Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Учись прощать или Расплата за любовь - 2 (КВМ)
Учись прощать или Расплата за любовь - 2
suslyaДата: Суббота, 05.11.2011, 20:02 | Сообщение # 16
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-15-


К всеобщему сожалению, ни у кого из этой троицы за короткие семь дней так и не возникло идей относительно Кулеминой, поэтому решено было, что Игорь присмотрит за сестрой на свадьбе, и, исходя из ее поведения, они все вместе уже будут решать, стоит ли подключать к делу Никиту или нет.
Лена лежала в своей комнате и слушала музыку, как всегда надев наушники и включив громкость на всю катушку. Единственное, что радовало ее в этой свадьбе, это вполне официальный прогул школы. В квартире сейчас стояла суета: Никита с Игорем собирались на торжественное событие, периодически перебегая из комнаты в комнату, а то и в ванную. Поэтому девушка не хотела выходить из своей комнаты, чтобы не путаться у них под ногами.
Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге спальни дочери появился Никита. Кулемина сняла наушники и недоуменно посмотрела на взмыленного мужчину.
- Ленка, ты чего не отвечаешь? Я тебе стучу-стучу…
- Извини, пап, - виновато улыбнулась блондинка, кивая на наушники. – Музыку слушала.
- Ты на свадьбу передумала идти что ли? – немного расстроено спросил Кулемин-старший.
- Да нет, просто я на официальную часть не хочу идти, - ответила Лена. – Лучше подъеду сразу в кафе, где они праздновать собрались.
- М-м-м… понятно, - кивнул Никита, после чего некоторое время постоял, а потом вытянул вперед правую руку с безвольно свисающим с нее галстуком. – Не поможешь?
- Помогу, конечно, - усмехнулась Лена, вставая с кровати.
Галстуки она научилась завязывать около года назад. Просто в один из вечеров нашла в интернете картинки, стащила у отца сей предмет одежды и стала экспериментировать. Получалось у нее тогда неплохо, если даже не сказать виртуозно. А полгода назад Кулемина вообще победила в школьном конкурсе по «скоростному» завязыванию галстуков, обойдя всех соперников и соперниц, коих было довольно мало. Сейчас же она, никуда не торопясь, медленно проделывала необходимые манипуляции, изо всех сил стараясь придать узлу красивый вид.
- Ну вот, готово! – закончила девушка и отошла от мужчины, оценивая свою работу.
- Спасибо, Леночка! – улыбнулся тот, разглядывая себя в зеркало. – Если б не ты, пришлось бы по соседям бежать. Так-то мне его всегда Вера завязывала… Я почему-то так и не смог этому научиться, - с грустью в голосе сказал Никита, вспоминая, как женщина точь-в-точь также аккуратно, как Лена, завязывала ему галстук, расправляла воротничок рубашки, а потом целовала на прощание.
- Пап, ты уверен, что тебе стоит туда идти? – засомневалась блондинка, заметив, каким задумчивым стало выражение лица Кулемина-старшего.
- Да, - твердо ответил он и с улыбкой потрепал дочь по волосам. – Ладно, я пойду. А ты смотри не опоздай!
Стоило только ему выйти из комнаты дочери, как в проеме между косяком и дверью появилась голова Игоря. Лена вопросительно посмотрела на него, после чего парень зашел в ее спальню и уставился на сестру молящим взглядом, также, как и отец, держа в руке галстук.
- Лен, ты не могла бы…
- Иди сюда, - тяжело вздохнув, сказала девушка. – Не удушить бы тебя ненароком…
- Уж постарайся, пожалуйста.
- А вообще, что за детский сад? – с недовольным выражением лица произнесла Лена. – Тебе сколько лет? Пять? Сам уже должен уметь это делать! Я же не прихожу к тебе в лифчике и не прошу тебя его застегнуть!
- Да уж, спасибо и на этом! – ошарашенно ответил парень, представив себе эту картину.
- Все, готово! – сказала Кулемина и отошла от брата, не дожидаясь благодарности.
- Мерси!
Парень вышел из комнаты Лены и направился к себе, а блондинка снова завалилась на кровать. По сути, ей нужно было только одеться, накраситься и сотворить что-нибудь на голове. Кулемина никогда не была копушей, особенно в вопросах собирания куда-либо, поэтому и не торопилась, зная, что вся торжественная процедура в ЗАГСе длится около получаса.
Когда отец и брат ушли, девушка не спеша встала с кровати и начала приводить себя в порядок. Идти с каждой минутой хотелось все меньше и меньше, но она обещала Виктору, а солгать ему она не могла. Стараясь не прислушиваться к своему желанию остаться дома, Лена с легкостью надела платье и, покрутившись перед зеркалом, улыбнулась, вспоминая момент покупки. Потом сделала легкий макияж и по-быстрому уложила волосы. На глаза попались бусы, когда-то подаренные отцом и идеально подходящие к ее платью. Не раздумывая ни секунды, Кулемина нацепила аксессуар и уже собиралась выйти, но, взглянув на время, вспомнила, что пора принимать успокоительное. Особенно учитывая то, что ей предстоит очень постараться, дабы не испортить свадьбу. Высыпав на ладошку пару таблеток, девушка задумалась: а не принять бы ей побольше, чтобы наверняка? Отбросив эту мысль, она спрятала небольшой флакончик в сумочке, с которой собиралась идти, а сама пошла на кухню за водой. Через несколько минут Лена покинула квартиру.
Когда она вошла в кафе, все буквально замерли. Причем как родственнички, сидевшие в отдалении за несколькими сдвинутыми столиками, так и незнакомые люди, которые к свадьбе не имели никакого отношения. Кулемина слегка улыбнулась от такого количества внимания и пошла к «молодоженам» и гостям. Она спиной чувствовала, как люди оборачиваются ей вслед.
- Ну, чего все замерли-то, будто сейчас апокалипсис начнется? – нетерпеливо спросила она, когда подошла к родственникам, а те не сказали ни слова, будто воды в рот набрали. Только удивленно смотрели на нее. – Здравствуйте, кого не видела. С праздником вас, - кое-как выдавила из себя последние слова девушка, глядя на мать и Ивана.
- Спасибо, Леночка, - несмело улыбнулась Вера. – Ты сегодня так замечательно выглядишь! И за то, что пришла, большое спасибо.
- Не волнуйтесь, вы здесь не причем, - осадила девушка маму и, отодвинув стул, села, оглядывая гостей. В принципе, вся компания была ей знакома. Удивление вызвали лишь родители Романова, которые тоже присутствовали на торжестве, хотя их появление было вполне понятно, все-таки как-никак единственный сын женится.
Стараясь поменьше обращать внимание на окружающих и поглубже уйти в себя, Лена сидела за столом, на котором было полно разных вкусностей. Пробуя все новые блюда, она была вынуждена признать, что кафе выбрали отличное. Вот только ей не давало покоя ощущение, что на нее кто-то пристально смотрит. Резко подняв голову, девушка убедилась в этом, встретившись взглядом с матерью Романова. Да и отец его тоже заинтересованно посматривал на нее.
- Извините, - стараясь быть вежливой, улыбнулась Лена, - вы не могли бы не смотреть на меня, хотя бы так откровенно? У меня аппетит пропадает.
- Прости, Леночка, - с грустью ответила пожилая женщина. – Просто я боюсь, что больше мне не представится случая увидеть свою внучку.
- А-а-а, ну тогда смотрите, - милостиво разрешила Кулемина и с опаской посмотрела на Никиту, но он сделал вид, что не слышал их разговора.
Вскоре сидеть на одном месте девушке надоело, и она, подхватив сумочку и предупредив всех, что пойдет подышать свежим воздухом, вышла из кафешки. Отойдя подальше от окон, блондинка вытащила свой «наркотик», зажала сигарету губами, только вот зажигалку никак не могла отыскать сквозь кучу наваленных в сумке вещей. Неожиданно раздался щелчок и прямо перед ее носом появился огонек. Прикурив, Лена подняла глаза и немного оробела: перед ней стоял отец Романова – «дядя Коля», как она когда-то его называла.
- Бросай ты это дело, Ленка, - тоже подпалив кончик сигареты, сказал мужчина. – Ничего кроме рака легких к концу жизни не заработаешь.
- Брошу когда-нибудь, - ответила девушка. Наверное, если бы не таблетки, то сейчас она огрызнулась бы на мужика, который решил учить ее уму-разуму, но, благодаря успокаивающим, злости не было совсем.
- Ты не обижайся на Маруську, - попросил Романов-старший, имея в виду свою супругу. – Понимаешь, она всегда очень хотела внуков… В последнее время даже перестала надеяться на то, что Ваня найдет себе женщину, и та родит ему детей. А тут вдруг она узнает, что уже шестнадцать лет является бабушкой, - затягиваясь горьким дымом, сказал Николай. – Для нее это был шок… И ее желание поближе познакомиться с тобой вполне объяснимо. Другое дело, что мы знаем, как ты относишься к Ивану, и понимаем, что не можем претендовать на место бабушки и дедушки.
- Вот и хорошо, что сами все знаете и понимаете, - сказала Кулемина и, бросив окурок на асфальт, пошла обратно в кафе.
Настроение немного подпортилось, но девушка решила не сдаваться. От Ивана она услышала, что заказывать можно что угодно, а они с Верой потом оплатят по счету. Зайдя в кафе, Лена быстро шмыгнула к бару, стараясь остаться незамеченной для родственников. Платье и легкий макияж сейчас сыграли девушке на руку, потому что выглядела она явно старше своего возраста. Заказанный коктейль практически мгновенно появился перед ней, а бармен дружелюбно улыбнулся приятной посетительнице.
- Тебе тоже не нравится этот праздник? – неожиданно подсел к сестре Игорь.
- Тоже. Но это не повод нарушать мое спокойствие, - буркнула блондинка. – Отсядь, пожалуйста. Ты ведь знаешь, что твое общество мне крайне неприятно.
- Ну не злись, Ленка, - примирительно сказал парень и внимательно посмотрел на ее коктейль. – А сделайте мне, пожалуйста, такой же!
- Извините, но вам нет восемнадцати, - категорично ответил бармен и принялся дальше протирать бокалы. Лена, не сдержавшись, рассмеялась, а одиннадцатиклассник насупился, но промолчал.
Ситуация немного разрядила обстановку, и девушка перестала гнать от себя брата. Наоборот, допив коктейль, она горделиво заказала еще один, чуть крепче предыдущего, и снова без лишних слов получила свой заказ. Родители продолжали отмечать свадьбу, основное меню уже давно было оговорено, поэтому к бару никто из них не подходил.
Лена почувствовала легкое головокружение и слегка улыбнулась, понимая, что коктейли дали свой эффект. Больше пить она не собиралась, потому что напиться в стельку в ее планы не входило.
Снова захотелось курить, но при одной мысли о сигарете к ее горлу подкатил неприятный комок. Поняв, что ей становится дурно, Кулемина встала со своего места и направилась в туалет. И действительно несколько минут девушка провела чуть ли не в обнимку с белым другом. Умываясь, она никак не могла понять, что же послужило причиной расстройства. Единственной здравой мыслью было пойти обратно в зал и попросить у бармена какого-нибудь активированного угля, или что в таких случаях пьют.
- Ленка, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросил Игорь, заметив неестественную бледность сестры.
- Да, все нормально, - ответила она, подходя к своему стулу. Блондинка уже собралась сесть на свое место, как вдруг зал закружился перед глазами, а потом и вовсе скрылся за темной, беспросветной пеленой.
- Ленка! – Кулемин только и успел соскочить с высокого стула и подхватить оседающую на пол сестру. – Лен, слышишь меня? – чуть потряс он уже лежащую на его руках девушку, но та явно была без сознания. – Мам, пап! Кто-нибудь!
Празднество закончилось в больнице, куда Кулемину доставила скорая помощь. В себя ее удалось привести еще в кафе, но Никита, как врач, настоял на обследовании в медицинском учреждении. Саму же девушку всю дорогу до больницы страшно мутило.


 
suslyaДата: Понедельник, 07.11.2011, 01:31 | Сообщение # 17
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-16-


- Артем, ну, что там? – к статному мужчине, вышедшему из палаты Лены, подбежал Кулемин-старший. Белозеров Артем был давним другом Никиты. Только в отличие от своего товарища он стал не хирургом, а токсикологом. Именно к нему и именно в эту больницу обеспокоенный отец попросил отвезти их с дочерью, точно зная, что Артем – профессионал в своей области.
- Да ты знаешь, ничего хорошего, - ответил тот, листая страницы какой-то папки. – Нет, с Леной-то все относительно в порядке: желудок промыли, взяли кровь на анализ… Скажи, Никит, твоя дочь принимала какие-нибудь медикаменты?
- Да вроде бы нет, - растерянно пожал плечами хирург и, обернувшись, вопросительно посмотрел на жену, думая, что, может, он о чем-то не знает.
- Нет, - отрицательно покачала головой Вера. – У Лены всегда было отменное здоровье, поэтому лекарствами мы ее никогда не пичкали.
- А вот анализ крови говорит о том, что отравление получилось как раз из-за смешения каких-то лекарственных препаратов и алкоголя, - блондин в белом халате и с папкой в руках внимательно оглядел присутствующих. – Есть у кого-нибудь предположения, что именно она принимала? – спросил доктор. На секунду в холле воцарилась тишина, а затем Романов неожиданно буквально вырвал из рук Игоря небольшую сумочку Лены.
- Ну-ка, дай посмотреть!
Не стесняясь присутствующих, мужчина начал рыться в вещах своей дочери. Потом, поняв, что так он точно не разберется, стал вытаскивать все содержимое наружу. На стоящий рядом столик лег мобильник, потом ключи от дома, какие-то мелкие деньги, помада, сигареты. На этом моменте Игорь прикрыл глаза и тяжело вздохнул: теперь Ленке предстоит вдвойне тяжелый разговор. Следующей на обозрение присутствующим была вытащена зажигалка, и лишь потом Иван нащупал небольшой флакончик и извлек его из потайного кармашка.
- Что это? – читая название, брюнет нахмурился, а потом недоуменно посмотрел на врачей. Никита и Артем подошли к нему, и токсиколог забрал таблетки у Романова.
- Успокоительное, - в один голос произнесли доктора. – Ну, теперь мы, по крайней мере, знаем, чем она отравилась, - продолжил уже один Белозеров.
- С ней все будет хорошо? – не в силах больше сдерживать слезы, спросила Вера.
- Да. Не волнуйтесь Вы так, - мягко улыбнулся ей Артем. – По сути, отравление не оказало на ее организм сильного влияния. Вот если бы она выпила побольше или чего-нибудь покрепче, тогда да, ее состояние было бы намного хуже, - пояснил мужчина, а потом неожиданно посерьезнел. – А вообще, я бы советовал Вам поберечь свои силы и нервы: они вам еще понадобятся.
- Артем, а можно зайти к Лене? – спросил Кулемин-старший, с нетерпением глядя на друга.
- Зачем? – невозмутимо поинтересовался тот. – Хочешь пойти и промыть ей мозги? Понимаю твое желание, но, поверь, сейчас это не принесет пользы. Лучше посидите и подумайте, как вы будете вести себя с ней дальше.
- О чем Вы? – удивилась заплаканная женщина.
- Все ее поведение, которое она демонстрировала вам раньше, возможно, покажется вам поступками святого человека, - произнес токсиколог, и получилось это у него с некой угрожающей интонацией, отчего у Игоря по спине пробежались мурашки. – Слышали про синдром отмены?
- Да, - тихо ответила Вера.
- Я сильно сомневаюсь, что эта неприятная вещь обойдет ее стороной, - сказал Белозеров и сочувствующе посмотрел на бывшую жену своего друга. – Никит, можно тебя на пару секунд?
- Если это касается Лены, то говорите, пожалуйста, здесь и при всех! – с нажимом в голосе сказал Романов, глядя прямо в глаза доктору. – У этой палаты нет ни одного человека, которому была бы безразлична судьба Лены!
- Он прав, - подтвердил его слова Кулемин-старший. – Если ты хотел поговорить насчет моей дочери, то давай лучше здесь. Все ныне присутствующие имеют право знать все о ее состоянии.
- Ладно, здесь так здесь, - пожал плечами врач, захлопнул папку и несколько секунд помолчал, настраиваясь на разговор. – Вы в курсе, что теперь Лену поставят на учет к психиатру?
- Зачем? – воскликнула и даже подпрыгнула на месте от удивления теперь уже Романова. – Это ведь не была попытка суицида! И с головой у Лены все в порядке!
- Никто и не говорит, что у Лены что-то не в порядке с головой! – все также спокойно продолжал отвечать врач. За годы работы он понял, что такой тон самый лучший в беседах с родственниками больных. – Ее поместят в так называемую группу риска. Поймите, - Артем напряженно посмотрел на мать девушки, - когда человек уже не в силах справляться со своими эмоциями своими силами, это уже первый повод начать волноваться за него.
- В чем заключается этот учет? – спросил Иван, глядя то на Никиту, то на его друга.
- В течение какого-то времени Лене придется каждый месяц приходить сюда, сдавать кровь и беседовать с психологом, - разъяснил токсиколог. – Анализ крови позволит убедиться, что она больше не принимает таблетки, а психолог будет следить за тем, чтобы ее душевное состояние улучшалось или хотя бы не ухудшалось.
- Ясно, - хмуро ответил Романов.
- Так к ней можно или нет? – спросила Вера, с надеждой глядя на врача.
- Послушайте, я не могу пустить вас туда всем скопом, - тяжело вздохнул Белозеров. - Лучше будет, если к ней зайдет кто-то один… и то, не ругаться, а поддержать. Смысла от вашей ругани сейчас не будет никакого, а вот последствия могут быть печальны. Сейчас Лена находится под капельницей, которая постепенно нейтрализует действие алкоголя и, в некоторой степени, таблеток. Если ее сейчас разозлить… в общем, лучше этого не делать. Иначе мне придется принять иные меры, а это грозит ей тем, что она задержится в этой палате.
- А сколько ей здесь лежать? – неожиданно подал голос Игорь.
- Думаю, дней пять, - прикинув, ответил врач. – Плюс-минус два дня.
- Никит, наверное, идти должен ты, - сказала Вера, хотя в словах ее проскальзывала горечь. – Ты единственный человек, на которого она отреагирует спокойно. Всех остальных она даже видеть не захочет. Только, пожалуйста, держи себя в руках, ладно?
- Хорошо.
Мужчина встал и подошел к Артему: профессиональная привычка не давала забыть о необходимости надеть халат. Друзья пошли по коридору, а Игорь неожиданно почувствовал вибрацию из сумки сестры. Все вещи, кроме флакончика с успокоительным и сигаретами уже были сложены обратно, и источником этой вибрации, конечно же, был телефон. Парень даже догадывался о личности звонившего.
- Пойду возьму кофе. Вам взять? – спросил Игорь у матери и Ивана. Те отказались и продолжили напряженно смотреть на дверь палаты, только теперь, с уходом Никиты, Романов позволил себе взять жену за руку, чтобы хоть немного успокоить ее чувства.
Никто не заметил, что молодой человек взял сумку с собой. Мобильник по дороге звонить перестал, и Игорь, чертыхнувшись, вытащил его и сам перезвонил Степнову, который, естественно, и был тем желающим поговорить с его сестрой.
- Привет, любимая, - с нежностью ответил физрук. – Почему трубку не берешь? Как ты там?
- Э-э-э… Виктор Михайлович, это Игорь, - коротко сказал парень.
- Игорь? – не меньше его смутился физрук. – Извини, я думал у телефона Лена…
- Лена в больнице, - сообщил Кулемин, запихивая в автомат монетки.
- Что? – тут же воскликнул Степнов так, что молодой человек стал всерьез опасаться за свой слух.
- Короче, как оказалось, она пила успокаивающие таблетки. А сегодня на свадьбе выпила пару коктейлей и заработала себе отравление. По сути, ничего страшного… Она уже, как я понял со слов врача, почти в норме, - рассказал одиннадцатиклассник, ожидая, пока пикнет о приготовлении напитка большая жужжащая машина.
- В какой она больнице? – резко спросил мужчина.
- Э-э-э… Виктор Михайлович, дело в том, что тут не только Лена. С ней тут все: и мама, и папа, и Иван, - произнес Игорь, опасаясь, что учитель к нему не прислушается. – Все на нервах, так что не думаю, что это лучшее время для объявления о ваших отношениях. Ленке итак здорово попадет не только за таблетки, но и за курение. Думаю, не стоит осложнять ей жизнь еще и разговором с отцом по поводу Вас.
- Предлагаешь мне спокойно отсиживаться дома? – процедил Виктор, умом понимая, что парень прав.
- Нет. Я скину вам сообщение, когда мы будем уходить из больницы, а вы тогда придете, - выдал идею Кулемин. – Правда, тут тоже есть одна заминка… Ее доктор – папин хороший друг. Поэтому Вас навряд ли пустят к Лене.
- Это уже будут мои проблемы, - твердо ответил мужчина. – Номер больницы?
- Семидесятая.
- Я жду твоего сообщения, - напомнил Степнов и сбросил вызов. Игорь убрал телефон обратно в сумку, забрал стаканчик с кофе и вернулся к матери и ее новоиспеченному мужу. А через некоторое время к ним подошли Артем и Никита. Оба теперь были в медицинских халатах. Спустя несколько секунд Кулемин-старший вошел в палату дочери, а его друг остался снаружи и присел рядом с семьей девушки.


Лена лежала на кровати, прикрыв глаза. Из руки, как и говорил Белозеров, тянулась капельница, а в целом девушка выглядела почти также, как и обычно, если не считать небольшой бледности.
То ли услышав шаги, то ли почувствовав на себе взгляд, она открыла глаза и посмотрела на отца. Потом снова опустила веки, чувствуя, что ей нестерпимо тяжело выносить его пристальный взгляд. Никакой легкости в мыслях уже не было, мир не казался беззаботным. Даже с закрытыми глазами девушка продолжала ощущать на себе укоризненный взгляд мужчины.
- Прости меня, - единственное, что смогла она сейчас произнести. Неожиданно ее руки коснулась горячая ладонь отца, даря немного спокойствия. Лена снова рискнула взглянуть на него, и теперь в его глазах сквозил не упрек, а некоторое сожаление. – Я не хотела тебя расстраивать… и им портить свадьбу не хотела… Просто сглупила…
- Сглупила ты не тогда, когда после приема таблеток выпила алкоголь, а тогда, когда купила себе успокоительное и даже не посоветовалась со мной, - с печалью в голосе сказал Никита. – Неужели так сложно было подойти и поговорить, Лена? Я ведь люблю тебя, беспокоюсь о тебе! Мы бы вместе что-нибудь придумали бы…
- Я… - девушка на секунду отвела глаза от отца, нижняя губа предательски дернулась, но десятиклассница все же сдержала слезы, - я не могу пока объяснить тебе этого… Возможно, когда-нибудь, я расскажу тебе об этом, но не сейчас. Ты сердишься на меня?
- Честно говоря, сержусь, - правдиво ответил Никита, погладив дочь по голове. – Но сейчас это не главное. Главное, что ты не сильно пострадала из-за своей глупости. А обо всем остальном мы поговорим дома. Хорошо?
- Хорошо, - сказала Кулемина, понимая, что разговор будет наверняка не из приятных.
- Тогда отдыхай, - сказал Никита, наклонился и поцеловал дочь в прохладный носик. – Завтра мы навестим тебя.


 


suslyaДата: Вторник, 08.11.2011, 02:04 | Сообщение # 18
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-17-


После ухода отца, Лена погрузилась в легкую дрему: то ли такой эффект давала капельница, то ли уставший организм решил отдохнуть и выбрал самый легкий путь. Девушка особо и не сопротивлялась, понимая, что лучше поспать, чем рассматривать больничный потолок и загружать себя мыслями, коих в ее голове роилось целое множество.
- Так, мужчина, Вы чего тут топчетесь? – резкая фраза Белозерова, произнесенная прямо рядом с палатой девушки, мгновенно вывела школьницу из состояния сна.
- Здравствуйте, - ответил ему другой мужчина, от голоса которого у Лены быстрее забилось сердце. – Я пришел проведать Кулемину Лену. Она ведь в этой палате?
- Для начала я хотел бы узнать, кем Вы ей приходитесь, - ответил врач, чуть изменив тон. Но по его интонации девушка ясно понимала, что пускать Виктора к ней он не намерен. - Хотя в любом случае я навряд ли разрешу Вам увидеть ее. Лене сейчас не следует волноваться, поэтому я даже из родственников пустил к ней только отца.
Сообразив, что если не вмешаться, то встреча с возлюбленным, скорее всего, не произойдет, Кулемина недовольно посмотрела на капельницу, но уже в следующую секунду улыбнулась, заметив, что штатив на полу заканчивается колесиками. Осторожно встав с кровати, десятиклассница вцепилась в стойку рукой и медленно побрела к выходу из палаты, таща за собой медицинский агрегат. В теле ощущалась сильная слабость, но девушка упорно шла вперед. Голоса разговаривающих мужчин стали тише, и теперь понять их слова было невозможно.
- …поэтому лучше Вам уйти отсюда, - проговорил Артем, когда дверь палаты неожиданно распахнулась и на пороге появилась Кулемина с капельницей на штативе. – Лена, это что за самовольство! – тут же воскликнул доктор, округлившимися глазами глядя на пациентку. – Кто дал тебе разрешение вставать с постели? Возвращайся в палату!
- Я никуда без него не пойду! – заявила девушка и в два шага оказалась в объятиях своего любимого мужчины. Степнов крепко прижал ее к себе, но с другой стороны старался не задеть руку с тоненькой трубочкой, уходящей наверх.
- Так, тут вам больница, а не дом свиданий! – раздраженно заметил токсиколог, которого наглость этой школьницы слегка разозлила. – Лена, марш обратно к себе в палату!
Кулемина лишь сильнее прильнула к физруку, всем своим видом показывая, что без него она не уйдет. Виктор, не сумев сдержать накатившие чувства, прикрыл глаза и оставил на ее макушке нежный поцелуй. Как же он испугался, когда услышал от Игоря, что Лена в больнице. Сердце просто ушло в пятки… А потом мужчина, уже собравшись на выход и ожидая лишь сообщения от Кулемина, долго ругал себя последними словами из-за того, что не смог предотвратить случившееся.
- Не рассказывайте, пожалуйста, никому о нас, - просящим взглядом посмотрев на Белозерова, сказал Виктор, продолжая прижимать Лену к своей груди. – Вы же видите, мы любим друг друга, но сейчас не самое лучшее время для предания наших отношений огласке.
- То есть Никита о вас не знает? – уточнил токсиколог, недоверчиво глядя на обнимающуюся парочку.
- Нет, - буркнула школьница, не поднимая своего лица.
- И вы хотите, чтобы я предал друга и начал прикрывать вас? – усмехнулся Артем. – Это глупо… я не…
- Нет, глупо то, что я волнуюсь за свою любимую девушку и не могу нормально навестить ее, - с грустью в голосе проговорил физрук. – Вот это глупо! Хотя я понимаю, что это целиком и полностью моя вина. Неужели мы о многом просим?
Врач не мог объяснить, почему в тот момент он прислушался к словам этого незнакомого мужчины. То ли вид того, как доверчиво прижималась к Виктору Лена, подействовал на Белозерова, то ли картина того, как бережно и заботливо Степнов обнимал хрупкое тельце девушки, одетой лишь в больничную сорочку, оказал влияние на токсиколога, но к нему неожиданно пришла идея, как использовать эту ситуацию с пользой для себя.
- Хорошо, тогда давайте заключим сделку, - предложил он, видя, как влюбленных удивили его слова. – Это даже больше относится к тебе, Лена. Итак, я разрешаю Виктору тебя навещать, а ты, в свою очередь, беспрекословно выполняешь все мои назначения, рекомендации и предписания. По рукам?
- По рукам, - слабо улыбнулась девушка, потому что в крови продолжал действовать «коктейль» из алкоголя, таблеток и раствора, вводящегося через капельницу.
- Ну, смотри: ослушаешься – мигом запрещу вам свидания! – пригрозил Артем. – Но, сразу предупреждаю, перед Никитой я вас прикрывать не буду! Сам я ему не скажу, но если попадетесь, то это уже ваши проблемы.
- Спасибо, - искренне поблагодарил доктора Степнов.
- Идите уже в палату, - махнул тот рукой, в душе радуясь, что нашел если не подход к этой непростой девушке, так уж способ влияния на нее точно. – И, кстати, - бормотнул он, посмотрев на время, - через полчаса заканчивается время посещений. Учитывайте это, пожалуйста!
С этими словами врач пошел по коридору, а Виктор с Леной зашли обратно в палату. Мужчина придерживал свою возлюбленную, чувствуя ее слабость и помогая ей добраться до кровати. Когда Кулемина улеглась, поставив капельницу на место, первое волнение у физрука прошло. По дороге в лечебное заведение он был полностью загружен вопросами: как себя чувствует Лена, насколько все серьезно, как он добьется, чтобы его к ней пустили… Сейчас же, когда первые переживания улеглись, Степнов почувствовал, что начинает злиться на свою ученицу. Видимо, на его лице все эти размышления и эмоции хорошо отразились, потому что школьница потупила взгляд и тихо-тихо промолвила:
- Извини меня, пожалуйста, Вить…
- За что? – чуть склонив голову набок, спросил физрук, хотя видел, что Кулеминой действительно стыдно.
- За то, что обманула тебя, - стесняясь посмотреть на своего возлюбленного, промолвила десятиклассница. – И за самонадеянность. Если бы я рассказала бы тебе о таблетках, то не оказалась бы здесь, а если бы посоветовалась с тобой еще раньше, то вообще не стала бы пить их.
- Будем считать этот случай уроком на будущее, - кое-как пересилил себя Виктор, чтобы не сорваться. – Но учти, Лен, если такое произойдет снова, если я вновь увижу, что ты мне не доверяешь, что считаешь, будто главное для меня, чтобы ты была спокойна, и неважно, какими способами, то я разозлюсь…
- Ты и сейчас злишься, - заметила девушка, определив это по тону голоса физрука.
- Сейчас – это одно, - сказал тот и приподнял голову ученицы за подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза. – А если это повторится, то у нас с тобой будет другой разговор. Поняла меня?
- Поняла, - еще тише, чем раньше, ответила Кулемина, немного испугавшись грозного тона своего учителя.
- Ленок, пойми, я говорю так не для того, чтобы тебя запугать, а просто потому, что я сам очень сильно испугался за тебя сегодня, - пояснил свою позицию брюнет. – У меня сердце на несколько секунд остановилось, когда я услышал, что ты в больнице!
- Я понимаю, Вить… Прости меня еще раз, - снова спрятала глаза Лена. – Просто… когда я начинала пить таблетки, я даже не думала, что мне самой может понравиться это. Я предполагала, что немного успокоюсь, тогда у близких мне людей не будет повода волноваться за меня… А потом вдруг мне стало так… комфортно в этом состоянии, - подобрала верное слово десятиклассница. – Даже выходить из него не хотелось. Но я никогда не превышала дозу, которая написана в инструкции!
- Вот еще чего не хватало! – недовольно отозвался физрук, но потом присел поближе и взял немного прохладную ладошку школьницы в свои руки. – Эх, Ленка-Ленка, в кого ж ты у меня такая глупенькая-то, а?
- Ты специально? – неожиданно со злостью прошипела девушка. Глаза ее, секунду назад выражавшие крайнюю степень раскаяния, неожиданно загорелись нехорошим огоньком. – Тебе сказать, в кого я?
- Лен… я же не хотел, - перепугался мужчина, но буквально через несколько секунд Кулемина растеряла весь свой гнев, и перед ним вновь сидела та Лена, которой было стыдно за свое поведение, щечки которой румянились от смущения, а глаза бегали по всей палате.
- Извини… В голове черти что творится, - блондинка дотронулась до лба свободной рукой. – Надеюсь, что до завтра это пройдет.
- Ленок, ты извини, я тебе гостинцев совсем не принес, - теперь уже смутился мужчина, хотя своей цели он достиг: переключил внимание девушки с проблем на его рассказ. – Просто я не знаю, что можно при отравлениях. А цветы я немного побоялся покупать из-за твоего папы… Он же обязательно заинтересуется, откуда они взялись.
- Да не надо мне ничего, - улыбнулась Лена. – Для меня самое главное, что ты сам здесь, что ты со мной… А остальное – ерунда.
- Ну вот, а мне уже пора, - с грустью сказал Виктор, приподняв левую руку и посмотрев на часы. – Думаю, не стоит злить Артема, он итак нам навстречу пошел…
- Ты придешь завтра? – с надеждой спросила ученица, взволнованно вглядываясь к голубые глаза собеседника.
- Конечно, приду, - мягко ответил тот и нежно поцеловал девушку в щечку, задержавшись там чуть дольше положенного. – И каждый день буду приходить, сколько бы тебя здесь не продержали. Спокойной ночи, Ленок, и приятных тебе снов!
- Тебе тоже, - пожелала Лена, кое-как растянув губы в улыбке.
Мужчина дошел до выхода, обернулся и помахал своей девушке рукой, а потом вышел из палаты. Кулемина поудобней устроилась на подушке, с минуту пролежала в тишине и покое, а потом почувствовала, как глаза наполняются слезами, а к горлу подкатывает тяжелый комок. После визита Виктора оставаться одной в палате было намного тяжелее, но выбора у нее все равно не было. Промокнув слезы одеялом, Лена закрыла глаза и попыталась уснуть.


 
suslyaДата: Среда, 09.11.2011, 08:15 | Сообщение # 19
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-18-


На следующий день Лера и Игорь решили прогулять несколько уроков в середине дня и навестить Лену. Кулемин поначалу сомневался, стоит ли ему вообще идти или лучше не нервировать сестру, но, получив от Степнова важное поручение, понял, что визит неизбежен. Не сказать, что парень сам не хотел проведать Лену, просто боялся, что, увидев его, девушка начнет злиться, а это может привести к тому, что ей продлят срок пребывания в больнице.
Надев халаты и поднявшись на нужный этаж, школьники стали искать палату. Кулемин уверенно шел вперед, зная, где находится его сестра, а Лера, держась за его руку, шагала чуть позади. Наконец, дверь с нужными цифрами была найдена, и парочка остановилась, чтобы перевести дух и настроиться на разговор.
- И что это мы тут так рано делаем? – ехидно спросил выходящий из палаты Артем.
- Здравствуйте, - поздоровался с врачом Игорь. Новикова кивнула мужчине, присоединяясь к приветствию. – А мы Ленку пришли навестить. Можно?
- А как же школа? – поинтересовался токсиколог.
- Пропустим пару уроков – невелика потеря, - пренебрежительно отмахнулся парень. – Так можно нам войти?
- Можно, только, как говорится, осторожно, - предупредил посетителей Белозеров, понизив голос, чтобы его не услышала пациентка. - Она сейчас не в самом лучшем расположении духа: полночи не могла заснуть, поэтому сегодня с утра и рычит на всех. Хотя не только поэтому, конечно… Чувствует она себя тоже неважно, правда не сознается в этом.
- Ничего, сейчас мы ей настроение поднимем! – уверенно сказала Лера и, не желая больше ничего слушать, шагнула в палату. – Ну, здравствуй, Леночка!
- Давай! – неожиданно ответила ей одноклассница.
- В смысле?
- Поднимай мне настроение! – пояснила Кулемина, лежа на кровати и сложив руки на груди. – Ты же грозилась…
- Грозилась, значит исполню, - не стала отрекаться от своих слов кудрявая блондинка. – Только для начала настучу тебе по твоей глупой башке! – заявила она и, присев на постель подруги, осторожно обхватила ее голову ладошками и совсем чуть-чуть потрясла. – О чем ты думала, Лена, когда начинала принимать эти таблетки? Почему со мной не поделилась?
- Таблетками? – не сдержала язвительную шуточку ее подруга.
- Проблемами своими! Мы бы вместе что-нибудь придумали бы, нашли бы способ успокоить твои чувства!
- Новикова, ну, хоть ты-то не капай мне на мозги, а? – нахмурившись, раздраженно произнесла Кулемина. – Мне уже этот придурок с самого утра лекции читает!
- Какой придурок? – оглянувшись, удивилась кудрявая блондинка.
- Артем этот тупой! – достаточно громко и недовольно воскликнула Лена, кивнув на дверь палаты. – Задрал уже шляться туда-сюда! Будто следит за мной, урод! – девушка ударила кулачком по кровати.
- Лен, держи, - подошел к ней Игорь и протянул сестре ее мобильник. – Деньги там есть. Степнов просил тебя позвонить ему сразу после ухода отца.
- И ты здесь? – закатила глаза школьница, только заметив парня, забирая из его рук телефон. – Лер, а без него было никак?
- Лен, хватит… Что врачи говорят? – серьезно поинтересовалась Новикова и тут же немного испугалась мгновенно изменившегося лица подруги: глаза ее сузились, брови сдвинулись к переносице, и в целом каждая черточка лица выражала злобу.
- Да пошли они все нахрен! Отпускать они меня не хотят, Склифосовские недоделанные! – ругалась Кулемина, с ненавистью оглядывая палату. – Ну, вот скажи, Лер, зачем меня держать, если я нормально себя чувствую Что за маразм?
Все полчаса, пока Лера и Игорь сидели у нее, девушка ругалась. Она была недовольна буквально всем, начиная от слишком жаркого одеяла и заканчивая цветом входной двери. Каждый раз, как только брат смел заговорить, ему тут же прилетало крепкое словцо от сестрички, но парень почти не реагировал на это, списывая все на больничное настроение девушки.
Когда пришло время возвращаться в школу, ребята попрощались с Кулеминой и вышли из лечебного учреждения, пообещав вскоре еще заглянуть. В ответ Лена буркнула, что Игорь может спокойно сидеть дома и не рыпаться, но молодой человек вновь пропустил такое замечание мимо ушей, не желая устраивать сейчас разборки.
В школе Кулемин первым делом пошел к физруку и рассказал ему о визите в больницу. Мужчина заметно напрягся, услышав про агрессивный настрой Лены, а потом поблагодарил парня и отпустил его на урок. Взял в руки мобильник и уже почти набрал номер своей возлюбленной, а потом вдруг сообразил, что она может спать. Знал бы он, что почти в этот же момент Лена стала набирать его номер, но потом, посмотрев на время, поняла, что идет урок, и сбросила вызов.


Артем внимательно следил за всеми изменениями в состоянии своей пациентки и все больше убеждался, что сама она с синдромом отмены не справится, а, следовательно, придется лечить ее как наркоманку – давая нужное лекарство, по которому у нее «ломка», но постепенно снижая его дозу.
Виктор пришел в больницу, как только получил сообщение от Лены, уведомляющее его о том, что ее отец навестил ее и ушел домой. Побросав в пакет нехитрые гостинцы, мужчина вышел из дома, готовя себя ко встрече с раздраженной возлюбленной, и каково же было его удивление, когда в палате он увидел тихо плачущую Кулемину.
- Леночка, что с тобой? – испуганно спросил Степнов, подскочив к кровати. – Что случилось? Кто тебя обидел?
- Они, - заревела девушка. – Врачи!
- Что они тебе сделали? – удивился физрук, приобнимая расстроенную блондинку.
- Они меня домой не отпускают! - сбивчиво выговорила Кулемина и еще сильнее заплакала, понимая, что ничто в данный момент не поможет ей. Виктор покрепче прижал ее к себе, а потом пересадил ученицу на свои колени.
- Ленка, видимо, тебя рано еще выписывать, - аккуратно попробовал объяснить ей мужчина. – На то они и врачи – им лучше знать…
- Да со мной уже все нормально! – истерично воскликнула девушка и шмыгнула носом. – А еще…
- Что еще? – взволнованно спросил голубоглазый брюнет.
- Они меня к психиатру посылают! – пожаловалась Кулемина и с новой силой зарыдала, уткнувшись в мягкий свитер физрука. – Вить, они считают меня ненормальной! Я же не больная! Я не псих, чтобы копаться в моих мозгах!
Виктор снова притянул ее к себе и прислонился щекой к светлым волосам. Для него это не было новостью: Игорь поведал ему слова токсиколога по этому поводу. Мужчина еще тогда подумал о том, что у его ученицы это вызовет шок… но он никак не мог предположить, что она будет из-за этого плакать. Зная характер Лены, Степнов ожидал как минимум погрома палаты, но уж точно не слез.
- Леночка, никто не считает тебя больной… Просто таблетки, которые ты пила, вызывают привыкание, и врачи хотят помочь тебе избавиться от зависимости, - поглаживая девушку по голове, проговорил мужчина. Он чувствовал, как подрагивает ее тело, как она отчаянно жмется к нему, будто ища защиты… А сделать, к сожалению, практически ничего не мог. – Пойми, Ленок, все это делается ради того, чтобы ты снова начала жить полной жизнью!
- Я не хочу здесь находиться! – Кулемина подняла заплаканные глаза на своего любимого учителя. – Я хочу домой, хочу в школу, хочу к тебе… Хочу куда угодно, лишь бы не оставаться тут!
- Лен, давай я тебе принесу горячего чая, а? Ты успокоишься, и мы с тобой продолжим наш разговор.
- Давай, - согласилась школьница и встала с коленей мужчины, потирая глаза кулачками.
Виктор вышел в коридор, подошел к автомату, заказал чай и прислонился к стене, в ожидании готовности напитка. Было морально тяжело смотреть на такую подавленную Ленку. А ее слезы вообще вывели его из равновесия…
- Чего призадумался, Виктор? – неожиданно раздался мужской голос прямо рядом с ним. Повернув голову, физрук увидел стоящего рядом Артема. Как тот подошел, Степнов даже не заметил.
- Ленка плачет, - ответил он, только позже осознав, насколько глупо прозвучала фраза. – Почему? Ребята к ней с утра заходили, она злая была, а сейчас ревет в три ручья, успокоить не могу…
- Привыкай. Теперь настроение у нее будет меняться чаще, чем у беременной, - ответил врач, положив руку на плечо собеседника. – А ты как думал? Отвыкание – дело довольно неприятное… Дай Бог, чтобы одними сменами настроения все и закончилось, - сказал Белозеров и, ободряюще похлопав Виктора по спине, ушел к себе в кабинет.


 
suslyaДата: Четверг, 10.11.2011, 04:55 | Сообщение # 20
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-19-


- Пап, ну, пожалуйста, забери меня отсюда! – в который раз просила девушка, молящим взглядом смотря на сидящего рядом с ней на кровати мужчину. – Я уже не могу тут находиться!
- Лена, ты лежишь тут всего два дня, – напомнил ей Кулемин-старший, - а жалуешься так, будто полгода из этого здания не выходила.
- Вот именно! – воскликнула школьница. – Я и больница – понятия совершенно несовместимые! – активно жестикулируя, доказывала свою точку зрения блондинка. – К тому же, мне действительно больше тут делать нечего! Пап, ну договорись насчет выписки! Ты же можешь?
- Ага, а ты вернешься домой и снова побежишь в аптеку за своими таблетками? – немного нахмурившись, спросил Никита.
- Да нет же! – отчаянно воскликнула девушка. – Не буду я их больше покупать! Честное слово, ну, пап…
- Знаешь, Лен, мне сейчас очень сложно поверить тебе, - отвернулся мужчина, чтобы не смотреть в просящие глаза дочери. – И не потому что я разочаровался в тебе из-за всей этой ситуации, а потому что, если я соглашусь, то рискну твоим здоровьем.
- Пап, да я клянусь тебе, что больше такого не повторится! – стояла на своем Кулемина.
- Я подумаю, - ответил Никита и взглядом дал понять дочери, что разговор на эту тему окончен. Школьница заметно поникла. – Это не значит «нет»! Если я сказал, что подумаю, значит, я действительно буду размышлять над этим вопросом и взвешивать все «за» и «против», - сказал Кулемин-старший и приобнял Лену, видя, что его слова нисколько не порадовали ее. – Если я заберу тебя отсюда, ты точно будешь выполнять все, что пропишет тебе Артем?
- Точно, - буркнула девушка, услышав имя своего врача.
- И проверяться раз в месяц будешь приходить? – продолжал допрашивать ее отец.
- Буду…
- И с психологом беседовать будешь?
- Пап, а без него никак, а? – недовольно проворчала Кулемина. – Я себя из-за этого какой-то сумасшедшей чувствую! – Посмотрев на хмурого Никиту, десятиклассница поняла, что если она сейчас не согласится на его условие, то он, даже не задумываясь, оставит ее на более продолжительное лечение. – Ладно-ладно… психолог так психолог.
- Леночка, ты должна понять, что тебе действительно нужно если уж не лечиться, то реабилитироваться после пристрастия к успокоительным таблеткам! – пытался донести до своей дочери хирург. – Ты думаешь, что это так просто?
- Нет… но вы все так говорите, будто в ряды наркоманок меня записали! – возмутилась школьница. – Я всего лишь пила успокаивающие, а не кололась всякой дрянью!
- Поверь мне, дочь, иногда слезть с первого так же сложно, как и со второго, - тяжело вздохнул мужчина. – Кстати о наркомании: курить бросать собираешься?
- Да, - стыдливо отведя глаза в сторону, ответила Лена.
- Ну, смотри… Не дай Бог учую от тебя запах табачного дыма! – пригрозил Кулемин-старший сердитым голосом. Девушка лишь кивнула, так и не смея поднять голову. – Так, ладно, на эту тему мы еще поговорим дома. Как долго ты принимала таблетки?
- Около месяца, - ответила блондинка и зачем-то решила приврать: - я как раз собиралась заканчивать их прием, потому что в инструкции написано, что курс должен быть от десяти до тридцати дней…
Неожиданно сильные руки развернули девушку за плечи. Теперь она столкнулась с напряженным взглядом отца и невольно сглотнула, понимая, что зря попыталась сгладить ситуацию ложью.
- Ты ведь не собиралась отказываться от таблеток? – ледяным тоном произнес Никита.
- Нет, - созналась его дочь.
- Зачем тогда врешь?
- Да я уже не знаю, что сказать, чтобы меня отсюда выпустили! – рявкнула Кулемина, сбила руки отца и, склонив голову, пропустила пальцы сквозь волосы, положив локти на колени.
Мужчина снова приобнял расстроенную девушку. Сейчас он испытывал внутреннее противоречие: разум утверждал, что Лену необходимо оставить в больнице, как бы она ни просила выписки, а сердце говорило, что если пойти дочери на встречу, то она тоже будет делать все, что ей скажут, лишь бы не расстраивать отца… К тому же, как говорится, дома и стены лечат. Наверняка там она быстрее придет в себя, войдя в привычную колею.
Попрощавшись с Леной, хирург решительно направился туда, где точно мог получить совет и принять правильное решение. Кабинет Артема находился через несколько дверей от палаты Куминой. Постучавшись, Никита заглянул туда и, не увидев никого кроме друга, смело вошел вовнутрь.
- Ну, как прошла встреча с дочерью? – спросил Белозеров, просматривая какие-то бумаги.
- Артем, а ты можешь выписать Ленку? – осторожно поинтересовался Кулемин. Его друг поднял на него удивленный взгляд и захлопнул папку, которую изучал до этого.
- Могу, - невозмутимо ответил токсиколог. – Вопрос-то заключается в другом: а надо ли?
- Вот я и хотел с тобой посоветоваться… Лена домой просится, говорит, что не может тут находиться. Ты что по этому поводу думаешь?
- Никит, я хоть сейчас могу оформить ей выписку, но не думаю, что это будет правильно, - сказал Артем, беря с угла стола карту Лены. – Я соглашусь с тем, что на таблетках она, слава богу, сидит не так давно, и, возможно, организм не успел настолько привыкнуть к их действию… Но вся эта ситуация, которая сложилась в вашей семье… - произнес врач и замолчал, видя, как друг склонил голову. – Ты уверен, что под влиянием обстоятельств твоя дочь не сорвется?
- Она обещала, - тихо ответил Кулемин.
- Наркоманы тоже много чего обещают… Она тебе сейчас все, что угодно, скажет, лишь бы ты выполнил ее желание, - выразил свое мнение Белозеров.
- То есть ты считаешь, что ее лечение требует больничных условий, и выписывать ее рано? – уточнил Никита. Токсиколог задумчиво просмотрел несколько листов из карты своей пациентки, прежде чем ответил.
- Лечение-то никакой больничной специфики в себе не содержит. По сути, для того, чтобы Лена легче перенесла период отвыкания, ей нужно снижать дозу принимаемого препарата, а не отказываться от его приема, - рассуждал Артем, глядя на друга. – Никит, я могу выписать твою дочь, если ты готов принять на себя такую ответственность. Пойми, что сейчас только ты будешь отвечать за то, что с ней происходит. Ты уверен, что Лена тебя не обманет? Ей ведь сейчас будет отнюдь не комфортно от того, что доза успокоительного уменьшится…
- Я должен ей верить, - твердо ответил мужчина. – Она моя дочь, Артем. Кому же мне тогда еще верить в этой жизни, если не своим детям? – немного грустно усмехнулся Кулемин.
- Тебе видней, - пожал плечами Белозеров.
- Тогда подготовь на завтрашнее утро выписку, хорошо? – попросил Никита.
- Почему на завтра? – удивился токсиколог. – Я могу выписать ее прямо сейчас…
- Нет, сейчас не надо… Я хочу предупредить Игоря, Веру и Ивана. Так что лучше все-таки завтра, - сказал хирург.
- Что ж, давай я расскажу тебе, по какой схеме нужно давать Лене таблетки, а также какие могут быть осложнения, и как себя вести в таких случаях, - произнес его друг и взял из стоящего рядом блока листок бумаги.
- Ты меня пугаешь, - немного оробев, сказал Кулемин.
- Я всего лишь пытаюсь предупредить и подготовить тебя, - ответил Белозеров. – Ты же сам понимаешь, что не в сказку попал, а в жизнь вляпался.


 
suslyaДата: Пятница, 11.11.2011, 05:10 | Сообщение # 21
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-20-


Виктор сидел перед телевизором, со скучающим видом переключая каналы. Рядом лежала Ева, и казалось, что собака тоже находится в тоскливом настроении. Невольно мужчина подумал, что она, должно быть, так же, как и он, соскучилась по Ленке, а потом отогнал от себя глупые мысли.
В который раз за последний час посмотрел на время… «Странно, почему она не звонит? Неужели отец еще не ушел? Уже вечер… скоро, наверное, время посещений закончится. Тогда мы вообще сегодня не сможем увидеться!» Чем больше физрук думал о Лене, тем сильнее начинал волноваться за нее. Вчера, когда он пришел проведать свою девушку, она была очень расстроена. Не до слез и истерики как в прошлый раз, но состояние у нее было явно подавленное. Объяснялось все просто: Кулемину упорно не хотели выписывать из больницы. Даже беседа с отцом не принесла должных результатов: Никита, похоже, считал, что дочери лучше продолжить лечение в медицинском учреждении.
Размышления мужчины прервал внезапный звонок в дверь. Ева, гавкая, выбежала из комнаты. Удивленно посмотрев в коридор, Виктор встал и, положив в карман мобильник, чтобы, не дай бог, не пропустить звонок своей возлюбленной, пошел открывать. Каково же было его удивление, когда на пороге он увидел… Лену! Она стояла и счастливо улыбалась ему, а он, несколько секунд пробыв в шоке от столь неожиданного визита, подхватил ее и тут же увлек в квартиру, радостно закружив смеющуюся девушку.
А то, что случилось дальше, Степнов мог объяснить только неконтролируемым наплывом эмоций. Продолжая держать школьницу на руках, он неожиданно для самого себя впился в ее губы таким поцелуем, которых раньше себе не позволял, боясь испугать Лену. Самой же ученице не хватало смелости первой переступить грань тех невинных поцелуев, которыми они довольно часто обменивались.
Виктор почувствовал, как она вздрогнула, и остановился, давая девушке право решить, хочет ли она продолжить. Буквально через секунду губы Кулеминой робко повторили движения его губ, давая понять, что происходящее ей очень даже нравится. Весь волшебный момент первого настоящего поцелуя нарушило вежливое покашливание из подъезда.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - невозмутимо произнес Игорь, делая вид, что ничего особого он сейчас и не видел. – Лен, короче, я пошел к Лерке, как будешь возвращаться – позвони. Не подводи ни меня, ни себя…
- Спасибо, Игорь, - поблагодарил парня смущенный физрук, и ученик, кивнув, ушел, захлопнув за собой дверь. – Ты теперь ходишь с провожатыми?
- Папа боится отпускать меня одну, - пожала плечами улыбающаяся девушка. Даже тот факт, что ее брат так не вовремя влез со своими напутствиями, не смог испортить ей настроение. – Так что теперь мне везде и всюду придется ходить с этим болваном.
- Блин, так нехорошо получилось, - зарываясь лицом в приятно пахнущие волосы Лены, произнес Степнов.
- Да ладно тебе! – усмехнулась та, чувствуя, как его дыхание щекочет кожу головы. – Он это с Леркой проделывает в день раз по пятьдесят. Может, дашь мне раздеться, и пойдем в комнату? Или так и будем в коридоре стоять?
Конечно, времени, которое девушка провела у своего учителя, обоим показалось катастрофически мало. Радовало лишь одно: завтра они снова увидятся - сначала в школе, куда Кулемину опять-таки будет сопровождать брат, а потом, если получится договориться с Игорем, то и после уроков.
Ева тоже очень соскучилась по Лене. Это было видно по тому, как она весь вечер не отходила от школьницы. Хотя та тоже баловала ее своим вниманием, отчего Виктор даже немного рассердился, но, поняв, насколько это глупо, взял себя в руки.
Когда стрелки часов показали десять вечера, девушка нехотя отзвонилась брату. Игорь пришел минут через двадцать, после чего Кулемины, попрощавшись с физруком, ушли. Степнов лег спать в прекрасном расположении духа, совершенно забыв о словах Артема. Веселая Лена внушала ему уверенность в том, что отныне все будет хорошо, но, как оказалось позже, ее неплохое настроение напрямую было связано с выпиской из больницы.
На следующий день школьница еще немного улыбалась и реагировала на шутки, получив с утра от отца заветную таблеточку, но с каждым днем ее состояние становилось все хуже и хуже. Организм, требующий одну дозу и получающий другую, уменьшенную, реагировал вполне предсказуемо. Раздражительность, бессонница, нервозность, вспыльчивость – все это теперь преследовало девушку постоянно. И, несмотря на то, что она прекрасно понимала, из-за чего на нее навалились все эти симптомы неуравновешенности, бороться с ними Кулеминой становилось тяжелее с каждым днем.
Из баскетбольной команды она ушла сама, да и Виктор не стал ее останавливать: оба понимали, что в таком состоянии Лене лучше не появляться на игровом поле. Причем неблагоприятные последствия продолжения ее тренировок грозили далеко не ей самой, а всей остальной команде. Игорь, «преследующий» ее, куда бы девушке ни хотелось пойти, стал бесить еще больше. Даже невзирая на то, что фактически молодой человек являлся единственной возможностью своей сестры встречаться с ее возлюбленным.
Пару раз, в моменты особой «ломки», ей в голову приходила мысль по-тихому смотаться ночью в аптеку и купить себе препарат, который вновь позволит ей обрести душевное равновесие. Останавливало лишь обещание не делать этого, данное папе. Расстраивать Никиту ей совершенно не хотелось – эта прихоть, по мнению Лены, отводилась ее нерадивой мамаше и Романову, а становиться такой же, как они, девушка не хотела. Поэтому мысли о том, чтобы выкрасть у отца таблетки, тоже была выброшена из головы.
Примерно через неделю «симптомы» резко поменялись: появились головные боли, а сама девушка стала вялой и заторможенной. Аппетит пропал совсем, и кушать Кулемину, по просьбе Игоря, заставлял Виктор. Только у него и только по его настоянию, она насильно впихивала в себя еду, не испытывая никаких положительных эмоций даже от вкусных блюд и сладостей.
Лера, также следящая за состоянием своей подруги и волнующаяся за нее, в свою очередь, заметила, что Лене с трудом стали даваться решения тех задач, которые раньше ее подруга щелкала как орешки. Например, задачки по биологии на тему генетики: если всего несколько уроков назад Новикова постоянно скатывала их у Кулеминой, то теперь, наоборот, кудрявая блондинка, списавшая решение у одноклассника, делилась с подругой тетрадью.
По сути, сейчас Лена напоминала ту себя, которая сидела на таблетках: такая же вялая, такая же безэмоциональная… Но была одна большая разница: раньше девушке было комфортно жить в таком состоянии. Ее устраивало такое беззаботное существование и постоянное спокойствие. Сейчас же жизнь казалась ей тупой и скучной, однообразной и неинтересной. И что больше всего ее пугало – теперь даже Виктор не вносил в нее чего-то особенного. Если раньше при виде него у школьницы начинало трепетать сердце, а на душе, несмотря ни на что, становилось радостно, то теперь она не испытывала никаких изменений, глядя на своего возлюбленного.
Никита, напуганный резкими переменами в состоянии дочери, почти сразу же позвонил Артему. Но тот заверил его, что это определенный этап выхода из зависимости. Так называемая депрессия, в которую впадают девяносто процентов людей, избавляющихся от пристрастия к успокоительным. Белозеров лишь посоветовал не спускать с девушки глаз, потому что в таком состоянии многие пациенты попросту теряют интерес к жизни. Не все, конечно, совершают попытку суицида, но мало ли что… К тому же подростковый возраст.
Это и рассказал Кулемин-старший своему сыну. Игорь, также обеспокоенный состоянием сестры, внимательно выслушал отца, сразу смекнув, кому следует передать эту информацию. Сколько парень не задумывался о том, что может помочь Лене вернуться в нормальную колею, ответ приходил лишь один: не «что», а «кто» - Степнов.


 
suslyaДата: Суббота, 12.11.2011, 04:17 | Сообщение # 22
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-21-


- Лен, ты возьмешь трубку или нет? – в комнату девушки, даже не постучавшись, ворвался Игорь, который вот уже пять минут подряд был вынужден слушать через стенку трель мобильного телефона.
- Нет, - невозмутимо ответила лежащая на кровати, несмотря на дневное время суток, Лена.
Кулемин, бросив раздраженный взгляд на сестру, подошел к тумбочке, на которой и лежало вопящее средство связи. Посмотрев на дисплей, парень нахмурился и снова переключил внимание на блондинку.
- Это Степнов.
- Я знаю, - все тем же спокойным тоном ответила та.
- Вы поссорились, или он тебя чем-то обидел? – осторожно попытался выяснить Игорь.
- Нет, - отрицательно помотала головой девушка.
- Тогда почему не отвечаешь? – все никак не мог разобраться в ситуации молодой человек.
- Потому что не хочу сейчас ни с кем разговаривать. Чего ты вообще привязался? – недовольно произнесла Лена и перевернулась на бок, оказываясь спиной к брату. Она даже не сказала ни слова, когда Кулемин вышел из ее комнаты вместе с ее мобильным телефоном.
- Алле, - ответил на звонок парень.
- Игорь, с Леной все в порядке? – раздался быстрый, взволнованный голос физрука.
- Смотря, как посмотреть… По-моему, это уже полный финиш, Виктор Михайлович, - расстроено произнес Игорь, закрывая за собой дверь на кухню. – Она лежит в своей комнате и не желает отвечать даже на Ваши звонки! Я вообще не знаю, что с ней делать!
- Сможешь привести ее ко мне? – спустя пару секунд раздумий неожиданно спросил Степнов.
- Постараюсь, - неуверенно ответил ему ученик и сбросил вызов.
Заставить Лену пойти с ним, парню не составило труда: девушка сопротивлялась несколько минут, а потом покорно встала с кровати, слегка причесалась и надела куртку с кроссовками. Спорить с настырным братом было лень – сейчас блондинке казалось, что проще пойти с ним, нежели отстаивать свое право на желание побыть в тишине и спокойствии.
Всю дорогу до дома Степнова Игорь держал сестру за руку, будто боялся, что она решит убежать, а Лена спокойно шла рядом, не делая попыток вырваться и не выказывая никаких признаков недовольства. Такая ее покорность еще больше пугала Кулемина: сейчас он бы предпочел, чтобы она кричала, ругалась, бесилась, но подавала бы хоть какие-то признаки адекватных эмоций, а не шла за ним как безвольная кукла.
- Держите свое сокровище, - подтолкнув Лену к приоткрытой квартире физрука, буркнул парень.
- Привет, - выдавив из себя улыбку, сказал Виктор, глядя на девушку. За то время, которое прошло с момента разговора с Игорем, мужчина смог взять себя в руки и продумать стратегию своего поведения, поэтому сейчас ни что не выражало волнения, которое физрук, разумеется, переживал внутри себя.
- Привет, Вить. Слушай, я так подумала, - скороговоркой заговорила блондинка, - может нам лучше расстаться? – предложила она, наивно глядя на мужчину. У стоящего за ее спиной Игоря от удивления невольно приоткрылся рот, а вот Степнов на эту фразу отреагировал вполне спокойно: примерно к подобному он и готовил себя, услышав, что Лена не хочет с ним разговаривать. – Просто… все чувства куда-то исчезли, будто и не было их вовсе. Зачем обманывать тебя и себя, продолжая наши отношения…
- Ты что, дура? – воскликнул Кулемин, не обращая внимания на то, что его голос разнесся чуть ли не по всем этажам подъезда. – Ты понимаешь, что ты творишь?
- Спокойно, Игорь, - не меняя выражения лица, остановил его Виктор. Ученику оставалось лишь удивляться сдержанности этого мужчины. – Подаришь мне последнее свидание, Лен? – все с той же улыбкой спросил физрук. – Потом, если захочешь, разойдемся.
- Пожалуйста, - безразлично пожала плечами девушка.
- Прикроешь нас на весь день? – попросил Степнов стоящего за спиной Лены парня.
- Конечно, - ответил тот и, поняв, что становится тут лишним, ушел.
Виктор начал собираться. Да, он пошел ва-банк, сказав, что отпустит Кулемину, если она этого захочет, но он не зря это сделал. Поняв после звонка Игоря, что дело принимает серьезный оборот, мужчина связался с единственным человеком, который мог дать ему действительно дельный совет, и, как следствие, сохранить их с Леной отношения – он позвонил Яне. А сейчас он просто следовал ее рекомендациям, ругая себя за то, что не догадался проконсультироваться с нею раньше.
- Куда мы пойдем? – без особого интереса спросила девушка.
- Сюрприз, - загадочно ответил Степнов. – Ты ведь любишь сюрпризы?
- Угу.
Знала бы Лена, что приготовил для нее ее учитель… Это просто не могло не вызвать удивления. Она и представить себе не могла свидание… в цирке! Блондинка вообще последний раз была здесь в далеком детстве, когда еще родители являлись счастливой семейной парой, а брат был примером для подражания. Не сказать, что представление вызвало в девушке какие-то сильные эмоции: периодически она улыбалась, но все же заметно реже других гостей цирка. И навряд ли бы этот поход вообще запомнился бы ей чем-то особенным, если бы в один из моментов девушка не заметила, как в соседнем кресле напрягся ее возлюбленный. Кулемина удивленно посмотрела на него: пальцы, вцепившиеся в подлокотники кресла, и настороженный взгляд, направленный на сцену, явно говорили о том, что что-то не так.
- Вить, ты чего? – немного обеспокоенно спросила Лена.
- Честно? – нехотя выговорил физрук. Девушка кивнула. – Только не говори никому… Я клоунов боюсь, - со смущенной улыбкой сказал Степнов, но, увидев копошащегося у ближней к ним арены клоуна, снова посерьезнел и слегка вжался в стул.
Неожиданно теплая девичья ручка накрыла его напряженную кисть. Физрук повернул голову и наткнулся на нежный взгляд своей возлюбленной: Лена улыбалась, но не насмешливо, а сочувствующе, понимающе. Весь остаток представления мужчина думал над словами Яны. Психолог сказала, что Степнов должен дать понять Кулеминой, что не только он является для нее поддержкой, но и она нужна ему. Нет, ситуация с клоуном не была наигранной – Виктор не хотел обманывать любимую, поэтому и выбрал цирк, а не парк, кино, кафе и прочие, более традиционные места свиданий. Но признаться девушке в такой глупой фобии, которую даже детской-то не назовешь, было очень сложно. Однако, судя по тому, как это тронуло его ученицу, тактика была выбрана верно.
Домой решили идти пешком. Да, расстояние было большим – несколько станций метро – но желание прогуляться было единогласным. К тому же у них в запасе была куча времени, и отправиться сейчас домой значило признать «последнее свидание» законченным.
- А почему ты так боишься клоунов? – спросила Лена, подняв на Степнова взгляд зеленых глаз.
- В детстве напугал один, - пожал тот плечами, пытаясь скрыть смущение. – С тех пор я обхожу их стороной. Умом-то вроде понимаю, что это глупо, а ничего с собой поделать не могу. Лучше еще раз пять в армии отслужу, чем подойду к нему ближе, чем на десять метров, - невольно поежился мужчина.
И снова ладошка десятиклассницы ухватилась за его ладонь. Ласково улыбнувшись и покрепче сжав руку девушки, Виктор задумался, чем же можно подкрепить результат. Ответ нашелся сам…
- Ленка, подожди секунду, ладно? – неожиданно остановился физрук и слегка отвел школьницу в сторону, чтобы она не стояла на дороге, а потом куда-то убежал. Буквально через минуту он вернулся, держа в руке большой воздушный шарик в виде желтого смайлика с улыбкой. – Держи. Пусть с твоих губ никогда не сходит улыбка…
С этими словами Степнов завязал на запястье девушки ленточку от шарика. Лена, посмотрев на красивый бантик, сделанный мужчиной, улыбнулась и перевела свой радостный взгляд на возлюбленного. До самого дома они шли молча: говорить не хотелось, да и казалось, что просто не о чем. Только рука мужчины ни при каких условиях не отпускала руку девушки.
- Ну что, - входя в квартиру, произнес Степнов. Теперь уже он не был так спокоен, как во время прогулки: сейчас Лена могла сказать всего лишь несколько слов и прервать их отношения, несмотря на все чувства, которые они испытывали друг к другу. – Что скажешь? – пытливо вгляделся мужчина в лицо своей возлюбленной.
- Не слушай меня никогда, - с улыбкой произнесла школьница, а потом, решившись, притянула физрука к себе и опалила его губы жарким поцелуем. Виктор просто не мог поверить своему счастью, ответил на поцелуй девушки и даже приобнял ее. Неожиданно отстранившись, Лена добавила шепотом: - по крайней мере, до того момента, пока я не перестану говорить глупости.
После этого она снова нашла своими губами его губы и продолжила наслаждаться близостью любимого мужчины, удивляясь, как ей вообще пришло в голову предложить расстаться. Рядом стояла Ева, правда, ее внимание было приковано не к целующейся парочке, а к парящему под потолком большому желтому воздушному шарику, который счастливо улыбался всему миру.


 
suslyaДата: Воскресенье, 13.11.2011, 06:54 | Сообщение # 23
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-22-


С того дня Лена стала буквально расцветать на глазах – медленно, неторопливо девушка возвращала себе хорошее настроение. Во многом именно благодаря Степнову она потихоньку приходила в себя. Сам же мужчина теперь часто спрашивал совета у Яны: то самое «последнее свидание» убедило его в том, что сейчас его возлюбленной очень пригодилась бы помощь психолога, но раз она сама не хочет ходить к этому специалисту, то придется оказывать эту помощь опосредованно, через него – Виктора.
Никите оставалось лишь удивляться тому, что его дочь стала сама бороться с депрессией. Если раньше она просто ждала выхода из этого состояния, то сейчас делала все, чтобы этот неблагоприятный период прошел быстрее. Несколько дней Кулемин-старший терзался сомнениями, а потом все же подошел к Лене и осторожно попытался разузнать, не взялась ли она за старое, а именно – за таблетки. К счастью, девушка не обиделась, когда поняла, о чем разговор. Она лишь улыбнулась, обняла отца и сказала, что еще в больнице осознала свою ошибку, и повторять ее не собирается. Столкнувшись с открытым, искренним взглядом дочери Никита безоговорочно поверил ей.
Посоветовавшись со Степновым, Кулемина снова стала ходить на баскетбольные тренировки, дав обещание себе и своему учителю держать себя в руках. Хотя такого гнева как раньше она уже не испытывала: отсутствовали главные его источники – молодожены Романовы. Лена знала, что они почти каждый день интересовались ее состоянием у Никиты, но сами не объявлялись, видимо, понимая, что своим появлением запросто могут нарушить то шаткое равновесие, которого она только-только стала достигать. Такое положение вещей вполне устраивало Кулемину – они не трогают ее, она не трогает их. В своем отношении к биологическим родителям школьница сейчас разбираться не хотела, так как рассмотрение этого вопроса зачастую вгоняло ее в хандру.
С более или менее нормальным настроением к девушке вернулся и интерес к окружающим, в том числе к учебе, семье и друзья. В один из дней Лена заметила подозрительно отрешенное состояние своей закадычной подружки. Новикова слишком часто улыбалась и на уроках мыслями явно была далеко от химических цепочек и характеристик литературных персонажей. Поначалу Кулемина только приглядывалась к подруге, но уже к третьему уроку не выдержала и поинтересовалась, что же случилось у Леры.
- Мы с Игорем вчера… - покраснев, замялась кудрявая блондинка, но улыбку со своего лица стереть так и не смогла, - ну, в общем, ты поняла…
- Допустила-таки моего братца до своего совершенного тела, - тихо усмехнулась Лена, оглядываясь по сторонам. – Сбылась мечта идиота.
- Ленка-а-а, - протянула Новикова и схватила подругу за руку, будто пытаясь передать ей свои чувства. – Ты не представляешь, что я вчера испытала! В раю, наверное, не может быть так хорошо… А с первым разом я вообще не хочу сравнивать! – нахмурилась девушка, но вскоре снова расплылась в глупой улыбке. – Я вчера пожалела только о том, что я так долго медлила, и это не произошло раньше. Хотя с другой стороны, может оно и к лучшему.
- С ума сойти! Всего лишь секс, а сколько эмоций! – искренне изумилась Кулемина.
- Это не просто секс, - отрицательно покачала головой Валерия. – Когда-нибудь ты это поймешь и, надеюсь, что со Степновым, - почти шепотом проговорила девушка и тут же получила по своей кудрявой голове от подруги. Но даже это ее не разозлило – сегодня ничто не могло испортить ей настроение.
- Думай, что говоришь! – укоризненно произнесла Лена, заливаясь краской от того, какие картины подкинуло ей разыгравшееся от слов Новиковой воображение.
- А что такое? – невинно заморгала та. – Если ваши отношения не испортятся, то… - кудрявая блондинка слегка приблизилась к уху своей одноклассницы, - лучшего первого партнера и пожелать сложно…
- Тебя заело на этой теме? – окончательно вышла из себя Кулемина и, резко развернувшись, пошла вдоль по коридору к тому человеку, который гарантированно мог успокоить ее разбушевавшиеся нервы.
- Ленка, подожди, еще слишком рано! – крикнула ей вдогонку Лера и засмеялась, совершенно не понимая, чем вызвана такая реакция подруги.
Лена и сама в принципе не поняла, отчего вдруг так разозлилась. Наверное, ее выводило из себя понимание того, что ей тоже хочется испытать то, что испытала ее подруга с ее братом. Но у Кулеминой ситуация была намного щекотливее: объектом ее любви был не сопливый одноклассник, а взрослый мужчина. И когда девушка пыталась представить реакцию Степнова на ее предложение заняться любовью, у нее в голове упорно всплывала фраза, произносимая голосом физрука: «Давай подождем, пока ты закончишь школу…»
- Лови! – раздался мужской голос, и блондинка, только успевшая войти в спортзал, еле-еле сумела поймать баскетбольный мяч. – Хвалю за хорошую реакцию, - улыбнулся Виктор.
- А если бы не поймала? – хмуро спросила Лена, чеканя снаряд об пол.
- Я же немного в сторону кинул, если что в тебя бы не попал… Что ж я, совсем дурак что ли? – оправдался брюнет, пытаясь понять настроение своей возлюбленной.
- То есть ты в меня не верил? – придирчиво спросила та и бросила мяч в кольцо, забив красивый гол. Мужчина медленно подошел к школьнице и остановился прямо напротив нее. Его рука медленно потянулась к талии девушки… обогнула ее и, схватив тяжелую дверь, захлопнула ее за спиной вздрогнувшей Кулеминой.
- А к словам цепляться необязательно, - тихо проговорил физрук и оставил невесомый поцелуй на губах возлюбленной. – Ты чего такая недовольная?
- Да так… просто устала, - отмахнулась та, пряча глаза. – Поиграй со мной чуть-чуть… в баскетбол, - зачем-то уточнила Лена и снова смутилась.
- Ну, давай, - усмехнулся Виктор. Что-то в ее поведении сегодня было не так, но что, он так и не смог понять. – Начинают дамы! – мужчина бросил своей ученице мяч и стал любоваться той грациозностью, с которой она пошла занимать позицию.
- А если серьезно, - внимательно следя за каждым движением своей девушки, продолжил физрук, - то в чем все-таки причина твоего плохого настроения?
- По тебе очень сильно соскучилась, - подхалимски улыбнулась Лена и попыталась забить гол, но промазала, а мяч перехватил Степнов.
- Врушка моя, - тоже с улыбкой нежно произнес он, глядя на приближающуюся девушку. – Моя маленькая врушка. Вредничаешь?
- Нет, - ответила школьница, сделав выпад вперед и попытавшись отнять снаряд, но попытка оказалась неудачной. – Просто это неважно… Правда, Вить, это не стоит обсуждения, - пыталась выкрутиться Кулемина, естественно, ни при каких условиях не собиравшаяся рассказывать возлюбленному, из-за чего она пришла. Мяч, брошенный мужчиной, прокатился по кольцу и скользнул внутрь него под аккомпанемент школьного звонка.
- Какой у тебя сейчас урок? – обеспокоенно спросил Виктор, зная нетерпимость некоторых учителей к опозданиям.
- История, - снова улыбнулась Лена.
- А-а-а… ну, тогда можем еще поиграть, - усмехнулся физрук. – Скажешь, что я просил тебя зайти и задержал, Рассказов поймет.
- А у тебя сейчас окно? – поинтересовалась девушка, не дожидаясь, пока мужчина подойдет, и, бросая мяч с трехочковой отметки.
- Угу, - ответил Степнов, провожая глазами снаряд, перевесивший счет на сторону его ученицы.
- Эх, вот бы у меня были окна в расписании! – мечтательно произнесла Кулемина.
- И что бы ты делала в это время? – любопытно поинтересовался учитель, ловя оранжевый мяч.
- К тебе бы бегала! – засмеялась десятиклассница. – А что? Ни тебе, ни мне не скучно! Сидели бы с тобой в подсобке, обнимались, целовались, - с каждым словом все тише произносила Лена, чувствуя, как щеки краснеют от смущения.
Степнов же, откинув мячик в сторону, подошел к ней и заключил любимую девушку в свои крепкие, оберегающие объятия. Только ему было позволительно так обнимать ее, и осознание этого факта еще больше усиливало все нежные чувства мужчины к этой школьнице. Сама же ученица улыбалась, пряча свое лицо у него на груди: ну как тут можно злиться хоть на что-нибудь?


 


suslyaДата: Понедельник, 14.11.2011, 03:49 | Сообщение # 24
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-23-


Ленка зевала во весь рот и недовольно смотрела на настенные часы. И кто придумал ходить в школу так рано? Почему нельзя было передвинуть весь этот чудный процесс хотя бы часика на два вперед? Чтобы юные пытливые умы могли вдоволь выспаться, а потом, зарядившись энергией, выдавали мудрые мысли и замысловатые решения математических уравнений…
- Держи.
Лена даже вздрогнула, когда перед ней появилась рука Никиты, держащая небольшую белую таблетку. Школьница на несколько секунд задержала на ней свой взгляд и неожиданно поняла, что хочет поскорее покончить со всем этим, чтобы снова начать считать себя нормальным человеком. Пока ее настроение в некоторой степени зависело от приема лекарственных препаратов, назвать себя вполне адекватной Кулемина не могла.
- Пап, а давай попробуем без этого? – спросила она, так и не взяв таблетку. Ее отец удивленно распахнул глаза и сначала даже не поверил своим ушам. – Теперь я хочу попробовать справиться сама… без помощи лекарств.
- Лен… я, конечно, очень рад, - растерянно ответил Никита, все еще находясь в легком шоке, - но… давай сначала проконсультируемся у Артема? Вдруг это как-то негативно скажется на твоем состоянии или на процессе реабилитации в целом?
- Конечно, - улыбнулась десятиклассница, помешивая горячий чай. – Позвони ему, спроси.
Так Кулемин-старший и поступил. Решение дочери он воспринял с воодушевлением, но некоторое беспокойство все-таки было, поэтому мужчина решил перестраховаться: лучше предупредить ошибку, чем устранять ее последствия.
- Привет, Артем! – бодро поприветствовал он друга.
- О, здорово! Надеюсь, что ты не с плохими вестями? – осторожно поинтересовался тот. – Как чувствует себя твоя дочь?
- Хорошо. Знаешь, она стала улыбаться, - растроганным голосом поведал хирург. – Это такое счастье! Я думал, что еще долго не увижу радостных эмоций на ее лице, но, слава богу, я ошибся. Ленка явно идет на поправку.
- Уверен, что это не эффект принятых втихаря таблеток? – усомнился второй врач.
- Уверен. Тём, я тебе вообще вот по какому поводу звоню: Ленка хочет вообще отказаться от приема этих таблеток, - поведал проблему Кулемин-старший. – Говорит, что хочет сама выкарабкаться, без помощи медикаментов. Как ты на это смотришь?
- Хм… - задумался Белозеров. – Если это действительно ее решение, то ничего страшного в этом не вижу. Наоборот, ее желание вызывает одобрение. Единственное, надеюсь, ты прав, и на стороне она ничего не употребляет.
- Значит таблетки ей можно больше не пить?- обрадовался отец Лены.
- Можно. Только, Никит, тут есть один очень важный момент, - предупредил своего друга Артем. – Договорись с Леной о том, чтобы она подошла к тебе и попросила таблетку, если почувствует себя неважно в любом плане. Иначе все, что уже было сделано с целью побороть ее зависимость, окажется бесполезным. Она может снова сорваться. А если будет терпеть, то опять впадет в депрессию… Так что, если твоя дочь почувствует, что сама пока не справляется, то пусть возвращается к малой дозе успокоительных.
- Спасибо, Артем, я все понял, - поблагодарил друга Кулемин-старший.
- Всегда пожалуйста. Держи меня в курсе если что… И я рад, что Лена потихоньку приходит в себя, - улыбнувшись, произнес Белозеров.
- Это происходит во многом благодаря тебе, - напомнил ему хирург.
- Если пациент сам не стремится к выходу из депрессии, то хоть ты его залечи и таблетками нашпигуй – толку не будет никакого, но покажи ему, ради чего стоит жить и улыбаться, найди то, что заставит его активизировать все внутренние силы на борьбу с недугом, и результат тебя просто ошарашит, - ответил токсиколог. – Твоя дочь нашла в себе силы бороться, и это уже заслуживает уважения. Ладно, Никит, мне пора бежать… Созвонимся.
Обрадованный словами друга мужчина тут же поведал все своей дочери. Та улыбнулась и даже смутилась от слов Артема про уважение, а сама мысленно ликовала, уже представляя себе лицо Виктора, когда она расскажет ему о своем решении.


- Бобылёва, пас Кулеминой! Пас!!! – кричал Виктор, бегая по краю поля. Тренировка по баскетболу была в самом разгаре, и мужчина, эмоциональный по своей натуре, сейчас еле-еле держал в себя в руках, видя, что ученица его совершенно не слушает. – Отдай пас Кулеминой!!!
Вместо этого девушка упорно продолжала вести мяч, несмотря на то, что ее подруга по команде была абсолютно открыта и находилась в зоне видимости. Одиннадцатикласснице уже почти удалось подойти к зоне штрафных бросков, как вдруг откуда ни возьмись перед ней появилась соперница, которая и отняла снаряд у ошеломленной одноклассницы.
- Тань, ты чего? – удивленно спросила Лена, которая, слыша выкрики физрука, готова была в любую секунду принять пас, но так и не дождалась его.
- Ничего, - зло буркнула девушка, видя, как к ним, несмотря на то, что игра продолжается, стремительно приближается Степнов.
- Бобылева! Ты давно уши чистила? – рявкнул он, подойдя к девушкам. – Ты вообще слышала мою команду? А?
- Слышала, - пробормотала юная баскетболистка.
- Тогда с какого перепуга ты ее проигнорировала? Тренершей себя возомнила? Или ты уже настолько опытный игрок, что мои рекомендации тебе не нужны? – язвительно спрашивал Виктор. Лена стояла рядом, боясь, что мужчина может сорваться на грубость – к тренировкам он относился очень щепетильно и подобные эксцессы всегда пробуждали в нем гнев.
- Да потому что достали Вы со своей Кулеминой! – неожиданно воскликнула девушка, зло полосонув взглядом преподавателя и подругу по команде. – Только получила пас – «Отдай Кулеминой!», только отобрала мяч – «Пас Кулеминой!», - кривлялась одиннадцатиклассница, изображая физрука. На другой половине поля даже замерла игра: все с долей опасения наблюдали за разыгрывающейся сценой. – Почему всегда забивать должна Кулемина? У нас что, игроков на поле больше нет? Почему я не могу бросить мяч в кольцо?
- Почему? – на удивление довольно спокойно переспросил Степнов. – Почему Лена, а не ты, должна забивать гол?
- Да!
- Да потому что Кулемина нападающая! Это раз! – стал как маленькой разъяснять ей мужчина. – У нее число попаданий в кольцо примерно на пятьдесят процентов больше, чем у тебя, Татьяна! И это два! И если у тебя хорошо получается отбирать мяч, то ты и должна его отбирать, а если у Лены хорошо получается забивать, то это делать должна именно она! Каждый в команде должен быть на своем месте!
- Э-э-э… Виктор Михайлович, спокойно! – немного нервно усмехнулась Кулемина, пытаясь утихомирить своего возлюбленного. – Думаю, Таня уже поняла, что она сделала не так…
Стоило физруку перевести взгляд на свою возлюбленную, как вся злость куда-то резко испарилась. Эта милая улыбка, направленная ему, и лишь ему понятный огонек в ее зеленых глазах, мгновенно потушили в Викторе тот гнев, который он испытывал от нападок одной из учениц.
- Ладно, я надеюсь, все поняли, что не зря в команде есть распределение по позициям! – не желая продолжать спор, прикрикнул мужчина, уходя с поля. До того, как взгляд любимой ученицы утихомирил его, Степнов собирался добиться от Бобылевой извинений или хотя бы признания того, что она была неправа. А сейчас уже ему это было совершенно не нужно. – Так, ну что замерли-то? Продолжаем тренироваться! Соревнования не за горами!


 
suslyaДата: Вторник, 15.11.2011, 04:15 | Сообщение # 25
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-24-


Время неумолимо шло вперед, и близился самый волшебный праздник – Новый год. Весь город пестрел от ярких вывесок и гирлянд, переливающихся самыми разнообразными цветами. Люди суматошно бегали по магазинам, докупая подарки, а на улице стоял крепкий, предпраздничный мороз.
Лена слегка поежилась, глядя на закутанные в холодный снег деревья, и немного отошла от окна на кухне. В такую погоду выходить на улицу она не любила: метель отбивала всякое желание дышать свежим морозным воздухом.
- Чего дрожишь? Замерзла? – раздался мужской голос позади нее, и тело девушки тут же оказалось в теплых объятиях Виктора. Он скрепил руки на животике Кулеминой и положил свою голову на ее плечо, тоже устремляя свой взгляд за стекло, дабы понять, что так заинтересовало его возлюбленную.
- Нет. Просто представила, каково сейчас прохожим, - улыбнулась школьница и несмело накрыла ладошками руки мужчины, прикрыв глаза от удовольствия. Так они простояли около минуты. Степнов нарушил тишину первым.
- Придешь ко мне на Новый Год? – наконец, осмелился спросить у своей девушки физрук. Та как-то сразу напряглась в его руках.
- Вить… я бы очень хотела, правда, - тут же стала оправдываться его ученица, - но я, наверное, не смогу. Игорь будет справлять у Леры, а я обещала, что встречу Новый год с папой. Прости, - в голосе Кулеминой явно слышалось сожаление. – Даже если бы я не давала бы никаких обещаний, то навряд ли бы смогла отметить этот праздник с тобой. Что бы я сказала отцу? Где я буду справлять? Он же прекрасно знает, что кроме Леры у меня ни друзей, ни подруг практически нет…
- Так и сказала бы: «Пап, я иду к своему учителю физкультуры и баста!» - усмехнулся Виктор, представив себе такую картину. – Может, ты все-таки познакомишь меня со своим отцом? Тогда у нас с тобой будет на одну проблему меньше… и на одного человека, от которого нам нужно скрывать свои отношения.
- Не сейчас, Вить, - нахмурилась девушка, даже не желая предугадывать реакцию Никиты. – Все только-только начало приходить в норму. Давай не будем торопить события?
- Лично я не считаю, что тороплю события. На мой взгляд, твой папа имеет право знать, с кем встречается его дочь, - сказал Степнов. Чувствуя, как школьница слегка сникла, он нежно поцеловал ее за ушком и улыбнулся, зная, что ей это очень нравится. – Только ради тебя я согласен повременить с просьбой познакомить нас с твоим отцом.
- Спасибо, - ответила Лена и повернула голову в сторону, чтобы поцеловать своего учителя, но тотчас сама схлопотала поцелуй в щечку. – Как смотришь на то, чтобы вместе отметить Новый год первого января?
- Если иначе никак не получится, то, конечно, можно и так, - немного расстроено ответил мужчина.
- Слушай, - Кулемина неожиданно ловко развернулась в его руках и обхватила своего возлюбленного за шею, слегка притянув его к себе, - все ведь будет зависеть не от числа и не от времени, а от того, как мы сами устроим свой праздник. Если с таким настроением, как у тебя сейчас, а-ля «все уже прошло, так неинтересно», то получится действительно черти что… Пойми, волшебство заключается не в моменте, как все говорят, а в твоем настрое!
- И откуда ты у меня такая умная? – с улыбкой спросил Виктор, а потом вспомнил, как эта фраза действует на его девушку. Физрук даже невольно отпустил Лену и закрыл ладонями свой рот, с опаской глядя на ученицу.
- Все нормально, - усмехнулась она, убирая его руки от лица.
- Ты простила их? – спросил мужчина, скрывая удивление.
- Я этого не говорила, - тут же разомкнула свои руки, отвернулась и подошла к окну школьница. Теперь ее взгляд снова был устремлен на улицу.
- Не хочешь расстаться со своими обидами в старом году? – предпринял последнюю попытку Степнов.
- Пойдем погуляем с Евой? – проигнорировала его последний вопрос девушка. – Ты сам говорил, что она плохо погуляла утром… Нам все равно сейчас заняться нечем.
- Пойдем, - тяжело вздохнул брюнет, понимая, что тема родителей для Лены все так же болезненна.


Уже дома блондинка обдумывала возможность проведения праздника со своим возлюбленным. Ей не меньше, чем Виктору, хотелось встретить этот Новый год с ним, в его квартире, но умом девушка понимала, что речь президента и бой курантов они будут слушать каждый у себя дома. Даже если бы она могла уйти без объяснения, куда и к кому она идет, она все равно осталась бы дома – бросать Никиту одного в пустой квартире она не хотела. Этот год итак отобрал у него жену и лучшего друга, поэтому Лена не могла не поддержать его в праздничную ночь.
Однако очень хотелось отпраздновать Новый год с Виктором. Насчет этого девушка уже решила, что раз уж она «опоздает» на праздник, то первого января она весь день с утра и до самого вечера проведет с любимым мужчиной. Только для осуществления ее плана требовались определенные условия…
- Можно войти? – постучавшись в комнату брата, спросила Кулемина.
- Входи, - ответил парень и удивленно уставился на сестру. – Ты что-то хотела?
- Да, разговор к тебе есть, - произнесла девушка, нагло разваливаясь на стуле у компьютерного стола. – Если я не ошибаюсь, ты Новый год празднуешь с Лерой и у Леры, так?
- Да, - нахмурившись, ответил Игорь, пытаясь понять, в чем дело.
- А я Новый год праздную дома, да?
- Ну, наверное…
- Так вот, давай договоримся: я уступаю тебе новогоднюю ночь, а ты мне – первое января, - предложила блондинка, ничуть не разъяснив ситуацию. Видя, что брат ее не понимает, десятиклассница продолжила: - ты будешь с Лерой в новогоднюю ночь, а я с Виктором проведу первое января. Идет?
- То есть, насколько я понял, с Леркой я первого числа увижусь только утром? – уточнил Кулемин.
- Естественно! Мне же нужно прикрытие… Вот я и скажу, что пошла поздравить подружку. Ну, так что, согласен? – нетерпеливо притоптывая ножкой, спросила его сестра.
- Лен, а ты никакой другой отмазки придумать не можешь? – с надеждой спросил одиннадцатиклассник. – Так обидно с Леркой на весь день расставаться… а так бы я ее к нам в гости пригласил. Папе в два раза веселее было бы.
- Нет! Поход к Лере с целью поздравить ее – это идеальный повод для того, чтобы выбраться из дома!
- Стоп! А как ты пойдешь, если тебя одну никуда не отпускают? – опомнился Игорь.
- Об этом я еще переговорю с папой. Думаю, учитывая то, что я, так скажем, исправилась, он снимет это ограничение, - задумчиво проговорила его сестра, а потом вдруг резко встала со стула. – Короче, договорились: я остаюсь с папой в новогоднюю ночь, а ты – первого января. По рукам?
- По рукам, - согласился парень.
- Чудненько, - пробормотала Лена, радуясь, что один вопрос решен.
Теперь остался еще один и самый сложный: что подарить своему возлюбленному? Несмотря на то, что Степнова она знала уже несколько лет, девушка находилась в полнейшей растерянности от этого вопроса. Хотелось выбрать что-нибудь эдакое, не просто глупый сувенир, который будет пылиться на полке, а что-нибудь значимое, серьезное. Вот только что?


 
suslyaДата: Пятница, 18.11.2011, 14:48 | Сообщение # 26
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-25-


- Привет, дружище! – в квартиру Степнова вошел улыбающийся историк. – С наступающим тебя!
- И тебя также, - ответил Виктор, закрывая дверь. – Слушай, Игорек, ты веришь в то, что подарок, презентованный заранее, это плохая примета?
- Да нет, - небрежно отмахнулся Рассказов. – Я в принципе у тебя тоже самое хотел спросить, - несколько смущенно сказал он, достав из рюкзака сверток в красивой упаковочной бумаге. – Ты тоже не суеверный?
Физрук даже не стал отвечать – лишь улыбнулся и протянул другу небольшую, но увесистую коробочку, также обернутую яркой бумагой. Обменявшись подарками, мужчины встретились взглядами… а потом как маленькие стали рвать упаковку, будто соревнуясь, кто быстрее доберется до своего подарка. Быстрее оказался Игорь.
- Вау! – не смог сдержать он возглас удивления, увидев толстую и явно хорошо иллюстрированную книгу по исторической направленности. – Витька, спасибо огромное! Ох, я теперь обчитаюсь!
- Что это? – раздался рядом немного истеричный возглас Степнова. – Игорь, ты… ты…
Примерно такой реакции и ожидал Рассказов. Переведя заранее смеющийся взгляд на своего друга, мужчина увидел физрука, стоящего напротив зеркала и примеряющего к себе белую футболку. Спереди на ней была лишь надпись «Главный по беременным бегемотам», а сзади, на спине, красовались несколько этих животных с явственно выпирающими боками, свидетельствовавшими об интересном положении милых зверей.
- А что? По-моему, тебе очень идет! – давясь смехом, произнес историк. Виктор несколько раз попытался шутливо ударить друга, но тому удалось уклониться. – И учти, Степнов, я обижусь, если ты ни разу не наденешь ее в школу!
- Игорь, ты издеваешься? – процедил Виктор, но, представив себе лица учеников и учителей, приди он в школу в этой футболке, сам не смог удержаться от смеха. Два взрослых мужика стояли в коридоре и, держась за животы, никак не могли успокоиться. Ева, пришедшая на шум, недоуменно посмотрела на хозяина и гостя, а потом ушла обратно в комнату, поняв, что ничего страшного не происходит и вмешиваться не нужно.
- Фух, дурак ты, Рассказов! – перевел дыхание Степнов, стирая с глаз выступившие от смеха слезы. – Я тебе в следующий раз подарю набор для ухода за волосами!
- Э-эх, - наигранно расстроено вздохнул историк, потрогав начинающуюся лысину на своей голове. – Грешно смеяться над больными людьми! Ты чего вообще меня звал-то?
- А… да тут… мне твоя помощь не помешала бы, - как-то странно замялся физрук, только что открыто смеявшийся и даже подкалывающий своего друга. Игорь пожал плечами, снял обувь, верхнюю одежду, и они вместе с Виктором прошли в гостиную. – В общем, ты не поможешь мне… украсить квартиру? – стесняясь, спросил брюнет, рукой показывая на всяческие игрушки, раскиданные по всей комнате. – А то мне одному скучно… Если у тебя, конечно, есть свободное время…
- Помочь тебе что? – все никак не мог выйти из ступора Рассказов.
- Ну, гирлянды повесить, елку нарядить, снежинки вырезать, - сказал Степнов и тут же снова смутился от пристального взгляда друга. – Ну, можно и без снежинок обойтись, ладно…
- Да дело не в снежинках! Ты же никогда не украшаешь квартиру! – припомнил историк. – Максимум – достаешь с антресолей маленькую елочку, вешаешь на нее шарика три и все. Раньше тебе этого хватало.
- Ну, ко мне завтра придет Ленка, - нехотя признался Виктор. – Надо же хоть атмосферу праздника создать. Итак Новый год по раздельности встречать будем. Хочется, чтобы хоть в чем-то еще чувствовался праздник…
- Да, Степнов, - насмешливо протянул Игорь, рассматривая несколько пробных снежинок, которые вырезал его друг, - никогда не думал, что увижу тебя таким…
- Каким? – уточнил физрук.
- М-м-м… не то, чтобы романтичным… влюбленным по уши! Во! – вспомнил нужное выражение Рассказов. – Но тебе идет! Ты становишься таким милым, - протянул историк, потрепав изумленного друга за слегка небритую щеку.
- Игорь, хватит! – рявкнул брюнет, отмахиваясь от него. – Ты поможешь или нет?
- Помогу, конечно… Все равно до вечера я свободен. Ну что, приступим?


- Джингл белс, джингл белс, джингл ол зе вей, - немного замедленно напевала Лена, нарезая овощи в салат. – О ват фан ит ис ту райд… парам-пам-пам-пам-пам, - заменила неизвестные слова школьница. – Джингл белс… ау!
Одно неаккуратное движение привело к тому, что девушка порезала себе палец. Засунув его в рот и поморщившись от неприятного вкуса крови, она уже хотела идти к аптечке, как вдруг на кухне оказался Никита, услышавший ее негромкий вскрик.
- Поранилась? – обеспокоенно спросил он. Девушка часто закивала головой. – Ленка-Ленка… Горе ты мое луковое! – сокрушался мужчина, доставая пластырь. – Ведь говорил тебе, давай закажем еду из ресторана. Давай сюда свой палец!
- Я не хочу из ресторана! – категорично ответила девушка, глядя, как отец заклеивает порез. – Я хочу, чтобы у нас все было по-домашнему, как… как раньше, - неуверенно произнесла она и с опаской посмотрела на Никиту.
- По-домашнему так по-домашнему, - улыбнулся Кулемин-старший. – Давай помогу тебе с салатами. А вот как раньше, - мужчина задумчиво посмотрел на фартук, который был повязан на талии у его дочери. Раньше его очень часто при готовке надевала Вера. – Как раньше, боюсь, уже не получится.
- Ну и ладно, нам и вдвоем неплохо, правда? – попыталась сгладить ситуацию девушка. Никита с нежностью посмотрел на дочь, а потом шутливо взъерошил ей волосы и улыбнулся. – Пап, я, кстати, с тобой поговорить хотела.
- О чем?
- Давай ты разрешишь мне ходить без Игоря? – предложила Лена. – По-моему я уже доказала, что больше не буду делать глупости. Ну, что я как дурочка хожу с ним и Лерой… Сам же знаешь – третий лишний.
- Что ж, пожалуй, ты права… Доверие ты действительно уже заслужила, - согласился с ней отец. – Но если я не дай бог замечу в твоем поведении какие-то резкие перемены…
- Не заметишь, - не дала ему договорить школьница, только потом поняв, как это прозвучало. – Потому что их не будет, - добавила она.
- Надеюсь.
Дальнейшее время до самого празднества прошло в более легкой обстановке. Нарезая салаты и готовя горячие блюда, Лена и Никита шутили и баловались. Оба старались поддержать веселое настроение, хотя обоим было немного не по себе от того, что вместо привычной довольно большой и шумной компании, они празднуют Новый год вдвоем.
Лена пару раз убегала в свою комнату и по-тихому звонила своему возлюбленному. Голос у него был нерадостный, правда, где-то ближе к вечеру, когда к нему пришел Рассказов, физрук слегка оживился. Кулемина же поздравила историка с наступающим и приказала Виктору не грустить, на что тот ответил, что праздновать и веселиться он будет завтра, когда она придет к нему. Девушка даже не догадывалась, что только ради нее физрук в тот момент воевал с ножницами и сложенным по схеме листком бумаги, а рядом с ним, тихо матерясь себе под нос, сидел Игорь Ильич и старательно вырезал маленькие треугольнички по краю бумаги.
За стол Лена и Никита сели около одиннадцати вечера. По телевизору шла какая-то белиберда с участием российских звезд, их поздравлениями и прочей предновогодней ерундой. В результате было решено включить старую добрую комедию на DVD-диске. Только ближе к двенадцати Лена переключила телевизор на первый канал, чтобы не пропустить бой курантов. Там, как всегда, декламировал свою речь президент, подводя итоги уходящего года и рассказывая о перспективах будущего. Махнув рукой в сторону экрана, Кулемин-старший взял бутылку шампанского и стал ее открывать. Ровно в двенадцать игристый напиток был разлит по фужерам.
- Всего самого хорошего тебе в Новом году, дочь, - с улыбкой произнес Никита.
- И тебе, пап, - радостно ответила Лена.
Когда шампанское было пригублено, девушка снова буквально на пять минут убежала в свою комнату. Естественно, она спешила поздравить Виктора, только была одна заминка: по мобильному в Новый год не то что дозвониться невозможно, смски часами ищут адресата, а с домашнего телефона Кулемина ему никогда не звонила. Плюнув на все предосторожности, школьница схватила трубку и стала набирать заветные цифры.
- Алле.
- Поздравляю тебя с Новым годом! – тут же выдала Лена, слыша, какой бесцветный голос у физрука. – Желаю побольше счастья, удачи, здоровья и терпения. Любви не желаю – она у тебя итак есть, - хихикнула ученица.
- Я тоже тебя поздравляю. Расти большой, не будь лапшой, - слегка усмехнулся Виктор.
- Ну!
- Ладно-ладно… Но учти, красноречие не мой конек! Лена, я желаю, чтобы в Новом году все невзгоды обходили тебя стороной. Пусть исполняются все твои заветные мечты. А от себя обещаю, что буду очень стараться сделать тебя хотя бы чуточку счастливее, чем в этом году, - сказал Степнов, после чего слегка задумался, но потом все же продолжил: - а еще я искренне желаю, чтобы ты научилась прощать и до конца разобралась в вашей семейной ситуации и своем отношении к родным.
- Спасибо, Вить, - поблагодарила его девушка. – Что сейчас делать будешь?
- Съем что-нибудь, потом выйду с Евой и лягу спать, - невозмутимо ответил физрук.
- Так скучно…
- Зато быстрее пройдет время до завтра, а значит, ты быстрее придешь, - улыбнулся мужчина. – Ладно, беги праздновать! Хорошо тебе отметить!
- Спасибо! Люблю тебя…
- Я тоже тебя люблю, Ленка!


 
suslyaДата: Воскресенье, 20.11.2011, 04:43 | Сообщение # 27
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-26-


Звонок в дверь огласил прихожую, и мужчина тут же вскочил с места и побежал в коридор. Как же он ждал этого мгновения, как подгонял время, чтобы поскорее увидеться со своей любимой. Даже праздник стал для него обычным днем только потому, что вчера он так и не смог повидаться с Леной.
- Я пришла, как только смогла, - с порога стала оправдываться девушка. – Привет.
Шагнув в коридор, школьница сразу же попала в объятия своего возлюбленного и с удовольствием прижалась к нему, уткнувшись носом в теплый уютный свитер мужчины.
- Привет. Я так ждал тебя, - прошептал Степнов, отпуская Кулемину и помогая ей снять куртку. – А время как назло будто замедлило свой ход…
- Так всегда бывает, когда чего-то ждешь, - слегка усмехнулась ученица, избавляясь от обуви. Сегодня она, отступив от своих принципов, надела юбку, которую купила специально в честь праздника, и симпатичную, но не строгую блузку. Физрук даже потерял дар речи на несколько секунд, заглядевшись на девушку.
- Ты прекрасна! – наконец, сказал Виктор, глядя в глаза Лене. – Почему ты не одеваешься так в повседневной жизни? Выглядит довольно скромно и красиво…
- А тебе не нравится, как я одеваюсь, например, в школу? – приподняла бровь блондинка.
- Нет… то есть да… - запутался с ответом мужчина. – В общем, я хотел сказать, что если бы ты одевалась так, как сейчас, то за тобой бы все парни в школе бегали… кроме Игоря, и то только потому, что он твой брат.
- А, может быть, я не хочу, чтобы за мной кто-нибудь бегал? – хитро сверкнув глазами, спросила Лена. – Зачем мне это, если у меня есть человек, которого я люблю?
Отвечать Степнов не стал. От слов ученицы стало так приятно, что эмоции перебороли разум, и брюнет, притянув к себе возлюбленную, слился с ней в продолжительном поцелуе. Вообще-то такие нежности планировались им чуть позже, но, видимо, муторное ожидание брало свое.
- Ну что? – еле-еле оторвавшись от желанных губ Кулеминой, тихо произнес Виктор. – Пойдем праздновать?
- Подожди, - неожиданно сказала девушка и стала рыться в пакете, который принесла с собой. – Я тут прикупила подарок для тети Шуры. Давай отдадим его сейчас, чтобы потом уже спокойно сидеть и никуда не дергаться?
- Умница моя, - похвалил ее Степнов, забирая из рук возлюбленной коробку с подарком для соседки. – Все-то ты предусмотрела! А я даже не догадался…
- Да ладно… Пойдем!
Поздравление тети Шуры прошло замечательно: старушка до слез расчувствовалась. Она долго уговаривала молодежь остаться на чай, но, заметив их переглядки, сразу поняла, что этим двоим безумно хочется побыть наедине. Еще раз поблагодарив их за набор для вязания, который Кулемина и присмотрела ей в подарок, бабулька отпустила молодых восвояси.
- Вот теперь можно со спокойной душой праздновать! – вернувшись в квартиру Виктора, произнесла девушка.
- Жаль, что атмосфера уже немного не та, - чуть расстроено произнес сам мужчина, глядя за окно, где, несмотря на мороз, светило яркое солнце. Развернувшись, физрук пошел на кухню, чтобы внести последние штрихи в праздничный… завтрак. Ну, или обед. В праздничный полдник, если уж ориентироваться на время.
- Тебе нужна атмосфера? – задумчиво хмыкнула Кулемина, когда физрук вышел из комнаты. – Будет тебе атмосфера!
Решительно подойдя к окну, школьница резко задернула тяжелые портьеры, и комната вмиг растеряла все свои краски, погрузившись во тьму. Конечно, в ней было не так темно, как ночью, но все же обстановка действительно стала придавать ситуации немного интимности.
- Ленок, можешь идти, у меня все готово! – раздался из кухни голос Степнова.
- У меня тоже, - улыбнувшись и осмотрев плоды своего труда, тихо произнесла блондинка, а в ответ ему крикнула: - подойди сначала ко мне, я хочу тебе кое-что показать!
Войдя в комнату, Виктор удивленно огляделся: завешенное окно не пропускало света, создавая в комнате легкий и таинственный полумрак. Прямо напротив физрука стояла Лена и улыбалась, наблюдая за его реакцией.
- Ну что? Подойдет тебе такая атмосфера? – слегка усмехнулась она.
- Очень даже… Только у нас на кухне стол накрыт, - растерянно сказал мужчина, но неожиданно мгновенно повеселел: - а давай просто перетащим все самое вкусное в комнату!
- Давай!
В итоге на журнальный столик в гостиной перекочевали фрукты и тортик. В начале дня есть особо не хотелось, поэтому тяжелые блюда и салаты Лена с Виктором оставили на вечер. Сейчас же они придвинули стол поближе к дивану и забрались на него с ногами, укрывшись пледом, который физрук достал с антресолей.
Отцепив от ветки одну виноградинку, мужчина поднес ее ко рту десятиклассницы. Та рассмеялась, но ягодку все же приняла. Никогда Кулемина не могла представить себе, что кто-то будет кормить ее со своих рук. Ей всегда казалось, что это так глупо и показушно… А сейчас, когда это делал Виктор, ей было необычайно приятно.
Они долго сидели на диване, кормя друг друга фруктами и ягодами и просто болтая. За один день они так соскучились друг по другу, будто не виделись неделю, а то и месяц. На фоне работал телевизор, абсолютно не мешая влюбленным общаться. Только, заметив, что время приближается к двум часам дня, девушка неожиданно попросила Степнова:
- Закрой глаза!
- Зачем?
- Ну, пожалуйста! – улыбнулась Лена, и эта улыбка заставила мужчину подчиниться. Быстро соскочив с дивана и воскликнув «не открывай», школьница выбежала в коридор и достала из пакета то, что там осталось. Вернувшись в комнату и положив подарки под елку, она снова забралась на диван и прижалась к возлюбленному.
- Вот теперь можешь открывать.
Конечно, по звуку шагов Виктор определил, куда ходила девушка, да и что она делала в принципе догадывался. Поцеловав ее в макушку, мужчина перешел к лицу девушки и осторожно коснулся губами нежной кожи ее века, а потом поцеловал ученицу во второй глаз.
- Вот так и сиди, - прошептал он, намекая на то, чтобы она не открывала глаза.
Еще раз чмокнув любимую, он тоже встал и подошел к тумбочке. Выдвинув ящик, брюнет достал из него небольшую подарочную картонную коробочку и уже собрался подойти к елке, чтобы положить свой подарок, но передумал. Он хотел отдать его Лене лично в руки, и ему просто необходимо было видеть ее реакцию. Подойдя к дивану, Степнов залез на него и повернулся к Лене. Взяв ее за руку, физрук положил коробочку на ее ладонь.
- С Новым годом! – тихо прошептал он открывающей глаза ученице.
- Вот ты хитрюга! – усмехнулась она, открывая подарок. – Я все под елочку, а он…
Из коробочки на девушку смотрело бархатное сердечко. Нетрудно было догадаться, что это футляр, в котором обычно преподносят ювелирные изделия. Шутливость и беспечность мгновенно куда-то пропали. Объяснялось все тем, что никогда в жизни Кулеминой не дарили драгоценностей, и, как на это реагировать, она не знала. Во всех фильмах это носило какой-то особый смысл, но ведь то фильмы…
- Ну же, открой… Чего ты боишься? – мягко улыбнулся Степнов, видя нерешительность десятиклассницы.
Достав футляр из подарочной коробки, Лена робко приподняла крышечку и вытащила серебряное кольцо с изумрудом. Камень изображал листочки красивого цветка, и само украшение – небольшое и аккуратное – как нельзя лучше подходило молодой девушке.
- Новикова сказала, что ты золото не любишь, - объяснил свой выбор физрук, - поэтому я искал именно серебряное.
- Оно… очень красивое, - улыбнулась Кулемина, удостоив своего возлюбленного легким поцелуем в щеку. Заметив, что ученица никак не решится надеть кольцо, мужчина сделал это сам: взял ее левую руку и «окольцевал» безымянный пальчик.
- А оно тебе идет… Но на физкультуре все равно снимать заставлю! – вредным тоном проговорил Виктор, и они вместе засмеялись.
- Теперь иди смотри свой подарок, - подмигнула Лена.
Слазив под елочку, хозяин квартиры прямо перед ней уселся на пол и стал пытаться распаковать то, что подарила ему его девушка. Ее подарок был таким же маленьким, и Степнов не мог не подметить, что даже в этом они сошлись.
- Я надеюсь, косточка не мне? – бросив взгляд под елку, где лежала еще и большая кость с бантиком сверху, спросил он.
- Нет. Это для Евы, - усмехнулась блондинка, с интересом наблюдая за процессом разворачивания подарка.
А между тем мужчина как раз справился с яркой бумагой, и на ладонь к нему выпал… свисток. Металлический свисток на длинном шнурке. Улыбнувшись, Степнов сразу же повесил его на шею и подошел к своей возлюбленной. В сумраке комнаты его губы нашли ее губы и одарили их бесконечно нежным поцелуем.
- Ты еще главного не видел, - неожиданно произнесла девушка, приподняла свисток и посветила телефоном на его боковую стенку. Мелкими буквами там было выгравировано: «Любимому учителю физкультуры от К.Л.»
- Ленка…
Виктор снова потянулся к девушке и забрался на диван. Обняв любимую, он вновь стал целовать ее, но эти поцелуи отличались от других: в них было меньше нежности и больше напора, больше чувственности. Наверное, мужчина совершил ошибку, поддавшись порыву эмоций, потому что в голову Кулеминой неожиданно пришли мысли определенного характера.
Когда она стала брать инициативу в поцелуе, физрук не обратил на это внимания. Когда девушка положила горячие ладошки ему на грудь, так, что тепло чувствовалось даже через свитер, он немного напрягся, но тоже промолчал, хотя его тело реагировало на такие прикосновения вполне конкретно. А вот когда руки девушки съехали вниз и, схватившись за края свитера, потянули его наверх, Степнов резко отстранился.
- Ленка, ты чего творишь? – тяжело дыша от нахлынувших эмоций, спросил он.
- Я? Ну… просто… - стыдливо отводя взгляд в сторону, промямлила школьница, - ты и я… мы ведь можем…
- Нет, не можем!
- А вот и можем! – упрямо заявила Кулемина. Настырность взяла верх над смущением, и теперь девушка глядела прямо в глаза мужчине. – Мне уже есть шестнадцать! Я сама могу распоряжаться…
- Ты рассуждаешь как ребенок, дорвавшийся до свободы, - перебив ее, усмехнулся Виктор. – А я уже думал, что у тебя это прошло вместе с курением.
- А я вот сейчас возьму и обижусь! – пригрозила школьница, отсев подальше и сложив на груди руки.
- На правду не обижаются, - все с той же улыбкой произнес мужчина и потянул девушку к себе, но, так как она активно сопротивлялась, то в один прекрасный момент Степнов не удержал равновесия и завалился на спину… потянув на себя Лену. В комнате на несколько мгновений воцарилась абсолютная тишина.
- Сам же провоцируешь меня! – возмутилась ученица, пытаясь выбраться из объятий брюнета.
- Я не провоцирую! Я тренирую твою силу воли, - усмехнулся Виктор, а потом неожиданно крепко прижал к себе возлюбленную. – Все у нас будет Ленка… но не сейчас и не сегодня…
- Странный ты какой-то… вроде и повод есть, - слегка затихла девушка под поглаживанием своего учителя. – Праздник…
- Ты так говоришь, будто выпить мне предлагаешь… Нет, Ленок, на праздниках девственности обычно лишаются из-за нетрезвого состояния, - выразил свое мнение физрук, и тут же мысленно дал себе по башке.
- А ты так уверен, что я… еще не была ни с кем близка? – смутившись, спросила Кулемина.
- Ну, если уж об этом зашел разговор, то да.
- Почему? – теперь уже в голосе девушки слышалось изумление.
- Просто я никогда не видел тебя влюбленной, - пояснил Виктор. – А отдаться тому, кого не любишь, как мне кажется, ты бы не смогла.
- Ты прав, - тяжело вздохнула школьница.
- Ну, чего загрустила-то? – бодрым тоном спросил мужчина, щелкнув ученицу по носу. – Лен, я обещаю тебе, мы обязательно займемся этим, но чуть позже. Поверь мне, так будет правильнее…
- Ладно уж, - пробормотала Кулемина. – Но учти, я долго ждать не буду! – погрозила пальчиком она, а потом встала и ушла к елке, чтобы подарить косточку Еве. Степнов же с улыбкой наблюдал за своей девушкой, удивляясь тому, как легко им удалось обсудить довольно-таки щепетильную тему.


 
suslyaДата: Понедельник, 28.11.2011, 17:42 | Сообщение # 28
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-27-


Все зимние каникулы Лена с Виктором старались провести вместе. Теперь встречаться было намного легче, потому что не требовалась помощь Игоря. Да и у Кулемина-старшего сразу же после Нового года появились дела в клинике, ведь больные туда поступали вне зависимости от праздников. Все это позволяло возлюбленным разлучаться лишь на ночь, а утром, днем и вечером наслаждаться обществом друг друга.
Периодически, когда позволяла погода, и сидеть дома становилось скучно, парочка выбиралась на прогулку, часто уже на улице решая, куда они пойдут. Конечно, опасения, что их заметят, все еще были, но и постоянно находиться в четырех стенах влюбленные не могли. Они сходили в лес, где слепили большого снеговика, а потом нафоткались с ним, посетили несколько музеев и выставок, покатались на катке в парке Горького.
Туда они пошли вчетвером: Лена с Витей и Лера с Игорем. Поначалу физрук сильно стеснялся своих учеников, но потом, наблюдая за тем, как Кулемин пытается отцепить Новикову от бортика и научить ее стоять на коньках, ничуть не пожалел, насмеявшись на три года вперед.
Лена же каталась так, будто с детства занималась этим видом спорта: девушка уверенно скользила по льду, изредка выполняя несложные трюки. Степнов тоже довольно неплохо стоял на коньках. Подъехав к Кулеминой, он уверенно взял ее за руку, и дальше они катались исключительно вместе, улыбаясь друг другу. Иногда мужчина совершал красивые маневры, вызывая восторг у своей спутницы, а один раз, когда он ехал перед своей возлюбленной спиной вперед и держал ее за руки, десятиклассница, засмотревшись на своего учителя, споткнулась и стала падать. В итоге на льду оказались оба, вернее, Виктор на льду, а Лена на Викторе…
- Упс, - сказала девушка, хитро сверкнув зелеными глазками.
Она не отступалась от своей идеи соблазнить Виктора, и действия девушки с того самого дня приобрели активный характер. Мужчине же пришлось несладко: всякий раз он еле сдерживал себя, чтобы не наброситься на свою возлюбленную. И он уже не раз предупреждал свою ученицу, что однажды ее приставания достигнут цели, а она лишь задорно улыбалась и отвечала, что ждет не дождется этого момента.
Чего она только ни делала, чтобы добиться результата… Сексуально расстегивала пуговичку на блузке, делая шире вырез, обнимала своего физрука и клеилась к нему, когда у него были заняты руки, и он не мог ее оттолкнуть, приносила фильмы с обилием постельных сцен… Вот и сейчас – падение на физрука было явно подстроено, причем знали это и Степнов, и его возлюбленная.
- Ленка, - смущенно и с некой долей укоризны тихо проговорил мужчина, начиная вставать и поднимая нерадивую ученицу, - не на улице же… Ладно дома…
- А я что? Я ничего! – тут же сделала невинные глаза школьница. – Я просто упала…
- Ага, видел я, как ты упала! Притворщица! – проворчал Виктор, отряхиваясь, но не успел он больше сказать ни слова, как его губы накрыли прохладные губы Лены, даря необычайное наслаждение и порождая вполне определенное желание.
В последнее время Кулемина даже целоваться стала иначе. Если раньше это были нежные, осторожные поцелуи неопытной и неуверенной в себе девушки, то теперь это были пламенные, страстные ласки, которые неизменно наводили на мысль о продолжении всего действа. И, возможно, мужчина давным-давно бы уже сорвался, если бы не обещание, которое он сам себе дал после празднования Нового года: он не прикоснется к Лене, пока не познакомится с ее отцом. Возможно, в какой-то степени это и было глупо, но для физрука был важным тот факт, как Кулемин-старший отреагирует на их отношения. Естественно, своей ученице он об этом не говорил, чтобы она не восприняла это как шантаж.

Был обычный вечер последнего дня каникул. Все, отдых закончился, завтра снова предстоит приобщать школьников к спорту, который многие почему-то так не любят. Странно это… Вот, например, он – Виктор… или, к примеру, Лена… У них обоих физическая культура была и есть любимым предметом в школе, потому что она создает хоть какое-то разнообразие. Вместо нудного сидения за партой и слушания скучных речей учителя можно попрыгать, побегать, поиграть… Короче, дать разрядку своим эмоциям и отдых своей голове. Жаль, что не все это понимают.
Усмехаясь воспоминаниям, как Кулемина сегодня весь день жаловалась на быстротечность каникул, мужчина достал мусорное ведро и, вынув пакет, вышел из квартиры. На лестничной площадке его ждала не самая лучшая компания – сосед, живущий этажом выше, и его закадычный друг. Причем сегодня они совсем внаглую курили свою дрянь прямо у мусоропровода. Хотя, судя по их стеклянным глазам и немного безумным взглядам, у мужчины возникало сомнение, понимают ли они вообще, что делают и где находятся.
- Совсем обнаглели? – недовольно бросил он парням, выбрасывая мусор. – В квартиру зайдите и травитесь своей гадостью там. А подъезд – это общественное место!
- Так это он угрожал нам тогда? – неожиданно усмехнувшись, спросил Максим, рассматривая физрука.
- Макс, не надо, - попросил его то ли более адекватный, то ли более правильный друг. – Давай пойдем в квартиру…
- Я еще не докурил! – возразил второй парень, показывая косяк. – И пока не докурю, не уйду!
- Ты что, сопляк, русский язык понимать перестал? – повернулся к нему Степнов, впиваясь в собеседника бешеным взглядом. – Я сказал, чтобы вы скрылись отсюда и больше не смели курить здесь свою дрянь!
- У-у-у, какие мы буйные, - насмешливо произнес Макс, затянувшись и нагло выдохнув дым в лицо физруку. Это стало последней каплей для Виктора. Схватив парня за грудки, мужчина резко, но несильно припечатал его к стене подъезда. – Давайте! Поднимите на меня руку! А я пойду в ментовку и сниму побои… Кем Вы там работаете? Учителем? Какова вероятность, что после моего заявления Вас не уволят?
Наглость этого парня бесила мужчину, но в то же время он старался держать себя в руках, хотя в мозгах отчетливо крутилась мысль спустить этого мелкого пакостника с лестницы. Рядом с ними крутился Алексей, пытаясь оттащить физрука от друга, правда, ему это совершенно не удавалось. И когда злость отошла на второй план, и Виктор уже собрался отпустить Максима, тот неожиданно произнес:
- И как только Ленка терпит такого хмыря как ты? Кстати, как она? В постели все такая же бомба?
Эта фраза ввела мужчину в ступор. В голове сразу родилась куча вопросов: как, что, почему, откуда… Что говорит этот хмырь? Что он несет? Ленка, его Ленка, она ведь… Они же не так давно разговаривали об этом, и она сама призналась, что интимных отношений у нее еще не было!
- Что ты мелешь? Откуда ты знаешь, какая она в постели? – прошипел физрук, еще сильнее сжимая одежду Макса.
- Хах… а она тебе не рассказывала? Хотя да, девушки таким не хвалятся! – ухмыльнулся парень. – Мы с ней переспали! – неожиданно заявил он, с превосходством глядя на взбешенного мужчину. – Причем, заметь, «мы» - это не я и она! «Мы» - это я, она и Леха!
Алексея буквально бросило в пот, когда сосед перевел свой взгляд на него. Никогда еще парень не видел столько ярости и гнева в глазах Степнова, и никогда еще он так его не боялся. Казалось, что мужчина сейчас размажет по стенке Макса, а потом примется и за него. Скорее всего, именно от страха у Леши пропал дар речи, потому что, как бы он ни хотел сказать, что его друг врет, он не мог произнести ни слова.
- Ты лжешь! – процедил Виктор, снова обратившись к Максиму. – Ты нагло лжешь!
- Ничего, что мне сильно запала в душу ее родинка чуть повыше груди? – с издевательской усмешкой в голосе, спросил парень. – Казалось бы, пустячок, а какой запоминающийся…
И тут вся уверенность мужчины в том, что этот сопляк врет, начала рушиться. Об этой особенности Ленкиного тела он тоже знал: недавно они играли в карты, и проигравший рассказывал о себе какой-нибудь секрет. И именно это девушка поведала ему, видимо, надеясь на то, что физрук своими глазами захочет увидеть эту родинку, ну, а дальше… Так откуда этот парень мог знать об этом, если у Лены с ним никогда ничего не было? Не раздевалась же она прилюдно! И не стала бы она абы кому говорить об этом… Ведь до того, как она задалась целью соблазнить своего учителя, в интимных вопросах десятиклассница была очень застенчива!
Отпустив Максима, Степнов повернулся и наткнулся на своего соседа. Виноватый вид Алексея еще больше убедил брюнета в том, что его друг говорил правду. Не сказав ни слова, мужчина медленно стал спускаться по лестнице к своей квартире. Теперь ему нужно было решить, как вести себя с Леной. С одной стороны, какие он мог предъявить ей претензии? Ведь это было до него… Разве что уличить ее во вранье, что он будет у нее первым… А вдруг… ну, вдруг все-таки все, рассказанное этим гаденышем, каким-то чудесным образом окажется ложью? Тогда он обидит девушку своими подозрениями! И как быть в этой ситуации?
Две недели каникул, проведенные с Кулеминой, неожиданно стали терять свою значимость и красочность. Теперь мужчина не видел в них чего-то особенного… Нет, мнение о Лене у него фактически не изменилось… просто он уже так сроднился с мыслью, что будет первым и единственным у своей возлюбленной, что отказываться от этого факта было очень обидно.


 
suslyaДата: Среда, 30.11.2011, 03:29 | Сообщение # 29
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-28-


- …и тут, короче, Лерка такая встает и выдает: «Людмила Федоровна, а Вы в курсе, что помимо Ваших предметов в школе есть еще и другие уроки! И по ним нам тоже задают домашнее задание! Или Вы совсем забыли об этом?» - восторженно рассказывала девушка о сегодняшнем происшествии, пока не заметила, что Степнов сидит и молча смотрит в одну точку. – Витя… Вить?
- А? – очнулся физрук.
- Ты совсем меня не слушаешь? – расстроено спросила школьница. – Тебе неинтересно, да?
- Нет-нет, прости, я просто задумался, - как-то рассеянно улыбнулся мужчина. – Что ты там говорила? Что-то про Леру вроде…
- Слушай, Вить, давай начистоту, - решительно сказала Кулемина, понимая, что пришло время разобраться в ситуации. – Что с тобой происходит?
- Да ничего, - начал выкручиваться ее собеседник. – Все хорошо! С чего ты взяла, что что-то не так?
- С того, что вот уже несколько дней у тебя такое состояние, будто тебя секунду назад веслом по голове огрели! – взмахнув руками, воскликнула Лена. Степнов лишь отвел взгляд в сторону, избегая зрительного контакта с ней. – Я же не слепая, Вить… - уже более мягко произнесла девушка и, подойдя к своему возлюбленному, повернула его голову лицом к себе. – Что происходит? Почему ты так странно себя ведешь?
Отвечать мужчина не торопился. Он все еще не хотел заводить разговор на эту тему, боясь обидеть Лену, если все, что он узнал, окажется клеветой. Но с другой стороны, как бы он ни старался отогнать от себя все размышления, связанные с той стычкой в подъезде, назойливые мысли все равно возвращались к нему. Сегодня ночью он даже практически не спал, потому что просто не мог уснуть… Разум все пытался решить, верить словам того сопляка или не верить, а воображение как назло подкидывало физруку неприятные картинки. В них полностью обнаженная Лена была то в объятиях Максима, то в объятиях Алексея. Они жадно ласкали ее тело своими руками, оставляли влажные дорожки от поцелуев на ее нежной коже, а девушка стонала от получаемого удовольствия и сама притягивала головы парней к себе. И как после такого можно уснуть?
- Лена… - тихо произнес мужчина, и по его виду школьнице показалось, что сейчас он, наконец-то, скажет, что же его мучает. Но Виктор, прикрыв глаза и тяжело вздохнув, неожиданно улыбнулся и пробормотал: - да все у меня в порядке! Не придумывай!
Взъерошив волосы ученицы, физрук поднялся со своего места и ушел в комнату, оставив Кулемину в полнейшем непонимании ситуации. Его странная отстраненность пугала ее… Почему-то при мысли о том, что он отдаляется, становилось ужасно страшно. Девушка впервые поняла, насколько боится потерять этого человека, как сильно она его любит, как она дорожит их со Степновым отношениями. Поэтому подобное поведение возлюбленного тревожило ее. Какие только мысли не приходили в голову школьницы: разлюбил, нашел другую, проблемы в семье… Но Виктор молчал как партизан и не собирался озвучивать ей истинную причину таких явных перемен.
Неожиданно Лену посетило озарение, и она, как ей показалось, поняла, чем вызвано такое странное состояние физрука. Еще раз обмозговав свою догадку, она сорвалась с места и побежала в комнату, куда ушел мужчина. Степнов сидел на диване и поглаживал Еву, которая положила голову к нему на колени. Раньше девушку бы умилила эта картина, но сейчас ее волновало совсем другое.
- Вить, скажи честно, причина во мне? – спросила Кулемина, немало поразив своего преподавателя. Он удивленно посмотрел на нее, пытаясь понять, знает ли она реальное основание его беспокойства или просто попала пальцем в небо. – Это потому что я себя так веду? – уточнила школьница.
- Как «так»? – не понял ее собеседник и нахмурился.
- Вызывающе, - ответила Лена, все больше погружая мужчину в состояние изумления. - Замучила тебя своими приставаниями, да? – виновато опустив глаза, продолжала каяться она. – Ну, прости… Просто я действительно очень… очень хочу тебя, - румянец покрыл щечки смущенной девушки. – Но я, наверное, переборщила… прости…
- Ленок, все в порядке! – снова повторил Степнов. – Хотя если ты слегка ослабишь свой напор, я буду тебе очень благодарен, потому что сдерживаться мне с каждым разом становится все сложнее и сложнее.
- Хорошо, я больше не буду, - улыбнулась его ученица и осторожно, будто своими движениями она спрашивала у него разрешения, присела к нему на колени, обняв своего учителя за шею. Виктор тоже приобнял ее и коснулся губами ключицы, которая соблазнительно выглядывала из-под широкого выреза свитера Лены, а потом переместил свои ласки на бархатную кожу шеи. В голове снова один за другим стали рождаться уже знакомые вопросы: была ли его возлюбленная близка с теми парнями, касались ли губы хоть одного из них того же самого места, которое сейчас целовал он, Виктор. – Витя, если ты сейчас не прекратишь, то я за себя не отвечаю!
Мужчина нехотя отстранился от любимой и с ужасом увидел на ее нежной коже, где только что находились его губы, большой и довольно броский синяк. Вернее, пока что это было бордовое пятно, которое со временем грозило потемнеть. Когда он успел оставить такой засос? Неужели на какое-то время, задумавшись об этих двух уродцах, которые, возможно, прикасались к его девушке, он потерял над собой контроль?
- Черт… Ленка, прости меня, - смущенно пробормотал физрук, дотрагиваясь до яркого пятна пальцем.
- За что? – не поняла школьница. Встав и подняв Кулемину, мужчина подвел ее к зеркалу, где та и смогла полюбоваться результатом его страсти. – Вот, блин… И что теперь делать? – вопросительно посмотрела она на Степнова. Тот лишь пожал плечами, совершенно не зная способов сведения засосов.
- Если рассуждать логически, то это синяк, - стал думать вслух брюнет. – Небольшая гематомка… У меня есть мазь от синяков, можно попробовать намазать ею, правда я сомневаюсь, что она даст заметный эффект – синяки за один день не проходят.
- Давай хоть ею, все равно больше вариантов нет, - обреченно ответила девушка и пошла за Виктором на кухню.
- Ленок, извини, я правда не хотел… Не знаю, как так вышло, - продолжал сокрушаться физрук.
- Ладно, Вить, проехали, - отмахнулась его ученица. – Ну, подумаешь, оставил засос – велика беда! Буду поднимать воротники и повязывать на шею шарфики, - под конец своего повествования, Кулемина даже улыбнулась, представив себя с шарфиком. Лерка наверняка сразу обо всем догадается. – В общем, не парься… Что-нибудь придумаем.
Оставшийся вечер прошел без приключений: Виктор смазал синяк и отдал мазь Лене, чтобы та проделала эту процедуру еще и перед сном. Потом они вернулись в гостиную, забрались на диван и, накрывшись пледом, стали смотреть какую-то романтическую комедию. Где-то рядом с елкой улеглась Ева и стала грызть подаренную Кулеминой косточку, изредка поглядывая на влюбленных.
Только Виктор никак не мог расслабиться и переключить свое внимание на кино. Его все еще волновал тот факт, что он на несколько мгновений совершенно потерял голову. Он себя просто не контролировал! Задумался… и оставил след на теле своей девушки. Но с чего вдруг он стал целовать ее так, что дело дошло до засоса? Может это какие-то странные игры подсознания? Ведь в тот момент он думал о своем соседе сверху и его тупоголовом дружке, которые, возможно, имели с Леной связь… Может, сам того не осознавая, он хотел доказать, что рядом сидящая блондинка его и только его? Вот и получилась такая своеобразная отметина…
- Я хочу тебе отомстить! – неожиданно раздался капризный голос, выведший Степнова из собственных мыслей.
- Что? – не понял он. Девушка, резко развернувшись, стала ловко расстегивать пуговицы на его рубашке. – Ленка, ты же обещала…
- Спокойно! Насиловать не буду! – дала слово Кулемина и, оставив нижнюю половину пуговиц нетронутыми, распахнула края рубашки мужчины. Взгляд школьницы тут же озарился восхищением, и она чуть не забыла, зачем вообще оголила грудь своего учителя. Приспустив один рукав, Лена лукаво улыбнулась и впилась в плечо мужчины горячим поцелуем. Тело физрука мгновенно отреагировало на эту ласку, а сам Виктор еле-еле удержался от того, чтобы взять инициативу в свои руки. – На облако похоже… - изрекла школьница, рассматривая оставленный ею след на плече Степнова.
- Значит, завтра будет похоже на тучку, - улыбнулся он, тоже посмотрев на засос. – Ну что, мы в расчете?
- В расчете, - ответила довольная Лена и отстранилась от греха подальше. Обнаженное тело этого мужчины так и притягивало ее, но девушка не хотела нарушать свое обещание, а потому быстро отсела чуть подальше, давая Виктору возможность застегнуть рубашку.




Сообщение отредактировал suslya - Среда, 30.11.2011, 03:30
 


suslyaДата: Среда, 30.11.2011, 20:34 | Сообщение # 30
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-29-


- Ленка, ты ведь меня знаешь! – с лукавой улыбкой сказала Лера, сгорая от любопытства. – Давай ты не будешь заставлять меня применять силу!
- Ха! – воскликнула ее подруга. – Новикова, если ты начнешь применять силу, то сама же и покалечишься! Спорим?
- Не заговаривай мне зубы!
В пустом классе друг напротив друга стояли две блондинки, обе с коварными улыбками на губах. Лена сегодня по понятным причинам пришла в школу в свитере с высоким воротником. И ни у кого это не вызвало подозрений… кроме ее закадычной подружки. Уж кто-кто, а Лера точно знала, что Кулемина не любит, когда шея под горло закрыта тканью. Как выражалась сама школьница: «ворот меня душит!» Естественно, у кудрявой блондинки была догадка относительно такой резкой перемены вкуса в одежде. Однако неуемное любопытство требовало найти подтверждение ее подозрениям, а значит надо поймать подругу и заставить ее показать шею.
Лена сделала движение вправо, и в ту же сторону мгновенно метнулась Новикова. В классе помимо них еще никого не было, поэтому девушки, не стесняясь, носились между рядами. Кулеминой пару раз удалось обмануть подругу и уйти от ее цепких рук, норовящих оттянуть ворот свитера. Вторая же десятиклассница уже начинала терять терпение, но в один прекрасный момент удача все же встала на ее сторону: успев ухватить подругу, Лера, потянула ткань вниз и тут же радостно запрыгала рядом со смущенной Леной.
- Кулемина, неужели на тебя кто-то глаз положил? – подруги даже не заметили, как в класс вошла Зеленова, тоже увидевшая отметину на шее у одноклассницы. – Мне даже интересно посмотреть, кого могла заинтересовать такая дурнушка как ты!
Кулаки Лены мгновенно сжались, а глаза девушки зажглись недобрым огоньком. Про себя десятиклассница как мантру твердила «спокойно, спокойно, спокойно…», но это практически не помогало обуздать злость. Кудрявая блондинка на всякий случай подошла поближе к подруге, а противной однокласснице показала за спиной Кулеминой кулак.
- Нет, ну я серьезно! – усмехнулась этому жесту Полина. – Новикова, хоть бы помогла подружке как-нибудь преобразиться, а то ходит как пугало…
Это были последние слова, которые гламурная девушка успела сказать, потому что в следующую же секунду на нее накинулась Лена, и Зеленова стала визжать так, будто началась третья мировая война. Лера, бывшая начеку, даже не успела среагировать и остановить подругу – настолько внезапным получился выпад Кулеминой. Блондинка с остервенением вцепилась в красиво уложенные волосы одноклассницы и ослаблять хватку не собиралась.
- Отпусти меня, больная! – вопила Полина на весь класс. Поняв, что слова никак не повлияют на ее противницу, она, сделав удачный маневр, в ответ вцепилась в волосы Лены.
Пришедшие на урок десятиклассники, зайдя в класс, тут же стали улюлюкать, поддерживая драку девушек. Кто-то уже даже достал телефон и стал настраивать камеру на запись впечатляющего видео, но все веселье прервал грозный голос завуча.
- Так, что здесь происходит? – воскликнула Борзова, а, войдя в класс, на несколько секунд просто потеряла дар речи, после чего стала орать в два раза громче: - это что такое? Кулемина! Зеленова! Прекратить немедленно! Что вы стоите? – повернулась она к десятиклассникам, поняв, что школьницы не собираются внимать ее словам и приказам. – Разнимите же их!
Через минуту дерущихся наконец-то оттащили друг от друга. Теперь двое парней держали Кулемину, в глазах которой читалась сильнейшая злость, а другой одноклассник стоял рядом с Полиной и успокаивал плачущую и размазывающую по щекам тушь девушку.
- Обе за мной к директору! – прорычала Людмила Федоровна и вышла из класса. Блондинки нехотя поплелись за ней. Зеленова, продолжая распускать сопли, отчаянно пытаясь пригладить торчащие во все стороны волосы, Лена же мрачно наблюдала за ней. Путь до кабинета Савченко показался девушкам слишком коротким. – Николай Павлович!
- Да, Людмила Федоровна? – оторвался от просмотра каких-то бумаг директор. – Это что еще такое? – изумленно спросил он, заметив стоящих рядом с математичкой школьниц.
- Вот… только что разняли этих двух! – доложилась завуч. – Вы посмотрите на них! Это же ужас! И это десятиклассницы! – поучительным тоном произнесла женщина, подняв вверх указательный палец правой руки. – Чего мы тогда требуем от пятиклассников?
- Так, - задумчиво протянул Савченко и перевел свой сердитый взгляд с одной растрепанной девушки на другую. – Ну, и по какому поводу вы решили повыдирать друг другу волосы?
- Да я вообще не знаю, чего эта дура на меня накинулась! – сразу стала возмущаться Полина.
- Зеленова! – рявкнул мужчина. – Следи за своим языком! Кулемина, ты почему молчишь?
- Она оскорбляла меня, - невозмутимо пояснила свои действия вторая блондинка. – Сама нарвалась. Знала ведь, что я не проглочу молча все ее гадости, и все равно спровоцировала меня на драку.
- Значит, ты не отрицаешь, что драку начала именно ты? – уточнила Борзова.
- Нет, не отрицаю… но конфликт спровоцировала именно она, - кивнула девушка на одноклассницу.
- Значит так, - директор устало потер переносицу и посмотрел на школьниц, - родителей в школу! Обе!
- Мои родители на отдыхе заграницей… прийти может только бабушка, - тут же ответила Зеленова.
- Бабушка так бабушка, - буркнул Савченко. Девушка еле-еле сдержала улыбку, понимая, что бабуля мало того, что ругать ее не будет, так еще и настоит на том, чтобы Кулеминой объявили выговор с занесением в личное дело. – Людмила Федоровна, позвоните, пожалуйста, родителям Лены и бабушке Полины, - попросил он математичку, и та, кивнув, вышла. – Зеленова, иди на урок и передай, пожалуйста, что Кулемину я задержу.
Блондинка удивилась, но, нацепив на лицо маску безразличия, развернулась и ушла, громко цокая каблуками по полу. – Присядь, - сказал Николай Павлович, указав стоящей напротив него ученице на стул. Когда она села, мужчина продолжил: - Ты же понимаешь, что я не могу верить ни одной из вас… Вы обе стараетесь умыть руки от этой ситуации, но если одна из вас говорит правду, то вторая врет. И я просто не имею права поверить одной из вас, не имея на то оснований.
- Да, я понимаю, - тихо произнесла Лена.
- Если придерживаться твоей версии, то получается, что Зеленова тебя оскорбила, а ты полезла в драку. А без кулаков никак нельзя было разрешить ситуацию? – с долей язвительности спросил Савченко.
- Я просто не сдержалась… она говорила очень обидные вещи, - попыталась оправдаться Лена.
- Можно узнать какие?
- Извините, Николай Павлович, но это личное… - смущенно ответила девушка, нервно сминая подол свитера. – Может, Вы не будете вызывать родителей? – с надеждой спросила она. – Ставьте… ну, что там положено ставить в личное дело, и все.
- Нет уж, Кулемина! Может, ты и дальше продолжишь руки распускать, - рассудительно сказал мужчина. – А потом еще и шок у родителей – откуда у их дочурки в личном деле появилась вдруг отметка о плохом поведении! Так что не уж, без родителей мы никак не обойдемся…
- Николай Павлович, - в кабинет Савченко сначала заглянула голова историка, а затем он, получив одобрительный кивок, вошел. – Я могу узнать, по какому поводу вызывают родителей Лены и Полины?
- Уже доложили? – хмыкнул директор.
- Ну да. Людмила Федоровна прибежала, наорала и сказала, что я отвратительный классный руководитель, но речь сейчас не об этом! – усмехнулся Игорь Ильич, и его лицо снова приняло деловое выражение. – Так что случилось-то?
- Подрались твои подопечные! – ответил ему собеседник, сурово взглянув на Лену. Та отвела глаза. – С ума можно сойти… Девушки, десятый класс, а ведут себя как мальчишки пятиклассники!
- Надеюсь, никто не пострадал? – неожиданно раздался голос Степнова, и сам он вошел в кабинет.
- Виктор Михайлович, Вы-то как тут оказались? – удивился Николай Павлович. – Ладно Рассказов – это касается его, как классного руководителя, а Вы-то что тут делаете?
- Ну, я просто встретил в коридоре Игоря, - мужчина махнул головой в сторону друга, - узнал от него, что в школе произошел какой-то казус и пришел узнать, какой именно, - стараясь не смотреть на Лену, ответил Виктор.
- Любопытный Вы человек, Виктор Михайлович. Нет, никто, слава богу, не пострадал. Так, ладно… В ситуации мы более или менее разобрались, так что расходитесь по урокам.
Историк, физрук и ученица вышли из кабинета директора. Лена раскаивалась о своем поведении, потому что снова доставила Никите проблемы. Степнов, заметив, что его возлюбленная совсем поникла, осторожно приобнял ее и чмокнул в щечку, пытаясь ее хоть как-то поддержать.


 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Учись прощать или Расплата за любовь - 2 (КВМ)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: