Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Учись прощать или Расплата за любовь - 2 (КВМ)
Учись прощать или Расплата за любовь - 2
suslyaДата: Пятница, 02.12.2011, 10:01 | Сообщение # 31
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-30-


Никита вернулся с работы в довольно-таки неплохом настроении, что еще больше удручало его дочь: школьница понимала, что днем Борзова не смогла дозвониться до ее отца, потому что того не было дома, а это значит, что она попробует сообщить ему неприятную новость вечером.
Сама Лена решила не рассказывать папе о случившемся, покорно ожидая, пока о вызове в школу его уведомит завуч. Девушка буквально вздрагивала от каждого звонка, но время шло, а Людмила Федоровна не торопилась звонить Кулеминым. Игорь тоже отмалчивался, делая вид, будто ничего не знает, и за это сестра была ему благодарна.
Незаметно время подошло к ночи. Уже готовясь ко сну, Кулемина все пыталась понять, почему же ее отца не вызвали в школу. Конечно, это не могло не радовать девушку. Списав все на внезапно напавший на Борзову склероз, десятиклассница стала медленно проваливаться в сон.
Однако в здравости памяти математички Лене пришлось убедиться уже утром следующего дня. Настроение было отличным, хотя девушка понимала, что сегодня ей устроят разнос как завуч, так и директор. Но это ее особо не пугало…
Уже на подходе к школе Кулемина заметила знакомую фигуру, неловко топчущуюся у входа в учебное заведение. Сначала блондинка просто отказывалась верить своим глазам, но с каждым шагом все больше убеждалась, что зрение ее не подводит.
- Привет, Леночка, - сказала Вера и робко улыбнулась.
- Привет, - буркнула девушка, останавливаясь рядом с матерью. – Что ты здесь делаешь?
- Вчера мне на мобильный позвонила завуч из твоей школы и сказала, что меня вызывают к директору. Зачем ты полезла в драку, Лен?
Теперь Лена поняла, почему никто не потревожил ее отца: Людмила Федоровна, не дозвонившись Кулеминым домой, позвонила по номеру мобильного телефона Веры, указанному в личном деле. Та, естественно, выслушала гневные речи Борзовой и пообещала явиться к директору для разбирательств.
- Лена! Ты меня слышишь? – воскликнула женщина, видя, что дочь задумалась. – Неужели нельзя было обойтись словами?
- Нельзя! – рявкнула школьница. – Пойдем!
Девушка зашла в здание, и мать, немного упав духом, поплелась за ней. Если говорить честно, то Романова была рада этой ситуации, потому что она давала ей возможность увидеться с дочерью. Никита и Иван настоятельно советовали ей пока не попадаться на глаза Лене, мотивируя это тем, что девушка только начала жить нормальной жизнью, и не стоит ее сейчас нервировать. И Вера понимала, что они правы, но ведь ее желание увидеться с Леной было отнюдь не капризом. Она соскучилась по своей дочери, она хотела поговорить с ней или хотя бы увидеть ее. Если Игорь изредка, но приходил к ним с Иваном, то Лена будто просто вычеркнула их из своей жизни. Будто отказалась от родителей навсегда. И Веру это сильно беспокоило. Ваню, наверное, тоже, но он просто умел не показывать свои эмоции.
За всеми этими размышлениями женщина не заметила, как они с дочерью дошли до кабинета директора. Лена бросила на мать быстрый взгляд и уже потянулась к ручке двери, но Романова ее остановила.
- Подожди! – Десятиклассница изумленно посмотрела на нее. – Прежде чем мы войдем туда, я хочу точно знать, что произошло. И узнать это я хочу именно от тебя! Слов завуча «ваша дочь подралась» мне мало!
- И ты мне поверишь? – спросила Кулемина, ехидно прищурив один глаз.
- А почему я должна верить каким-то посторонним людям, а не своей дочери? – в свою очередь поинтересовалась женщина. – Разве у меня есть повод не доверять тебе? Ты моя дочь, Лена, и твои слова для меня всегда будут важнее чьих-либо еще!
Прошло около минуты, прежде чем Лена ответила. Слова матери всколыхнули что-то внутри девушки: она вспомнила былые времена, когда еще в их семье все было хорошо, когда папа был папой, а крестный - крестным, когда Вера была для нее советчиком и… мамой... самой настоящей мамой, которая всегда подскажет, как сделать правильнее, с которой не страшно поделиться любым секретом, которой доверяешь как самой себе.
- Та девушка, с которой я подралась, оскорбляла меня… вот я и не сдержалась, - нехотя выговорила ученица.
- Что именно она говорила? – поинтересовалась женщина.
- В основном про внешность, типа я пугало и все такое прочее, - ответила Кулемина. – Сама напросилась, короче! И сразу предупреждаю: прощения я у нее просить не буду! – заявила девушка, сложив руки на груди.
- А тебя никто и не заставляет, - неожиданно спокойно ответила Вера и, отодвинув Лену с прохода, сама постучалась в кабинет директора. – Здравствуйте, можно войти?
- Да-да, конечно! – тут же ответил Савченко. Вера и ее дочь зашли в кабинет, где уже сидели Зеленова и ее бабушка. – Савченко Николай Павлович, - представился мужчина.
- Романова Вера Валерьевна, - также назвалась женщина.
- А-а-а… - на лице директора отобразилось непонимание. – А Вы кто? Я хотел поговорить с родителями Лены…
- Я ее мать. Просто мы с отцом Лены недавно развелись, - пояснила Романова, не став упоминать о том, что теперь она снова замужем. Кто знает, может это ее девичья фамилия…
- Ну, теперь понятно, откуда в девочке столько агрессии, - закатила глаза Эмилия Карповна. – Хотя это не является оправданием ее поступку.
- А я и не считаю нужным оправдывать свою дочь, - неожиданно сказала Вера на удивление всех присутствующих. – Я, конечно, не одобряю насилие, но если Ваша внучка сама провоцирует на него, то… - замолчала мать Лены и передернула пару раз плечами, - что вы вообще хотите в этом случае? – усмехнулась женщина.
- Так, давайте разберемся: моя Полиночка сказала нечто, что не понравилось Вашей девочке, - начала было бабушка Зеленовой, но тут же была перебита Романовой.
- У моей девочки есть имя – ее зовут Лена, - недовольно заметила женщина. – И Ваша Полиночка, насколько мне известно, обозвала мою дочь пугалом. Не думаю, что на подобные слова большинство людей среагировало бы спокойно!
- Возможно, но зачем же сразу накидываться на Полину с кулаками? Тем более что в сравнении с моей внучкой Лена действительно… м-м-м… скажем так, не блещет красотой…
- Ах ты старая курица! – воскликнула Вера и сделала попытку подойти к Зеленовым поближе, но ее удержала дочь. Лена вообще была в полушоковом состоянии: никогда прежде она не видела мать такой рассерженной и решительно настроенной. – Думайте, пожалуйста, что Вы говорите! – немного взяла себя в руки Романова.
- Да, я смотрю, у Вас вся семейка такая… неадекватная, - усмехнулась Эмилия Карповна. – Я бы посоветовала Вам получше следить за своим поведением!
- А я бы посоветовала Вам и Вашей внучке ампутировать языки! – гаркнула женщина. Эта семейка стала конкретно подбешивать ее, и мать Лены уже не удивлялась тому факту, что ее дочь распустила руки. – Николай Павлович, Вы разве не видите, что эти… в общем, Зеленовы сами провоцируют нас на скандал?
- Э-э-э, так что решать-то будем, дамы? – неуверенно спросил Савченко. Впервые у него в кабинете скандалили не ученики, не учителя, а родители… Причем женщины!
- Я не знаю! – махнула рукой Зеленова-старшая. – По мне, так этой девочке надо не просто замечание в личное дело поставить, ее надо из школы исключить!
- Эмилия Карповна, может, Вы не будете столь категоричны? – осторожно попытался сгладить конфликт директор. – Лена – хорошая девочка, спортсменка…
- И вообще, если Вас что-то не устраивает, переводите свою Полину в другую школу! – снова пошла в атаку Вера. – Почему-то раньше никто не жаловался на мою Лену, и только с Вашей внучкой у нее столь напряженные отношения.
- Знаете, я вижу, что с Вами бесполезно вести беседу, - с напыщенным видом произнесла Эмилия Карповна. – Пусть этот инцидент останется на совести Вашей дочери, но если такое повторится, я этого просто так не оставлю. До свидания, Николай Павлович!
- До свидания, - ответил мужчина, глядя вслед уходящим Зеленовым.
- Интересно, а что она собирается делать, если такое повторится? – задумчиво произнесла Лена.
- Зафиксирует следы от выдернутых волос на голове, - ответила Вера, и кабинет директора огласил смех матери и дочери. – Ой, извините, Николай Павлович, мы у Вас тут такой балаган устроили. Извините, пожалуйста.
- Да ничего, - отмахнулся Савченко. – Главное, что разобрались.
- Ну ладно, мы пойдем. До свидания! – попрощалась Вера и вышла из кабинета. Вслед за ней молча кабинет директора покинула и Кулемина. – Ну что, дуй на уроки, - сказала женщина и, не ожидая ничего в ответ, пошла на выход.
- Не говори, пожалуйста, ничего папе! Никите, в смысле, - добавила Лена, глядя в спину матери.
- Конечно, не скажу, - ответила та.
- Спасибо, - нехотя выдавила из себя девушка и, развернувшись, пошла в нужный класс.
Вера не стала оборачиваться, зная, что слова дочери если и идут от чистого сердца, то она явно произнесла их сквозь зубы. Однако даже тот факт, что Лена все же отблагодарила ее, вызвал на лице Романовой легкую улыбку. Быть может, это был первый шаг в восстановлении их отношений? Может, Лена все же оттает и позволит им с Иваном занять место в ее жизни?


 
suslyaДата: Суббота, 03.12.2011, 06:10 | Сообщение # 32
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-31-


Прозвенел звонок с урока, и Лена с чистой совестью закрыла тетрадь и учебник, которые за последние полчаса изрядно успели ей надоесть. Борзова сегодня явно была не в духе и вызывала школьников к доске один за одним, но, как ни странно, она пропустила парту, за которой сидели Лена и Лера. Кулемину это насторожило, а ее подруга лишь усмехнулась и сказала, что блондинка ищет скрытый смысл там, где его нет. Когда же, наконец, урок закончился, Лена быстро побросав все в сумку, встала со своего места и двинулась за кудрявой блондинкой на выход, но ее намерениям не суждено было сбыться.
- Кулемина, мне с тобой поговорить нужно, - неожиданно произнесла завуч, когда девушка проходила мимо ее стола. Подруги недоуменно переглянулись, а математичка продолжила: - Новикова, скажи, что Лена, возможно, задержится.
- Хорошо, - ответила Лера и, жестом показав второй блондинке, что желает ей удачи, ушла.
- Пойдем в мой кабинет, чтобы не отвлекали.
Неприятное предчувствие поселилось в душе Кулеминой, когда она шла за молчаливой Борзовой. Особенно пугало вот это ее желание «чтобы не отвлекали». Видимо, разговор действительно будет очень серьезным. Но по поводу чего завуч собралась с ней разговаривать? Оценки у нее вроде не лучше и не хуже, чем раньше, поведение тоже в норме после того инцидента с Зеленовой, который замяли.
- Проходи, присаживайся, - сказала женщина, пропуская ученицу вперед. Сама же математичка закрыла дверь на замок изнутри и лишь потом прошла за свой стол. Теперь уже Лена ясно чувствовала, как быстро бьется сердце в ее груди и как ладошки стали влажными. Волнение все сильнее давило на нервную систему, и девушка с опаской поглядывала на Борзову, а та вроде бы даже не торопилась разъяснить ситуацию. – Думаю, не стоит ходить вокруг да около, так что давай начистоту: я знаю о твоем романе с физруком.
В первую секунду Лену будто огрели чем-то тяжелым по голове. Она не знала, как себя вести, не знала, что сказать… А потом к ней неожиданно вернулась уверенность в себе, и школьница попыталась взять себя в руки. «Эти слухи ходят уже давно… Один раз ведь даже скандал был из-за этого. Борзова может просто блефовать, ведь это ты знаешь, что ваш роман теперь реален, а ей кто-нибудь наплел что-нибудь, вот она и пытается сейчас признание выбить…»
- Людмила Федоровна, при всем моем уважении, Вы опять послушали какую-нибудь Светочку? – стараясь выглядеть как можно более спокойно, улыбнулась Кулемина. – По-моему, эта тема уже давным-давно закрыта.
- А ты хорошо скрываешь свои эмоции, - одобрительно покачала головой завуч. – Вот только в этот раз, девочка моя, мне даже не пришлось никого слушать. Я сама видела все собственными глазами.
Это был настоящий удар под дых. И хотя у Лены все еще присутствовали сомнения в словах Людмилы Федоровны, но почему-то на этот раз внутренний голос подсказывал ей, что учительница не врет. Однако сдаваться девушка не собиралась…
- Между нами ничего нет, - твердо сказала она, глядя прямо в глаза математичке. – Я уже сто раз это говорила, но могу повторять, пока все это не уяснят. Если это все, о чем Вы хотели со мной поговорить…
- Когда между людьми ничего нет, они не жмутся по углам спортзала и не целуют друг друга, - перебила ее Борзова. Лена чувствовала, как кровь прилила к ее щекам, и только собралась снова возразить, но была ошарашена следующим высказыванием женщины: - а еще они не гуляют с собакой, держась за руки! Да-да, Леночка, я видела, как вы выгуливали его монстра!
- Ева не монстр! – не смогла удержаться от защиты любимицы Кулемина.
- Не суть. Теперь, я надеюсь, ты перестанешь отпираться от факта отношений со Степновым? – язвительно поинтересовалась математичка. На этот раз ученица промолчала, понимая, что теперь ей никак не отмазаться. – Вот так-то лучше. Наконец-то, мы будем разговаривать «на одном языке». Скажи мне, Лена, как же нам разрешить эту непростую и крайне щекотливую ситуацию?
Но школьница будто воды в рот набрала и молчала как рыба. Людмила Федоровна нетерпеливо постучала ручкой по столу, но это не принесло должного эффекта: Кулемина продолжала сидеть с понурой головой и не пыталась хоть что-то ей ответить. Девушка с прямом смысле слова молилась, чтобы все это побыстрее закончилось. Было страшно и неловко сидеть вот так вот один на один под укоризненным взглядом завуча школы, но еще больше блондинка боялась того, что Борзова доведет все это до директора, и Виктора просто-напросто уволят. А, скорее всего, так и будет… Кому какое дело, что они действительно любят друг друга, и что мужчина пока не позволяет ничего лишнего не только себе, но и ей.
- Молчишь? – прервала ее размышления женщина. – Вот и я не знаю, что с вами делать…
- Мы… любим друг друга, - хриплым от волнения голосом пробормотала Лена и все же осмелилась поднять взгляд на учительницу. Как ни странно, ни усмешки, ни презрения на ее лице она не обнаружила.
- Думаешь, я этого не заметила? – спросила математичка, до глубины души удивив этим школьницу. – Если бы я не видела между вами тех чувств, которые я однозначно успела заметить, то ты бы сейчас сидела не у меня, а в учительской, и экстренно собранный педсовет решал бы, как с вами поступить.
- Почему же Вы не рассказали о нас Николаю Павловичу и всем учителям? – все еще не веря в то, что их с Виктором роман, можно сказать, покрывает Борзова, спросила Лена.
- Да потому что жизнь не хочу вам портить, - тяжело вздохнула завуч и отвела взгляд на стену. – Слухи по школе распространятся моментально… Тебя потом замучают насмешками, когда ваши отношения перейдут из разряда глупых сплетен в разряд подтвержденных фактов. А Степнова… могут и уволить…
- И что же нам тогда делать? – задала очередной вопрос девушка.
- Ну, у меня есть только два варианта… И боюсь ни один из них тебе не понравится, - ответила математичка. – Первый: Степнов увольняется и уходит из нашей школы… И второй: ты забираешь документы и переводишься в другую школу.
- М-да, выбор невелик, - расстроено протянула Кулемина.
- Извини, но в школе в любом случае должен остаться только один из вас. Я все могу понять, но и ты войди в мое положение – если кто-то из родителей узнает о подобном романе, у нашей школы будут огромные неприятности, - мерно постукивая ручкой по столу, объясняла свою позицию завуч. – Тогда у Виктора Михайловича могут быть более серьезные последствия…
- Я понимаю, - пробормотала блондинка.
- В общем, решение за тобой, - отложив письменную принадлежность и посмотрев на время, сказала Людмила Федоровна. – Постарайся все тщательно взвесить и прийти к заключению до конца недели, ладно?
- Хорошо.
- А еще… кхм, я очень не рекомендовала бы тебе советоваться со Степновым. Ты сама знаешь, какой взрывной у него характер, - проговорила завуч, а девушка в ответ лишь кивнула, подтверждая ее слова. – Он может поднять шум, а это, я думаю, не нужно ни мне, ни тебе… да и ему это тоже на пользу не пойдет. В общем, думай, решай, а в пятницу я жду тебя с ответом.
- А что тут думать? – печально усмехнулась Кулемина. – Расскажите мне порядок перевода в другую школу, а то я ведь не знаю что к чему и почему… Всю жизнь здесь проучилась…
- Решила сама уйти? – с изумлением приподняла одну бровь Борзова.
- Найти новую школу, наверное, проще, чем новую работу, - пожала плечами Лена. – К тому же, я знаю, что он любит эту школу...
- А ты?
- Я? – задумалась школьница. – Я буду скучать только по Лере. Да и неважно это, - отмахнулась от грустных мыслей девушка. Ведь главное, что они с Виктором все же останутся вместе! И никто не требует от нее разрыва отношений с ее возлюбленным. А все остальное утрясется. – Давайте я лучше запишу, что мне надо будет сделать…




Сообщение отредактировал suslya - Суббота, 03.12.2011, 06:11
 
suslyaДата: Суббота, 03.12.2011, 21:31 | Сообщение # 33
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-32-


- Привет, Вить! – голос из трубки изначально показался мужчине каким-то странным. Обычно его возлюбленная говорила спокойно, без излишней эмоциональности, а сегодня Степнов даже через телефон улавливал в ее интонации какую-то нервозность.
- Виделись уже сегодня, - произнес он, стараясь не выдавать своих подозрений.
- Ну да… Вить, я завтра в школу, наверное, прийти не смогу…
- Что случилось? – тут же взволнованно поинтересовался мужчина. – Ты заболела? Плохо себя чувствуешь?
- Да нет, Вить, все в порядке, - с улыбкой ответила Кулемина. Конечно, такое трепетное к ней отношение со стороны физрука было ей очень приятно. – Просто завтра к нам приезжает какая-то родственница… папина сестра что ли… Короче, она живет в другом городе, а в Москве будет только завтра с утра и до обеда. Короче, папа просил остаться завтра дома.
- Прогульщица, - укоризненно протянул Степнов. – Не стыдно тебе?
- Неа! – усмехнулась девушка. – Это официальный прогул, одобренный самим родителем!
- Эх, ясно все с тобой… - тяжело вздохнул физрук. – Стоп… Это мне что, Игоря завтра на тренировку не ждать что ли?
Вот тут-то Лена и прикусила язык. Соврав про приезд тети и просьбу отца прогулять школу, десятиклассница совершенно забыла про брата. И как же ей теперь выкручиваться из ситуации? Сказать, что у Игоря с «тетей» не очень хорошие отношения, и ему на ее приезд просто наплевать? Как-то это грубо и глупо. Попросить брата не ходить завтра в школу, чтобы его не видел Виктор? Ага, вот еще чего не хватало, так это просить о чем-либо этого… этого Игоря.
- Нет, Игорек завтра в школе будет: у него какие-то важные не то контрольные, не то проверочные, - снова стала придумывать Лена. – Ему никак пропускать нельзя… в отличие от меня.
- Все с вами ясно… Вечером-то завтра хоть увидимся? – с надеждой спросил Виктор.
- Конечно. Не грусти, я люблю тебя… До завтра.
- До завтра, любимая.
Несмотря на то, что разговор прошел вполне нормально, физрук все равно терзался каким-то непонятным беспокойством. Внутренний голос нашептывал ему, что что-то здесь не так, и Лена определенно темнит, а Степнов затыкал его мыслями о том, что у него уже просто развилась паранойя из-за слов того сопляка. Так он и лег спать, раздираемый сомнениями и пытающийся унять свою излишнюю, по его мнению, подозрительность.


- Девушка, Вы уверены, что хотите перейти в нашу школу в середине учебного года, в десятый класс? – еще раз удивленно спросила директорша, изумленно глядя на сидящую перед ней блондинку. – Вы ничего не перепутали? Это ведь спортивная школа…
- Да-да, я знаю. Я всегда хотела учиться в школе именно со спортивным уклоном, но родители были против, - Кулемина тяжело вздохнула и навесила на лицо скорбное выражение. – Но сейчас мне ничто не мешает поступить сюда. Я твердо решила связать свою дальнейшую жизнь со спортом, поэтому и хочу взять «старт» с Вашей школы.
- Хм, что ж, по успеваемости ты вполне проходишь, - задумчиво глядя на выписку, которую Лене дала Борзова, пробормотала женщина. – Разве что пару тестиков тебе дадим для проверки. Но ты же понимаешь, что тебе придется показать нам свою физическую форму.
- Да, конечно, - согласилась с ней Кулемина, незаметно вытирая влажные от волнения ладошки об джинсы. – Я готова к любым физическим нагрузкам. Даже штаны спортивные на всякий случай с собой прихватила.
- Хорошо. Пойдем-ка!
Директриса проводила девушку в учительскую, где в полном одиночестве за столом сидел молодой парень. Если бы десятиклассница встретила бы его на улице, то, не задумываясь, приняла бы за студента. Хотя она оказалась недалеко от истины: молодой человек только недавно окончил институт и устроился работать в эту школу.
- Василий!
- Да, Елизавета Матвеевна? – тут же подорвался с места физрук.
- Проведи Лене, так сказать, вступительный экзамен, - отдала распоряжение женщина. – Нормативы ты уже, наверное, знаешь. Если нет, то возьми с собой требования для зачисления в нашу школу. Если сдаст – веди ее обратно ко мне, ну, а если нет, то уж извините, - пожала она плечами.
- Понимаю, - кивнула Кулемина. – Где мне можно переодеться?
- Артемов, у нас сейчас есть свободные раздевалки?
- Да, сейчас возьму ключ у охранника, - отчитался парень и посмотрел на Лену. – Ну что, пойдем?
- Пойдем…те, - еле-еле добавила уважительное окончание к слову школьница, выходя из учительской. Артемов как-то странно усмехнулся, но промолчал. Взяв у охранника ключ от раздевалки, молодой преподаватель проводил претендентку и ушел, сказав, что будет ждать ее у входа в школу.
Лена не помнила, когда еще она так волновалась. Буквально вчера утром ей в голову пришел коварный план, за осуществление которого она сейчас и взялась. Ей во что бы то ни стало необходимо было поступить в эту школу, и девушка еще вчера решила, что загнется от физической перегрузки, но вступительные испытания сдаст.
- Я готова, Василий… - замялась Кулемина, судорожно пытаясь найти выход из неловкой ситуации. – Простите, а как Ваше отчество?
- Ты что, смеешься? – улыбнулся молодой человек. – Можно просто Вася. Ты пока не ученица нашей школы, а я не твой учитель, да и по возрасту мы с тобой не так сильно различаемся, чтобы переходить на «Вы». Согласна?
- Как скажешь, - пожала плечами девушка.
- Давай начнем с забега на километр, - предложил ей собеседник и пошел в сторону специально оборудованного на территории школы стадиона. – Я, пожалуй, с тобой пробегусь, чтобы тебе не было обидно. На старт! - скомандовал парень, встав перед белой линией и включив секундомер. – Внимание! Марш!
Кулемина не тратила силы понапрасну, зная, что решающий рывок лучше сделать в конце забега. Артемов не отставал от нее, но и не обгонял – шел с ней вровень и внимательно наблюдал за десятиклассницей. Пока она переодевалась, к нему подошла директриса и прямо сказала, что если они примут в школу бездарщину, то ему, Василию, сильно за это влетит. Однако чем больше молодой человек присматривался, тем больше понимал, что эта девушка действительно хорошо натаскана в спорте. По крайней мере, пока что он мог сказать это лишь про бег. Уверенные движения, размеренное дыхание, контролируемый темп – все это говорило о том, что у Лены есть некие спортивные навыки.
- А ты молодец, - похвалил ее Артемов, не переставая бежать рядом. – Хорошо держишься. Многие тут уже начинают задыхаться.
- Во время бега лучше не разговаривать, - сухо ответила блондинка и прибавила скорость, приближаясь к финишу. Парень усмехнулся, помотал головой и стал догонять Кулемину. В итоге, финишную черту они пересекли одновременно.
- Ну что ж, хороший результат, - посмотрев на секундомер, заявил молодой физрук.
Дальше были прыжки в длину, бег на сто метров, челночный бег, подтягивания и качание пресса. На последнем испытании школьница уже буквально сходила с ума от усталости. Естественно, нормативы тут были жестче, чем в ее обычной школе, поэтому все то, что в родном учебном заведении давалось ей без особых трудностей, теперь заставляло ее поднапрячься.
- Слушай, а ты на чем хочешь специализироваться? – придерживая девушку, качающую пресс, за щиколотки, поинтересовался Артемов.
- На баскетболе, - прохрипела Кулемина, в очередной раз еле-еле поднимая свой корпус.
- О-о-о, не советую, - протянул парень с некоторой опаской. – Там такой мужик преподает. Зверь, а не человек! Хотя его подопечные его уважают.
- Да ты что! – наигранно испугалась блондинка, стараясь скрыть ехидную улыбку. – Кто такой? Кого мне надо опасаться?
- Романов Иван Николаевич – как раз он у нас баскетболом заведует, - бесхитростно отвечал Василий, не замечая ничего странного в выражении лица юной спортсменки. – Гоняет всех как сидоровых коз – и пацанов, и девчонок. Некоторые ученики, кто пошел на баскетбол, оттуда просто-напросто сбежали…
- Семьдесят! – выдохнула Лена и буквально рухнула на спину, прикрыв глаза. – Все… сегодня я ночую здесь.
- Э нет, так не пойдет, - улыбнулся молодой физрук и, наклонившись, взял девушку за руки, а потом резко дернул на себя. Несмотря на внешнюю хилость, парень оказался довольно сильным. Кулемина буквально врезалась в его грудь, когда новый знакомый решил помочь ей подняться. – Упс, пардон! – извинился Артемов, тут же убирая руки.
- Ну что, я принята? – спросила девушка, сделав вид, что ничего не заметила.
- Ну, это решаю не я, но… думаю, что да, - снова улыбнулся Вася. – Пойдем к директору.


 
suslyaДата: Воскресенье, 04.12.2011, 21:30 | Сообщение # 34
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-33-


В школу Лену все-таки взяли, не без похвалы со стороны Васи, конечно. Хотя и самой девушке пришлось немало потрудиться. На следующий день, кое-как отмазавшись перед Виктором за очередной прогул, десятиклассница, снова пришла в спортивную школу, чтобы пройти вступительные испытания по русскому языку и математике. Благо задания были несложными, и школьница довольно быстро справилась с ними.
Теперь оставалось решить главную проблему: без участия родителей в процессе перехода из одной школы в другую было не обойтись. Или без участия хотя бы одного родителя.… И как всегда, ввязывать во все это Никиту Кулемина не захотела. Хотя в данном случае она вообще сомневалась, что он разрешит ей перейти в другую школу… Вследствие этого блондинка решила провернуть все по-тихому, а отца поставить в известность уже тогда, когда ничего не возможно будет исправить. Переступив через свою гордость и на время пересилив обиду, девушка обратилась за помощью к матери. Вера, как и предполагала ее дочь, согласилась посодействовать ей, но, естественно, предварительно расспросила Лену о причинах этого решения. Хотя правды женщина так и не услышала: ей озвучили версию о том, что Зеленова достала в конец, и если Кулемина не переведется в другое место, то ее насильно переведут… в тюрьму… за убийство одной надутой блондинки.
Получив необходимую подпись на документах, школьница пошла в свое учебное заведение и ошарашила директора новостью о том, что хочет перейти. Мужчина долго уговаривал ее остаться, пытаясь выяснить мотивы такого поступка, но Лена молчала как рыба и вскоре все-таки услышала слова Савченко о том, что ее личное дело в ближайшее время будет переслано в спортивную школу. Поблагодарив директора и заодно извинившись перед ним, девушка вышла из его кабинета. Теперь оставалось самое неприятное и страшное: объяснение с Виктором.
Ученица решила, что разумнее всего будет дождаться окончания у него уроков, чтобы не обрекать детей, пришедших на физкультуру после их разговора, на верные мучения. Бродя по заснеженным улицам, блондинка пыталась предугадать реакцию своего возлюбленного на ее заявление. Конечно, рассердится, ведь он так не любит, когда она что-то от него скрывает… Возможно, даже обидится. Потом мысли переключились на новую школу, и Кулемина с изумлением отметила тот факт, что ни разу не столкнулась в ее стенах с Романовым, хотя шанс был очень велик. То, что папаша ее не видел, порадовало блондинку: она ведь так не хотела портить ему сюрприз…
Время подошло к трем, и Лена, не спеша, стала возвращаться в школу. С каждым шагом становилось все труднее передвигать ноги – школьница предвидела грандиозный скандал. Сейчас, немного пересмотрев ситуацию, она начала сомневаться в правильности своего решения не посвящать Виктора в ситуацию.
- Ленка? – удивился мужчина. – Ты же сказала, что ты сегодня не придешь… Ну, раз уж ты здесь… - игриво произнес физрук, но тут же был перебит девушкой.
- Вить, мне надо с тобой поговорить…
- Говори, - тут же стал серьезным Степнов.
- Я здесь больше не учусь, - потупила взгляд в пол его ученица. – Я перехожу в другую школу.
- Что? – ошарашенно спросил мужчина. – Что за бред, Лен? – усмехнулся он, не веря словам своей возлюбленной. – Ты шутишь?
- Нет, Вить… Я серьезно. Документы в ближайшее время перешлют в другое учебное заведение, и я буду учиться там.
- Но… почему? – удивленно спросил физрук. Он решительно ничего не понимал. Еще вчера… нет, позавчера, все было нормально, а сегодня на тебе! Может Ленку кто обидел? Или, не дай Бог, они переезжают в другой район? А вдруг Ленин отец каким-то образом все узнал и теперь хочет их разлучить?
- Есть причины, поверь мне, - убедительным тоном произнесла блондинка, но на Виктора это подействовало совершенно иначе, нежели она ожидала. Мужчина тут же стал думать, почему же она не хочет объяснить свои действия, и в своих размышлениях дошел до того, что ей просто надоели их отношения. А зачем иначе она стала бы скрывать от него такую информацию? Почему не рассказала раньше? Просто хотела поставить перед фактом… Лежащий спокойно на полу баскетбольный мячик с силой врезался в стену от удара ногой. – Вить, ты чего? – немного испуганно спросила Кулемина.
- Ничего. Хорошо, если тебе это так нужно – переходи в другую школу! – резко заявил брюнет и, развернувшись, пошел в подсобку.
- Борзова видела нас с тобой вместе! – остановил его отчаянный голос десятиклассницы. – Она сказала, что никому ничего не расскажет… но один из нас должен уйти из школы.
- И ты промолчала? – повернувшись, спросил Виктор. Девушка пожала плечами и вновь виновато опустила голову. – Лена, когда ты, наконец, поймешь, что проблемы надо решать сообща?
- Я хотела оградить тебя от неприятностей! – немного обиженно произнесла блондинка. – Думала, что так будет лучше. Да и до сих пор так думаю…
- Возможно, я с тобой не спорю, но… - мужчина собирался продолжить свою речь, но, взглянув на свою ученицу, лишь тяжело вздохнул и приобнял ее. – Ленок, я очень ценю твою заботу, но у меня создается такое впечатление, что ты не до конца доверяешь мне. Вот почему ты не рассказала мне обо всей этой ситуации? У меня возникает такое чувство, что ты боялась, что я не справлюсь с этой задачей… поэтому взяла ее на себя.
- Я просто боялась, что ты уйдешь отсюда, - призналась школьница. – А эта школа уже давно стала тебе фактически вторым домом. Мне же перейти в другую школу намного проще, чем тебе найти новую работу…
- И куда ты перешла? – поинтересовался Степнов.
- Хм… в сто тридцать пятую, - девушка не могла сдержать ехидной улыбки.
- В спортивную? – удивился физрук. Та в ответ слегка кивнула. – И тебя взяли? – Снова кивок. – Ленка, да ты ж у меня умни… Стоп! – глаза мужчины округлились, когда он до конца осознал слова своей возлюбленной. Слегка отстранив ее от себя, Виктор пристально заглянул ей в глаза. – Но ведь там работает…
- Романов, - закончила за него юная спортсменка. – Я знаю. В этом-то вся фишка, Вить!
- Ленка, что ты задумала? – с опаской спросил Виктор. – Кулемина, отвечай мне сейчас же, откуда такое резкое желание чуть ли не каждый день видеть человека, о котором ты раньше и вспоминать не хотела?
- Тебя это не касается, - и снова губы школьницы растянулись в лукавой улыбке, после чего она быстро приподнялась на мысочки и чмокнула физрука в подбородок. – Это наши с ним терки…
- Ты меня пугаешь, - произнес брюнет, в который раз удивляясь, как эта девушка может за считанные минуты измениться: только что с виноватым видом признавалась, что скрыла от него серьезный факт, а сейчас уже продумывает в своей голове что-то коварное.
- Тебе-то как раз таки нечего бояться, а вот моему «любимому» папаше…
Недобрый огонек в глазах девушки заставил Виктора слегка содрогнуться. В мыслях он уже не завидовал Романову, хотя и собирался еще попробовать уговорить Лену отказаться от своего плана. Правда, он сомневался, что у него это получится…


- Иван Николаевич, Вы уже видели свою новую ученицу? – поинтересовалась Елизавета Матвеевна в учительской между уроками.
- Еще пока нет, - ответил мужчина, не отрываясь от просмотра статистики последних матчей с участием его команд. – У меня сейчас как раз урок в моем классе, вот и познакомлюсь с ней.
- Как-то это непедагогично, - недовольно заметила директриса. – Классный руководитель будет знакомиться с новой ученицей вместе с остальными учениками… Обычно, он…
- Елизавета Матвеевна, - довольно грубо перебил ее физрук, – Вы не забыли, сколько поручений Вы мне надавали? Я жену свою уже второй день дома не замечаю, потому что постоянно сижу за столом с Вашими дурацкими отчетами, как будто мне больше делать нечего!
Хмыкнув, женщина вышла из учительской, а Иван перевел дух. Хотя он не считал себя виноватым или неправым – его действительно в последние дни загрузили работой. Так чего теперь эта директриса от него требует? Сама-то только и делает, что заседает в своем кабинете и отдает распоряжения.
Посмотрев на время, мужчина понял, что пора идти на урок. По дороге в спортзал он все пытался угадать, какой будет его новая подопечная? Какая-то она заранее странная… Кто переходит из школы в школу в середине десятого класса?
- Так, всем добрый день, - войдя в зал, воскликнул Романов. В отличие от обычных школ, в этой спортзал на перемену не закрывали. Все было поставлено на доверии и разумности учеников и учениц. Впрочем, школьники оправдывали надежды администрации. Если кто-то из ребят и приходил потренироваться на перемене, то все правила техники безопасности соблюдались безукоризненно.
- Здравствуйте! – раздался хор нестройных голосов. В классе Ивана было четырнадцать человек: восемь парней и шесть девчонок. Все они специализировались на баскетболе, имели хорошую физическую подготовку и чаще всего выигрывали кубки и медали на городских соревнованиях. Пришедшая девушка должна была стать пятнадцатой в классе, и мужчина очень надеялся, что она будет играть не хуже его подопечных. Дело в том, что если у парней не было никаких проблем, то девушек по количеству было крайне мало: пятеро выходили на поле и всего лишь одна оставалась в запасе. Это не устраивало тренера, но и поделать он с этим ничего не мог – не потащишь же насильно кого-то в спортивную школу. А сейчас ситуация могла бы решиться. – Для тех, кто еще не знает, у нас в классе пополнение. Сейчас я назову фамилию, и новенькая выйдет вперед, - скомандовал Романов, открывая журнал, который не держал в руках те же два дня. – Итак, - мужчина пробежался глазами по списку вниз и нашел вписанную недавно туда фамилию, но не поверил глазам. Перечитал еще раз, думая, что ошибся, но и это не помогло: - Кулемина…
Навстречу ему, улыбаясь какой-то дьявольской ухмылкой, шагнула Лена. Она не проронила ни слова, никак не обозначила тот факт, что они знакомы, но глаза девушки, горящие смесью насмешки и коварства, явно свидетельствовали о том, что относительно спокойная жизнь Романова закончилась именно в тот момент, когда фамилию «Кулемина» вписали в журнал его класса.


 
suslyaДата: Понедельник, 12.12.2011, 05:11 | Сообщение # 35
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline



-34-


- Урок закончен. Все могут быть свободны, кроме Кулеминой, - сказал мужчина после звонка, буравя названную девушку тяжелым взглядом. – Останься, я введу тебя в курс дела и определю позицию, на которой ты будешь играть.
Все вышли, и отец с дочерью остались наедине. Они долго безмолвно смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Оба думали о чем-то своем, и в то же время никак не могли отвести взгляд от собеседника. Тишину нарушила Лена.
- Ну, давай… вводи в курс дела, определяй позицию, - сказала она с абсолютно равнодушным выражением лица. Только глаза выдавали ее злорадство.
- Как ты здесь очутилась? – спросил Романов, подходя ближе и рассматривая блондинку так, будто видел ее впервые. – Тебя выгнали из твоей старой школы?
- Ну, почему же сразу выгнали? Я сама ушла, - ответила ему школьница. – Думаю, а чего я тут штаны протираю? Меня же папик, - не смогла не выделить это слово Кулемина, - к себе в спортивную школу приглашал! И вот я здесь!
- Ленка, я ведь серьезно… Ты ведь не перешла бы сюда от делать нечего. Что случилось?
- Да ничего! – безобидно улыбнулась ему дочь. – Я серьезно хочу идти по спортивному профилю и учиться у такого прекрасного педагога как Вы, Иван Николаевич! Вы ведь наверняка можете многому научить подростков: как разбивать семьи, например, или как совать свои отростки туда, куда не надо… Правда, эта наука больше для пацанов подходит…
- Лена! – тут же рявкнул побагровевший мужчина. – Прекрати!
- А я что, я ничего, - невинно захлопала глазками блондинка. – Так где я играю-то?
- На какой позиции ты играла в команде Степнова? – спросил физрук, смеривая дочь взглядом.
- В нападении.
- Ну вот, пока в нападении и останешься, - заключил Романов. – Свободна. Не забудь, что после уроков тренировка!
- Хорошо, папуль, - едким голосом сказала девушка и быстро вышла из спортзала. Мужчина же только грустно посмотрел ей вслед: всем своим поведением девушка показала ему, что в эту школу она перешла отнюдь не для того, чтобы наладить с ним отношения. Скорее наоборот, чтобы свести его с ума.
Ленка же, довольная собой вошла в раздевалку и, сняв с себя влажную из-за физических нагрузок одежду, пошла в душ. Одноклассницы тоже приводили себя в порядок: большинство уже успели сполоснуться и теперь одевались. Кулемина сильно удивилась, узнав, что в этой школе на прием душа после урока физической культуры отводилось специальное время. В триста сорок пятой хоть и были душевые кабинки, то горячей воды никогда не было. Да и не успел бы никто за пятнадцать минут раздеться, принять душ, вытереться, одеться, убрать все свои вещи и пойти на урок. А тут, прямо в раздевалке, были размещены шкафчики, каждый из которых был рассчитан на двух-трех учениц.
Лена довольно быстро справилась с водными процедурами и вышла из душевой кабинки, намереваясь успеть войти в класс до начала следующего урока, но прямо напротив нее плотной стеной стояли ее новые одноклассницы. Блондинка даже слегка опешила, а потом, оценив вид и физическую форму этих девушек, с опаской сглотнула… «М-да, это тебе, Кулемина, не Зеленова, на которую только дунь – она уже развалится», - подумала Лена.
- Какие-то проблемы? – придав себе невозмутимый вид, спросила она.
- Пока нет, - ответила самая высокая девушка по имени Лиза, - но, возможно, появятся. Ты мне скажи, Кулемина, зачем на баскетбол пошла?
- Захотела и пошла, - усмехнувшись, пожала плечами стоящая рядом с душем блондинка. – Вам-то что?
- А то, что если ты пришла сюда по принципу «спортивные игры – это проще простого» или «посижу полтора года на скамейке запасных», то лучше сразу сматывай удочки и переводись на другое отделение, - с некоторой угрозой в голосе, сказала вторая школьница – Лида. – Ну, что ты на меня смотришь? Наш классный руководитель не идиот! Если ты в баскетболе ни бум-бум, то он тебя быстро пинками из нашего класса погонит.
- А если не погонит он, то мы сами заставим тебя уйти, - добавила третья девушка, имя которой Лена не запомнила.
- Какие вы недружелюбные, - снова улыбнулась она, хотя в душе от угрожающего вида этих одноклассниц ей было немного страшно. – С чего вы взяли, что я чайник? Я ведь сдавала те же самые вступительные экзамены, что и вы…
- На вступительных навыки игры в баскетбол не проверяются! – ответила Лида. – То, что ты их сдала, не дает гарантию того, что ты хорошо играешь!
- Слушайте, что вам от меня нужно? – повысила голос Кулемина. – Прошу прощения, конечно, но вы стоите уже одетые и готовые идти на следующий урок, а я, благодаря вам, рискую на него опоздать!
- Короче, один раз к нам перешла девчонка – тоже спортивненькая, все дела, - стала рассказывать Лиза. – Но в баскетбол не то, что играть не умела, даже правил не знала. А у нас тогда соревнования на носу были. Мы ее в запасных посадили, только одного не предусмотрели – Машка травму получила, - кивнула девушка на одноклассницу. – Пришлось эту дуру на поле выпускать… Это были самые позорные соревнования во всей истории нашей школы. Надеюсь, что сегодня на тренировке ты покажешь себя, а иначе… ты в этом классе не задержишься!
Сказав последние слова, школьницы одна за другой стали выходить из раздевалки. Некоторые из них нарочно задевали Лену плечом, но она ни разу не возмутилась. С одной стороны, конечно, было неприятно, но с другой – в какой-то степени она понимала этих девчонок. Для нее самой баскетбол был важной частью ее жизни. Поэтому сегодня она поставила себе задачу доказать этим девушкам, что она имеет право находиться в их классе. Ей необходимо было показать, что она ничуть не хуже них.


- Ну, Ленка, ты даешь!
Девчонки с восторгом посматривали на свою новую одноклассницу, которая сегодня на тренировке показала всем класс. Кулемина сама чуть ли не светилась от гордости. Плюс ко всему радовал еще и тот факт, что она нормально сыгралась с остальной командой, а ведь это не так просто, особенно учитывая то, что коллектив у них уже давно устоявшийся.
- Да, слушай, - на выходе из раздевалки остановила ее Лиза, - ты извини нас за грубость. Просто мы думали, что очередная курица решила к нам пристроиться.
- Да, ладно… Проехали, - улыбнулась Кулемина. В ту же секунду завибрировал ее телефон, посмотрев на дисплей которого она растянула улыбку еще шире. – Ну что, по домам?
Спустившись вниз, девушки получили куртки и, одевшись, вышли на улицу. На крыльце школы все невольно затормозили: никто не торопился, а вот тем для обсуждения было полно. Десятиклассницы шутили, смеялись, вспоминали Ленкины трюки, удивлялись тому, что на все это спокойно отреагировал Романов.
- Вау, девки, смотрите, какой мужик идет! – с восхищением в голосе воскликнула Лида, кивнув головой в сторону. Все остальные повернули головы, чтобы рассмотреть «объект». – Пойти попробовать познакомиться что ли?
- Да подожди ты, маньячка! – усмехнулась самая низкая девушка в команде – Алла. – Видишь, он сам сюда идет.
Все замолчали и стали следить за развитием событий. Мужчина подошел к крыльцу, в несколько прыжков преодолел ступеньки, а потом совершенно неожиданно подошел к компании баскетболисток. Только Лида собиралась пойти «в атаку», как брюнет сам заговорил… подойдя к Кулеминой.
- Ну, привет что ли, - улыбнулся Виктор, чмокнув возлюбленную в носик. – Устала?
- Немного, - приподняла уголки губ девушка. – А ты?
- Так, - неожиданно тон физрука стал грозным, - почему волосы мокрые? – спросил он, поднося к глазам школьницы светлую прядку, кончик которой был влажным.
- Не знаю, в душе, наверное, случайно намочила, - растерянно ответила Лена.
- Капюшон тогда надень! – приказал мужчина и мгновенно сам натянул подобие головного убора на светлую макушку. – Вот так! Не хватало тебе еще заболеть!
- Вить, ну что ты со мной как с ребенком?! – тут же взвилась школьница.
- Как ты себя ведешь, так я с тобой и обращаюсь, - парировал мужчина. Рядом послышались вежливые покашливания.
– Ах да… Вить, познакомься, это моя новая команда и по совместительству мои новые одноклассницы: Лиза, Лида, Алла, Слава, Галя и Света. А это Виктор, - представила Кулемина своего молодого человека и собиралась продолжить, но ее тут же перебили.
- Твой старший брат? – предположила Лида.
- Дядя? – выдвинула свою версию Света.
- Ее бывший тренер, - усмехнулся Степнов, видя, как загорелись глазки у юных спортсменок. – Будем знакомы, Степнов Виктор Михайлович.
- Ты ничего не забыл? – недовольно произнесла Лена, готовясь вот-вот надуться.
- Ах да! – хлопнул себя по лбу Виктор и приобнял блондинку за плечи. – Люблю я ее! Ну что, пойдем домой? Не хватало тебе только простудиться на таком ветре…
- Вообще-то я в капюшоне стою! – возразила ему десятиклассница. - А ты без головного убора!
- Не я вышел на улицу с мокрой башкой! Ладно, мы, пожалуй, пойдем. Всем счастливо оставаться, - улыбнулся Степнов и, развернув Кулемину, стал подталкивать ее к лестнице.
- Пока, - вразнобой ответили изумленные девушки. Последним, что они услышали от этой парочки, был вопрос Виктора о том, как прошел первый день в новой школе, обращенный, конечно, к Лене.
- Везет же некоторым, - вздохнула Лида, ковыряя носком кроссовка крыльцо. – Блин, а я тут слюни на чужого мужика распустила… Ужас. Благо Ленка неревнивая, а то вцепилась бы мне сейчас в волосы. Ну что, давайте тоже по домам что ли? Поздно уже…




Сообщение отредактировал suslya - Понедельник, 12.12.2011, 05:11
 


suslyaДата: Вторник, 13.12.2011, 12:36 | Сообщение # 36
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-35-


- Слышь, Ленка, а ты где себе такого мужика отхапала, а? – уже на следующий день, перед уроком физкультуры, спросила Лида. – Подскажи, где мне такого же найти!
- Такого же не получится, - усмехнулась Кулемина, стягивая с себя джемпер и надевая футболку. – Он такой один. Ну, Витя же вчера сам вам признался, что был моим тренером. А если уж совсем по-простому, то физкультуру в моей старой школе вел.
- Хм… может мне попробовать замутить с нашим Романовым? – пошевелила бровями девушка, вызывая громкий смех у одноклассниц. – А что? Мужик видный. Характер такой.. м-м-м… железный. Этакий брутальный мэн. Блин, девчонки, а с ним, наверное, вообще ничего не страшно – как за каменной стеной.
- Да наверняка! – поддержала ее Света.
- А прикиньте, какой он в постели, - с мечтательной улыбкой произнесла Лиза. – Зверь, наверное…
- Эй, ты давай на моего Романова глаз не клади! – отдернула ее подруга.
- Вообще-то он женат.
Все веселье было оборвано одной-единственной фразой Лены. Поправив одежду, блондинка вышла из раздевалки, закрыв за собой дверь. Ее одноклассницы непонимающе переглянулись и пожали плечами, удивляясь такой резкости новенькой.
- А Кулемина-то времени зря не теряет, - хмыкнула дна из спортсменок.
- В каком смысле?
- Ну, ты, например, знала, что Иван Николаевич женат?
- Нет, - ответила Слава. – Помню, мы его как-то спрашивали, а он сказал, что все вопросы о личной жизни в стенах школы неприемлемы.
- Вот-вот. А Ленка, вон, не успела прийти, а уже все обо всех знает. Как так? – складывая вещи в шкафчик, спросила Лида. Но ответа на этот вопрос никто дать не мог, а потому все просто промолчали. Тишину нарушил звонок на урок. – Пойдемте. Романов опозданий не любит.


Лена зашла в спортзал и сразу взяла в руки лежащий неподалеку мяч. Напряжение с самого утра не отпускало ее. Дома с отцом она чувствовала себя некомфортно из-за того, что он пока не знал о переменах в ее жизни. Стоило, конечно, все ему рассказать, но девушка почему-то все никак не могла решиться, понимая, что отец, скорее всего, не только разозлится, но в какой-то степени еще и обидится.
Чеканя мяч и периодически забрасывая его в кольцо, Кулемина думала о том, в какой форме преподнести Никите эту новость, и чем больше она размышляла, тем яснее становилось, что сгладить ситуацию навряд ли получится. Только если наврать отцу о причинах перехода. А врать Лена не хотела… да и слова Степнова о том, что Кулемин-старший должен знать об их отношениях, стали казаться вполне целесообразными.
Помимо этих размышлений девушка никак не могла избавиться от какого-то неприятного чувства изнутри. Зачем она влезла в разговор одноклассниц, и почему на душе было так противно, когда они обсуждали ее биологического отца?
Через некоторое время прозвенел звонок и в спортзал вошли остальные девчонки. Урок начался с небольшой разминки, после которой, естественно, по плану шел баскетбол. Перед началом игры Романов сделал несколько объявлений, в том числе напомнил своим подопечным о грядущих городских соревнованиях. Подготовка к ним обещала быть жесткой, а с учетом нового состава им необходимо было еще и успеть сыграться, чтобы действительно стать командой.
Кулемина, еще стоя в строю, почувствовала ноющую головную боль, но не обратила на это внимание. Однако во время игры неприятные ощущения усилились, и девушка периодически, в свободное от пассов и ударов время, то и дело потирала виски, пытаясь хоть немного улучшить свое состояние. Это не укрылось от мужчины, который внимательно наблюдал за игрой.
- Кулемина, ну-ка подойди-ка ко мне! – скомандовал он. Тяжело вздохнув, блондинка подчинилась, а все остальные переводили удивленный взгляд с преподавателя на одноклассницу. – Команды закончить игру не было! Продолжайте!
- Ну, - недовольно буркнула девушка.
- Ты себя плохо чувствуешь? – напрямую спросил физрук. – Что-то болит?
- Нет.
- Хватит врать, я не слепой! – немного раздраженно произнес Романов. – Так что болит? Кулемина, пока ты мне не ответишь, с этого места ты не сойдешь, - предупредил он девушку и продолжил наблюдать за игрой.
- Иван Николаевич, а как думаете, мне подошла бы фамилия «Романова»? – неожиданно спросила Лена. Ей нравилось приводить этого, казалось бы, непробиваемого мужика в смятение. Больно забавно было смотреть на то, как он начинает нервничать. – Или Кулемина мне все-таки больше идет?
- Я повторяю свой вопрос: что у тебя болит? – выделяя каждое слово, спросил мужчина.
- Голова, - сдалась блондинка.
- Так, иди в медпункт, прими какую-нибудь таблетку… Знаешь, где он находится, или тебя проводить?
- Ой, нет, спасибо, - тут же стала отмахиваться Кулемина. – Я сама схожу.
Получив таблетку обезболивающего, девушка вернулась в спортзал и уже хотела присоединиться к остальным играющим, но этого ей не дал сделать Иван.
- Посидишь на скамейке до конца этого урока, а на следующем посмотрим, - сказал он. Спорить с физруком было себе дороже, да и каждый шаг отдавался тупой болью в голове, поэтому школьница со спокойной душой присела на лавочку, обещая себе, что, не зависимо от своего состояния, на втором уроке она будет играть.
После урока девушки медленно направились в раздевалку. Лена пошла за ними и, войдя в помещение, закрыла за собой дверь, так как была последней входящей. Повернувшись, блондинка поймала на себе сердитые взгляды десятиклассниц.
- Что? – удивленно спросила она, пытаясь понять, что на этот раз разозлило девчонок.
- А с какого перепуга Иван Николаевич разрешил тебе просиживать штаны? – недовольно спросила Галя.
- Вы же слышали: у меня заболела голова… - растерянно ответила Кулемина.
- Голова? – уточнила Слава.
- Угу.
- А ничего, что нас он гоняет даже во время красных дней календаря? – спросила Лиза. – Я уже не говорю о том, что понятия «головная боль» он до сегодняшнего дня не знал… Так что, мы ждем объяснений, Леночка… Откуда у него такое особое отношение к тебе? Почему именно тебя он жалеет?
Блондинка застопорилась всего на минуту, зато потом ее голову пронзила гениальная мысль, как насолить «любимому папочке». Надо просто рассорить его с его подопечными, и именно сейчас сделать это будет проще простого.
- Ну, не знаю… Может, потому что он мой отец? – якобы предположила Кулемина. У всех остальных девушек просто пооткрывались рты от удивления, а новенькая преспокойно воткнула трубочку в сок и стала пить.
- Подожди, - нахмурилась Лида. – Так ведь он – Романов, а ты – Кулемина! Как он может быть твоим отцом?
- Да очень просто! Переспал один раз шестнадцать лет назад с моей матерью и вуаля, - наигранно улыбнулась блондинка, - получилась я. А мамашка моя тогда была замужем за другим мужчиной, и, не долго думая, сказала, что беременна от своего законного мужа, Кулемина Никиты. Короче, там такая Санта-Барбара! Черт голову сломит…
После перемены Лена с удовольствием наблюдала за тем, как ее папашка отбивается от нападок своих подопечных. Девчонки обвиняли его в предвзятости и несправедливом разграничении своих учениц, а он, в свою очередь, пытался доказать, что они ошибаются. Только когда в споре промелькнула фраза «дочурку свою жалко гонять, да?», мужчина понял, откуда у этого разговора растут ноги. Злорадная улыбка сидящей на скамейке Лены была подтверждением его предположению.


 
suslyaДата: Пятница, 16.12.2011, 05:01 | Сообщение # 37
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-36-


- Мне сказали, что Вы меня искали? – входя в кабинет Романова, спросила Лена.
- Да, проходи, - ответил хмурый мужчина. Последние несколько дней в школе его личную жизнь и состав семьи не обсуждали разве что тараканы. Учителя, ученики, уборщицы и охранники – все перешептывались и мгновенно замолкали, как только физрук проходил мимо. Таким повышенным вниманием к своей персоне Иван был обязан дочурке, которая растрепала своим новым одноклассницам всю их семейную ситуацию. Ну, а те сразу же поставили перед собой задачу разнести столь интересную информацию по всей школе. – Слушай, Лен, у меня для тебя есть весьма неприятная новость…
- Что, у меня нашлось еще штук пять сводных по отцу братьев или сестричек? – наигранно удивленно спросила Кулемина, внимательно наблюдая за реакцией собеседника.
- Прекрати, Лен, я с тобой серьезно разговариваю, - сдерживая себя в руках, ответил он.
- Так я тоже! Дети – это архисерьезно, пап! Ты же сам это знаешь, – снова съязвила девушка.
- Сегодня прислали распределительный список на городские соревнования, - пропустив последние слова дочери мимо ушей, сказал Романов, взяв документ. – Первая школа, с которой мы играем… - сделал эффектную паузу физрук, - триста сорок пятая.
Лена мгновенно растеряла всю свою дерзость, и ухмылка быстро сошла с ее лица. Эта новость оказалась столь неожиданной, что десятиклассница так и сидела в ступоре, глядя на отца. Ну, почему раньше ее старая школа никогда не играла со спортивной школой, в которой работал ее папаша? Под руководством Виктора она бы спокойно и с полной отдачей сыграла бы против команды Романова. А вот спокойно играть против своей старой команды и Вити она не могла…
- Закон подлости, - тихо проворчала школьница.
- Поэтому я и позвал тебя… Лен, я хочу с тобой посоветоваться, - пристально посмотрел на нее мужчина. – Мне вписать тебя в основной состав или поставить в запасные? Я понимаю, что тебе и так, и так будет сложно, но от меня тут, к сожалению, ничего не зависит. И сделать так, чтобы ты эту игру пропустила, я тоже не могу.
- Ну… впиши меня тогда в запасные, - решила Кулемина. – Уж лучше так, чем сразу на поле…
- Хорошо, - согласился Иван. – Но, я надеюсь, ты понимаешь, что это далеко не гарантия того, что играть ты не будешь?
- Понимаю, - мрачно ответила блондинка. – Это все, о чем ты хотел поговорить со мной? Я могу идти?
- Иди, - разрешил физрук.
Лена вышла из кабинета с самыми противоречивыми чувствами. С одной стороны, она понимала, что в спорте не может быть такого, что вот с этой командой хочу играть, а с этой – не хочу. С кем сказано, с теми ты и играешь. Только вот от понимания этого факта и смирения с ним легче почему-то не становилось.
Девушка толком не успела отойти от спортзала, потому что дорогу ей преградила фигура второго преподавателя физкультуры. Десятиклассница попыталась обойти препятствие, но Артемов ловко блокировал ее дальнейшее движение, оперевшись рукой о стену.
- Физкульт-привет! – такое привычное приветствие, пророненное чужими губами, прозвучало на удивление отталкивающе.
- Здравствуйте, - ответила школьница, совершенно не имея настроения общаться. – Разрешите пройти, мне на урок надо.
- Один вопрос, и путь к классу станет свободным, - улыбнулся Василий. – Ты что сегодня вечером делаешь?
- Занята, - тут же ответила девушка, но отпускать ее парень не торопился.
- А завтра? Послезавтра?
- Послушай…те! – воскликнула блондинка, возмущенная настойчивостью своего собеседника. – Давайте сразу расставим все точки над «ё»: у меня есть молодой человек, который меня любит, и которого люблю я! И кроме него мне никто не нужен, ясно?
- Малыш, - совершенно неожиданно произнес Артемов, и, когда уже Кулемина собиралась возмутиться по поводу такого развязного обращения, продолжил: - ведь я же лучше… лучше собаки!
- Вот именно, - усмехнулась школьница знакомой фразе, - собаку ты, может, и переплюнул, а вот до моего возлюбленного тебе еще далеко! – с превосходством глядя на говорливого парня, сказала Лена, а потом с ее лица, наконец, сошла фальшивая улыбка, и девушка, сбив со стены руку физрука, раздраженно рявкнула: - дай пройти!
Глядя вслед быстро уходящей девушке, Вася усмехался, думая о чем-то своем. Его привлекала дерзость и решительность Кулеминой, заводило ее упрямство и притягивала ее внешность. И сдаваться вот так вот просто, только потому, что у нее есть парень, он не собирался, хотя и серьезных отношений он с ней не планировал. Хотелось просто «иметь в коллекции» такой экземпляр.
Неожиданно Артемова резко пригвоздило к стене, отчего тот больно ударился затылком. Только спустя пару секунд он осознал, что чуть ли не висит воздухе, прижатый к стене сильными руками второго физрука. Глаза Романова горели гневом, а кулаки сжимались с такой силой, что находящаяся в них олимпийка Васи жалобно трещала, грозясь вот-вот порваться.
- Значит, слушай сюда внимательно, сопляк, - прошипел мужчина, не желая, чтобы на шум сбежались другие люди. – Еще раз я увижу тебя рядом со своей дочерью…
- С какой дочерью? – испуганно просипел Артемов.
- Ах да… ты же у нас любишь мини-отпуски брать, - усмехнулся Иван, поняв причину неосведомленности парня.
- Я болел! – возмущенно воскликнул более молодой физрук.
- Ты поори мне еще здесь! – сквозь зубы процедил Романов, опасливо оглядываясь вокруг. – Знаю я, как ты там болеешь! Как звали очередную болезнь: Таня, Вика, Дина? А для особо одаренных поясняю: моя дочь – та девушка, с которой ты только что здесь мило разговаривал!
- Ленка что ли?
- Я смотрю, с памятью у тебя проблем нет. Короче, еще раз я увижу, что ты тянешь к ней свои мерзкие руки, ты у меня протянешь ноги, понял?
- Да я только… - попытался оправдаться парень, но второй физрук его порыв не оценил, с силой встряхнув молодого коллегу.
- Ты меня понял? Чтобы я тебя даже близко рядом с Ленкой не видел!
Сказав последние слова, мужчина отпустил Васю и, бросив на него еще один уничижающий взгляд, направился обратно в спортзал. А парень еще долго стоял, подпирая стенку и переваривая такую неожиданную новость. Планы на Кулемину теперь автоматически срывались, потому что конфликт с Романовым молодому человеку явно ничего хорошего не сулил. Да и не стоило это все того.
Лена же до конца дня была загружена уже двумя вопросами: как она поступит, если ей все же придется играть против своей старой команды, и как рассказать Никите о своем переходе в другую школу. Блондинка никак не могла решиться на это, и уже даже Игорь, пообещавший себе не лезть не в свое дело, не выдержал и промыл сестре мозги на эту тему. Хотя «промыл мозги» это громко сказано – попросту поругались, несмотря на то, что девушка была полностью согласна с братом, который просил ее поговорить с отцом. Вот только время шло, а Кулемина все больше боялась этого разговора, понимая, что он неизбежен.


 
suslyaДата: Понедельник, 19.12.2011, 01:06 | Сообщение # 38
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-37-


- Пап, слушай, у меня к тебе есть серьезный разговор, - с некоторой нервозностью в голосе произнесла Лена, исподлобья посмотрев на отца. Кулемин-старший, до этого спокойно пивший чай и читавший газету, перевел свой взгляд на девушку. По ее тону было понятно, что беседа будет отнюдь не праздной, поэтому мужчина внутренне как-то сразу напрягся, хотя снаружи остался абсолютно спокойным. Беззаботная атмосфера субботнего дня была потеряна.
- Ну, давай поговорим, - согласился Никита, откладывая в сторону печатное издание. – Я тебя внимательно слушаю.
- Понимаешь, пап, - начала блондинка, но тут же запнулась, не зная, как продолжить. В это же время на кухню зашел Игорь. Он спокойно набирал в чайник воды, пока не услышал следующую фразу сестры: - я знаю, что должна была раньше рассказать тебе об этом, но… я так боялась, что ты разозлишься…
Кулемин изумленно посмотрел на Лену, а потом перевел взгляд на отца. Судя по выражению его лица, мужчина еще не был в курсе того, в чем хотела признаться его дочь. Поняв, что на него вообще никто не обращает внимания, Игорь встал в сторонке и стал просто наблюдать за развитием событий.
- Лен, я немного не понимаю тебя, - растерянно произнес мужчина. – О чем ты говоришь?
- Дело в том, что некоторое время назад я… перешла в другую школу.
- Как же это ты смогла перейти, если у тебя на руках не было согласия родителей? – усмехнулся Кулемин-старший, думая, что дочь передумала признаваться в чем-то и пытается как-то нелепо отмазаться. – Ты несовершеннолетняя, Лен. Пока тебе нет восемнадцати, все вопросы по поводу твоих документов решаются исключительно с родителями.
- Мне… мама помогла. Она подписала все, что было нужно, - нехотя произнесла Лена, понуро опустив голову.
- Так, - протянул ее собеседник, - замечательно… Мама дала разрешение на перевод, а я узнаю об этом переводе только сейчас. Здорово! – ехидно усмехнулся Никита.
- Пап, извини меня… Я должна была сказать тебе об этом раньше и даже посоветоваться с тобой. Мама, - девушка снова замялась, подбирая слова, - она не знает истиной причины. А тебе я скажу правду.
- Ну, и чем же тебя не устроила твоя старая школа? – поинтересовался Никита. – Вроде бы ты никогда и ни на что не жаловалась. Раньше тебя там все устраивало!
- Просто… у меня роман с моим бывшим учителем по физкультуре, - выдавила из себя десятиклассница, после чего на кухне повисла неприятная пауза.
Фразой «роман с учителем» Лена хотела придать побольше веса и значимости их с Виктором отношениям. Ей казалось, что, скажи она что-то типа «я влюбилась в своего учителя», это прозвучит несерьезно и неубедительно, даже как-то по-детски. А вот Кулемину-старшему это словосочетание резануло слух. Представив свою дочь в объятиях взрослого мужика, Никита просто пришел в ярость.
- Так, приплыли, - провел ладонями по лицу врач. - Дайте-ка мне телефончик школы... Хочу узнать, что за педофилы у них там работают.
- Папа! Не смей его так называть! - мгновенно ринулась на защиту своего возлюбленного блондинка. - Ты его не знаешь и не имеешь права говорить о нем такие вещи!
- Пап… - неуверенно попытался встрять в разговор Игорь.
- Не лезь не в свое дело! - настойчиво посоветовал ему отец. – У тебя сестра с мужиками уже вовсю разгуливает, а ты ни сном, ни духом… или вообще покрываешь ее «романы», - недоверчиво посмотрел на сына Никита. – Думаю, разговор можно не продолжать… В понедельник я съезжу в вашу школу и встречусь с этим вашим физруком. А заодно и к директору схожу! Сделали из школы черт знает что!
- Ты не посмеешь! – Лена просто не узнавала своего всегда спокойного и рассудительного отца. Он явно был не в себе, и именно это пугало школьницу: он ведь действительно может выполнить свои угрозы. – Как ты не понимаешь, пап! Мы ведь любим друг друга!
- Ага… любят они! Ты-то, может быть, и любишь, а он пользуется твоими чувствами и играет на них, ощущая себя королем положения, - продолжал доказывать свою точку зрения мужчина. – В общем так, в ближайшее время мы с тобой посетим твою старую школу и…
- Нет! – неожиданно громко воскликнула блондинка, вскакивая со стула. – Никто никуда не пойдет! Ни я, ни ты! – активно жестикулируя, заявила Лена.
- Ты мне тут еще покомандуй! – гаркнул Никита, схватив дочь за правую руку, которой она только что указывала на него. – Не доросла еще до того, чтобы командовать. Я своего решения не изменю, поняла? Как я сказал, так и будет! Я еще разберусь, как в школу устраиваются такие люди, которых к детям на пушечный выстрел подпускать нельзя.
- Пап, отпусти ее, - раздался требовательный голос Игоря, и в ту же секунду на запястье отца легла крепкая рука сына. – Отпусти.
Кулемин-старший нехотя разжал руку, и Лена, всхлипнув, тут же выбежала с кухни. Мужчина задумчиво и несколько виновато посмотрел ей вслед, а потом снова сел за стол и потупил взгляд. Было стыдно от того, что он так неожиданно потерял над собой контроль, сорвался на эмоции и напугал дочь.
- Н-да… Наверное, я немного переборщил, - вслух произнес врач, глядя на сына.
- Не «немного», - подтвердил его предположения Игорь. – Ты напугал ее, пап…
- Я не хотел, честное слово, - сокрушенно обхватив голову руками, сказал Никита. Из коридора через несколько секунд раздался громкий хлопок входной двери. – Ну, вот куда она пошла? К этому своему физруку? – с явной неприязнью спросил он.
- К Лерке, мне кажется, - ответил Кулемин, хотя сам был уверен, что Лена отправилась именно к Виктору. – Наверняка побежала на тебя жаловаться.
- Ладно, если к Лере, то пускай… Вечером домой вернется, и мы с ней закончим разговор…
- Знаешь, пап, ты уж меня извини, но ты на самом деле не прав в этом случае, - выразил свое мнение парень. – Ты действительно не знаешь его, а он, между прочим, по-настоящему любит Ленку. И не спрашивай, откуда я это знаю! Я видел, как они смотрят друг на друга… Невозможно такое сыграть!
- Игорь, ну, что ты мне тут про взгляды рассказываешь? – усмехнулся мужчина. – Знаешь, сколько девушек повелось на взгляды Романова! Они, кстати, тоже считали, что такие чувства не сыграешь!
- Знаешь, кто сыграл решающую роль в выведении Лены из депрессии после приема тех таблеток? Виктор Михайлович! А знаешь, кто всегда стойко терпел все ее глупые выходки? Тот же Степнов!
- Подожди, Игорек, - попросил Никита, чувствуя, что в кармане завибрировал телефон. – Да! Нет… Нет, я сегодня выйти не смогу! Нет, семейные обстоятельства… к тому же у меня законный выходной! Имейте совесть, я итак из больницы практически не вылезаю! – раздраженно спорил отец с телефонным собеседником, правда, уже через несколько секунд выражение его лица кардинально изменилось на удивленное. - Что? А что там? Ну, сейчас…
Хирург включил телевизор и перевел его с музыкального канала на первый. На экране тут же возникло изображение ведущего новостей, а через несколько секунд оно сменилось страшными кадрами горящего самолета. Голос за кадром же в это время вещал: «Самолет не смог приземлиться на посадочную полосу, причины пока неизвестны. Все пострадавшие направлены в больницы, где им будет оказана необходимая медицинская помощь. По последним данным, число жертв неуклонно растет».
- Я скоро буду! – прислонив трубку к уху, сказал Никита и, отбросив телефон, тут же побежал одеваться. – Так, Игорь… Придет Лена, скажи ей, пожалуйста, что я прошу прощения за то, что напугал ее… Хотя нет. Лучше позвони мне, а я перезвоню домой, как только появится свободное время, и сам все ей скажу.
- Я так понимаю, ты сегодня рано домой не вернешься? – спросил парень, наблюдая за собирающимся отцом.
- Не знаю, Игорек… не знаю, - тяжело вздохнул мужчина, понимая, что работа снова забирает больше его внимания, чем дети. – Боюсь, что сегодня я вообще могу не вернуться домой. Там пострадавшим конца-краю нет. Самое раннее, наверное, к утру освобожусь. Так что закрывайте дверь, вынимайте ключи и ложитесь спать, меня не ждите.
- Хорошо, пап.
- Все, я побежал. Передай Ленке, чтобы не дулась: мы обязательно разберемся в этой ситуации, и я обещаю вести себя посдержанней, - сказал Кулемин-старший, выходя за дверь.
- Он нормальный мужик, пап, честно! – вдогонку добавил старшеклассник.
- Игорь, ты поймешь меня только лет через пятнадцать… и только в том случае, если у тебя будет дочь, - устало улыбнулся Никита и побежал вниз по лестнице, не дожидаясь лифта.


 
suslyaДата: Вторник, 20.12.2011, 08:53 | Сообщение # 39
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-38-


- Лена? – удивился мужчина, открыв дверь.
- Она самая, - ответила школьница, изогнув губы в полуулыбке. По пути к дому Степнова, Кулемина сумела взять себя в руки. Жаловаться не хотелось, а тем более не было желания грузить возлюбленного своими проблемами… по крайней мере сейчас, прямо с порога. Конечно, Лена понимала, что рассказать ему все равно придется, потому что проблемы эти, как ни крути, касались их обоих, но сейчас хотелось немного отвлечься от всех неурядиц.
- А ты чего не позвонила, не предупредила, что придешь? – пропустив девушку в квартиру, спросил физрук.
- А что, я тебе помешаю? – вопросом на вопрос ответила та. – Или, может быть, ты сейчас не один?
- Конечно, не один, - хмыкнул Виктор, помогая своей любимой снять куртку. – Мы с Евой сейчас новости спорта смотреть собирались, - сказал он в ответ на ревностный взгляд Кулеминой. Та усмехнулась и несильно ударила его кулачком.
- Дурак!
Несмотря на такую игривую атмосферу, на душе что у девушки, что у мужчины, было тревожно и тяжело. Десятиклассница пыталась предугадать реакцию физрука на ее новость о том, что пока ее отец их отношения отнюдь не одобрил. А Степнова продолжал грызть тот червячок сомнения, которого он никак не мог прогнать после разговора с соседом и его другом.
Пока влюбленные попили чай, пока посмотрели спортивный канал, пока Ленка полила чахлые растения, которые физрук всегда забывал «попоить», пока погуляли с Евой, время подошло к вечеру. Девушка начала мысленно готовиться к разговору про отца, понимая, что если она еще немного потянет время, то сегодня она точно не сможет об этом рассказать. Только вот первой тишину нарушила не она, а Виктор…
- Слушай, Ленок… мне надо с тобой серьезно поговорить, - с каким-то виноватым видом произнес он. Школьница мгновенно напряглась, предчувствуя неладное, но потом к ней пришла догадка.
- А-а-а, ты про соревнования? – спросила она. – Это я уже знаю.
- Про какие соревнования? – нахмурился мужчина.
- Ну, про баскетбол, - уже не так уверенно сказала блондинка. – Наши школы ведь друг против друга играют…
- А, ты об этом, - вспомнил физрук. – Да, неприятная ситуация получилась… особенно для тебя.
- Угу, я уже всю голову сломала, думая над тем, как мне быть, - печально произнесла Кулемина. – Мне прям покоя не дает то, что либо придется играть против своих девчонок, либо я подведу свою новую команду.
- Лен, играй со спокойной душой за команду Романова, - тихо, но в то же время твердо проговорил Степнов. – Ты перешла в другую школу, и нашей команде ты больше ничего не должна. Ты итак сотню раз спасала положение в игре и выбивала нам призовые места. В конце концов, представь, что ты в большом спорте… Там ведь игрок, если переходит в другой клуб, то потом не отмазывается от игр против своего старого клуба.
- Ну да… только мы все равно не в большом спорте…
- Лен, честно говоря, я хотел обсудить с тобой другой вопрос, - стал возвращать тему в нужное русло брюнет. – Черт, я даже не знаю, с чего и как начать…
- Обычно начинают сначала, - слегка склонив голову набок, пробормотала Лена.
- Короче… скажи, у тебя было что-нибудь с моим соседом и его другом? – спросил Виктор и тут же добавил: - только честно!
- О чем ты? – ошарашенно спросила десятиклассница. – Я тебя немного не…
- Мой сосед сверху – Леха, и его дружок-придурок… у тебя было что-нибудь с кем-нибудь из них? – пояснил мужчина, напряженно вглядываясь в лицо возлюбленной. Видя, как забегали ее глаза, физрук тяжело вздохнул, все больше уверяясь в том, что эти двое не соврали ему тогда.
- Нет, - наконец, ответила Кулемина.
- Я же просил не врать! – с небольшой злобой напомнил ей брюнет. – Скажи правду! Я обещаю, что на наши отношения это не повлияет, просто… Мне надо знать…
- Да с чего ты вообще это взял? – воскликнула девушка, для которой эта, по сути справедливая предъява стала неожиданностью.
- Они сами сказали, что у вас все было, - признался Степнов. – Даже некоторые доказательства привели. А еще уточнили, что вы там… кхм... чуть ли не групповухой занимались. Ты можешь опровергнуть или подтвердить их слова?
- Хорошо, я расскажу тебе все, как было, - потупив взгляд, сказала блондинка. – Это произошло в тот день, когда я узнала, что ты идешь знакомиться с родителями Светочки. Меня взяла такая обида, было так хреново… В общем, я ушла из школы, не доучившись несколько уроков и позвонила Лехе с Максом. Мне хотелось отвлечься, а у них, я точно знала, была… травка, - еще больше смутилась Лена, но решила, что как бы ни было сложно, сегодня она расскажет все до конца. – Да, я одно время увлекалась этим…
- Никогда бы не подумал, – правдоподобно разыграл удивление физрук, скрывая тот факт, что уже знает про это увлечение. – И что было дальше?
- Дальше? Мы встретились в парке, и пацаны сказали, что средь бела дня курить опасно. Я предложила пойти ко мне: папы тогда не было в стране, мать не помню, куда подевалась, а Игорь был у тебя на тренировке, - вспоминала тот день девушка. – Мы выкурили сначала один косячок на троих, потом второй… Я начала жаловаться своим знакомым, дескать, люблю мужика, а он с другой, и они предложили помочь мне забыть тебя.
- И ты согласилась? – осторожно спросил Виктор.
- Я была под травкой… что ты от меня хочешь? – попыталась оправдаться школьница.
- Значит, у вас действительно все было… Неужели вы действительно втроем…
- Да ничего у нас не было! – с отчаянием в голосе воскликнула блондинка. – Дослушай до конца! Все случилось бы, если бы домой пораньше не вернулся Игорь. Он пришел, раскидал парней и выставил их в подъезд, тем самым прекратив это безобразие. Слава богу, мы ничего не успели сделать… только разделись.
- М-да, Лен… порой мне кажется, что я тебя не знаю, - ошеломлено произнес Виктор. – С ума сойти!
- Вить, ну, я серьезно! Между мной и этими двумя ничего не было!
Видя, что физрук смотрит на нее с долей недоверия, девушка мысленно выругалась и стала думать, как же еще убедить его в том, что она не врет. Все ее аргументы сейчас будут казаться неубедительными: даже слова Игоря не воспримутся как абсолютная правда!
И тут снова «блестящая» идея промелькнула в ее голове. Резко пересев к мужчине на колени, Кулемина неожиданно страстно впилась в его губы. Брюнет даже не успел ничего понять, как инстинктивно стал отвечать ей. Разум немного вернулся к физруку, когда он почувствовал какое-то копошение между их телами, после которого на пол упала расстегнутая блузка девушки.
- Ты что делаешь? – Степнов как удаленный отскочил от полуголой десятиклассницы, обводя затравленным взглядом открывшиеся участки ее тела: плоский животик и обтянутую аккуратным лифчиком красивую грудь.
- Как «что»? Доказываю тебе, что у меня ничего, ни с кем, никогда не было, - томно произнесла блондинка, включая все свое обольщение. – Ну, чего ты отстранился, иди проверь!
- Ты серьезно? – с удивлением спросил мужчина. Ответом ему послужил кивок. – Лен, ты с ума сошла? Ты что, правда, считаешь это нормальным? – воскликнул физрук, поднимая блузку с пола. – Оденься!
- А как мне по-другому доказать тебе, что я ни с кем не спала! – тоже стала терять контроль над своими эмоциями Лена. – Скажи, как? Что мне сделать?
- Да не надо ничего делать! И доказывать ничего не надо! Я тебе итак верю…
- Да нифига ты мне не веришь! – возразила ему школьница, быстро застегивая пуговицы.
- С чего ты взяла? – устало спросил брюнет. Вся эта ситуация его порядком утомила.
- Да у тебя на лице написано «ты все врешь»! – криво ухмыльнулась Кулемина. В этот момент у Виктора зазвонил домашний телефон. Пройдя на кухню, мужчина принял выходящий вызов.
- Да… Нет, спасибо. Да не хочу я устанавливать этот водосчетчик! Да, до свидания, - попрощался с собеседником хозяин квартиры и вернулся в комнату, только Лены там уже не было, как не было и ее одежды с обувью в коридоре. На всякий случай, физрук даже выбежал в подъезд, но и так не обнаружил пропажи. – Ленка-Ленка, глупышка моя… Ну, вот куда ты ушла? Даже не попрощалась ведь.


 
suslyaДата: Среда, 21.12.2011, 08:33 | Сообщение # 40
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-39-


Чтобы снять напряжение и хоть немного успокоить свои чувства, девушка по привычке пошла в парк. Народу было немного, да и вечернее время с ощутимым морозом не слишком располагали к прогулкам. Мысли пойти домой у Кулеминой, конечно же, не было: о том, что отца срочно вызвали на работу, она не знала, а Игорь так и не смог дозвониться до сестры, потому что мобильный телефон блондинка предусмотрительно выключила.
В очередной раз свернув на небольшой развилке и чуть пройдя вперед, Лена резко остановилась и удивленно уставилась на открывшуюся перед ней картину: на скамейках, качелях и заборах сидела компания молодежи. Некоторые лица были знакомы школьнице еще с того раза, когда она приходила сюда с новоиспеченными друзьями… А вот, кстати, и они…
- Вы-то мне и нужны, придурки! – подходя к закадычным товарищам, с угрозой в голосе заявила девушка.
- Лена? – только и успел удивиться Макс, как блондинка толкнула его в грудь, и парень неловко приземлился в сугроб. – Эй, ты чего? Сбавь обороты!
- Я тебе сейчас так обороты сбавлю! – прошипела взбешенная десятиклассница. – Вы зачем, козлы, Виктору рассказали?
- О чем рассказали? – попытался прикинуться дурачком Леха.
- Сами знаете! – гаркнула Кулемина. – Вам что, делать было нечего? Ладно, фиг уж с ней с правдой, но приукрашивать-то зачем было?
-Лен, мы не специально, - с виноватым видом произнес сосед Виктора. – Просто мы тогда под травкой были, когда все это разболтали…
- Мы не нарочно, - поддержал друга Максим, стряхивая с одежды снег. – А вы чего, расстались из-за этого?
- Пока не знаю, - тяжело вздохнула девушка и пошла поближе ко всей остальной компании. Парни, поняв, что легко отделались, лишь переглянулись и пошли за ней.
Вечер набирал обороты, и на улице совсем стемнело. Зажглись фонари, но площадка, на которой собралась молодежь все равно находилась в полутени. С наступлением сумерек толпа постепенно оживлялась, и спустя какое-то время до Лены донесся диалог двух парней:
- Алик, ну, скоро ты пойдешь-то? – нетерпеливо спросил один.
- Слушай, я же уже говорил – мы договорились на десять!
- Ну, так уже и есть десять!
- Врать-то не надо! – усмехнулся тот самый Алик, доставая телефон из кармана. – Часы у всех есть, и сейчас без пятнадцати десять!
- Какая разница, - недовольно пробурчал второй пацан. – Пока дойдешь, пока туда-сюда…
- Тут недалеко. Ладно, раз уж кое-кому неймется… Итак, кто курить будет? – уже громче, обращаясь к толпе, спросил молодой человек. – Скидываемся, не жидимся! Чем больше бабла соберем, тем больше кайфа получим!
Народ стал шустро доставать деньги и отдавать их Алику. Кто-то давал больше, кто-то меньше, но никто ни с кем не считался… Видимо, здесь действовало правило так называемого общака, то есть все, что имелось, делилось на всех вне зависимости от того, кто сколько денег внес. Друзья Кулеминой тоже полезли в карманы за наличкой.
- Ленка, а ты-то курить будешь? – спросил Макс у задумчивой девушки.
- Нет, она не будет! – твердо ответил за нее его друг, все еще помня угрозы Степнова. – Ленка завязала с этим. Правда, Лен?
- Узелок завяжется, узелок развяжется, а любовь она и есть только то, что кажется, - пропела старенькую песню блондинка, достав из заднего кармана джинсов купюру внушительного номинала. – Держите. Отдайте там своему этому Алику.
- Ты рехнулась? – ошарашенно глядя на деньги, воскликнул Алексей. - Такую сумму отдавать!
- Эх, уже второй раз за день меня сумасшедшей называют, - наигранно печально произнесла школьница. – Ладно, мальчики, не тупите… Идите отдайте деньги, девушка хочет расслабиться!
- Любой каприз за ваши деньги! – улыбнулся Макс и пошел к тому парню, который должен был идти за травкой.
- Это кто у нас тут такой богатый!? – послышался одобрительный голос Алика.
- Ленка, а на самом деле, откуда у тебя такая сумма? – любопытно спросил Леха.
- Да так… неважно, - отмахнулась девушка, понимая, что теперь Степнову на 23 февраля придется покупать что-то значительно более дешевое. Если вообще придется…


Уже после первых выкуренных косяков обстановка в компании стала более веселой и беззаботной. Молодежь делилась смешными историями из жизни, вспоминала курьезные случаи в школе и институте. Благо парк находился довольно далеко от жилых домов, и громкий ржач накурившихся подростков никого не беспокоил.
- Блин…
- Ленк, ты чего? – поинтересовался Леха.
- Да вот, выкурила уже второй косячок, - стала жаловаться девушка, - а меня что-то не до конца как-то торкнуло. И курить уже боюсь – до сих пор вспоминаю, как с постели встать не могла.
- Ой, девушки, - усмехнулся Алик, - вечно вы себе проблемы придумываете! Сходи и купи себе пивка – вштырит на раз и травы больше не нужно будет.
- Может не надо? – попытался отговорить подругу от этой затеи Алексей.
- Нет, пожалуй, он прав! – решительно заявила Кулемина, направившись в ближайший магазин. – Кстати, айда со мной, а то вдруг мне в силу возраста не продадут.
Магазин был близко, и по времени они успели до запрета продажи алкогольных напитков. Весь поход занял максимум пятнадцать минут. Пиво, положенное на наркотическое опьянение от травки, дало свой эффект, правда, не совсем такой, на какой рассчитывала Лена. Да, она испытала чувство полного пофигизма, беспечности и легкости, но эти периоды чередовались с периодами сильнейшей загрузки своими проблемами, что и заметил один из парней.
- Эй, ты чего такая? – обратился он к блондинке.
- Да не знаю, что мне делать, блин, - расплывчато ответила та, уже не замечая, как ее речь из ясной превратилась в невнятную.
- Ну-ка, ну-ка, - заинтересованно произнес молодой человек по имени Миша, и толпа как-то сразу стихла, вслушиваясь в их разговор.
- Да тут такая проблема… Я перешла в другую школу – спортивную. Буквально на следующей неделе должны начаться соревнования по баскетболу, - стала рассказывать Кулемина, надеясь хоть на какой-то совет со стороны остальных. – А нам возьми и поставь первым соперником мою старую школу. Вот как мне быть, а? Я и против девчонок навряд ли смогу выступить, и эту команду подводить не хочется…
- Элементарно! Купи справку! – выдвинул идею Алик. – И будет у тебя уважительная причина не играть.
- Если бы все было так просто! – усмехнулась школьница. – Я ж тебе говорю: у нас к прогулам относятся ужасно строго. Иногда даже справку проверяют… или школьная медсестра осмотреть-послушать может.
- М-да, фигово…
- Вот и я о том же! – досадливо топнула ногой Ленка. – Хоть ломай себе что-нибудь!
– Слушай, а ведь это идея! - тут же хлопнул в ладони, чтобы привлечь внимание всех Миша. – Сломай себе руку, и все твои проблемы решатся сами собой!
- Да я бы с удовольствием, - задумчиво посмотрела на свою правую руку десятиклассница, - только, боюсь, инстинкт самосохранения не позволит.
- Хех, могу помочь, - усмехнулся парень. Все остальные тоже поддержали смех. Непонятно было, пошутил ли он или на самом деле предложил подобное, но ответ Лены его явно удивил.
- А давай! – улыбнулась девушка и сняла куртку, оставшись в одной блузке. Трясясь от холода, она приподняла рукав и посмотрела на вызвавшегося помочь ей парня. – Ну, я жду!
- Да вы чего, с ума посходили? – снова вмешался Алексей в разговор блондинки и крепкого на вид парня. – Ленка, одумайся, оцени возможные последствия! Оно тебе надо?
- Надо! – загорелась идеей десятиклассница. – Ну что, поможешь или нет?
- Слушай, только давай договоримся сразу: никаких потом заявлений о тяжких или легких телесных и прочего.
- Идет! Я тебе потом еще спасибо скажу…
Парень медленно подошел к школьнице и взял ее руку. Прощупал, приноровился, проиграл все в мозгах и только после этого с силой вдарил коленом по локтю Лены, буквально выворачивая его в другую сторону. В ту же секунду чуть ли не по всему парку разнесся громкий, душераздирающий крик Лены.




Сообщение отредактировал suslya - Среда, 21.12.2011, 08:35
 
suslyaДата: Четверг, 22.12.2011, 17:15 | Сообщение # 41
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-40-


- Слушай, чего мы тут сидим? – нахмурившись, спросил Максим у друга. – Мы свою миссию выполнили – до травмпункта ее довели… Все, чего мы тут застряли?
- Макс, откуда в тебе столько равнодушия, а? – с осуждением посмотрел на него второй молодой человек.
- Я ей в няньки не нанимался вообще-то, - бедразлично пожал плечами парень. – Блин, а там еще столько травки осталось! Можно было бы даже успеть припасти себе немного, - мечтательно произнес он. – А из-за того, что мы тут сидим, мы не то, что про запас ничего оставить не сможем, но и сейчас там все без нас скурят!
- Уймись ты, а? – отмахнулся от него Леха. – Между прочим вот ты сейчас сидишь тут и скулишь, а травку, количество которой тебе сегодня не дает покоя, если ты не забыл, купила Ленка. Так что, если хочешь – иди кури себе дальше… только дымом не подавись, когда о Кулеминой вспомнишь.
Макс нахмурился, но остался сидеть на месте. Уйти ему действительно показалось как-то по-свински, хотя перспектива носиться с этой блондинкой тоже не радовала. Да, Ленка сегодня, по-видимому, расслабилась по полной, раз идея с переломом руки пришлась ей по душе. Причем после того, как все произошло, она хотела остаться и раскурить с кем-нибудь еще один косячок, но Леха практически сразу потащил ее в травмпункт.
- Слушай, а куда мы ее поведем потом? – неожиданно задался вопросом Алексей.
- Куда-куда… домой! – ответил ему друг. – У тебя что, несколько вариантов есть?
- Ну да… либо домой, либо к Степнову, - пояснил парень.
- Не, слушай, в таком состоянии вести ее к этому зверюге я не рискну, - усмехнулся Максим. – Давай лучше домой… быстренько сплавим ее и смотаемся.
- Ладно, - согласился Леха, и как раз в этот момент открылась дверь кабинета, откуда вышла Лена, правая рука которой была согнута и подвешена на бинт, а на локте красовался гипс. Девушка, видимо, еще не до конца отошла от «кайфа», потому что выражение ее лица никак не подходило под ситуацию.
- Скучали? – улыбаясь, спросила она у друзей. – Ну что, можем возвращаться в парк.
- Лен, мы… - начал было Алексей, но второй молодой человек тут же перебил его.
- Ага, идем! - Улыбнувшись, Кулемина развернулась и пошла вперед, а друзья чуть отстали от нее.
- Макс, ты чего, какой парк? – зашептал Леха. – Мы же договорились ее домой отвести!
- И ты собирался ей это сказать? – ухмыльнулся второй парень. – Думаешь, она пошла бы? Нет, дружище, ее сейчас надо хитростью брать, иначе она с нами не пойдет. Короче, поменьше болтай – побольше молчи, я сам все сделаю. Эй, Ленка! – обратился он уже к идущей впереди девушке.
- Что?
- Нам парни звонили, надо в одно место сходить, прежде чем в парк вернемся. Пойдем?
- Ну, пойдемте, - пожала плечами блондинка и улыбнулась. Парни кивнули друг другу и стали отвлекать Кулемину разговорами, чтобы та не особо следила за дорогой.

- Виктор Михайлович, да не знаю я, где она! – в сотый раз повторял Игорь в трубку телефона. – И куда она могла пойти, я тоже не знаю! Нет, у Леры ее точно нет… Лерка бы мне врать не стала. Да, пару минут назад звонил, все так же недоступна. Виктор Михайлович, подождите минуту, мне в дверь звонят, - сказал Кулемин и, положив трубку на тумбочку, пошел открывать. – Опять вы! – процедил он, увидев старых знакомых.
- А ты не груби, - невозмутимо произнес Алекс, - мы вообще-то твою сестру домой привели. Так что лучше бы поблагодарил нас.
- Поклон вам не отвесить? – съязвил Игорь. В этот момент Лена, наконец, вышла вперед и предстала перед братом. – Это что еще такое? Ленка, что случилось? Откуда у тебя гипс?
- От верблюда! – буркнула девушка, обиженная на то, что ее так нагло обманули и привели домой. – Дай пройти!
Задев плечом своего родственника, она вошла в квартиру и, не раздеваясь, прошла в свою комнату, громко хлопнув дверью напоследок. Парни пробормотали что-то невнятное и тоже ушли, оставив задумчивого Игоря стоять на пороге квартиры. Только спустя несколько секунд старшеклассник вышел из ступора и закрыл дверь, а потом вспомнил и про висящего на проводе физрука.
- Алле, Виктор Михайлович…
- Ну что, Игорь, это Ленка пришла?
- Угу, Ленка…
- С ней все в порядке? – обеспокоенно спросил Степнов
- Знаете что? А приходите и сами смотрите, - неожиданно предложил Кулемин.
- Я? – удивился его собеседник. – А как же… ваш отец?
- Его сегодня не будет. Скорее всего, он вернется только под утро.
- Что так?
- Про авиакатастрофу слышали?
- А, точно. Ну, хорошо, тогда ждите, скоро приду, - пообещал Виктор и положил трубку. Он, конечно, не стал этого говорить, но слова парня, а вернее его нежелание отвечать на вопрос о Лене, вызвало у физрука страх. Он как смог быстро оделся и буквально выбежал из квартиры, желая побыстрей оказаться рядом со своей возлюбленной.
Игорь же после завершения разговора с учителем, направился в комнату сестры. На стук никто не ответил, и молодой человек, решившись, вошел без разрешения. Девушка лежала на кровати в форме морской звезды, не считая сломанной руки, и, не мигая, смотрела в потолок.
- Лен, что у тебя с рукой случилось? – спросил парень, присаживаясь рядом.
- Поскользнулась – упала, очнулась – гипс.
- Лен, я серьезно. Как ты умудрилась руку-то сломать?
- Игорек, отвянь, а? – раздраженно сказала Кулемина. – Если тебе так хочется поболтать - позвони Лере!
Поняв, что сейчас он от сестры ничего не добьется, Игорь вышел из комнаты и ушел на кухню, ожидая прихода Степнова. Возможно, он сможет разговорить Ленку и узнать, что же все-таки произошло. А вдруг ее кто-то обидел? Вдруг это эти двое, которые ее и привели? А насчет того, что будет, когда домой вернется отец, парень вообще боялся думать.

- Привет.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - сказал Игорь, пропуская физрука в квартиру. – Проходите.
- А Ленка где? – спросил мужчина, снимая куртку.
- У себя.
Кулемина на момент прихода физрука уже задремала, лежа в той же позе, в которой и заснула. Виктор осторожно прошел в комнату и подошел к кровати; парень следовал за ним.
- Так, - недовольно протянул мужчина, - это что такое? – спросил он, указывая на руку девушки.
- Гипс…
- Вижу, что не тетрадка! Откуда он тут взялся? – спросил учитель, наклонившись и рассматривая руку Кулеминой.
- Я не знаю, Виктор Михайлович, она мне не сказала.
Попытки разбудить школьницу и пообщаться с ней на тему травмы не привели к положительным результатам. Лена, если и просыпалась, то глупо улыбалась и несла какую-то околесицу, которую не могли разобрать ни брат девушки, ни ее возлюбленный. Так и не добившись своего, они покинули комнату Кулеминой и ушли на кухню, где сели за стол и стали думать над сложившейся ситуацией.
- Какая-то она странная, - выдал свои мысли Степнов. – Неадекватная совсем. А алкоголем почти не пахнет…
- Да опять накурилась, - буркнул Игорь. – Блин, не представляю, что здесь будет твориться, когда вернется отец. Он ведь тоже мигом ее раскусит…
- Слушай, в таком случае, давай поступим так: я ее на ночь заберу к себе, а с утра, когда она проснется и приведет себя в порядок, тогда и появится перед вашим отцом, - предложил Виктор. – А ты скажешь, что она вечером ушла к Новиковой и ночевала у нее. Как тебе такой вариант?
- Ну, сейчас это, наверное, самое оптимальное, что можно сделать, чтобы избежать скандала. Только, Виктор Михайлович… - ученик замялся, но так посмотрел на мужчину, что тот понял его без слов.
- Все будет хорошо, Игорь, даю слово. Ладно, пойдем будить твою сестрицу?
На этот раз девушка, по-видимому, заснула еще крепче, и пробуждение давалось ей еще тяжелее. Виктор и Игорь только минут через десять смогли придать блондинке полувертикальное состояние, и то весь вид Кулеминой прямо говорил о том, что она практически не понимает, что происходит, чего от нее хотят и почему не дают поспать.
- Ну вот, молодец, - придерживая сидящую на кровати девушку, похвалил ее физрук. – А теперь иди, быстренько сполосни личико, и будем собираться…
- Куда? – нахмурилась сонная Лена.
- Ко мне. Ты ведь хочешь пойти ко мне? Там Ева по тебе соскучилась, - заманивал Виктор свою ученицу, параллельно думая о том, что догиню нельзя будет близко подпускать к девушке: не дай бог собака в порыве чувств заденет гипс.
- Хочу.
- Тогда иди умывайся, я жду тебя в коридоре.
Медленно, чуть пошатываясь, десятиклассница встала и пошла в ванную. Степнов проводил ее напряженным взглядом, а потом тяжело вздохнул и вышел в коридор, пытаясь представить себе завтрашнее утро.
- Мягко Вы с ней, - подметил подошедший Игорь. – Я думал, Вы сейчас на нее наорете…
- Да что толку сейчас на нее орать? - махнул рукой физрук. – Все равно наутро ничего не вспомнит. Лучше я с ней завтра с утра побеседую. Вот от этого пользы будет намного больше.
 


suslyaДата: Суббота, 24.12.2011, 04:29 | Сообщение # 42
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-41-


Утро в квартире Степнова выдалось напряженным. Вместо громкого скандала, который физрук планировал закатить своей возлюбленной, он неожиданно избрал другую тактику: о чем бы девушка его ни спрашивала, зачем бы ни обращалась, мужчина не произносил ни слова, да к тому же еще и делал вид, что попросту не замечает школьницу. Конечно, он видел, как неудобно ей управляться с чашками, тарелками, ложками и чайником одной рукой, но метод оказал воздействие, и примерно через полтора часа после подъема, как раз за завтраком, Кулемина не выдержала.
- Вить, ну, может, хватит уже дуться? – с интонацией, больше похожей на просьбу, спросила ученица. Виктор снова проигнорировал ее вопрос. – Ну, что такого ужасного я сделала? Ну, расслабилась слегка, ну, руку случайно сломала… С кем не бывает? Чего так злиться-то?
- Случайно, говоришь, руку сломала? – усмехнулся физрук, вперившись сердитым взглядом в лицо блондинки. – То есть, это не намеренное членовредительство с целью пропустить ближайшие соревнования по баскетболу? – Лена на это лишь отвела глаза, начав рассматривать висевшую на стене картину. – И вот тебе первый ответ на вопрос, из-за чего же я так злюсь: мне надоела твоя ложь и твои недомолвки, Лена!
- Но…
- Невозможно построить нормальные отношения, когда один из пары постоянно врет и чего-то недоговаривает!
- Вить, ну я же не специально, - попыталась оправдаться Кулемина. – Просто… мы травку покурили, и кто-то подсказал мне эту идею. А она мне по накурке такой хорошей показалась!
- Кстати, любимая, - язвительным тоном перебил ее мужчина, - а ты всегда будешь за косячок хвататься, как только столкнешься с проблемой?
- Дело-то не в проблеме! – возразила ему десятиклассница. – Дело в том, что мы с тобой вчера поругались… а перед этим я еще с папой разошлась во взглядах…
- Во взглядах на что? – насмешливым тоном спросил брюнет, думая, что девушка просто пытается хоть как-то выкрутиться и оправдаться. – На жизнь? На творчество раннего Маяковского?
- На наши отношения! – немного грубовато ответила Лена, устав от подколок физрука. – На наши с тобой отношения!
- Подожди, - мгновенно осекся Степнов. – Так ты ему рассказала? – удивился он, а собеседница лишь кивнула ему в ответ. – А почему ты мне вчера об этом не сказала?!
- Так я не успела - мы поссорились!
Тяжело вздохнув, мужчина встал и подошел к окну. Тот факт, что Кулемин-старший уже в курсе происходящего и, по-видимому, далеко не в восторге от всего этого, предполагал как можно более скорое знакомство с отцом возлюбленной. «Хотя зачем вообще тянуть? Сейчас поведу Ленку домой и заодно познакомлюсь с ее папой. Хватит уже в прятки играть!»
- Знаешь, Лен, пора бы тебе уже повзрослеть, - задумчиво изрек Виктор, продолжая смотреть в окно. – А то ведешь себя как маленький, капризный ребенок…
- А если я не хочу? – с вызовом спросила девушка. – Почему мне все так любят указывать, что я должна делать?
- Чего не хочешь? Взрослеть не хочешь? – уточнил брюнет.
- Да!
- Тогда, сожалею, но нам придется расстаться, - ровным голосом произнес Степнов, все еще не поворачиваясь лицом к блондинке. Он не мог сейчас увидеть ее реакцию, но надеялся на то, что эта фраза произведет на нее впечатление. И не ошибся…
- П-почему? – мгновенно растеряв весь свой боевой настрой, пролепетала Кулемина.
- Ну, как же… Маленькие капризные девочки не могут встречаться со взрослыми вредными мужиками… равно как и наоборот: взрослые вредные мужики не считаются нормальными, если имеют отношения с маленькими капризными девочками, - пояснил Степнов, повернувшись к своей собеседнице. – Вот так вот… Так что, если ты взрослеть не собираешься, то увы… нам с тобой придется разойтись.
- Вить, ну зачем ты так? – на глаза блондинки навернулись слезы, которые та отчаянно пыталась удержать.
- Зачем я так? – удивился мужчина. – Нет, Леночка, это зачем ты так? Почему ты ведешь себя как эгоистка, совершенно не беспокоясь о чувствах и мнении других? Тебе надо накуриться - ты накурилась. Тебе не захотелось участвовать в соревнованиях - ты сломала руку. То, что о тебе волнуются друзья и родственники, для тебя не имеет никакого значения...
- Но это не так!
- Так докажи это! - воскликнул Виктор. – Докажи, Лена, потому что все твои поступки свидетельствуют об обратном! Тебе наплевать на меня, на брата, на отца, на мать… на всех! Ты делаешь так, как считаешь нужным, порой, по-моему, даже не задумываясь о последствиях!
На кухне повисла гнетущая тишина. Блондинка стояла, опустив голову, и разглядеть, плачет она или нет, физруку мешала длинная челка, падающая на ее глаза. Когда уже Степнов решил, что перегнул палку, и собирался извиниться перед возлюбленной за излишнюю резкость, та неожиданно быстро преодолела разделяющие их метры и обняла мужчину одной рукой. Он тоже осторожно обхватил ее руками, боясь сделать больно.
- Прости меня, пожалуйста… Просто мне так не хотелось играть против наших девчонок, - захныкала Лена. – Для меня это как предательство. Я сама понимаю, что перешла границу разумного, но…
- Ладно, Ленок, потом разберемся, - остановил ее сбивчивую речь мужчина, нежно чмокнув любимую в светлую макушку. – А сейчас давай собираться. Я провожу тебя домой и заодно познакомлюсь с твоим отцом.
- Что? – удивилась Кулемина.
- Что слышала, - спокойно пробормотал Виктор, складывая тарелки в раковину. – Пора прекращать прятаться от него. И вообще, давно надо было это сделать! – решительно заявил физрук. – Так, иди одевайся, я пока помою посуду. Если нужна будет моя помощь – крикни.
- Хорошо.

- Привет, пап, - сказал Игорь, открыв дверь и увидев на пороге Кулемина-старшего. Вид у того был далеко не самый лучший: глаза слегка покраснели, и лицо каждой своей черточкой выдавало утомление. – Выглядишь паршиво.
- Еще бы тут по-другому выглядеть, - устало произнес мужчина, войдя в коридор. Сняв куртку, он сел на пуфик и блаженно развалился на нем. – Я за эту ночь глаз не сомкнул: сначала куча операций, а потом дежурство, богатое на послеоперационные осложнения. В общем, давно я так не изматывался. Ленка еще не приходила? – спросил хирург, полностью уверенный в том, что его дочь заночевала у подружки.
- Неа. Спят, наверное, еще, - сочинял его сын. – Обе ведь сони те еще…
- Ну да, - согласился с ним Никита. – Ладно, пойду и я прилягу, иначе на следующую смену я точно выйти не смогу, а надо…
- Что, так много пострадавших?
- Не то слово, Игорь, не то слово, - пробормотал мужчина, невольно начиная вспоминать все ужасы случившейся авиакатастрофы. – Все, пойду я отсыпаться…
На этот раз уйти в спальню мужчине помешал входной звонок. Отец с сыном переглянулись, после чего парень открыл дверь. В квартиру, не теряя времени, решительно вошел Степнов. Ленка же предусмотрительно пряталась за его спину.
- Привет, Игорь, - физрук пожал руку ученику.
- Здравствуйте, - ответил тот.
- Степнов Виктор Михайлович, - представился гость и протянул руку хозяину квартиры. Кулемин-старший смерил его ладонь презрительным взглядом и снова посмотрел на стоящего рядом брюнета снизу вверх, даже не делая попытки встать. Виктора такой расклад слегка поразил, но мужчина решил не сдаваться и продолжил, правда, уже не так решительно, как начинал: - я… Вашу дочь люблю…
- Отлично, - процедил Никита, не сводя глаз с собеседника. – Вот и сам физрук пожаловал! Спасибо Вам, уважаемый, что сэкономили мое время и сами пришли.
- Пап, не надо говорить с такой издевкой в голосе, - холодным тоном попросила его Лена, выходя из-за спины своего возлюбленного. – Человек вообще-то с тобой нормально поговорить пришел, а ты…
- Так я не понял… что у тебя с рукой? – вмиг напрягся Кулемин-старший, заметив на локте девушки гипс.
- Сломала, - призналась та. – Я это… случайно, пап…
- Еще бы ты специально! – заворчал Никита, вставая с пуфика и снимая с вешалки куртку. – Так, иди возьми медицинский полис и паспорт, мы едем в больницу!
- Но пап! – попыталась возразить школьница.
- Лена, не спорь со мной сейчас, пожалуйста, - уставшим голосом попросил ее отец. – У меня сейчас такое состояние, что я в любой момент могу сорваться. Я просто волнуюсь за тебя… Ты сломала руку, тебе наложили гипс. Я хочу убедиться, что все сделано правильно, и никаких осложнений не будет. Ясно?
- Ясно, - тяжело вздохнула блондинка и пошла в свою комнату за документами.
- А ты, - мужчина снова перевел недовольный взгляд на стоящего рядом физрука, - с нами поедешь! С тобой мы поговорим, пока Лена будет у моих коллег на осмотре. Игорь!
- Да, пап? – тут же отозвался старшеклассник.
- Слушай, позвони мне в больницу, попроси, пожалуйста, Галину сделать мне кофе… Иначе я там точно просто свалюсь, - зевнул хирург.
- Хорошо.
- Все, готова? – спросил врач, заметив выходящую из комнаты дочь. Та кивнула в ответ. – Тогда выдвигаемся. А по дороге ты мне расскажешь интересную историю о том, как ты умудрилась сломать руку!


 
suslyaДата: Воскресенье, 25.12.2011, 05:43 | Сообщение # 43
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-42-


- Значит, ты любишь мою дочь?
Мужчины сидели в кабинете хирурга, пока коллеги Кулемина проверяли, насколько хорошо Лене оказали медицинскую помощь в травмпункте. Никита пил крепкий кофе, борясь с жуткой сонливостью, Виктор же сидел напротив него и думал о том, как бы ему построить свою речь так, чтобы отец возлюбленной принял их отношения.
- Да, люблю.
- И она тебя тоже любит? – постукивая ручкой по столу, продолжал задавать вопросы хирург.
- Да, у нас это обоюдное чувство, - ответил физрук, пытаясь предугадать последующие вопросы.
- Обоюдное, да… - пробормотал себе под нос Кулемин-старший. – И вы хотите, что я вам не мешал? – уточнил он.
- Не совсем… Мы хотим, чтобы Вы одобряли наши отношения, - осторожно поправил его Виктор. Возможно, в любом другом случае он не вел бы себя так сдержанно и предусмотрительно, но сейчас брюнет чувствовал перед отцом своей девушки вину за то, что этот человек не узнал обо всем раньше, хотя рассказать ему нужно было еще вначале, когда только чувства между ним и Леной набирали обороты.
- Ах, даже так! – изумился врач, а потом неожиданно подался вперед и грозным шепотом проговорил: - как думаешь, если я сейчас… вот прямо сейчас, отправлю свою дочь к гинекологу… я одобрю ваши отношения?
- Думаю, что одобрите, - теперь уже мужчина стал чувствовать себя уже более уверенно, - потому что гинеколог Вам скажет, что за такую грань наши отношения не заходили…
- Точно? – недоверчиво переспросил Никита.
- Вы, конечно, можете отвести Лену к гинекологу, чтобы удостовериться в моих словах, но, боюсь, что она будет активно сопротивляться, и ничего хорошего из этого в итоге не выйдет, - ответил физрук, представив себе упирающуюся школьницу у кабинета врача. – Я Вам не вру. У нас ничего не было.
- Хорошо, допустим я тебе поверил… Сколько Ленке лет? – продолжал давить на психику Кулемин-старший.
- Шестнадцать.
- А тебе? – Степнов промолчал, понимая, к чему клонит его собеседник. – Ты хоть понимаешь, что вы из разных поколений? У вас разные интересы, разное мировоззрение! В конце концов, тебе пора заводить семью, детей… А если моя дочь забеременеет раньше, чем ей исполнится хотя бы двадцать, то я тебя голыми руками на куски порву!
- Я не буду торопить ее со свадьбой и рождением детей, - пообещал мужчина. – Я прекрасно понимаю, что сначала ей нужно повзрослеть, получить образование…
- Ну, зачем она тебе, а? – устало откинувшись на спинку кресла, возвел глаза к потолку Никита. – Неужели не можешь найти нормальную бабу, которая уже сейчас готова дать тебе и семью, и детей? А моя Ленка… она же еще ребенок!
- Ну, люблю я именно вашу дочь! Что я могу с собой поделать? – воскликнул Виктор. – Думаете, я сам был в восторге, когда понял, что влюбился в ученицу? Да я волосы на себе рвал, забыть пытался, заявление на увольнение даже подавал… только директор его не принял…
- Кстати говоря, это ты ее так любишь, что ей школу пришлось сменить из-за ваших так называемых отношений? – придирчиво прищурился хирург.
- Дело в том, что она мне даже не рассказала о том, что завуч согласилась никому не говорить о нас при условии, что один из нас уйдет из школы! Если бы я знал об этом, я ни за что не позволил бы ей уйти!
- Знаешь, я сейчас нахожусь на распутье, - неожиданно изрек мужчина, отпив кофе. – С одной стороны, я, как любой адекватный отец, против того, чтобы моя дочь начинала отношения в столь раннем возрасте, хотя, с другой стороны, я понимаю, что если запрещу вам встречаться, то пойду на конфликт с Леной, - рассудительно сказал Кулемин-старший. – И потом, опять же, я не слишком верю тебе, - признался он, - но на твоей стороне стоят мои дети. И если Ленку можно не брать в расчет, так как она, по сути, является заинтересованной стороной, то словам Игоря я не вижу смысла не верить. Ну, - после некоторой паузы продолжил врач, - чего ты все молчишь-то, Ромео? Скажи хоть что-нибудь!
- Я обещаю, что всегда буду заботиться о Вашей дочери и никогда не причиню ей вреда, - глядя прямо в глаза Никите, уверено сказал Виктор. – Я никогда не дам ее в обиду, потому что на сегодняшний день она самое дорогое что было и есть в моей жизни. Конечно, у меня уже были серьезные отношения с женщинами, когда я реально мог представить себе наше совместное будущее, но никогда еще они ни были столь… значимыми для меня, - подобрал верное слово физрук. – И это не просто слова. Я действительно люблю Вашу дочь! Да, я был не прав в том, что не познакомился с Вами раньше, но это не зависело от моего желания или нежелания. Просто с самого начала наших с Леной отношений, на нас постоянно наваливались какие-то проблемы: то из-за развода, то из-за вашей непростой ситуации в семье, потом эти таблетки… - при воспоминании о том периоде, Степнов даже невольно поморщился. – Если у нас выдавались спокойные деньки, то мы и думать не могли ни о чем, кроме как друг о друге. Какое уж тут знакомство с родителями, - грустно усмехнулся он.
- Ясно все с вами, - бормотнул Кулемин-старший, с тоской посмотрев на пустую чашку из-под кофе.
- Так Вы… разрешите нам встречаться? – спросил физрук, с надеждой глядя на отца своей возлюбленной.
В этот момент дверь кабинета распахнулась, и в него быстрым шагом вошла Лена. За ней, постучавшись уже чисто для приличия, вошел небольшого роста врач с какими-то бумагами в руках. Хирург тут же поднялся и вышел из-за стола навстречу ему.
- Ну, чего там, Жень? – спросил он у коллеги.
- Да ты знаешь, Никит, все нормально, - листая заключения на глазах у второго врача, ответил травматолог, как окрестил его про себя Степнов. – Молодцы травмпунктники, на совесть все сделали. Единственное… - Евгений смерил взглядом Лену и Виктора, после чего продолжил: - ладно, об этом я тебе потом скажу. Хотя ты сам все поймешь, если обратишь внимание вот на это, - снова ткнул куда-то в бумаги он. – Ладно, я пойду.
- Спасибо, Жень! – пожал ему руку Кулемин-старший.
- Да не за что!
После ухода Евгения, хирург снова сел за стол и внимательно стал вчитываться в текст, на который ему указал коллега. Лена попыталась что-то спросить у него, но была остановлена жестом мужчины. Около минуты в кабинете была тишина, пока врач не оторвал свой взгляд от бумаги и не посмотрел на дочь и ее избранника.
- Э-э-э, Никита Петрович, Вы так и не ответили на мой вопрос, - напомнил ему Виктор. – Так что Вы думаете по поводу наших с Леной отношений?
- Сказал бы я тебе, что я думаю, да только при детях нельзя, - на удивление, огрызнулся мужчина. – Леночка, солнышко мое, - ласковый тон отца, который еще секунду назад довольно грубо ответил физруку, не предвещал ничего хорошего. – Не подскажешь, что значит фраза «исходя из характера травмы, можно судить о том, что перелом был получен в результате умышленного причинения вреда здоровью»?
- Что-то я ничего не разобрала, - помотала головой девушка, пытаясь выиграть время, чтобы придумать хоть какую-нибудь отмазку. – А можно еще раз и по-русски?
- Короче, тебе кто руку сломал? – с настойчивой интонацией спросил врач. – Надеюсь, не он? – кивнул он на Степнова, у которого от подобных предположений пропал дар речи.
- Пап, ты что, с ума сошел? – тут же воскликнула Лена. – Я же тебе уже сказала: поскользнулась – упала!
- Тебе об этом что-нибудь известно? – проигнорировав слова дочери, спросил Никита, тряся медицинским заключением перед Виктором. Физрук же явно услышал, как нервно заерзала на стуле рядом сидящая девушка.
- Нет, - наконец, ответил он, посмотрев на хирурга. – Мне она сказала то же самое, что и Вам.
- Замечательно, - усмехнулся Кулемин-старший.
- Пап, так ты разрешаешь мне с Витей встречаться? – в лоб спросила его блондинка.
- Как будто от моего запрета что-то изменится, - хладнокровно произнес ее отец. – Знаете что, делайте, что хотите… Надеюсь, глупостей не наделаете. А если и наделаете, то это будут уже ваши проблемы. Пока что я не могу сказать, что одобряю ваши отношения. Возможно, со временем мое мнение и изменится, а пока – так. Кстати, Лен, можно тебя попросить: отнеси, пожалуйста, вот эти вот документы в восемьдесят пятый кабинет на пятом этаже, скажи, что от Кулемина.
- Лен, я тебя тогда около выхода подожду, - сказал уже выходящей девушке Степнов. Та кивнула в знак того, что услышала его. – Спасибо Вам, Никита Петрович. Надеюсь, что со временем ваше отношение ко мне и ваша точка зрения по поводу нас с Леной изменятся.
- Если я увижу на ее лице хоть одну слезинку, пророненную из-за тебя, я отрежу тебе все нужное и ненужное, понял? – вместо прощания, заявил Кулемин-старший.


 
suslyaДата: Понедельник, 26.12.2011, 05:10 | Сообщение # 44
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-43-


У Романова, как и у девушек из баскетбольной команды, новость о травме Лены вызвала шок, который у учениц позже перешел в неприязнь. Снова пошли пересуды о родственных отношениях между тренером и одноклассницей, снова заговорили о том, что в эту школу девушка поступила по блату.
Иван же долго пытался разузнать, что же произошло с его дочерью, но она так и не раскрыла ему этот секрет, раз за разом произнося коронную фразу из известного фильма: «поскользнулась – упала, очнулась - гипс». В конце концов, мужчина плюнул на попытки разговорить Кулемину, видя, что это ни к чему не приводит. На уроках физкультуры девушка теперь просто сидела на скамейке, наблюдая за подготовкой к соревнованиям. Уходить домой со своего предмета Романов ей не разрешал в знак «благодарности» за то, что она умудрилась получить травму прямо перед важной игрой. И почему-то ему эта травма тоже не представлялась случайной.
И, казалось, что наконец-то наступил тот период спокойствия и умиротворенности, которого Лена с Витей так долго ждали. А какие проблемы теперь еще могли быть? Все самое «страшное» виделось теперь позади. Однако физрука сильно беспокоило такое пристрастие его девушки к легким наркотикам, хотя и было оно фрагментарным. Поэтому на этот раз он предпринял все, чтобы такого больше не повторилось.
Перво-наперво он зашел к своему соседу. Алексей открыл ему дверь сразу и с таким видом, будто уже целый год ждал прихода Степнова. На этот раз мужчина не стал ни распускать руки, ни угрожать, а просто назначил дату и время и сказал, что если он и его друг не придут к нему в назначенный срок, то он действительно найдет способы значительно усложнить этой парочке бездельников жизнь. И, естественно, парни на разговор пришли, правда, ото всех упреков и обвинений Виктора они пытались отгородиться… А наезды само собой были в основном из-за Лены.
- Да не предлагали мы ей травку! – пытался доказать их невиновность Максим. – Она сама пришла, потусила с нами и дала денег на дурь!
- Серьезно, Виктор Михайлович, - как всегда более сдержано вел себя его друг. – Я даже отговорить ее несколько раз пытался, но она уперлась как баран!
- Плохо пытался, значит! – проворчал Степнов.
- Да Вы сами-то попробуйте ее от чего-нибудь отговорить! – снова эмоционально воскликнул первый парень. – Хрен получится! А Алекс реально ее остановить пытался! И не раз!
- В общем так, меня не волнует – сможете вы ее остановить или не сможете. Меня волнует то, что, несмотря на мое предыдущее напутствие вам, она все равно продолжает баловаться этой дрянью, - ледяным тоном проговорил хозяин квартиры. – Если еще хоть раз она затянется этой вашей травой, клянусь, я найду на вас управу.
- Да не мы ей ее даем! – снова попытался донести до него Макс. – Она приходит в компанию и сама покупает! Уже даже других угощает за свой счет!
- Так сделайте так, чтобы она не покупала и не угощала! – рявкнул Виктор, прожигая парня злым взглядом. – Найдите другое место, чтобы она на вашу компашку не натыкалась, скажите всем, чтобы не продавали ей! Да что угодно! Хоть на три буквы ее посылайте, чтобы она обиделась и ушла, но чтобы это было первый и последний раз. Понятно?
- Понятно, - хором ответили друзья.
- Свободны!
После воспитательной беседы с травокурами, как давно уже окрестил их физрук, он перешел к другой части, которая предполагала промывание мозгов самой девушке, так упорно идущей к наркотическому пристрастию. И на этот раз мужчина продумал все от и до, нашел нужные аргументы и настроился на разговор так, что сбить его с этой темы было просто невозможно. Хотя Кулемина явно пыталась это сделать, когда поняла, о чем именно возлюбленный решил с ней побеседовать.
- Ленок, ты помнишь, что тебе в эту пятницу надо посетить больницу твоего отца? – как бы между прочим в процессе разговора спросил Степнов.
- Конечно, помню! С папой забудешь, блин, - замученным голосом пробормотала блондинка. – Он мне каждый день напоминает об этом! Не понимаю: тысячи людей ломают руки и ничего, а я как последняя дура должна каждую неделю таскаться в эту клинику. Зачем?
В отличие от школьницы учитель понимал, для чего Никита велел ей каждую неделю приходить в больницу. Дело было в том, что сломанный локоть девушки, несмотря на хорошо оказанную первую медицинскую помощь, грозился неправильно срастись, и в этом случае Кулеминой предстояла бы операция, причем чем быстрей, тем лучше. Вот ее отец и перестраховывался, но дочь пока решил не пугать, надеясь на то, что все у нее заживет нормально и без хирургического вмешательства. А Виктору приказал внимательно следить, чтобы та не пропускала визиты к врачу.
- Вообще-то я тебе не о руке сейчас говорю, - сказал мужчина, приведя девушку в недоумение. – Я говорю о психологе и анализе крови, который у тебя возьмут в эту пятницу.
- Тьфу ты, а я уже и думать забыла про это ежемесячное наказание, - с недовольством отозвалась блондинка. – А папка-то вон какой хитрый! В один день все назначил!
- Угу. Лен, скажи, а ты когда травку курила, ты не задумывалась о том, что факт ее употребления может выявиться в результате анализа крови? – наконец, мужчина подвел разговор к тому, к чему и стремился его свести.
- Нет, - озадаченно ответила ученица. – Блин!
- Да, представляю, как обрадуется твой папа, когда узнает о твоих маленьких шалостях.
Степнов сейчас откровенно блефовал. Он заранее связался с Романовым, а тот поговорил со своими старыми знакомыми в сфере медицины, и в тот же вечер физрук уже знал, что доподлинно употребление наркотиков через кровь можно выявить только специальным анализом, к тому же довольно дорогостоящим. Ленину же кровь проверять собирались на употребление таблеток, а, значит, найти явные признаки наркотиков вроде как не должны были.
- Ну… может все-таки они не поймут, что я… баловалась травкой? – наивно посмотрела девушка на своего возлюбленного, будто он мог знать ответы на все вопросы. Но Виктор лишь невозмутимо пожал плечами и продолжил идти вперед как ни в чем не бывало. – Блин, не дай бог папа узнает! Это же будет полный финиш!
-Ага. Лучше бы ты о папе задумалась тогда, когда дурь на всех покупала! – не сдержался мужчина и тут же прикусил язык, поняв, что ляпнул лишнее.
- Стоп! Откуда ты знаешь, что я в прошлый раз угощала людей? – тут же ухватилась за это Кулемина. – Ты разговаривал с Алексом и Максом, да? Это они тебе рассказали? Вот трепачи, хуже чем девчонки!
- Ты сейчас не о них думай, а о том, как кровь сдавать будешь, и что тебе потом напишут в результатах исследования.
- Вить, ну, не грузи, а? – недовольно проворчала школьница и несильно стукнула физрука кулачком здоровой руки. – Я итак уже загрузилась!
- Лен, я и не собираюсь тебя грузить! – назидательно сказал мужчина и для такой речи, которую он сейчас собирался выдать, даже остановил блондинку и развернул ее лицом к себе, после чего, глядя ей в глаза, продолжил: - я просто пытаюсь тебя предостеречь. Если ты и дальше будешь продолжать баловаться своей травкой, у нас с тобой могут возникнуть очень серьезные проблемы. Во-первых, если твой отец узнает, что ты занимаешься подобными вещами, я абсолютно не удивлюсь, если он засунет тебя в какое-нибудь наркологическое отделение своей больницы. А он ведь вполне может это сделать!
- Может, - нехотя согласилась Кулемина.
- Ты опять хочешь свиданий по расписанию? Для тебя это своего рода романтика что ли? – немного язвительно усмехнулся Виктор. – Давай тогда, может, сразу в тюрьму? Там и режим построже, значит, и романтика «поромантичней»…
- Вить, ну, зачем ты так? – стыдливо потупила взгляд девушка.
- А, во-вторых, ты не думала, что я сейчас нахожусь на, своего рода, испытательном сроке у твоего отца? – привел следующий аргумент брюнет. – Боюсь, если он узнает, как ты время от времени развлекаешься, то отношения наши мигом прекратятся по приказу твоего родителя с формулировкой «не досмотрел – значит не любит»!
- Ладно-ладно, я все поняла, Вить! – сдалась Кулемина. – Я больше не буду курить травку, обещаю. Больше никаких косячков… - сказала девушка и медленно пошла вперед. Физрук же тихо ликовал, пока до него не донеслась ехидная фраза школьницы: - в следующий раз, когда захочу расслабиться, просто закуплюсь пивком и…
- Кулемина! – прорычал мужчина и побежал догонять свою возлюбленную, естественно, понимая, что та пошутила. Уже спустя секунду они шли в обнимочку и тихонько над чем-то посмеивались.


 
suslyaДата: Пятница, 30.12.2011, 07:55 | Сообщение # 45
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 957
Награды: 48
Репутация: 102
Статус: Offline
-44-


Очередной урок физкультуры прошел для Лены почти бесполезно. Хоть она и старалась вслушиваться и запоминать все то, что Иван говорил другим девчонкам, но получалось у нее это плохо. Одноклассницы-то отрабатывали слова тренера на деле, а она ощущала себя здесь явно лишней. И как назло папане приспичило задержать ее после урока, что еще сильнее подействовало девушке на нервы.
- Тебе еще не говорили, когда снимут гипс? – поинтересовался мужчина, входя в подсобку.
- Пока нет. Если хочешь что-то уточнить по этому вопросу, то тебе лучше позвонить моему папе, - скрывая улыбку, с нежностью произнесла последнее слово школьница. – Ах, да! Вы же поссорились! Извини, забыла…
- Язва ты, Ленка! – укоризненно покачал головой физрук.
- Есть в кого, - пожала плечами Кулемина. На столе завибрировал телефон Ивана и тот, посмотрев на дисплей, нажал на кнопку ответа.
- Алле. Да, это я, - вид у всегда уверенного в себе мужчины стал крайне напряженным, и Лена, собиравшаяся попросить разрешения уйти из подсобки, вся обратилась в слух, желая узнать, что же так взволновало Романова. – Когда? Да, я скоро буду! Обязательно!
- Что случилось? – не выдержав любопытства, спросила девушка. Взгляд собеседника ей почему-то не понравился, хотя она и не могла объяснить причину этого. – Ты что, оглох? Что тебе сказали, что ты вдруг так резко в лице переменился?
- Лен, мама… - запнулся Иван. Он хотел сказать десятикласснице то, что ему сообщили по телефону, но попросту не мог. Тем временем в зеленых глазах блондинки появилось явное беспокойство.
- Что «мама»? – дрогнувшим голосом спросила она.
- Ее… машина сбила… прямо на пешеходном переходе, - с каким-то неадекватным видом проговорил физрук. Со стороны казалось, что он сейчас находится в состоянии некого транса: взгляд был рассредоточен, на лице застыла растерянность, и создавалось такое впечатление, что Романов сам не понимает, что случилось и как это произошло. Впрочем, у Лены было сходное самочувствие. Первым в себя пришел мужчина.
- Так, выходи, мне надо закрыть спортзал!
- Подожди! – остановила его за рукав блондинка. – Ты сейчас в больницу?
- Естественно! Сейчас отпрошусь у директора и поеду! – рявкнул Иван, резкими движениями выпроваживая девушку и закрывая массивную дверь на ключ.
- Можно, я поеду с тобой?
Казалось бы, это самая простая и самая адекватная фраза дочери в этой ситуации, но услышать ее от Лены мужчина никак не ожидал, учитывая ее отношение к Вере. Он внимательно посмотрел на девушку и разглядел неподдельное волнение на ее лице. Она же в свою очередь пытливо смотрела на него, ожидая ответа. Достав из кармана ключи от своего автомобиля, Романов сунул их в руку дочери со словами:
- Жди меня в машине. Я отпрошу нас с тобой у директора и вернусь.
По пути в больницу отец с дочерью практически не разговаривали: волнение не особо располагало к беседам. Физрук напряженно вглядывался в дорогу, а Кулемина наоборот не могла заострить свой взгляд на чем-то одном. Частенько ее глаза натыкались на взвинченную фигуру сидящего рядом мужчины, и в те моменты школьница только удивлялась его силе воли. Она видела, насколько сильно его волнение, замечала, как невольно дергались мышцы на его лице, но в то же время восхищалась тем, как он держал себя в руках.
- С ней ведь все будет хорошо? – наивно спросила у него девушка, ища поддержки у ближайшего в данный момент человека.
- Будем надеться, - неоднозначно ответил Иван, мельком взглянув на дочь. – Я сам пока подробностей не знаю. Мне звонила помощница Никиты, а сам он сейчас находится в операционной.
- С мамой? – уточнила Лена. В ответ мужчина твердо кивнул.
- С мамой.
Потом было долгое ожидание окончания операции. Если Романов еще мог заставить себя более или менее спокойно сидеть на скамейке в коридоре, то десятиклассница ходила из стороны в сторону, изредка спрашивая, почему же так долго идет операция. Мужчина лишь пожимал плечами, пытаясь отвлечься от страшных мыслей. Однако этого ему не дала сделать Кулемина.
- А вдруг она… умрет? – резко остановившись, неожиданно предположила она, и по щекам девушки тут же скатились две крупные капли, давшие начало небольшой истерике. Отец мгновенно оказался рядом с ней и обнял убитую горем блондинку, а та даже не заметила, как сама потянулась к мужчине, будто ища у него укрытия и защиты от тех страшных чувств, которые раздирали ее изнутри.
- Ну, ты чего, Ленок? – прошептал Иван, стараясь успокоить дочь. – Ты же сама знаешь, что надо надеяться на лучшее. Твоя мама поправится… обязательно поправится! Вера… она очень сильная! – физрук даже не заметил, как стал убеждать в этом уже больше себя. – Она не оставит нас, ведь она знает, что мы ее любим…
- Я… так плохо относилась к ней… в последнее время, - сокрушалась школьница. – Просто ужасно…
- Ничего, Леночка, ничего… Все это было в прошлом, - продолжал размеренно шептать мужчина. – Ты обязательно извинишься перед ней, когда она поправиться. Так ведь?
- Угу.
Кое-как приведя дочь в относительно спокойное состояние, Романов вернулся на скамейку, на этот раз и Кулемину заставив сесть рядом. Больше не было произнесено ни звука, хотя и потребности в них ни у мужчины, ни у девушки не было. Каждый предпочитал думать о чем-то своем…
Никита и остальной медперсонал вышли из операционной спустя примерно полчаса. Вид у хирурга был весьма усталым. Подойдя к пришедшим, он пожал руку Ивану и ободряюще потрепал за плечо дочь.
- Ну, что там? – нетерпеливо спросил его бывший друг.
- Пап, как мама? – поддержала его интерес Лена.
- Пока ничего конкретного сказать не могу, - тяжело вздохнул Кулемин-старший. – Все прояснится позже. На данный момент могу сообщить лишь то, что операция прошла без осложнений.
- Ну, а травмы у нее серьезные? – продолжила свой расспрос его дочь.
- Леночка, сюда с легкими травмами не попадают, - снисходительно ответил ей отец.
- А к ней можно? – посмотрела на него молящими глазами десятиклассница.
- Нет. Реанимация не место для свиданий! – отрезал хирург, после чего мужчины разговорились о чем-то между собой и перестали обращать внимание на стоящую рядом девушку. А та была и не против…
Осторожно отойдя от занятых разговором «отцов», Кулемина быстро шмыгнула за дверь, из которой вышел Никита. Пищащие приборы, несколько кроватей, рукомойник, шкафчик с медикаментами, куча какого-то непонятного оборудования – вот в чем заключалась обстановка реанимации. Мать Лена нашла сразу. Подойдя к ее кровати, девушка положила ладонь на руку Веры и тут же почувствовала, как заслезились глаза.
- Мам, прости меня, пожалуйста, - попросила блондинка, не сводя взгляда с родного лица. – Если сможешь, забудь все те гадости, которые я тебе наговорила. Я не хотела обидеть тебя… Хотя нет, тогда хотела… но сейчас я не хочу, чтобы ты обижалась! – сквозь слезы произнесла школьница. – Пожалуйста, не уходи! Ты нужна мне! Что бы я там ни говорила, ты мне нужна! Слышишь? А еще ты нужна папе и Игорю… и другому папе, - промолвила девушка, только сейчас поняв, что под «другим папой» подразумевала не Ивана, а Никиту. – Ты ведь не уйдешь от нас, правда?
- Так, Лена! – в реанимацию буквально ворвался разозленный Кулемин-старший. – Я же сказал, что сюда нельзя входить! Ну-ка быстро выходи!
- Но пап…
- Быстро, я сказал! – не терпящим возражения голосом гаркнул Никита. – Переведут ее в палату, тогда и навестишь! А сейчас шагом марш отсюда!


 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Учись прощать или Расплата за любовь - 2 (КВМ)
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: