Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Сорок сороков (КВМ)
Сорок сороков
StrausДата: Воскресенье, 16.12.2012, 11:42 | Сообщение # 1
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Название: Сорок сороков
Рейтинг: R
Пейринг:КВМ
Жанр: ООС, AU, местами POV Виктора, Romance, Angst


Девочки, вот решила представить вам на суд новый фик, которых в последнее время не так много. sad
Свои вопросы и предложения можно оставить по адресу:
http://seriali-online.ru/forum/76-9659-1




Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Воскресенье, 16.12.2012, 11:54
 
StrausДата: Воскресенье, 16.12.2012, 11:43 | Сообщение # 2
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Пролог

«Продли, Бог, веку на сорок сороков» - старинное пожелание долголетия и удачи, желание, чтобы у человека сбылось все, что задумалось. Старинные пословицы и поговорки глубже и значительней, чем мы их привыкли слышать в жизни. Стоит их окружить соответствующей атмосферой, и они зазвучат по-иному, заиграют, словно камни в оправе. А иногда и по-другому-то не скажешь, только вспомнишь старинные слова, и подумаешь, как точно подмечено!

Chapter I

Первый раз ты глазами своими излечишь.
Отпущу от себя и несколько раз оглянусь...
Почему мы не встретились раньше, в осенней аллее
Там, где дождь укрывает твою изумрудную грусть...

Не моя, но как будто ничья ты, и я отстраняюсь.
А все кажется, так не должно быть с тобой.
И уйти не могу – просто им я не доверяю.
Никому. И я знаю – ты проклята мной.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Воскресенье, 16.12.2012, 12:02
 
StrausДата: Воскресенье, 16.12.2012, 11:48 | Сообщение # 3
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 1.


Сегодня необычный день. Мой самый близкий на данный момент человек решил устроить нам, своим друзьям, сюрприз. Само по себе это стало неожиданностью, потому как Серега, мой лучший друг, никогда ничего от нас не скрывал, он открыт и честен, и все карты его всегда на виду. Что могло произойти теперь – даже в голове не помещается, а потому хочется побыстрее дойти уже до этого кафе.

- Физкульт-привет! – молодой человек в голубой рубашке с расстегнутым воротом и в пиджаке приветственно поднял руку, к нему навстречу тут же устремились друзья, обнимая и хлопая по плечу.
- Витька, давай, проходи…
Только сейчас, после приветствий яркие голубые глаза отыскали то, что не вписывалось в привычное, взгляд столкнулся с другим, прямым изучающим взглядом темных глаз, частично скрытых челкой. Вот что не так – девушка.
- Познакомься, это моя Ленка. Виктор.
«Моя»? С каких это пор у нашего мальчика появилась своя девушка? Никогда не встречался с ними больше одного раза, а тут… Стоп. Она, наверное, беременна, и Серега, а точнее, его мама, скорее всего, решили ради ребенка… Или. Нет. Взгляд у нее… сильный очень. Она его крепко держит. А он-то… Любовь? Да какая любовь в нашем возрасте! Он еще не нагулялся. Но почему скрывал?

- Очень приятно. – Она смело протянула руку и посмотрела в глаза.
Да, правильно, защищайся, детка. Не я один готов тебя сожрать, вон Макс ноздри раздувает. Хотя, у тебя есть один шанс – если ты не будешь мешать нам отдыхать, устраивая истерики, что он опять с нами, а не с тобой… НО это маловероятно, все бабы одинаковые.

- Собственно, я зачем всех собрал. – Начал наш друг. Он посмотрел на свою спутницу и подмигнул ей. Она улыбнулась, как-то смутившись, и тряхнула челкой.
Улыбка у нее очаровательная, конечно. И глаза блестят, как когда радуются или счастливы. И что самое интересное, она смотрит на него. Смотреть по-разному можно, но как она смотрит – это здорово. Либо она хорошая актриса, либо, действительно, он ей нравится. И… У нее на пальце кольцо.

- Я сделал Лене предложение, и она согласилась выйти за меня замуж.
Хорошо, что вилки делают из стали, иначе бы Макс уже третий раз завязал ее в узел. Конечно, неожиданно, но наш друг выглядит счастливым, и мешать ему лично я не намерен. Сложно ей, конечно, с такой группой поддержки будет, но она должна знать, что все мы, мужики, не подарки.

- Ты, наверное, ждешь от нас поздравлений? – Макс не выдержал.
- И ты их услышишь. Серега, поздравляем тебя, и тебя, Лена. Желаем счастья. Извините, мы на минуточку. – Пока парень в голубой рубашке, поднявшись, говорил свою речь, он успел кивком головы позвать их общего друга Макса выйти с ним.
Закурив на крыльце, парень слегка расслабился.
- Ты что творишь, Макс?
- А ты не понимаешь?! Мы теряем друга навсегда!
- Почему ты так решил? Мне кажется, она не из тех, кто будет истерики устраивать.
- Ты… Ты все знал!
- Нет. Я не знал, но она не безмозглая кукла, как у нас с тобой, да и лет ей побольше. Нам главное, чтобы Серый был счастлив, а если мы начнем их разлучать, он наоборот будет от нас отдаляться.
- Вот только не надо заставлять меня ей в ножки кланяться!
- Если понадобится… теперь многое зависит от нее. И на гулянки его отпрашивать надо будет у нее.
- Вот попал пацан!
- Посмотрим еще, что к чему.

Я вошел в кафе в тот момент, когда наша парочка танцевала. Это наши девочки из компашки заказали для них медленную композицию – подружились уже, наверняка. Но я не мог оторваться от танцующих. Она следовала за ним, чувствовала его и смотрела прямо в глаза. Словно больше тут нет никого, только они. Я пригласил потанцевать Стаську, она любит вытворять на площадке всякие чудеса. Но даже наше присутствие на танцполе под вопли товарищей за столиком не смогло отвлечь влюбленных друг от друга. Более того, наплевав на всех, они еще и целоваться начали.
Как ни гнал я ее от себя, но каким-то образом она все-же проникла ко мне в душу. Ночью мне снились ее глаза и Серега почему-то курил(*).



__________________________
* Сонник: видеть, как кто-то курит – может произойти крайне неблагоприятное событие, которое изменит ваше отношение к жизни. (От автора: одна из трактовок сна)


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Четверг, 03.01.2013, 00:28 | Сообщение # 4
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 2.


У моей девушки есть одно очень хорошее свойство – у нее есть машина. Черный «лупатый» авто немецкого автопрома ей купил папа, о чем она не забывает мне напоминать. А мне нравятся его «лошадки» под капотом, которые, чуть притопи я педаль акселератора, одобрительно рокочут – если не использовать всей мощи двигателя, то зачем тогда покупать такую тачку? Покрасоваться? Но моя куколка и без нее идеальна: модельная внешность, пухлые губки, тонкие пальчики… аккуратные коленки на соседнем сиденье.
- Витя, следи за дорогой, - наигранно скидывает мою руку с тонких чулочков.
- Страшно? – придавил педаль еще сильнее, руку двигая выше. – Ладно, ладно, но я же не отстану!
Губу надула, выбивая из меня раскаяние за содеянное. Раскаиваюсь, что не остановился и не заставил сожалеть ее. Поняла, что это я смотрю на нее так. Но мы спешим. У ее папочки какой-то юбилей, то ли прием, то ли фуршет – приходится соответствовать, даже сходили в магазин и купили костюм. Не люблю я это, я простой парень, а не элитный пингвин из свиты ее отца. Еще и смотреть криво будут, оценивать.
На пути какая-то военная машина мигает аварийными огнями. Бойцы с моей бывшей части, наверное, застряли – техника-то уже древняя. Притормаживаю.
- Витя! Ты куда? Мы не можем опоздать!
- Подожди, я гляну, может, там помощь нужна. Я быстро.


***
К многоэтажному дому подъехал военный «уазик», из него выскочил паренек и вприпрыжку бросился в подъезд. Через некоторое время он появился со спутницей, и военная машина тронулась с места.
- Зря ты, Сереж, я бы сама доехала.
- Ленка, ничего страшного, бойцу опыт надо накатывать, а тебе сумку тащить.
- Человека дергать не по делу…
- Елена Никитична, не переживайте, чем по плацу наматывать, я лучше вас отвезу. – Веснушчатый солдатик резво управлялся с железным конем, довольно жестким для комфортного перемещения, но незаменимым по бездорожью.
- Спасибо. – Девушка кивнула, благодарная за внимание и своему парню и водителю.
Через несколько поворотов выехали на открытый участок дороги, и машина заурчала более ровно.
- Не люблю я такие скорости, - поежилась она, поближе двигаясь к своему парню.
- Трусиха! Мы еле тащимся! Это корыто попробуй заставь двигаться быстрее.
Раздался хлопок, девушка вцепилась в ручку, служивый нахмурился, подергал руль и стал сбрасывать скорость, выезжая на обочину.
- Что такое? – Лена обеспокоенно крутила головой.
- Колесо лопнуло. – Веснушчатый парень был спокоен.
- Как так? Я же говорил проверить все?! Что за черт, а?
- Сережа, тише, ничего страшного, не ругай его, он же не виноват.
- Как не виноват?! А кто, я виноват? У него машина неисправна.
- Тише, это колесо…
- Товарищ капитан, запаска есть, сейчас быстро поменяем. – Парень выпрыгнул из кабины, хлопнув дверью, тут же открылась задняя дверь, и он загремел инструментом. – Да я быстро справлюсь, товарищ капитан, вы не переживайте, - причитал за работой расторопный малый.
- Ему, может, помочь надо?
- Обойдется! Вот не проверил, пусть как хочет! Это его работа, его за это государство кормит. – Лене стало искренне жалко паренька, молоденький совсем, и не растерялся, а еще в части нагоняй получит.
- Говорила же я, лучше я сама бы доехала.
- Вот именно, и побыстрее там! – повернувшись в сторону открытой двери, крикнул он. – Елена Никитична опаздывает.
- Да ты что! – Она с укором посмотрела на парня. – Ну зачем ты так с ним, смотри, он старается же! – Выбралась наружу. - Я не опаздываю, - сказала она, обращаясь к работающему солдатику.
- Ничего, я постараюсь быстрее поменять. – Он поднял голову, и, глядя снизу вверх, сощурился – ну вылитый ребенок!
- Ты зачем вышла? – Из кабины выбрался последний пассажир.
- Я сижу с той стороны, где колесо…
- Ну и что, иди с другой стороны сядь в машину, тут дует. – Грубоватая забота все равно была приятна. Да, наверное, он и сам понял, что вспылил.
- Ты поможешь ему?
- Я не умею менять колеса. А ты уйди с ветра. – Он подтолкнул ее к дверце со стороны дороги.
На обочине впереди остановилась машина, пролетев мимо, и Лена не стала открывать дверь, чтобы ветром ее не сдуло.
- Что это вояки тут тормозят? - К ним спешил высокий брюнет.
- О, Витя, привет! Каким ветром?
- Мой ветер зовется «мерседес», а вы, я вижу, в подробностях изучаете местность? Здравствуйте, Елена. – Он только смог подойти к машине с той стороны, где стояла девушка.
- Здравствуйте, Виктор.
- Да какой тут! Этот олух ездить ездит, а следить за автомобилем я должен!
Тем временем Виктор осмотрел место происшествия, присев на корточки.
- Да ничего, я сам управлюсь, - солдатик оправдывался.
- Так, - Виктор поднялся, подошел к Лене, подал руку. – Идем. Там ветра нет, посидит пока в машине, - кивнул на черный седан на обочине, объясняя другу свои действия.

В салоне иномарки девушка обнаружила на себе изучающий взгляд синих глаз. Ей стало не по себе, и она поджала ноги, натягивая на колени юбку, норовящую исчезнуть где-нибудь на талии из-за того, что колени были выше головы.
- Добрый день.
- Видимо, не очень добрый, судя по тому, что ты тут.
- Простите, я тоже предпочла бы остаться на ветру. А вы, наверное, девушка Виктора?
- Да. А ты, видимо, с Серегой? – Лена в ответ кивнула. Она бы с удовольствием сейчас помолчала бы.
Когда щелкнул замок и Виктор протянул Лене руку, она выскочила с такой скоростью, что уже на ходу бросила «спасибо, что приютили», но зато не услышала недовольного «не за что». В зеркале заднего вида она могла наблюдать, как Виктор и парень в форме оперативно сменили колесо, Виктор вытер руки о ветошь. Сергей продуктивно топтался рядом.
- Спасибо, Виктор, - тихо сказала она.
- За что, не тут же мерзнуть. – Ничего не значащие слова, но смысл они оба чувствовали, и каждый это понял, задержав взгляд в глазах друг друга.
- Там красиво, – скинула напряжение момента она.
- Она не моя. – Лена даже улыбнулась такому неприкрытому, откровенному сожалению, не сожалению, но какому-то снисхождению, с каким ты позволяешь присутствовать вещам в твоей жизни столько времени, сколько в ней присутствует временный человек или явление. С той же легкостью ты расстаешься с этим и даже не хочешь себе такого же, хоть и признаешь все плюсы и несомненную выгоду от владения этой вещью, будь то какие-то материальные блага, либо престиж в глазах друзей.
- Кто? – Лена, не дожидаясь ответа, нырнула в более просторный салон «уазика». Уже когда они отъезжали, она бросила беглый взгляд на Виктора.
- Красивая у Виктора девушка.
- Да…


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Воскресенье, 06.01.2013, 18:23
 
StrausДата: Вторник, 08.01.2013, 16:06 | Сообщение # 5
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 3.

В выходные молодой человек пригласил Лену в гости. Она отпросилась у тети, приготовив ей все необходимое, и вышла на улицу. Внизу поджидал Сергей, она взяла его под руку, и они медленно побрели по алее. Родителей не было, и Сергей приготовил девушке сюрприз. Оставшись наедине, не хотелось никаких событий, только бы он не уходил надолго.
- Погоди, Сережа… - Лена пыталась сама стащить застрявшую где-то кофту, но сильные руки не давали ни одного шанса, словно спешили, ненасытные, захватить сразу все, им не принадлежащее.
- Не могу. Остановиться. – Губы шептали что-то еще в шею, она не слышала, прислушиваясь к собственным ощущениям, заглушаемым биением сердца.
- Стой. Замок щелкнул. – Он отстранился.
- Ты же сказал… - Лена приняла вертикальное положение.
- Видимо, мама приехала раньше. Подожди, я пойду гляну.
- Сережа, где мои джинсы? – Лена крутила головой, но пропажу не видела.
- Ну, а я откуда знаю? Поищи тут, я пойду спрошу, чего они вернулись. – Он выскользнул в узкую щель приоткрытой комнатной двери.

***

Находиться в компании моей девушки мне было как-то душно, и я решил, что надо что-то менять. Нудно болело что-то внутри, но думать я не хотел об этом, потому что знал, пожалею потом. Одно я понял – соскучился, нужно увидеть мать. Что-то внутри, наверное, -это тоска. А пока надо отвлечься, скатиться со склона. Да. Это всегда выручало. Выброс адреналина, хорошая компания, выпивка и свежий воздух выбивали всю тоску из головы. А до отпуска еще долго и до дома далеко.

Мама мне говорила, чтобы я возвращался в свой город после увольнения, но я не послушал. Не то, чтобы я жалел теперь, нет, просто далеко она осталась, а ездить теперь, с новой работой едва ли получится чаще. Хоть и брат там, но надежды на него мало, да и сам я жить там не смог бы уже. В этом все и дело. Да и потом, куда я дену своего друга. Прикипел, непутевый, ко мне, натворит чего, оставь я его. Он сначала ввязывается, а потом думает – вылитый мой братец, не иначе.

Дружба наша – странная, какая-то болезненная, но мы точно знаем, что друг без друга не сможем. С того самого момента, как я подобрал его с дороги, сидящего на полосатом бело-сером поребрике и наматывающем сопли на рукав, он, как талисман со мной. Прилепился – не оторвешь. Забрались они тогда на склад боеприпасов, которым в то время я заведывал, натырили болванок, пороха, ушли на склон. Развели там костер и давай бомбить. Мне тогда трибунал грозил – паренек хорошо подорвался, еле откачали, пальцы поотрывало, осколки… я же нашел их тогда. Двое, напуганные, как чертята грязные. А этот сам в часть приплелся, сидит меня ждет. Не выдал матери, она у него боевая, учитель русского, прибила бы. Пожалел. А на следующий день отправился на склон – велосипед тогда первый мой был. Выхожу – стоят два, Макс и этот, дорогу мне перегородили своими байками навороченными. Сказал, что не возьму, а они ни в какую, «мы с тобой в группу, а не хочешь – побори, тогда отстанем». Какая им еще группа, и откуда только узнали! Я тогда только начал собирать любителей экстремального вело-спуска по горам. «Вам мало экстрима на этой неделе было?! Ну что ж, давайте поборемся.» Надо ли уточнять, что под вздохи бабулек-соседок, осуждающих, что я мальчишек луплю, они вдвоем отмолотили меня, будьте-нате! Они меня младше на пару лет от силы, но боролись не на жизнь, мне такие нужны парни. Пришлось взять обоих. Так и родился наш клуб. Сначала нас четверо было, с этими двумя оболтусами, а потом еще ребята присоединились, а затем и Стаська с подругой. Сначала тоже криво ухмылялись – девчонки, а эти девчонки некоторых парней на склоне обойдут, да еще и пыль заставят глотать. Да и палец им в рот не клади.
Вышибли меня, конечно, со службы со свистом, но по-тихому, без последствий, политрук у нас хороший дед был, не поверил мне, что это я. Но я и рад, сам бы ушел, да не люблю бросать что-то на полпути.

Забежал к Максу и Стаське, и теперь надо разведать, что там у Сереги.
Вот, как раз и его мама, навьюченная сумками.
- Здравствуйте, Нелли Семеновна! – Взял у женщины сумки, расспросив о ее новостях. Странно, но о Лене не услышал ничего. Надо будет узнать у Серого, что думает его мама о его невесте.
Женщина открыла своим ключом.

- Ты чего такой… лохматый, - сделал вид я, что не понял, хохотнул, когда друг появился на кухне. Одет он был совсем «не по уставу». Я понимаю, дело молодое, а Лену я почувствовал сразу.
- Ну… спал, - мямлит, как щенок. Мать усадила его на стульчик, чтобы покормить своего сыночку.
- Витя, попей с нами чайку.
- Спасибо, Нель-Семенна. - Горячий напиток уже дымился на столе, а я стоял в дверном проеме кухни. Вообще-то я не надолго, даже не подумал, что могу стать эпицентром такого энергетического волчка. Краем глаза заметил в коридоре движение. Медленно повернул голову: всклокоченная Лена быстро обувалась, под мышкой держа кофту и ветровку, что-то еще, наверное сумку. Одеваться будет в подъезде. С развязанными шнурками шагнула к двери, я даже дернулся – упадет. Видимо, она заметила, положив руку на рукоятку двери, посмотрела на меня. Ни одной эмоции, ни моргнула даже. Тихо открыла дверь и неслышно ее за собой притворила.
- В выходные идем на склон. Ты с нами?
- А, да, с вами. Все как обычно? – Я подошел к столу, хлебнул чаю.
- Угу. М, спасибо, вкусно. Это все, Серег, я пошел, до встречи! Не провожай.
- Пока, Вить. Спасибо!
- Спасибо, Витенька! – Нелли Семеновна крикнула с кухни.


***

Увидел спину девушки моего лучшего друга, неспешно удаляющейся от его дома. Догнал. Почему-то захотелось поставить ее в неловкое положение.
- Почему ты убежала?
- Стыдно стало, вот и убежала.
Она пожала плечами, глянула в глаза, прибавила ходу и исчезла за поворотом.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Вторник, 08.01.2013, 16:07
 


StrausДата: Воскресенье, 20.01.2013, 11:11 | Сообщение # 6
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 4.

Сам не знаю, зачем, но я все же влез не в свое дело. Квартира моя в том же районе, что и Серегина, а потому совершенно неудивительно, что я часто его встречаю во дворах. И на работу я езжу на одном из маршрутов, который идет и до городка тоже. Вот и встретил их вечером. Не хотел прерывать их диалога, но они меня заметили.
- Витька! Привет, - мой друг радостно подал мне руку. Девушка кивнула. – Мы с Ленкой решаем, как на склон пойдем. У меня есть старый байк, помнишь? Хотел его себе взять, а Лене свой отдать. Правда, она не умеет кататься.
- Умею. Немного. – Она опустила голову.
- Может, не надо, он у тебя сам знаешь… Ремонт ему нужен основательный. Давай лучше купим новому члену команды нормальный велосипед.
- Ну. Ладно. Поможешь выбрать?
- Да не надо, мальчики, я лучше тогда вообще не пойду. Сережа, не надо никого напрягать. 
- Лен, друзья для того и нужны, чтобы помогать.
- Мне не сложно. Давайте завтра встретимся у комплекса часов в 7. 
- Хорошо. Сереж, ты сможешь?
- Да, мне в патруль, поэтому я завтра выходной. Договорились! 

Вот так я сам подписался, а ведь обещал себе не трогать ее. Нет, понесло! Ну не могу я позволить рисковать, почти вся техбаза проходит через меня. Да, я знаю все модели, их сильные и слабые стороны в зависимости от того, где именно транспорт будет использоваться. И что мне делать, если мой друг собирается пользоваться заведомо неисправным велосипедом. И ведь, зная его и немного его девушку, могу предположить, кому в конечном итоге он достанется. Уж лучше я проконтролирую этот процесс сам. Заведомо снял с карточки денег, наверняка Серега и не подумает об этом, такой он. Нет, он не жлоб, просто у него ветреная натура, он не со зла может так обидеть и даже не заметить. Так было, мы таким образом потеряли хорошего товарища – он ляпнул что-то, а тот принял на свой счет.

***

Уже около получаса молодой человек и девушка стояли на широких ступенях торгового комплекса. Девушка никак не соглашалась зайти туда, они ждали третьего. 
- Лена, пойдемте хотя бы посмотрим, что есть, а то, может, мы зря столько тут стоим. 
- Я все равно не понимаю в этом ничего, а Сережа… он…
- Ты мне не доверяешь? Я тебе посоветую то, что подойдет и понравится.
- Не в этом дело, Виктор. Я нисколько не сомневаюсь в вашей компетенции, просто мой жених – он, не вы. А потому…
- Смотрите, к тому времени, как Серый подойдет, мы уже управимся. А так ему тоже придется заниматься выбором…
- Своей девушке велосипеда. Так в чем проблема?
- Как хочешь. Через полчаса закроют магазин… - Молодой человек знал, что реакция не заставит себя ждать.
- Тогда я никуда не еду.
Она сошла со ступеней, отправляясь в сторону домов. Парень вздохнул и собрался составить девушке компанию, но на дороге появился тот, кого ждали. Он подошел, чмокнул девушку, пожал руку другу. 
- Пойдем, а то закроют. – Он кивнул на вход магазина. 
- Что случилось? – Блондинка тихо спросила, видя, что парень как не в своей тарелке.
- Ничего. Потом.    

Лена была настолько поглощена своим приобретением, что даже не заметила, что произошло на кассе, куда не задумываясь отправился Виктор. Сергей поблагодарил друга и было решено дело замять, но уже на улице Лена вдруг повернулась к обоим. 
- Виктор, спасибо вам. 
- Тебе. Да не за что. 
- Очень даже за что. Тем более, его же вы купили? – Виктор готов был провалиться сквозь землю, Сергей же сказал.
- Ленка, не переживай, это наше с другом дело, мы договорились. 
- Сережа, надо отдать Виктору деньги, он не обязан вообще это делать…
- Ладно, Лена, отдам, я же сказал!
- Хорошо. Спасибо вам. 
- Давайте покажу, как передачи переключать. Вот смотри, когда цепь в движении, тогда можно переставлять. 
- А зачем?
- Вот тут вот тянет в горку, когда тяжелый подъем, а вот эти передачи – для ровного или для спуска, видишь, их меньше. Давай, педаль жмем и переключаем, вот! Почувствовала? 
- Ага. Здорово. А… Виктор, такой вопрос, что нужно брать с собой в… поход.  То есть в дорогу. То есть, на склон.
- Ничего. 
- Как так?
- Лена, ты – новенькая. Старики распределили между собой состав клади, чтобы не тащить одно и то же. А ты посмотри на первый раз, что тебе самой нужно, а необходимое будет: аптечка, вода, огонь, что-то закусить.
- Ладно, я поняла. Но я все равно что-то возьму.
- Лучше не надо. 
- Почему?
- Если что-то случится, и придется тебе как-то помогать или тащить, то у тебя должно быть как можно меньше груза. 
- Хорошо. Свою вставную челюсть оставлю дома. – Лена хохотнула своим глубоким смехом. 
- Договорились. – Виктор улыбнулся и кивнул. 
Сергей обнаружил полное отсутствие при физическом присутствии. Двое, увлеченные беседой, заметили апатию друга, но не стали акцентировать на этом внимание. Виктор был благодарен девушке за такую деликатность и чуткость. Она всегда знала, что и где сказать, а где лучше промолчать. Это не просто тактичность, это даже ощущение какой-то незримой связи с другим человеком. 

***

На небольшой поляне группа молодых людей на велосипедах расположилась передохнуть после склона и долгого перехода до привала. Кто-то развел костер, девушки зашуршали пакетами, доставая бутерброды и воду. У каждого была своя роль, и Лена позавидовала им – она-то оставалась без дела. 
- Дайте я хоть хлеба нарежу, что ли!
- О, свободные руки! Поможешь мне помыть фрукты? – Рыженькая девушка, которую звали Стаська, сунула в руки девушки кучку апельсинов и бананов. – Идем, вода там.
Они расположились на берегу ручья. Стася мыла, а Лена держала и подавала по одному, чтобы было удобно. 
- Вы уже решили, где жить будете?
- Жить?
- Ну, вы с Серегой. После свадьбы. К его маме что ли поедете?
- Да нет, наверное. Я еще точно не знаю, Сережа не говорил. Мы еще пока не подавали заявление. 
- А чего вы ждете?
- Я не знаю. Он же должен сам… наверное.
- Послушай, Лена! Мужиков ждать – так в девках и останешься! Как я. Правда, не жалею, но все же. 
- Не могу же я сама подойти и сказать…
- Можешь. Если хочешь. 
- Хочу, конечно. 
- Давай мне это, а это ты неси. – Девушки поделили свою ношу и стали взбираться к полянке. Обе заметили, что кто-то мелькнул наверху, скрывшись за склоном. 
- Кто это был?
- Витя. Проверяет, все ли на месте. 
- Проверяет?
- Он отвечает за своих людей. 
- Но Сережа же тоже один из главных.
- Твой Сережа… Он за другим следит. За дорогой. – Стася покосилась на девушку и мысленно покачала головой. «Звиздец просто».
 
Парень сидел на бревне, а девушка кормила его бананом. Она чему-то смеялась, а он шутил.

- Завидуешь что ли? – Стася, видя, как Виктор уже не второй и не третий раз посмотрел на парочку, решила оторвать его от этого занятия. 
- Да нет. Просто… Серега поменялся из-за нее сильно. Она-то его любит, и он что ли втюрился?
- Да ладно тебе. Ему надо жениться побыстрее, а она – идеальный вариант. 
- Почему ты так говоришь?
- Ты не знаешь? С части же отправляют ребят на таджикскую границу. Кто не женат и без детей, тот в первую очередь. 
- Да ладно. Он мне не говорил, я бы знал. 
- Узнай у своих военных. А вот любит ли она его – скоро проверим. 
- Как ты это проверять собралась? – Скептический тон Виктора заставил посмотреть на него. 
- Он ей не сказал еще. Что будет, когда скажет?
- Расстроится, это понятно.
- Как думаешь, за ним поедет?
- А это возможно?
- Спроси у Петренко, он этим руководит.  

Поганый мужик, знал я его еще замом-по-тылу. В то время он надо мной был, хорошо еще, что не напрямую я ему подчинялся. И если это все правда, то трудно будет его обойти. И я практически наверняка не смогу ничего сделать. Даже, если понадобится, чтобы Лена с ним поехала – тоже вряд ли.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Воскресенье, 20.01.2013, 11:14
 
StrausДата: Воскресенье, 03.02.2013, 11:00 | Сообщение # 7
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 5

Редко такое со мной бывает, но однажды я проспал. Да, дурацкая гонка за временем, когда ты уже все равно за чертой «вовремя», и можно не спешить, догоняя автобус, который не придет раньше того, на котором ты ездишь каждый день. И можно не сверлить взглядом лобовое стекло и не гипнотизировать светофоры – все равно транспорт обязан останавливаться на каждой остановке! Давка раздражает, кто-то переругивается, с утра втаптывая настроение в эту вынужденную бытовуху. Итог предсказуем: выволочка от начальства, как будто я и сам не понимаю, что виноват, потраченная уйма нервов и... характерный поворот головы, взмах челкой. Может быть лишь одна реальность – она, невеста моего лучшего друга, тоже сейчас едет в этом автобусе. Кто-то ее толкает, и она поворачивается посмотреть, действительно ли это случайно. Никакого интереса к происходящему, ни возмущения, ни раздражения. Увидела мельком меня и остановила взгляд. Я чуть кивнул, здороваясь, и мы оба отвернулись к своим окнам. Вернулся к своим мыслям, отвлекся, и не с первого разу услышал грозный громкий шепот «уйдите отсюда по-хорошему». Ну вот что за народец! То ли со вчера еще не проспались, то ли с утра уже накушались, и теперь пристают к окружающим, отравляя итак спертый воздух автобуса.
Не стал я дожидаться той точки, когда заканчивается мое терпение. Подошел, взял Лену под руку, отвел по качающемуся автобусу в самый конец салона, где обычно езжу на своем рейсе и встал так, чтобы отрезать ее от основной массы народа.

- Привет.
- Я теперь должна в тебя влюбиться – ты всегда меня спасаешь.
- Даже если бы ты была страшной или старушкой, я бы все равно тебя спас. – Она улыбнулась. – Ну, хоть улыбнуться заставил.
Она стала серьезной и пристально посмотрела в глаза.
- Ты знал?
- О чем именно.
- Макс сказал…
- Макс – это Макс.
- Я должна что-то сделать.
- Ты хочешь с ним поехать?
- Нет. – Нет? Вот удивила. Я даже растерялся. – Я не могу уехать сейчас. И не смогу потом.
- Что ты тогда собралась делать? У нас ни связей, ни денег, чтобы взятку дать. – Я знаю у кого есть и связи, и деньги, и еще куча всего. И она знает - вон как посмотрела, - но она не попросит никогда, чтобы я обратился к своей девушке. Она будет рассчитывать только на себя. А она – что она может.
- Если бы я знала. Но я не хочу, чтобы он уехал. – Она выглянула из-за моего плеча. - Мне пора, моя остановка. Спасибо, Виктор.
Ушла. А мне на следующей.

***

Я слышал от бывших коллег, что началась подготовка к перебазированию сил на границу. Мне-то все ясно: усиленные меры защиты, проверка продовольствия, очистка воды, инструктажи – в общем, ничего сложного, здесь тоже все это есть, но не каждый день, а лишь изредка, перед приездом высокого начальства, чтобы отчитаться с высоким баллом. А наши женщины навели панику, особенно мать Сереги, с виду интеллигентная женщина, но в вопросах, касающихся ее сына, совершенно теряющая голову. Истерика по поводу его отъезда наложилась на бурю по поводу возможной женитьбы отпрыска. Это все было на фоне того, что отец Сергея, Иван Павлович, обычный работяга на заводе, воспринял это как нельзя более хладнокровно, заявив, что это долг Родине, и настоящий мужчина не станет измерять его ни в каких эквивалентах. От этих слов мне стало стыдно, внутри поднялось какое-то сопротивление, хотя я умом понимал, что это мне укор, - я не служу своей стране, - но в душе был не совсем согласен: наша система неидеальна, в ней человек – лишь песчинка, незащищенная, безликая, невесомая, в том смысле, что, потеряй ее, и никто искать не станет, пришлют на ее место новую. Тем не менее, близкие попытались сделать все, чтобы предотвратить неизбежное. Одно было хорошо – Серегу пока отправили в отпуск, и я имел возможность видеться с ним почти каждый день.
Пришел после работы к другу. Каково его состояние – сказать сложно, но особых каких-то срывов не заметно.

- Серега, ты готов?
- Да, Вить. Готов. Знаешь, мне даже стала нравиться эта идея. Ребята говорят, там полная свобода. Говорят, чтобы дизентерии не было, они там пьют только вино, у местных берут. А девки там какие красотки! – Я хмыкнул.
- Да, только за них братцы голову снимут и как зовут не спросят.
- Да, дикий край. Хочу туда. Это ж такая слава, почет. Мать гордиться будет.
- Как Нелли Семеновна?
- Да как… плачет. Мать никогда не отпустит в душе.
Раздался звонок в дверь.
- Ленка, наверное.
Он ушел открывать, а я не знал, как мне сесть, чтобы меня не заметили. Приглушенные звуки в коридоре, и она зашла на кухню. Замаскироваться не получилось – взгляд обжег сразу. Не знаю, с какого момента я стал понимать ее без слов, и сейчас она что-то имела мне предъявить.
- Сережа, ты чего не сказал, что я помешала?
- Привет, Лена. – Она лишь кивнула.
- Да мы, вроде, не особо заняты, да, Вить? – Я пожал плечами. - Видишь? Садись. Чаю?
- Да, спасибо. – Она с работы, и, наверняка, голодная. Я пододвинул тарелку с бутерами, которые предназначались мне. Конечно голодная, схватила один.
- Ребята, я пойду, пожалуй. – Не хочу мешать.
- Побудь еще.
- Я тоже скоро пойду, просто зашла увидеться. – Лена, оказывается, умеет разговаривать с полным ртом.
- Ладно, заодно провожу твою девушку. – Я кивнул Сереге, Лена дожевала, сполоснула кружки и мы засобирались.

В принципе, я шел к своему дому, и девушка топала рядом. Кто кого вел – было непонятно. Молчали, потому что начать о чем-то говорить означало вытащить ее из собственного мира, откуда она не спешила выбираться. Она остановилась.
- Виктор, подожди секунду, я сейчас, тут рядом, на втором этаже. – Она неопределенно кивнула на окна и скрылась за дверьми парадной.
Вышла уже без сумки, что-то в руке. Протянула, и я взял. Конверт.

- Возьми, пожалуйста. Спасибо тебе огромное, но я не могу принять это от тебя. А я знаю, Сережа тебе не отдал.
- Лена. Это даже не по-человечески, не говоря уже о том, что я – мужчина все-таки…
- У тебя есть своя девушка. А я не могу принимать подарки от других мужчин. Это неправильно. Спокойной ночи.
Она ушла, а я стоял с конвертом в руках и смотрел на дверь, за которой скрылась девушка моего друга. Я точно знал, что даже металлические монеты, прощупывающиеся через бумагу, пересчитаны и соответствуют сумме по чеку. А я стою, и все, что мне хочется знать – интересно, какие окна ее?

***

Рабочая неделя выдалась тяжелой. Компания наша была перекуплена каким-то магнатом, и предвиделись некоторые кадровые перестановки. Никогда не считал себя карьеристом, но оказаться сейчас без работы, которая, к тому же мне нравилась, мне совсем не хотелось. И дело не в материальном аспекте, а в том, что дома начнешь лезть на стену через неделю, а через месяц возненавидишь все вокруг. А потому пришлось проходить какие-то курсы, сдавать экзамены. Причем, система такая: если ты сдаешь успешно, то фирма оплачивает эти сертификаты. А неудавшиеся попытки, уж не обессудьте, это ваши проблемы, за них надо самому платить. Так мне и пригодился конверт Лены. Зато на стене утвердились дипломы о прохождении чего-то там и о присвоении звания кого-то там. Понятно, что это позволит не слететь с работы, быть может даже продвинуться немного по карьерной лестнице. Хотя мне и так хорошо – семьи нет, кормить никого не надо, и этих денег мне вполне хватает. Возвращаюсь поздно уже какой день, сил нет никаких. А вот и Макс на скамеечке. Сколько он так меня уже поджидает?
- Привет, друг. Ты откуда так поздно?
- Привет. Идем расскажу.
Скоротали остатки вечера за темным портером, люблю под настроение.
- Скоро соревнования по слалому. Думаю, кого выставить. – Слалом – не наш профиль, но кто-то из ребят прекрасно смотрелись и там. Все-таки, ниши параллельные, элементов много одинаковых, трассы только разные, но это мелочи, главное – техника.
- Сам пойдешь, Миша точно заявится, Стас может.
- А девочек будем выставлять?
- Ну, Стаську удержи попробуй. Ну, и куда она без Киры?
- Кажется, несколько сезонов Кирюха пропустит.
- Почему? И чего так долго? – Я не совсем понял, случилось что-то?
- Ты не знаешь что ли? Она беременная, не ходила же в этот раз.
- Да? Мне не сказала ничего. Так, одним бойцом меньше.
- Вить, а эта девушка Серегина, она как?
- Лена ее зовут. И в каком смысле, как?
- На раме как?
- Ты ее на соревнования хочешь выставить? Она на велик села в третий раз.
- Она неплохо села, заметил?
- Нет. Но вопросы она правильные задавала.
- Не заметил, или не смотрел?
- Честно, не смотрел. Послушай, даже если наши девушки не выступят, если Стаська одна не пойдет, ничего страшного.
- Да, только команда потеряет баллы.
- Это совсем не важно. Выступаете, и замечательно, я рад, что наши ребята хороши не только на склоне.
- Давай ее подтянем. Если не хочешь – давай я. Накатаем, пока погода хорошая.
- Ты же ее знать не хотел. С чего вдруг такая любовь?
- Если нужно для дела…
- Ладно. Покажите со Стасей ей основные элементы. Справится – решайте сами.
- Пойдем малым составом на склон в выходные, посмотрим на нее.
- Честно, я не знаю, стоит ли ее сейчас трогать. Серега уезжает, сам понимаешь, ей бы с ним побыть…
- Ладно, поздно уже, пойду я. Давай на склоне решим.

Друг ушел, я у меня в душе поселилась какая-то необходимость узнать, что она думает об этом. Снова я к ней лезу. Специально же не стал в это ввязываться, предоставив Максу разбираться – меня и так слишком много около нее. Но узнать я должен первый.
Оделся и пошел к ее дому. Хотелось бы встретить Серегу у ее дома и переложить это на него. Я не знаю, куда идти, только этаж. Но дверей, надеюсь, не так много, где-то там должна быть она. Завтра же на работу.

Тяжелая дверь открылась, и я погрузился в потемки обычных русских подъездов. Наверху горел свет, и через одну лестницу стало виднее. Где-то негромко стукнула дверь, и кто-то стал спускаться навстречу. Шаги приближались, характерный стук тонких каблучков говорил о том, что встреча предстоит с девушкой. Не знаю почему, но в новой обстановке чувства обострились, или это просто пиво стучало в мозг. Девушка повернула из-за стены.
Узнал-то я ее сразу, но вид был такой, словно она…

- Лена?
- Если я скажу, что не я, ты мне поверишь?
- Мог бы. - Самому стало интересно, а смогу ли?
- Сделай вид, что не видел меня. Очень прошу. – Она отводила наштукатуренные глаза, одергивая вниз юбку, или что там у нее, в том месте, где обычно юбки. Попыталась пройти мимо меня. Я преградил ей путь.
- Ты куда в таком виде?
- Не твое дело.
- Хорошо. Тогда сначала объяснишь, откуда красная помада и это, - я ткнул пальцем в сторону юбки. Зуб даю, помада не ее, значит, либо купила, либо кто-то ей дал.
- Папа, если ты не заметил, дочка выросла уже. – Нахальный искусственный и совсем ей не идущий тон. – Дай пройти! – Отпихнула.
Я в развороте ухватил за руку повыше локтя, резко развернул ее и прижал к стене. В голове колотилась такая злость, что думал – размажу по стенке!
- Был бы твоим отцом – весь ремень бы оборвал… - Шипеть я умею, и срабатывает не хуже крика. Лена испугалась, поджала губы. Пожалел, что так грубо.
- Отпусти, я должна что-то сделать, чтобы его оставили тут. Мне в городок надо. Пожалуйста.
Она говорила безжизненным голосом и не смотрела в глаза. Кто я, в конце концов, полиция нравов тут выискалась. Да если бы не Макс, я бы и не пришел сейчас, и ехала бы она, куда хотела. Я выпустил локоть. Что она собирается делать?
- Зачем?
- Надо.
- И его оставят?
- Да.
- А с тобой потом что будет? – Молчит.
- Я всю жизнь буду себя винить, если не сделаю ничего. А если что-то случится там?..
- Лена. Слышишь? – Она отвернулась и стала спускаться неспеша. Сердце заглушало собственный шепот. – Не ходи. – Она еще три медленных шага сделала.
- Ты можешь помочь. Или не мешай хотя бы.
О чем говорит эта дурочка! Как я могу помочь? Остановить? Это возможно? Но это не мое дело, это чужая девушка, и это ее решение, она – взрослый человек. Она еще не понимает, что такой ценой не нужна его свобода! Ни ей, ни ему… ни мне. Как это объяснить? Не мешать? Оставить ее одну с этим потом? Пусть сама разбирается с последствиями? ЧТО мне сделать?
- Я отвезу тебя. – Я подошел, взял ее за ледяную ладошку. – Идем.
Я надеюсь, ОН того стоит.
Мы дошли до такси. Она молчала. Назвала адрес по бумажке и замолчала. Потом выскочила из такси.
Я рвал и метал. Сначала просто смотрел в одну точку и дербанил что-то в руках, оно трещало и крошилось. Мелко. Зубы были стиснуты до боли в скулах, пальцы почему-то болели. Минуты на часах три раза сменились, но она не вернулась. Должна была? Должна. Она умная, я ждал, что гордость или достоинство или что-то, неважно что должно сыграть, она не может отдаться чужому мужику. Меня передернуло, и я вдруг понял: я могу опоздать!
Я не помню, как вылетел из такси. Не помню, куда бежал, но я помню ее взгляд, когда она выбежала из подъезда, оглянувшись, словно кто-то может за ней пойти - да я всех порву сейчас! Я схватил ее, прижал сильно-сильно к груди и прошептал в макушку: «Я уж думал, ты не выйдешь».

Сначала она молча стояла, и ее колотило, а я пытался унять эту дрожь, прижимая крепче к себе, потом я услышал, что она что-то шепчет, и рубашка у меня становится все влажнее и влажнее с каждым словом. Пусть плачет, так легче. Такое сладкое «я не смогла» - самое желанное за последнее время. Черт со всем остальным, главное, хоть от этого не надо будет ее спасать. «Я знаю» - говорил я в ответ на всхлипы. Боже, ты не знаешь, почему это досталось мне? Это же даже не моя девушка! Низко-сизое небо молчало. И никого там не было.

- Тише, Лен. Уже ничего не будет. – Я гладил по мягким волосам, а она все ревела.
- Прости, что я отпустил тебя. Ты должна была сама… - Я услышал:
- …из-за меня теперь твой друг уедет на войну. А ты меня жалеешь.
- Не вини себя. Этого ты точно не должна была делать! Как тебе это в голову пришло!
- Он и все вы теперь будете меня ненавидеть…
- Прекрати истерику! Это не выход! Слышишь? Это его долг. Тем более, он ХОЧЕТ туда поехать. Хочет, понимаешь? Он смирился. Все. Точка.
Мы стояли так долго, наверное. Постепенно она успокоилась. Мы вернулись в такси. Я попросил отвезти ко мне домой. Лена отсутствующим взглядом смотрела в окно. Не слышала.
- Тебе нельзя домой в таком виде. – Мне пришлось объяснять, почему мы в незнакомом для нее месте. – Отдохнешь в моей квартире…
- Нет. Я не могу к тебе.
- Час назад могла…
Тяжелая горячая ладонь огрела щеку, что аж голова моя мотнулась в сторону. Не поворачивался несколько секунд, за которые Лена, наконец, поняла свою ошибку, потому что прижала пальцы к губам. Вот теперь мне стало противно. Я должен пойти и… набить ему морду! Я взял Лену под руку. Она не сопротивлялась. Молчала. Я вошел в квартиру. Пока Лена сняла туфли и прошла по коридору, я набрал номер.
- Стасик, прости, что поздно. Ты мне нужна. Очень. Приезжай срочно.
Проводил девушку в спальню. Выдал одеяло и сказал:
- Скоро Стася приедет. Откроешь ей, она с тобой побудет.
Я вышел и прикрыл дверь. Включил свет в ванной и приоткрыл дверь, чтобы ей не пришлось искать.

Я думал, что это выражение такое, но оказывается, кровь и в самом деле может кипеть. Я купил водки. Стены подъезда бетонные. Перила железные, а волосы – наверное, они все же живые, ибо неприятно, когда тянешь их, зажав в кулаки. Чертова ситуация! Этот здоровенный верзила сидит дома у мамочки, ноет и себя жалеет, а она… она… Ненавижу всех мужиков! Всех!
Звонок звонит уже, наверное, минуту! Стоп. А если я расскажу… Что он будет с этим делать? Он бросит ее? После всего этого… я отпустил кнопку звонка. Ладно. Пусть его не будет дома. Я должен подумать.
Я сел на ступеньку. Бутылочка рядом. Вообще-то я не пью водку.
Дверь отворилась и в тонкую щель выглянула взъерошенная голова друга. Вот почему, когда надо, чтобы его не было – он обязательно дома? А?

- Ты чего сидишь на ступенях, Вить?
- Я должен был что-то тебе сказать.
- Говори.
- Ты спал? – Наверное, мой вид был слишком заторможенным, потому что я пытался представить, как мой друг, могущий тусить всю ночь напролет в час ночи уляжется спать.
- А, да. Что ты хотел?
Я поднялся и подошел к двери, приоткрытой лишь на узкую щель.
- Тут у Макса идея есть, малым составом идем в выходные на склон. Скажи Лене, чтобы тоже пришла. Ладно?
- Что за идея?
- Ну, вот там и узнаете.
- Ладно.
- Я пойду, мне надо еще… - Стал спускаться.
- Пока.
Дверь закрылась. Я вышел на улицу. И пошел не в ту, сторону, куда должен, а в другую. Не туда, где мой дом, остановки автобусов, метро и все магазины – туда, куда все ходят. Нет. Но именно потому, что надо было допить водку, я решил пройтись. Через один подъезд остановился. В ряду машин не сразу, но я рассмотрел «мерс». Да, мой красавчик, лупатое чудо немецкой надежности. Я повернулся и посмотрел наверх. Все окна квартиры друга были освещены.

Я снова позвонил в дверь. Ничего не подозревающий друг открыл дверь нараспашку. У стены в коридорчике стояли черные с розовым туфли. Я знал,  сколько сотен долларов они стоили одному богатому папе. И длину каблука сам лично измерял, не веря, что в этом можно ходить. 13 сантиметров. Зато удобно – упор каблука в пол, и две педали при коробке-автомате нажимать куда как удобней, чем нам, мужикам. Так мне объяснили.

- Скажи ей, что я взял машину, она до утра вам, видимо, не пригодится. – Серега стоял в ступоре. Я собрался уходить. Потом вспомнил. – Ты хоть знаешь, где твоя невеста сейчас?

Зачем я спросил? Я вдруг понял, что не хочу, чтобы он отвечал. Честно, мне стало страшно - страшно услышать ответ.
Я вылетел из подъезда. Ключи у меня запасные есть. Я втопил педаль в пол и помчался подальше, словно боялся, что они меня догонят и мне придется смотреть в глаза. Кто ее надоумил это сделать? Вот ради чего? Знал бы – прибил нафиг! Как она вообще на это пошла? Как?

Странно, но вот о своей проблеме я не думал вообще. Ее просто не было. Была в этом и моя вина – я в последнее время редко приглашал ее, особенно в свою спальню. И с этой работой я потерял ее. Погано на душе, конечно. Еще и дождь начался. Дворники заспешили по стеклу, словно смывая слезы. Сколько их еще будет, она сейчас, наверное плачет у меня дома…
Ночной город, шуршание шин, мерное ритмичное раскачивание на ветровом стекле и теряющиеся очертания дороги. Что я засыпаю, я понял за секунду до визга тормозов.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Воскресенье, 03.02.2013, 12:22
 
StrausДата: Воскресенье, 17.02.2013, 11:48 | Сообщение # 8
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 6

Старая медсестра бинтовала плечо, приговаривая:
- Вот к чему приводит пьянство. Такой детина здоровый, совсем с ума сошел, посмотри на себя. Рожа помятая, лохматый, майка, небось, белая была? Вот, и такой организм травить – это ж грех, девки, небось, толпами ходят. Как ты сейчас домой покажешься? А? Как увидит тебя, нужен ты ей такой, да с таким перегаром…
- Теть Нюсь, не нудись, и так башка трещит. – А дома она ждет. Ни девушка, ни жена, ни любимая… просто она.

Голубоглазый парень хмурился.
- Встать можешь? Давай, давай, милок, подымайся. Так. Не туго? – Он покачал кудрявой головой. – Погоди, куда поскакал?
- Еще не все?
- Нет. Иди-ка сюда. Пей давай. – Женщина протянула мерный стаканчик с чем-то резко пахнущим. – Пей, живо! – Она подтолкнула застывшую в нерешительности руку, заставив выпить. – Теперь иди.

Молодой человек добрался до телефона. Набрал номер и на секунды прикрыл глаза, чтобы свет так не выедал их.
- Алло, Стася, привет. Как там?
- Витя, ты где? С тобой все в порядке?
- Все нормально. Я отправляюсь в ремонтную мастерскую.
- Что случилось?
- Все обошлось. Я звоню сказать, чтобы ты меня не ждала. Я может быть поздно вернусь.
- А Лена? Витя, что делать с ней? Ее будить?
- Я не знаю, Стась. Спроси у нее.
- Почему у тебя такой голос? Говори, что случилось!
- Я разбил «мерс».
- Что? Ты сам-то как?
- Я жив, как слышишь. А его я не видел еще.
- Твоей девушке это не понравится.
- Моей бывшей девушке. Ладно. Мне пора.
- Увидимся, Витя. – Она уже положила трубку, когда мужчина, вспомнив, крикнул в динамик, чтобы не говорила никому. Снова набрал номер.
- Алло. Стась, не говори никому, пожалуйста.
- Хорошо. Не скажу.
Девушка повесила трубку и повернулась. В дверях спальни стояла Лена. Бледная и с опухшими глазами.
- Я все слышала. Что с ним?
- Говорит, жив.
- Вчера был день кого-то угробить. Когда мы встретились, он уже выпил пива вроде.
- За руль нетрезвый сел? – Стася была удивлена.
- Из-за меня. Ты бы видела, в каком состоянии он был.
- Я не видела, но по телефону услышала достаточно. Что у вас тут вчера произошло? И почему ты в такой одежде.
- Я думала, что таким способом можно решать проблемы.
- И? Виктор тебе объяснил, что нельзя?
- Нет. Он просто был рядом. Поддержал. Зато сам, видишь?
- Он – мужик, справится. Сам виноват, мозги он куда дел?
- Что теперь? Оплачивать ремонт?
- Не знаю, Лена. Как там Серега? – Собеседница замолчала. На рыженькую подругу сначала не смотрела, решая, можно ли ей доверять.
- Мне сон снился. – Лена поежилась и обняла себя руками. – Смерть была. Тетя Маша сказала, что это не к смерти, а к свадьбе. К какой свадьбе, мы никогда не будем вместе.
- Почему?
- Я из неблагополучной семьи.
- Кто сказал?
- Нелли Семеновна, Сережина мама. У меня рано погибли родители, я их не помню, и воспитывала меня тетя.
- И поэтому неблагополучная семья?
- Да. У Сережи-то мама – педагог, отец какой работящий, у них полная семья, а мне никто с детства мозги не вправлял, примера перед глазами не было, как надо. А тетя не считается, она же не родная мать, хотя для меня – единственный близкий человек. Воспитания мне не хватает. И помогать мне некому, сама работаю, что с меня взять. Вот поэтому вчера… если бы она узнала… Ее бы это убило. - Девушка вздохнула, дошла до табуретки в кухне и присела на нее. Собеседница опустилась на стул напротив. Молчали, Стаська рассматривала чуть покачивающуюся девушку, смотрящую в одну точку.
- Лен, а ты… крещеная?
- Да. Только не говори никому, засмеют. Мы раньше часто с тетей Машей ходили в церковь.
- Тогда почему ты веришь в сны?
- Мои всегда сбываются. Всегда, понимаешь?
- Понимаю.
- А я теперь не понимаю ничего.
- Послушай, может, твой герой сам все решит, заберет тебя. – Лена улыбнулась одними губами, согласно кивая. - Тебе на работу надо сегодня?
- Нет. Я сегодня дежурю в больнице.
- Как это? Подрабатываешь?
- Нет. Моя тетя очень больна. Часто ее кладут с приступом в больницу на две недели, а потом возвращают обратно. И в такие дни я часто прихожу к ней на день, чтобы она не тосковала. Она у меня писательница.
- Как же она может писать?
- Она говорит, а я записываю. – Лена замолчала, задумавшись. Потом оживилась. - Я ухожу уже, тебе же идти, наверное, надо. – Она поднялась и застегнула кофту. - Спасибо тебе, что побыла со мной.
- Значит, ты не поедешь с ним. – Лена уже в дверях обернулась и посмотрела на Стасю.
- Если бы он позвал, поехала бы.
- А тетя?
- Несмотря ни на что.

***

Поздно вечером девушка с большой сумкой поднималась к своей квартире. Плечи опущены, челка почти закрыла глаза. Медленные шаги, звон ключей, вынутых из кармана. Она почти вздрогнула, когда со ступенек поднялась высокая фигура.
- Привет, Лена.
- Привет.
- Не ожидала?
- Не тебя ждала.
- Прости.
- Ничего. Не твоя вина.
Она открыла, занесла сумку и снова вышла из дверей.
- Ты заходить будешь? Или тут стоять останешься?
Молодой человек потупил взгляд и шагнул в квартиру. Пахло лекарствами. Еще книгами. Вспыхнул свет.
- Пойдем на кухню?
- Спасибо.
- Проходи. Ужинать будешь?
- Нет.
- А я умираю с голоду.
Мужчина устроился на стуле, сложил руки на столе. Девушка, повернувшаяся со сковородкой, остановилась. Поставила ношу на плиту. Присела на стул напротив. Посмотрела в глаза.
- Это что такое? – Она указала на сбитые костяшки пальцев. – Ты подрался с кем-то?
- Это подъезд. – Он убрал руки под стол.
- Тебе на работу завтра. Ты в таком виде явишься?
- Лен, давай только без нотаций?
- Ты мне вчера читал морали? Терпи теперь.
- Лен. Я пришел извиниться.
- За что?
- Что сказал тебе. Я так не думаю и никогда не подумаю…
- Ладно, проехали. Забудь.
- Прости меня.
- Простила. Иди сюда. – Она отвела мужчину в комнату, достала коробку, в которой угадывались разные таблетки, препараты и бутылочки.
Сняла с мужчины кофту. Он остался в рубашке. Провела от локтя вверх по руке до плеча – и как только угадала – нащупала бинты.
- Снимай.
- Не надо.
- Они тебе когда бинтовали?
- Ночью.
- Хочешь, чтобы загноилось?
Он послушно стал расстегивать пуговицы.
- Сейчас кто-нибудь войдет, а у тебя тут мужчина с голым торсом.
- Не войдет. Тетя Маша в больнице. На этот раз надолго.
- А родители?
- Сережа не говорил тебе? – Лена остановилась и удивленно посмотрела в глаза. - Нет у меня родителей. Тетя только. Некому заходить.
Взяв со стола ножницы, чтобы разрезать завязки повязки, Лена повернулась к мужчине.
- Ну ты даешь. – Беглого взгляда хватило, чтобы оценить весь масштаб бедствия. По всему телу, особенно с левой стороны были ссадины и кровоподтеки. Плечо было забинтовано, в одном месте проступила кровь. Он на голову выше, и Лене удалось хорошо рассмотреть его. Она обошла его, посмотрев, что со спиной. Дотронулась пальчиками до большого синяка. Он вздрогнул, но скорее от неожиданного касания, чем от боли. – Прости, больно?
- Нет. – Он выдохнул.
- Ты, наверное, присядь, я не достаю до тебя…
Девушка, смутившись, поставила табуретку, он опустился на нее.
- Ты умеешь бинтовать?
- Умею.
- А уколы?
- Я все умею. У меня тетя уже 2 года лежачая. Научилась за это время.
Она размотала повязку. Промыла рану, поглядывая на Виктора, вдруг поморщится. Нет, терпел. Забинтовала.
- Не туго?
- Нет, спасибо, так хорошо.
- Завтра снова надо забинтовать.
- Я схожу к медсестре.
- Хорошо. Подожди, у меня есть мазь от ушибов.
- Да не надо, заживет само.
- Не шевелись.
Лена не слушала возражений. Прохладная мазь на секунду обжигала травмированную кожу, но затем теплые пальчики аккуратно снимали боль нежными движениями.
- Спасибо. – Виктор поднялся, думая, что все, Лена отойдет сейчас, но она осталась на месте, оказавшись очень близко.
- На здоровье. Я тоже хотела сказать тебе, что благодарна за вчерашнее. – Она подняла голову и посмотрела в глаза.
- Да ладно, я ничего не сделал. – Он аккуратно натянул рубаху на одну руку и остановился.
- Сделал. Ты и сам не знаешь, что ты сделал. Спасибо тебе. – Искренняя благодарность, зеленая, кромешная. «Нельзя же так смотреть.» Он перевел взгляд на полуодетую рубашку, висящую на пострадавшем плече. – Одевайся и пойдем поужинаем. Мне одной скучно. – Сделала шаг назад, невольно отпуская.
Виктор кивнул, потом, когда она ушла, провел ладонью по волосам. Все потом, иначе с ума сойти можно.
- Что с машиной? – Лена поставила тарелки, усаживаясь за стол.
- Четыре элемента на замену.
- Когда готово будет?
- Запчасти из Германии ждать надо.
- Ого. Сколько ж они стоят.
- Да неважно сколько. Я сломал, мне и чинить.
- Виктор. Ты пиво тогда пил. – Отложила вилку.
- И водку.
- Зачем ты за руль сел? А если бы не ты, а кто-то другой пострадал.
- Я знаю, знаю, Лена. Я никогда так не делал. И не сделаю. В этот раз все закончилось хорошо.
- Это из-за того, что я…
- Нет, не из-за тебя. Из-за меня. Я сам виноват, и я не смог справиться с собой, мне казалось, так я что-то кому-то докажу.
- Ты сам себя наказал. И бедную машинку.
- Увы.
Про девушку, хозяйку машины, она не упомянула даже. Тактично промолчала, и Виктор решил, что она ничего не знает. Если надо, они сами ей все расскажут. Он и сам-то еще ее не видел. Он позвонил ее отцу, описав ситуацию с автомобилем, ни словом не упомянув его дочь. Миллионер выслушал и повесил трубку, сказав, чтобы держали его в курсе.
- Я же приходил позвать тебя на склон в субботу.
- Мне уже сказали. Но я не смогу, прости. Я в больнице буду.
- Ты снова потащишь эту сумку? Давай я помогу тебе?
- Ага, битый небитого везет. – Лена кивнула в сторону забинтованного плеча. - Не надо, тебе не стоит тревожить раны. Я справлюсь.

***

- Витя, ничего не было. – Мой друг прислонился спиной к подоконнику, скрестил ноги, руки сложил на груди.
- Знаешь, Серег, мне по-фигу! Не поверишь. Но это так. Это твое теперь, что ты кому скажешь, что будет, как будет… С кем-то другим, может, врезал бы тебе, но тут…
- Она пришла… Сказала, что… - Мне было совершенно неинтересно, и я перебил:
- Скажи мне, если я не пришел, было бы? Так ведь? – Друг пожал плечами. – То-то же. Никогда между нами не стояли девушки. И теперь не станут. Не в этот раз. Не парься.
- Если ты бы уехал, тебя бы ждала такая, как Лиза, а меня Ленка. Есть разница?
- Разница в том, что тебя бы ждали, а меня ждать было бы некому. – Кому я рассказываю! Куда делся мой друг, которого я знал? Ведь когда-то Лена же ему понравилась, что теперь-то случилось?
- Ты сам…
- Да. Я сам. Старею, видимо.
- Прости…
- Проехали.

К чертям все: все его срывы, ночные звонки, пьянки и полубезумные прыжки с трамплина, когда пытается понравиться очередной девчонке. Думаешь о нем, даешь, и ладно, когда берет, но вот когда ему даже руку не протянуть – вот тут наступает апатия. Даже проанализировать не хочется, да и не надо. Лишь одно имеет значение – если бы была сильная авария, кто бы пришел, кроме Стаськи ко мне в больницу? Нет, даже не так. Он бы, может, и пришел… И еще. Да, перед глазами ее улыбка и светлая челка на темных глазах, какие я впервые увидел в кафе. И думать об этом не боюсь, никто же не догадается – «она» придет, или нет?


http://seriali-online.ru/forum/76-9659-2


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Воскресенье, 17.02.2013, 11:50
 
StrausДата: Воскресенье, 24.03.2013, 18:02 | Сообщение # 9
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Из предельно безрадостного события мой лучший друг постарался сделать праздник. Было много друзей, сослуживцев и мы с Леной. Она сидела как бы в стороне от всего этого, да и я не особо вливался в это все своим, наверняка, похоронным видом. Серега приходил к столику, где сидела Лена, куда прибегала с танцулек Стаська и около которого отирался я. Друг упорно делал вил, что все замечательно, но чем ближе подбирались летние сумерки, тем сильнее была заметна паника в глазах его девушки. Нет, не той, что последнее время терлась рядом с ним, а той, которую нам представили как девушку, и если все об этом забыли, то я хорошо помнил. Она же ему так же улыбается до сих пор. А я бы… задушил бы его за нее, вот только одна слезинка упадет из ее глаз! Мой план быть громоотводом и призмой лучших качеств моего друга в ее глазах с треском провалился, потому что он сам совершенно не хотел быть для нее лучшим, он такой, какой есть и не собирается себя менять. И любить или не любить – это уже дело каждого. Но мне так хотелось, чтобы и она для него была такой же единственной, как и он для нее. Теперь мечусь между ними, сам не зная, куда деться, вот не лез бы к ним с самого начала, может, проще было бы. 
В нашей местности принято отмечать события на природе. Весна здесь наступает, как и положено, в марте, к июню уже достаточно тепло, чтобы купаться в водоемах, и до самого октября стоит лето, изредка испепеляя жарой и поливая дождиком. Но и зимы тут снежные, красивые. А закаты какие – я обернулся и посмотрел туда, куда безотрывно смотрела Лена. Внизу за холмом видно устье реки, а над ней розовые полосы уже почти сдались темноте. 
Почти все разошлись. Остались мы со Стаськой, заявившей, что будет убирать последствия гуляний, где-то поблизости бродил покачивающийся Макс, напровожавшийся гостей, Лена на скамейке и пара собак, заметно облопавшихся, но так предусмотрительно и не покидающих «хлебное» место.
 

- Лен, а где Серега? – Стаська, проходя мимо, обратилась к девушке. 
- Сережа провожает народ, наверное. За воротами был. 
- Так ты бы с ним шла, чего ты! – Стася не унималась.
- Да пусть он сам, это его друзья.
- Я бы его не отпускала! Иди, а то уведут еще.
- Ты что, Стася, Сережа, он… очень хороший. Он самый лучший! 
- Доверяешь, что ли? 
- Конечно, а иначе как жить-то?
Стаська пожала плечами и потащила мешок на свалку, а Лена снова стала смотреть на закат. Притопал Макс и плюхнулся на скамейку с Леной рядом. 

- Не грусти, Лена. Серега уедет, а мы пойдем на склон и как съедем! А ты хорошо катаешься.
- Спасибо, Макс, обещаю, мы съедем обязательно. Ты же меня научишь?
- Ага, Лена, не переживай, будешь кататься как Стаська, даже еще лучше!
- А что это ты с моей Ленкой тут заигрываешь, а, Макс? – Серега появился откуда-то, тоже шатаясь.
- А мы вот. –Макс развел руками. – Готовимся к соревнованиям. 
- Без меня?
- Ну, ты же уезжаешь.
- Да, но я еще тут, а ты уже сманил мою Ленку. – Он сгреб Лену в охапку и пьяно поцеловал в щеку. Она пыталась вырваться, но он крепко держал. – Я вот уже сомневаюсь, стоит ли мне ехать!
- Да ты что, Серег, это ж Макс. – Признаться, мне перестало это нравиться и Стаська, видимо, почувствовав мое напряжение, переместилась ближе.
- Нет, пусть отвечает, что это он уселся к ней на скамейку!
- Серег, перестань. – Макс стал серьезным, казалось, он протрезвел как-то сразу. 
Минута какого-то больного молчания, Стася с открытым ртом и пустым мешком в руке, отодвинувшийся на край скамейки друг, собака, поднявшая морду и нюхающая воздух. Только Лена продолжала тщетно отпихивать сильные руки от себя.
-
Да я же шучу, вы че, напились все, что ли? Макс, расслабься, я же в шутку!
- Дурак ты, и шутки у тебя дурацкие. – Стаська резко развернулась и снова убежала складывать все в мешок.
- Ладно, ребята, я пойду. Не буду мешать вам. – Рад, что все как-то так закончилось, все-таки наблюдать со стороны более чем странно, особенно, когда все делают вид, что кто-то чего-то не знает.
- Подожди, Витя. Вместе пойдем. Заодно Лену проводим. Стасик, ты идешь? – Серега крикнул в сторону копошащейся девушки.  

Так и шагали: я шел радом с Леной, которая через меня разговаривала со Стаськой, взявшей меня под руку, а Серега шел с другой стороны от Лены и о чем-то увлеченно беседовал с Максом. Я предлагал поменяться, чтобы девушкам было удобно общаться, но упрямая Стася предпочла идти так. Только я так и не понял, зачем. Женщины, куда уж нам до их логики.

Наутро мы провожали поезд. Как водится, народу была куча, все что-то кричали отъезжающим в пыльные окна, кто-то плакал на плече, кто-то тараторил последние слова, боясь не успеть сказать главного, как будто не было до этого целой ночи. Лена стояла молча и просто смотрела на него. Нелли Семеновна вытирала платком опухшие глаза, а в моей бестолковой голове копошилась одна мысль, постоянно возвращаясь к самому началу: «она у него ночевала?» Как ни крути, даже для родителей это достаточно веский повод – он уезжает надолго, они теперь не скоро увидятся, а потому… А может, он у нее был? Тетя Лены еще в больнице…
- Привет, Витька! – Под локоть толкнули и в щеку уткнулись ароматные губы. Многим мужчинам не нравится, а я люблю, когда присутствуют следы косметики.
- Привет, Стася. 
Девушка покрутила головой, оценивая, видимо, мое местоположение, открывающийся с этого места вид на перрон, потом заглянула в глаза.

- Они вместе приехали? – Вот как будто мысли мои читает. Иногда мне кажется, что она моя сестра-близнец, и иногда это раздражает. Особенно, когда не хочешь признаваться в чем-то.
- Откуда ж мне знать. – Напустил на себя побольше безразличия. И вообще, я в другую сторону смотрел, может.
- М. Понятно. 
- Что тебе понятно? – Стаська смотрит прямо в душу своим пронзительным взглядом. 
- Да все понятно. Почему не подходишь? 
- Мы, вроде, вчера попрощались. 
- Ну, вот это мне и понятно. 
Подруга называется. Вывернет душу и сбегает. Уже целуется с друзьями. 
По парням, конечно, не скажешь, а вот девочки все не в себе, это точно.

- Привет. – Снова женский голос справа. Его-то я узнал сразу.
- Привет. – Молчит. И я молчу, мне вообще сказать нечего. Вот интересно, пойдет туда?
- Не подойдешь? – Краем глаза глянул, но не стал отвечать. Мне не надо подходить – мешать только, а что я тут, он и так знает и знает, что я всегда рядом. Стояла, а потом собралась идти к ним.
- Не ходи. – Не знаю почему, но вдруг показалось, что она там совсем не к месту. Как яркое пятно на черно-белой картине. Диссонанс, и вовсе не из-за субъективного, просто так и есть – она не из нашего мира, она не знает, что такое сжимать кулаки, когда за кого-то молишься и плакать от радости – как же, косметика потечет. 
Моя рука на запястье заставила ее остановиться и посмотреть на меня, не поворачивающегося. Не хочу видеть ее идеальное лицо. Так и стояли, пока поезд не тронулся с места. Через редеющую толпу увидел, как Лена пошла за поездом, с набором скорости состава ускоряя шаг. Отпустил тонкое запястье. Рядом опустело, Стася с ребятами тоже ушла, а я стоял, провожая взглядом грустную фигуру до самого края платформы. Наверное, это очень красиво – наблюдать, как суета расставания вдруг испаряется, уносимая кем-то последним, ушедшим с перрона. А сейчас Лена держит это ощущение за тонкий шлейф последнего «пиши», не отпускает. Положила руки в карманы, ссутулилась, уткнувшись взглядом себе под ноги. Медленно, как в старом кино, шаг за шагом ждал ее. А она подошла и сказала:

- Виктор, я освобождаю тебя от себя. – Вот это поворот!
- В каком смысле? 
- Ты всегда рядом, поддерживал, спасибо тебе. Но больше не надо за меня беспокоиться, все будет нормально. Я дождусь Сережу, потому что люблю его, а ты… хороший друг. 
Она прошла мимо меня, я догнал и пристроился рядом, пытаясь заглянуть под челку.
- А давай… вместе ждать?
Она остановилась, а потом подняла на меня взгляд. Глаза неопределенного цвета, понятно объясняющего состояние человека. Она кивнула, и уголок губ чуть дрогнул, нет, не в улыбке, а просто обозначил, что она приняла какое-то решение. И мне вдруг стало легче. И не надо мне знать, где кто ночевал – она его любит, и это ее тайна. 
  
С неба сначала падали листья, а теперь и дождь частенько стал остужать теплую еще землю. У Лены, наверное, скоро день рождения. Я точно не помню, но кажется, Серега говорил, что она родилась в октябре, а на дворе уже октябрь. Как узнать?

- Стаська, привет. Скажи мне, ты случайно не знаешь, у Лены день рождения…
- Эм, нет. Извини, не в курсе. А что?
- Да ничего, просто узнать. 
Стаська не знает. Придется действовать по-другому.

***

В ответ на дверной звонок дверь открылась не сразу. Девушка, появившаяся из квартиры, поправила синюю мишуру на шее. 
- Ой, привет, Виктор. Проходи. 
- Да нет, нет, я на минутку. Вы, я вижу, празднуете?
- Нет. То есть… да, немного. 
- Извини за беспокойство, тут для тебя… вот. – Мужчина достал из-за спины букет цветов. – Я не знал, когда твой день рождения, прости. – Лена смотрела и улыбалась, она понюхала цветы и потом отошла вглубь квартиры, пропуская гостя.
- Вообще-то, он был вчера, но тетю Машу привезли вечером, и нам было не до праздника. Зато сегодня у нас с ней целый пир. И ты как раз вовремя. Если ты не спешишь, может, зайдешь?
- А я вам не помешаю? 
- Нет, конечно, что ты.
- Но твоя тетя болеет.
- Ей кроме меня поговорить-то не с кем, для нее каждый человек на вес золота. Но я не настаиваю, если не хочешь…
- Нет, нет. Мне тоже интересно пообщаться с писателем, но только с одним условием, ты меня выгонишь, как я надоем вам?
- Обещаю, сразу выставлю. – Она улыбнулась. – Сейчас цветы поставлю, проходи пока.   

- Тетя Маша, знакомься, это Виктор, один из лучших друзей Сережи. Виктор, это моя тетя, Мария Петровна, папина сестра.
- Очень приятно. 
- Я вам не помешаю?
- Молодой человек, мы с Леной проводим по 25 часов в сутки наедине, когда я дома. Нам уже и говорить не надо, мы и без слов все понимаем, надоели друг другу, дайте хоть послушать другой голос, тем более, такой приятный.
- А на улицу? Вы не выходите?
- Раньше, когда я могла сама, мы часто гуляли с Леночкой, но теперь… я запретила ей вывозить меня, ей тяжело одной с каталкой, она не должна… - Молодой человек покачал головой.
- Знаете, а я как раз думал, чем заняться в субботу, давайте сходим куда-нибудь? Вы не заняты? 
- Да ну что вы, Виктор, - женщина засмеялась. – У вас, молодых, свои заботы, чем со стариками возиться. 
- Да какая же вы… очень даже ничего еще! - В комнату вернулась Лена.
- Что это вы тут хохочите, тетя Маша, и ты поддалась ему? Виктор умеет расположить к себе. Тетя, смотри, какие цветы он принес. Спасибо.
Она поставила вазу на середину стола, стоящего у противоположной стены комнаты, около подоконника. 
- Виктор, выбирай место, сейчас будем резать торт! – Она снова унеслась на кухню и загремела там чашками. 
- Наверное, надо помочь что-то принести? Можно я на кухню пойду?
- Ну, конечно, располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Вы идите, а я пока сменю гардеробчик. 
Виктор отправился на поиски кухни – это было несложно, в квартире было всего две комнаты, а одной из них и на кухне он уже бывал. 
- Помочь?
От неожиданности Лена вздрогнула и на пол плюхнулась любимая чашка. 
- Боже мой, нельзя же так пугать. 
Он присел рядом, чтобы собрать осколки.
- Я тебя где оставила? 
- Мария Петровна сказала, что ей надо переодеться.
- Чего? Да она шутит, чтобы ты не чувствовал себя стесненным. Ты напугал меня, я отвыкла, что по этому дому кто-то кроме меня ходит. Прости, что накинулась. 
- Ничего. Я хотел помочь отнести что-нибудь. – Лена улыбнулась.
- Спасибо. Но нести особо нечего. Я не ждала никого. 
Они взяли в руки чайник и кружки, Лена подхватила блюдо с маленьким тортом и они пошли в комнату, по дороге, продолжая разговор.
- Серега звонил вчера? 
- Да. – Она больше не сказала ничего, да и это произнесла не сразу. 
- Как он там? Что говорил?
- Ну, как обычно, что скучает по дому, что там жарко слишком. – Она поставила все на стол, повернулась, не глядя в глаза, забрала у него из рук ношу и тоже разместила на белой скатерти. 
- Да, там жарко. Я на днях был у него дома, Нелли Семеновна читала письмо. Прыгает с парашютом. 
- Правда? И не страшно? Ужас какой. Тетя Маша, ты идешь, или тебе кофе в постель? – Лена тем временем разливала по чашкам чай. – На, держи, не разлей. Сейчас сахар принесу. – Девушка убежала, а Виктор посмотрел на женщину. 
- Лена не знала, что он прыгает с парашютом? – Тетя Маша пожала плечами. – Странно, звонил, мог бы сказать… 
- Никто вчера не звонил. И сегодня она весь день трется у телефона. 
По взгляду женщины он понял, что это тайна, и Лене лучше не говорить это. Когда она вернулась, тема сама собой перешла сначала на торт, удивительно вкусный, но такой маленький, словно…
- У Лены есть волшебная сковородка, она любит на ней готовить, там ровно на двоих получается.
- Ну, тетя! Может, Виктор не доверяет домашней выпечке, предпочитает покупную. А ты сдала меня с потрохами. 
- Да нет, ты что, разве сравнится этот вкус… только получается, что я вас объедаю, вам и самим мало. 
- Глупости какие, даже не думайте. Вот получим скоро с Леной гонорар за книгу, тогда заживем, купим огромный тортище! 
- Да, и кто его есть будет? 
К теме Сергея больше не возвращались. 
Через какое-то время Лена вышла на кухню, и вскоре пришел Виктор. 
- Тетя Маша уже устала, заметил? 
- Ты же обещала меня выпроводить, как надоем.
- Ты не надоел, просто давай дадим ей поспать. Мы же можем и тут посидеть?
- Лен, а как-то поправить ситуацию со здоровьем Марии Петровны возможно?
- Скорее нет. Да и денег уходит на лечение… где взять еще я просто не знаю. Да даже не в этом дело, никто не говорит ничего, ни один врач не дает гарантий. Она просто потихоньку… угасает. 
Виктор коснулся руки девушки. Холодные тонкие пальцы дрогнули, она посмотрела на него и пожала плечами.  
- Я пойду, Лена. Спасибо вам обеим, я так здорово провел время.
- Да ну, не преувеличивай, это нам очень приятно, что ты пришел. Спасибо тебе.

***

- Леночка, дочка, а что это ты так переполошилась?
- Тетя Маша, ну человек же пришел, это мы вдвоем можем себе позволить все делать как сонные мухи. – Девушка присела на край кровати и обняла женщину, лукаво прищурившую глаза. 
- Сергей никогда не приходил поговорить со мной. А Виктор мне понравился. – Женщина наблюдала за своей племянницей. Никто так не знал ее, как она. Девушка поднялась и, сложив руки на груди, подошла к окну.  
- Я его мало знаю, но мне кажется, что он хороший парень.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Понедельник, 08.04.2013, 20:26 | Сообщение # 10
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Последние лучи солнца уже не могли согреть комнату, но все равно от него было светло и весело, даже несмотря на грусть одинокой пары женщин, придумывающих, чем бы скрасить свои выходные. Они включили громко музыку, и, пока Лена что-то зашивала, склонившись над столом, они вместе подпевали незатейливым словам песенки, звучащей на волнах какой-то модной радиостанции.
- Тетя Маша, ты слышала?
- Нет, что такое?
- Показалось, наверное. Думала, звонок.
- Сделай потише. – Лена покрутила ручку. Повторная трель удивила Лену.
- Кто это может…
Пожилая женщина начала догадываться.
- Иди посмотри, чего гадать.
Лена открыла дверь и от удивления открыла рот.
- Ты… Что случилось?
- Привет. Я пришел, как и обещал, чтобы вывести тетю Машу на улицу.
- Чего? Что ты обещал? Когда?
- Я обещал твоей тете, что отведу ее гулять в субботу.
- Ну… Проходи тогда, раз обещал. Я об этом и не слышала. – Виктор прошел в коридор и стал разуваться. – Тетя Маша, встречай, твой кавалер пришел.

Виктор поздоровался с женщиной, и та, смеясь, упрекнула, что шутить Виктор совершенно не умеет.
- Вот это неправда, хорошая шутка получилась. Я до сих пор в шоке. – Лена мялась между комнатой и коридором.
- Так, а чего это вы не собираетесь?
- А как… - Вид у нее такой, будто они никогда не ходили гулять.
- Как, как, быстренько!
- Но это… неудобно. Мы же не можем эксплуатировать человека… - Родственница Лены, было заметно, оживилась.
- Тетя, а вот соглашаться было удобно! – Лена положила свитер на край кровати.
- Да перестаньте… - Виктор пытался вставить хоть слово.
- Честно говоря, я думала, что он забудет. Я думала, что вы шутите, Виктор! – Мария Петровна обратилась, наконец, к нему.
- Такими вещами не шутят, я обещал, значит отведу. Собирайтесь.
- Ну вы, блин, даете. Жди тогда на кухне. Сейчас девушки будут одеваться.

***
- Не знаю, Виктор, что ты с ней сделал, но я ее не узнаю. Спасибо тебе.
- Да ничего такого я не сделал. Ты сама сказала, что ей и поговорить не с кем.
- Да, вот только чтением и писательством спасаемся. А еще она очень привязчивая. И вот когда человек однажды не приходит, а потом и вовсе не появляется, она страдает. Сейчас в меньшей степени это заметно, а раньше…
Виктор ушел.

Лена прислонилась к двери в комнате и долго наблюдала, как во сне дышит тетя. Она помнила, как опасно снова подпускать близко человека – его потом сложно забывать, убирать из жизни напоминания о его существовании, а потом делать вид, что не замечаешь проступивших слез, которых становится раз от разу меньше. Это больно, видеть, как страдает родной человек, и сделать ты ничего не можешь – ушел, и не оглянулся. А она теперь будет ждать Виктора. И однажды он тоже не придет, может, не сможет, а может, и не захочет.

***

Честно говоря, следующей субботы я ждал с нетерпением. И все остальные субботы тоже. Таких горящих глаз я не помню, разве что, видел в самый первый раз, когда я только ее узнал. Мария Петровна, насколько я понял, достаточно тактичный и образованный человек, и она постаралась, чтобы и ее воспитанница тоже получила образование, чтобы могла всегда заработать себе на жизнь. И Лена выросла очень тихой, но такой интересной, что, казалось, с ней можно было поговорить на любую тему, и обо всем у нее имеется собственная точка зрения. Мы, пока гуляли в прошлый раз, я не хотел отпускать этого ощущения какой-то гордости, что ли, за то, что я их знаю. Вот только… они обе были совершенно не защищены от современной жизни. Как выяснилось, у Марии Петровны украли однажды книгу. А Лену чуть не пырнули ножиком за кошелек, который она не хотела отдавать. Там и денег-то мало было, но она решила тогда побороться за справедливость. Упертая до ужаса.
Когда я пришел, заметил, что меня ждали. Нет, внешне все выглядело, словно это ничего не значит, но у тети Маши были накрашены губы, а Лена была уже одета. Она, правда, заявила, что только вернулась из магазина, но пожилая женщина подмигнула мне, пока я усаживал ее в каталку, что Ленка с утра все окна обтерла и на улицу не выходила, боялась, наверное, разминуться.
Про Серегу я больше не спрашивал, не хотел ее ставить в неудобное положение, если надо, она сама расскажет. А я поведал о том, что Стаська выиграла гонки на прошлой неделе.


- А мне, все же, ближе бег и подвижные игры.
- Велосипед совсем не нравится?
- Очень нравится, но я пока в этом… не очень. А в парк каждое утро, да и в выходные с ребятами на площадке можно мячик покидать.
- Ты бегаешь по утрам?
- Да.
- Странно. Я тоже иногда, когда не в командировках, но… наверное, в другом месте бегаю, не видел тебя.
- Просто ты бежишь быстрее, чем я. – Лена улыбнулась. – Я видела тебя.
- Правда?
- Правда.
- У меня бы не хватило терпения, я бы тебя обязательно окликнул, если бы увидел.
- У меня и не хватило, но у тебя плеер, а у меня нет. – Она снова улыбнулась. Она так смешно морщит нос, совсем как девчонка.
Намек понял. Интересно, что еще я пропустил в жизни важного из-за собственной глупости – заткнуть уши и не слышать и не видеть ничего вокруг, словно отрезанный от мира.

Неделя прошла в страшном рабочем угаре, но утром я так и не встретил Лену ни разу. А в субботу узнал, что она на неделе не очень хорошо себя чувствовала и не бегала. Сейчас лучше, но мне показалось, что она бледная какая-то.

- Может, ты дома останешься? Мы сами погуляем, а ты отдохни.
- Нет, наоборот, на воздухе дышится легче. Вы выходите, я сейчас.
- Мария Петровна, вы не заметили, Лена очень странная.
- Да нет, просто простыла, а когда она болеет, у нее ноют все косточки. Она никогда не жалуется, но я-то знаю, и у меня и у ее деда так же было.
- Тогда, может, и правда, ей лучше дома побыть?
- Дома не знаешь, куда себя деть. Тут хоть шагаешь, и не думаешь об этом.
Лена вышла из подъезда, и мы закрыли эту тему.
Когда я уходил, Лена вышла на лестницу следом за мной.

- Виктор. – Я обернулся. – Я еду к Сереже через неделю. – Вот так. Меня словно шокером по нервам резануло, когда я представил ее там. Она, вроде, не заметила.
- Какого числа?
- Десятого.
Я кивнул и сбежал вниз. Я могу ее отпустить одну?


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Понедельник, 08.04.2013, 20:26
 
StrausДата: Пятница, 12.04.2013, 17:51 | Сообщение # 11
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Отпроситься с работы было непросто, но у меня еще оставался не отгулянный отпуск за прошлый год, и мне пришлось израсходовать его. Я не мог предположить, на сколько мы с Леной отправляемся к Сереже. Лена очень удивилась, когда я вскочил в тамбур вагона, протягивая проводнице билет. 

- На работе задержали, чуть не опоздал.
- Ты что тут делаешь, Виктор?
- Ты думала, что я отпущу тебя одну?
- А ты думал, что я маленькая, сама не справлюсь?
- Как хочешь, можешь ехать одна. Но я тоже еду к Сереже.

Я  обошел возмущенную девушку и направился к своему купе. Лена в проходе стащила шапку и молча топала до своего. Вот места у нас попались в разных купе, и теперь я думал, кто ей попался в соседи, не будут ли мешать. В моем сидели парень с девушкой, а на верхней полке спал мужчина лет пятидесяти. В соседнем было одно место свободно, а на двух других ехали мать и дочь. Я с облегчением выдохнул, ну, хоть песен по ночам не будет.  Залез наверх и вскоре уснул.
Люблю ездить в поездах. Такой дом на колесах, уютно, все время разобранная постель, можно полежать, пахнет чаем и огурцами, а на больших остановках выходишь из вагона, чтобы размяться. Утром увидел светлую голову, мелькнувшую умываться. Я тоже взял казенное полотенце и занял очередь. Постоянные прохожие прижимали к окну, но я не чувствовал раздражения, наоборот, ведь тут так и должно быть. Лена прошла мимо, посмотрев как-то задорно и обдав каким-то свежим ароматом. Мне пришлось развернуться к ней лицом и снова вжаться в окно.

- Доброе утро. - Она прошмыгнула в свое купе. 
Я не успел заправить постель, как почувствовал прохладные ладошки на спине. Я аккуратно спрыгнул вниз, стараясь не задеть.
 
- Прости меня. На самом деле я рада, что ты тоже поехал. Просто...
- Ничего. Я не знал, хорошо это или плохо, но отпустить тебя не мог одну. Ты все сама увидишь. 
- Откуда только ты все знаешь наперед. - Я пожал плечами. - Пойдем завтракать?
- Пойдем. 
Познакомился с соседками Лены. Девушка была примерно 13-14 лет, и все время лежала на верхней полке. Ее мать курила на остановках, и теперь наблюдала за мной.
- Лен, это у тебя такой классный муж? - Сверху свесилась голова.
- Нет. - Я даже растерялся. Лена хмыкнула. Принес горячую воду для кофе нам обоим, и теперь он дымился в кружках. Лена достала какие-то булки, которые пахли лимоном и корицей. - Мы едем к жениху Лены, он на границе служит.
- Странно. 
- Что странного? - Лена зачем-то заправила прядь волос на ухо, она тут же выползла обратно.
- Вы как молодожены.
- Устами младенца... - Мать девочки тоже слегка улыбнулась. 
- Я не младенец! 
- Ну, нет, конечно, Лера, это выражение такое. Не дуйся, на остановке куплю тебе мороженое.
- Мама! 
- Лера, не обижайся, мы тоже будем мороженое, да, Лен?
Лена улыбнулась и согласно покачала головой. 

На недолгих остановках в провинциальных городках платформа - это лишь тонкая асфальтовая полоска на земле, и последняя ступень заканчивается достаточно высоко, приходится прыгать. Помог соскочить маме Леры, которая тут же закурила, не обращая внимания на укоризненные взгляды окружающих. Через некоторое время появилась Лена в куртке и без шапки. Высунула голову, глянула вправо-влево и стоит.

- Иди сюда. - Я протянул руки. Не сразу, но все же Лена решилась и спрыгнула со ступени, разрешив себя поймать. Благодарно посмотрела в глаза.   
- Виктор, там мороженое несут. Надо купить, а то Лера обидится.
- Ох уж этот переходный возраст! - Мать девочки достала деньги. - Не надо, я сама куплю, а то мне потом еще неделю выслушивать, какой Виктор классный. 
- Виктор классный - факт.
- Вообще-то я здесь стою, ничего? - Все засмеялись. Лена спрятала нос в своем стаканчике, а женщина отправилась порадовать свое чадо.
- Ну, и зачем ты это сказала. - Лена улыбнулась, продолжая смотреть в стаканчик.
- Интересно, как на тебя реагируют женщины. И девушки. - Она посмотрела на меня, и мне показалось, что у нее чертики пляшут во взгляде. 
- Это была реклама?
- Ну, у тебя же нет сейчас девушки?
- И кого же ты мне присмотрела? Девочку, или ее маму?
- Увидим.
- Кулемина! Доедай свое мороженое, а то... 
- Что?
- Оно рискует оказаться на чьем-то носу!  
- Грубиян! - Лена смеялась, сморщив нос, а мороженое уже растаяло.
- Дай сюда, поросенок. - Я забрал стаканчик и засунул его в рот, чтобы не быть перепачканным ни самому, ни Лене.
- Ну вот, хоть помолчишь минуту. - Лена хохотала надо мной.
Возразить получилось только каким-то мычанием, и я подхватил ее и засунул в вагон - поезд собирался отправляться.  

Уже какой раз невзначай сталкиваюсь с женщиной из купе Лены. Она то поджидает меня в тамбуре, то воду наливать ходит вслед за мной, то устроится читать напротив моего купе на откидном стуле. А тут еще ее дочь сползла с верхней полки, решив, видимо, все же, проверить, действительно ли я "классный".

- Виктор, помоги мне открыть это окно. - Она дергала за ручку окна в тамбуре.
- Это окно не открывается, заперто. Можно открыть другое, но будет холодно. 
- Ладно, тогда не надо. 
Увидела у меня книгу.
- Что читаешь?
- Школу маркетинга.
- Да, это модно сейчас. 
- Откуда ты знаешь?
- Да, в школе презентация была.
- Ну и как, понравилось?
- Что?
- Маркетинг?
- Не. Я пойду учиться после 9 классов, там такое не преподают.
- Понятно. 
- Лера! - Мать девочки выглянула из купе.
- Ну вот, пора на цепь. - И она продефилировала в купе, оглянувшись. Я не смотрел, но понял по походке. 
Я пошел и залез наверх от греха. Наверное, заснул, убаюканный сменяющимися картинками в окне. Проснулся от того, что показалось, словно прохладная ладошка погладила руку. Когда открыл глаза, никого в купе не было. Общий гул разговоров в вагоне, стук колес. Спрыгнул на пол, нашел свои тапки, взял полотенце, хоть освежить лицо после сна. Есть хотелось - я проспал обед. Умывшись, натолкнулся в коридорчике на Лену.

- Привет.
- Привет. Ты не хочешь поесть?
- Хочу. А ты что, не ела?
- Я не хотела. - Выдумщица. - Приходи...
- Давай лучше у меня, мои соседи куда-то делись... - Лена улыбнулась. 
- Мои тоже делись, так что, приходи не бойся, сейчас только помидоры вымою.
- Давай я. 
Какое облегчение. Ну, Ленка, вот ведь подписала меня! Взял и обрызгал ее.
- Эй! Ты чего? 
- Это тебе за сводничество. 
- Я больше так не буду! 
- То-то же! 
Потащили помидоры обратно. Как же в поезде все вкусно! Дома не люблю пироги, не люблю курицу, особенно, когда ее так жарят, а тут - объеденье. А Ленка смеется и говорит, что это я голодный, на меня любовь так действует. Запустил в нее огурцом. Обиделась, что пятно теперь останется. Да нет там никакого пятна, высохнет, не будет ничего.
- Как тетя Маша осталась?
- Она в больницу поехала, как раз у нее курс лечения.
- Затоскует.
- Да. Я обычно хожу к ней надолго.
- Я помню, ты говорила.
- Мы быстро. Только узнать. 
- Не останешься там?
- Нет. Какой смысл? Не люблю гостиницы, тем более военные.
- У Сереги там, наверное, свой номер.
- Ты сейчас о чем? - Смотрит в окно. 
- Просто мысли вслух. Квартиры им вряд ли уже дали. 
- Я не останусь там. - Замолчала. - Сон приснился. 
Женщины. Почему у них так все? Спонтанно - не то слово. Вот вступило в голову что-то, теперь носится с этой идеей. Сон. Может, и нет ничего в них, а может... Она не бегала неделю, потом плохо чувствовала себя... неужели... сколько прошло? Два месяца и три недели. И что ей надо узнать? Что делать? Или нет. По-моему, и так понятно, это не должно зависеть от других, это же... ее личное дело.
- Лен.
- Что?
- Ты беременна?
- Чего? Нет, ты что! Или ты думаешь, что я какая-то там... - Фух. Больше даже не слова, а тон успокоил. Да, дурак, каюсь. 
- Да я не думаю...
- Вот именно. Не думаешь. Не волнуйся, даже если было бы так, я бы не стала твоего друга привязывать ребенком.
- Я так не думал никогда. Просто пытаюсь объяснить себе, зачем тебе ехать в это место. Что ты узнать хочешь?
- Да и сама не знаю. Просто соскучилась.
Мы некоторое время сидели молча. 
- Почему мы всегда ссоримся, если речь заходит о Сереге?
- Потому что ты думаешь, что я монстр какой-то.
- Ничего я не думаю, что ты монстр.
- Думаешь. И ты, и ваши ребята из группы, и даже Стаська. Появилась Лена и хана вашему Сереже, свобода закончилась, с друзьями нельзя общаться.
- Ну, вообще-то, когда человек женится, многое меняется, у него другие приоритеты.
- Вот именно, это его приоритеты, и никто не заставляет быть дома, когда ему хочется идти гулять. Если он сам решит помочь жене, друзья должны это понять, это же их друг. Придите к нему в гости, если уж невтерпеж. 
- Потом родятся дети, и к ним нельзя.
- Его никто не держит постоянно дома. Да и жене же тоже хочется куда-то выйти, хоть морально отдохнуть.
- Уже не пойдешь в клуб, не подцепишь какую-нибудь девушку...
- По-моему глупо жениться и идти кого-то еще искать. Женятся же потому что хотят жить рядом, что-то делать для человека. 
- Не всегда.
- Как правило.
- Говорю же, не всегда.
- Из жалости? Это глупо.
- Почему? Ну, а что делать, если ты ее уже разлюбил, а она вдруг говорит, что у вас ребенок будет. 
Замолчала. Я сначала не понял, о чем молчит, а она сказала:
- Разлюбил, значит?
- Что?
- Ты сейчас о ком сказал?
- Вообще сказал, ни о ком, а к примеру. 
Приняла на свой счет. Вот вроде взрослая...
- Не знаю, что делать. Предохраняться надо было.
- Умная ты, Лен. Ну, вот получилось так. Что делать?
- Любовь не может просто так пройти, ее или не было вовсе, или она есть, но ее надо реанимировать как-то. От ситуации зависит.
- Ничего ты не понимаешь в жизни.
- Это ты не понимаешь. Ты не был в ситуациях, когда выхода нет. Просто нет. Вот тогда страшно.

Да, я не подумал, что решать в жизни ей пришлось намного более сложные задачи, нежели мне. И когда кажется, что с одной ты справился, как следствие твоего решения появляется другая, и кажется, что ты попал в поле действия сильнейшего магнита, который притягивает неудачи одну за другой. Выживаешь в этом, как в водовороте на глубине, а потом приходит такой вот Серега, и все, ты на мели нахлебалась воды так, что не сравнить со всеми сложностями, которые уже удалось преодолеть. Простого не видишь, все думаешь, что снова подкинули непосильную задачу. Но зато, что в ней не может не нравиться, так это основательность, с какой она подходит к жизни - если уж взялась за что-то, она со своей стороны сделает все.

***
Поезд высадил двоих на достаточно пустынном полустанке, где стоял небольшой домик - кассы, и вокруг практически ничего не было.
- Такая тишина. – Девушка огляделась. На перроне, затем в маленьком зале ожидания, на улице по ту сторону железной дороги – везде сидели и стояли люди. Они молча сканировали взглядом девушку с непривычно светлой кожей и светлыми волосами, заставляя Лену ближе придвигаться к Виктору, практически касаясь руки.  
- Здесь на много километров не встретишь домов. До городка ехать надо.
- Куда ехать-то?
- Туда. - Молодой человек ткнул пальцем в горизонт. Вариантов, на чем ехать, не было. Стояло три машины, а их владельцы, облокотившись о капоты, молча ждали, что будут делать единственные прибывшие гости. Лена молила, чтобы Виктор не направился к одному из них. А они, как по команде, зашумели, оспаривая друг у друга право везти клиентов. Лена прижалась к плечу Виктора. 
- Нам до городка, на старой дороге. – Он все же обратился к одному из мужчин.
- Довезу. 
- За сколько? 
- Пять сотен. 
- Хорошо.
- С каждого.
- Нет уж, всего, а то возить вон тех мулов будешь.
- Твой дэвушка?
- Мой. – Виктор буркнул, закидывая сумку в салон, беря Лену за руку.  
- Ух. – Непонятно, она вздохнула или просто тихо сказала.
- Одна бы справилась? - Девушка поджала губы. – Не бойся, я же здесь. – Он усадил свою спутницу в салон.
 
На контрольно-пропускном пункте вышла заминка. Людей остановили, проверили документы и затем отвели в комнату ожидания. Просто пустое помещение без единого предмета мебели. Поставили сумки у стены. Когда ожидание затянулось дольше обычного, Виктор сказал Лене садиться на сумку.
- Она мягкая.
Поезд, потом машина - девушка устала, да и сейчас это выматывающее ожидание и неизвестность. 
Через три часа пришли.

Как Лена и обещала, вечером им пришлось ехать обратно на станцию. Мимолетная встреча с другом не могла заменить походов в кафе или в клубы, как раньше, и потому внутри только опустошенность. Странным или озабоченным друг не выглядел, даже наоборот, но вот состояние девушки Виктора настораживало. Редкие касания к руке не вывели ее из оцепенения, пока двое не устроились на длинных скамьях в одном просторном холодном холле в ожидании поезда обратно. 
- Лен, ты не ела весь день.
- Я не хочу. Поешь что-нибудь сам.
- Я тоже не хочу.
- Представляешь, он сказал, что я его подставила своим приездом. И что я зря приехала. А еще сказал, что я... – Глубокий вздох. - Зря ты поехал со мной. 
- Я не мог по-другому. - Она кивнула, и он притянул ее к себе, опуская ее голову на свое плечо. - Поспи.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Сорок сороков (КВМ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: