Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705  
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Давай Просто Умрем (ВАЛТ (не по сериалу))
Давай Просто Умрем
БестияДата: Вторник, 02.11.2010, 19:04 | Сообщение # 1
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline

спасибо Кэт за такую потрясную заставку!

Пролог.

Дождь – жестокий, изнурительный дождь. Дождь, в котором тонули все слёзы и воспоминания. От него пахло дождем в тот вечер, а сегодня она бежала под ним, промокая до нитки, не чувствуя ни ветра, ни холода. Она бежала по мостовой, почти не разбирая дороги. Босиком по мокрому асфальту в белом свадебном платье, которое превращалось в серую тряпку, волочась по земле. Белая фата развевалась на ветру вместе с мокрыми волосами, которые превратились в неопрятные пряди.
Никто не знал, что она убежит, она тоже не знала, что сделает это. Никто не знал, откуда эти темные расплывчатые кровавые пятна на её платье. Никто не знал, о чем она так отчаянно кричит, в попытках догнать прошлое, которое ускользало от нее, стекая холодными каплями с кончиков тонких пальцев. Город уснул, не зная о том, что сегодня её сердце остановилось дважды, но всё же продолжало размеренно биться, отдаваясь острой болью в груди, на что душа изо всех сил кричала «Замолчи!». Скажите хоть кто-нибудь, что она не одна, что он её не оставил. Скажите, что он её простил и больше не чувствует боли.
Она была готова отдать свою душу дьяволу и гореть ярым пламенем в аду за все свои грехи. Лишь бы сейчас снова услышать его голос, лишь бы обнимать его каждую минуту, лишь бы чувствовать тепло его рук, лишь бы знать, что он рядом. Нет, теперь она неизлечима.
«Верни мне его обратно» - единственное, о чем молила небеса, разрывающие черные облака раскатами грома в ответ, превращаясь в холодные капли, которые подобно пощечинам больно били по лицу, говоря «Нет».
«Давай просто умрём. Вместе. И никто никогда не сможет нас найти» - тихо прошептал дождь до боли знакомым бархатным голосом, который эхом отдавался в разорванной груди.

***
Утро добрым не бывает. И кто только придумал эту простую, но до жути правдивую фразу? Некоторые верят в то, что утро это начало нового дня, который, несомненно, они проживут не зря.
Кто-то, придерживается мнения о том, что, просыпаясь, каждое утро всего лишь прибавляет несколько песчинок в чашу времени, которая наклоняется с каждым днём всё ниже и ниже в сторону прожитых минут, приравненные к годам. Час за часом, день за днем, неделю за неделей люди просыпаются каждое утро под раздражительный звон будильника, который мгновенно заполняет голову списком проблем, планируемых на сегодня. Другие же просыпаются с завистью к безработным, зарываясь с головой под одеяло, чтобы хоть на пару минут забыть об этом бесконечном круговороте жизни.
Ну, а для блондинки, которая сейчас сидела за рулем своей любимой кроваво-красной Ауди, это утро шло совершенно не по плану. Началось всё с пустой банки из-под кофе, в которой она несколько минут пыталась увидеть хотя бы несколько заветных песчинок, затем появилось отчетливое понимание того, что она опаздывает, возможно, на одну из самых важных встреч в своей жизни. Потом последовала шелковая кофточка, сожженная утюгом, а после сломанный лифт, который даже после десятого пинка и всех самых ужасных проклятий, отказался открыться. Последней каплей стало спущенное колесо, которое, даже чертыхаясь сквозь зубы, необходимо было заменить в ближайшей автомастерской. Нет, она, конечно же, могла бы запросто вызвать такси, однако перспектива потратить ещё пятнадцать минут своего драгоценного времени на ожидание, а потом полчаса простоять в пробке, которые превратятся в бесконечность, ни капельки её не привлекала.
Всё как всегда. Скорость минимум сто километров в час, музыка не на большой громкости и только ради того, чтобы не слышать ежеминутных звонков разрывающего телефона, который был закинут на соседнее сиденье вместе с сумкой и небрежно кинутой сверху пачкой сигарет. Солнечные очки на глазах, дабы скрыть все последствия бурной ночи с последующим похмельем, две таблетки аспирина и дотлевающая сигарета в зубах, говорящая о том, что нервы у этой девушки сейчас были на самой грани предела.
И какого черта спрашивается, именно сегодня всё должно было пойти не так?!
День только начался, а она уже не знает, куда деть свое нескрываемое раздражение ко всему происходящему. Как будто весь мир в один момент обратился против неё или кто-то свыше решил поставить галочку в столбце «Имя» напротив «Третьякова Елена», во главе списка «Неудачницы на сегодня».
- Ну, просто отлично! – изо всех сил стукнув по кожаному рулю, девушка обреченно откинулась на спинку сидения, буквально прожигая взглядом багажник автомобиля, стоящего перед ней.
Пробки это, конечно, дело обычное, НО только не сегодня. Вытерпев ровно две минуты, Лена, резко повернув руль, выехала на обочину, и направилась в самое начало полосы, оставляя позади недовольные возгласы водителей.
Наконец, заметив вывеску на небольшом двухэтажном здании «Авто Экспресс», которая говорила о том, что в нем находится автосервис, девушка свернула на подъездную дорожку.
Схватив свою сумку, она вышла из машины, и многозначительно хлопнув дверью, направилась в сторону основного гаража.

На ходу снимая солнечные очки, так что от дневного света резко защипало глаза, девушка ворвалась в помещение, пытаясь найти взглядом хотя бы одного рабочего, когда из-за капота автомобиля, стоящего прямо перед ней её неожиданно окатило целой волной холодной воды. Не сразу осознав, что произошло, она резко остановилась, чувствуя, как вода впитывается в каждую ниточку её одежды. Всего за какую-то долю секунды, до разума дошла информация о том, что она сейчас стоит в гараже незнакомой автомастерской, неизвестно почему облитая водой с ног до головы.
Буквально захлебнувшись собственным негодованием, Лена еле разлепив свои ресницы, устремила бешеный взгляд на виновника всего произошедшего, в лице мужчины, который смотрел на неё весьма удивленным взглядом. Перед ним стояла, беспомощно раскинув руки, молодая девушка лет двадцати, которая, несомненно, промокла насквозь.
Со светлых прядей волос стекали капли воды, под глазами виднелись отчетливые разводы туши, губы были чуть приоткрыты в немом крике, мокрая одежда свисала вниз, начиная от кожаной куртки и белой майки, которая стала почти прозрачной и сквозь нее теперь можно было разглядеть очертания черного нижнего белья, заканчивая джинсами, которые дай Бог еле держались на бедрах, и вызывающими босоножками на высоком каблуке.
- О, простите..я… - пытался выдать что-то более менее связанное мужчина, боясь даже представить во что может вылиться это весьма недружелюбное выражение лица со взглядом тигрицы, которая готова была порвать его на мелкие кусочки. И будь на данный момент у этой особы в руках многокалиберная винтовка, она бы без всяких сомнений, застрела его прямо здесь и сейчас.
- У тебя что... глаза на затылке находятся?! – с каждым словом всё больше повышая тон, хрипловатым голосом процедила Лена сквозь зубы, которую буквально трясло от негодования. – Или может у тебя руки не из того места растут, тупица?! – рыча от злости продолжала девушка, смотря на мужчину, выражение лица которого за последнюю минуту сменилось уже пять раз. Она смотрела на него сверху вниз, несмотря на то, что он был выше неё.
- Успокойтесь, гражданочка, я же извинился! И вообще, знаете что, таблички перед входом нужно читать. Там же русскими буквами написано «Вход запрещен»! Так что могу только посочувствовать, – наконец взяв себя в руки, не менее раздраженно ответил мужчина на оскорбления этой девицы, которая смотрела на него хищными глазами из-под длинной челки, готовая рвать и метать.
- Это я тебе сочувствую, придурок! Тебе с сегодняшнего дня придется искать новую работу, - тут же выпалила девушка, смерив того презрительным взглядом. Да её просто выворачивало от одного вида этого наглеца, который производил впечатление неотесанного мужлана. На вид ему было лет тридцать-тридцать пять. У него были черные, как смоль слегка взъерошенные волосы и холодные голубые глаза. Потрепанная кепка, одетая задом наперед, выделяющиеся мужские скулы, обрамленные щетиной, рабочая одежда, состоящая из серой, заляпанной черными пятнами, майки и комбинезона, одна лямка которого была порвана и просто свисала вниз. Заключением всего это «образа» были черные кеды, которые уже давно просили «покушать».
- Абдулов, что у тебя тут такое происходит? – внезапно раздался приближающийся мужской голос, который после превратился в презентабельного мужчину в черном костюме. – О, Господи, это вы. Вы.. – как только в его поле зрения появилась мокрая и злая блондинка, тут же залепетал мужчина, пытаясь понять, что с ней такое случилось.
- Я, конечно, не Господь, но этого человека вы просто обязаны уволить! – указав в сторону Абдулова, властным тоном ответила Лена, в котором проскользнули нотки удовлетворенности тем, что её хоть кто-то узнал.
- Конечно-конечно, я его сегодня же уволю, – приблизившись к девушке, тут убедительным тоном пообещал мужчина.
- Что? Владимир Константинович, за что? За то, что она читать до сих пор не научилась? Да ей вообще запрещено здесь находиться, и ты это прекрасно знаешь, - тут же возмущенным тоном обратился Абдулов к начальнику.
- Виталий, я прошу тебя, не нарывайся, - предупредительным голосом ответил мужчина, повернувшись.
- Что ты там вякнул?! Я что-то не совсем тебя расслышала, - внезапно сделав пару решительных шагов навстречу Виталию, которые сопровождались привлекающим внимание стуком каблуков, при этом толкнув плечом главного управляющего, который стоял на её пути, девушка остановилась всего в полуметре от его чудовищного вида кед. – Да ты хоть знаешь, кто я такая?! – буквально вцепившись своим острым взглядом в мужчину, прошипела она. Только теперь Виталий смог увидеть, какого на самом деле цвета её глаза. Они были зелеными, темными и горящими, как у хищной пантеры, которая сейчас скалила свои белоснежные клыки, чтобы показать всем, кто здесь хозяйка.
- Конечно, знаю - стервозная истеричка, а может истеричная стерва. Я пока ещё не совсем до конца определился, - не боясь смотреть прямо в глаза этой бестии, твердым тоном ответил мужчина, понимая, что за этими словами последует эмоциональный ураган. Но для него всё так и было. От неё так и веяло пафосом дорогой и беззаботной жизни, а эти острые коготки наверняка не раз пересчитывали крупные купюры, запах которых так и резал воздух.
- Да я тебя с землей сравняю, урод! – чувствуя запах машинного масла вперемешку с рабочим мужским потом, выпалила девушка, внезапно схватив Виталия за майку и резко притянув его ближе к себе, так, что ему пришлось наклониться. Что-что, а хватка у этой чертовки была ещё та!
- Испачкаться не боишься? – почувствовав, как в нос ударил сладкий аромат явно дорогого парфюма, продолжал противиться Виталий нападкам этой стервы, резким движением руки отодрав от себя её руку.
- Так, ну, всё. Хватит, - с минуту наблюдая за тем, как эти двое вот-вот перегрызут друг другу глотки в стремлении остаться побежденным, поспешил Владимир Константинович разнять ненавистную парочку. – Только драки мне ещё здесь не хватало. Послушайте, мне очень жаль, что всё так получилось. Я, непременно, приму соответствующие меры, а сейчас вас ждёт такси, - с искренними сожалениями на лице, обратился мужчина к Третьяковой, которая при слове «такси», тут же перевела свой взгляд на управляющего, вспомнив, что опаздывает, как никогда.
- Я с тобой ещё разберусь, сантехник недоделанный, - бросила напоследок девушка, и резко развернувшись, быстрыми уверенными шагами направилась в сторону выхода, не забывая при этом эффектно вилять бедрами.
- Займись её машиной, а я скоро вернусь, - торопливым сбивчивым шепотом, произнес Владимир, последовав за Леной.
- Вы же меня уволили! – тут же возмутился Абдулов, смотря вслед своему начальнику, который через полминуты снова появился в поле его зрения.
- Уже принял обратно на работу, - бросив Виталию ключи от красного Ауди, Владимир, снова торопливо скрылся из виду за воротами гаража. Не понимая, что вообще происходит, мужчина удивленно смотрел на ключи, которые покоились на его ладони. И как изволите это понимать? Стянув со своего плеча грязную тряпку, Виталий со всей злости швырнул её в сторону, где предположительно минуту назад стояла девушка, прожигая его своим ненавистным взглядом, от которого ненароком бросало в мелкую дрожь. Нос до сих пор чувствовал этот тошнотворный сладкий аромат, который шлейфом следовал за её решительной походкой.
Решив, что не станет заморачиваться на счет того, что же это всё на самом деле было, Виталий, взяв бутылку темного пива из ящика, располагающегося в самом углу гаража, на ходу потягивая хмельной напиток, который приятно растекался по всему телу, помогая быстро расслабиться, направился к выходу.

« Ну, конечно. Так я и думал» - едва завидев красную Ауди восьмой серии, мысленно воскликнул Абдулов.
- Стерва без Ауди всё равно, что Гомер без пива, - ухмыльнувшись про себя, Виталий, открыв дверь, сел на место водителя, почувствовав, как в нос ударил запах дорогой кожи. Что тут скажешь. В этом автомобиле всё было просто идеально, начиная с обшивки и заканчивая литыми дисками. На такую роскошь ему, пожалуй, до конца жизни бы копить пришлось и ещё в долгах остаться. Вставив ключ в замок зажигания, Виталий откинулся на спинку сидения, наслаждаясь легким шумом мотора, который приятными волнами ласкал его слух.
« А что мы слушаем?» - обратил свое внимание мужчина на аудиоустанову, конечно же, последней модели. Нажав на ближнюю к себе черную кнопку, мужчина тут же увидел множество огоньков, которые зажгли панель управления. В колонках заиграла музыка, что-то из последних новинок на радиоволнах. Сделав несколько глотков из горла бутылки, Виталий хотел было поставить её на пол перед соседним сидением, когда его взгляд внезапно наткнулся на глянцевый журнал, который лежал на поверхности белого кожаного сидения.
Взяв свободной рукой журнал, мужчина, не веря своим глазам, всматривался в эти горящие изумрудные глаза, которые хищным взглядом смотрели на него прямо с обложки.
« Известная русская модель Елена Третьякова устроила настоящий стриптиз на своем предсвадебном девичнике» - именно так гласило название статьи, прочитав которую, Виталий лихорадочно начал искать нужную страницу. Самой первой картинкой была фотография блондинки, которая счастливо улыбаясь, стояла в обнимку с незнакомым Абдулову мужчиной, подняв правую руку и выставляя на всеобщее обозрение обручальное кольцо с внушительным алмазом, которое красовалась на её безымянном пальце. На первый взгляд они идеально подходили друг другу, не считая одного. Ей было под двадцать, а ему под сорок. И пусть даже он был настоящим красавчиком, выступающие седые пряди всё же брали свое.
«Не прошло и недели с официального объявления о помолвке известного олигарха Андрея Бехтерева и модели Елены Третьяковой, как новоиспеченная невеста уже успела наделать немало шума вокруг своего имени. На днях Третьякова со своими подругами по работе устроила предсвадебный девичник в одном из известных московском баре, который закончился настоящим стриптизом. Совершенно не стесняясь многочисленных посетителей, невеста крутилась вокруг шеста, оголяя свое тело. Бехтерев же к подобной выходке своей будущей жены отнесся хладнокровно, ссылаясь на то, что у его любимой было полное право оторваться напоследок, а заодно и убедить всех, что на таком «сокровище» стоит жениться. Что ж, браво Елена!» - глаза Виталия быстро бегали по строчкам, понемногу спускаясь вниз к черно-белой смазанной фотографии, где уже знакомая ему блондинка отжигала на столе, держась одной рукой за металлический шест. Кадр был запечатлен в движении, от того, растрепанные волосы не успели упасть на оголенные плечи, с одного из которых сползла тонкая лямка от лифчика. Абдулов сам не заметил, как начал дышать через раз, едва завидев все прелести этой сексуальной фигуры. Взгляд опустился на часть обнаженного плоского живота, который заканчивался расстегнутыми джинсами, из-под которых ненароком выглядывало нижнее белье. Почувствовав, как во рту всё моментально пересохло, Виталий тут же судорожными глотками начал опустошать бутылку с пивом, ощущая, как к лицу начинает волнами приливать горячая кровь.
Через какое-то время, захлопнув журнал, мужчина кинул его обратно на сидение и снова зацепился глазами за этот хищный взгляд, который буквально кричал ему с обложки « Осторожно, стерва».

если есть что сказать http://seriali-online.ru/forum/76-8823-1




Сообщение отредактировал Бестия - Вторник, 02.11.2010, 19:08
 
БестияДата: Вторник, 02.11.2010, 19:05 | Сообщение # 2
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
- Алёна, прошу тебя, сделай с этим что-нибудь, - едва переступив порог гримерной, Лена тут же начала скидывать с себя холодную мокрую одежду, которая подобно клею прилипла к телу.
- Боже мой, что с тобой? – тут же вскочила с кресла брюнетка, к которой, собственно, и была обращена эта отчаянная фраза.
- Решила принять контрастный душ перед выходом, - не без труда стянув с себя джинсы, ответила девушка, тут же бросившись к зеркалу, в котором отражалась потрепанная блондинка в нижнем белье. – Дьявол! И что теперь со всем этим делать? – откинув сырые волосы с лица, воскликнула Лена, пытаясь стереть с лица эти кошмарные черные разводы.
- Я думаю, для начала тебе придется ещё раз принять душ, а там я что-нибудь придумаю, - уже протягивая Третьяковой белое махровое полотенце, как можно более спокойно произнесла Алена.
- «Что-нибудь придумаю»?! Ты что серьезно? Я и так уже на репетицию опоздала! Да меня Сергей не сегодня-завтра с работы выкинет! Чёрт, что за день сегодня такой?! – буквально на одном дыхании выпалила Лена, чувствуя, что ещё немного, и она просто взорвется.
- Лен, успокойся! Я всё понимаю. Ты просто сегодня немножко перенервничала, - понимая, что это просто очередная несдержанная истерика, Алена, схватив блондинку за плечи, насилу усадила на мягкий диван, как можно подальше от комодов. Слишком большой опыт общения в таких делах с этой фурией, которая чуть что сразу же начинала бить абсолютно всё, что попадалось ей под руки.
- Ох, да нет, что ты! Я просто скоро немножко выхожу замуж! До свадьбы осталось всего два месяца, а я ещё толком ничего не сделала! Боже мой! У меня же сегодня первая примерка свадебного платья, - подскочив на месте после последней фразы, тут же бросилась Лена лихорадочно искать в сумке свой мобильный.
- Лена, прошу тебя все дела потом! – без предупреждения схватив девушку за руку, Алена силком потащила ее в сторону небольшой двери в конце комнаты. – Забудь о своей свадьбе хотя бы на пару минут. Неделя моды сейчас намного важнее, чем твое свадебное платье, - решительно затолкнув Третьякову в душевую, бросила брюнетка, тут же хлопнув дверью перед самым носом девушки, которая уже хотела было что-то возразить.
Сложно было поверить, но через десять минут неутомимой стилисту-гримеру удалось усадить в кресло неукротимую модель, которая послушно подставила свое лицо рукам профессионала, меняющая ее образ одним незатейливым взмахом кисти.

И кто сказал, что жизнь модели это сказка? Они разъезжают по всему миру, от Токио до Лондона, общаются с самой богемной публикой, рекламируют роскошные вещи и выходят замуж за миллионеров. Именно такой представляется жизнь светских львиц в лице простых смертных, которые с завистью перелистывают глянцевые страницы журналов, даже не подозревая, какие ужасы творятся за обратной стороной этой медали.
Безумный рабочий график, который просто сводит с ума, отсутствие свободного времени, необходимость постоянно держать себя в форме и болезненное отношение к собственной внешности, злоупотребление тонизирующими препаратами, частое переутомление, постоянное недоедание, которое приводит к излишней худобе и нередко к дружбе с наркотиками. Это далеко не все издержки профессии модели, которые делают жизнь девушек с обложек и подиумов далекой от красивой сказки. Ни всеобщее внимание, ни многомиллионные контракты не спасают их от депрессий и нервных срывов.
За все в нашей жизни нужно платить, в том числе и за успех. Мир так устроен, что просто так ничего не бывает. Если хочешь быть успешной моделью, то нужно идти на определенные жертвы. Это обязательное условие. Модели, как правило, не учатся в институте во время своей карьеры, не выходят замуж и уж тем более не заводят детей. Модельный бизнес в конце концов – это тяжелая изнурительная работа. Это бесконечные кастинги, это конкуренция и несправедливость. Сломаться легко, выживают сильнейшие. Лена выжила. Её судьба была предопределена заранее в виду богатой обстановке, где она росла, и которая предполагала будущее под ярким светом голливудских рамп.
В отличие от мужчины, «макияж» которого состоял из машинного масла и различных автомобильных примесей, который обливаясь в гараже автомастерской рабочим потом, опустошал одну бутылку пива за другой.
И пока она одевала на себя один наряд за другим, твердым шагом прогуливаясь по подиуму с гордо поднятой головой, он таскал тяжелые колеса от машины к машине, менял свечи зажигания, прочищал засаленные двигатели, заливал масло в бачки, полировал панели, заменял тормозные колодки, красил бампера и мыл автомобили.
Габриэль Шанель, Кристиан Диор, Джорджио Армани, Джанни Версачи, Миучча Прада, Джанфранко Ферре, Кельвин Кляйн, Доменико Дольче и Стефано Габбане составили достойную конкуренцию таким «знаменитостям» как Шевролет, Ниссан, Ауди, Форд, Мерседес, Тойота, Лексус, Хонда, Фольцваген и БМВ.
Пока её осыпали цветами и аплодисментами, он ковырял старенький Дукати, который уже несколько недель пытался собрать по маленьким кусочкам, мечтая, что скоро сможет с ветерком прокатиться по ночному городу, чувствуя себя свободным, как птица. Пока она, устало свалившись на диван, затягивалась одной сигаретой за другой, он сидел на проколотом колесе возле гаража, выкуривая одну сигарету за другой. Пока она снимала с себя всё это дорогое тряпье, он стягивал с себя грязную потную майку. Пока она подставляла свое лицо теплым струям воды в душевой, стоя босиком на белом кафеле, он устало зарывался пальцами в волосы в маленьком грязном помещении под душем, откуда на него стекала холодная вода. Пока она спешными шагами бежала к такси, он неспеша шел по темным проулкам, пиная, попадающие под ноги камни и снова потягивал пиво, удобно расположившись на сидении в одном из вагончиков метро, скрывая свое уставшее лицо за широким капюшоном толстовки. И пока она устало ложилась на кровать рядом со своим любимым мужчиной, он обессилено рухнул на старый потрепанный диван в своей скромной однокомнатной квартире, где забывался до следующего утра, которое ничем не отличалось от предыдущего.

***
« Боже убейте меня кто-нибудь!» - со злости скинув со своего лица подушку, под которой до этого пыталась спрятаться от разрывающего слух звука мобильного телефона, резко села в постели Лена.
- Любимая, мне только что звонили из свадебного салона и..- едва девушке удалось открыть глаза, как перед ней появился мужчина, который уже был одет в белую рубашку и черный костюм, но ещё не успел завязать галстук, свисающий сейчас с его правого плеча.
- Прости, милый, я вчера не успела, - на автомате перебила его Лена, прекрасно понимая, о чем идет речь. – Обещаю, что сегодня же всё исправлю, - убрав с лица взъерошенные светлые волосы, она встала с кровати, приблизившись к мужчине. – Андрей! Ну, смени ты уже этот ужасный полосатый галстук! Он тебя старит, - взяв с плеча мужчины галстук, девушка натянула его на шею и начала завязывать незамысловатые узелки.
- Лен, ты просто чудо, - скептическим тоном ответил Андрей на такое заявление.
- Я знаю милый, - закончив с галстуком, Лена кратко поцеловала его в губы и усталой походкой отправилась в душ, даже не взглянув в эти серьезные темно-карие глаза, которые искренне не понимали, как это интересно галстук может старить. Просто удивительно, что она до сих пор говорит всякие глупости. Иногда казалось, что они разговаривают на разных языках, но не смотря на это всё же считали, что подходят друг другу. Он – успешный, она – красивая. А что ещё требуется светской паре? По параметрам шоубизнеса из этих двух переменных выходило просто идеальное уравнение.

Для Абдулова же это утро началось с тошнотворного допроса, который устроил ему старший механик в лице его лучшего друга Алексея.
- Это правда? Ты вчера в автомойке облил водой саму Третьякову, а я ни сном, ни духом? – едва Виталий переступил порог своего рабочего места в виде железного обшитого гаража, тут же перегородил ему дорогу мужчина с заинтересованной улыбкой на лице.
- Я не виноват, что вчера была не твоя смена, - тут же пробубнил себе под нос Абдулов, продолжая свой путь. Сегодня ему всю ночь снились эти звериные глаза, готовые задушить одним лишь взглядом. Что уж говорить о том, что он несколько раз за ночь просыпался с чувством, что его бросает то в жар, то в холод, а в итоге сегодня у него была обостренная аллергия на фамилию «Третьякова».
- Ну и как она? Что, правда, прям такая..мм..ну, ты понимаешь! – догнав своего друга в специально отведенной комнате для бригады, где они могли переодеться, поесть и даже при желании поспать, продолжал Алексей, на ходу изобразив что-то наподобие длинноногой блондинки и даже несколько раз вильнул задом, услышав в ответ громкий смех.
- Да нет, ты знаешь, так себе. Не в моем вкусе. А ты что её знаешь? – уже успев натянуть на себя рабочий комбинезон, сквозь смех, произнес Виталий, затягивая шнурки на своих потрепанных кедах, а после потянувшись к заветной бутылке с пивом.
- Конечно, друг! – буквально на одном дыхании выпалил мужчина, тут же бросившись к небольшому шкафчику, на котором не хватало одной двери, а вторая уже висела на одной петле, издавая невообразимый скрип, стоило только к ней прикоснуться. – Она же просто богиня! – с глубоким придыханием добавил он, протягивая Виталию самый известный мужской журнал под названием «Playboy», заставив того поперхнуться от вида девушки на обложке, на которой из одежды не было абсолютно ничего, кроме черной шляпы на голове, сдвинутой на бок и огромного букета темно-бордовых роз, который она прижимала к груди правой рукой. Судя по вырезке, девушка сидела на какой-то поверхности, упираясь в нее свободной рукой, так что снимок был сделан в полоборота, и поэтому всё самое сокровенное скрыла левая нога, полусогнутая в колене. От одного вида этой обнаженной персиковой кожи захватывало дыхание, которое в секунду забывало, что такое вдох и что такое выдох. Что уж говорить об этих зеленых глазах, смотрящие властным испепеляющим взглядом и полуоткрытых страстных губах, которые в тон розам были накрашены красной помадой. И даже тот факт, что полной наготой это не назовешь, оставался на втором плане, в виду того, что большая часть её тела была открыта.
- Аа нет друг, она только на обложке, - заметив, что Абдулов хотел было перевернуть страницу, выдернул Алексей из его рук драгоценный журнал, который судя по потрепанным страницам, был уже давно не свежий.
- Вот держи, - изо всех пытаясь сделать вид, что эта «знаменитость» его не зацепила, Виталий достал из кармана помятую страницу, которую с неизвестными мыслями выдернул вчера из того самого глянцевого журнала и протянув её мужчине, молча вышел из комнаты. Подумать только эта стерва на обложке самого развратного журнала в мире! Да после этого все даже самые мельчайшие мысли о том, что в ней есть хоть что-то человеческое, отпадали сами собой. Хотя какое ему дело до того, чем занимается эта блондинка. Такие как она умеют лишь вертеть своей задницей, да втыкать свои острые шпильки в заведенные мужские сердца.
К черту всё! Всего одна затяжка и волнующий запах никотина заставил забыть Виталия обо всех блондинках мира. Работа не стояла на месте и поэтому вскоре, мысли мужчины были забиты двигателями, свечами, топливными фильтрами, радиаторами и генераторами, которые ждали его сильных умелых рук. Однако вся эта рабочая эйфория закончилась в тот момент, когда Виталий ковырял днище практически новенького Ниссана, когда до его слуха донесся приближающийся решительный стук каблуков, и перед его глазами в перевернутом виде возникла нижняя часть стройных ног в знакомых босоножках.

 
БестияДата: Воскресенье, 14.11.2010, 19:54 | Сообщение # 3
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
В голове не осталось ни одного приличного слова от понимания того, что она сейчас стоит прямо перед ним явно чего-то выжидая, а если быть конкретным, то кого-то. И этот кто-то сейчас лежа под машиной прекрасно понимал, что эта эффектная блондинка догадывается о его существовании в пределах этой территории.
Виталий до последнего не желал подавать вида, желая проверить на сколько хватит ее терпения, пока не услышал короткий щелчок, вслед за которым в нос ударил знакомый запах никотина.

- Кажется, кое-кто до сих пор не научился читать таблички перед входом, - не желая мириться с такой откровенной наглостью, Абдулов, схватившись за край нижней части машины, выкатился наружу. Взгляд тут же зацепился за те самые откровенные босоножки на неприлично высоком каблуке, за которыми следовали обнаженные стройные ноги, которые заканчивались кофейного цвета платьем, чертовски подчеркивая все самые изящные привлекательные формы. В одной руке девушка держала маленькую черную сумочку, а в другой держала тонкую сигарету, которой затягивалась с нескрываемым наслаждением.
- Кажется, я тебя вчера уволила, - даже не взглянув на мужчину, который смотрел на неё снизу вверх, подозрительно спокойным тоном ответила Лена, нахально, стряхнув пепел с кончика сигареты.
- Вообще-то у нас здесь запрещено курить, - прекрасно понимая, что она сейчас специально провоцирует его на какие-либо действия, рассчитывая затем просто-напросто удавить своим самолюбием, Виталий поднялся на ноги, оказавшись напротив.
- Да что ты? – наконец-то подняв свои глаза, девушка, взмахнув своими длинными ресницами, посмотрела на мужчину властным взглядом, усмехнувшись уголками алых губ. – А ты для меня исключение не сделаешь? – затянувшись и выдохнув струю сизого дыма прямо ему в лицо, добавила Лена.
- А ты для меня не станцуешь? Мне кажется, вон та балка вполне сойдет за шест, - пустил Виталий острую иголку в её сторону, указав взглядом на тонкую металлическую опору, упирающуюся в потолок, внимательно наблюдая за её реакцией. Судорожно сжав губы, Лена, прекрасно понимая, что он имеет в виду, бросила на него свой дерзкий взгляд, который говорил о том, что он только что нарушил границы её территории и теперь ему ох как не поздоровится.
- А у тебя, похоже, проблемы в этом плане. Всю ночь, наверное, слюни на мои фотографии пускал, - тут же выпустила она свои острые клыки кобры, миллиграммами яда ровными дозами отравляя глаза напротив.
- Да нет, знаешь, к счастью, ты не в моем вкусе. Так что как-то не вставляет, - чувствуя, как внутри всё буквально вибрирует нервными импульсами от этих самоуверенных оскорблений, твердо вставил в ответ Виталий, вытащив из кармана рабочих брюк ключи от красного Ауди, с одной единственной мыслью поскорее попрощаться с этой невыносимой моделью.
- На твоем месте я была бы поосторожней в выборе выражений. У меня теперь безлимит на твои «умелые ручки», так что нарываться не советую, - одарив его напрямую своим звериным оскалом, прошипела Лена, буквально вырвав из рук мужчины ключи от своего автомобиля.
- Ох, интересно с каких это пор мои руки стали продаваться всяким гламурным штучкам, - изобразив истинное удивление, бросил Виталий уже в спину девушке, которая развернувшись уже торопливыми шагами, направлялась в сторону выхода. – Как это понимать вообще?
- Обсуждай свои рабочие перепланировки со своим начальником, у меня на это нет времени, - практически открыто плюнула Лена ему в лицо, показывая всем своим видом, что не собирается больше тратить ни секунды своего золотого времени на какого-то механика, которого она ни во что не ставит. Слыша за спиной мужские шаги, она, не оборачиваясь, продолжала свой путь и вскоре, оказавшись на улице, остановилась возле своего дорогого в обоих смыслах этого слова автомобиля.
- Тогда обсудим мои новые обязанности, - сорвавшись после её последних слов, Виталий, внезапно схватив девушку за руку, которая успела открыть переднюю дверь автомобиля и уже собиралась сесть на водительское сидение, резко развернул он её лицом к себе тут же столкнувшись со взглядом этой дикой кошки. Удивительно, но никогда за всю свою жизнь он даже и подумать не мог, что глаза могут так неистово гореть. Пылать такой дерзкой бешеной агонией, которая подобно ядовитому пламени больно обжигала своими прикосновениями, опаляя душу, заставляя её кричать и взывать о помощи. Пожалуй, здесь даже пожарные были бы бессильны.
- Руки убери! – тут же процедила Лена сквозь зубы, выдернув свою руку из его цепких пальцев. Казалось, что все приборы с измерением количества адреналина в крови просто зашкаливали все допустимые пределы, когда она сев, наконец, в машину, многозначительно хлопнув дверью, через несколько секунд уже на всех скоростях тронулась с места, оставив после себя лишь клубы пыльного дыма вперемешку с галькой и невыносимую злость в груди, которая подобно тугим железным тискам сжимала всё внутри.

« Черт!» - резким движением руки стянул Виталий грязную тряпку со своего плеча, чувствуя, как в груди разрастается настоящий пожар, превращая биение его сердца в биты и герцы. Нет, она здесь не причем. Всё дело в её чертовых глазах! Ни одно её колкое слово не задевало его так сильно, как её глаза. Это подобно одержимости захватывало каждую клеточку его тела.

Вся наша жизнь – театр, в котором каждый играет свою роль на своей строго отведенной сцене, где день за днем тускнеют декорации, меняются лица массовки в виде случайных прохожих, близких и друзей, сменяя друг друга, то появляясь, то исчезая. Театр, в котором главные герои скрываются под серыми масками, которые рано или поздно срывают друг с друга. Можно сыграть тысячи однотонных никому не нужных пьес заучивая наизусть бессмысленные фразы, которые потом затеряется в бесконечном пространстве времени и изредка будут эхом отдаваться в уголках сознания, и всего одну единственную пусть небольшую, но самую важную, которая затем превратится в настоящую премьеру. Без грима, без фальши, без лжи.
Один театр и две разные сцены, на одной из которых в вагончике метро снова ехала одинокая мужская фигура с бутылкой лекарства в руке, проклиная всё на свете и в первую очередь эту ненавистную Третьякову. По прошествии десяти минут бешеного крика в кабинете начальника, он таки принял поражение и почти смирился с тем, что ему назначено просто адское наказание, которое заключалось в том, что отныне хозяйку красного Ауди следует обслуживать вне очереди и без какой-либо оплаты за сервисное обслуживание, что ровно в половину сокращало его месячную зарплату. Виталию оставалось надеяться лишь на то, что у этой стервы хватит совести появляться на пороге его рабочего гаража не чаще одного раза в год.
В то время как на другой, молодая блондинка на очередной закрытой вечеринке сидела на белом кожаном диване, опустошая один бокал мартини за другим и наигранно улыбаясь своему будущему супругу в костюмчике от Дольче и Габбана, который всего лишь стал самым главным претендентом на роль безотказного спонсора в виду своего завидного положения в списке журнала Форбс и сейчас что-то шептал ей на ухо, заставляя задористо смеяться. В его клетке наглухо была закрыта золотая пташка, которая стоила дороже любых бриллиантов мира, и он имел полное право упиваться её безудержными стонами среди шелковых простыней также как и этой ночью, похотливо и пошло, в стремлении удовлетворить свое мужское самолюбие.

 
БестияДата: Понедельник, 06.12.2010, 14:27 | Сообщение # 4
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
Это утро началось для Виталия весьма нерадостным звонком мобильного, по которому громкий голос кратко и ясно оповестил о том, что его срочно вызывают на работу даже не желая слышать о том, что сегодня его смена начинается только в четыре часа, а сейчас было ровно девять утра.
«Чтоб тебя…!» - со злости швырнув рядом телефон, мужчина резко поднявшись с дивана, закрыл лицо руками, пробираясь пальцами в свои растрепанные темные волосы. Перебирая в голове всевозможные варианты, что же могло случиться, начиная от того, что у кого-то из клиентов появились претензии к его работе и, заканчивая тем, что их ограбили, Виталий заставил себя встать на ноги и направиться в ванну. Взглянув на свое отражение в мутном зеркале, он, потрепав свою заметную неровным взглядом щетину, решил, что сегодня ему бриться попросту лень и потому обошелся умыванием холодной водой. На ходу пожевывая бутерброд с докторской и одновременно, натягивая на себя чистую майку, Виталий в очередной раз поймал себя на мысли о том, что с тех пор, как два года назад от него ушла жена его жизнь превратилась в настоящий кавардак.
Просто в одно морозное зимнее утро он проснулся от звука хлопнувшей двери, которая более чем оповестила его о том, что она ушла и больше не вернется. Никогда. Он даже не произнес ни слова, не стал кричать ей что-то вдогонку, не встал с кровати, не закрыл за ней дверь и не позвонил позже. Он как будто знал, что рано или поздно это когда-нибудь случится, ему оставалось только ждать. Их хватило всего на четыре года семейной жизни, первые два из которых оказались самыми радужными, оставшиеся же два ушли на ссоры, истерики, битую посуду, хлопающие двери, дым сигарет и обоюдные обвинения. Она в отчаянии начала сворачивать налево, он же изо всех сил пытался понять, что он смог упустить и в какой момент их брак начал буквально трещать по швам. Измены супруги стали для него чем-то из рук вон выходящими, потом он просто-напросто потерял контроль над своими эмоциями и случилось нечто ужасное. То, о чем он по сегодняшний день пытается забыть, заливая каждый вечер свою боль алкоголем.
И с тех пор, как судья сухим тоном произнес речь о расторжении их брачного контакта, Виталий встретил ее всего один раз. Она приехала к нему в мастерскую на своем новеньком Митцубиси и по золотому кольцу с софитами на ее безымянном пальце, Виталий понял, что у нее всё просто замечательно, а он просто не стал изменять своим принципам. Отрицать было бессмысленно, он по ней скучал, но только теми длинными вечерами, когда мысли тонули в минутах гордого одиночества. В оставшееся же время он просыпался рядом с очередной незнакомкой, которая исчезала из его жизни в то же утро, оставив на столе скомканный лист бумаги с номером телефона, непременно после летящий в урну.

Следуя привычным маршрутом станции метро, Виталий, будучи сегодня задумчивым как никогда, шел торопливыми шагами в одном ритме большого города вместе с тысячами прохожих, которым не было ровно никакого дела до мужчины в черной толстовке, который накинув на голову капюшон и засунув руки в карманы всё больше погружался в тень своих безрадостных раздумий, рассеявшееся в одну секунду, когда он, свернув на свою улочку, увидел знакомую красную Ауди, припаркованную возле гаража.
Уже в который раз проклиная тот чертов день, когда он умудрился облить водой эту стервозную модель, Виталий изо всех сил пытался держать себя в руках, чтобы ненароком не выбить все стекла в ее любимом автомобиле или еще того хуже не сжечь его. Все ниточки связались в одну и всё сразу встало на свои места. Он не напортачил и их не ограбили, просто этой взбалмошной истеричке захотелось окончательно его добить.
В это раннее время посетителей обычно практически не бывало, и потому работники Автосервиса просто разбредались по своим делам, кто поспать, кто выпить горячего кофе, чтобы проснуться, кто просто вразвалочку располагался у стены гаража на старых креслах в желании почесать языками, да поделиться последними новостями в мире футбола или в мире супружеской жизни, где жена в очередной раз устроила скандал по какому-нибудь пустяку. Так было и сегодня. Единственное во всю эту ностальгическую обстановку никак не вписывалась молодая девушка, к которой было приковано всё основное внимание рабочего персонала. При одном полувзгляде на эту блондинку мужчина сделал лишь один вывод – у этой особы в гардеробе нет ни одного приличного платья. Она о чем-то мило ворковала с его величество начальником всего этого сброда, который едва завидев перешагнувшего порог гаража Виталия, тут же подозвал к себе.
« Сделай всё, о чем она попросит» - единственное, что долетело до сознания мужчины, которого уже просто трясло от негодования. Вчерашнего разговора в кабинете начальнике ему хватило более чем для того, чтобы уяснить, кто здесь главный и просто молча проводить глазами удаляющуюся спину управляющего.
- Что я могу для Вас сделать? – не без труда выдавил сквозь зубы Виталий, обратившись к девушке, которая стояла напротив в этом до неприличия откровенно коротком черном платье, буквально кричащее о том, что оно стоит гораздо больше, чем вся его годовая зарплата. Ее хитрые зеленые глаза смотрели на него из-под небрежно уложенной челки, предчувствуя долгожданный вкус победы. Легкая улыбка коснулась уголков её алых губ, говоря о том, что это будет сладкая месть, которую он запомнит надолго.
- Знаете, - сделав шаг в сторону мужчины, девушка остановилась в миллиметре от его сжатых в тонкую линию губ.- По-моему, мне необходимо развал-схождение проверить, - с хрипловатыми нотками полушепотом произнесла Лена, обдав его волной своего горячего дыхания прямо в губы, которых могла сейчас коснуться всего за секунду, стоило только податься немного вперед.
Но у ее игры были другие правила, она не сделает этого, а заставит биться его в беззвучных конвульсиях изнемогая в диком желании вкусить хоть капельку этого сладкого яда. Он был никем для нее, по сути, простым механиком, который вчера так нагло посмел бросить ей, что она не в его вкусе. И эти слова подобно фразе на реплее каждую минуту всплывали в ее сознании, не давая покоя. Сотни тысяч мужчин готовы были упасть к ее ногам, и всего один из миллиона оказался равнодушным к ее пылкому взгляду. Задетое самолюбие никак не желало мириться с тем, что слова какого-то ничтожного автомойщика станут последними. Она сумеет убедить его в обратном и заставит вынести на поле боя белый флаг, оставив его под острой шпилькой своего каблука.
- Это все? - нервно сглотнув сухой комок в горле, выдавил Виталий, чувствуя, как его начинает трясти, словно электрическим разрядом. Подумать только она приехала сюда ранним утром, выдернула его из кровати и все ради того, чтобы окончательно его добить, а сейчас стоит практически вплотную к нему, заставляя непроизвольно вдыхать этот притягательный дурманящий аромат. Казалось, ничего более волнующего просто не существовало, кроме запаха сладких духов и сигарет. Вперемешку этот аромат просто сводил с ума, так же как кота сводит с ума запах валерианки. Стоило ли что-то говорить о ее глазах, которые пытали его своим страстным взглядом, оставляя невидимые ожоги на сетчатке.
- На сегодня да, - снова горячо выдохнула девушка, подняв левую руку, в которой сжимала ключи от своей малышки.
Ни сказав больше не слова в ответ, мужчина молча забрал ключи, не отводя взгляда от Лены, которая ехидно улыбнувшись, развернулась и уже направлялась прямиком к выходу. И как бы он не пытался убеждать себя в том, что реагирует на нее вполне хладнокровно, отрицать то, что она была чертовски красива было просто бессмысленно.
Она без зазора совести подкинула ему внеплановую работу, понимая, что несколько часов подряд он будет попусту тратить свое время. Ее машина была в идеальном состоянии, но это никак не помешает ей заставить Виталия постепенно провести полный осмотр автомобиля, в попытке обнаружить хотя бы один изъян. От одной мысли о том, что сегодня этому наглецу предстоит ломать голову над несуществующими неполадками, губы сами собой растягивались в расчетливой улыбке.

С этого дня Лена каждое утро не упускала возможности увидеть кислое недовольное выражение лица мужчины, стоило только ей появиться на пороге. Она приезжала в автосервис каждое утро, оставляла свою машину, а после возвращалась ближе к вечеру в весьма неплохом расположении духа. И каждый день она была разной и неважно будь то обтягивающие джинсы, донельзя короткая юбка, до неприличия глубокое декольте или откровенно просвечивающая блузка, ничто не могло сравниться с ее зелеными пылающими глазами, которые держали его ровно под прицелом. Ничто так не заводило его, как ее глубокий взгляд и страстные алые губы, которые с каждым днем становились к нему все ближе и ближе. Правила ее незатейливый игры Виталий разгадал без дополнительных инструкций от своего друга, который каждый вечер после смены не без зависти твердил лишь одно "Она тебя хочет". И пока она продолжала свою бурную и красочную жизнь, состоящую в походах по магазинам, многочасовых фотосессий, небольших показов, заморочках о свадьбе и элитных вечеринок, он торчал в гараже, ковыряясь в ненавистной Ауди восьмой серии, обливаясь десятым потом и проклиная эту стерву по имени Лена Третьякова.

***
Собираясь на очередную закрытую вечеринку, на которой ей просто необходимо было сегодня засветиться, Лена стояла в ванной перед зеркалом, пытаясь застегнуть невмоготу узкое шелковое платье, когда в коридоре послышались шаги, и вскоре в отражении за своей спиной она смогла увидеть огромный букет красных роз, а после лицо мужчины, который широко улыбаясь, поспешил вручить ей подарок.
- Боже, Андрей, как мило, - тут же изобразила девушка на лице радостную улыбку и забрав букет, положила его в раковину, показывая всем своим видом, что она очень торопится.
- Малышка, ты, что куда-то собралась? – обняв девушку со спины за талию, мужчина коснулся губами оголенного плеча, с которого сползла бретелька. – Я думал, что этот вечер мы проведем с тобой вместе. Ты ведь завтра улетаешь, - прикоснувшись к её прямой обнаженной спине, он остановился на застежке, которую Лене так и не удалось застегнуть до конца.
- Я ненадолго. Засвечусь и приеду, - уже второпях надевая сережки, тут же ответила девушка. – Андрей, застегни, пожалуйста, платье, - почувствовав, как замок ее платья спускается всё ниже, попросила Лена, отчетливо давая понять, что сейчас не время. – Я быстро. Ты закажи пока ужин, - когда ее платье наконец-то было застегнуто до конца, повернувшись, бросила она, и кратко поцеловав мужчину в губы, поспешила покинуть ванну.
Первый, второй, третий, четвертый бокал текилы никак не мог в полной мере разгорячить кровь девушки, которая решила взяться за напитки покрепче, пытаясь утолить свою жажду. Весь вечер ей чего-то не хватало, казалось, что всё уже приелось и хотелось попробовать что-то новое. Очередной богатый дяденька с набитым кошельком нашелся слишком быстро, даже глазками стрелять не пришлось, достаточно было просто перекинуть ногу на ногу, выставив напоказ свои соблазнительные бедра, а дальше просто выслушивать сказочные речи о будущем отпуске на Гоа.
Дело пошло в гору, когда в ход пошли пустые рюмки, выстроенные в пирамидку и веселые истории от бармена, который слушая заливистый смех блондинки во все горло, наливал очередную порцию увеселительного напитка, который девушка выпивала даже не закусывая, а просто закуривая н-ную сигарету за этот вечер. Осознать всё свое безнадежное состояние Лене удалось лишь, когда она завалилась в такси и не задумываясь вместо адреса своего дома назвала адрес сервиса «Авто Экспресс», как-то не подумав о том, что время уже давно перевалило за полночь.

- Ты как? Домой не собираешься? – по окончании тяжелого трудового дня застал Алексей своего друга за ковырянием безнадежно раздолбанного байка, который тот пытался починить вот уже два месяца.
- Нет, - не отрываясь от мотка проводов, тут же ответил Виталий, сидя на картонной коробке перед своей мечтой.
- А если по чесноку, - без спроса забравшись на старенький Дукати, заставил Алексей его ненадолго отвлечься. – Это потому что она до сих пор не забрала свою колымагу, - указав взглядом на красную Ауди, стоящую неподалеку внутри гаража, закончил свою мысль мужчина.
- Это здесь не причем. Ты что не видишь, я делом занят?! Слезай с моего трансформера пока не раздавил, - завелся с полуоборота Виталий при одном упоминании об этой истеричке.
Да, сегодня она опаздывала на целых четыре часа, а может и вовсе просто не собиралась приходить, и всё это не имело ровно никакого значения, кроме того, что он каждые две минуты кидал взгляды на входную дверь в надежде услышать знакомый стук каблуков. Он ждал ее, но признаваться в этом ему совсем не хотелось.
- Всё прости, - тут же выполнив просьбу друга, растянулся в улыбке Алексей, прекрасно понимая реакцию Абдулова. – Знаешь, на твоем месте я бы устроил ей хорошенький тюнинг, чтоб неповадно было, - снова облокотившись о мотоцикл, добавил мужчина.
- А я бы на твоем месте домой поторопился. Пока жена тебе тюнинг не устроила, - съязвил в ответ Виталий, прекрасно помня тот чудесный день, когда его другу довелось задержаться на работе на два часа больше обычного, и его любимая супруга появилась на пороге мастерской с весьма недоброжелательным видом, говорящем лишь об одном – кому-то сейчас очень не поздоровится. А уж то, как Андрей около получаса бегал от нее, пока Виталий пытался забрать из ее рук гаечный ключ внушительных размеров и вспоминать не стоит.
Дважды повторять не пришлось, через несколько минут и еще парочки подколов от Алексея, и след простыл, а в гараже воцарилась полнейшая тишина. На территории остался лишь он, да охранник в будке перед главными воротами, который, несомненно, сейчас досматривал девятый сон. Виталий прекрасно понимал, что она не придет и ждать ее просто бессмысленно, но домой все равно идти не хотелось. Не хотелось снова оказаться в четырех серых стенах, снова заливая в себя пойло. Через полчаса бросив все бесполезные попытки разобраться в этих бесконечных проводах, мужчина, установив на невысокую табуретку маленький переносной телевизор, завалился в кресло, переключив всё свое внимание на просмотр футбольного мачта и пустеющую коробку с пивом, постепенно отвлекаясь от тяжелых мыслей.
Приятная дремота охватила Виталия, когда сквозь ускользающее сознание он расслышал шорох автомобильных колес возле ворот, а вскоре и громкий смех девушки, который тут же разрушил все чары сна.

Потрепанная, мятая и пьяная она появилась на пороге в полузадранном платье, из-под которого уже были видны черные края её лифчика. Споткнувшись у двери, девушка, сматерившись, навалилась на косяк и скинула с себя туфли, которые полетели в разные стороны, оставшись у проема вместе с сумкой и черным пальто.
- Здравствуй милый, - едва сфокусировав в поле своего зрения мужчину, который уже успел вскочить с кресла, пьяно улыбаясь, поприветствовала она его. – Ждал меня? – сделав пару нетвердых шагов, остановилась Лена в паре сантиметров от Виталия.
- Мне, кажется, ты немного адресом ошиблась, - заглянув прямо в этот пьяный омут темных зеленых глаз, как можно хладнокровнее произнес мужчина в ответ, не веря в то, что она сейчас стоит перед ним далеко не в трезвом состоянии в три часа утра, при этом называя его «милым», смотря на него снизу вверх, так как без каблуков была ниже его практически на целую голову.
Отрицательно покачав головой, Лена, внезапно, схватив Виталия за грязную майку, потянула ближе к себе, оказавшись в паре миллиметрах от его губ.
- Тебе хочется поцеловать меня, когда я так делаю? – опустив взгляд на его чуть приоткрытые губы, неожиданно выдохнула девушка прямо ему в лицо.
- Нет, я.. – едва услышав первое слово, она внезапно без спроса вот так просто впилась в его губы, не дав договорить до конца. Это бы не вопрос, это было утверждение. Подобно животному она кусала его губы, все глубже проникая своим языком и не дожидаясь ни капли взаимности.
- Прекрати, - пытаясь отодрать от себя ее цепкие пальцы, в которых она сжимала ткань его майки, слегка оттолкнул от себя Виталий девушку. Она сейчас без спроса переступила черту на его территорию, чем еще больше его разозлила. Ну, кто давал ей такое право? Кто давал ей право управлять его эмоциями, его пульсом и его желаниями? Мало того, что пьяная в стельку, так еще и лезет к нему с поцелуями, так страстно лаская его губы, так, что дыхание останавливается, а голова просто идет кругом. Опыта ей в этом было явно не занимать.
- Ладно, - почувствовав, как мужчина скинул с себя ее руки, тут же ответила Лена, отступив от него на один шаг. По венам волнами растекалась разгоряченная алкоголем кровь, а в висках стучало лишь одно « Хочу его».
Убрав правую руку за спину, девушка взялась за маленький замочек и потянула его вниз. Всего несколько секунд и платье уже скользнуло к её ногам.
- Что ты делаешь? – не слыша собственного сдавленного голоса, который приглушали бешеные удары сердца в ушах от одного вида этой полуобнаженной фигуры в черном кружевном белье. – Оденься сейчас же, - на повышенных тонах, добавил Виталий, когда Лена перешагнув через платье назад, повернулась и направилась в маленький коридор, который заканчивался небольшой комнатой, по дороге захватив бутылку пива, начатую мужчиной.
« Боже..!!!» - обжигая взглядом полуобнаженную изящную спину девушки, он плавно скользил глазами ниже, остановившись на одной из самых привлекательных частей ее тела, которая была прикрыта до бесстыдства полупрозрачными стрингами.
- Послушай! Я не знаю, что ты там себе напридумывала, но это очень плохая идея, - остановив её в конце коридора, развернул Виталий девушку лицом к себе, схватив за руку.
- Ты меня прогоняешь? – игриво поджала губы Лена, устремив на него свой хищный взгляд.
- Да. Собирай свои монатки и проваливай, - без всяких церемоний напрямую бросил мужчина, понимая, что ведет себя, как настоящее хамло, но у него попросту не было другого выхода.
- Тебя бесит то, что я держу тебя на коротком поводке, - без спроса проскользнув ладонью под майку мужчины, шепотом ядовитой кобры бросила Лена.
- Меня бесит твое вызывающее поведение, - почувствовав, как что-то защемило в животе, стоило ей только прикоснуться горячими пальцами к поверхности его кожи на прессе и игриво скользнуть чуть ниже, выдавил Виталий в ответ, снова схватив ее за руку пока всё это дело не закончилось тем, что в штанах ему вдруг станет крайне неуютно.
- Ну, так накажи меня, - посмотрев прямо в его голубые глаза, зрачки которых в ту же секунду расширились донельзя, сладко прошептала девушка прямо в душу, прежде чем Виталий, выйдя из себя, выбил из ее руки бутылку, которая со звоном разбилась о пол и с силой прижал ее к стене, на ходу жадно впиваясь в ее страстные губы, которые охотно ему отвечали.
Она его хотела. Она его получит. Торопливые поцелуи, больные укусы и его руки, одной из которых он держал её шею, вплотную прижимая к себе, а второй грубо сжимал обнаженное бедро девушки, пачкая её чистую бархатную кожу машинным маслом. Казалось с каждой секундой, она постепенно пропитывается его запахом, который частыми вздохами поступал в легкие. Весь кислород куда-то исчез, остался лишь горячий воздух. Это ведь всего лишь игра и как можно от неё отказаться, когда одна из самых сексуальных моделей сама отдается тебе в руки, так сладко стонет в твои губы от излишней грубости, торопливо стягивает с тебя майку и вместе с тобой падает в эту огненную бездну, имя которой – страсть.
Казалось все посторонние запахи, все посторонние звуки, все посторонние мысли остались за той чертой сознания. Остался лишь этот сводящий с ума запах мужского тела, над которым она пыталась взять верх, но не тут то было. Он не позволял ей утолить свою жажду в полной мере, не давая возможности прикасаться к нему больше дозволенного, себе же позволяя всё. Повалив девушку на старый потрепанный диван, на ходу жадно покрывая горячими поцелуями её шею, спускаясь к плечам, Виталий, сжимая ее правое запястье, зацепился затуманенным взглядом за обручальное кольцо с блеснувшим камнем. Она ничем не отличается от его бывшей, которая точно так же прокатала свою верность в салонах дорогих иномарок, примерив на себя репутацию развратной стервы. И о чем только они все думают, когда добровольно идут на измены, потакая своим мимолетным желаниям. Она просила наказать её? Он её накажет за неверность, подставив под обстрел ядовитых укусов её супруга, пусть знает какого это, когда твоя любимая меняет свою верность на учащенный пульс , безудержные стоны предвкушающие нечто большее и вкус чужого тела.
Вдох – и больше нет сил, она бьется в конвульсиях агонии под напором его страстных поцелуев, которые покрывали её безупречную кожу, спускаясь к самому низу живота, где билось желание у самого края кружевного белья, заставляя её выгибаться навстречу, опрокидывая голову назад и томно постанывать, прикусив нижнюю губу. Катись всё к черту, он здесь хозяин и сколько бы тихий шепот сознания не твердил ей, что она зашла слишком далеко, сейчас она была не в силах что-либо сделать. Шелковые простыни сменила жесткая обивка дивана, аромат ванили – запах машинного масла, похотливые руки – сильная хватка чужих пальцев, притворство – безудержные стоны, которые слетали с её опухших губ и обнаженная мужская спина, в которую она впивалась острыми ногтями, оставляя красные следы, чувствуя, как напрягается каждая мышца его тела. Хотелось просто кричать во всё горло от этих сумасшедших движений, которые накрывали её с головой, раствориться в этом ритме учащенного дыхания, которым она обжигала его шею, продлить навечно этот сладостный момент эйфории, когда последний крик души вырвался из её груди, застелив всё вокруг белой пеленой.
Выдох – пульс по запястьям, растекшаяся тушь, темные следы масла по всему телу, разгоряченная кровь, приливающая к вискам и жадные вздохи в попытках восстановить дыхание.

«Боже…» - единственное, о чем смогла подумать девушка, когда полчаса спустя, она более менее пришла в себя и теперь на негнущихся ногах в наспех накинутом пальто поверх нижнего белья добралась до своего автомобиля. Опустившись на водительское сидение, Лена посмотрела на свое отражение в зеркале заднего вида. Растрепанные волосы, размазанный макияж, пара грязных полосок, опухшие губы, испуганные зеленые глаза, бешеное сердцебиение, дрожащие руки, всё ещё не утихшее тянущее чувство внизу живота и признание самой себе в том, что это был самый лучший секс в её жизни.
Уловив шорох приближающихся шагов, Лена перевела свой взгляд на Виталия, который прислонившись к косяку неподалеку от нее, достал из кармана пачку сигарет и закурил. Глаза девушки бессовестно блуждали по обнаженному мужскому торсу, исследуя каждый кубик его накачанных мышц, спускаясь ниже к полурастегнутым джинсам и старым кроссовкам.
« Остановись Лена! Да что с тобой?!» - вцепившись в белый кожаный руль наругала сама себя девушка, не в силах оторвать глаз от мужчины, который смотрел прямо на нее. Потянувшись к замку зажигания, она внезапно поняла, что у неё нет ключей, они остались у него.
В эту же секунду, словно прочитав ее мысли, Виталий, затушив сигарету в консервной банке из-под шпрот, которая служила пепельницей, направился в сторону красной Ауди.

 
БестияДата: Понедельник, 03.01.2011, 21:02 | Сообщение # 5
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
- Кажется, ты кое-то забыла, - когда окно с легкой тонировкой со стороны девушки опустилось, спокойным тоном произнес мужчина, наклонившись и показав ей ключи, которые висели на его указательном пальце поверх ладони.
- Да что ты, - тут же повернувшись к лицу мужчины, посмотрела она прямо ему в глаза с нескрываемой дерзостью, которая вмиг вспыхнула в ее взгляде. Протянув раскрытую ладонь, она выжидающе уставилась на Виталия.
- Я отдам тебе их, если ты ответишь на один вопрос, - тут же схватив девушку за протянутую руку, выдохнул он прямо ей в лицо, остановившись всего в паре миллиметров от её приоткрывшихся от неожиданности губ.
- Какой же? – с минуту вдыхая этот притягивающий запах никотина, так и веющий от него, спросила Лена, подняв свои глаза, которыми она до этого практически испепеляла его губы.
- Тебе понравилось? – смотря прямо вглубь этих дерзких зеленых глаз, произнес Виталий, внимательно наблюдая за её реакцией.
Вдох – время одной секундой на двоих, взгляд – мысли угадать не трудно. Не дождавшись ответа, Виталий слегка прикоснулся к опухшим губам девушки, когда она снова опустила глаза. Прикосновение – ледяная поверхность самого края хрустального бокала. Легкий укус в ответ – маленький глоток кроваво-красного напитка, переполняющего ёмкость до краев. Напористые движения языка – сладкая горечь в груди жадными глотками до дна. Едва слышный стон – опустошенный бокал, выдох – последняя капля обжигающей жидкости, скатившаяся по ледяной стенке прозрачного хрусталя и упавшая на её приоткрытые губы.
Неслышимый звук разбитого стекла в тон легкому прикосновению девушки к груди мужчины, отстранившее их друг от друга. Бешено пульсирующая кардиограмма с его страстного укуса её нижней алой губы в желании вкусить ту самую последнюю каплю огня. Всё это больше походило на сладкое сумасшествие, которое уносило с головой в самый центр нереального безумия.

Звонок мобильного незамедлительно ворвался в сознание Лены, когда она, оторвавшись от Виталия, нехотя вернулась в реальность и открыла глаза. Минутное помутнение подобно легкой дымке растворилось в одну секунду. Отвернувшись от этого до дрожи изучающего взгляда голубых глаз, она вытащила из сумки телефон, лежащей на соседнем сидении, и нервно нажала на кнопку ответа.
- Да, - резко бросила девушка, даже не посмотрев на имя звонившего, когда знакомый голос на другом конце повысил тон в два раза выше. Андрей. Как она могла о нём забыть? Она ведь обещала, что скоро вернется, а сама мало того, что проторчала в клубе до трех утра, так ещё и после, её с какого-то лешего понесло в Автосервис, где она так бессовестно согрешила с каким-то механиком. Да она даже имени его не знала, просто слышала пару раз, как его называли Виталиком.
Не став дожидаться конца разговора, где Лена пыталась наплести какую-то несуразную историю, состоящую из целой цепочки встреченных старых подруг, долгих разговоров, навязчивых фотографов и настырных журналистов, Виталий бросил ключи на колени девушке и, развернувшись, направился в сторону подсобки.
- Андрей я всё помню! Я скоро буду! – устав перебивать мужчину, который что-то несвязно орал, Лена схватив ключи, открыла дверь и вышла из машины. Сделав пару уверенных шагов в том направлении, где буквально секунду назад исчез мужчина, она внезапно резко остановилась, словно перед ней возник невидимый барьер, который запрещал идти дальше.
Да, она просто сошла с ума. Это ведь всего лишь гараж. Всего лишь механик. Всего лишь поцелуй. Всего лишь – это всё игра. Тогда какого черта сердце так отчаянно бьётся, в желании броситься вслед за ним, всё тело трясет, как перед первым экзаменом, а мысли дышат его взглядами, буквально крича ему вслед «Поиграй со мной ещё!».
Просто временное помутнение – её просто чем-то заразили этой ночью или что-то подмешали в бокал с опьяняющим красным вином. Пара таблеток аспирина – и всё пройдёт. Именно с такими надеждами, Лена вставила ключ в замок зажигания и на всех скоростях, выехала на подъездную дорожку.

- Какого чёрта Лена?! У тебя самолет через два часа! Где тебя носит?! – едва блондинка переступила порог квартиры, набросился на неё Андрей. Солнечные очки на глазах, аромат сладких духов, мятная жевачка и невозмутимый вид, с которыми Лена бросилась в сторону ванной, дабы избежать ненужных объяснений о том, где она шлялась всю ночь и почему от неё так и веет запахом чужого мужчины.
- Прошу тебя, давай обойдемся без нотаций, я очень устала! – схватив из шифоньера большое махровое полотенце, она скрылась в ванной, хлопнув дверью прямо перед носом мужчины, дальнейшие слова которого заглушил звук льющейся из душа воды.
Прохладные капли и много мыльной пены, единственное, что сейчас могло ее спасти. Если бы было также просто смыть из памяти воспоминания о сегодняшней ночи и навязчивые мысли о том, что она в порывах мести позабыла о верности. Хотя, второе её сейчас явно волновало меньше, чем первое. Ведь кольцо на безымянном пальце итак не мешало ей флиртовать с другими мужчинами, готовых покорно упасть к её ногам.
« Тебе понравилось?» - отдаляющимся эхом стучали в голове слова, когда Лена, подставляя лицо под теплые струи воды, мысленно закричала «Да!». Да – от макушки до самых кончиков пальцев, от сладкого трепета струн до необъятных доз грубости.

Ревность – одна из самых сильных человеческих эмоций, сравнимая по силе, как с любовью, так и с ненавистью. Это самое опасное чувство, которое по неосторожности может ненароком довести до греха. Мужчины знают, что женщина МОЖЕТ изменить, и Лена была не исключением. Потому глаза мужчины, стоящего сейчас у окна в просторной спальне понемногу наполнялись этим жгучим огнем, которое подобно тугим жгутам стягивало глотку, мешая дышать. Его взгляд был устремлен на красный автомобиль, припаркованный у невысокого забора. Весьма странно. Ведь вчера она уехала на такси, а сегодня вернулась на своей машине, которую по ее словам она утром оставила в мастерской на диагностику.

« Нет, это просто невозможно!» - резким движением руки, Лена вытащила ручку из габаритного чемодана и, натянув солнечные очки, вышла из подъезда, по пути прикусив губами спасительную сигарету. Порыв холодного ветра распахнул её светлое пальто настежь, открыв вид на изящные изгибы её привлекательной фигуры в черном платье.
- Лена! – выскочив следом, мужчина выдернул из руки девушки ручку чемодана. – Мы ещё с тобой не договорили, - бросил Андрей, когда Лена не спрашивая разрешения, забралась на переднее сидение затонированного Лексуса. Устало откинувшись на спинку сидения, она с наслаждением затягивалась сигаретой, предвкушая предстоящий непростой разговор её жениха с самим собой, который, закинув её ношу в багажник, тяжело опустился на водительское место.
- Это просто безответственно с твоей стороны пропадать на целую ночь, зная, что рано утром у тебя самолет. Нет, ну, ты хоть расскажи, чего мне ждать? Какая глава твоему ночному похождению будет на этот раз? Очередная пьянка? Хотя для тебя это, наверное, уже слишком скучно. Может опять «села на что покрепче»? Или тебя снова понесло на развратный стриптиз? «Светская львица»! Корона то ещё жмёт? – бросая короткие взгляды на девушку, которая, повернув голову к окну, докуривала вторую по счету сигарету, сетовал Бехтерев. – Тебе смешно? – заметив игривую ухмылку на её лице, возмутился такой наглости мужчина, сворачивая на трассу, которая прямой дорогой вела к аэропорту. – Может, расскажешь, каким-таким чудным образом ты вернулась домой на своем автомобиле, если он весь день находился в мастерской?
- Неужели трудно догадаться? Я изменила тебе с механиком, - повернувшись к нему, с небольшой паузой ответила Лена.
Несколько секунд напряженного молчания, которое нарушил едва сдерживаемый смех мужчины, и девушка поняла, что не ошиблась в олигархическом складе ума, которому проще было поверить в то, что она подалась в балерины, чем в то, что она провела эту ночь в объятиях какого-то автомойщика, насквозь пропитанного рабочим потом нижних слоев общества.
- Да ты просто издеваешься надо мной.
- А что? Ревнуешь? – приблизившись к мужчине, девушка положила левую руку на колено мужчины и, поднявшись чуть выше, сжала его бедро своими цепкими коготками.
- Детка, остановись, - когда она, сняла с лица очки, придвинулась к нему ещё ближе и коснулась горячими губами его кожи за мочкой уха, сильнее сжал руль Бехтерев, чувствуя, как внутри уже заматывается приличный клубок самых неприличных желаний.
- Ты уверен? – тихим шепотом спросила девушка, зарываясь пальцами в его тронутой сединой темных волосах.
- Не совсем, - резко остановившись возле здания аэропорта, прохрипел Андрей, тут же притянув к себе развратницу и впившись в её сладкие губы. Поцелуй затянулся ровно на три минуты, за которые Лена сумела выпросить у мужчины заслуженное прощение.
- Я опаздываю, - чувствуя, как его руки начинают проникать под платье, остановила его девушка.
В этом вся Лена, она с умением за это время научилась расставлять границы, оставляя за собой последнее слово.
- Я буду скучать, милый, - когда возле их автомобиля появился переносчик багажа и сопровождающий в виде солидного мужчины с рацией в руке, напоследок чмокнула его в губы девушка и вышла из машины, потянув подол платья вниз и тем самым, поправив его.
- Позвони, как долетишь, - услышала Лена последнюю фразу вдогонку, прежде чем улыбка сползла с её лица, глаза снова скрылись за темными солнечными очками, а тело за поясом пальто.
Такова натура стервы. Чтобы быть первой, нужно научиться контролировать свои эмоции, скрывая их за бесчисленными масками. Игривая походка, виляние бедрами, фальшивая улыбка, длинные ножки, цепляющий взгляд. Хочешь отпуск на самых красивых островах мира, безупречную карьеру модели, белый парус на яхте, автомобиль любой марки, шопинг в самых известных бутиках, V.I.P. статус и золотое кольцо с бриллиантом на безымянном пальце – будь смелее в постельных играх с очередным «светлым будущим» в своей жизни.

***
- Кто-нибудь мне объяснит, что здесь произошло? – стоя на пороге подсобной комнаты и раскинув руки в разные стороны, заинтересованным тоном бросил Алексей, окинув взглядом всю эту «весёлую» картину. Осколки стекла в коридоре, перевернутые стулья, покосившийся стол, разбитые стаканы, помятый диван и какой-то сладкий аромат духов, витающий в воздухе. Весь этот пейзаж заключал Виталий, который подложив одну руку под голову, лежал на старом диване, пожевывая сигарету и изучая отсутствующими глазами железный потолок.
- У нас что тут стадо диких носорогов мимо пробегало? – пару раз щелкнув пальцами перед носом Абдулова, попытался обратить мужчина на себя внимание.
- Хуже, - перевел Виталий свой взгляд на друга, и буквально пересказав ему глазами все события вчерашнего вечера.
- А что это за запах каких-то духов? – поведя носом в сторону двери, вопросительно вскинул Алексей, вдыхая сладкий аромат, который, как ни странно, показался ему знакомым. – Похоже на… Погоди-ка. А где красная Ауди? – внезапно, осознав, что при входе не увидел тот самый злосчастный автомобиль, от вида которого у него мурашки пробегали по спине и тут же вспомнив обладательницу этого самого манящего аромата в виде стройной блондинки, уставился он на Виталия, требуя объяснений.
- Уехала вместе с хозяйкой, - сухим тоном, ответил Абдулов, затянувшись сизым дымом сигареты.
- Ты что серьезно?! Хочешь сказать, что она всё-таки пришла? Иии… - с нотками истерического смеха в голосе тут же воскликнул Алексей, опустившись на диван рядом с Виталием.
- Что и? – тут же поднявшись с дивана и наконец выплюнув сигарету, непонимающе спросил мужчина.
- Ну, что ты как маленький?! Было или нет? – внимательно всматриваясь в лицо мужчины, который отвернувшись, бросил в ответ «Нет». – Ну, конечно, так я тебе и поверил. А спину тебе, наверное, дворовая кошка расцарапала, - с укором и не без довольной улыбки, протянул Алексей, сложив руки на груди и смотря на спину Абдулова, на левой лопатке которого красовались несколько царапин. – Да не горюй ты, я уверен, что она обязательно вернется за добавкой. И еще не раз. Если ты вчера не оплошал, конечно, - наблюдая за тем, как Виталий с недовольным видом натягивает на себя майку, добавил он.
- Пошел ты, - бросил в ответ мужчина на издевки собственного друга и направился к выходу, захватив по пути очередную банку «успокоительного».
Весь оставшийся день Виталий ловил себя на мысли, что постепенно начинает сходить с ума. Терпение впитывало в себя острые иголки от нескончаемых подколов друга, нервы все сильнее натягивались с каждой минутой, приближающей день к вечеру, когда его взгляд ненароком задерживался на входной двери дольше обычного, сердце без предупреждения резко подпрыгивало в груди, как только в сознание вонзался звук игривого стука каблуков. Однако каждый раз поднимая глаза, он понимал, что это не она.
Пусть разум хладнокровно твердил о том, что она больше не вернется, сердце все равно размеренными ударами надеялось на обратное. И сколько бы Виталий не гипнотизировал взглядом железную дверь гаража, она всё равно отказывалась открываться. Память до мельчайших подробностей рисовала вчерашние картины на стоп-кадрах, как эффектная блондинка ввалилась к нему среди ночи, еле переставляя ноги и что-то несвязно бормоча. Её величие – дурманящее и опьяняющее одновременно.
Бессмысленно все это, единственное, что её здесь держало – это её собственный автомобиль, который вот уже целых двадцать четыре часа не появлялся на подъездной дорожке сервиса.
« Ну, так накажи меня» - снова и снова горячим дыханием обжигали эти слова сознание мужчины, которого просто пробирала приятная дрожь при воспоминаниях о том, что было после. И этот приторно-сладкий аромат никак не желал выветриваться из его головы. Запах – это то, что запоминается навсегда. И пусть пройдет несколько лет, а память погрузится в белую пелену амнезии, нотки знакомого запаха, случайно коснувшиеся легких, тут же заставят всё вспомнить.
Вино и, правда, было горьким, оставшись приторным осадком во рту.
Три утра. Сигареты. Пустота.

 


БестияДата: Четверг, 13.01.2011, 18:53 | Сообщение # 6
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
Эйфория, как мимолетное мгновение и дождливый Париж в задумчивых зеленых глазах, в которых отражались серые улочки, мелькающие огнями местные забегаловки и пешеходы, угрюмо скрывающиеся под зонтами.
Натянутая улыбка навстречу вспышкам фотокамер, кокетливый взгляд и песочные часы наоборот, которые с первого её шага из автомобиля начнут свой отсчет.
Одна из тысяч масок актрисы на лице, блистающая корона и это её мир, где она гордо восседает на троне. Походка королевы с явными повадками стервы, ведь её появление это всегда «грандиозное событие». Шик и роскошь. О да, она к этому уже привыкла.
Таким персонам, как она, не приходится долго скучать, потому по прошествии нескольких часов после прилета Лена уже без зазора совести мило улыбалась статному французу на одной из главных вечеринок, который что-то приятно картавил на ушко время от времени покрывая поцелуями её нежные пальчики и угощая н-ным бокалом вина, который до сладкого безумия кружил голову. Словно весь мир кружился вокруг неё, и её это просто смешило. Смешили эти бесконечные комплименты и восхищенные взгляды мужчин, которым с искреннем интересом хотелось узнать, кому сегодня повезет поиграть с этой «кошкой».

Время вертелось, словно заведенная юла, пока Лена, будучи в полном распоряжении дома моды мадам Жозефины Ренье, не покидала подиум целую неделю. Вечерние платья, будничные костюмы, купальники, нижнее белье и её жгучие взгляды сверху вниз. Репетиции, показы, вечеринки, снова репетиции, редкие звонки Андрею и родителям, и снова вечера в компании очередного выдержанного французского вина.
Так до последнего дня её пребывания, который она провела в своем гостиничном номере, лежа на кровати, наедине с сигаретами, отсчитывая ими часы, остающихся до отлета обратно в Москву.
Так, мысли растворялись в дыме никотина, а звуки терялись за стенами, оставив лишь редкие вздохи и выдохи в медленном ритме, как пульс на расстоянья.

Аэропорт – вершитель встреч и расставаний. Сегодня её встречал всего один человек, но Лена и этому была очень рада. Была рада тому, что на её лице непроизвольно нарисовалась улыбка, стоило ей только заметить уже хорошо знакомого ей мужчину с огромным букетом красных роз.
- Привет. Неужели скучал? – кратко поцеловав Андрея в губы, она тут же оказалась в кольце его рук, которые крепко прижимали её к себе.
- Ещё бы! Ты знаешь, мне кажется, больше я такого долгого расстояния просто не переживу, - смотря прямо в эти родные усталые зеленые глаза, тихо выдохнул мужчина.
- Я тоже, - опустив глаза, произнесла в ответ Лена, в нежелании признаваться в том, что на самом деле в её мыслях крайне редко вырисовывался его образ.
- Ты как, не голодная? Может в наш любимый ресторанчик? А то в холодильнике, честно говоря, пусто, - отдав девушке такой нескромный букет, вопросительно вскинул брови Андрей.
- Нет, я очень устала. Хочу домой, - вялым тоном ответила Лена, тяжело вздохнув для убедительности.

Всё расставлено по местам. Она дома. Не одна. Однако, сколько бы она не закрывала затворки своих окон, что-то внутри всё равно стояло на том, что это всё не то – шелк простыней, запах дорогого мужского парфюма. Бред.. И эти горячие поцелуи становятся желанными, только если закрыть глаза и до каждого мимолетного вздоха воспроизвести в памяти самую последнюю ночь в гараже. Он держал её сильней, крепче сжимал её колени, мучил сладким ядом и не отпускал до тех пор, пока с её страстных губ не слетит последний выдох.
« Тебе понравилось?» - подобно заезженной пластинке снова и снова эхом звучали в голове девушки слова, которые становились то тише, то громче. Она сидела на кухне, накинув на себя тонкий халат, и снова курила, словно сигареты могли помочь ей на что-то решиться.
« - Ты меня прогоняешь? - Да. Собирай свои монатки и проваливай. - Тебя бесит то, что я держу тебя на коротком поводке. - Меня бесит твое вызывающее поведение.» - эти фразы в меняющихся интонациях беспощадно рушили её последние мысли, когда Лена, осторожно вытянув из шкафа первую попавшуюся в руки одежду, осторожно обошла широкую кровать, на которой вполне мирно посапывал удовлетворенный мужчина.
Запретное всегда становится еще более желанным, когда знаешь, что оно находится совсем рядом.
Опустившись на мягкое сидение своего дорогого в обоих смыслах этого слова автомобиля, она в нерешительности сложила руки на белом кожаном руле, положив сверху голову.
Песочные часы наоборот. И снова замедляющееся дыхание, нарушающее тишину, сквозь которую можно было услышать шепот внутреннего голоса «Тихо-тихо-тихо…».
«Я просто сумасшедшая» - пришла Лена к единственному логическому заключению прежде чем вставить ключ в замок зажигания и, неспеша тронуться с места по направлению к дороге.

« К чёрту всё! Надо напиться.» - бросив испачканные маслом инструменты в ящик, устало выдохнул Виталий, закончив ковырять ржавеющий двигатель старой девятки. Других мыслей в его голове в последнее время практически не возникало. Он просто устал от этих серых будней, просто устал жить этими мыслями о работе. Включив кран с прохладной водой в обшарпанной душевой, он смывал с лица черные трудовые полоски, стирая вместе с ними свою серую маску. Лена. Нет, о ней он вспоминал крайне редко. Не хотелось, да и не было времени стирать до дыр старую пленку памяти, утопая в этих мимолетных воспоминаниях. Было и было. Она всего лишь очередная «актриса», которая ненадолго промелькнула в его жизни, как и многие другие, подобные ей. Ему же было просто всё равно, была ли она собой наедине с ним без одежды.
Накинув на себя чистую кофту, Виталий, сжимая в зубах сигарету, схватил с кресла свою куртку, выключил свет, закрыл все двери в помещении и, звеня ключами, направился к выходу с одной единственной мыслью о своем любимом стареньком диване.

 
БестияДата: Суббота, 22.01.2011, 19:52 | Сообщение # 7
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
Всего пара уверенных шагов в потрепанных кроссовках до выхода навстречу своей мечте о диване и выпивке. Всего пара торопливых шагов в новых идеальных туфлях на высоком каблуке от машины до входа навстречу своим самым непредсказуемым ожиданиям. Уверенно схватившись за металлическую ручку двери, мужчина резко потянул её на себя, когда в этот самый момент он буквально нос к носу столкнулся с девушкой, которая, потеряв равновесие от неожиданности, буквально упала в его объятия.
Вдох за выдохом. Глаза в глаза.

- Вообще-то мы уже закрылись, - первым пришел в себя Виталий, в голосе которого сквозило лишь одно твердое равнодушие. Он смотрел на неё сверху вниз своими холодными голубыми глазами, от которых по спине Лены пробежал неприятный холодок, заставляя сжиматься в груди маленький комочек тепла, так незаметно образовавшийся внутри.
Отпустив его руку и вместе с этим затушив тот мимолетный огонек, загоревшийся в её зеленых глазах, она опустила свой взгляд.
- Ах, да, ты ведь не умеешь читать таблички перед входом. Просто идешь напролом, - воспользовавшись её молчанием, тут же вставил Абдулов, заметив, что она сегодня какая-то..другая. Глаза усталые, бледное лицо, тихо поджатые губы. Молчит.
- Может, прокатимся? – спустя несколько секунд молчания, снова подняла девушка к нему свои глаза, в которых Виталию ненароком удалось заметить тень неуверенности.
- Нет, устал очень. Хочу домой, - тут же, не раздумывая, ответил мужчина на столь, признаться честно, неожиданное для него предложение. Да что там говорить. Её визит сегодня стал для него большой неожиданностью. О да, эта особа, умеет удивлять.
Его простое, но уверенное «нет», как ядовитая стрела в сердце, тут же на мгновение заставило девушку закрыть глаза от едва ощутимой боли где-то с левой стороны груди.
«Хочу домой» - фальшь, как повод уйти от нежелаемого, которым она сама воспользовалась сегодня в отношении к Андрею. Однако намного проще было говорить это кому-то, чем слышать от кого-то.
Сделав шаг назад Лена тем самым, предоставила Виталию возможность, выйти на улицу, чтобы, наконец, закрыть эту чертову дверь.
- Ладно. Тогда… может, подбросить тебя..? – со смирением проглотив эту горькую обиду, предложила Лена, наблюдая за тем, как он вешает на дверь внушительного вида замок.
Подумать только, вместо того, чтобы просто послать этого нахала, она тут распускает нюни и пытается ухватиться за конец тонкой нити, которую он так просто отпустил, просто разжав ладонь и даже не думая о том, что, если отпустить один конец, то с другого, она просто-напросто упадет в бездну, не имея точки опоры в его виде.
- Ну, если не трудно, то не отказался бы, - повернувшись к девушке, согласился Виталий, словно резким движением руки схватив ту злополучную нить и даже не подозревая о том, что только что спас эти изумрудые глаза от неизбежного падения.
- Отлично, - развернувшись, Лена быстрыми шагами направилась к красной Ауди, которая освещала подъездную дорожку своими узкими фарами. Открыв дверь, она села на место водителя и нервно вставила ключ в замок зажигания, чувствуя, как пульс неровными ударами отдается где-то в висках.
«Где твоя гордость Третьякова?!» - злостным шипением пытался остановить её внутренний голос, когда сердце, со словом «Заткнись!», просто с грохотом захлопнуло свою дверь от каких-либо внушений разума.
Дождавшись, когда Виталий опустится рядом на соседнее сидение и захлопнет дверь, Лена кратко бросив ему «Пристегнись», выжала педаль газа до упора, так что двигатель приятно зарычал где-то в капоте, и резко тронулась с места по направлению к главной дороге.
- Где живешь-то? – остановившись у поворота, чтобы знать, в какую сторону ехать, спросила она, бросив мимолетный взгляд на мужчину, который удобно развалившись на сидении уже доставал из кармана пачку сигарет.
- Могу поспорить ты там ни разу не была, - достав из пачки одну сигарету он тут же зажал её зубами и даже не взглянув в сторону девушки, потянулся к "путеводителю" на панели управления и указал там место назначения.
Ей даже сказать было нечего по этому поводу, поскольку этот район где-то на окраине города Лена и правда не знала.
- Будешь? – спустя несколько минут взаимного молчания, протянул Виталий ей открытую пачку сигарет, взглянув на девушку, которая сухо поджав губы, отрицательно помотала головой в ответ. – Ах, да, что это я. Ты такие, наверное, не куришь. Слишком дешево, - обреченно пожав плечами, убрал пачку Абдулов и наконец-то закурил. – Хотя шелковые простыни на ободранный диван как-то раз поменяла. Или это так? Разнообразия захотелось, - продолжил Виталий свой словоизлиятельный поток и вскоре, почувствовав, как она свернула к обочине, резко дав по тормозам после его последних слов.
- Перестань! Чего ты этим добиваешься? – отпустив педаль тормоза, тут же выпалила Лена, чувствуя, как начинает злиться. Нет, не на него. На себя. За свою непозволительную слабость!
- Нет, это ты чего добиваешься?! Сначала строишь из себя важную персону, задирая нос выше некуда, потом тащишь в постель, после исчезаешь и снова появляешься с невозмутимым видом, будто ничего и не было! – словно пес, сорвавшийся с цепи, выдохнул в ответ Виталий, словно тысячу раз репетировал эти слова, которые подобно урагану вылетали из его уст. – Ты, конечно, великая актриса, но в твои игры я играть не собираюсь! - резким движением он скинул ремень безопасности, и вышел из машины.
Не совсем понимая, что только что произошло, Лена, услышав отрезвляющий хлопок двери, выскочила вслед за мужчиной.
- Так значит я не в твоем вкусе? Почему же ты тогда переспал со мной? – крикнула она в спину Виталию, который тут же остановился и, обернувшись, снова приблизился к ней вместе с порывом ветра, настежь распахнувший её светлое пальто.
- А сама не догадываешься? – смотря прямо в затуманенные зеленым омутом глаза девушки, бросил в ответ мужчина. – Какой бы дурак отказался от длинноногой модели, входящую в тройку «самых сексуальных» журнала «MAXIM»? – словно ножом по живому, добавил Виталий, как будто это было для него самим собой разумеющимся. Зелёные глаза, едва наполненные горькими слезами обиды и хлесткая пощечина в отместку, которую мужчина принял, как должное.
- Ищи себе другую игрушку, - последнее, что произнес Виталий, прежде чем развернуться и неспешными шагами направиться вдоль дороги к ближайшей остановке.
Несколько секунд всматриваясь в слегка сутулую походку мужчины, Лена, проклиная себя за дурость, развернулась в противоположную сторону, направляясь к машине. Больно. Раньше ей никогда не было так больно, и никто никогда не причинял ей такую боль, как он. Он просто растоптал её, раздавил, а она ничем не смогла ему ответить. Просто не смогла. Сейчас ей просто хотелось кричать, просто хотелось разреветься. Но, если первое она еще как-то могла себе позволить, то второе никогда. Королевы не плачут.
Шаг за шагом, дрожащие колени и дурные мысли, за которыми девушка, даже не смотря под ноги, внезапно зацепилась каблуком за какой-то кусок проволоки и упала на сухую траву. Она не просто упала на землю, она упала со своего трона, на котором с гордостью восседала, наделенная непрекословной властью и высокомерным взглядом, которым так надменно смотрела на всех сверху вниз.
Едва слышный стон боли донесся до слуха Виталия, который тут же обернувшись, увидел блондинку, которая сидела на обочине, пытаясь выпутаться из этого капкана.
« Вот дьявол!» - выругался про себя Абдулов, бросившись обратно к девушке.

- Не подходи ко мне! Без тебя разберусь! – увидев приближающегося мужчину, выпалила Лена, посмотрев на него полными злости глазами, будто это он был виноват в том, что она упала.
- Да, я вижу, - присев рядом на корточки, Виталий осторожно стянул с её правой ноги туфлю.
- Мм..больно же! – схватившись рукой за правую лодыжку, тут же застонала Лена.
- Придется потерпеть, - подняв свои прохладные голубые глаза, с ноткой укора в голосе произнес мужчина, с такой же осторожностью лишив девушку второй туфли. – Как вообще в этом можно ходить? Так и ноги переломать недолго, - сняв с правого каблука замотанный клочок проволоки, не без иронии, добавил Виталий.
- Тебе то что? – зло прошипела Лена в ответ на его пустые упреки, всем своим видом показывая свой агрессивный настрой по отношению к нему. – Не трогай меня! – когда мужчина, проигнорировав все её причитания, приобнял девушку за талию и поставил её на ноги, тут же запротестовала она. – Больше ни-ког-да, - в одну секунду скинув с себя его руки, несколько раз ударила она Виталия в его сильную грудь. – Ты же вроде уходить собирался! Вот и уходи! – с силой толкнув мужчину, попыталась сдвинуть его с места Лена, и у неё почти это получилось. – Ну, что стоишь?! Забыл в какую сторону идти?! – бросив на него свой до остервенения дерзкий взгляд из-под растрепанной ветром челки, добавила она с издевкой.
- Истеричка, - единственное, что смог выдавить из себя Виталий после всех этих фраз, которые подобно звериному шипению вылетали из её уст, казалось, ещё немного, и она просто выпустит свои острые коготки и набросится на него, оскалив свои хищные клыки.
- Кабель! – чувствуя, как по венам с двойной скоростью растекается дикая ненависть, обжигая изнутри своей агонией, девушка подняла свою руку, замахнувшись уже для второй пощечины за этот вечер. Однако на этот раз мужчине удалось предотвратить не самые приятные для него последствия. Ловко перехватив её руку, он резко притянул девушку к себе и с жадностью впился в её мягкие губы.
- Пусти меня! – билась изо всех сил Лена, в попытках оттолкнуть от себя этого нахала, никак не желая отвечать на его поцелуй.
Не обращая ровно никакого внимания на протестующие крики девушки, Виталий одной рукой крепче сжал её шею, а второй вплотную прижимал к себе за талию. Его горячие покусывания не останавливались ни на секунду, пока Лена осыпала ударами его плечи, которые с каждым укусом становились слабее, а потом и вовсе прекратились.
И снова укус за укусом она отравляла его губы своим сладким ядом, которые были слаще сахарной ваты. Схватив Виталия за ворот куртки, она притянула его ближе к себе. И как можно было не сойти с ума от её страстных покусываний, от её учащенного обжигающего дыхания, от этого сладкого аромата духов, которым все еще пахла старая обивка дивана или ему это просто казалось. Как можно было сохранить при себе крышу от её томительных стонов прямо в губы, когда пальцы сжимают гладкую кожу бедер под платьем, заставляя горячий комок желания сворачиваться внизу живота.

- Всё хватит! – чувствуя, что ещё немного, и она отдастся ему прямо здесь и сейчас, резко оттолкнула она от себя мужчину. Ну, уж нет. Так просто она не сдастся. Перебьется.
- Хочешь, чтобы я ушел? – тут же оторвавшись от девушки и смотря прямо в её опьяняющие глаза, зрачки которых были расширены донельзя, твердым тоном спросил Виталий.
- Да, - даже не задумываясь, выдавила Лена свой решительный ответ. Почувствовав, как мужчина выпускает её из своих крепких объятий и уже начинает понемногу отдаляться, чтобы сделать пару шагов и уйти, девушка внезапно схватила его за ткань кофты на груди.
- Ты же сама не знаешь, что ты хочешь, - с нескрываемыми нотками упрека в голосе, посмотрел на неё Виталий своим холодным взглядом.
- Знаешь что, - крепче сжав кусок ткани в своих пальцах, она с силой заставила его наклониться ещё ближе к себе. – Проваливай к черту! – снова снизив свой голос до ненавистного шипения, процедила Лена сквозь сжатые зубы прямо в лицо мужчине.
Дважды повторять не пришлось. Резким движением скинув с себя руку девушки, он, заглянув в её дерзкие глаза на прощание, развернулся и свободной походкой направился к узкой тропинке вдоль дороги, даже не думая оглянуться на блондинку, которая осталась стоять босиком на краю обочины одна, но зато с короной на голове.

 
БестияДата: Четверг, 03.02.2011, 16:27 | Сообщение # 8
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
Туфли испорчены, светлое пальто безнадежно испачкано, нога ноет от боли, в груди бушует настоящий ураган, а в голове стучит всего одно слово «Дура!». Такой беспомощной Лена себя, пожалуй, ещё никогда не чувствовала. Одна, на краю обочины, перед пустой дорогой, без единой надежды поймать хоть какую-нибудь попутку, а он просто взял и ушел. Никогда, больше никогда она не позволит себе такой слабости. Подумать только, вот так просто взяла и сорвалась, погналась вслед за непонятными надеждами с завязанными глазами, с которых так безжалостно сорвали эту бархатную повязку, заставив взглянуть в лицо реальности. Падать с вершины Олимпа оказалось намного больнее, чем она предполагала. И эта правда на расстрел из его уст добавила горстку горечи в эту чашу сладкой лести из фальшивых улыбок.
Достав телефон из кармана пальто, перелистывая номера в «контактах» Лена с каждой секундой всё больше понимала, что это пустое. Весёлые компании, менеджеры, «подружки», дизайнеры и модельеры, но среди них крайне сложно было найти человека, который бы бросил всё, ради того, чтобы помочь ей в два ночи вернуться домой без последствий в виде кричащих статей на первых полосах газет о новых приключениях известной «светской львицы».
Если только… Устало вздохнув от безысходности, Лена остановилась на имени «Андрей» и нажала на кнопку вызова, стараясь не думать о том, как она будет выкручиваться со своими объяснениями на тему какого черта её вообще куда-то понесло на ночь глядя и самое главное без его ведома.

« Нет, эта истеричка явно с головой в ссоре» - именно к этому выводу пришел Виталий пока пытался привести мысли в порядок, пытаясь как-то сложить в них эту дерзкую блондинку, которая осталась за спиной тридцать пять шагов назад. Подумать только, какое невинное начало – её молчание, опущенные глаза и неуверенные слова, а после… Если бы не его колкие фразы и ненависть, всё могло бы быть по-другому. И откуда столько злости в груди? Она ведь сама пришла к нему, связав руки гордости, а он просто не смог удержаться и умело подкурил её терпение. Но зачем? Для чего ей весь этот спектакль с ролью невинной жертвы? И чего она хочет такая успешная, богатая, красивая и высокомерная от простого автомеханика, смотрящего на мир сквозь плотное стекло пивной бутылки?
Сегодня он просто блестяще сыграл роль бесчувственного подонка, оставив её одну на краю дороги без помощи, и эта одинокая фигура девушки босиком на асфальте, которая несколько минут назад так страстно кусала его губы, никак не давала ему покоя.
«Знаешь что..Проваливай к чёрту!» - перезвоном отдаленного эха стучали слова нервным пульсом в висках мужчины, который вот уже несколько часов пополнял пепельницу бессмысленными мыслями в виде потушенных сигарет и серого пепла. Она ведь хотела, чтобы он остался. Её ответ в самой глубине зелёной бездны кричал ему в лицо «нет», а губы так смело закричали «да». И если бы она сказала правду, он бы остался не задумываясь. Но её правда противоречит законам величия, которая не допускала такой слабости простому слову «Останься».
Было в ней что-то скрытное, тайное и неизведанное. И это «что-то» сегодня дало о себе знать, позволив ему заглянуть в самую узкую щелочку на двери этой темницы. Она не так высокомерна и стервозна, как кажется. И как ни странно, ему это нравилось. Нравились эти светлые глаза без дерзости, этот взгляд без «черного» грима на лице, эти хрупкие фразы и легкая неуверенность. Много ли мало, но у него было такое чувство, словно она добровольно на мгновение выглянула из-за своей привычной маски, показав в легком полумраке серой тени свое истинное лицо, а он просто взял и спугнул её своей грубостью. Наговорил гадостей сгоряча, имея дурную привычку сначала говорить, а потом уже думать. Хоть головой об стену, он всё равно не понимал, зачем ей всё это нужно. И эта встреча больше похожа на случайное столкновение во время антракта за кулисами, где каждый из них в спешке бежал к своей сцене, торопясь вернуться к своим привычным образам и городским декорациям. Он - в свою однокомнатную клетку, она – в свои шикарные хоромы.

- Только тебе могло прийти в голову среди ночи пойти прокатиться по городу одной, - осторожно посадив девушку на кровать, всё ещё недовольствовал мужчина таким спонтанным глупостям, которыми она без зазора совести пичкала его доверие. – Ну, что? Накаталась, краcавица? – уже помогая ей снять пальто, добавил Андрей с ноткой упрека в голосе. – Слышала, что врач сказал – «минимум неделю никакого подиума».
- Наконец-то у меня найдется время на нормальный отдых, - словно пытаясь найти в этом хоть какой-то позитив, устало выдохнула Лена, послушно пропуская мимо ушей все упреки мужчины, дабы не лезть на рожон компенсацией за очередную ложь.
- Нет. Наконец-то у тебя найдется время, чтобы заняться свадебными делами. Полтора месяца осталось. Не забыла? – заставив девушку поднять к нему свои усталые глаза, твердо вставил мужчина, забрав её пальто, он кратко поцеловал её в лоб и скрылся в коридоре.
« Ты же сама не знаешь, что ты хочешь» - снова по кругу вертелись слова в мыслях девушки, которая лежала в темноте на кровати, положив голову на грудь мужчины, прислушиваясь к его размеренному дыханию и чувствуя его теплые ладони на спине, прижимающие её ближе к себе.
Нет. Она знает. Она хочет, чтобы он ползал перед ней на коленях, вымаливая у неё прощения. Она хочет раздавить его. Разбить его сердце и бросить, как ненужный мусор в корзину. Затянуть на его шее тугой поводок и посадить у своих ног, дав понять, кто здесь хозяин. И всё ради того, чтобы отомстить за те минуты колкой боли, которую она успела прочувствовать каждой клеточкой своего сердца.

***
- Есть что-нибудь новенькое? – устало рухнув на старое кресло рядом со своим так называемым «коллегой» по работе, безразличным тоном бросил Виталий, достав из-за уха сигарету, он взглядом указал на глянцевый журнал в руках у друга и закурил.
- Про Третьякову ничего, - не отрывая взгляда от страниц, тут же ответил Алексей, за что получил подзатыльник. – Ну, разве что вот это, - растянувшись в довольной улыбке, он, поправив сползшую кепку, перевернул её на бок и развернул перед лицом Абдулова фотографию блондинки, занимающую всю страницу своей соблазнительной фигурой в одном нижнем белье от Кельвин Кляйн. – Вот это клубничка. Только сливок не хватает.
- Подотри слюни, клубничка, - выдернул Виталий из его рук журнал, чтобы поближе рассмотреть девушку, но не её фигуру, а её глаза. Теперь он с полувзгляда мог понять, где она играет, а где живет. Эти цветные краски, что они могут показать? Игривую хищницу с идеальными чертами лица и неестественными бликами в глазах, но эти блики ни в какую не могли сравниться с настоящим живым блеском огня в этом зеленом омуте, который заставлял тихо выть от больных ожогов. Прошла уже целая неделя с той злополучной встречи, а от неё не было ни слуху, ни духу, словно она просто взяла и испарилась. Ни в статьях газет, ни на страницах глянцевых журналов, нигде. Только редкие рекламные постеры, но не более. Скандальная блондинка, о которой так любили сплетничать журналисты, просто взяла и куда-то пропала с прицелов их фото- и видеокамер. Её имя стало для него паранойей, которая преследовала его мысли каждую свободную от работы секунду.
- Виталик, это Третьякова, - внезапно схватившись за руку мужчины, сдавленным тоном выдавил Алексей.
- Да знаю я! – тут же выдернув свою руку, непонимающе выпалил Виталий, не поднимая взгляд.
- Нет! Ты не понял! Она здесь. И она идет сюда, - ошарашено тыкая в сторону входа, стихнувшим под конец голосом, снова вцепился он в мужчину.
Только сейчас подняв глаза, Абдулов смог увидеть ту самую блондинку со страницы журнала, которая уверенной походкой и с гордо поднятой головой направлялась прямо в их сторону. Развевающиеся на ходу волосы, полупрозрачная майка, короткая кожаная куртка, облегающие её аппетитные формы джинсы и снова эти каблуки, буквально кричащие о том, что она снова на высоте. Гордая, дерзкая и до сумасшествия сексуальная.
- Боже не могу поверить! Виталик, быстро скажи мне, как я выгляжу? Волосы не слишком торчат? – скинув с себя кепку и прилизав назад несколько своих русых прядей, встревожено поинтересовался Алексей.
- Как брутальный мачо. Уверен, ей понравится, - не без иронии бросил в ответ Виталий, уже чувствуя зашкаливающий пульс своего сердца от одной мысли о том, что эта эффектная блондинка снова находится где-то рядом. Расстояние всего в полшага и её дьявольские глаза, которые смотрели прямо на него, и эта довольная ухмылка на алых губах девушки уже заранее предвещала беду.
- Могу я попросить вас осмотреть мой двигатель, - к крайнему удивлению Виталия, внезапно остановилась Лена перед ними и в последнюю секунду перевела свой взгляд на его напарника. Признаться честно, Виталий был не в меньшем шоке, чем он.
- Я? Я..я…мм…да..да. Конечно! – заикаясь от волнения и этого пронизывающего высокомерного взгляда девушки, наконец-то, выдал что-то связное Алексей, на что Виталий лишь закатил глаза.
Нет, ну он, конечно же, понимал, что не каждый день можно увидеть вживую мечту своих эротических фантазий, но не до такой же степени, чтобы смотреть на неё, как ребенок на конфетку.
- Замечательно. Я оставлю машину во дворе, - сладко улыбнувшись мужчине, протянула Лена ему ключи. Однако мужчина, казалось, на её слова никак не реагировал, так как его взгляд сейчас был направлен совсем на другое, а именно на её майку откуда при легком наклоне девушки стали видны края красивого нижнего белья.
« Вот придурок!» - едва заметив направление взгляда своего друга, тут же стукнул Абдулов его журналом по затылку.
- Ааа..да-да. Ладно, - тут же опомнился Алексей, чувствуя, что его лицо начинает заливаться красной краской.
- Можете не торопиться. Я заберу её вечером, - последнее, что произнесла Лена, прежде чем развернуться и эффектно виляя бедрами направиться в сторону выхода, чувствуя на себе взгляды, по крайней мере, десяти мужчин, которым посчастливилось в это время находиться в этом гараже.
Какой-то непонятный комок засел в груди у Виталия, который смотрел ей вслед. Она ведь даже не взглянула на него на прощанье, не сказала ему ни слова и вообще..что происходит? Почему она обратилась ни к нему? Это ведь было её любимое занятие, мучить его своими невидимыми «неполадками», лишая последней зарплаты. И что теперь? Она больше никогда на него не посмотрит? Больше никогда ни о чем не попросит? Больше никогда не одарит его своей игривой улыбкой?
С минуту на что-то решаясь, Виталий, бросив взгляд на дверь, за которой только что исчезла фигура Третьяковой, вскочил с места и кинулся в сторону выхода.
- Что это значит? – буквально за секунду Абдулов схватил сзади за руку девушку, которая уже собиралась открыть дверь какого-то мерседеса, и резко развернул лицом к себе.
- Руки убери от меня, - всего за мгновение её зелёные глаза потемнели, а голос из приятного мурлыканья вдруг превратился в недовольное шипение.
- Почему он, а не я? – не торопясь отпускать руку девушки, напрямую спросил Виталий, желая знать ответы сразу на все интересующие его вопросы.
- Потому что он мне понравился больше, чем ты. А ты что думал я к тебе на постоянку записалась? – смотря прямо в его непонимающие глаза, равнодушно выдавила Лена в ответ. - С тобой я уже наигралась, захотелось чего-то новенького. У вас там как, механиков много ещё осталось? Это так. На будущее, - метко стреляя слова и при этом даже не прицеливаясь, втыкала она в него одну ядовитую иголку за другой.
- Ты ведешь себя глупо, - чувствуя, как в груди уже начинает понемногу разрастаться смертоносный ураган, произнес мужчина, понимая, что она это говорит специально, чтобы побольнее его укусить и показать свои острые коготки.
- Ну, знаешь, это как-то логично. Я ведь просто длинноногая блондинка! – резким движением, вырвав свою руку из его цепких пальцев, выпалила девушка, одарив его разъяренным и в тоже время расчетливым взглядом. – У меня в голове всего одна функция – ноги раздвигать, - заметив, как быстро изменилось в цвете лицо мужчины, добавила она.
- Извини, - вполголоса произнес Виталий, понимая, что обидел её тогда своими словами. Очень. Он был не прав, но толку об этом говорить сейчас, когда у неё на лице написано «Поздно».
- Что? Ты только что что-то сказал? Или мне послышалось? – тут же издевательски вскинула брови девушка, посмотрев на него взглядом своих дерзких зеленых глаз.
- Из-ви-ни! Всё? Довольна? – по слогам отчетливо повторил Виталий, чувствуя, что снова начинает выходить из себя. Это самодовольство, эта самоуверенность, эта стальная гордость и неприступность просто выбешивали его, но ничто так не бесило его, как её наигранное безразличие и роль ледяной королевы, которая только и ждала того, чтобы он упал на колени к её ногам с мольбами о прощении. Гордость не позволяла ему так просто сдаться и покорно припасть к её ногам.
- Более чем! Только знаешь, не надо делать мне одолжение! – с нескрываемой злостью, снова повысила свой хриплый голос донельзя Лена, готовая прибить этого неотесанного мужлана прямо здесь и сейчас. – А другу своему передай, что я приеду сюда в десять, - уверенно добавила она.
- У тебя ничего не получится, - тут же с нескрываемой злостью, произнес мужчина, зная, что она не такая.
- У меня всё получится! А вот у тебя сегодня разве что вот с этим что-нибудь получится. И то вряд ли, - внезапно выдернув из его рук журнал и помахав перед носом Виталия своим изображением, с сарказмом выпалила Лена. – Может, автограф оставить на память? – нагло улыбнулась она, кинув ему обратно модный глянец. – Смотри слюнями не подавись, когда сам себе помогать будешь, - бросила девушка напоследок, одарив мужчину своим хищным оскалом, она исчезла на заднем сидении черного мерседеса, который немедленно тронулся с места.
« Дьявол!» - воскликнул про себя Абдулов, в желании бросить ей что-нибудь вдогонку, да потяжелее.
- Виталик! Виталик, представляешь, она со мной заговорила! – едва завидев сутулую походку друга, тут же подлетел к нему Алексей с круглыми глазами. – Боже, она такая…такая…рррр… - не зная, как ещё описать весь внешний вид своей обожаемой модели, зарычал он подобно возбужденному тигру.
- Очнись, недоумок! Рррр это твоя жена, а это так…мяукнет пару раз и успокоится, - швырнув злосчастный журнал в мужчину, процедил сквозь зубы Виталий. – Эта истеричка просто решила меня позлить, - устало опустившись обратно на старое кресло, и уже на ходу открывая банку прохладного пива из коробки в углу, недовольствовал он.
- С чего бы? Она ведь тебе ничего не обещала, - закинув на плечо грязную тряпку, которой он протирал окна, тут же вставил Алексей. – Или у вас уже было продолжение той ночи, а я до сих пор ничего не знаю, - слегка понизив голос до загадочного шепота, добавил мужчина, вскинув брови. – Ну, колись давай, когда ты опять успел оседлать эту горячую штучку? – приблизившись к Абдулову на самое короткое расстояние, полушепотом игриво ухмыльнулся он. – Ладно, всё-всё. Я понял, - почувствовав, как Виталий с силой схватил его одной рукой за грудки, одарив звериным взглядом, понимающе поднял руки вверх Алексей, говоря тем самым, что он сдается. – А ей как больше нравится снизу или сверху? – словно решив окончательно добить друга, улыбнулся мужчина. – Всё-всё-всё. Я пошутил, - под тяжелым взглядом голубых глаз, которые как минимум обещали долгой мучительной смерти, торопливо выдохнул он, отдалившись от Виталия на безопасное расстояние.
Весь оставшийся день Абдулов молча наблюдал за тем, как Алексей ковыряется в капоте красной Ауди, даже не пытаясь сказать ему о том, что на самом деле все серьезные «проблемы» госпожа Третьякова просто придумывала на ходу. Время неспешными ходами стрелок приближалось к отметке «10», когда Виталий окончательно убедившись в том, что его напарник не собирается никуда уходить, втайне от него набрал нужный номер и всего через пятнадцать минут на пороге появился единственный человек, которого он боялся – его жена.
- Ну, ты и сволочь Абдулов! – единственное, что смог прорычать Алексей сквозь зубы, наблюдая за тем, как лицо его друга с каждой секунду все больше растягивается в довольной улыбке.
- Желаю удачного вечера! – махнул рукой напоследок Виталий, еле сдерживая распирающий его смех, проводив взглядом спину Алексея, который ушел за ворота с видом человека, отправляющегося в лучшем случае на допрос, а в худшем – на каторгу.
Нет, он не подставлял друга и уж тем более не соревновался с ним в борьбе за главный приз, просто знал, что это война для двоих. Она неспроста сплела такой непростой треугольник, ловко подрезая ненужные углы. Она знала, что он не сможет уйти, пока не убедится в том, что это чистой воды блеф, как часть её игры. Но вот вопрос – он остается для того, чтобы разоблачить её или же тому совсем другая причина, колкая и жгучая такая, как ревность.
Девять..десять..одиннадцать… двенадцать… С каждым часом Виталию всё больше казалось, что она просто решила обвести его вокруг пальца. Пивные бутылки на увеличение выстраивались на полу рядом с креслом, всё больше нагнетая одиночество и грусть.

***
«Только не это» - едва до слуха мужчины донесся глухой шорох приближающихся колес, а после несвязный голос с хрипотцой, подумал про себя Виталий. Вскочив с кресла, он быстрыми шагами направился в сторону железных дверей, в которых уже успела появиться потрепанная блондинка.
Одетая в до неприличия короткое платье, с бутылкой виски в левой руке и, несомненно, пьяная в стельку. Бросив свое пальто у порога, она, чуть пошатываясь на высоких каблуках своих новых туфель, приблизилась к мужчине, присутствие которого здесь её даже не удивило.
- Будьте так любезны. Угостите даму огоньком, - заплетающимся языком и с нескрываемой довольной улыбкой на лице, посмотрела на него Лена своими опьяненными темными глазами и сжала в зубах тонкую сигарету.
Несколько секунд всматриваясь в её затуманенные алкоголем глаза, Виталий молча достал из кармана рабочей формы зажигалку и зажег маленький огонек, который отразился в её черных расширенных зрачках нешуточным пожаром.
- Спасибо, милый, - затянувшись во все легкие, сквозь улыбку выдавила девушка в ответ и всё той же нетвердой походкой направилась в сторону потертых кресел. Опустившись в одно из них, она сложила свои стройные ноги на коробку, стоящую напротив и с наслаждением выдыхая струи сизого дыма, скинула с себя туфли, которые одна за другой с глухим стуком упали на пол.
- Кому ты звонишь? – едва завидев в руках мужчины мобильный телефон, тут же вопросительно посмотрела на него Лена, уже успев сделать пару глотков горячительного напитка прямо из горла бутылки.
- Вызываю такси, - без особых интонаций, ответил Абдулов, бросив короткий взгляд на девушку. Задранное платье, обнаженные ноги, вызывающий макияж и этот дикий взгляд из-под челки. Подумать только в тот день она была совсем другой, а сегодня всем своим видом буквально кричала о том, что снова примерила свой образ стервы. И такой видеть её ему совсем не хотелось.
- Ты что куда-то уезжаешь? – затушив сигарету в консервной банке на подлокотнике, выдохнула Лена последние остатки дыма из легких.
- Нет. Ты. Уезжаешь домой, - уже успев набрать номер, поднес Виталий телефон к уху, готовясь говорить.
- Я не хочу домой, - не без труда поднявшись с кресла, она приблизилась к мужчине и забрала у него мобильный.
- Верни телефон, - не сумев удержать ловкие руки девушки, тут же потребовал Абдулов, на что она лишь пьяно улыбнулась и прямо на его глазах уверенно раскрыла ладонь. Всего одна секунда и сотовый, ударившись о пол, с треском разлетелся на части прямо у её ног.
- Ой, какая жалость. Что же ты теперь будешь делать? – без зазрения совести, нагло прошептала Лена горячим дыханием прямо в губы мужчине, который уже с силой сжимал пальцы в кулаки.
- Что ты хочешь от меня? – изо всех сил стараясь держать себя в руках, сквозь стиснутые зубы выдавил Виталий, смотря прямо в эти бесстыжие цепкие глаза напротив.
- Грязного животного секса, - отчетливо произнесла девушка каждое слово слегка соскалив белоснежные клыки напоследок.
- Правда? А что твой олигарх тебя больше не хочет? – слегка снизив голос, напрямую выдал Абдулов, заметив, как она тут же изменилась в лице. О да, он умел бить в самую больную точку даже без прицела.
Её зелёные глаза практически мгновенно затянулись темными тучами, предвещая неумолимо приближающийся ураган, а улыбка превратилась в расчетливую ухмылку, когда Лена крепче сжав бутылку до побеления костяшек пальцев, резким движением руки выплеснула оставшееся в ней содержимое прямо в лицо мужчине.
- Стерва, - напряженным шипением выдавил Виталий, чувствуя, как по лицу стекают холодные капли янтарной жидкости, он грубо схватил девушку за шею и без спроса впился в её сладкие губы. Сопротивление было бесполезно. Она сама этого хотела. Укус за укусом в желании сделать друг другу как можно больнее и горький привкус алкоголя. Ненависть и эти жадные поцелуи, ненависть и удары тока в венах, ненависть и огненная страсть агонией в сердце.
Снова разбитая бутылка и тихий вскрик боли, когда Виталий резко развернув Лену, с силой прижал её к старому шкафу, полки которого тут же покосились, а мелкие инструменты вместе с различными болтами и шурупами посыпались на пол. Казалось, ещё немного и она сойдет с ума от этого дикого безумия. От его сильных рук, крепко сжимающих её бедра, от его грубости и резкости, с которой он стягивал с неё платье, при этом, порвав его от нетерпения скорее обнажить её стройное тело. Ей было просто всё равно. У неё есть десятки, сотни таких платьев, и все они готова была отдать ему. Пусть рвет, ей не жалко. Короткий путь до порочного старого дивана и его футболка, полетевшая на пол.
Он просто сам себе противоречил. И если в тот раз ему удавалось держать её на дистанции, то сегодня все запреты просто рухнули. Сегодня она жадно кусала его шею, покрывала горячими поцелуями его сильную грудь, сжимала его плечи и заставляла рычать от удовольствия. Это не кошка, это дикая пантера. Чего только стоит этот затуманенный огненный взгляд из-под взъерошенной челки, когда она остановилась пальцами на пуговице его брюк, а после прикоснулась своими горячими губами к напряженному прессу его живота, спускаясь чуть ниже туда, где агонией билось желание, вот-вот норовясь вырваться наружу и вылиться в самое бредовое сумасшествие. Еле сдерживаясь, чтобы не застонать от этих откровенных поцелуев, он со звериным рыком перевернул её на спину, чувствуя, что больше не может терпеть ни секунды. Кружевное нижнее белье нетерпеливо полетело на пол, когда он, подтянув девушку за колено под себя, почувствовал, как она вцепилась в его плечи с первым стоном прямо в ухо.
Сплетающиеся пальцы, сбивчивое дыхание, громкие удары сердца в ушах и безудержные стоны под учащенные ритмы. Губами по каждому миллиметру её шелковой кожи, горячим дыханием по глазам, и на этом поле боя он не воин. Крепче сжимал её колени, заставляя выгибаться ему навстречу, извиваться под ним от жгучей агонии в груди, которая рвалась наружу, оставляя на душе опаленные ожоги, сжимать онемевшими пальцами обивку дивана и кружиться вместе с ним на этих каруселях безумия, увеличивая скорость. Эта пытка за две недели штиля. Жадно, дико, страстно, грубо и дерзко. И это почти самый край бездны, всего один шаг и под ногами пустота. Её стоны, переходящие в отчаянные крики, опухшие губы, жадно хватающие воздух, ногти, впивающиеся в его сильную спину и белый свет на пределе. Чувство невесомости вместе с последним шумным выдохом накрыло Лену с головой. Её сердце горело в огне, а из груди внезапно вырвался душераздирающий крик, заставив приподняться и крепче вцепиться во влажную спину мужчины, вдыхая во все легкие запах его тела вперемешку с машинным маслом, которым она снова пропитывалась до самых кончиков пальцев.
Сбивчивое дыхание и огонь в её глазах напротив, когда вместо того, чтобы встать и уйти как в прошлый раз, она снова впилась в его губы страстным поцелуем, зарываясь пальцами в темных прядях волос, словно требуя продолжения, приводя своими движениями мужчину в коматозное состояние где-то на грани между раем и адом.
Сладкий одурманивающий аромат, губами по её подбородку ниже к шее и плечам, её пальцы сильнее сжимающие его волосы на затылке, когда чуть откинув голову назад навстречу горячим дорожкам поцелуев она закрыла глаза от удовольствия, а по её губам скользнула сладкая улыбка наслаждения.

 
БестияДата: Суббота, 19.02.2011, 18:38 | Сообщение # 9
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Босиком по грязному полу в четыре утра по направлению к обшарпанной душевой с холодной водой и она ни о чем не жалеет. И довольная улыбка уже полчаса как не сходит с её лица с мыслями о тех трех незабываемых часах с ним на старом диване под сумасшедшие ритмы в сопровождении её откровенных криков. Это просто катастрофа, кажется, она понемногу начинает сходить с ума.
Вторая сигарета, лежа на диване и тело, приятно ноющее от таких внезапных перегрузок. Что-то теплое грело душу изнутри, когда мужчина глазами встретил появившуюся на пороге уже одетую в платье девушку, которая приблизившись к дивану, склонилась к его лицу. Очередная струя сизого дыма из его уст, глаза в глаза, когда она, прикусив нижнюю губу, кратко поцеловала мужчину.
- Пока, милый, - сладко промурлыкала Лена на прощанье, одарив его взглядом дикой кошки, которая сегодня вдоволь нагулялась и сейчас собирается домой.
Две минуты, стук каблуков, звук заведенного мотора и тишина. Она ушла, но что-то подсказывало Виталию, что это ещё далеко не конец. Она ещё вернется, и может быть даже не раз.
Спасительная сигарета в зубах, скорость за сто пятьдесят, приятная музыка в колонках и эйфория на губах блондинки, которая мчалась по пустой дороге навстречу новому утру. Откуда такое спокойствие и неторопливость? Причина тому пустая квартира на восьмом этаже элитного дома, где её сегодня никто не ждал, поскольку единственный надзиратель вчера вечером улетел в Италию в поисках нового источника пополнения своего «золотого капитала» и вернется только через две недели, взяв с неё обещание, не проводить всё это время в пустую, а заняться немаловажными делами.

Что ни говори, он был прав. Уже спустя два дня его разбудил внезапный звонок в дверь, открыв которую в полусонном состоянии увидел на пороге квартиры стройную блондинку. Её взгляд скрывался за коротким полом сползшей набок шляпы, пальцы сжимали темную бутылку Hennessy, а под пальто, как оказалось, позже не было ничего, кроме нижнего белья. И эта «девочка» с глазами кошки без приглашения вошла в квартиру прямой дорогой к спальне, сходу впившись в его губы жадным поцелуем.
С этого дня она стала его тенью, которая преследовала его в самое темное время суток. Она появлялась на пороге рабочего гаража, без предупреждения будила его среди ночи звонками в дверь, преследовала огнями автомобильных фар по дороге. Неважно злилась она или улыбалась, в платье она была или без него, подчинялась ему или руководила, важно то, что в её крови всегда присутствовала определенная доза алкоголя, что не раз наталкивало его на разные мысли. У него было всего два варианта, либо это болезнь, либо страх. Второе для него было менее реалистично, потому ему проще было убеждать себя в том, что это просто-напросто выражение разгульного образа жизни. Она просто играла с огнем, а у него не хватало духу нажать на «стоп» и вызвать пожарных, чтобы остановить всё это сумасшествие.
И эти постельные сцены никак не выходили из его мыслей, как скорость ночных каруселей кружила голову наутро вместе со сладким ароматом духов, который не исчезал из легких даже после нескольких часов выветриваний сквозь распахнутые окна и не растворялся в дыме никотина. Перекошенные тумбочки, сломанные столы, разбитая посуда, порванные платья и простыни – её это просто смешило.
А она просто будила его утром откровенными поцелуями, разгуливала по квартире голышом и курила свои тонкие сигареты в постели. Губами по запястьям, коленям и плечам, она всегда смотрела ему в глаза, чтобы видеть в них свое отражение, чтобы чувствовать, как он горит в её пламени, чтобы оставить больные ожоги на сетчатке его голубых глаз, чтобы раствориться в этой черной страсти целиком и полностью, чтобы потом помнить...
« Только не смей в меня влюбляться» - тихим шелестом пламени прошептала она ему однажды утром с легкой улыбкой на лице, когда невесомыми прикосновениями кончиков своих пальцев вырисовывала узоры на его широкой спине. А он просто не смел её ослушаться, она приходила, когда хотела, делала, что хотела, говорила, что хотела и крайне редко задумывалась над дальнейшими последствиями.
Ради чего он всё это молча терпел? Ответ один – её глаза. Дикие, жгучие, страстные, дерзкие и опасные. И сколько бы он не пытался понять, что скрывается за этим пламенем в этой черной бесконечной бездне её зрачков, у него ничего не получалось. Этот зелёный омут просто зачаровывал, притягивая к себе какими-то неземными силами до мелкой дрожи по самому сердцу.
Каждый раз она пытала его своими взглядами, а он метался между двух противоречий, то ли нет никого её прекрасней, то ли нет никого хуже, чем она. Её характер коктейль из сахара и тертого в мелкую крошку стекла, который царапал своими осколками, заставляя кричать от бессилия и просто выть волком одинокими ночами.
Восемь безумных незабываемых ночей дозами под кожу без шелка, просто дико до дури, электрическим током по венам на увеличение беспорядочного почерка кардиограммы и она без этого наркоза просто не дышит.
«Я не твоя» - как часто кричали её глаза, стрелами впиваясь в душу. «Она не моя» - как часто твердил ему разум каждое утро в беспамятстве пальцами по её волосам. Разум – застывший тонкий лед на океане безумия.

- Фууу…Боже…неужели ты это ешь? Отвратительно, – сидя как то на кухне на коленях мужчины, за неимением второго стула, корчила лицо Лена при одном виде черного хлеба и законсервированных шпрот в масле. Шпроты, жареные пельмени и колбаса, батоны и булки – всё это было для неё запретным и отвратительным. Она просто с нескрываемым удивлением наблюдала за тем, как он ест сметану, просто намазывая её на хлеб, что уж говорить про майонез или томатный соус. Но чудаковатей всего он заваривал чай, бросая чайные листочки в чашку и наливая сверху кипяток из железного чайника. Ненормально, но вкусно.
Разница и правда была видна. Старые обои, потертый паркет, потрепанный диван, скрипучие дверцы, старая газовая плита, такой же холодильник, железный чайник, невзрачный балкон, маленький стол на кухне, и всего одна табуретка. То, что это холостятское гнездо было видно невооруженным взглядом. Хотя бы потому что в квартире не было ни одного цветка, в воздухе витал запах машинного масла, а по углам были расставлены коробки с различными инструментами и старыми номерами, подкрепляя весь этот беспорядок.
Можно было смело сказать, что Лена в эту обстановку со своими «принципами» никак не вписывалась. Он уже успел отвыкнуть от постоянного пребывания кого-то «прекрасного» в этой хибарке. Впервые за два года Виталий разделял свой завтрак не с тишиной, а с кем-то, а именно с той самой «истеричной стервой», которой так нравилось кусаться без особой на то причины.
И пусть она здесь ненадолго. Пусть.

Поцелуй за поцелуем в этих дешевых простынях и сегодня она снова всю ночь сходила с ума в объятиях мужчины, который одним неосторожным прикосновением доводил её до экстаза, заставляя выгибаться ему навстречу и кричать от неземного наслаждения.
- Мой телефон, - на секунду оторвавшись от его мягких губ, выдавила Лена, услышав мелодию мобильного, который звенел где-то рядом. Нет, это невозможно, как можно думать о чем-то, когда его ладонь сжимает её согнутое обнаженное колено, плавными движениями, спускаясь ниже к бедру, когда он мучает её опухшие губы страстными покусываниями, когда она чувствует, как напрягаются его сильные плечи и спина, вдоль и поперек исполосонная красными царапинами - порывы дикой пантеры.
- Мне надо ответить, - эта нервная трель, казалось, становилась всё громче и громче, словно сам телефон кричал о том, что ей необходимо срочно ответить на звонок. Оторвавшись от Виталия, она подобралась ближе к концу дивана, наугад нащупала на полу мобильный, где на экране короткими миганиями высвечивалось «Андрей», как сигнал о том, что она слишком загостилась.
- Да, милый, - не раздумывая тут же ответила Лена, натянув на себя простынь, она приняла сидячее положение, словно он с того конца провода мог увидеть её обнаженной в компании чужого мужчины. Всего пара прикосновений горячих губ Виталия к плечу и она уже почти не слышит, что ей говорит жених, ломаным голосом в трубке. Он будто нарочно мешал ей, скользя пальцами по шее с одной стороны и покрывая её поцелуями с другой, заставляя дыхание из равномерных вздохов превращаться в сбивчивые выдохи.
- Нет, я ещё не встала, - пытаясь дышать ровнее, выдавила Лена в ответ, сжав кусок простыни в своих пальцах. – Да, я помню. Первый рейс, 10:15. Я встречу, - взглянув на мужчину, который пристально смотрел ей в глаза, остановившись после её последних слов, снова произнесла она. Пять секунд – глаза в глаза, и Виталий, внезапно схватив девушку за талию вместе с простыней, закинул себе на плечо и направился в сторону коридора.
- Я перезвоню. Ну, что ты делаешь?! – быстро попрощавшись со своим собеседником, возмущенно воскликнула Лена, когда её уже затащили в ванную. – Совсем уже?! – бросив на мужчину недовольный взгляд, когда её поставили на пол, выпалила она, не понимая, что вообще происходит. Ни сказав ни слова в ответ, Виталий выдернув из руки девушки телефон, бросил его на стиральную машину, стянул с неё простынь и резким движением поставил её в ванну, прижав спиной к холодному кафелю.
- Ненормальный! – последнее, что успела крикнуть Лена, прежде чем за ними задернулась шторка, и она снова почувствовала его мягкие губы, которые жадно кусали её до дикой боли и солоноватого вкуса во рту с привкусом ревности.
Прохладная вода сверху на голову и она больше ничего слышит, кроме его дыхания, больше ничего не чувствует, кроме его сильных рук и горячих губ, больше ничего не видит, кроме его мокрых голубых глаз, которые смотрели на неё с легким отчаянием. Агония на двоих и снова мелодия мобильного, которую заглушал звук льющейся воды, надрывающийся на стиральной машине одним именем «Андрей».

 
БестияДата: Вторник, 01.03.2011, 21:07 | Сообщение # 10
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
«Ну, он специально что ли?!» - вот уже пятнадцать минут не могла подобрать Лена приличных слов, чтобы описать всё это, а именно несколько синеватых полосок на шее, как последствие укусов в ванной. Уже прошел целый час с тех пор, как она покинула его квартиру, успокоила Андрея и добралась до дома с мыслями привести себя в порядок, а в глазах всё ещё горел огонь, который понемногу начинал стихать, стоило только подумать о том, что через полчаса ей нужно быть в аэропорту.
В голове крутились бесконечный поток назойливых мыслей, создавая бардак, такой же, что царил в квартире, в которой с отъезда Андрея много чего изменилось. С кровати сползали мятые простыни, подушки валялись где-то рядом, по полу была разбросана различная одежда, включая несколько порванных платьев, которые она, возвращаясь домой, просто скидывала с себя и заваливалась в постель, мгновенно проваливаясь в глубокий сон и просыпаясь лишь ближе к обеду. Там же на полу рядом с кроватью лежала переполненная пепельница и пустые бутылки из-под спиртного, ненароком напоминающие о тех безумных вечерах, забыть о которых было просто невозможно.
И только взглянув на всю эту картину со стороны крайне трезвыми глазами, она поняла, насколько глубоко её затянула свобода. Такое невесомое и опьяняющее чувство, которое так незаметно вскружило голову подобно внезапному урагану.
И как бы ей не хотелось это признавать, но Андрей был прав, чувство ответственности и, правда, для неё что-то неизведанное.
Аэропорт – вершитель встреч и расставаний. Сегодня она измеряла нервными шагами пустой зал ожидания, выкуривая одну сигарету за другой, запивая горький привкус ароматом горячего кофе и без конца поглядывая на часы. Нервы сдавали по секундам при одной мысли о том, сможет ли она спокойно взглянуть в глаза мужчине, которому, забыв про совесть, так бесстыже изменяла с другим, будучи уже окольцованной, пусть неофициально.
«Только этого не хватало!» - едва завидев приближающуюся толпу визгливых журналистов, которые окружали со всех сторон статного мужчину, осыпая его бесконечными вопросами и яркими вспышками фотокамер, взмолилась девушка.

- Какого черта ты их с собой притащил? – пытаясь выдавить из себя Лена радостную улыбку, когда мужчина, раскинув руки, сжал её в своих крепких объятиях.
- Ну, что ты милая, людям ведь интересно знать, как «супруги» готовятся к самому важному событию в жизни, - полушепотом улыбнулся Бехтерев, чуть отстранив девушку от себя, он впился в её губы неожиданным поцелуем.
Прохладный иней на свежие раны.
Вцепившись пальцами в левую руку мужчины, Лена пыталась убрать его ладонь со своей шеи, боясь, что он неосторожным движением откроет доказательства преступлений, которые не прикрывались даже несколькими слоями тонального крема, и она второпях просто спрятала всё это под тонким шарфом.
- Ну, всё. Поехали домой, - не в силах больше терпеть весь этот трогательный спектакль напоказ, оторвалась она от Андрея и, схватив его за руку, потащила в сторону выхода, не обращая внимания на бесконечные вспышки со всех сторон. Быстрыми шагами добравшись до стоянки, Лена тут же забралась в машину, нервно покуривая сигарету и поглядывая в зеркало заднего вида, пока мужчина загружал свои чемоданы в багажник.
« Возьми себя в руки Третьякова! Ты ведь умеешь играть в актрису!» - поспешно выбросив сигарету в приоткрытое окно, наругала саму себя Лена, когда Андрей опустился на сидение рядом.
- Слушай, давай заедем куда-нибудь перекусим, а то дома в холодильнике пусто, а ты, наверное, голодный, - уже вставляя ключ в замок зажигания, как можно увереннее произнесла девушка. Взяв себя в руки, она мило улыбнулась мужчине, который ни за что не смог бы догадаться о том, что всё это лишь для того, чтобы как можно больше потянуть время и не возвращаться домой, где вся её конспирация просто рухнет в одну секунду.
- Ну, не отказался бы, - тут же согласился Андрей, приняв это как заботу о его желудке, который и, правда, не прочь был подкрепиться.
- Супер, - радостно воскликнула Лена, как ответ на его решение, которое оказалось взаимным.

Всего несколько минут до ближайшего ресторана, v.i.p. зал и столик на двоих, который буквально ломился от всяческих яств. И это был первый день, когда она решила ни в чем себе не отказывать. Первое, второе, многочисленные десерты и мороженое. И всё ради того, чтобы как можно дольше пробыть на расстоянии от своего жениха, который с удивлением наблюдал за тем, как она с блаженным видом поедает одно пироженое за другим. Такое сладкое, невесомое, тающее во рту..и как можно было столько времени отказываться от этих шоколадных тортиков? Безумие. Она и забыла как это вкусно – взбитые сливки и воздушный крем. Спиртное и сигареты – завтрак, обед и ужин для желудка в течение двух недель, который уже совсем забыл о нормальной пище, обычно состоящая из диетических салатов.
- Любимая, а ты уверена, что тебе это не навредит? – когда Лена заказала уже пятое по счету пироженое, осторожно поинтересовался Андрей. Честно, говоря, такой нездоровый аппетит его даже немного пугал.
- Божее я сейчас сойду с ума, - сладко прикусив нижнюю губу при виде шоколадного бисквита, протянула девушка, умиляющее взглянув на тарелку, которую только что поставили перед ней.
- Это последний, - уверенно схватившись за ложку, выдавила Лена, подобно наркоману, который обещал завязать с дозами. Просто какое-то сладкое наваждение.
Два часа, словно пытка в попытках не уронить с лица маску невесты, его рассказы мимо сознания, короткие взгляды, зашкаливающий пульс коротких поцелуев смущенными улыбками и вскоре она буквально сбежала от него на встречу с мамой, предупредив об этом Андрея в самый последний момент.
Нет, это не будут трогательные посиделки в каком-нибудь тихом кафе с женскими откровениями, это исключительно недовольство матери тем, что её дочка до сих пор не удосужилась забрать свое свадебное платье, которое было готово уже месяц назад. Дело обошлось несколькими примерками, а после Лене было просто не до этого.

- Да брось мам, просто заберем его и всё, - стараясь не отставать от эффектной фигуры женщины, которая быстрыми шагами уже успела скрыться за стеклянной дверью бутика, выдохнула девушка.
- Что значит просто заберем? Я хочу, чтобы ты его примерила. Девушка, будьте добры, - даже не обернувшись, твердым тоном ответила она, тут же обратившись к консультанту за стойкой.
- Мам! Ну, я уже тысячу раз его мерила. Оно просто идеально! – пыталась убедить Лена её в том, что это уже лишнее и волноваться просто не о чем.
- Я не поверю в это пока сама его на тебе не увижу, - стояла на своем женщина, повернувшись к девушке, которая смотрела на неё невинными глазами. О да, эта стройная дива в строгом костюме от Шанель, в свои годы ещё не растеряла бойкости. Третьякова Маргарита Александровна ничего не скажешь.
- Ну, мам! – практически топнула ногой Лена, продолжая упрямиться.
- В примерочную. Живо! – бросив беспрекословный взгляд на дочь, требовательным тоном выпалила она, повыв голос на полтона для убедительности.
Несколько секунд девушка держалась под натиском тяжелого взгляда матери, а после, раздраженно развернулась и скрылась из виду, оставив после себя прохладный ветерок.
Спорить с матерью дело просто бесполезное, это Лена знала не понаслышке. Всю душу вытрясет и всё равно своего добьется. Эта строгость, эта твердость, этот взгляд, от которого по телу просто пробегали мурашки… Она ведь так на неё похожа.
«Дьявол!» - влетев в примерочную, девушка сжала пальцы в кулаки от перенапряжения. Скинув с себя пальто, она приблизилась к зеркалу и торопливо стянула с шеи шарф. Уже в который раз за это утро Лена проклинала Абдулова, желая придушить его при первой же встрече.
Несколько минут мучений, донельзя затянутый корсет, отсутствие кислорода в легких, пышная юбка, фиалковый пояс на талии и молодая невеста в отражении, одетая в белоснежное свадебное платье.
Так странно, она ведь так об этом мечтала, а такое чувство, словно это всё происходит вовсе не с ней. Пригласительные открытки, букеты цветов, дорогие бриллианты и это шикарное платье за тысячи долларов. Всё это было подозрительно идеальным. Песочные часы ни на секунду не прекращали свой ход, а до красной дорожки к алтарю навстречу своей судьбе остался всего месяц.
Её буквально трясло при одной мысли о том, что через каких-то тридцать дней, она будет сжимать в руках маленький букет с ленточками стоя перед золотыми дверями, которые ведут в неизвестность.
Весь этот безупречный вид портили лишь несколько лиловых укусов на нежной коже шеи.
«Ты же сама не знаешь, что ты хочешь» - уже в который раз отдавались в сознании девушки слова, и с каждым разом она всё больше начинала сомневаться в своих ответах.
«Черт, как же тяжело дышать!» - пытаясь привести дыхание в норму сжатыми ребрами, не выдержала Лена.
- Ну, наконец-то! – надев тонкие очки, тут же протянула Маргарита Александровна, посмотрев сверху вниз на свою дочь, которая только что появилась в поле её зрения. – Боже мой, Лена, какая же ты у меня красавица.
- Да есть в кого, - пробурчала про себя девушка, недовольно уперев руки в бока.
- Не ворчи, дорогая. Выпрями спину, - с привычной ноткой строгости в холодном голосе, сделала замечание Третьякова старшая.

Выпрями спину, не ссутулься, расправь плечи, подними выше подбородок – и это далеко не весь перечень фраз, которых она сполна наслушалась с детства. И на все вопросы о том, зачем всё это и почему она должна учиться ходить строго по линеечке, пока её сверстники весело проводят время в киношках и кафешках, познавая всю прелесть слова «подросток», ответ был один – «Потом маме спасибо скажешь». И вот по прошествии стольких лет, она вскарабкалась на самую вершину Олимпа, терпеливо сжимая зубы, отказавшись от любимых привычек и друзей, закалив свое терпение до стальной прочности, не раз споткнувшись, глотая бокалы горького предательства и сполна вкусив все прелести светской жизни.
«Спасибо мама!» - за открытые двери в золотые ворота рая, где было доступно всё: олигархи, алкоголь и наркотики.
Чего скрывать, Лена попробовала всё, сложно было отказаться от таких запретных искушений. Два года назад ей буквально сорвало башню на «белых дорожках», она просто безвылазно зависала в клубах, заливала в себя алкоголь, разгоняя его после различными наркотическими веществами. Весь мир был у её ног, когда в пьяном виде она залезала повыше на стол еле держась на высоких каблуках и во всё горло кричала всего два слова «Я королева». Желтая пресса просто сходила с ума от бесчисленных бунтарских выходок восходящей модели, которая то и дело появлялась на первых полосах в нетрезвых и весьма откровенных объятиях неизвестных мужчин, которые готовы были тратить сотни, тысячи и даже миллионы за одну ночь с этой дикой кошкой.
Достаточно было правильно повилять задницей для того, чтобы весь ассортимент спиртных напитков и мужчин в баре были в её распоряжении. В то время был крайне популярен «Стриптиз от Третьяковой» - это был её коронный номер, после которого она со звонким смехом полуголая падала с пьедестала в объятия незнакомцев, не в силах больше стоять на ногах. Самым везучим выпадала эксклюзивная возможность в полной мере насладиться её постельными играми. Такое забыть было просто невозможно, поскольку она отличалась редким талантом доводить мужчин до экстаза одним взглядом. Она всегда смотрела в глаза своего партнера, прожигая их насквозь и наслаждаясь властью над их беспомощными стонами, которые буквально кричали о помощи вытащить их из этой невыносимой агонии страсти.
Из всей этой паутины и ярлыка развратницы её вытащили родители, которые вовремя остановили обезумевшую дочь. Тяжелые длинные разговоры, ограниченный лимит денег, строгий надзор и задушевные беседы с психологами сделали свое дело. Она снова взялась за ум и серьезно занялась своей карьерой, пробиваясь на всевозможные кастинги.
Долго ждать не пришлось, вскоре сразу несколько известных организаций, носящих название «Дом моды» боролись за её короткое «Да». Так всё и закрутилось, а вскоре на горизонте появился принц «на белом коне» в виде Андрея Бехтерева, который был готов выложить перед ней алмазные дорожки за её хрустальное сердце. Умный, интеллигентный, богатый – а что ещё нужно для роли идеального мужа? К несчастью прошлые похождения «королевы» не были для него большой тайной, потому он крайне осторожно старался не упускать девушку из виду, дабы не допустить повторных срывов.
«Какая глава твоему ночному похождению будет на этот раз? Очередная пьянка? Хотя для тебя это, наверное, уже слишком скучно. Может опять «села на что покрепче»? Или тебя снова понесло на развратный стриптиз? «Светская львица»! Корона то ещё жмёт?» - твердое доказательство того, что его невесту стоит держать в ежовых рукавицах.

- А это что такое? – приблизившись к девушке, чтобы лучше рассмотреть её, тут же выдавила Маргарита. Схватив её за подбородок, она повернула голову девушки в бок, чтобы получше разглядеть несколько синяков.
- Мам… - в ту же секунду убрала Лена руку женщины, бросив на неё раздраженный взгляд. – Тебя только платье мое интересовало, так вот, смотри и радуйся, - не выдержала она, слишком высоким было давление.
- Ты можешь хоть раз со мной нормально поговорить? Без этих выходок? – нервно прошипела женщина, окинув дочку недовольным взглядом. – Не поворачивайся ко мне спиной, когда я с тобой разговариваю, - когда девушка отвернулась и слегка сгорбилась. – Лен, что случилось? – только сейчас заметив, что её плечи трясутся, а сама она, тяжело дыша, держится за грудную клетку, взволнованно спросила Маргарита, приблизившись к Лене.
- Я больше не могу, - последнее, что успела выдавить Лена, прежде чем её колени резко подогнулись, и она упала на пол, потеряв сознание.
Белая пелена застелила всё перед глазами, в ушах эхом отдавались чьи-то голоса, а разум плавал где-то в невесомости до тех пор, пока резкий запах нашатыря не ударил по носу, который тут же заставил открыть глаза.
Первое, что увидела Лена это встревоженное лицо матери, которая склонившись к ней, что-то безостановочно бормотала.
- Лена, дорогая, ты случайно не беременна? – единственная фраза, которую смогла разобрать девушка из всех этих бесконечных словоизлияний, готовая после неё снова потерять сознание.

 
БестияДата: Среда, 09.03.2011, 17:46 | Сообщение # 11
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
- Мам, я прошу тебя, только не говори ничего Андрею, - быстрыми шагами покидая ненавистные стены больницы, куда её против воли привезла матушка, попросила Лена.
- О чем именно? – тут же бросила женщина, скептически вздернув брови.
- Обо всем, - практически на одном дыхании выдохнула девушка, посмотрев на неё умоляющими глазами. – Не хочу, чтобы он волновался. Это ведь просто обморок, - для пущей убедительности добавила она.
Это и, правда был просто обморок – простое объяснение всем причитаниям матери, которая за это время уже успела накрутить много лишнего, не веря восклицаниям дочери о том, что всё это ерунда. «Я не беременна!» - именно эту фразу Лена повторяла по несколько раз в минуту, пытаясь убедить мать в том, что она несет полнейшую чушь. Ну, не маленькая всё-таки! Голова на плечах как-никак имеется.
Беременность для неё была синонимом глупости, по крайней мере, в ближайшие лет десять она об этом даже и думать не посмеет. К чему усложнять себе жизнь, когда её и так всё устраивает?
Домой Лена вернулась только под вечер, голова всё ещё трещала от воспитательных разговоров, а в мыслях было всего одно желание – завалиться спать. Устало скинув в коридоре пальто и туфли, она направилась в сторону комнаты со словами «я дома».
- Лен, ну, наконец-то! Я уже думал, что ты никогда не вернешься, - тут же раздался голос мужчины, который появился в поле зрения девушки из кухни. – Ну как всё прошло?
- Лучше не спрашивай. Андрюш, а у нас есть что-нибудь перекусить? А то я так кушать хочу, не могу, - погладив свой живот, который и, правда, урчал от голода, по-детски поморщила носик Лена, пытаясь хоть как-то перевести разговор на другую тему, лишь бы не вспоминать те самые кошмарные четыре часа в её жизни.
- Конечно, - кратко поцеловав девушку, Андрей скрылся на кухне.
Наспех налепив пару бутербродов и поставив на стол две чашки горячего кофе, он позвал девушку по имени, но в ответ услышал лишь тишину.
- Лен, я… - открыв дверь в спальню, хотел было что-то сказать мужчина, но дальнейшие слова просто где-то потерялись от картины, которая открылась его глазам. На одной стороне помятой кровати лежала девушка, которая, обняв подушку, несомненно, уснула, даже не раздевшись. Бессонная ночь и нервное напряжение на протяжении всего дня сделали свое дело и она практически сразу погрузилась в сон.

Ей снилась промокшая мостовая и изнурительный ливень, который пробирался холодными каплями в каждую клеточку её тела. Ноги отказывались слушаться хозяйку, а она всё куда-то упорно бежала, сбивая дыхание до нуля, что-то крича вдогонку порывами ледяного ветра. Сердце неистово отбивало сумасшедшие ритмы, больно ударяясь о ребра, а платье тяжелело с каждым её шагом. На ней было то самое свадебное платье, которое она только сегодня примеряла на себя, но сейчас оно было изрядно потрепано, испачкано, порвано и всё также не давало спокойно дышать. Босиком по мокрому асфальту в белом свадебном платье, которое превращалось в серую тряпку, волочась по земле. Бег на выживание до тех пор, пока на другом конце улицы не появился размытый дождем образ мужчины. Замедляя шаги, она пыталась рассмотреть лицо незнакомца, но не могла. Всего каких-то пару шагов и девушка резко остановилась от острой боли в области сердца. Крича от невыносимой боли, она приложила руки к груди и вскоре с ужасом поняла, что её ладони стремительно пропитываются кровью, которую разбавляли холодные капли дождя.
«Нетнетнетнет» - без остановки повторяло сознание, не веря, что это конец.
- Нет! – резко открыв глаза, Лена села в кровати, схватившись за грудную клетку, где сердце неровными ударами вот-вот норовилось выскочить наружу. Прошло несколько секунд, прежде чем она осознала, что с её дрожащих пальцев не падают красные капли, что она цела и невредима и это был всего лишь страшный сон.
Всего лишь страшный сон, который не на шутку напугал её своей реалистичностью. И только окинув комнату встревоженным взглядом, Лена убедилась, что всё находится на своих местах. Она дома, сидит на кровати всё в той же одежде, в которой вчера так внезапно уснула. Убрав с лица мешающиеся пряди волос, она только сейчас заметила букет цветов на прикроватной тумбочке, к которому вместо записки была приложена платиновая карточка, в полной мере говорящая о том, что она находится полностью в её распоряжении.
Цветы вместо «доброе утро», шелковые простыни вместо теплых объятий и «золотые» карточки вместо трех слов «я тебя люблю». Всё это так привычно и предсказуемо. Если завтрак, то обязательно взбитые сливки, если ужин - красное вино, если постель – исключительно шелк, если секс – всего одна фраза «сделай мне приятно». Казалось, за эти полтора года совместной жизни ничего не изменилось. Перелеты, расставания, совещания, подиумы, столицы, клубы и контракты на миллионы. У каждого из них был свой барьер, за который они не пускали другого. Он никогда не посещал её показы, а она никогда не лезла в его «рабочие» дела. Совместными были только так часто несовпадающие выходные и праздники, в которые они обязательно выходили в свет, блистательно улыбаясь в объективы фотокамер. Словно они заключили между собой какой-то контракт, пункты которого нарушать было строго запрещено.

На грани ненависти и разочарования злость растекалась по широким венам, пока мужские руки крепко сжимали тонкую страницу газеты, а темные голубые глаза бегали по строкам под небольшой фотографией, на которой молодая блондинка так страстно целовалась с другим. Боже как трогательно! Её опущенные длинные ресницы и рука мужчины на шее девушки, которую она так чувственно сжимала своими пальцами, на одном из которых было обручальное кольцо. Она никогда не снимала его, ни на секунду. Это единственное, что было на ней, когда она теми самыми ночами сходила с ума от его ритмичных движений, крича срывающимся голосом сквозь грань рассудка и сознания «Хочу ещё!».
Достав зажигалку, Виталий уверенным щелчком поджег уголок газеты, наблюдая за тем, как разрастающийся огонь по секундам безжалостно пожирал образ двух людей вместе с пустыми строками. Прошло три дня с тех пор, как она ушла из его квартиры, оставив простыни задыхаться её ароматами. Три дня без взглядов её мучительных глаз, без стука её каблуков, без её хриплого голоса и её теплых рук.
Все эти две недели и её походы к нему через каждые два дня закончились с возвращением её драгоценного жениха, и всё это время она просто крутила перед ним хвостом, играя в кошки-мышки. И он с самого начала обо всем знал, не знал лишь о том, что без неё ему будет вдвое тяжелее, чем с ней.
И что теперь? Он снова будет ждать её возле кулис, дожидаясь антракта в то время, как она будет ослаблять поводок на его шее, даже не думая возвращаться, как бы жалостно он не скулил за стенами её красивых декораций. Ему попросту не было там места, поскольку роль «единственного» спутника жизни была уже занята другим, и он неплохо с ней справлялся.

- Малышка, я тебя обожаю, - поцелуй за поцелуем, губами к её плоскому животу, по каждому миллиметру гладкой кожи без обоюдного желания, которое не горело в зеленых глазах. Её взгляд был направлен куда угодно, но только не в его глаза. И даже сквозь перерывы горячих поцелуев в губы, она пыталась понять, когда привычное стало для неё чужим ведь всё должно быть по-другому. Когда она успела остыть к любимому мужчине каждой клеточкой своего тела, в котором остались только стайка одиноких бабочек. Почему с НИМ она горела невыносимой агонией, испепеляющей тонкие грани души, а со своим мужчиной нет. Бред.
Будьте прокляты его страстные губы, его сильные руки, головокружительный запах его тела, его пронизывающие голубые глаза и он сам! Будь проклят тот день, когда она впервые попробовала вкус его кожи своими губами.
- Что-то не так? – заметив, что девушка внезапно перестала отвечать на его ласки и опустила свои ресницы, непонимающе вопросил Андрей.
- Извини, я не могу, - на одном вздохе выдавила Лена сдавленным тоном. Оттолкнув от себя мужчину, она наспех завернулась в простыню, и быстрыми шагами скрылась за пределами комнаты.
«Ну, что с тобой?!» - буквально кричала она своему отражению в зеркале в ванной, в порывах эмоций сбивая с полок всё, что попадалось под руку.
- Лен..Лена, с тобой всё нормально? – донесся до неё несколько секунд спустя приглушенный голос мужчины, заставив обернуться на запертую дверь. Ничего не ответив, она скинула с себя смятую простынь и залезла под душ, пустив сверху холодную воду, надеясь, что это поможет остудить пыл и скорость навязчивых мыслей.
Громкие удары сердца в висках потоками прохладных капель восстанавливали в памяти картины минувших дней. Пальцы невольно сжимали поверхность ледяного кафеля от манящего круговорота воспоминаний, как в последний день перед прилетом Андрея он затащил её в ванну, не дав возможности вырваться. Тогда это было нечто большее, чем простое желание. Она задела его своим телефонным разговором, пробудив в нем неудержимые волны ревности. Отсюда звериные укусы на шее и дикий огонь в душе. «Поиграй со мной ещё» - каждый раз кричали её глаза, пока она пыталась убедить себя, что этот раз будет последним.

 


БестияДата: Суббота, 12.03.2011, 20:22 | Сообщение # 12
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline

 
БестияДата: Воскресенье, 13.03.2011, 20:51 | Сообщение # 13
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
- Лен, ты можешь объяснить мне, что происходит? – перехватил мужчина девушку в коридоре, которая уже успела натянуть на себя джинсы и почти одела кофту. – Дело во мне? Если что-то не так, то ты так и скажи, - терпеливо прождав несколько минут, пока она натягивала кофту, добавил он, но, когда увидел, что она уже сдернула пальто с вешалки и совсем не торопилась отвечать, схватил её за руку и резко развернул к себе.
- Нет. Ты тут не причем, - напрямую бросила Лена, пытаясь освободить свою руку и не встречаться с ним глазами.
- Тогда кто причем? – тут же потянув девушку на себя после её неоднозначных слов, впился Андрей в неё требовательным взглядом. – Ну, что ты молчишь?! Может, здесь замешан кто-то третий? А, милая? – сильнее сжав её руку, он, чувствуя, что лишается последних остатков терпения, грубо схватил её за подбородок, желая увидеть ответ в этих глубоких зелёных глазах.
Страх и ненависть перемешались жгучим огнем в её глазах, которые смотрели на него из-под челки, пытаясь не поддаваться стальным оковам его черных от злости глаз, вот-вот норовившие насмерть приковать её к электрическому стулу с пытками.
- Перестань! Ты делаешь мне больно, - чувствуя, с какой зверской силой держит её мужчина в своих цепких пальцах, сквозь зубы выдавила Лена.
Её просто колотило от бешенства понимания того, что он лишает её свободы, а без неё она просто задыхалась. Её злило то, что он так просто мог поставить её в тупик, зная, что из неё можно вытянуть немало вранья и фальши, которым она буквально плевала ему в лицо своим ядовитым взглядом. Она ненавидела его за то, что он давил на самое больное, пытаясь заглянуть в щелку её запертой наглухо души, чтобы увидеть, что там творится на самом деле. Она боялась, что он сможет увидеть в её глазах смятую кровать с другим мужчиной, образ которого больно выжигал память взглядом пронзительных голубых глаз.
- Запомни любимая, если я вдруг узнаю, что у тебя кто-то есть, то последним, что он увидит в своей жизни, будут мои яростные глаза, - склонившись, прошептал он прямо в лицо девушки, отчетливо выговаривая каждое слово, чтобы она запомнила каждую букву.
Несколько секунд Лена всматривалась в его волчьи глаза, пытаясь понять, правду он говорит или так просто запугивает, а после, не выдержав, скинула с себя мужские руки и скрылась на лестничной площадке, громко хлопнув дверью, что в полной мере говорило «Я тебя не боюсь» и «Засунь свои угрозы себе в задницу». Она запросто могла бы сказать ему в ответ что-нибудь колкое, но боялась, что может себя чем-то выдать. Иногда лучше промолчать, чем лезть на прополую.
Мысли просто с грохотом сваливались в одну кучу, когда она за несколько минут домчалась до ближайшего кафетерия и, устроившись в самом углу за дальним столиком, потягивала горячий кофе из кружки. В солнечных очках, с растрепанными волосами, спортивной кофте, джинсах и адидасовских кроссовках вряд ли кто-то мог её узнать. В таком виде она смахивала на обычную студентку, но уж никак не на мировую модель 90-60-90.
Что происходит? Да, она сама толком не понимала, что происходит. Она не она была с той самой проклятой ночи, когда её понесло на приключения, и она вышла из такси рядом с железным гаражом Автосервиса, так нагло нарушив границы. Тогда ею правило лишь одно желание показать, кто здесь хозяин. Но на деле всё оказалось по-другому, она сама не заметила, как добровольно сдалась в плен чужих объятий. Он просто заразил её чем-то той ночью и с тех пор все её мысли были только о нём. Чувство того, что с ней явно что-то не так ещё больше подкрепилось, когда Лена сама не понимая, что делает, кусала губы с остатками сладкого шоколада, уплетая одну порцию пирожных за другой. Она просто не могла остановиться перед этим вкусным искушением, и с каждой ложечкой её всё больше переполняло чувство наслаждения. Боже, как она всё это время жила без этого! Кусочки торта, пироженые, кремовые пудинги, фруктовые Бизе и сладкие блинчики – вот оно истинное счастье.

Вдоволь наевшись этого сладкого «счастья» Лена направилась в сторону узкого тротуара рядом с выстроенными вплотную друг к другу бутиками. Небо хмурилось черными тучами, и потому вскоре хлынул вполне ожидаемый дождь, который очень быстро перерастал в ливень. Прохожие торопливо бежали под карнизы, прикрываясь пакетами, сумками и всем тем, что было у них в руках и лишь одна девушка, плотно запахнув пальто, подняла воротник и продолжала свой путь с улыбкой на лице. Холодные капли быстро впитывались в одежду и волосы, превращая их в неопрятные пряди, в кроссовках уже хлюпала вода, но её это только смешило. Перейдя с шага на медленный бег она, раскинув руки, словно крылья бежала по тротуару, кружась в неизведанном танце вместе с дождем. Остановившись на несколько секунд, девушка подняла глаза к небу и закрыла глаза, подставив лицо под холодные капли, которые струйками стекали по её щекам к подбородку.
Промокшая улица и изнурительный ливень, который пробирался холодными каплями в каждую клеточку её тела.

Вернулась домой Лена только после обеда, на телефоне было десять пропущенных от Андрея, а сам он при виде промокшей насквозь девушки тут же затащил её в ванну для водных процедур в горячей воде, чтобы она не простыла.
Она сидела в ванной среди густой пены, из который была видна только её голова и обнаженные плечи, когда дверь чуть слышно приоткрылась, и на пороге появился мужчина, сжимая в руке какую-то коробку.
- Что это? – подняв голову к мужчине, который, присев рядом с ванной приоткрыл бархатную упаковку, внутри которой переливалась броскими бриллиантами красивая цепочка.
- Мои извинения, - заметив вопросительный взгляд девушки, тут же ответил Андрей, наблюдая за её реакцией.
- Красивое, - перевела она взгляд на его очередное «Извини», от которого уже ломился комод в комнате.
- Так ты меня простишь? – опустив руку на обнаженное плечо девушки, решил уточнить мужчина, поскольку её «Красивое» не горело особой радостью.
- Уже, - чувствуя, как его ладонь скользит по её плечам, опускаясь к спине, напряглась Лена. – Обязательно надену его сегодня вечером, - добавила она для убедительности, посмотрев на него своим цепляющим взглядом зелёных глаз.
- Вот и умница, - словно не сомневаясь в том, что всё будет именно так, приблизился он к лицу девушки, которая уже опустила свой взгляд к его приоткрытым губам, разгадав его намерения.
Прикоснувшись к её мягким губам, он начал медленно целовать её, взаимно сплетаясь языками. Вытащив руки из воды, она обняла его за шею, переходя на откровенности.
Просто ей нужно было кое в чем убедиться, нужно было знать, что она к нему не остыла и, что мир не перевернулся с ног на голову, и она всё также может сходить с ума в его объятиях. Чувствуя, как мужская рука сжимает её колено, скользя по гладкой коже, она, схватив его за рубашку, притягивала ближе к себе. Дыхание учащалось с каждым прикосновением его горячих рук, губы нещадно кусали шею, но сердце при этом оставалось равнодушным.
В её сердце не было того огня, который мучил опасными языками страстного пламени, там осталась лишь затухающая спичка.
От продолжения девушку спас внезапный телефонный звонок, за который она уцепилась, как за последнюю надежду.
- Твой телефон, - отстранившись от мужчины, который продолжать покрывать поцелуями её плечи, выдавила Лена. – Вдруг что-то важное, - понимая, что первая фраза не произвела на него ровно никакого впечатления, вставила она.
Прошло ещё несколько минут, прежде чем он поднялся на ноги и нехотя скрылся за дверью, бросив напоследок, чтобы она долго не засиживалась, поскольку скоро должны принести ужин.
«Будь ты проклят!» - окунувшись с головой, закричала Лена немыми губами под водой. Она кричала, била кулаками по стенкам ванной, каждый удар о которые отдавался глухим стуком снаружи, зарывалась пальцами в волосах и обессилено закрывала лицо руками.
Так, как было прежде больше не будет. Никогда.

Первый, второй, третий час ночи, а ему всё не спалось. Он не мог уснуть на диване, где всё ещё витал сладкий запах её духов, а стены комнаты дышали её эмоциями. Это была четвертая ночь на кухне с сигаретами в дымных мыслях, которые не выдавали ничего конкретного кроме того, что он по ней скучает. Безумный ураган страсти сменился холодной вьюгой, оставив следы на остывающей постели. Она была в его мыслях и мучила сознание своими образами каждую минуту и даже нечеловеческие нагрузки на работе не могли вытеснить её из головы.
Вторая бутылка пива порядком успела затуманить сознание, когда в его квартиру раздался короткий, но весьма требовательный звонок. Сердце на мгновение остановилось, когда по ту сторону двери стояла та самая коварная королева его мыслей, судя по виду снова сбежавшая с очередной вечеринки.
Буквально набросившись на мужчину с порога, она впилась в его губы жадным поцелуем, на ходу скидывая с себя пальто. Громкий хлопок и он уже с силой прижимает её к закрытой двери, прижимая ближе к себе и до непозволительного неприличия, сжимает её бедра. Слишком мало воздуха и слишком много желаний, которые хотелось воплотить в реальность прямо здесь и сейчас. Укус за укусом в губы, шею, плечи, подбородок и просто можно было задохнуться от аромата его полуобнаженного тела.
- Ты по мне соскучилась? – сжимая пряди её светлых волос на затылке, с резкостью сделал Виталий шаг в сторону комнаты и прижал девушку к стене в маленьком коридоре, чувствуя с какой силой она впивалась пальцами в его кожу на спине.
Он мог бы просто сделать свое дело и отпустить её, но сейчас ему хотелось заглянуть в её затуманенные зеленые глаза и увидеть в них яростное пламя, хотелось, чтобы она сама сказала ему об этом мучительном желании, которое ломало её ровное дыхание, увеличивая пульс громкими ударами в висках, чтобы она почувствовала эту опасную агонию, которую он мог затушить в любую секунду и заставить её кричать от бессилия.
- Да, - тут же выпалила Лена срывающимся от дрожи голосом. Её темные опьяняющие глаза смотрели на него снизу вверх, пухлые губы были приоткрыты в немом умоляющем крике, а грудная клетка часто вздымалась от сбивчивых вдохов и выдохов.
- ДА! – понимая, что она просто не в силах бороться сама с собой и своими желаниями, которые заключались лишь в одном – чувствовать его бешеные ритмы, закричала девушка, когда Виталий крепко прижал её к своей груди. Её неровное дыхание обжигало кожу, а горячие губы страстно целовали его шею беспомощными тихими стонами, словно она была раненным зверем, а он единственным лекарством, которое могло её исцелить.
- Пожалуйста..я больше не могу! – практически билась в истерике Лена, цепляясь за его сильные плечи как за последнее спасение, когда он впился в её губы страстными покусываниями.
Всё разумное заканчивалось где-то на грани хрустального бокала, который просто-напросто разлетелся на осколки от невыносимого напряжения до самых кончиков пальцев. Электрический ток внутривенно и сил для прелюдий не осталось, потому он просто вульгарно задрал короткое платье девушки и стянул с неё нижнее белье прежде чем упасть вместе с ней на потрепанный диван. Казалось, ещё немного и она потеряет сознание от этого безумного головокружения и неистового желания, которое уже отчаянно искало выход из этого бесконечного лабиринта.
Её тихий выдох накрыли его горячие губы, которые приглушали её отчаянные крики. Медленно. Быстро. Плавно. Страстно. Приятно и так дерзко. Снова с разодранным платьем, размазанной помадой и тушью.
Её спина донельзя выгибалась к нему навстречу, пальцы с силой впивались в кожу, а с губ срывались откровенные стоны, которые разрывали тишину на тысячу мелких иголок приятно лаская слух. Её словно колотило электрическим разрядом и спасали лишь его сильные руки, которые крепко держали её в стальных объятиях. . Её сердце горело в огне, а из груди внезапно вырвался душераздирающий крик, заставив приподняться и крепче вцепиться в него, когда девушка вдруг почувствовала, как из неё что-то буквально рвется наружу, будто ножами до боли прорезая спину. Резко открыв глаза вместе с тихим шорохом позади, она сильнее выгнула спину, вплотную прижавшись к мужчине. Холодная слеза скатилась по самому краю, потерявшись в растрепанных волосах. Это были не ножи. Это были крылья.

 
БестияДата: Воскресенье, 27.03.2011, 16:46 | Сообщение # 14
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Такая странная прода получилась, маленькая и без единого диалога.

***
В полумраке предшествующего рассвета в комнате сидели двое. Девушка на краю дивана и мужчина рядом на полу возле неё. Её светлые взъерошенные волосы спадали на плечи, с одного из которых тонкая лямка от платья скользнула вниз, темные глаза отрешенно смотрели в одну точку, а пальцы сжимали тонкую сигарету, которую она время от времени подносила к губам. Он же, облокотившись о шероховатую поверхность дивана, просто молчал, не решаясь нарушить молчание, царившее между ними вот уже несколько минут.
Нет, это просто невозможно. Невозможно так сходить с ума по человеку, имя которого до сих пор остается чем-то запретным. Невозможно чувствовать пульсирующие вены и нарушенную механику своего сердца, которое замирало при каждом прикосновении. Невозможно терпеть глухие стенания души, которая тосковала по взгляду его проникновенных глаз. Какое-то новое чувство окутывало каждую клеточку её тела, как сейчас, когда он слегка прикоснулся к её правой ноге, а после крепче сжал обнаженное колено, прижавшись носом к внешней стороне так, что дыхание вмиг участилось, а глаза сами собой закрылись от наслаждения.
Наслаждение – невесомые нотки, играющие томной мелодией на струнах души. Кого-то манят аппетитные формы, кому-то нравится большая грудь или хрупкие плечи, а он сходил с ума по её коленям. По этой гладкой бархатной коже, к которой хотелось прикасаться снова и снова, по этим ямочкам по бокам и тонким контурам. Это было для него чем-то совершенным и трепетным, доводящим до самого края безумия. Да, оборона была с крахом разгромлена, и он добровольно падал к её ногам, признавая своё поражение.
Она победила и теперь с гордостью может поправить корону на своей голове, принимая пополнение в рядах отравленных её смертельным ядом сердец. Он покорно припадал к её ногам, отдавая честь её величеству, той, которая вот уже на протяжении нескольких недель не покидала его мысли. Она жила в его сердце, отравляя его изнутри. Он болен ею. Неизлечимо.
О каком троне, и о какой короне могла идти речь, когда всё, что ей нужно находится здесь, совсем рядом. Стоит только дотянуться рукой. К чему все эти привилегии? У неё теперь есть крылья. Учащенный пульс сбивался на нет, когда он полностью повернулся к ней и его руки скользнули чуть выше по направлению к бедрам. Приподнявшись с пола, он остановился напротив бледного лица девушки, которая тут же перевела взгляд на его затуманенные страстью глаза.
Практически невесомое прикосновение к искусанным губам и она снова закрыла глаза, чувствуя его легкие покусывания, словно он пробовал её на вкус. Впервые звериные укусы сменились на ванильную нежность, которая заставляла таять так же, как тает сладкий сахар на губах. Прикосновение за прикосновением и её пальцы, крепко сжимающие его сильные плечи, требовали ещё. Он как будто дразнил её, ожидая дальнейших действий от своей королевы, которая, он чувствовал это, не могла от него оторваться. Никто и никогда не целовал её так горячо и чувственно, словно прикасаясь к самому сердцу.
Она не выдержала первой и снова почувствовав спиной поверхность жесткой обивки, потянула его за собой, впиваясь в него страстными сплетениями и углубляя поцелуй. Его учащенное дыхание горячо прикасалось к лицу, когда она пробираясь пальцами по его темным волосам, сжала несколько прядей, чувствуя, как в груди снова начинает разрастаться агония.
Сознание отказывалось воспринимать какую-либо информацию, но тем не менее до слуха приглушенными звуками донеслась знакомая мелодия из кармана пальто, которое так и осталось валяться на полу в коридоре. Запах его тела, как сладкий дурман затуманивал разум, когда она в беспамятстве кусала его плечи в желании почувствовать вкус его смуглой кожи, также как вампиры впиваются в шею своей жертвы, чтобы вдоволь напиться крови.
Дорожка поцелуев на гладкой коже шее девушки, и она резким движением перевернула его на спину, склонившись к лицу. Приложив свои тонкие пальцы к губам мужчины, который хотел было уже потянуться за поцелуем, она пристально всматривалась в его глаза, которые смотрели на неё с каким-то трепетом. Скользнув пальцами вниз по подбородку, она остановила свою ладонь на груди мужчины с левой стороны, а именно там, где отчаянными ударами билось его сердце, реагируя на каждое её прикосновение. И чем дольше она смотрела в его глаза, тем быстрее учащался пульс, ударяясь о её ладонь, и она это чувствовала.
Неужели это и есть то самое вечное и хрупкое чувство, которое горячими волнами растекалось по её венам? То самое, о котором пишут книги и сочиняют легенды. То самое, ради которого не жалко отдать жизнь. До этого Лена была абсолютно уверена, что это просто влечение, которое со временем просто притупится. Но время шло, а чувство необходимости в этом человеке всё никак не проходило. Это было что-то большее, чем просто мятые простыни. Любовь? Да нет, не может быть. Её сердце это алмазный айсберг, который он так упорно раскалывал на части, приближаясь к самой сердцевине, где среди хрустальных льдинок таяло горячее сердце, отбивая тревожные удары.
Чувствуя, как его ладонь скользнула к её руке и крепко сжала её, словно пытаясь что-то сказать, она опустила взгляд, скрывая вместе с ними таинственный блеск, появившийся в зелёных глазах.

«Может, здесь замешан кто-то третий? А, милая? Запомни любимая, если я вдруг узнаю, что у тебя кто-то есть, то последним, что он увидит в своей жизни, будут мои яростные глаза» - перезвоном вонзились в сознание недавние слова, которые вспомнились ей параллельно мелодии мобильного, который продолжал требовательно звонить в коридоре. В голове одна за другой возникали последовательные картинки до того момента, как она позвонила в его дверь. Сбежала, она в очередной раз сбежала от этих фальшивых театральных масок, окружающих её со всех сторон, но в первую очередь она сбежала от Андрея, который весь вечер держал её на коротком расстоянии.
«Улыбайся, милая» - самая частая фраза, которую она слышала от него на протяжении нескольких часов, пытаясь изобразить на лице что-то вроде «Я счастлива!», ища при этом глазами запасной выход. Да, она просто не сдержалась. Просто взяла и вот так резко сорвалась.
Это просто невозможно было объяснить, наверное, нужно совсем съехать с катушек, чтобы сбежать прямо из-под носа своего влиятельного жениха к другому. И пока её «телохранитель» искал глазами взгляд зелёных глаз возле барной стойки, она уже расплатившись с таксистом, со всех ног бежала в сторону мрачной многоэтажки, моля небеса о том, чтобы он был дома.
Прошло несколько минут, прежде чем Лена осознала то, что от её «ушла попудрить носик» до «Я больше не могу» прошло немалое количество времени. Может быть час, а может быть два.
« Господи, Андрей меня убьет!» - внезапно выдернув свою руку, девушка вскочила с кровати и бросилась в коридор под бешеный аккомпанимент собственного сердца. Однако её попытку побега остановил мужчина, внезапно схватив её за руку посреди коридора и развернув к себе.
- Не выходи за него, - словно долго не решался это сделать, а сейчас в нем просто что-то перемкнуло, напряженно выдохнул Виталий за секунду, схватив девушку за плечи, он прижал её к стене, будто боялся, что она просто возьмет и как всегда сбежит от него. Хлопнет дверью и не вернется. Никогда.

 
БестияДата: Суббота, 02.04.2011, 18:10 | Сообщение # 15
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

- Что? – не веря своим ушам, на одном дыхании выдохнула Лена, подняв к нему непонимающий взгляд своих потерянных зелёных глаз. Вот уж чего-чего, а этих слов она сейчас ожидала услышать от него меньше всего.
- Не выходи за него замуж. Прошу тебя, - сильнее сжав плечи девушки, с нотками мольбы в голосе, повторил Виталий.
- Да ты что с ума сошел? – тут же выпалила она, понимая, что это просто невозможно. Признаться честно, она об этом даже и не думала. Не думала о том, что когда-нибудь какая-то частица её души будет против этого решения. Но если поставить на одну чашу весов Андрея, её статус очень важной персоны и те бесчисленные миллионы на счету, а на другую его и всё то, что между ними было, то вторая с сегодняшнего дня заметно перевешивала. Её жизнь была расписана на несколько лет вперед, и что-то поменять было просто невозможно. Или слишком поздно.
Ну, кто он такой, чтобы вставать на пути, мешая задуманным планам, чтобы рушить хрустальные стены и ломать прутья золотой клетки, чтобы вытянуть её наружу в совершенно другой мир, который для неё был чужим. Они друг другу никто, и даже не друзья. Быть может, просто любовники, которые чего-то хотят друг от друга, но не требуют нарушить границы. Ни разу за последний месяц она не пыталась представить Виталия на месте Бехтерева и даже не думала о том, что ей придется выбирать.

- А ты? Скажи, какого черта ты каждый раз появляешься на пороге моей квартиры, если у тебя есть другой?! Какого черта ты треплешь мне нервы своими выходками, если это всё равно ничего не значит?! - с силой прижав девушку к стене в порывах эмоций, не сдержался мужчина, выдавая напрямую всё то, что так давно горьким осадком сидело в груди. – Тебе не всё равно, но ты боишься. И именно поэтому сначала надираешься в стельку и только потом звонишь в дверь! Я только не пойму зачем! – чувствуя, что ещё немного и его вены просто взорвутся от перенапряжения, высказал он свои мысли, которые терзали его всё это время.
- Я тебя не боюсь, - опустив глаза, сдавленным тоном выдавила Лена, мысленно не успевая за его словами, которые подобно острым выстрелами вылетали из его уст.
- Ты не меня боишься. Ты себя боишься! – склонившись ближе к лицу девушки, чтобы она отчетливо уловила каждое слово, снова вспылил Абдулов, чувствуя, что больше не в силах держать свои действия под контролем.
Раскаленный воздух буквально искрился напряжением, а она всё также молчала. И это молчание напомнило ему тот самый день, когда она внезапно после долгой разлуки заявилась к нему в гараж, предложила подвести, а после он оставил её одну на обочине. Гордую и независимую.

«– Не трогай меня! Больше ни-ког-да! Ты же вроде уходить собирался! Вот и уходи! Ну, что стоишь?! Забыл в какую сторону идти?! – Истеричка! - Кабель! Пусти меня!» - со скоростью света пронеслись воспоминания в голове, которые прочно были вбиты в память. Тогда она впервые засомневалась в своих желаниях, ища что-то среднее между «Да» и «Нет».
Несколько минут он всматривался в лицо девушки, пересчитывая дрожащие ресницы, опущенные вниз, словно она в чем-то провинилась. Нервная трель мобильного снова вонзилась в сознание, разрывая слух, когда Виталий, не выдержав такого напряжения, рывком схватил пальто Лены с пола и вытащил из кармана этот злосчастный телефон. «Андрей» - глаза быстро пробежались по яркому экрану мобильного, которого теперь вибрировал в его правой руке.
- Ответишь? Или мне с ним поговорить? Думаю, у нас найдется общая тема для разговора, - повернув телефон лицевой стороной к девушке, холодным тоном произнес мужчина, устремив на неё вопросительный взгляд.
- Нет..Нет! – тут же подняв к нему свои умоляющие глаза, испуганно выпалила Лена, вцепившись в его руку. Странно, но в этот момент ей действительно показалось, что он, даже не раздумывая может нажать на кнопку ответа. И одна только мысль о том, что Андрей вместо её голоса может услышать мужской баритон, приводила её в ужас.
- Не надо, прошу тебя! – пытаясь вытащить свой мобильный из крепко сжатых пальцев мужчины, дрожащим голосом взмолилась Лена.
- Почему же? Мне кажется, будущий муж просто обязан знать правду. О том, как его невеста до свадьбы развлекается с другим. Для тебя же это просто развлечение, так ведь?! Ну, что ты молчишь?! Давай, скажи мне в глаза, что это не так! – продолжал сопротивляться Виталий. Снова толкнув девушку, он с силой прижал её к стене, несмотря на то, что она усердно продолжала вырываться.
Слова безудержным ураганом вырывались из самого центра груди, врезаясь в сознание Лены, которая уже билась на грани истерики от таких откровений и, понимая того, что он, черт возьми, прав!
- Не могу, - перестав вырываться после последних слов мужчины, произнесла она в полголоса, снова опустив глаза.
Просто невыносимо было видеть, как его голубые глаза по секундам заполняются красными волнами злости, прожигая её насквозь. От этого просто становилось дурно.
Не могла, она просто не могла сказать ему этого, потому что это была правда. Это и, правда, было для неё развлечением, которое постепенно переросло к чему-то большему. К тому, к чему она была совсем не готова.
- Я не могу, - обессилено опустив руки, которые с силой сжимали мужские руки, прошептала Лена, взглянув на него виноватым взглядом.
- Пошла вон, - внезапно отпустив девушку, сухим тоном, произнес Виталий, чувствуя, как в груди разрастается зияющая дыра с холодной пустотой внутри. Он просто не хотел сейчас её ни видеть, ни слышать. Просто хотел, чтобы она исчезла раз и навсегда из его квартиры, из его мыслей и сердца.
- Прости, я… - с отчаяньем в глазах бросилась она к мужчине, чувствуя, как внутренности покрываются тонким слоем инея от сквозящего в её сторону равнодушия. Его слова били по самому сердцу, острыми иголками вонзались в душу, оставляя кровавые царапины, которые саднили тянущей болью.
- Пошла вон! – не желая ничего слышать в ответ, повторил Виталий, повысив голос до крика, который действовал более внушительно.
Это было всё равно, что с психу выбивать стекла одно за другим, которые разбиваясь вдребезги, резко летели вниз, оставляя лишь старую обветшалую раму с острыми осколками, как напоминание о прошлом. Также он пытался выбить из памяти воспоминания о ней, но оставшиеся осколки со скрежетом резали сознание, не давая забыть.
- Постой…Подожди! Выслушай меня, пожалуйста, - когда мужчина, собрав её потрепанное пальто и раскиданные туфли с пола, грубо всучил их в руки, не забыв про телефон, и уже открыл входную дверь, пыталась хоть как-то остановить его Лена. – Я не могу без тебя, черт возьми! – срываясь на крик, выпалила она, но уже в закрытую дверь, которая с грохотом захлопнулась прямо перед её носом.
И снова боль пробралась к самому сердцу, заставляя душу выть от отчаяния. Больно, как же больно, когда ветер острыми осколками бьет по глазам, а ребра ломаются изнутри, словно из неё с диким криком что-то вырывалось наружу.
Глаза внезапно наполнились жгучими слезами, как же давно горячие капли не встречались с её губами. Как же давно она чувствовала этот соленый привкус горечи и отчаяния. Это просто невероятно, но у него каким-то образом получилось расколоть вдребезги ледник в её сердце, заставив снова чувствовать. Чувствовать тепло среди осколков холода. И только сейчас она поняла, как же ей его не хватало всё это время, как же ей хорошо с ним и плохо без него, и насколько сильно эмоции могут преобладать над разумом. Да никакие бриллианты не могли сравниться с тем ураганом чувств, которые вызывал у неё этот мужчина. Глаза, тело, голос, запах. Этого не купишь ни за какие деньги. Да, тот самый отвратительный неопрятный автомеханик стал для неё самым главным и дорогим человеком. Она никогда настолько сильно не боялась потерять кого-то, как сейчас. Его.
Всего секунда и запертая дверь резко распахнулась, обдав прохладным ветерком. Глаза в глаза и мокрая дорожка внезапно пробежала по щеке девушки, которая, не моргая, смотрела на мужчину.
– Я не могу без тебя, - медленно повторила Лена, не узнав собственного сдавленного голоса, слишком сильно душил застрявший в горле комок. Медленно и отчетливо, чтобы он осознал и запомнил каждую букву. Вторая слеза скатилась вниз к подбородку, подтверждая искренность её слов, которые давались ей с большим трудом, и это было практически признанием.
Казалось, сознание просто парализовало одним ударом, настолько неожиданными стали для него слёзы девушки, которые ранили прямо в сердце, оставляя отпечатки в памяти. Он никогда бы не подумал, что она способна на такие откровения, крича прямо в лоб о том, что он ей не безразличен. Это просто не могло его не задеть. Всего одного движения было достаточно для того, чтобы заключить её в крепкие объятия и почувствовать горячие капли на своей груди, в которую она тут же уткнулась своим носом, при этом с силой сжимая кожу на его плечах дрожащими пальцами, а её губы оставляли горячие ожоги неровными выдохами.
Невероятно, как одно простое объятие может рассказать о многом. И даже о том, в чем боишься признаться самому себе. И чем сильнее она сжимала его плечи, тем отчетливей сердце тревожными ритмами отбивало одну единственную фразу «Никому её не отдам».

Прикрепления: 8610948.jpeg(86.3 Kb)
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Давай Просто Умрем (ВАЛТ (не по сериалу))
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: