Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 3123»
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Мечта "овечки" (КВМ, НАШ 4-й сезон (хулиганю, как обычно))
Мечта "овечки"
ГаллюцинацияДата: Вторник, 20.09.2011, 05:48 | Сообщение # 1
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Автор: Галлюцинация
Название: Мечта "овечки"
Жанр: хотела "просто и мило", но - как выяснилось - так я уже не могу cry Поэтому по большей части будёт стёб с небольшими проблесками romance biggrin Да, и ООС tongue
Пейринг: конечно, КВМ!
Размер: неизвестен, но вроде бы не мини
Статус: в процессе
МУЗА: ЛИНА (Kerosinka)! love Хотя, наверное, ты меня убьёшь за то, как я переврала то, о чём мы говорили cry

Комментарии, если таковые будут, можно оставить здесь
- http://seriali-online.ru/forum/76-9286-13


Предупреждение: после "Пролога" романтики не будет biggrin




Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Вторник, 20.09.2011, 05:51 | Сообщение # 2
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Пролог.

Они шли, держась за руки, и боялись даже посмотреть друг на друга. Казалось, всего один взгляд – и прекрасная сказка растает, словно подхваченный ветром дымок от костра. Так и шагали медленно вперёд под оглушающие взрывы продолжающегося салюта и крики выпускников. Уже давно покинули территорию школы, сгустившиеся сумерки с радостью приняли необычную пару. Внезапно мужчина почувствовал, что тонкая ладонь в его руке дёрнулась назад. Остановился, обернулся. Она замерла на месте, не отрывая настороженного взгляда от его лица. Что же он наделал? Когда она превратилась из солнечной девочки в ожидающую только плохое тень?
- Лена?
Она молча, в одном неистовом порыве обхватила его руками за талию, прижимаясь всем своим телом к нему, как тогда, теперь уже казалось, что очень давно, в полутёмной прихожей. Только на этот раз он не оттолкнул, а напротив – притянул ещё ближе, несколько раз легко поцеловав в светлую макушку, от которой едва уловимо пахло лаком для волос.
- Прости меня.
Она запрокинула голову, не размыкая объятий, безошибочно поймала его взгляд.
- Я люблю… тебя…


Часть первая.

Около подъезда Кулёминых оказались лишь с рассветом. До этого просто гуляли, взявшись за руки, даже не тратясь на слова. Они уже столько всего друг другу наговорили за этот долгий учебный год! Расставаться не хотелось, поэтому Виктор проводил Лену до квартиры. Очень медленно поднимались по лестнице, потом долго стояли на лестничной клетке, не решаясь проститься. Обоим казалось, что стоит им разлучиться, и выяснится, что этой ночи и не было…
- Ну и чего вы здесь шарахаетесь? – Дверь квартиры распахнулась, и на пороге показался лукаво ухмыляющийся Кулёмин. – Я уже два раза чайник кипятил, а вы всё не заходите!
- Пётр Никанорович, - Виктор смутился: всё-таки его нельзя было назвать идеальным спутником для Лены – практически женатый мужик, который уже изрядно потрепал нервы всему семейству Кулёминых (сколько погибло у него нервных клеток, а также вырванных в припадке ревности волос, разбитой посуды и изведенной на ссадины и порезы перекиси, подсчёту не подлежало).
- Да я ещё своё имя помню, - фантаст усмехнулся, окончательно вогнав в краску скромницу-физрука (что, в принципе, было странновато).
- Дед! – Лена грозно взглянула на родственника.
- А что, я просто вас чай зову пить, - наивно посмотрел на молодых людей Кулёмин. – Мне сюда чайник вынести?
Они переглянулись.
- Можно, - кивнул, наконец, Виктор. Они зашли в квартиру, где Лена с удовольствием сбросила туфли, после чего убежала к себе в комнату, чтобы переодеться. Мужчины же степенно прошли на кухню. Там Пётр Никанорович достал родные сердцу кружки с ромашками, наполнил их до краев и сунул одну в руки Степнову.
- Вить, я, конечно, забуду, что было до этого, но если ты ещё раз…
- Никогда! – мужчина посмотрел на бывшего соавтора честными глазами. В этот момент на кухню влетела Ленка: в незабвенной полосато-клетчатой пижаме (больше под рукой ничего не нашлось), с нестёртым макияжем и ниткой фамильного жемчуга на шее. Наверное, кто-нибудь вроде Лебедевой изошёлся бы на жёлчь, но Виктору она показалась самой красивой девушкой на свете! (Хотя, почему показалась? Она таковой и была!!!) Чаепитие прошло без эксцессов. Звуковое сопровождение обеспечивал Кулёмин, болтая обо всём на свете, даже, порой, сам не понимая, о чём. Главное, чтобы не чувствовать себя уж совсем третьим лишним в перестрелке этих сияющих счастьем глаз. Он с удовольствием ушёл бы куда-нибудь, но – пока Виктор не «разведётся», «аудиенций» с его внучкой он не получит, это фантаст решил давно, когда ещё стоял под дверью и подглядывал в «глазок». Но, казалось, наличие кого-то постороннего влюблённых совершенно не смущало. Когда Пётр Никанорович, покряхтывая, встал наполнить чайник в третий раз, физрук вдруг спохватился, что Ленке надо спать – ведь всю ночь прогуляли, - и попрощался, пообещав зайти «попозже». Только вот, вопреки его рассуждениям, Кулёмина не отправилась на боковую, а принялась за генеральную уборку, чем вогнала деда в шоковое состояние: последний раз подобное было лишь перед Новым годом и то, после недели вздохов, что он никак не может найти свой приз «За лучший фантастический роман 1989 г».

Между тем, Виктор на предельно возможной скорости направлялся домой. Он пытался и подумать, благо было о чём, но после столь дивной ночи совмещать два процесса – идти и приводить мысли в порядок – у него не получалось. Так, с практически пустой головой, не считая не исчезающего из неё ни при каких обстоятельствах образа зеленоглазой блондинки, он поднимался по лестнице, когда увидел сидящую на его лестничной клетке Уткину. Пока ещё действующая невеста, скрестив ноги, в донельзя помятом платье, свидетельствующем о продолжительности её пребывания здесь, с размазанной по лицу косметикой и растрепавшимися волосами, выглядела смешно, но её взгляд подавил всякое желание улыбнуться. Степнов замер, размышляя, как начать разговор: сразу с фразы «Свадьбы не будет!» или, может, для начала поздороваться? Так он вроде и не прощался вчера, когда убежал вслед за Леной… Но Светочка его опередила: прямо в лицо оторопевшему спортсмену полетел листок бумаги, при ближайшем рассмотрении оказавшийся их заявлением в ЗАГС. Неизвестно, чего хотела добиться Уткина этим жестом, может, рассчитывала, что устыдившийся жених рухнет на колени, разобьёт себе голову о ступеньки в порыве раскаяния и попросит её руки и сердца заново (хотя, возможно, последовательность действий могла быть и другая), но результат был несколько иной, кстати, довольно предсказуемый.
Степнов, схватив злополучную бумажку, прижал её к груди и, перепрыгнув через Светочку, понёсся вверх по лестнице. Через секунду хлопнула дверь в его квартиру. Там, под защитой родных стен состоялся торжественный ритуал, включающий в себя разрезание заявления на мелкие кусочки с последующим сожжением оных. Когда в блюдце, временно исполняющем обязанности пепельницы, осталась лишь серая горстка, Виктор с опозданием подумал, что надо было заснять весь процесс на телефон, чтобы потом предъявить этот шедевр документального кино в качестве доказательства его вновь холостяцкого статуса. Впрочем, его (после этого местоимения мужчина «завис» секунд на двадцать с глуповатой улыбкой на лице) Ленка поверит ему и на слово. Не в силах ждать, он на память набрал номер Кулёминой и отправил краткое, но ёмкое сообщение: «Я свободен!!!» Ответ не заставил себя ждать… Минут пять Степнов вчитывался в полученное сообщение: «Поздравляю! Долго сидел?» Наконец, он догадался заглянуть в папку «Отправленные» и увидел, что ошибся в последней цифре, заученного, казалось бы, намертво номера. Между тем, его нечаянный собеседник не отставал, от него пришло ещё одно сообщение: «Братан, давай отпразднуем?» Пока Виктор терялся в догадках, что же ему теперь делать, нетерпеливый абонент, явно с широкой душой, решил позвонить. Физрук с опаской смотрел на подпрыгивающий от натуги телефон, лежащий на столе, а потом, от греха подальше отключив его, стал метаться по комнате в поисках вещей, чтобы переодеться. Радостную новость о своём освобождении от гражданки Уткиной он решил поведать Кулёминым лично.


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))

Сообщение отредактировал Галлюцинация - Вторник, 20.09.2011, 17:11
 
ГаллюцинацияДата: Четверг, 22.09.2011, 18:00 | Сообщение # 3
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Переодевшись в джинсы и футболку (костюм, каким бы красивым он ни казался со стороны, он терпеть не мог), Виктор тщательно изучил окрестности в «глазок». Признаков присутствия Уткиной не обнаружилось, поэтому он смело покинул своё жилище и почти бегом направился по знакомому маршруту. Обострённое переменами в личной жизни внимание заставило его притормозить возле цветочного ларька. Сразу вспомнился букет, подаренный Ленке Гуцулом на Новый год, а потом и три несчастных розочки, которые Кулёмина едва ли не швырнула ему в лицо. Да, с цветами у него не сложилось. Хотя, опыт с конфетами оказался ещё плачевнее… Спортивного магазина, чтобы приобрести в подарок мяч, ракетку или, на худой конец, боксерские перчатки поблизости не было. Поэтому вскоре Степнов продолжил путь, гордо сжимая в руках букет ромашек.
Уже подходил к до боли родной зелёной подъездной двери, как вспомнил, что сам же дал Ленке время отдохнуть. Развернулся было обратно, но тут представил, как сонная, растрёпанная после сна Кулёмина откроет ему дверь… Как ахнет, увидев букет… Как улыбнётся – так, как он больше всего любит: широко, искренне, солнечно… И, чем чёрт не шутит, даже поцелует… От последней мысли кровь забурлила по венам и, чтобы, не дай Бог, она не пошла не в то русло (а то сиди потом за столом и не вставай), он быстро вошёл в подъезд и стал подниматься по лестнице.
Но до пункта назначения не добрался: услышав знакомый голос, Виктор замер. Не веря своим ушам, ринулся наверх, и уж глазам-то поверить пришлось: перед квартирой Кулёминых устраивала «последний день Помпеи» Светочка, а её единственным зрителем оказалась Лена (зато слушателей, учитывая децибелы, выдаваемые гражданкой Уткиной, было предостаточно). При этом девушка явно не выглядела только что вставшей ото сна: облачённая в шорты до колена и футболку, завязанную узлом, с банданой, из-под которой выбивались непослушные прядки, она стояла, прислонившись спиной к двери своей квартиры, и, скрестив руки на груди, внимала воплям Светочки. А вот та даже и не подумала хоть чуть-чуть привести себя в порядок. В том же виде, в каком увидел её Степнов в своём подъезде, она продолжала свои «гастроли» и в этом. Наконец, он прислушался к тому, что кричала Уткина. Тут же мужчину накрыла волна негодования на то, какими словами называла его (сердце опять сжалось в приступе нежности) Ленку эта, казалось бы, скромная и интеллигентная барышня. Однако не успел сделать и шагу, чтобы прекратить это безобразие, как Светочка перешла на его личность, и тут, от услышанных эпитетов и метафор в свой адрес, Виктор почувствовал, что начинает стремительно краснеть. Вот что значит – начитанная личность!
Между тем, едва Уткина сменила «репертуар», Лена пришла в движение: открыла дверь и скрылась в квартире, оставив ошарашенную Светочку одну. Но через несколько секунд вернулась и – чётким и уверенным движением - опрокинула принесённое ведро с водой, которой только что мыла пол в прихожей, на голову ораторше. Тишина воцарилась мгновенно, поэтому негромкий, но твёрдый голос Кулёминой прозвучал на весь подъезд:
- Про меня болтай, что хочешь, но Виктора Михайловича я в обиду не дам.
Необъяснимое тепло стремительно заполнило всё его существо, нестерпимо захотелось схватить эту девочку и зацеловать до смерти. Его, конечно, потому что это было бы неземным счастьем – умереть в её объятиях. Тем временем Уткина пришла в себя и разразилась таким ультразвуком, что стекла в окнах задрожали, однако на Лену это не произвело ни малейшего впечатления. Напротив, она демонстративно и очень выразительно заглянуло в ведро, якобы проверяя, не осталось ли там еще жидкости. Манёвр подействовал: Светочка резко замолчала и ринулась вниз по лестнице, только неистово шмыгая носом. Естественно, вскоре она наткнулась на улыбающегося Степнова. Заметив в его руках букет, Уткина взвыла, как раненое животное, и, выхватив бело-жёлтое чудо, несколько раз ударила им Виктора по лицу, после чего сунула уже мало похожие на что-то приличное цветы обратно и унеслась.
Он вышел из ступора, только когда сверху раздался заливистый смех. Поднял глаза и увидел заходящуюся в приступе хохота Ленку. Через секунду скрипнула дверь, и показалась голова опасливо озирающегося Петра Никаноровича.
- ОНО уже ушло?
Успокоившаяся было Кулёмина просто сползла от смеха на пол, Виктор не удержался и поддержал любимую. Едва держась на ногах, он добрался до площадки и пристроился рядом с Леной, которая тут же уткнулась лицом ему в плечо, продолжая вздрагивать всем телом.
- Я так понимаю, что свадьбы не будет? – фантаст улыбнулся.
Вновь обретя способность говорить, Степнов ответил:
- Почему же, будет. – И тут же столкнулся с двумя удивлёнными взглядами. – Позже… Если Ленка согласится…
Кулёмин хмыкнул и скрылся в квартире, напоследок бросив: «Не засиживайтесь», - а зардевшаяся Лена снова спрятала лицо в складках его футболки.
-Это тебе… было, - он виновато встряхнул рукой, где до сих пор болталось то, что осталось от ромашек. Почувствовал, как девушку снова затрясло от хохота. – Да, не выходит у меня с цветами…
- Зато у нас дома конфеты есть… - Лена подняла на него лукавый взгляд. – Вкусные…

С учётом выпитого до этого чая, они явно шли на мировой рекорд, но уходить с этой вычищенной до блеска кухни никто не торопился. Степнов гордился тем, что его любимая девушка не только смелая и находчивая, что показало «укрощение» Уткиной, но и такая хозяйственная. Лена не могла наглядеться на мужчину, с которым ещё вчера была готова попрощаться навсегда. А Пётр Никанорович просто смотрел на этих двоих и вспоминал свои молодые годы, отчаянно им завидуя. Наконец, душа фантаста не выдержала, и он выгнал счастливую парочку на прогулку, чтобы, едва за ними захлопнется дверь, набрать номер закадычного приятеля Василия Даниловича, дабы предаться ностальгии в приятной компании. Да и Виктору с Леной не помешает побыть наедине.
Последние не имели ничего против, поэтому, как только девушка в очередной раз переоделась, отправились в парк. Почему-то сейчас, при свете дня, идти, держась за руки, было неловко. Казалось, что все прохожие смотрят только на них, поэтому шли друг от друга на пионерском расстоянии. Нещадно ругали сами себя в мыслях, но преодолеть столь длительно стоящее между ними «учитель-ученица» не могли. Пока. Спасение пришло в виде кинотеатра, призывно манящего пёстрыми афишами под свои своды. Не сговариваясь, зашли и купили билеты на ближайший сеанс, даже не посмотрев на что именно. Поэтому буквально через двадцать минут оказались в окружении детей, пришедших вместе с родителями на просмотр какого-то популярного мультфильма. Впрочем, для них это не имело никакого значения: ещё не закончились начальные титры, а Лена и Виктор, измотанные щедрыми на эмоции сутками, спали, опираясь друг на друга.


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Пятница, 23.09.2011, 19:27 | Сообщение # 4
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Неделя прошла, как в угаре. Естественно, большую часть времени Степнов проводил рядом с Леной, пользуясь тем, что ей не нужно готовиться к поступлению. Прогулки, кино, возобновлённые пробежки по утрам… Много ли для счастья надо? Оказалось, что и немало. Спустя семь дней после официального начала их отношений, Виктор почувствовал, что ему чего-то не хватает. После длительных размышлений его осенило: ему страстно хотелось услышать своё имя из уст любимой девушки. Именно имя, без этого набившего оскомину отчества. Он уже не раз просил Лену обращаться к нему на «ты», получил кучу обещаний, что она постарается, но дело с мёртвой точки так и не сдвинулось. Как выйти из сложившейся ситуации, сам придумать не смог (вариант заставлять её подтягиваться за каждое «вы» и «Виктор Михайлович» показался ему не очень реалистичным), поэтому он обратился за помощью к лучшему другу.

- Ого, неужели сам Степнов вспомнил обо мне, сиром и убогом? – даже не подумав поздороваться, отозвался Рассказов на звонок.
- Привет, Игорь, - смущённо произнёс Виктор, осознавая, что его поведение действительно было не самым дружеским. – Понимаешь, я был немного занят…
- Да уж знаю, видел, как вы с Кулёминой уходили, - историк хмыкнул. – Так значит, ты эту неделю от побоев Светочки отходил?
- Почему это? – удивился Степнов.
- Ну как же, гражданка Уткина поведала, насколько бурно произошло ваше расставание: как ты на коленях просил у неё прощения, а она порвала заявление в ЗАГС и гордо удалилась, опрокинув тебе на голову горшок с кактусом! – Виктор закашлялся. – Ты мне одно скажи: тут есть хоть слово правды?
- Свадьбы у нас точно не будет!
- И то ладно. Так зачем звонишь?
- Мне нужно с тобой поговорить.
- Уже проблемы? Быстро ты! Ладно, приходи сегодня вечером, Соня с родителями ужинает, так что вспомним холостяцкую жизнь.
Он не успел поблагодарить, как Рассказов повесил трубку. Предупредил Лену, что вечером у него дела, накормил надувшуюся вследствие его отказа рассказать, какие именно, девушку мороженым и ровно в 19:00 нажимал кнопку дверного звонка в знакомой шестнадцатиэтажке.

- Ну, проходи, друг мой ситный! – Игорь приглашающим жестом поприветствовал Виктора. – Чай? Кофе? Шахматы? Или сразу начнёшь душу изливать?
- Сразу, - выдохнул Степнов. Рассказов слушал внимательно, только изредка насмешливо поглядывал на друга поверх очков, когда выражение лица того было уж совсем эйфоричным. И чего столько времени голову морочил и себе, и другим с этой идиотской свадьбой? Они ведь с Соней как раз на этих выходных уже собирались идти за подарком. Хотя, глядя на витающего в облаках «Витеньку», подарок действительно может пригодиться, только это будет уже не набор посуды, как планировалось, а скорее постельное белье, а ещё лучше – с запасными простынями.
- Так, что ты счастлив до неприличия, я уже понял, - остановил поток дифирамбов в адрес Кулёминой. – Проблема-то в чём?
- Она обращается ко мне по имени-отчеству, - сразу погрустнел Виктора.
- Ну и что, дай ей время. За столько лет привыкла уже.
- А я сейчас хочу!
Игорь чуть не ляпнул: «Раз хочешь, бери!», но вовремя сообразил, что здесь не тот случай. Правда, это решило бы проблему друга: вряд ли бы Лена называла его после этого на «вы», но… Она для Степнова сейчас вроде божества, поэтому за такой совет вполне можно было получить по лицу. Что ж, «нормальные герои всегда идут в обход».
- Значит, тебе нужно вывести её на эмоции, чтобы под влиянием порыва она перешла на «ты».
- Думаешь, сработает? – с надеждой посмотрел на него Виктор.
- Не знаю, но попробовать стоит.
- И что делать? – Степнов уже загорелся новой идеей.
- Здесь нужна либо большая радость, либо ссора. Самая большая ваша радость – избавление от Уткиной – уже в прошлом, так что будем держаться второго варианта.
-Но я не хочу ссориться с Ленкой!
На лице Рассказова практически бегущей строкой высветилось: «Ну какой же ты болван! Ты меня совсем достал! Раз не нравится – иди и себе мозги… люби!» Степнов понял.
- И что мне нужно делать?

Оба волновались. Только причины были разные. Если Лена просто нервничала, потому что впервые шла домой к любимому человеку, то Виктор переживал за исход его авантюры.
- Добро пожаловать! – открыв дверь, он пропустил девушку вперёд. Кулёмина смущённо улыбнулась, вошла и замерла, удивлённо разглядывая обстановку.
-А… здесь всегда так?
- О, господи! – Степнов схватился за голову, попутно размышляя: не растерял ли он актерские навыки? По крайней мере, он бы себе ни за что не поверил! – Наверное, снова соседи сверху залили! Столько раз уже с ними ругался!
- Странно, - Лена недоверчиво на него покосилась. – А на потолке потёков нет…
Он чуть не хлопнул себя по лбу. Гениальный план Рассказова под кодовым названием «Лучший повод для ссоры – ремонт» неожиданно оказался на грани провала. А ведь он переступил через себя, выливая вёдра воды на новую, лишь полгода назад купленную, мебель! А с таким трудом поклеенные обои, превратившиеся сейчас в нечто непонятное?.. Эх, чего только не сделаешь ради любви! И вот все его труды оказались напрасны: глазастая Кулёмина не увидела следов гипотетического потопа там, где они должны были быть.
- Ну-у-у…
- Хотя, это не важно, - Лена улыбнулась. – Все равно вам нельзя здесь сейчас жить. Думаю, дед не будет против, если вы пока поживете у нас, в комнате родителей.
- Только вот придётся ремонт делать… - Виктор еле сдерживал радость, что затея удалась, остался лишь последний штрих. – Ты мне поможешь?
- А как же! Да мы с вами в два счёта управимся!


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Понедельник, 26.09.2011, 18:39 | Сообщение # 5
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Коряво, но как уж получилось... cry

При тщательном осмотре выяснилось, что пострадали только комната и прихожая; зал, кухня и ванная остались целыми, что лишь усилило подозрения Лены. Степнов между тем старательно изображал убитого горем домовладельца, чтобы вызвать к себе как можно больше сочувствия, и поминутно вздыхал, поминая добрым словом «очень удобный диван», «дорогой сердцу стул» и всё в том же духе. Наконец Кулёмина не выдержала:
- Виктор Михайлович! – Он поморщился от такого обращения, но смолчал. – А идите вы…
- Куда? – удивился физрук.
- В магазин. И я с вами. Пора к ремонту готовиться.
Виктор с готовностью кивнул.
- А деньги у вас есть? – Лена даже покраснела: было до ужаса неудобно задавать этот вопрос, но прояснить ситуацию было лучше сейчас, чем на кассе.
- Есть немного. – Девушка нахмурилась, вспомнив, на что он мог бы потратить эти деньги. Лимузин там, кольца обручальные, банкет для Уткиной… - На машину себе копил.
Своевременное замечание мужчины в корне изменило настроение Кулёминой. Блондинка улыбнулась, позвонила Петру Никаноровичу, предупредив, что задержится, и подтолкнула Степнова к выходу. До ближайшего хозяйственно-мебельного магазина добирались весело: общественный транспорт в виде заполненного до отказа автобуса пришёлся им по душе как раз за счёт своей тесноты, хотя оба не признались бы в этом даже под угрозой смертной казни. Поэтому, исключительно для вида, посетовали на количество населения Москвы и, пряча друг от друга довольные улыбки, зашли в святая святых.

- Лен, ты посмотри какое чудо! – ненатурально восторгался обоями Виктор, подсовывая Кулёминой что-то серо-буро-малиновое да ещё «в жутких розочках». Девушка недоверчиво покосилась на него.
- Виктор Михайлович, может, что-нибудь другое?
- Зачем? Мне кажется, что этот вариант изумителен.
- Угу, где-нибудь в психиатрической клинике, чтоб вызывать у пациентов приступ буйного помешательства, - пробормотала про себя Лена. Он сделал вид, что не расслышал.
- О, а там что такое? – Степнов дёрнул Кулёмину за руку и потащил к следующему стеллажу, где начал расхваливать обои в машинках. По лицу девушки стало понятно, что градус кипения уже не за горами. – По-моему, они замечательно будут смотреться в прихожей.
- Как скажите, - сквозь зубы пробурчала Лена, отвернувшись от него. – Может, пойдём уже?
Он вздохнул, понимая, что легко не получится. Что ж, впереди ещё выбор мебели.

- Вы уверены? – Кулёмина устало взглянула на изображающего неописуемую радость Виктора. На сей раз поводом для столь бурных эмоций послужил ярко-розовый диван с огромным количеством мелких подушек самой разнообразной формы.
- Ещё бы! Да я всю жизнь о таком мечтал!
Девушка посмотрела на него уже с явным испугом, мол, и чего я ещё о вас не знаю?
- Так, я сейчас его оформлю, а ты жди меня здесь.
Лена кивнула, ещё раз оглядела диван и резко отвернулась. Степнов отошёл, но ни к каким продавцам, естественно, не пошёл, всего лишь выждал положенное время и вернулся, сияя белозубой улыбкой.
- Ну вот, всё готово. Пошли клеть обои.
На этот раз поездка в транспорте удовольствия не принесла. Кулёмина поминутно косилась на рулоны, выглядывающие из большого чёрного пакета, и морщилась. Несколько раз по её лицу было заметно, что она хочет что-то сказать, но – к великому сожалению Виктора – каждый раз девушка сдерживала себя. Так, в молчании, и добрались до «затопленной» квартиры. Здесь Лена сразу принялась за дело, предварительно закатав джинсы повыше, чем немало порадовала мужчину. Мебель совместными, несмотря на выраженное сопротивление Степнова, усилиями сдвинули в центр комнаты, а потом с шутками и смехом принялись сдирать испорченные обои. После сего нелёгкого дела был объявлен перерыв, который посвятили распитию горячительных неалкогольных напитков (проще говоря, чая) на непострадавшей кухне. Лена повеселела, много улыбалась и, казалось, забыла про недавние переживания в хозяйственном магазине. Виктор внутренне усмехнулся: пришла пора второй части «марлезонского балета».
Через час Кулёмина уже не то что кипела, от неё явно шёл пар. Ничего удивительного: каждое движение девушки сопровождалось замечаниями:
- Лена, ты неправильно намазала полоску клеем…
- Лен, ну посмотри! Там же пузыри!
- Лена, ну криво же…
- Лен, ты на меня капнула!
В итоге Кулёмина не выдержала:
- Всё, с меня хватит! Если ты такой умный, то сам делай свой долбанный ремонт! Ноги моей в твоём доме больше не будет! И обои твои дурацкие! И диван жуткий! И вообще… - она осеклась. – Ты чего так улыбаешься?
- Ты меня уже четыре раза на «ты» назвала… - Степнов улыбался, словно Чеширский кот. Лена удивлённо распахнула глаза.
- Так ты только ради этого?..
- Ага, - жутко довольный собой, он кивнул.
- Обои?
- Другие куплю.
- Диван?
- Такой ужас – да никогда!
- Ох, Степнов! – она размахнулась и бросила в него тряпку, которой усиленно растирала пресловутые пузыри. Благодаря спортивной реакции Виктор успел отшатнуться, но при этом поскользнулся на уже намазанной клеем полоске обоев и рухнул на пол. Смеющаяся Кулёмина приземлилась на колени рядом с мужчиной, аккуратно взяла его за подбородок и прошептала прямо в губы:
- Такого для меня точно никто не делал…
Лёгкое прикосновение к губам мгновенно переросло в настоящий поцелуй: нежный, трепетный, долгожданный…
- Обои клеть будем? – лукаво улыбнулась Лена, наконец отстранившись.
- Потом, когда нормальные купим, - Виктор перетащил девушку к себе на колени, прижимая как можно крепче. – А пока продолжим…

Домой к Кулёминым пришли уже поздно вечером, как всегда добираясь окольными путями, чтобы оттянуть время расставания. По традиции долго стояли на площадке перед дверью, сегодня поглядывая друг на друга с несколько глуповатыми улыбками и прощаясь «До завтра» с периодичностью раз в минуту. Наконец, Лена всё же открыла дверь и напоследок лукаво взглянула на Степнова.
- Спокойной ночи, Виктор Михайлович!
Дверь захлопнулась прямо перед носом замершего в шоковом состоянии – неужели всё было зря?! - мужчины. Он так и стоял, пока не раздался сигнал телефона. Медленно достал аппарат из кармана и открыл входящее сообщение. С экрана на него смотрел смайл в виде ехидной рожицы.
- Ох, Кулёмина! – он рассмеялся и легко сбежал вниз по лестнице. Нужно было набраться сил на завтра: впереди ждало повторное посещение магазина, чтобы выбрать «правильные» обои, а потом - стоило всё же начать ремонт.


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 


ГаллюцинацияДата: Среда, 28.09.2011, 20:41 | Сообщение # 6
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Обновление квартиры Степнова заняло по времени около недели (Рассказов в тот же день получил уведомление, что его план сработал на 100%, что дало историку законный повод собой гордиться). В принципе, всё можно было «провернуть» за два-три дня, но скорости ремонта существенно мешали многократные «перерывы», включающие в себя объятия и поцелуи. Если бы кто-то решил измерить КПД, то он вряд ли превышал бы 30%, зато настроение у «рабочих» всегда было прекрасным. Диван в комнату выбирали вместе, правда, изначально возникло некоторое разногласие: Виктор вдруг решил купить кровать, причём непременно двуспальную, а Лена настаивала именно на представителе «семейства раскладывающихся». В итоге всё решилось, как обычно – победила «решка», то есть диван. Кулёмина отпраздновала победу весьма оригинальным способом – расцеловала Степнова, поэтому проигравший оказался совсем не в обиде. Обращение на «ты» прижилось очень быстро, но иногда Лена с хитрой улыбкой называла его «Виктор Михайлович», за что тут же приходилось платить «штраф». Нетрудно догадаться, что именно он подразумевал.
После окончания ремонта продолжились совместные прогулки, посещения кафе и кинотеатров, чаепития с Петром Никаноровичем, который не мог налюбоваться на эту пару, ощущая внутреннюю гордость за то, что поспособствовал их соединению. Такое положение дел полностью устраивало Виктора, а вот Кулёмина с каждым днём всё больше задумывалась кое над чем. И, как выяснилось, одна она решить эту «проблему» не могла.

- И кто же это вспомнил о простых смертных? – Лера Новикова отозвалась по обыкновению звонко, так что Лена даже убрала телефон от уха на несколько секунд. – Хочешь пригласить меня на свадьбу?
- Какую свадьбу? С кем?
- Ой, а разве не с кем? Думаешь, почему тебя никто не трогает? Не звонит, в гости не приходит? На репетиции не зовёт? – не дав собеседнице даже задуматься над этими вопросами, Лера сама же на них и ответила: - Потому что все уже в курсе, с кем ты пропадаешь. Дают тебе насладиться мгновениями неземного счастья. – На этом пафос в голосе бывшей барабанщице закончился. – Только, судя по тому, что ты сама мне позвонила, счастье это не такое уж безоблачное? – Вопросительная интонация в конце фразы имело чисто номинальный характер.
- Во-первых, спасибо, что всё-таки дала мне вставить хоть слово. – Новикова хмыкнула. – Во-вторых, опять же поклон до земли, что проявили немыслимое милосердие, не приставая с расспросами. И в-третьих, - непродолжительная пауза, - мне нужна твоя помощь.
- Ну наконец-то! Я уж думала, что ты никогда не дойдёшь до этого пункта! Так где: у меня или у тебя?
- Что?
- Встречаемся, говорю, где? Это ведь, насколько я могу судить, не телефонный разговор?
- Через полчаса буду у тебя, - Лена смирилась, что Лера всегда всё знает лучше и раньше других.
- Угу, и захвати мороженого. А что? – среагировала на многозначительное молчание в трубке. – Мне же нужно чем-то питать свой мозг!
- Какое? – Кулёмина со столь сокрушительным доводом спорить не стала.
- Естественно, шоколадное!

Через сорок минут Лена стояла около квартиры Новиковых. Дверь распахнулась раньше, чем девушка успела нажать на кнопку звонка.
- Я тебя уже заждалась! – Лера буквально втащила её в прихожую. – Рассказывай!
- Может, мы хотя бы положение поудобнее займём?
- Ох, и вредная ты, Кулёмина!
Новикова умчалась на кухню, прихватив с собой пакет с мороженым. Лена только вздохнула, лишённая возможности ответить на столь несправедливое замечание. Но, будучи в невыгодном положении человека, нуждающегося в совете, проявлять свои эмоции постеснялась. Поэтому она поплелась следом за подругой, по пути пытаясь подобрать слова, чтобы сформулировать свою речь, избегая подробностей. Хотя, это ведь бесполезно: Лерка выведает всё, что ей нужно.
Когда Кулёмина появилась на кухне, Новикова уже сидела за столом и уминала мороженое из огромной розетки.
- Садись, - кивнула она на стул, пододвигая такую же розетку, как у себя. – Ну-с, какие у нас проблемы?
- Никаких. У меня просто есть некоторые затруднения.
- Угу-угу, - Лера с многозначительным видом усмехнулась.
- В общем, это касается Степнова.
- Ой, как неожиданно!
- Новикова, не ёрничай! – Лена немного помолчала. – Я хочу, чтобы наши отношения… перешли на другой уровень…
Лера расплылась в довольной улыбке.
- Хм-хм, но для начала мне необходимо знать, на каком уровне вы сейчас, - она захлопала ресницами.
- Ну, я зову его по имени…
- И?
- А может, нет никого «И»? – тут же вскинулась Кулёмина.
- Ой, да ты бы тогда не прибежала, как ошпаренная!
- Новикова!
- Я ещё помню свою фамилию! Колись, давай!
Лена с трудом сдержала желание запустить в прозорливую, но уж очень наглую блондинку ложечку.
- Мы целовались.
- И все?
- Да.
- А ты, как я понимаю, уже хочешь большего?
- … Да.
- Ну так, скажи ему об этом! Представляешь: ты обнимаешь его со спины и жарко шепчешь на ухо: «Я хочу тебя…»…
- Новикова, ты вообще помнишь, про кого мы говорим? – девушка скептически взглянула на замечтавшуюся Леру. Та мгновенно пришла в себя.
- Да, точно. Что-то я упустила этот момент. Мой вариант вполне хорош, если ты хочешь отпугнуть его ещё минимум на год. Хотя…
- И потом, - перебила её Лена, - мне хочется, чтобы он сделал первый шаг.
- Или хотя бы думал, что именно он этот шаг сделал. – Блондинки заговорщицки подмигнули друг другу. – Что ж, Елена Никитична, кажется, у меня уже созрел план…


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Пятница, 30.09.2011, 20:41 | Сообщение # 7
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
- Вить, ты хорошо себя чувствуешь? – С удовольствием поглощающий простую яичницу после продолжительной прогулки Степнов с недоумением посмотрел на сидящую рядом Кулёмину.
- Конечно, Лен! Всё отлично.
- А мне кажется, что у тебя температура: лицо красное.
- Лен, да какая температура? Я здоров, как бык! – однако возражать против весьма приятной процедуры измерения по старинному народному методу не стал. Кулёмина, слегка прикоснувшись губами ко лбу мужчины, отстранилась, несмотря на его попытки задержать её, и с волнением произнесла:
- Точно! У тебя жар! Больше ничего не беспокоит?
- Да не болит у меня ничего! И температуру не чувствую.
- Это не значит, что её нет. – Лена решительно встала и достала из сумки градусник. – Хорошо, что я как раз новый нам с дедом купила, сейчас и проверим.
Виктор покорно сунул градусник под мышку, однако спустя пять результаты удивили его самого.
- Тридцать девять и пять, - Кулёмина скрестила руки на груди и взглянула на него так, что мужчина немедленно почувствовал себя виноватым.
- Но у меня ничего не болит…
- Угу, - Лена скептически кивнула. – А теперь будем лечиться. – Несмотря на сопротивление (правда, вялое), она отправила Степнова в спальню, приказав лечь, обязательно укутавшись потеплее. Едва он скрылся, девушка обхватила голову руками:
- Что я творю?! – она нервно засмеялась, потом несколько раз глубоко вздохнула, возвращая себе серьёзность и одновременно вспоминая наставления Новиковой.

… - Итак, учитывая пожелания заказчика, будет «разводить» Витеньку. Раз ты хочешь, чтобы первый шаг сделал он, значит, надо его спровоцировать, но грамотно. Идеальный вариант: проявить о нём заботу, при этом остаться наедине, у него в квартире и на ночь.
- Ты как себе это представляешь?
- Легко. Представь, что он заболел. Лежит в постели - раздетый, беспомощный, а ты его лечишь…
- Так если он заболеет, ему будет уже не до… Ну, ты понимаешь.
- Да никто и не говорит, что твой Степнов заболеет! Нам нужно просто его в этом убедить и дать тебе тем самым повод остаться у него и «позаботиться». Только презервативы с собой взять не забудь!
- Лера!
- Я уверена, что ты всё сама знаешь - в конце концов, у кого из нас родители – медики? - но напомнить я должна.
- Ох, Новикова! Ладно, как я Степнова заставлю поверить, что он заболел? Он же здоровый, как конь! Зимой без шапки ходит и куртка нараспашку – и хоть бы хны!
- А как я папу в школе обманывала? Во-первых, не вздумай смеяться, а то я тебя знаю! – Лена улыбнулась и послушно кивнула. – Во-вторых, берёшь градусник, нагреваешь его до нужной температуры, а потом – под мышку. И лицо пожалостливее.
- Лер, ты увлеклась, это же не я больную из себя корчу.
- А, точно! В общем, убеждаешь Витеньку, что он болен, отправляешь в постель, он там раздевается (глаза Кулёминой после этой фразы заблестели), сначала усыпляешь его бдительность, а потом – хоп! «Надо сделать растирание»!
- Какое растирание?
- Ну, знаешь, как с температурой боролись? Растирали уксусом, разведённым водой. Помогает отлично!
-Так у него же не будет температуры?
- Лена, не разочаровывай меня! Это всего лишь повод! Как ещё ты получишь «доступ к телу»?
- А дальше?
- А дальше всё зависит от тебя…


- Горло не болит? – Кулёмина появилась на пороге спальни предельно сосредоточенная, даже на лбу появилась морщинка.
- Нет, - Виктор выглядел таким растерянным, что Лена едва не рассмеялась.
- Ладно, тогда выпьешь только «Терафлю», - она протянула стакан с уже разведенным лекарством (на «военном совете» было решено, что это уж точно не навредит, да и на вкус приятно). Степнов послушно выпил. Лена поставила пустой стакан и присела рядом с мужчиной на диван, запуская пальцы ему в волосы и начиная нежно массировать голову. Виктор зажмурился от удовольствия.
- И как тебя угораздило?
- Не знаю, но я согласен так болеть!
- Хитрюга! – Лена наклонилась и поцеловала его, но тут же встала. – Пойду, поставлю чайник.
На кухне она пробыла минут пять, не больше, а когда вернулась…

- Надеюсь, ты звонишь, чтобы поделиться своей радостью по поводу полного и безоговорочного успеха нашей операции? – казалось, что Лера не расставалась с телефоном. – Что-то твоё молчание мне не нравится, чувствуется в нём какое-то разочарование.
- Он уснул, - бесцветным голосом наконец-то отозвалась Кулёмина.
- Ну, так бывает. Мужчины после секса устают, к тому же для Витеньки это такой стресс…
- Он ДО уснул.
- Что? – в трубке наступила тишина, а потом раздалось хихиканье, тщетно маскируемое под кашель.
- Смешно ей, - недовольно буркнула Лена.
- Кстати, - Новикова восстановила дыхание, - ты где сейчас?
- У Степнова, деда ведь уже предупредила, что не приду. Сижу на кухне, смотрю в окно и злюсь.
- Приятное занятие, но бесполезное. Иди лучше к нему, ляг под бочок…
- Да, может, спросонья и сообразить не успеет!.. Лер, я нормально хочу!
- Боюсь, это не наш случай.
- И что теперь делать?
- Тебе – идти и поспать. Ты должна быть свежей и красивой. А я посижу и подумаю ещё.
- Новикова, два часа ночи!
- Ну и что? Мне для любимой подруги ничего не жалко!
- Ага, признайся лучше, что твоё самолюбие задето.
- Ну, и это тоже. Так, Кулёмина, не умничай! Не то в одиночку будешь Степнова соблазнять!
- Молчу-молчу! Спокойной ночи.
- Что-то мне подсказывает, что ни для одной из нас она таковой не станет…


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Воскресенье, 02.10.2011, 18:45 | Сообщение # 8
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
- Лен! - Кулёмину разбудил громкий возглас в коридоре. Она ещё не успела открыть глаза, как скрипнула дверь в комнату. – А, вот ты где! А я уже тебя потерял! – Степнов буквально сиял, а вот Лена его энтузиазма не разделяла, недовольно поглядывая на него из-под одеяла. – Представляешь, у меня уже нет температуры! Ты чудо-доктор! Вставай, мы сейчас отпразднуем это супер-чаепитием!
Виктор вышел, оставив девушку одну, но она не успела даже подумать о нём что-нибудь нелестное (учитывая события вчерашнего вечера), как завибрировал её телефон. Лена взглянула на экран и вздохнула.
- Да, Лер?
- Ты где? – та проигнорировала приветствие и сразу перешла к интересующей её теме.
- У Степнова.
- Уже разговаривали?
- Ну, он порадовал меня известием, что уже абсолютно здоров! Это всё.
- Отлично! Значит, так. Сейчас говоришь, что нехорошо себя чувствуешь, и быстро оттуда сматываешься! Встречаемся около моего дома через двадцать минут.
- Лер, о чём ты?
- Делай, что говорят! И быстро!
Новикова отключилась, и в этот же момент снова заглянул Степнов.
- Ленок! Ты чего ещё лежишь? А ну вставай!
- Да встаю я, встаю, - Кулёмина дождалась, пока темноволосая голова исчезла за дверью, потом нехотя встала, попутно ворча: - Раскомандовались все! Лена делай то, сделай это… Достали!
Она натянула джинсы, поправила футболку, в которой и спала на диване в «гостевой» комнате, завернувшись в плед. Решив не травмировать свою психику, в зеркало глядеть не стала. Выскользнула в коридор и ринулась сразу в прихожую. Она уже надевала кроссовки, когда появился растерянный Степнов.
- Лен, ты куда?
- Вить, я домой пойду. Что-то нехорошо себя чувствую.
- Подожди, я тебя провожу, - мужчина засуетился.
- Не надо! Ты же собирался со Шреком… то есть, с Савченко поговорить.
- Но я позже к тебе зайду!
-Конечно, конечно, - Кулёмина выскочила из квартиры, даже не поцеловав его на прощание, и побежала к дому Новиковых. Вопреки всему предшествующему опыту Лера уже стояла у подъезда и нетерпеливо подпрыгивала на месте.
- Ну наконец-то! Ты что так долго?
- Думаешь, так легко сбежать от Степнова? Что ты там придумала?
- Продолжим осаду неприступного физрука! Ты сказала ему, что плохо себя чувствуешь?
- Да, потом еле отвязалась, он всё рвался проводить.
- И чем ты его «успокоила»?
- Отправила к Шреку, он же не может теперь работать вместе с Уткиной.
- Да уж, это похлеще смертельного номера в цирке будет! Значит, у нас есть час два-три. Должны успеть!
- Что успеть-то? – Но Лера уже схватила её за руку и потащила за собой.

- Новикова, я тебя убью! – Лена, оказавшись в магазине нижнего белья, попыталась вырваться на волю, но попытка не удалась.
- Это единственный способ! – Лера вцепилась в подругу мёртвой хваткой.
- Сомневаюсь!
Они ещё долго выясняли бы целесообразность посещения этого заведения, но тут к ним подскочила улыбчивая продавец-консультант.
- Я могу вам чем-нибудь помочь?
- Не надо, - Новикова ослепительно улыбнулась в ответ. – Мы сами посмотрим. Кулёмина, чего встала?!
- Я не сдвинусь с места, пока ты мне всё не расскажешь!
- Ох, упрямая! Ладно, раз не получилось с болезнью Степнова, будешь болеть ты.
- Что?
- Включи воображение: Витенька, подогреваемый переживаниями за твоё здоровье, прибежит к вам домой, где – совершенно случайно – ты будешь одна, якобы с температурой, так как «заразилась» от него; он начинает за тобой ухаживать, потом тебе вдруг становится жарко (кстати, имеешь право, ты же болеешь!), откидываешь одеяло, а там… Красивое откровенное бельё – и он твой!
- У тебя очень изощрённая фантазия, но даже это не сработает.
- Это ещё почему?
- Потому что: а) он немедленно вызовет «скорую помощь»; б) начнет поить меня чаем с малиной и укутывать во всё, что толще тюля; в) оба пункта плюс лекция о необходимости закаливания и профилактики простудных заболеваний. Плавали, знаем.
- Эх, было бы больше времени, я бы у тебя выпытала, где это вы на пару со Степновым «плавали», но на нас уже косятся, так что пошли выбирать.
- Лер, я же говорю тебе, что это бессмысленно!
- Ты уверена? Он уже видел тебя в чём-то, хоть немного не напоминающем скафандр?
Лена задумалась, чем немедленно воспользовалась коварная Новикова и сунула ей комплект из розового кружева:
- Смотри, какая прелесть!
- Нет! Ты что, я ни за что ЭТО не надену!
- Даже ради Витеньки?
- Если Степнов меня в этом увидит, то точно «скорую» вызовет, только психиатрическую бригаду…
- Ну, тебе не угодишь!
- Пошли отсюда, а?
Но Лера не услышала эту мольбу о пощаде, так как уже вела переговоры с той самой продавщицей. Вернулась через минуту, довольная и улыбающаяся.
- Кажется, я нашла решение нашей проблемы.
- Когда кажется, креститься надо, - буркнула Кулёмина, но послушно последовала за подругой, уже искренне сомневаясь, стоило ли вообще просить помощи у Новиковой. Остановились они у стеллажа с бельём в спортивном стиле. Помимо воли у неё вырвался восхищённый вздох.
- Да, как же я сама не сообразила, - Лера подмигнула и сделала приглашающий жест рукой: - Выбирайте, мадемуазель.
Ввиду ограниченного времени долго не мучились, скоро Кулёмина уже направлялась в примерочную. Новикова заняла позицию возле её кабинки, успевая строить глазки заходившим в магазин молодым людям.
- Лер, - послышался из-за занавески громкий шёпот, - посмотри.
Новикова немедленно нырнула внутрь и восхищённо присвистнула:
- Ленка, зря ты на выпускной так не пошла!
- Убью!
- Ладно, ладно, но ты действительно красотка, я даже завидую.
- Льстишь, подруга. – Но ей и самой нравилось отражение в зеркале: комплект был выполнен в чёрном цвете с белой окантовкой - короткая обтягивающая маечка и уж совсем короткие шорты-трусики - лаконично, как она и любила, но в то же время весьма сексуально. И фраза про длинные ноги, брошенная когда-то на тренировке, оправдывалась полностью.
- Сейчас проверим.
Не успела Кулёмина сообразить, как Лера уже вытащила её из примерочной и обратилась к парню, разглядывающему витрину с пеньюарами:
- Молодой человек, вы не находите, что моей подруге очень идёт этот комплект?
- Ага, - ошалевший парень смог ответить лишь междометием и кивком, впрочем, Новикову это вполне удовлетворило. Она снова зашла за занавеску, где уже скрылась красная от смущения Лена.
- Что ж, оружие проверено, убойность максимальная…
- Я тебя придушу!
- Позже, милая, позже. Сейчас нам срочно нужно ещё в один магазин, Степнов скоро будет на месте!


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Воскресенье, 09.10.2011, 16:19 | Сообщение # 9
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Лена с объёмным пакетом в руках поднималась по лестнице, вспоминая напутствия Новиковой. По их расчётам Степнов мог появиться уже через полчаса, а значит, времени в обрез. А ведь столько ещё сделать нужно! В первую очередь, надо было решить, как остаться в квартире одной. Отправить деда в гости к Василию Даниловичу? А их обоюдная страсть к «профилактическому» употреблению всевозможных наливок. Алкоголизмом это не назовёшь, но всё равно боязно как-то. Посоветовать погулять пару-тройку часов? Да уж, гениально! Не дед, а просто марафонец какой-то! Да, задала себе задачку. Решив, что сначала подготовится сама, следуя указаниям Леры (то есть: 1) принять душ с «вот этим обалденно пахнущим гелем»; 2) воспользоваться скрабом для тела, «после которого твоя кожа станет такой нежной, что он не сможет оторваться»; 3) натереться то ли кремом, то ли лосьоном… Новикова с такой скоростью выбирала эти средства, что Лена лишь приблизительно знала, что находится у неё в пакете), она достала ключи.
Надежда на то, что Пётр Никанорович сам куда-нибудь денется, не оправдалась: дед, услышав, как она зашла в квартиру, показался на пороге кухню.
- Леночка, наконец-то! А я уж хотел Виктору звонить. Кстати, как он там?
- Здоров, - ответила односложно, попутно ещё раз помянув в мыслях добрым словом сонливость любимого человека.
- Вот и хорошо, - Кулёмин улыбнулся. – Будешь со мной чай пить?
- Нет, я лучше в душ.
Проделав все необходимые процедуры и надев новый комплект, пару минут с удовольствием покрасовалась перед зеркалом, подмигнула своему отражению и вышла из ванной, завернувшись с длинный махровый халат, который ей прислали родители ещё на Новый год и который до этого висел без дела. В таком виде она и появилась на кухне.
- Лен? – удивился Пётр Никанорович, увидев внучку, в своей сознательной жизни ни разу не надевавшую халат. – У Виктора дома… что-то случилось? – осторожно поинтересовался он спустя несколько секунд.
- А что там могло случиться? – Лена недоумённо взглянула на него, а потом, сообразив, залилась краской. – Дед! Как ты мог такое подумать?!
- А что? – стал защищаться фантаст. – Вы люди молодые, горячие оба… Если бы мне в юности такая возможность подвернулась…
- Дед!!! – девушка уже не знала, куда деться от смущения, но ведь, по сути, он был прав. Разве не за этим она оставалась у Степнова? Поэтому добавила уже более спокойным тоном: - Ничего не было. И вряд ли будет, - уже совсем тихо, но Кулёмин проявил чудеса слышимости.
- Что, сопротивляется? – Лена даже чаем поперхнулась, услышав такое, а Пётр Никанорович ей лишь подмигнул: - Ничего, найдём и на него управу. Только с правнуками повремените, ладно?
Она смотрела на лукаво улыбающегося фантаста и не могла поверить, что это происходит с ней на самом деле. Но в этот момент раздался нетерпеливый звонок в дверь. Лена и дед переглянулись.
- Степнов, - выдохнула девушка.
- Что мне сказать? – деловито поинтересовался Кулёмин.
- Скажи… скажи, что я нехорошо себя чувствую! И… задержи его минут на пять! – Лена вихрем умчалась из кухни, решив, что разбираться со своими ощущениями от того, что её собственный дед помогает ей соблазнить её молодого человека, будет позже. Если повезёт, намного позже. Влетев в свою комнату, она кинулась разбирать диван, параллельно прислушиваясь к тому, что происходило в прихожей. А там Пётр Никанорович уже здоровался с обеспокоенным Виктором. Правда, не давал тому сказать и слова, искусно забалтывая мужчину своим рассказом о новом романе. Плавно речь о том, что это будет новый шедевр, перешла на издательство, куда фантасту нужно съездить прямо сейчас, да вот беда – внучка приболела. На этой фразе Степнову удалось пробиться сквозь словесную завесу профессионала с его взволнованным: «Всё-таки заболела? Где она? «Скорую» вызывали?» Пришлось Кулёмину его успокаивать, мол, ничего серьёзного, медицинской помощи не требуется, но пригляд нужен. А ему, как на грех, надо ехать. Да и вернётся, наверное, поздно, если вообще вернётся. Как раз в том районе у него приятель живёт, сегодня у того юбилей, очень звал, неудобно будет, если не приедет… Естественно, через секунду Пётр Никанорович получил заверения, что Виктор присмотрит за Леной и что он может ехать по своим делам и не беспокоиться. Уже лежащая под одеялом Кулёмина только диву давалась, как ловко всё получилось у деда. Между тем тот, судя по доносящимся фразам, одевался, а значит, скоро в комнате появится Степнов. Девушка начала растирать себе лицо ладонями, чтобы кровь прилила к лицу. Хлопок входной двери. Её чуть не одолел нервный смех, но, вспомнив про психологию победителя, она постаралась принять «больный» вид. Как это выглядит, она представляла смутно, но надеялась, что Виктор поверит.
Какой-то робкий стук в дверь, и вот он уже заглядывает в комнату.
- Не спишь?
- Нет, - Лене жутко захотелось спрятаться под одеяло, и она по-настоящему покраснела. Только не от болезни, а от стыда – столько тревоги было в глазах мужчины.
- Ну и как же ты умудрилась, спортсменка? – поняв, что дело действительно не так серьёзно, как он уже себе навоображал, Степнов повеселел. Прошёл и присел рядом с ней на диван.
- А сам-то, - обиженно буркнула девушка, неожиданно для себя полностью войдя в роль.
- Да, ты права. Вот знал же, что нельзя тебе было оставаться вчера у меня!
- Да всё нормально! – подорвалась Лена. – У меня даже температуры нет. – Она села. Укрывавшее её лёгкое одеяло, естественно, сползло, явив взору мужчины верхнюю часть соблазнительного белья. Виктор нахмурился. Потом резко поднял одеяло, отчего девушка даже испуганно дёрнулась.
- Вот так и знал! Кулёмина, ты чем думаешь?! Ты же так ещё больше заболеешь! Так, тебе срочно нужно надеть что-то теплое.
- Зачем? – понимая, что план Новиковой опять летит в тартарары, Лена решила всё же идти до конца. – А может, мне жарко?! – уже натурально злясь, она сама откинула одеяло, представ во всей красе своей юности.
- У тебя всё-таки температура? – Степнов, казалось, даже не обратил на это внимания. Притянул к себе, обжигая прикосновениями к обнажённой коже, и губами – как вчера она – приложился ко лбу. – Ну точно! Горишь же вся! И дышишь так часто! Всё, Кулёмина, давай, ложись и укутывайся хорошенько. – В принципе, он сделал всё это сам, потом ещё раз поцеловал её в лоб и встал. – Я на кухню. Посмотрю, что есть у вас в аптечке, и чайник поставлю. Я скоро, не скучай.
Как только он вышел из комнаты, Лена снова села и со всей силы ударила по подушке, простонав:
- Ну, Степнов!
Радом завибрировал мобильник. «Новое сообщение» - «Открыть»
«НУ КАК?!»
«А ты как думаешь?»
Мобильный снова ожил. Лена приглушённым голосом ответила:
- Да, Лер?
- Только не говори мне, что он опять уснул?!
- Нет, бодрствует. Только легче от этого не становится. Он меня сейчас лечить будет.
- А он тебя уже видел?
- Даже два раза.
- И что, никакого эффекта? – поражённо воскликнула Новикова. Молчание оказалось красноречивее слов. – Лен, а может, он того… Ну, не может?..
- Ты предлагаешь мне у него сейчас это спросить?! – взорвалась Кулёмина. Тут же прибежал взволнованный Виктор, девушка едва успела спрятать телефон под подушку.
- Лен, что случилось? Ты почему кричишь?
- Ты долго, я пить хочу.
- Сейчас чай принесу, он уже почти заварился. Потерпи чуток, - он подмигнул и вышел. Кулёмина снова поднесла телефон к уху. Оказалось, что всё это время Лера высказывала всё, что она думает по этому поводу, поэтому Лена услышала:
- … так что завтра встречаемся в кафе. На этот раз ему точно не отвертеться!
Эмоциональная Новикова отключилась до того, как подруга смогла согласиться или отвергнуть её предложение-ультиматум. Лена пожала плечами и положила телефон.
- В кафе, так в кафе.
- Ленок, я уже иду! – донеслось из коридора. В белокурой головке мелькнула одна очень привлекательная мысль. Девушка хитро улыбнулась:
- Ну, иди, иди…

Вернувшегося вечером Петра Никаноровича (всё-таки никакого приятеля с юбилеем в помине не было, а к Даниловичу именно сегодня внуки нагрянули) встретил взмыленный Степнов, который долго ещё недоумевал, какой капризной стала Лена под влиянием болезни: то то принеси, то это, то чай несладкий, то переслащённый, то жарко, то холодно… Кулёмин сочувствующе кивал, усмехаясь про себя, какая же уже взрослая и сообразительная стала у него внучка.


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))

Сообщение отредактировал Галлюцинация - Воскресенье, 09.10.2011, 16:21
 
ГаллюцинацияДата: Вторник, 11.10.2011, 18:20 | Сообщение # 10
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
- Привет, - Лена плюхнулась на стул. Что-то чертящая на салфетке Новикова подняла голову.
- Ага.
- Лер, с тобой всё в порядке? – Кулёмина искренне заволновалась. – Какая-то ты… тихая…
- Да я из-за вас, Степновы-Кулёмины, уже третью ночь не сплю! Голова болит.
- Прости, - Лена почувствовала себя виноватой. – Может, тогда отменим всё это?
- Ну уж нет! Зря я столько мучилась, что ли?! Но сначала давай подкрепимся, инструктаж будет долгий.
«Приговорив» по паре чашек чая вкупе с тремя пирожными каждая и вновь полюбив весь мир, блондинки всё же решили приступить к больному вопросу. При этом Лера сделала скорбное лицо:
- Если уж и это не поможет…
- Я его убью, - абсолютно спокойный тоном прервала её Кулёмина. – И я тебя убью. И вообще, всех убью! – Девушка резко подорвалась с места, так, что стул упал на пол, и ушла.
- Ого, вот что с людьми воздержание делает! Даже сладкое не помогает, – Новикова ухмыльнулась и принялась за четвёртое пирожное. Через минуту поднятый официантом стул был отодвинут в сторону.
- Рассказывай!

Виктор уже собирался выходить, как в дверь позвонили. Недоумевая, кто бы это мог быть, открыл дверь и увидел сияющую белозубой улыбкой Кулёмину.
- Лена? Ты почему… Ты что здесь делаешь?! Ты же болеешь!
- Уже нет, - девушка прошмыгнула мимо него в квартиру и разулась. – Я абсолютно здорова. Это какой-то скоротечный вирус.
Вспомнив своё практически молниеносное выздоровление, Степнов был вынужден согласиться. Впрочем, его никто особо не спрашивал. Кулёмина уже хозяйничала на кухне, сделав обоим по кружке чая.
- А я как раз к вам собирался.
- Значит, я вовремя успела, не то разминулись бы, - Лена с удовольствием принялась за печенье. Всё-таки она изрядно нервничала, а еда давала иллюзию спокойствия. – Кстати, я же вчера так и не спросила: как Савченко?
- О, ты не представляешь, как всё удачно сложилось! – оживился Виктор, вспоминая разговор с директором. – Николай Павлович, конечно, был не очень доволен, что я ухожу из школы, но предложил такой вариант: поменяться.
- Что? – от удивления она даже забыла про печенье.
- В 343-й преподаватель физической культуры, - оба улыбнулись от столь уважительной формулировки, - переезжает с семьёй в наш район, они поменялись с доплатой, так как скоро у них ожидается прибавление, поэтому и зашёл разговор об обмене. Им удобно, мне недалеко, и школы без учителей не останутся. Представляешь, как здорово?
- Да, удачно всё сложилось, - поддержала его радость Лена. Да и ей самой мысль, что рядом не будет крутиться Уткина, пришлась по душе. – Ой! Сейчас же повтор вчерашнего матча по баскетболу будет! – внезапно подскочила она, слегка напугав мужчину. – А я из-за болезни своей его пропустила! Давай посмотрим? А чтобы интереснее было, заключим пари на счёт. Кто проиграет… делает другому массаж! – девушка выпалила это на одном дыхании, опасаясь, что он её перебьёт. И оказалась права: Степнов уже открыл рот, чтобы признаться, что сегодня утром посмотрел счёт в новостях спорта, но прозвучавший «приз» заставил его изменить намерения. Правда, некстати проснулась совесть, но он решил «договориться» с ней тем, что он предоставит Лене выбирать команду, за которую она будет болеть. Чтоб уж хоть какой-то намёк на честность был.
- Хорошая идея. За кого болеешь? – затаил дыхание в ожидании ответа.
- За «Спартак». – Ответ девушки заставил его возликовать, естественно, внутренне, но Виктор не знал одного: Кулёмина тоже посмотрела счёт и точно знала, что именно ей нужно.
- Тогда я за «ЦСКА». – Тщательно скрывая свои эмоции друг от друга, они прошли в комнату, включили телевизор на нужный канал и чинно сели рядышком на диван. Продлилось это видимое спокойствие недолго. Хоть и знал каждый, чем закончится матч, но вскоре оба стали переживать по-настоящему. К тому же, как спортсмены не могли не замечать ошибки или, наоборот, удачные пасы и трюки. В общем, получили массу положительных впечатлений. Когда раздался финальный свисток, Степнов развернулся к якобы расстроенной Лене.
- Проиграла, - он честно старался не показать своей радости, всё-таки его победа не была честной, но прогнать улыбку с лица не получалось.
- Ну и ладно, - Кулёмина боялась, что не сможет скрыть усмешки – попался! – поэтому торопливо бросила: - Раздевайся!
- Что? – он даже поперхнулся от такого повелительного тона.
- Я буду делать тебе массаж через футболку? – Искреннее удивление на лице девушки заставило его устыдиться собственной недалекости. Немного смущаясь, стянул с себя футболку и быстро лёг на живот, спрятав в лицо в диванной подушке. То, что расслабиться у него не получится, понял сразу же: организм мгновенно среагировал на усевшуюся сверху Лену. Девушка же деловито принялась растирать кожу, подготавливая «плацдарм».
- Вить, расслабься! Мышцы – как камень!
- Легко сказать, - буркнул он в ту же спасительную подушку.
- Что? – Если бы Степнов сейчас мог видеть лицо Кулёминой, то непременно удивился бы её самодовольной улыбке.
- Я стараюсь, - уже громче, но сквозь зубы – поглаживания перешли в разминания.
- Тебе неприятно? – Лена по-настоящему наслаждалась ситуацией.
- Всё… отлично… - фраза получилось прерывистой, потому что девичьи руки в данный момент перекочевали на поясницу. «Почему я не выбрал «Спартак»?!..»
- Переворачивайся, - интимно прошептала ему на ухо, наклонившись. Виктор дёрнулся.
- Зачем? – получилось испуганно.
- Сделаем циркулярный массаж…
В следующее мгновение она оказалась на полу (опущенная бережно, но молниеносно), а ещё через секунду хлопнула дверь в ванную.
- СТЕПНОВ!!!
Метнулась туда же, дёрнула дверь, но та оказалась закрыта.
- Ты издеваешься?! – стукнула кулаком.
- Лен, это неправильно… - донёсся с той стороны сквозь шум воды чуть виноватый голос.
- Почему?!
- Тебе семнадцать…
- У-у-у, - девушка сползла по стене, усаживаясь на пол. – Между прочим, сексуальное согласие в России с шестнадцати. Мне уже год, как можно ВСЁ! Или это вы, Виктор Михайлович, ещё несовершеннолетний? Может, у вас опыта недостаточно? Не волнуйтесь, я буду нежной…
Её монолог прервался: дверь в ванную распахнулась, и на пороге показался Степнов – растрёпанный, с каплями воды на лице и волосах, с совершенно безумным взглядом. Умелая подсечка – и он лежит на полу, а коварная Кулёмина устроилась сверху и, не теряя времени, стала его целовать. Автоматически взметнувшиеся при падении руки в ходе обратного движения нашли свое пристанище чуть пониже спины девушки. Это стало последней каплей для взбудораженного всем происходящим организма. Рассудок самоустранился, а вот некоторые инстинкты, так долго подавляемые, торжествующе подняли голову. Лена немедленно почувствовала, что первенство в поцелуе перешло к мужчине, чему только обрадовалась. Горячие большие ладони беспорядочно заскользили по желанному телу, узнавая, запоминая, желая…
Он уже пробрался под девичью футболку, как внезапно почувствовал холодок.
- Лена? – он растерянно посмотрел на почему-то стоящую девушку.
- А всё, я теперь злая, - она развела руками, мол, звиняйте хлопцы – сала нема, и убежала в прихожую.
- КУЛЁ-Ё-Ё-О-О-О-МИНА!!! – протяжный вопль, больше похожий на рык, заглушил хлопок входной двери.


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Суббота, 05.11.2011, 20:03 | Сообщение # 11
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Безмятежность летнего вечера, который Пётр Никанорович Кулёмин хотел полностью посвятить творчеству, была безжалостно прервана какой-то истерической трелью дверного звонка. Недоумевая, кто бы это мог быть, пожилой фантаст вышел в прихожую, открыл в дверь, и его чуть не сбила влетевшая внучка.
- Лена? – Кулёмин донельзя удивился не только тому, что девушка пришла домой, но ещё его поразил и её внешний вид: взъерошенные волосы, блестевшие даже в полумраке глаза, припухшие губы… Не задерживаясь, Лена скинула кроссовки и, взяв их в руки, скрылась в своей комнате. Через секунду она снова выглянула, озадачив деда своей репликой:
- Меня нет. Ни для кого!
Белокурая голова исчезла, оставив Кулёмина размышлять о причинах такого поведения в одиночестве. Правда, долго это одиночество не продлилось. Не успел фантаст повторно сесть за печатную машинку, как вновь раздался звонок. Уже догадываясь о личности гостя, Кулёмин распахнул дверь:
- Здравствуй, Виктор! Какими судьбами?
- Здрасти, Пётр Никанорович, - Степнов зашёл в квартиру, попутно осматривая прихожую на предмет улик. Таковые обнаружены не были, но он всё равно для верности поинтересовался: - А Лена дома?
- Нет, - честно солгал фантаст. – Ты проходи на кухню, вместе подождём, за чайком-то веселее будет.
Но «веселее» было только Кулёмину: он, едва сдерживая ухмылку, наблюдал за нервничающим Степновым. А тот уже готов был на стенку лезть. Сначала он не особо переживал, с минуты на минуту ожидая хлопанья входной двери, но по мере движения стрелок часов стал беспокоиться. По его расчётам Лена должна была вернуться уже полчаса назад. При этом он не хотел тревожить Петра Никаноровича, поэтому сейчас судорожно соображал, как бы отправиться на поиски девушки, не ставя фантаста в известность о своих планах. Он уже начал вставать, как Кулёмин потянул его за рукав, заставив сесть обратно.
- Она дома.
- Что? – полностью поглощённый своими мыслями Виктор не сообразил, о чём тот.
- Ленка, говорю, дома. Пришла за пару минут до тебя.
- Ну, Кулёмина! – Степнов вскочил, сжимая кулаки.
- Сядь! – прикрикнул на него Пётр Никанорович. – Ну пойдёшь ты сейчас к ней, поругаетесь – горячие уж больно оба… Нужно тебе это? - Виктор задумался на секунду, потом сел и снова взялся за кружку. – Вот и хорошо. – Кулёмин подлил себе кипятку. – Может, расскажешь что случилось?
Степнов смутился.
- Не думаю, что вам это будет интересно… Лучше расскажите мне о вашем новом романе!
За обсуждением этой необъятной темы прошло около двух часов, когда Виктор решил наконец откланяться. В прихожей он кинул мимолётный взгляд на закрытую дверь комнаты, где скрывалась одна очень его интересующая блондинка, ухмыльнулся и нарочито громко попрощался с Петром Никаноровичем. Едва он ушёл, Лена выглянула из своего укрытия. Убедившись в отсутствии присутствия, она уже смело прошествовала на кухню, попутно забросив кроссовки в тумбочку, сполоснула кружку, из которой пил Степнов, налила чаю и уселась за стол.
- И что это было? – на кухне появился и Кулёмин.
- Ничего, - чтобы скрыть улыбку, девушка уткнулась в кружку.
- Ты поаккуратнее, жалко мужика-то!
- Дедуль, обещаю: ни один Степнов не пострадает! – Лена встала, помыла посуду и, чмокнув старика, ушла спать.

На следующее утро Виктор стоял на площадке перед дверью Кулёминых в новеньких джинсах и рубашке, гладко выбритый, сжимая в руках букет из белых роз. Волнуясь, нажал на звонок. Заготовленная речь так и не сорвалась с губ, потому что в дверном проеме, как и вчера вечером, возник улыбающийся Кулёмин.
- А, Витюш! Заходи. Ты чего так рано? Чаю будешь?
Казалось, даже цветы понурились вместе с их обладателем. Однако Степнов мужественно решил преодолеть это препятствие к своему счастью, зашёл в квартиру, разулся и, неся букет наперевес, словно знамя, направился на кухню. Там уже хозяйничал довольный жизнью фантаст.
Первые десять минут Виктор честно пил осточертевший чай, а потом всё-таки рискнул спросить, где же его ненаглядная.
- Так они с подружкой её, Лерой Новиковой, на пляж ушли.
- Какой пляж?! – Степнов не мог поверить, что Ленка ушла куда-то без него.
- Ну, Вить, откуда же я знаю, какой, - недопонял его Пётр Никанорович. – Пляжей ведь много. Да ты подожди, подожди. Скоро, наверное, вернутся девчонки-то…
Это «скоро» стало самым мучительным испытанием для преподавателя физической культуры 345-й школы за всю его жизнь. Он с трудом смирился, что любимая блондинка нагло ушла куда-то не в его умопомрачительном обществе, а потом его настигло понимание, КУДА эта самая блондинка ушла. Глупо было бы думать, что Кулёмина отправится на пляж в излюбленных джинсах и футболке, а значит… Значит, что всякие там извращенцы и маньяки будут смотреть на ЕГО девочку? На то, как она в купальнике выходит из воды… Как капли воды стекают с её волос на длинную нежную шею, а потом ниже, прямо между…
- Вить, с тобой всё в порядке? Ты так тяжело дышишь? – обеспокоенный голос Петра Никаноровича вовремя прогнал наваждение. Степнов громко выдохнул:
- Всё хорошо. А Ленка когда вернётся?
- Так я ж откуда знаю!
- А, ну да…
И всё начиналось с начала. Только в четыре часа пополудни послышался скрежет ключа в замке, и прихожая заполнилась весёлыми юными голосами. Не успел Клёмин произнести «А вот и…», как Виктор уже вёл серьёзную битву с зелёными глазами напротив.
- Привет! – Лена, как в ни в чём ни бывало, чмокнула его в щёку и обратилась к стоящей у двери Новиковой: - Пошли, чаю попьём!
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - кудрявая блондинка уверенно прошла мимо него и, как ему послышалось, злорадно хихикнула. Делать было нечего, пришлось идти за ними и возвращаться к своей чайной «диете», при этом в разговоре он практически не участвовал (девушки прекрасно справлялись сами), лишь бросал тоскливые взгляды на не замечающую его плачевное состояние Лену. Наконец, подруги стали прощаться. Только Степнов воспрянул духом, как Кулёмина повернулась к нему и попросила проводить Леру до дома, а она ляжет отдохнуть, а то слишком устала. Скрипя зубами, мужчина кивнул и всю дорогу, игнорируя щебетание Новиковой, размышлял, как ему исправить ситуацию. Ведь ясно же было, что Ленка ему просто мстит. Весьма изощрённо, возможно, с подачи той же Леры, но разве ж он не найдёт выход?

И началась осада дома Кулёминых. Виктор проводил там всё своё время, с утра и до вечера, но так за неделю и не смог застать Лену одну, чтобы серьёзно (и с каждым днём всё серьёзнее) с ней поговорить. Девушка была просто неуловима. То она пропадала на пляже или в магазинах с Новиковой, то навещала Гуцула и Полину, которые планировали в скором времени пожениться и сейчас готовились, по мере возможностей, к свадьбе, то вдруг объявились «Ранетки» с возобновившимися репетициями… А если когда и появлялась дома, то исключительно в компании с кем-то, чаще всего с Лерой, которую Степнов уже тихо ненавидел. Но даже тех до боли малочисленным моментов, когда он видел любимую блондинку, хватало, чтобы нарушить его душевный покой! Кулёмина, будто специально (хотя почему будто?!), стала носить короткие и совсем короткие шорты и топы, открывающие невообразимо соблазнительный животик, и при каждом удобном случае то потягивалась, то наклонялась, то искала что-то в верхнем шкафчике, встав на табуретку прямо у него перед глазами… В общем, издевалась, как могла! И самое главное – собственный организм, лелеемый все это годы, её в этом бессовестно поддерживал! Именно сейчас ему приспичило с садисткой настойчивостью воспроизводить перед его мысленным взором изображение Лены в белье, когда она болела. Да, тогда он слишком волновался за её здоровье, чтобы фокусировать на этом своё внимание, но картинка врезалась в мозг намертво и сейчас преследовала его везде.
Пётр Никанорович, наблюдая за всем этим со стороны, всерьёз подумывал, а написать ли ему роман в новом для себя жанре юмористической фантастики? Вот же они, прототипы, перед глазами! И не знал пожилой писатель, что у него есть конкурент, правда, Валерия Новикова отдавала предпочтение любовным романам…

- Ленка, мне его уже жалко!- Сидящая напротив блондинка подняла голову и усмехнулась:
- А мне нет.
- Я вырастила монстра! – Новикова со стуком опустила голову на столешницу.
- Знаешь, мне порой кажется, что он меня скоро изнасилует, - громким шёпотом поделилась с ней Кулёмина.
- Поверь мне, это будет стопроцентно взаимный процесс, - фыркнула в ответ Лера, выпрямляясь. – О, а вот и наш герой! – В кафе зашёл непривычно серьёзный Степнов.
- Так, я пошла! – Лена сорвалась с места и ринулась к сцене, где заканчивали последние приготовления «Ранетки», однако добраться до неё не успела. На полпути её перехватил Виктор и молча вложил ей что-то в руку, после чего сразу ушёл. Ошарашенная такими действиями блондинка медленно разжала ладонь…

Хлопок двери и звук брошенных на тумбочку ключей, которые он отдал всего пару часов назад, заставили его задержать на секунду дыхание, после чего сердце зашлось в удвоенном темпе. Стараясь сохранить непроницаемое лицо, он прошёл в прихожую. Лена плюхнула на пол забитую до отказа увесистую спортивную сумку и стала стягивать кеды. Он проглотил комок в горле, увидев, что она снова надела джинсы и футболку, и осипшим голосом сказал:
- Ужин будет через десять минут.
- Угу, - донеслось в ответ. Девушка была занята тем, что запихивала обувь на полку, хотя раньше всегда раскидывала кроссовки по всей прихожей и смеялась, когда он собирал их и ставил на место. Комок в горле грозил перейти в полноценное удушье, поэтому он поспешил вернуться на кухню и снова взялся за сервировку стола. Тонкие руки обвили его торс, горячее дыхание обожгло спину даже через ткань:
- Ты действительно считаешь, что я сюда ужинать пришла?..

Конец первой части


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 


ГаллюцинацияДата: Понедельник, 14.11.2011, 21:44 | Сообщение # 12
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
Часть вторая

Внутренние часы недвусмысленно намекнули, что пора вставать. Лена потянулась. Мозг тут же дал сигнал, что что-то не так, и принялся думать, что именно. С закрытыми глазами процесс всегда шёл быстрее, так что через несколько секунд она поняла, что же её обеспокоило: при потягивании она не ощутила никакого препятствия. А ведь после всего произошедшего вчера и некоторой части сегодня (ведь новые сутки начинаются с полуночи, а они угомонились далеко за…) Степнов должен был, как минимум, лежать рядом, а как максимум – держать её в своих крепких и жарких объятиях. И где он? Рука сама потянулась к висящей на спинке стула мужской футболке, но замерла на полдороги. Потом решительно схватила собственные джинсы и майку. Лена натянула свои вещи и почувствовала себя намного увереннее. Забрав торчащие в разные стороны волосы в пучок, передвигаясь исключительно на носочках, она прошмыгнула в коридор. Со стороны кухни раздавались непонятные звуки. Девушка с предосторожностями заправского партизана двинулась в ту сторону. Короткий взгляд из-за косяка – всё по-старому: Виктор готовил завтрак. Ну, хоть не сбежал! Хотя… Это же его квартира! Уже решительнее показалась в комнате.
- Привет. – И замерла в ожидании.
- Доброе утро! – Мужчина расплылся в улыбке, оставил кастрюлю, в которой что-то помешивал, подошёл и поцеловал в висок. Она улыбнулась в ответ.
- Что готовишь?
- Кашу. Гречневую. – Лена изменилась в лице. – Я пошутил. – Она облегчённо выдохнула. – Овсяную.
- Ты смеёшься?
- Нет.
- А-а-а… Я не хочу есть. – Виктор укоризненно посмотрел на неё.
- Лена, завтрак необходим.
- А я худею! – Она решила привести последний «убийственный» довод, чтобы избежать ненавистного ещё с детства приема пищи. – Видишь, как я поправилась? – Девушка приподняла футболку и ухватила себя за бок, показывая якобы скопившийся жир. В следующую секунду её глаза расширились: Степнов, ничуть не смущаясь, резко наклонился и не больно прихватил зубами ту часть тела, которую она только что продемонстрировала.
- Будем исправлять, - распрямившись, он, как ни в чём не бывало, подмигнул едва держащейся на ногах от нахлынувших эмоций Кулёминой. Та, чтобы избежать позорного падения на пол, рухнула на кухонный диванчик, даже не в силах моргнуть. – Дополнительные физические нагрузки… - Лене немедленно вспомнилась прошедшая ночь, и её щёки порозовели. – Пробежки по утрам, качание пресса… - Девушка уже натурально покраснела: а она-то подумала! И когда успела стать такой испорченной? – Ну, и другие… упражнения… - Виктор недвусмысленно провёл рукой по ноге Лены от коленки вверх по бедру, после чего вернулся к плите. Блондинка облегчённо выдохнула: значит, не такая уж она и развратная, всё правильно поняла.
Просто так сидеть и ждать завтрака показалось неприлично, поэтому она решила помочь и накрыть на стол. В результате последовало пять минут неловких столкновений на ставшей вдруг чрезмерно тесной кухне, взаимных извинений и уверений, что ничего страшного не произошло, и мучительных раздумий каждого, как же правильно себя вести. Наконец, сели за стол и принялись ковыряться в каше. Есть ни одному не хотелось, но и о чём говорить – тоже не могли придумать. Ещё вчера с этим проблем не было, а сегодня всё казалось уже другим. И если сначала Виктор ещё мог «прикрыться» делами по хозяйству, то сейчас и он почувствовал неловкость.
- А что ты делать собираешься? – решилась всё же начать разговор Лена, аккуратно, чтобы не выходило за каемочку, размазывая кашу по тарелке.
- Когда? – Степнов видел, чем она занимается, но замечания не последовало, так как он делал то же самое, правда, не столь ювелирно.
- Сейчас… Да и вообще…
- Э-м-м-м… Вообще-то, я обещал Рассказову зайти к нему сегодня,- он вопросительно посмотрел на Лену, мол, ты не обидишься? Девушка постаралась не показать свою радость.
- О, а меня Лерка заглянуть просила! – Оба тут же вскочила с места и засуетились, помогая друг другу убирать со стола. Помыть посуду решили позже, быстро обулись и вышли из квартиры. Около подъезда неловко «клюнули» друг друга в щёку и разбежались.

- Новикова, открывай! Я знаю, что ты меня слышишь!!!
- Всё-то она знает! – Дверь распахнулась, и на пороге показалась не очень довольная (мягко сказано) Лера. – А ты знаешь, во сколько я легла спать? – Не дав ответить, она продолжила: - Вряд ли. Иначе поостереглась бы будить меня ни свет, ни заря.
Лена скорчила рожицу, отодвинула подругу в сторону и шмыгнула в прихожую.
- Пошли на кухню! Разговор есть.
- Эй, это моя реплика! – Хозяйка квартиры прокричала это уже в спину беспардонной гостье, пожала плечами, закрыла дверь и поплелась следом. На кухне её уже ждали кружка с водой и нервничающая Кулёмина, которая и заговорила сразу же, едва Новикова оказалась в пределах видимости:
- Скажи, что я правильно поступила!
- Конечно, правильно! – тут же последовал невозмутимый ответ. – А в чём, собственно, дело?
- Я к Степнову переехала.
- Подожди, - Лера предостерегающе подняла палец, взяла со стола кружку и одним махом осушила её. – Повтори.
- Я переехала к Степнову.
- Значит, мне не послышалось… Шустро ты! Даже я не ожидала.
- Но я же правильно сделала? – взгляд Кулёминой стал жалобнее, чем у котёнка под дождём.
- Ну, наверное, раз ты сидишь здесь и спрашиваешь меня об этом, а не валяешься в каком-нибудь мусорном бачке. Значит, Михалыч не маньяк.
- Лера!
- А что Лера? Лера в шоке.
- Но ведь в этом же нет ничего страшного! – начала убеждать подругу и саму себя Лена. – Мы ведь уже жили раньше…
- Кхе-кхе, - Новикова закашлялась, потянулась к кружке, но та была уже пуста, так что пришлось ей обходиться собственными силами. – Вы ЧТО уже делали?.. Так ты меня со всеми этими «как бы соблазнить Витеньку» за нос водила?
- Нет! Это не то, что ты подумала! Мы просто жили в одной квартире некоторое время… как соседи… И всё хорошо было…
- Ладно, что было, то было, - Лера отказалась от мысли выпытать из Кулёминой подробности. Пока. – Так чего ты ко мне прибежала, если «всё хорошо было»?
- Ну, так сейчас всё по-другому… То есть, не всё, а мы по-другому друг к другу относимся… То есть, не по-другому, а…
- То есть то, что случилось между вами вчера-сегодня, не относится к категории «всё хорошо»? – Новикова не могла отказать себе в удовольствии немного посмеяться над вконец запутавшейся Леной. А нечего было её будить!
- Нет! Как ты вообще могла такое подумать?!
- Слушай, судя по твоим словам, я вообще не должна думать, - усмехнулась Лера.
- Кажется, кто-то надо мной издевается, - Кулёмина подозрительно посмотрела на подругу.
- Разве что совсем чуть-чуть, - невинным тоном ответила та.
- Новикова, я тебя убью! – Лена шутя замахнулась полотенцем.
- Встань в очередь! – Лера не осталась в долгу и показала язык.
- Так всё-таки, я правильно сделала или нет?
- Я не знаю, - пожала плечами. – У нас есть два способа это проверить: ты остаешься, и вы либо живете долго и счастливо, либо по прошествии какого-то времени разбегаетесь. Или - ты забираешь свои вещи, которые, как я полагаю, вы не удосужились вчера разобрать, и уезжаешь обратно к деду. Понятное дело, это не пройдёт бесследно, скорей всего, вы просто-напросто расстанетесь, возможно, даже друзьями.
- Второй вариант мне как-то не нравится, - после недолгого молчания прошептала Лена.
- Тогда нечего и голову ломать.
- Новикова, ты когда такой умной стала?
- А я всегда такой была, просто притворялась! – Обе улыбнулись.
- Лер, спасибо!
- Да не за что! Зачем ещё нужны подруги?
- Ладно. Раз так, подруга, то рассказывай, что у тебя случилось.
- А разве у меня что-то случилось? – Новикова картинно удивилась.
- Лер, если мы только и говорили обо мне и о Степнове, то это не значит, что я ничего не видела. Колись, давай! – Хозяйка квартиры некоторое время поизучала клеёнку, потом решительно подняла голову.
- Мы со Стасом расстались.
- Что? Почему?
- Оказалось, что мы по-разному видим нашу дальнейшую жизнь. Он рвётся в Англию, а я хочу остаться здесь. Он пробовал давить, а ты знаешь, как я к этому отношусь… - Лена понимающе кивнула, потом тихо произнесла:
- Мне жаль.
- Не стоит, - Лера махнула рукой. – У меня уже другие отношения.
- Ну ты быстра, подруга! – Кулёмина усмехнулась. – Кто же этот несчастный?
- Только не падай! Леха.
- Подожди-ка, подожди! Тот самый?! – Лена на самом деле чуть не оказалась на полу.
- Да-да, - Новикова закивала. – Не удивляйся, я сама не поняла, как так получилось, но, похоже, у нас всё серьёзно. Только папа ещё не знает.
- Почему?
- А то я своего отца не знаю! Сначала он Леху прибьёт, а потом будет ворчать, что я на парня плохо влияю. – Блондинки рассмеялись.
- Лер, а что это мы «насухую» беседы ведём? Давай хоть чаю попьём?..


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Суббота, 19.11.2011, 16:37 | Сообщение # 13
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
- И что опять случилось? – Рассказов сдёрнул очки, сдвинул брови и грозно (как он думал) взглянул на переминающегося с ноги на ногу Степнова.
- Ничего, - абсолютно неправдоподобно солгал тот.
- Можешь не стараться, тебя глаза выдают, - усмехнувшись, заявил Игорь.
- Раз уж ты такой умный, может, впустишь меня? – Виктор выразительно кивнул на виднеющуюся сквозь приоткрытую дверь часть квартиры друга. – Мне не хочется посвящать твоих соседей в мою личную жизнь.
- Будто они и так не в курсе, - пробурчал Рассказов, однако, вопреки ожиданиям Степнова, не распахнул гостеприимно дверь, а наоборот, вышёл сам на площадку. – Хочешь поговорить, пошли на подоконник. У меня Соня спит.
- А, ну да… тогда конечно… - Виктор смутился, поняв, что за собственными переживаниями совсем позабыл, что у друга может быть своя личная жизнь. Покорно последовал за Игорем, которым вполне удобно расположился на лестничном окне.
- Готов внимать.
- Ленка переехала ко мне, - выпалил резко, чтобы не было пути к отступлению. Не успел Рассказов осмыслить эту весть и вернуть глазам нормальный размер, как последовало продолжение: - Мне сейчас сделать ей предложение или до завтра подождать? – Далее в разговоре последовал перерыв минуты на две, в течение которого недипломированный специалист по семейным отношениям Степнова В. М. пытался прокашляться. Когда же ему это удалось, он прижал руку к груди, покачал головой и устремил испытующий взгляд на виновника его недомогания:
- Скажи-ка, друг, как ты умудрился прожить двадцать семь лет с такими представлениями о взаимоотношениях между мужчиной женщиной и ни разу не жениться?
- Так это ведь не какая-то там, а Ленка! – с неприкрытым обожанием, удивительно искусно смешанным с обидой на Рассказова, произнёс Виктор.
- Ну да, ну да, как же я мог забыть! – Игорь дурашливо хлопнул себя по лбу. Потом уже серьёзно начал: - Вить, ты пойми: Лена обычная… - не дав Степнову открыть рот, зная, что ничего кроме возмущения не получит, он твёрдо повторил: - обычная девушка, которую не нужно ставить на пьедестал и поклоняться, а надо просто любить. Заботиться, поддерживать, просто быть рядом. Если уж вы решили съехаться (хоть мне это кажется чересчур поспешным решением, но я ведь и не знаю Лену так, как ты), то дай ей время привыкнуть к тебе и собственному новому статусу. Если ты сейчас огорошишь её предложением о замужестве, то неизвестно, что может быть дальше. А если она просто-напросто испугается и уйдёт? – Выражение лица друга мгновенно изменилось так, что Игорь не на шутку встревожился. – Это лишь моё предположение, но оно ведь тоже имеет право на существование…
- Ты прав, - задумчиво произнёс Степнов, глядя в окно. – Спасибо тебе.
- Вить, с тобой всё в порядке?
- Всё отлично, теперь я точно знаю, что мне делать, - он развернулся и широко улыбнулся недоверчиво глядящему на него Рассказову. – А ты возвращайся к Соне. Нехорошо оставлять её так надолго. – Хлопнув напоследок друга по плечу, Виктор, насвистывая, начал спускаться по лестнице. Игорь хмыкнул, надел очки, потом встал и, перегнувшись через перила, крикнул уже невидимому Степнову:
- Ну, ты обращайся, если что!..

Выйдя из подъезда, Виктор немедленно вытащил телефон из кармана, быстро набрал выученный наизусть номер, а когда абонент ответил, расплылся в улыбке.
- Привет. Ты где сейчас?.. И скоро будешь?.. Нет, ничего не случилось. Я просто уточнил. Пока. – Не дослушав, прервал разговор, взглянул на дисплей, проверяя время, и бегом рванул в сторону собственного дома.
Успел вовремя. Практически взлетая на свой этаж, услышал характерный скрежет ключа. Стараясь передвигаться с наименьшим шумом, подкрался к воющей с замком Лене. Девушка уже явно злилась и потому не заметила его появления.
- Не так. - Кулёмина вздрогнула и напряглась, когда широкая ладонь опустилась на её пальцы, сжимая их вместе с ключом, однако мгновенно поняла, кто стоит позади неё, и расслабилась. – Тут нужно действовать нежно и аккуратно, - хрипловатый шёпот, обжигающий ухо, заставил девушку прикрыть глаза и откинуться спиной на мужскую грудь, - но в то же время сильно. – Раздался щёлчок. – Потренируемся?
- Потом, - выдохнула Лена и затащила его в квартиру, захлопнув дверь ногой, после чего обхватила лицо Виктора руками, притягивая ближе к себе, и жадно поцеловала.
- Я соскучился… - Футболка полетела на пол.
- Я тоже… - белая майка проследовала туда же.
- Знаешь, у меня есть рациональное предложение… - Беспорядочные на первый взгляд перемещения рук по телам друг друга. - Давай закроем дверь, отключим телефоны и сделаем вид, что нас здесь нет? Хотя бы на сутки… - Короткие быстрые поцелуи в подбородок. – Или двое… - Мягкие нежные губы перешли на шею. – Или трое…
Не дождавшись ответа, который, впрочем, ему особо и не требовался, Виктор подхватил Лену на руки и направился в спальню, чтобы начать претворять свой план в жизнь.


Поругаться на малый объём и неинформативность можно здесь wink - http://seriali-online.ru/forum/76-9286-24


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Вторник, 13.12.2011, 19:33 | Сообщение # 14
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
И даже месяца не прошло biggrin

Естественно, ничего из этой затеи не получилось: реальность напомнила о себе тем же вечером звонком от Петра Никаноровича, который решил зазвать «молодёжь» на чай. Отказать пожилому фантасту, который остался без внучки, но зато с больным сердцем, Степнов не смог. Поэтому пришлось вставать самому, поднимать Кулёмину, одеваться и идти по знакомому маршруту, поминутно прерываясь на поцелуи и обсуждение того, что они сделают друг с другом, когда вернутся домой. По пути заглянули в супермаркет и хотели купить самый большой и красивый торт, но Лена вовремя сообразила, что в этом случае дед не выпустит их из-за стола, пока они этот «тортище» не съедят. Поскольку планы на вечер они уже практически утвердили, задерживаться в гостях не хотелось ни тому, ни другому, и Виктор, воспользовавшись своей прекрасно спортивной подготовкой, успел прямо из очереди сбегать в кондитерский отдел и поменять шедевр кулинарного искусства на коробку с пирожными, такими маленькими, что, увидев их, Кулёмина расхохоталась.
Пётр Никанорович открыл сразу, как будто дежурил под дверью. Коротко, но внимательно взглянув сначала на внучку, затем на потенциального зятя, Кулёмин кивнул сам себе, потом широко улыбнулся и запустил «молодёжь» внутрь. Лена почти сразу убежала к себе в комнату чтобы взять ещё кое-какие вещи, оставив мужчин наедине, чем ушлый старичок не преминул воспользоваться. Из дальнего верхнего шкафчика появилась на свет полупустая бутылка из тёмного стекла. Едва пробка покинула своё место, Степнов уловил характерный запах и укоризненно взглянул на соавтора.
- Тебе хорошо тут сидеть, - немедленно отреагировал Кулёмин, наливая себе стопочку и даже не предлагая напиток гостю, - а я извёлся весь за эти сутки! Правильно ли сделал, что отпустил Ленку к тебе? Не рано ли? Ты ведь сам обещал, что подождёшь, а тут…
- Пётр Никанорович! – вскинулся брюнет, покраснев при упоминании о клятве, которую он бессовестным образом вчера нарушил, да и сегодня тоже, да и не один раз…
- Да ладно уж, - махнул фантаст рукой. – Неужто я внучку свою не знаю? Её ж и поезд не остановит, если она чего решит! – Виктор был вынужден с ним согласиться, а также с тем, что поезду он сам весьма проигрывает. - Да и я, как мне кажется, сыграл немалую роль в вашем соединении, так что насчёт правильно-неправильно, говорить больше не будем. Тем более, что я вижу, что Ленка счастлива, да и ты сияешь, будто пятак начищенный. – Степнов не смог сдержать улыбки. – Ну, вот и хорошо. Только вы уж меня, старика, не забывайте, заглядывайте иногда… - В уголке почему-то только правого глаза блеснула слеза.
- Дед! – Возмущённый вопль любимого обоими хрипловатого голоса застал мужчин врасплох, оба переглянулись с видом провинившихся школьников.
- А я что? Я ничего, - Пётр Никанорович ненавязчивым движением подтолкнул не выпитую рюмку поближе к физруку. – Я всего лишь Виктору налил. Он сказал, что ему есть, что отпраздновать…
Степнов залился краской, но не будешь же обвинять пожилого и очень уважаемого человека во лжи. Кулёмина хмыкнула, скрестила руки на груди, привычно отставив правую ногу, и красноречиво взглянула на смущённого мужчину. Тот лихо взял рюмку, так же лихо поднёс её к губам, потом случалась небольшая заминка (всё-таки столько лет здорового образа жизни давали о себе знать), но, в конце концов, крепкий напиток попал в его организм. Организм немедленно возмутился и попробовал изгнать гадость посредством кашля. Лена тут же подлетела и весьма ощутимо похлопала Степнова по спине.
- Ну, алкоголиком ты явно не будешь. Хоть в этом мне повезло!
- Что значит «хоть»?!.. – воспылал праведным гневом отравленный организм.
Пётр Никанорович ухмыльнулся: «Ох, ну и дети ещё!» и по-тихому умыкнул заветную бутылочку со стола, пока внучка не опомнилась и не лишила его «амброзии вдохновения». Ведь «молодёжь» рано или поздно уйдёт, а к нему ещё Данилыч обещал заскочить вечерком…

Они действительно не стали засиживаться, так как желание вернуться домой и продолжить начатое становилось всё сильнее с каждым взглядом или случайным (а чаще – не очень случайным) прикосновением. И потекла счастливая беззаботная жизнь. При этом для Лены она была беззаботной в прямом смысле слова: Виктор не разрешал ей ни убирать, ни мыть посуду, ни стирать, ни ходить в магазин за продуктами. Поначалу своенравную блондинку это бесило и порой даже становилось причиной очень кратковременных, но всё же ссор, пока величайший психоаналитик всех времен и народов в лице Валерии Новиковой не разъяснил недалёкой подруге, что не фиг копья ломать. Мол, пока у Степнова не прошла эйфория от начала совместной жизни, нужно ловить момент. А немытая посуда и грязные носки никуда от неё не денутся. Ученица оказалась понятливой и отнеслась к делу весьма креативно. Теперь, когда Виктор выгонял её из кухни, чтобы заняться уборкой со стола, Кулёмина томно потягивалась и кротко соглашалась: да, пойду-ка я полежу. Последнее слово произносилось таким тоном, что мужчина не выдерживал и двух минут, стаскивал перчатки и нёсся в комнату, где его уже поджидала в какой-нибудь безумно соблазнительной позе Елена Никитична. Посуда мылась гораздо позже, когда утомившаяся, но абсолютно довольная блондинка засыпала, обнимая подушку. После необходимых процедур место подушки занимал Степнов, что воспринималось спящей девушкой положительно: она едва ли мурлыкала, зарываясь носом в его растительность на груди.
А уж чем оборачивалась банальная стирка… Пожалуй, лучше всего об этом могли рассказать соседи темпераментной парочки, но все они состояли из женщин пред- и пенсионного возраста и поголовно обожали «Витюшу», так что к доносящемуся из 115-й квартиры шуму относились с понимающей снисходительностью.
Постепенно и незаметно Лена «отвоевала» себе право тоже участвовать в ведении ИХ домашнего хозяйства. В основном это касалось приготовления пищи. Девушка и раньше умела готовить, но теперь этот процесс стал приносить ей гораздо больше удовольствия, ведь так приятно было наблюдать, как любимый мужчина уминает за обе щёки твои кулинарные изыски. Правда, существовала версия, что Степнов съест даже зажаренную в кляре подошву от сапога, если её подаст Кулёмина, но на этот случай у блондинки был свой эксперт. Как иногда ворчал Виктор, Новикова почти поселилась у них, быстро освоившись в жилище бывшего учителя и упрямо обращаясь к нему «Витенька», мотивируя это тем, что «все старшие классы мечтала так его назвать». Мужчина скрежетал зубами и отвечал ей «Лерочкой», а Ленка смеялась и потом «утешала» расстроенного таким злостным нарушением субординации физрука всеми доступными ей способами. Надо сказать, что последнее Степнову пришлось очень даже по душе и вскоре он бессовестно аггравировал.
Вот и в тот вечер, в самом начале августа, когда раздался звонок в дверь, а они в этот момент как раз отдыхали после очередного «немытья посуды», Кулёмина сорвалась с дивана с воплем «Лерка!»
- Какая Лерка?! – Виктор едва не свалился на пол.
- Ну, знаешь, кудрявая такая, - подмигнула ему Лена, быстро надевая его же футболку, одним этим движением превращая её в мини-платье, и умчалась в прихожую. Степнов вскочил, мгновенно натянул домашние штаны и ринулся за ней. Однако не зря же он гонял Кулёмину на своих уроках: к тому времени как он настиг смеющуюся девушку и, притворно рыча, начал покусывать её шею, она уже успела открыть замок. Дверь медленно распахнулась.
- А я надеялся, что папа всё же пошутил…


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
ГаллюцинацияДата: Среда, 04.01.2012, 15:39 | Сообщение # 15
Живу здесь
Группа: Проверенные
Сообщений: 3049
Награды: 163
Репутация: 245
Статус: Offline
- Папа… - Виктор никогда прежде не слышал, чтобы Лена говорила так хрипло и растерянно. Девушка резко вывернулась из его объятий и дёрнула футболку вниз, растягивая её чуть ли не до колен. – Мама… Я сейчас!
Дверь захлопнулась прямо перед носом донельзя удивлённых родителей, а сама Кулёмина рванула в спальню. Опешивший Степнов, тем не менее, сориентировался и оказался в комнате всего на пару секунд позже, но и их хватило реактивной блондинке, чтобы сбросить футболку и натянуть джинсы. Она уже потянулась к кофте, когда он развернул её к себе.
- Лена?
- Вить, ты только не волнуйся! Я сейчас быстренько уведу родителей, мы с ними поговорим, а я завтра вернусь!
- Что?! – он так растерялся, что даже отпустил девушку, чем та не преминула воспользоваться. Оглушающе взвизгнул замок «молнии». – Ты вообще понимаешь, что мне предлагаешь?! Кулёмина, я мужик! И проблемы решаю сам, а не прячусь за женскую юбку!
- Ну, за мою юбку ты не спрячешься, потому как её в природе не существует. В том, что ты мужчина, никто и сомневаться не посмеет, но, Вить… - Она подошла ближе, обхватила его руками за талию и подняла лицо вверх, заставляя погрузиться в бездонную зелень своих глаз, прямо-таки излучающих кротость. Если бы знал её хоть чуточку хуже, непременно поверил бы. – Это мои родители, я должна и хочу поговорить с ними наедине. Всё объяснить, рассказать, как много ты для меня значишь. Тогда им будет гораздо проще разглядеть, какой ты замечательный!
- Ох, и вьёшь ты из меня верёвки, Ленок, - Степнов вздохнул и чмокнул хитро улыбающуюся блондинку в висок.
- Даже не начинала!
Быстро натянула носки, чмокнула в нос и убежала в прихожую. Спустя мгновение, которое понадобилось ей, чтобы надеть кеды, хлопнула дверь.

- Лена, неужели ты сама не видишь, что этот… мужчина тобой просто пользуется?! Наговорил с три короба, задурил тебе голову… Нет, ты у нас, конечно, девочка умная, но слишком уж неопытная… Вот и попалась на крючок этого афериста!
Никита Петрович ходил по кухне, отчаянно жестикулировал, порой руками пытаясь воспроизвести то или иное словосочетание, в общем, проявлял чудеса убедительности. По крайней мере, на Веру Николаевну действовало: она сидела рядом с дочерью и кивала каждому его слову. Сама же Лена не меняла позы – скрещенные руки, голова набок, стопа правой ноги на колене левой – уже полчаса, лишь глазами следила за отцом. Лицо девушки ничего не выражало.
- Лена, да скажи хоть что-нибудь! – Кулёмин заметил наконец отрешённость дочери.
- А что тут сказать? – блондинка взглянула на него так, что мужчину передёрнуло. – Я догадывалась, а теперь, как это ни печально, удостоверилась, что вы меня совсем не знаете.
- Лена! – попытался возмутиться Никита, но девушка не дала себя перебить.
- Да, не знаете! Иначе не причитали бы сейчас! Я не малолетняя дурочка, которая может растаять от развесистых комплиментов взрослого дяденьки! И если вы думаете по-другому и собираетесь меня «спасать», то можете возвращаться обратно в Швейцарию!
- Елена!!! – уже взревел Кулёмин.
- Ох! – присутствующий Пётр Никанорович схватился за левую половину груди.
- Дед!
- Отец!
Всё семейство захлопотало вокруг больного. Пётр Никанорович сдавленно поохал, потом еле слышно произнёс:
- Мне бы прилечь.
- Да, конечно, пап, - Никита подхватил фантаста под руку, намериваясь отвести его в комнату.
- Никит, подожди, - остановил его Кулёмин-старший. – Ты пойди, постели мне подушку, плед приготовь, а я потихоньку сам дойду. – Когда сын кивнул и убежал в комнату, сам фантаст выпрямился, открыл холодильник и достал непочатую бутылку коньяка.
- Дед!
- Это не для меня, - он подмигнул и шаркающей походкой направился вслед за сыном. Оставшиеся наедине Лена и Вера переглянулись.
- Ну, дед! Ну, артист!
- Лен…
- Мама, ты тоже против?
В гостиной рявкнул Никита, потом послышался тихий и успокаивающий голос Петра Никаноровича.
- Да, мой свёкор умеет убеждать, - усмехнулась Вера Николаевна. – Ведь если бы не он, ты была бы лет на десять младше. – Она улыбнулась, увидев в глазах Лены искреннее удивление. - Мы с папой тогда только собирались поступать в аспирантуру, были полностью в науке, о пополнении семейства и не думали, а тут известие о моей беременности. Так Пётр Никанорович поставил условие: если он через несколько месяцев не увидит правнука или правнучку, то мы оправляемся в общежитие и будем жить только на стипендию. Сама понимаешь, это было нереально.
- То есть, я появилась в результате шантажа?
- Не совсем. Мы с Никитой обсудили ситуацию и решили, что момент для рождения ребенка действительно оптимальный, и, поверь мне, ни разу об этом не пожалели.
- Мама, - Лена развернулась и взяла женщину за руку, - пойми меня, пожалуйста. Это не благодарность, хотя он как никто другой этого заслуживает. Не попытка восполнить отцовскую заботу. Не увлечённость. Не страсть. Я люблю его. И хочу всегда быть рядом с ним. Хочу, чтобы он ворчал на меня, когда я хожу в холодную погоду без шапки. Хочу, чтобы он заставлял меня есть невкусную, но очень полезную гречневую кашу. Хочу чувствовать его руки, когда просыпаюсь. Хочу толкаться с ним в ванной по утрам в борьбе за зеркало. Хочу смотреть в его глаза и видеть своё отражение.
- Ленка…
- Ты мне не веришь? – в серо-зелёных глазах плескалась обида.
- Тебе – верю. А если он думает иначе? Если ты для него всего лишь эпизод? Тебе же будет больно.
- Ну и пусть. – Тонкие губы упрямо сомкнулись. – Я буду с ним, пока буду ему нужна. И сделаю всё, чтобы он был счастлив со мной. И, как бы вы ни были мне дороги, он мне дороже.
- Лен… - Вера протянула руку, чтобы погладить дочь по волосам, но та отклонила голову. – Ленка… Когда же ты успела вырасти? – Девушка лишь неопределённо дёрнула плечами. – Иди к нему.
На лице Лены отразилось искреннее недоумение, потом посмотрела в сторону гостиной, откуда доносились приглушённые голоса, изредка прерываемые звоном стаканов.
- Не волнуйся, разговор с отцом и коньяк к утру его точно утихомирят. Вот тогда мы и познакомимся заново с Виктором. А сейчас иди. Иди к своему мужчине.
Лена недоверчиво улыбнулась, затем прижалась на мгновение к матери и рванула в прихожую. Вера вздохнула, услышав хлопок входной двери, и посмотрела в окно. Через несколько секунд из подъезда выскочила высокая фигурка и бегом направилась прочь со двора.

Нет, ну какой же он дурак! Как он мог отпустить её одну?! Надо было пойти с ними и всё самому объяснить. Пусть Никита Петрович его размажет, он вполне имеет на это право, но нельзя было сваливать весь груз на Ленку!
Степнов уже третий час не находил себе места, метался по всей квартире и винил себя. Когда раздался звонок в дверь, он даже не спросил, кто там, а просто открыл.
- Кулёмина! Ты почему здесь?! Одна?! Ночью!!!..
Лена, ещё не отдышавшись после спринтерского забега, повисла у него на шее, выдохнув в ухо:
- Накажи меня…


Я снова всего лишь молчаливая галлюцинация ))
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Мечта "овечки" (КВМ, НАШ 4-й сезон (хулиганю, как обычно))
Страница 1 из 3123»
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: