественно, Лена не собиралась брать с собой все вещи, а самое необходимое она успела собрать до прихода Никиты. Когда хирург вернулся домой, вся компания молча пила чай на кухне. Увидев Степнова, он мгновенно нахмурился, но тому были свои причины. С работы он сорвался из-за того, что ему позвонила дочь и попросила приехать для важного разговора. Поэтому присутствие здесь физрука сильно напрягло Кулемина-старшего. «Пусть только выяснится сейчас, что она беременна… Кухонным ножом кастрирую мерзавца!»
- Итак, что такого экстраординарного случилось? – постарался спокойно спросить мужчина, присаживаясь за стол.
- Пап, я переезжаю, - заявила блондинка. Никита тотчас злобно посмотрел на Виктора и снова повернулся к дочери.
- По-моему, я не давал вам свое разрешение на то, чтобы съехаться! – процедил хирург.
- Ты опять начинаешь? – мгновенно взорвался физрук.
- Да не к Вите! – воскликнула Лена, успокаивая обоих мужчин. – Что же ты все так в штыки-то воспринимаешь? Смирись уже с тем, что мы друг друга любим! К тому же, когда ты узнаешь его получше, ты поймешь, насколько он хороший.
- А куда ты собралась? – проигнорировав ее слова, удивленно спросил отец.
- К маме с Иваном, - осторожно, вглядываясь в лицо собеседника, ответила девушка. – Думаю, это будет правильно… Они ведь мои родители. Тем более завтра выпишут маму, и Романову явно понадобится помощь в уходе за ней.
- Это точно, - согласился с ней врач.
- Только ты не думай, что я больше не считаю тебя своим отцом! – быстро произнесла Кулемина. – Ты был, есть и останешься для меня самым лучшим папой на свете! Не обижайся, просто мне кажется, что так будет правильнее… А к вам с Игорем я буду иногда приезжать.
- Леночка, ну, конечно же, я не обижаюсь, - грустно улыбнулся Никита. – Ты все правильно решила. Сейчас там ты нужнее… Веди себя хорошо, ладно? И не расстраивай своих родителей. Вере в данный момент лишний стресс на пользу не пойдет.
- Обещаю, - улыбнулась школьница, после чего подошла к отцу, и тот крепко, но аккуратно обнял ее, стараясь не касаться гипса. – Ты не думай, я тебе соскучиться не дам! Скоро начну подбирать тебе подходящую пару!
- Что? – не на шутку испугался хирург. – Не надо! Мне и так хорошо!
- Не спорь!
- Лен, - уже серьезно проговорил мужчина, глядя дочери в глаза, - правда, не стоит. Мне надо немного побыть одному, чтобы забыть всю эту ситуацию. А насчет пары… если она у меня есть, то она появится в моей жизни без чьей-либо помощи, - мягко улыбнулся Кулемин-старший. Дочь ответила ему тем же и уже сама приобняла его одной рукой.

Романов с самого утра убирался в квартире – завтра как-никак выписывали Веру, и ударить в грязь лицом мужчине не хотелось. К тому же жена его к вопросу уборки всегда относилась щепетильно. Особое внимание Иван уделил спальне, в которой женщина будет вынуждена проводить большее количество времени, пока не встанет на ноги. От хозяйственных дел физрука спортивной школы отвлек входной звонок, и он, гадая, кто же мог прийти, пошел открывать дверь. К его огромному удивлению на пороге стояла Лена, а чуть позади нее с увесистой сумкой на плече маячил Виктор.
- Привет. Надеюсь, ты не будешь против, если я поживу у вас? – в лоб спросила школьница.
- Привет. Конечно, нет, - ответил ей ошарашенный отец, пожимая руку второму мужчине. – Мы с Верой будем только рады. Лен, а с чего такая резкая смена места жительства? Ты с Игорем поругалась? Или с Никитой?
- Нет, просто решила попробовать влиться в свою семью, - ответила девушка, выворачиваясь из куртки, которую придерживал Степнов. – А вообще, я просто так подумала… Одному тебе сейчас будет слишком тяжело, а вдвоем мы с тобой справимся, - улыбнулась Кулемина. – Ну что, помочь что-нибудь надо?
- Лен… я просто счастлив, что ты теперь будешь жить с нами, - признался в своих чувствах Иван. – Я об этом даже не мечтал.
- Что ж, раз пока для меня работы нет, покажи, куда можно определить свои вещи, - попросила девушка, делая вид, что последних предложений собеседника просто не услышала. – Мы пока с Витей сумку разберем.
- Я пойду руки помою, - заметив ванную, сказал Виктор и ушел, оставив отца и дочь наедине.
- В гостиной есть шкаф, там полно свободного места. А еще…
- Я тоже рада, что наши отношения потихоньку начинают налаживаться, - перебила его Лена. Почему-то при своем возлюбленном ей было сложно это сказать, а наедине с Иваном – нормально. Мужчина улыбнулся, подошел к дочери и несмело обхватил ее руками. Раньше, еще будучи для нее крестным, Романов часто обнимал девушку, а сейчас сделал это впервые за огромный промежуток времени. Еще большая радость его посетила, когда он почувствовал, что Кулемина тоже положила ладошку здоровой руки ему на спину. А в ванной, улыбаясь, в маленькую щелочку наблюдая за этой картиной, стоял Степнов и ждал, пока отец с дочерью прервут свои объятия, боясь помешать такому хрупкому пока еще миру между ними.


Конец




Сообщение отредактировал suslya - Понедельник, 09.01.2012, 06:07
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Учись прощать или Расплата за любовь - 2 (КВМ)
Страница 4 из 4«1234
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: