Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Эхо
Эхо
ntljsuslvaДата: Воскресенье, 04.11.2012, 18:54 | Сообщение # 16
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 15

Артём вышел на улицу. Рядом с клубом увидел какую-то возню. Двое парней ногами молотили лежащего на земле парня, ещё один копошился у внедорожника. Степнов уже хотел крикнуть кого-то из охраны, чтобы вдвоём помочь бедолаге, но в этот момент из двери машины показалась голова Юли отбивающейся от парня, который пытался закрыть дверь. Не размышляя ни минуты, он бросился на выручку Денису, что тот, кого избивали, был именно он, не оставалось сомнений.
Артём откинул от друга сначала одного, потом другого парня, не ожидавших нападения извне, но тут же получил удар в челюсть и еле удержался на ногах. Гуцулов не шевелился. Отбиваться от двоих было сложно, некоторые удары даже не успевали долететь до бандитов, которые молотили его с двух сторон. Краем глаза он заметил, что девчонкам удалось выползти из машины, иначе это назвать было не возможно, прежде чем упал на землю. Послышались крики охраны, из клуба. Бандиты запрыгнули в машину и резко «рванули» с места. Артём попытался подняться. Ужасно кружилась голова, но ему удалось это сделать:
- Ден! – Он наклонился над другом и потряс его за плечо. – Ден, очнись, сейчас охрана здесь будет!
Гуцулов зашевелился. Степнов попытался поднять его, но тот абсолютно не держался на ногах. Увидев, что бандиты скрылись, с земли поднялись девчонки, и, шатаясь из стороны в сторону, подошли к молодым людям. Втроём они подняли Дениса, и, закинув его руку на плечо Артёму, пошли от этого злосчастного места.
- Когда вы так надраться успели, я оставил вас на пять минут, – возмущался Степнов, буквально неся друга на себе.
- А мы не пили больше, честно,- еле шевеля языком, пробормотала Юля и тут же чуть не упала, успев в последний момент схватиться за фонарный столб.
- Нет, так не пойдёт, разносить я вас всех по домам не буду. Стоп. – Степнов осмотрелся по сторонам. Девчонки послушно остановились. – Так. Вот там автобусная остановка, присаживаемся туда, и домой на такси. Левичева через несколько метров упала, подруга пыталась её поднять, но ничего не получалось. Артём оглянулся и, увидев эту сцену, раздражённо вздохнул:
- Дёрнуло меня связаться с вами, тоже мне прекрасная половина человечества, – он дотащил друга до скамьи, и, прислонив к стене, пошёл за девчонками. Юля, к счастью, оказалась легче Гуцулова, а Марина смогла идти сама, несмотря на то, что её «болтало» из стороны в сторону. Наконец, вся их пьяная компания сидела на скамье. Артём обвёл взглядом всех троих и, несмотря на ужасную усталость и разбитую губу, из которой сочилось кровь, усмехнулся: Гуцулов сладко посапывал в углу, подложив ладошки себе под голову, как младенец, проезжавшая мимо машина осветила его лицо. Вид конечно у него был не для слабонервных, среди синевы и крови трудно было понять, где, что находится. «Хорошо, что сейчас он боли не чувствует», подумал Степнов и перевёл взгляд на Марину, та достала из сумочки бутылочку минералки и уже минут пять, как пыталась открыть пробку, при этом постоянно поправляя ремень на плече и одновременно, что-то говорила подруге. Левичева с умным видом и наполовину прикрытыми глазами, казалось, её слушает.
- Так, всё домой, – сказал больше для самого себя Артём, так как никто абсолютно никакого внимания на его слова не обратил. – Марина, вы, куда после клуба ехать собирались?
Девушка подняла на него глаза и долго смотрела, пытаясь понять, кто он, и что от неё хочет.
- Марина, ау! Ты слышишь?
Алексеева кивнула. - Где вы ночевать собирались? Поедете куда?- с трудом разобрав её бормотание, Артём всё-таки выяснил адрес и поймал такси. – Слушай, тут такое дело, - обратился он к водителю, - девчонок отвези, они пьяные в «ноль», у меня ещё друг тут такой же, сам не могу.
- Ладно, выгружу по адресу, только это дороже будет, – откусывая кусок гамбургера, сказал таксист.
Артём выскреб все деньги из карманов:
- Хватит?
- Грузи, – он с грустью посмотрел на свою еду, положил её на торпеду и вышел из автомобиля, чтобы открыть дверку. Юлю удалось быстро убедить сесть в машину, она на половину уже спала. Марина же начала сопротивляться, ей вдруг вспомнилось, что у неё в планах был бурный вечер с Артёмом. Только после того, как Степнов пообещал ей встречу на следующий день, девушку удалось погрузить в автомобиль. Таксист, наконец, закрыл дверку:
- Да, ну у тебя видимо вечер сегодня был весёлым?
- Ещё каким, – подтвердил молодой человек. – Стой, – вдруг вспомнил он и опять открыл дверку машины. – Марина, я возьму? – он взял от неё минералку, которую девушка до сих пор крутила в руках.
Алексеева сначала в недоумении посмотрела на него, но потом кивнула.
Такси помчалось по тёмным улочкам, Степнов облегчённо вздохнул. На душе, конечно, оставался осадок, как девчонки доберутся до дома, но у него была ещё одна проблема, Денис, которому возможно, нужна медицинская помощь.
- Ден, просыпаемся, - Артёму необходимо было прервать сон друга. Он открыл минералку и полил на него. Гуцулов, заворочался, заругался, но открыл глаза:
- Тёма, ты охренел? Ты что меня поливаешь? Дай поспать человеку. Блин, что ж так всё
болит, - скрючился он.
- Ден, нам нужно домой, – попытался поднять его Степнов.
Гуцулов смотрел по сторонам, не понимая, где он находится.
- Не далеко от твоего дома. Я тебя провожу. А болит у тебя всё, потому что поваляли тебя у клуба, пока я в туалете был. Не надо было так напиваться.
- Слушай, я никогда не напиваюсь, так чуть-чуть для настроения,- щуря глаза, оправдывался Денис.
- Я заметил.
- Блин, ничего не помню совсем, – потряс головой Гуцулов и тут же схватился за неё обоими руками. – Как больно, - стонал он.
- Пойдём, завтра разбираться будем, – он закинул руку друга на плечи и повёл к дому. Тот сделал несколько шагов и остановился:
- Что у меня с лицом? – такое ощущение, что по мне каток проехал.
- И вид такой же.
- Поехали тогда к тебе, а то мать сейчас инфаркт хватит, - запереживал Денис.
- Наверное, ты прав, – согласился Артём, - только у меня денег нет, девчонок на такси отправил, они тоже «в хлам», а пешком я тебя не дотащу, далеко.
- У меня-то есть. – Гуцулов пошарил по карманам, - похоже, потерял. – Он присел и вновь схватился за голову.
- Что делать будем, тебе в травму надо. – Артём присел на корточки рядом с ним.
- Не вариант, затаскают по ментовкам из-за побоев объясняться. Да и в таком виде. Доложат в школу, надо по-тихому. Жаль отец уехал, с ним было бы проще.
- Не будем же мы здесь сидеть. Надо что-то делать.
- Не бухти, итак хреново, дай подумать. – Гуцулов на какое-то время замолчал, Степнов уже хотел толкнуть его, подумав, что тот заснул. Но Денис зашевелился и начал вставать, ухватившись за Артёма:
- Идём к крёстной, она не далеко тут живёт.
- Нет, не пойдёт, - сердце Степнова взволнованно забилось, - к учительнице ночью, с ума что ли сошёл?
- Она мне не только учительница, а в первую очередь вторая мама.
- И ты решил её до инфаркта довести.
- Не переживай, она тётка нормальная. Я раньше после драк в школе всегда к ней шёл, она по возможности держала все мои выходки втайне, хотя к директору ей из-за меня часто бегать приходилось. Там и переночуем. Проспимся, а завтра она мать подготовит, чтобы не очень нервничала.
- Ну, я-то не пьяный. Передам тебя из рук в руки и домой. – Понимая, что другого выхода нет, согласился Степнов.

Лена посмотрела на часы, было уже два часа ночи, но заснуть, никак не получалось, на душе было тревожно, хотя никакой особой причины для этого не было. Дашутка будто чувствуя её состояние, постоянно хныкала и просыпалась, наконец, заснула на её постели, засунув большой палец в рот. Кулёмина выключила свет и скользнула под одеяло, прикрыв им девочку, от мрачных теней, которые тут же поползли по стенам, стало ещё тяжелее. Она вновь протянула руку к выключателю светильника, как раздался звонок в дверь. Кулёмина накинула халат и, прихватив с собой утюг, направилась к выходу. Посмотрела в дверной «глазок»: «Опять лампочку выкрутили» - промелькнуло у Лены в голове и, крепче сжав в руке своё «оружие» повернула ключ. Резкий свет из прихожей ударил в глаза молодым людям.
- Э-э, Крёстная, - это я, мы, – прикрываясь рукой, поспешно проговорил Гуцулов.
- Заходите, - она пропустила в дом молодых людей и тут же уселась на пуфик в прихожей, - Денис, что у тебя с лицом? Ты пьян? – спросила Лена, заметив, как мотнуло парня к стене.
- Ну, вы теперь сами разберётесь, я доставил и могу идти. – Степнов повернулся к выходу.
- Артём, подожди. Нужно раны обработать и спать его уложить.
- Я сам лягу, прямо сейчас, - Денис, споткнулся о собственные ботинки, которые только что снял, грохнулся на пол и тут же застонал.
- Горе ты моё, сейчас ещё и Дашка проснётся, - Лена приоткрыла дверь в спальню, чтобы убедиться спит ли девочка, пока Артём поднимал друга. Вместе с Кулёминой они посадили его в кухне на диван. Девушка достала аптечку и начала обрабатывать его раны, несмотря на сопротивления молодого человека.
- Завтра всё равно нужно показаться врачу, когда проспится, боюсь, не сломан ли у него нос.
- Нет, не сломан, не трогай! - отталкивал её руку Гуцулов.
- Ты обычно терпишь, а сегодня что-то очень буйный. – Лена, уже пережив первый шок, пыталась пошутить. Я сейчас приготовлю вам постели и тобой займусь.
Кулёмина вернулась быстро, и больного транспортировали на кровать, где Степнов начал снимать с него одежду. Лена, тем временем, пошла, звонить Гуцуловой, на ходу прокручивая, что можно сказать подруге, а что нет.
Очутившись в тёплой постели Денис, обняв подушку, заснул почти мгновенно.
- Я пойду тогда, - Степнов вновь направился к выходу.
- Артём, ты хочешь, чтобы я с ума сошла здесь от волнения? Тебе добираться довольно далеко.
- Вы знаете?
- Лера моя подруга, да и уже не важно, откуда я всё знаю. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Сегодня ты останешься здесь, завтра выходной, сходите в травмпункт. И пойдём, я тебе обработаю рану, у тебя губа рассечена, – твёрдо сказала Кулёмина.
Степнов послушно пошёл за ней на кухню. Лена включила чайник и, наклонившись над Артёмом, занялась раной молодого человека. Степнов наблюдал за каждым её движением, наслаждаясь каждым мгновением, такой невинной близости. Сейчас в домашнем халате, абсолютно без макияжа, она была такой настоящей и естественной. Её лицо, её губы были так близко, что он чувствовал её дыхание на своей коже. Их разделяло всего несколько сантиметров. Он сжал руками край дивана, чтобы сдержать свой порыв обнять её, прижать к себе и не отпускать уже никогда.
Чайник отключился, в ночной тишине его щелчок прозвучал как выстрел, оба резко отстранились друг от друга.
- Давай чаю, - предложила Кулёмина и, не дожидаясь ответа, стала разливать кипяток по чашкам.
В комнате послышалось хныканье. Лена пододвинув чашку Артёму пошла в комнату, но тут же вернулась:
- Это она во сне.
- Её отец с вами не живёт? – вдруг спросил Артём, размешивая сахарный песок в чашке.
- Нет к сожалению. Я бы, наверное, всё отдала, чтобы изменить это, – Лена сразу погрустнела, вспомнив отца Даши.
- Вы его очень любили?
- Ты даже не представляешь как.
Заметив, как блеснули в глазах Кулёминой слёзы, Степнов не решился больше ничего спрашивать. Душу сжимало от услышанного, он понимал, что в её сердце уже была та особенная любовь, которая бывает раз в жизни.
- Иди спать, - Лена ещё была в своих мыслях, вновь переживая историю полуторагодовалой давности.
Артём понимая, что ей сейчас не до него, отправился в комнату, где спал Денис. Там на диване ему уже была приготовлена постель. Ревность к тому не известному, которому было отдано её сердце, разрывала душу. Когда это чувство немного улеглось, стало хорошо от того, что она совсем рядом, за стенкой, так близко от него, а не того другого.
Кулёмина ещё долго сидела на кухне, пока вновь нахлынувшие чувства не отпустили. Она поднялась с табурета и пошла спать, проходя мимо комнаты, где спали Артём с Денисом, не удержалась и приоткрыла дверь. Тепло волной прокатилось по всему телу. Он был рядом, такой родной и любимый. Как жаль, что они разминулись во времени и слишком много «но» стоит между ними. Хотелось протянуть руку и провести ладонью по его волосам. Кулёмина поспешно захлопнула дверь и убрала руку в карман, будто боясь, что не сдержится.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..

Сообщение отредактировал ntljsuslva - Воскресенье, 04.11.2012, 18:56
 
ntljsuslvaДата: Понедельник, 05.11.2012, 15:23 | Сообщение # 17
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 16

Бессонная ночь дала о себе знать, Кулёмина проснулась около полудня и в панике осматривалась по сторонам в поисках Дашутки. Девочки нигде не было видно. Вспомнив про ночных гостей, Лена, накинула халат и выбежала в прихожую. Ни там, ни на кухне, ни в зале ребёнка не было. Кулёмина аккуратно приоткрыла дверь в комнату, где ночевали молодые люди. Денис по-прежнему спал, отвернувшись к стене, а на полу среди кубиков на пушистом ковре сидела девочка и вместе с Артёмом что-то строила, при этом старательно пыталась ему что-то объяснить.
- Доброе утро, - прошептал Степнов, заметив в дверях Лену. Даша повернула голову и, увидев Кулёмину, со всех ног бросилась к ней и обняла за колени.
- Как она тут очутилась? – Лена подняла девочку на руки. – Я вообще не слышала, как она встала, такое со мной первый раз.
- Ничего, бывает. Думаю, вы не каждый день по ночам такие сюрпризы получаете, а не услышать её было трудно. Думаю, что вы, не каждый день по ночам такие сюрпризы получаете, поэтому и не проснулись. Девочка громко плакала и, я испугался, что она вас разбудит, позвал её, вот, как видите, мы быстро нашли общий язык.
- Странно, она обычно не так доверчива к незнакомым людям. Артём ты извини, я в душ, а потом приготовлю завтрак.
- Да нет, не нужно беспокоится, дома позавтракаю - сказал Артём, испытывая при этом сожаление, что приходиться обрывать ту тонкую невидимую ниточку, которая появилась здесь.
- Нет, так не пойдёт, не хорошо гостей голодными отпускать, да и я надеялась, что ты съездишь с Денисом в травмпункт. Не хочется Дашу туда тащить.
- Хорошо, конечно съезжу. – Артём принял Дашу из рук Кулёминой, - Будить? – Степнов головой показал на Гуцулова.
- Думаю, не стоит, пусть проспится хорошенько. У тебя время есть? А то если нет, будем искать другой выход.
- Я абсолютно свободен. Просто не хотел вам мешать, – довольно улыбнулся Артём. Он ещё какое-то время побудет здесь, рядом с ней.

Вскоре, Лена вновь заглянула в комнату и пригласила к столу. Степнов при выходе из комнаты вновь глянул на друга, тот по-прежнему спал как младенец.
- Так как у нас получается уже не завтрак, а обед, будем питаться по полной программе. – Лена налила борщ в тарелки.
- Кашки не будет, - недовольно насупилась девочка.
- Даша, ты же её не любишь. Мы воюем с тобой каждое утро, - улыбаясь, сказала Кулёмина.
- Я голодная. Очень голодная.
- Конечно голодная. Это я, такая бесстыжая виновата, проспала почти весь день и не покормила мою малышку. – Лена поцеловала девочку и подвинула к ней тарелку. Кушай борщ и будешь сытая.
Даша послушно взяла ложку.
- Я хотел её покормить, но постеснялся лазать по чужому холодильнику, - виновато сказал Степнов.
- Ничего, получился у нас разгрузочный день. Артём, скажи мне всё-таки, что вчера произошло, почему вас избили?
- Не знаю, думаю, лучше будет спросить у Дениса. Я отлучился ненадолго, а когда вернулся, никого нет, вышел на улицу, девчонок в машину запихивают, а Дена ногами пинают. Самое удивительное, ведь почти трезвые были, а потом за считанные минуты "надрались".
- Странно, Денис пьёт очень мало, я никогда его таким не видела, хотя знаю о нём больше матери.- Кулёмина задумалась. – С вами ещё девочки были?- чувствуя при этом, укол ревности спросила Лена.
- Да, – виновато опустил глаза Артём.
- Это же хорошо, что у вас девочки появились, - отворачиваясь от молодого человека, чтобы он не заметил, предательского блеска в глазах, улыбнулась Кулёмина, - Нужно поинтересоваться, как они себя чувствуют. Заметив, что он внимательно смотрит на неё, девушка хотела встать, но Степнов поймал её за руку:
- Елена Никитична, это не мы нашли девушек, это была девушка Дениса, а мне просто …
- Артём не нужно передо мной оправдываться. – Кулёмина подняла на него глаза. Их взгляды встретились.
- Елена Ник.., Лена, я не обманывал, я правда вас люб..
В кухне раздался предупреждающий кашель. Оба как по команде повернулись. В дверях стоял Денис:
- Извините, мне к вам присоединиться можно?
- Да, – в один голос ответили Артём с Леной и уселись на свои места.
- Я играть пойду, вдруг сказала Даша, которая всё это время тихо сидела и уплетала за обе щёки. – Девочка, не дожидаясь ответа, убежала в комнату.
- Крёстная, а меня кто-нибудь накормит ? – напомнил о себе Гуцулов.
- Да, сейчас, – вскочила Кулёмина, чувствуя, как горят её щёки.

- Ден, ну рассказывай, что вчера было? – спросил Степнов, когда они с Гуцуловым вышли на улицу и направились в травмпункт.
- Да не чего рассказывать, - заметив вопросительный взгляд друга, он продолжил: - Я не помню ничего.
- Как?
- А так. Вообще ничего с того момента как мы с Мариной танцевать пошли.
- Весело, – задумался Артём.
- Лучше ты расскажи, что у тебя с крёстной моей? – спросил Гуцулов.
- Ничего, - опустил глаза Степнов.
- Хочешь сказать, что у меня на почве вчерашнего галлюцинации? – настаивал друг.
- Нет. Но у нас с ней ничего нет, я просто её люблю, - ответил Артём.
- Чего? – Гуцулов почесал затылок. – Я надеюсь, ты пошутил, да? – остановился Денис.
- Нет. Я, правда, её люблю. И буду добиваться её.
- Тебе, похоже, вчера досталось больше, чем мне. Ты в курсе, сколько ей лет?
- Да. Ты время от времени меня просвещал. Но для меня это не имеет значения. Я не представляю, как можно полюбить по заказу. Человек не компьютер, в него не вложишь фото, рост, вес, возраст идеальной избранницы, чтобы тут же полюбить. Это происходит помимо нашей воли. Ты не чувствовал ещё этого, полюбишь, поймёшь.- пытался убедить друга Степнов.
- Ситуация. Больше всего меня пугает, в ней, что ведь ты сто процентов с серьёзными намерениями.
- Разумеется, - твёрдо сказал Артём.
- У неё ребёнок, ты не заметил?
- Почему, заметил. Очень милая у неё дочка, думаю, найду с ней общий язык.
- Ты меня пугаешь. Смотрю готов уже папашей стать.
- Почему бы нет.
- Кстати, эта девочка - не дочка Кулёминой, она - её племянница, - сказал Гуцулов.
- Ну, а как же…- не понял Степнов, - она живёт у неё.- И про родителей девочки ничего не говорила.
- Правильно. У неё опекунство над ней. Её брат с женой погибли полтора года назад, они на геологов учились, совсем молодые были. Вот на практике в горах их и засыпало. Крёстная девочку сразу к себе забрала, да больше и некому. Маша, жена её брата в детском доме воспитывалась, никаких родственников нет, а родители Елены Никитичны ещё пять лет в Швейцарии должны прожить до конца контракта.
Степнов задумался, вспоминая вчерашний вечер, когда Кулёмина с такой грустью и болью про отца девочки рассказывала. Какой же он дурак, что заставил её вновь всё пережить.









Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 


ntljsuslvaДата: Вторник, 06.11.2012, 19:58 | Сообщение # 18
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 17

Лена и Артём уже заканчивали занятия, когда в спорт зал высоко задрав нос вошла Уткина:
- А что это вы тут делаете вдвоём в спортзале? – высокомерно спросила она.
- Как видите, Светлана Михайловна, тренируемся, а что ещё мы можем тут делать? – Кулёмина ловко закинула мяч в кольцо и вновь поймала.
- Почему вдвоём? Где все? – Не отставала завуч.
- Ушли минут пятнадцать назад. Видите ли, у нас соревнования, а человек из другой школы пришёл, нужно подтянуть, всё-таки честь школы защищать будем, - уже ехидничала Кулёмина.
- Каждый день у вас индивидуальные занятия, и домой вместе ходите. Вам это ничего не напоминает? - зло улыбнулась Уткина.
Лена промолчала и со всей силы ударила мячом о пол, отпрыгнув, он пролетел у носа завуча.
- Имейте виду, Елена Никитична, я не потерплю теперь в моей школе подобного поведения, как терпело наше руководство когда-то. И не посмотрю на то, что вы много лет отработали здесь. Пойдёте улицу мести! – истерично выкрикнула Уткина, и направилась к выходу.
- Это она о чём? – спросил Артём, когда завуч вышла.
- Старая история, - ответила Кулёмина, не зная, как воспримет всё услышанное Степнов.
- Я хочу знать. Эта история касается моего отца?
- С чего ты взял? - Опустила глаза учительница, она знала, что когда-нибудь этот разговор должен был состояться. Эта тайна камнем лежала на её душе.
- Знаю, что у вас был роман.
- Откуда?
- Не важно. Так я прав? – Степнов не намерен был отступать.
- Да. – Когда Кулёмина сказала это, стало легче. Она думала, что молодой человек развернётся и уйдёт. Но Артём по-прежнему стоял рядом и смотрел на неё своими бездонными глазами, и Лена понимала, что всё глубже и глубже тонет в них.
- Это же давно было, какая теперь разница. Было бы глупо думать, что у такой женщины как вы до сих пор не было мужчин.
Лена хотела ответить, что у них с его отцом, были больше дружеские отношения, но поняла, что сейчас это будет выглядеть, как оправдание, будто бы у них с Артёмом какие-то отношения, но она ведь не должна допускать этого. «Я не должна портить жизнь ни себе, ни ему», - «опустила себя с небес на землю» Кулёмина, развернулась и пошла переодеваться, не сказав ни слова.
- Я вас на улице подожду, - услышала она голос Степнова.

На улице было на редкость тепло, Бабье лето в полную силу вступило в свои права, лишь кое-где опавшие с деревьев листья напоминали, что уже осень. Теплый свежий ветерок обдувал лицо, на душе было так же тепло и свежо. Степнов время от времени украдкой поглядывал на неё. Её светлые волосы, которые тормошил ветер, как шёлк блестели при свете фонарей, хотелось запустить в них руки, почувствовать их на ощупь, прижаться губами к её губам и ощутить их вкус. Эта женщина притягивала его к себе как магнит, когда он просто видел её, уже хотелось летать, и становилось так хорошо, что он готов был кричать всему миру о своих чувствах.
Они остановились у подъезда Кулёминой, Лена повернулась, чтобы забрать свою сумку и заметила взгляд Степнова на своих губах. Сердце взволнованно заколотилось. Она почувствовала, как мелкая дрожь охватила её тело, во рту всё пересохло. Когда их руки соприкоснулись в момент передачи сумки, Артём вдруг поймал её ладонь, а другой рукой обвил за талию и, прижав к себе, коснулся её губ своими. В голове всё закружилось, стало так хорошо, что она на какое-то мгновение потеряла связь с реальностью, Кулёмина вдруг поняла, что отвечает на его поцелуй, и страх тут же резким ударом вернул её с небес на землю. Женщина оттолкнула молодого человека и вбежала в подъезд. Она прислонилась к стене, пытаясь перевести дыхание, колени по-прежнему дрожали, мешая сдвинуться с места.
«Какая же я дура! Что я творю? Нужно держаться от него подальше. Но как же это тяжело. Господи, за что мне всё это?» - Лена дотронулась до губ, которые ещё хранили вкус его поцелуя, ноги подкашивались и хотелось летать, «Нужно держаться от него подальше»,- вновь повторила она себе, приняв решение.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..

Сообщение отредактировал ntljsuslva - Вторник, 06.11.2012, 19:59
 
ntljsuslvaДата: Среда, 07.11.2012, 20:10 | Сообщение # 19
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 18
В процессе прочтения сцены у костра рекомендую включить мелодию:

Наступила пятница перед теми самыми выходными в конце сентября, которые так ждал 11 «А». Днём после занятий, по-быстрому переодевшись, весь класс почти в полном составе вместе с Кулёминой стоял у ворот школы, когда Гуцуловы подкатили за ними на новеньком автобусе.
- Вау! – восхищённо произнесла Левичева, на таком только туристов катают.
- Ну, что, ребята, готовы осваивать Подмосковные леса?- весело сказал Гуцулов-старший, когда дверь открылась.
- Конечно, готовы!,- За всех ответил Вихров.
- Тогда, занимайте места! – скомандовал он и вновь сел на сидение позади водителя вместе с женой и дочкой, которая тут же перебралась к нему на колени. – Так, сидение рядом с водителем не занимаем - это персонально, для Елены Никитичны, – улыбаясь, предупредил он.
- Спасибо, что обо мне позаботились, – залезая в автобус, Кулёмина, заметила лежащую на сиденье гитару. – Нет, в дороге я петь не буду, только у костра, может быть.
- Ну, блин, что вы нас так «обламываете», пробурчал Вихров, и весь класс в поддержку его загудел.
- Вихров, что за выражения, где ты их понабрался? – улыбнулась учительница.
- Так от вас Елена Никитична, когда вы в прошлую поездку с Игорем Эдуардовичем спорили, мы и не такое слышали. Все засмеялись.
- Артём зашёл в автобус почти последним и тут же увидел, заднего сидения ему машет Денис. Степнов был рад видеть друга, который больше недели провёл на больничном и протиснулся к нему:
- Ну, ты как?
- Да всё отлично уже, - как обычно улыбаясь, ответил Гуцулов младший.
- А ты что мне не сказал что едешь? – Степнов присел рядом с ним.
- Хотел сюрприз сделать.
Автобус двинулся в путь, Гуцулов продолжал что-то оживлённо рассказывать, но Артём улавливал лишь обрывки фраз, всё его внимание было сосредоточено на Кулёминой. С того дня, когда он её поцеловал у подъезда, молодому человеку так больше и не удалось остаться с ней наедине. Индивидуальные тренировки учительница отменила, сказала, что больше оставаться не может, у неё дела, а после занятий за ней приезжала мать Дениса и вместе они куда-то уезжали. Степнова успокаивало в этой ситуации, только то, что это время Кулёмина проводила в компании Гуцуловой, по крайней мере, Артём пытался убедить себя в этом, иначе бы просто не смог сосредоточиться на работе. Он смотрел на неё и ещё острее понимал, как сильно её любит и как соскучился. Ему казалось, она стала ещё красивее, только во взгляде появилась какая-то грусть.
Кулёмина боялась и ждала этой поездки. Она пыталась вырвать его из своего сердца, старалась встречаться как можно реже, поступать, так, как считала, что будет правильным. Но вся её сущность протестовала против этого, душа плакала и стонала от желания быть с ним, плюнуть на все предрассудки и поддаться своему чувству. Время от времени, она ловила на себе его взгляд, вспоминался тот поцелуй у подъезда. Ноги сразу становились ватными, и голова начинала кружиться, как у девчонки получившей первые уроки любви.

Автобус медленно остановился на обочине.
- Так, ну дальше мы не проедем, так что все вещи забираем и пешком, - Гуцулов прошёл в зад автобуса и скинул брезент, под которым оказались несколько вещмешков.
Вихров присвистнул:
- Это мы на себе попрём?
- А что ты думал? В поход, так в поход, должны почувствовать все прелести, - Игорь кинул ему мешок с палаткой. – Так подходим не стесняемся, всем хватит, девушкам обещаю что-нибудь лёгкое.
Все дружненько выстроившись в очередь, получали свою долю груза, даже Алине выделили его небольшую часть в виде котелка.
Степнову очень хотелось подойти и забрать сумку от Кулёминой, но понятно было, что в данной ситуации его рыцарский порыв был бы не уместен.
Когда все было разобрано, и ребята выстроились вдоль дороги, автобус развернулся и двинулся в обратном направлении, а Гуцулов повёл 11 «А» по лесной дорожке вглубь леса.

Через час процессия остановилась на опушке, рядом с небольшим озерком. Здесь и решили разбить лагерь, ребята провозились до сумерек, так как планировалось провести тут все выходные, обустраивались на совесть. Гуцулов-старший, вместе с мужской половиной класса собирал палатки, занимались костром, женская половина готовила еду к вечерним посиделкам.
Наконец, когда всё было готово, ребята расселись вокруг костра и первым делом накинулись на приготовленную еду, затем Вихров протянул Кулёминой гитару:
- Елена Никитична, теперь не куда деваться, придётся.Лена взяла инструмент, провела по струнам, и в лесной тишине раздался её хрипловатый голос:

Когда-нибудь настанут холода,
И ты опять уедешь и тогда.
Тебе во след рукой и камнем вниз
И сны сбылись и косы расплелись...

Ребята слушали, боясь пошевельнуться. Её силуэт, освещённый пламенем костра, придавал всей обстановке какую-то особую атмосферу. Степнов следил за каждым её движением, когда она уверенно, перебирала струны, лаская их своими руками. Она была похожа на фею, выполняющую магический обряд:

Когда настанут холода
И белая дорога ляжет
Все промолчат никто не скажет,
Что с холодами не в ладах.
Да дело даже не в годах,
Не в деньгах, не в музейной пыли.
Не насовсем, а навсегда
Не долго только жили-были...
Жили-были...

И если я однажды замолчу,
Меня не предавай, я так хочу.
Надеяться, держаться, дожидаться.
Ах, только бы надолго не прощаться...

Кулёмина подняла голову, их взгляды встретились. Артём ловил каждое слово, чувствуя, что она не зря выбрала эту песню, что за каждым словом стоит особый смысл.

Моя тюрьма - немое заключенье,
Я стану то ли плачем, то ли пеньем.
Ворованная строчка, ты же знаешь
Удача, ты меня не покидаешь...

Когда зазвучали последние аккорды, ребята зааплодировали. Лена улыбнулась и передала гитару Гуцулову:
- Теперь ваша очередь и хотелось бы Валерию Андреевну тоже услышать. Готовься.
Только Игорь начал петь, как к Кулёминой подошла Алексеева:
- Елена Никитична, а где у нас Арина Авдеева?
- Как где? – заволновалась учительница.
- Ну, когда вы взяли гитару, её уже не было, я хотела подойти, но думала вдруг подойдёт.
Заметив, что что-то произошло, Игорь хотел прекратить пение, но Лена махнула, дав понять, что разберётся сама:
- Пойду, поищу, - сказала она Марине и отправилась на поиски.

Кулёмина обошла вокруг лагеря, но Авдеевой нигде не было, Лена пошла дальше. Послышался хруст веток, учительница позвала девушку по имени, но ответа не последовало. Сердце от страха бешено застучало.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..

Сообщение отредактировал ntljsuslva - Среда, 07.11.2012, 20:45
 
ntljsuslvaДата: Четверг, 08.11.2012, 20:42 | Сообщение # 20
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 19

Луна вышла из-за тучки и осветила кусты, откуда доносился хруст, Кулёмина глубоко вздохнула, чтобы побороть страх и сделала шаг по направлению к шуму. Пара огромных тёмно-красных глаз, казалось, пронзали её насквозь своим злобным светом, послышался хриплый грудной звук. Нечто огромное и страшное показалось из-за кустов и бросилось к девушке, продолжая хрипеть. Кулёмина развернулась и бросилась бежать, «что есть мочи», не чувствуя под собой ног.

Артём напряжённо вглядывался в ту сторону леса, куда ушла учительница, но время шло, но она не появлялась. Он заметил, что Гуцуловы тоже нет-нет, да посмотрят на ту тропинку. Волнение нарастало, но когда к костру подошла, как ни в чём не бывало Арина, Артём сразу же подбежал к ней:
- Елена Никитична где? – Гитара замолчала, всех интересовал тот же вопрос.
Авдеева с непонимающим видом посмотрела на одноклассников и неохотно вытащила наушники из ушей:
- Чего?
- Ты где была? Где Кулёмина? – засыпали её вопросами.
- Я - на дереве, с Вадиком по телефону разговаривала, здесь же связь плохо берёт, - не понимая, почему на неё все набросились, ответила девушка.
- А учительница наша где? – не отставал Степнов. От волнения у него уже дрожал голос, но сейчас ему было всё равно, заметит это кто или нет.
- Да что вы пристали, где, где, откуда я знаю? Говорю же, с парнем своим разговаривала и никого не видела.
Артём чувствовал, как начинает колотиться всё внутри него, сердце бешено билось от волнения, он побежал в сторону леса.
- Степнов, стой! – послышался голос Игоря Эдуардовича, - ты куда?
- Елену Никитичну искать, - остановился он.
- Подожди, вместе пойдём, - решительно сказал он. – Так, девушки, остаётесь здесь, из лагеря ни шагу! Ребята, разбираем фонарики и за мной в лес!

Сколько времени и куда бежала Кулёмина, она вряд ли могла сказать, страшное пыхтение, раздающееся позади неё, придавало ей силы. Девушка ужасно устала, не смотря на хорошую спортивную подготовку, но видимо устал и преследователь, так как противный звук, которое издавало существо, слышался всё дальше. Лена решила «поднажать», чтобы окончательно оторваться от него, но в темноте не заметила водомоины, кубарем скатилась вниз и ударилась обо что-то головой. Кроны деревьев, ещё сохранившие листву, закрутились у неё перед глазами в бешеном хороводе, затем всё исчезло.

Ребята цепочкой прочёсывали лес уже около часа, не переставая кричать, но учительница, как сквозь землю провалилась.
- Так, ребята, возвращаемся назад! – скомандовал Гуцулов, - уже очень поздно.
- Как назад, вы с ума сошли? Мы бросим её одну в лесу? - Начал возмущаться Артём.
- Елена Никитична женщина взрослая, ничего с ней до утра не случится, я позвоню в МЧС, и к рассвету здесь будут профессионалы.
- Вы не сделаете этого, она же ваша подруга! Если с ней ничего не может случиться, то где она? – Не унимался Артём, - С ней уже что-то случилось.
- Я не имею права рисковать вами. Я вас сюда привёз и я за каждого из вас отвечаю перед вашими родителями. А там девчонки одни остались и им страшно.
- Ей тоже страшно! – начинал злиться молодой человек, - Если вы не пойдёте, я пойду один.
- Артём, - я понимаю твоё возмущение…
- Тёма, правда, МЧС приедут с собаками и сразу её найдут, просто вдруг ещё с кем-то что-то случится. Пойдём в лагерь, - хлопнул его по плечу Денис.
Артём пнул попавшую под ногу корягу и, скинув руку Гуцулова, опустив голову, поплёлся к лагерю.

Когда они вернулись, девчонки молча сидели у костра. Лера держала на руках заснувшую Алину. Увидев мужа, она с надеждой взглянула на него. Тот молча покачал головой и взяв рацию пошёл звонить в МЧС.
Как он и говорил, поисковая группа должна была явиться к рассвету. Все начали расходиться на ночлег, Гуцулов-старший остался дежурить у костра.
Артём присел у входа в свою палатку, где должен был расположиться с Денисом и Алексеем.
- Тём, всё с ней хорошо. Раз отец сказал, значит так и будет. Он никогда просто так не бросает слов на ветер. Не переживай, у меня тоже душа болит, она ведь мне не чужая. – Степнов молчал, - Пойдём спать. - Артём посмотрел на него так, что желание говорить что-то ещё у Гуцулова отпало. В этот момент из палатки вылез Вихров, чтобы принять «никотиновый допинг» перед сном. Молча сел рядом и закурил. Степнов протянул руку:
- Дай мне.
- Ты же не куришь, - удивлённо сказал Алексей, но сигарету протянул.
Артём прикурил, затянулся и тут же закашлялся. Затянулся вновь. Стало ещё хуже, молодой человек со злостью растоптал сигарету ногой. Сжал голову руками. Хотелось выть, душа металась в поисках выхода.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..

Сообщение отредактировал ntljsuslva - Четверг, 08.11.2012, 20:43
 
ntljsuslvaДата: Пятница, 09.11.2012, 08:17 | Сообщение # 21
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 20

Вскоре в палаточном лагере стихло, на улице остались только Артём и Гуцуловы, которые что-то бурно обсуждали между собой у костра, видимо спорили, но слова было трудно разобрать, так как они старались говорить шёпотом. Степнов подождал, пока они увлечённые своим разговором не повернутся к нему спиной, накинул куртку, взял фонарик и, стараясь не шуметь, скрылся в лесу.
Одному ночью в лесу было жутковато, он представил состояние Кулёминой, которая сейчас неизвестно где, напугана наверняка ещё больше него, и двинулся на поиски. Отойдя от лагеря, он включил фонарик и медленно, освещая дорогу и стараясь приглядываться к каждому кустику, шаг за шагом двинулся вперёд. Метров через пятьсот свет упал на какие-то тёмные пятна, обильно окрасившие опавшую листву. Степнов наклонился, поднял охапку листьев, помял их руками, поднёс к носу. Сомнений не оставалось, это была кровь. Сердце сжалось, он судорожно начал осматриваться вокруг.
Буквально через несколько сантиметров молодой человек вновь обнаружил капельки крови, тонкой струйкой орошавшие дорогу. Кто-то явно был ранен, Артёму не хотелось верить в то что это была Кулёмина, но выяснить это он был должен. И Степнов направился по этим следам, под громкие удары сердца.

Молодому человеку показалось, что протопал он уже не один километр, но источник, оставляющий кровяные следы так и не нашёл, струйка крови прокладывающая ему путь, то практически совсем исчезала, то вдруг превращалась в большие кляксы. Ветер сменился на северный, стало довольно холодно, начал накрапывать мелкий дождик, Артём заволновался, как бы он не стёр следы на земле. Степнов накинул капюшон и прибавил шаг, продолжая внимательно смотреть на землю.
Пройдя ещё метров пятьсот, он стал замечать, что кровяные кляксы попадались всё чаще и вскоре наткнулся и на того кто их оставлял. Им оказался огромный кабан-секач недобитый нерадивым охотником, в конце - концов, издохший от потери крови. Степнов облегчённо вздохнул, успокоившись, что кровь не Кулёминой. Но тут же пришлось вернуться к самому началу. Где тогда она сама и что заставило животное проделать такой путь? Артём наклонился над тушей зверя, приложил к его телу руку. Труп был ещё тёплым. Он посветил вокруг. И не надеясь на ответ, позвал её по имени.

Кулёмина пришла в себя и осмотрелась по сторонам, насколько это было возможно под светом луны просвечивающей через тучку. Находилась она внизу какого-то небольшого обрыва, в неглубокой луже. Попыталась встать, но острая боль в ноге не дала ей этого сделать. Едва не вскрикнув, она тут же зажала себе рот рукой, вспомнив события предшествующие её падению. Сжав зубы, она переползла на сухое место и затихла, вслушиваясь в тишину, в страхе перед существом, гнавшимся за ней. Тут же она услышала шорох, затем треск веток. Яркий свет фонарика осветил противоположную сторону водомоины и голос, который она узнала бы из тысячи, отчаянно прокричал:
- Елена Никитична!
- Я здесь, - пыталась закричать она, но получилось довольно тихо. Однако тут же Лена увидела силуэт Артёма, который подошёл к краю обрыва и, заметив её, моментально спустился вниз:
- Вы живы, - он обнял Кулёмину и начал покрывать её лицо поцелуями. – Какое счастье, я вас нашёл.
- Ты как здесь очутился? – спросила она, стуча зубами от холода.
- Не мог же я свою любимую учительницу оставить одну в лесу, - не переставая обнимать Кулёмину, чуть отстранился Степнов. Его сердце трепетало от радости, эмоции зашкаливали.
- А где этот, который за мной гнался? – вдруг встревожилась, Лена вспомнив про чудовище.
- Так это вы животное умотали, - ласково глядя на любимую, ответил он.
- Какое животное? За мной бежало какое-то огромное чудовище с красными глазами. – Кулёмина с тревогой поглядывала наверх.
- Ну, правильно у кабанов ночью глаза красные и в темноте со страху вполне можно его за чудовище принять, – улыбался, объясняя Степнов.
- Ты хочешь сказать, что всё это со мной случилось из-за какого-то поросёнка с бивнями? – не могла поверить услышанному Лена. – Получается я как последняя трусиха от кабана бегала, - продолжала стучать зубами учительница.
- Не совсем так. Во-первых, любое раненое животное опасно, а во-вторых, этот «поросёнок с бивнями» весом так тонны две, он и здорового вооружённого мужика бы завалил. Пойдёмте, я вам его сейчас покажу, – он протянул Кулёминой руку, чтобы помочь подняться.
- Я не хочу на него смотреть, - Лена ухватилась за его ладонь и попыталась подняться, но тут же застонала от боли и вновь села на землю. Лоб покрылся испариной.
- Что случилось? – взволнованно спросил молодой человек.
- Я, похоже, ногу подвернула.
- Держитесь за шею, - Артём подхватил её на руки. Затем с тяжёлой ношей с трудом вылез из-под обрыва и тут же уселся на обочине. – До лагеря я вас точно не дотащу, но вот тут в метрах двухстах вагончик стоит, до туда дотянем, а с рассветом в путь.
- Если не далеко, я сама дойду.
Не обращая внимания на её слова, Артём вновь подхватил на руки свою бесценную ношу:
- Вы держитесь лучше покрепче и вот фонарик держите.
Подойдя к вагончику, Артём плечом открыл прикрытую без всяких замков дверь. Свет фонаря осветил какую-то лежанку, туда он и посадил Кулёмину.
- Тут, даже почти тепло. – сказал он Лене, продолжавшей дрожать. Осмотрелся по сторонам, освещением в помещении служила керосиновая лампа, стоявшая на столе, молодой человек пошарил по карманам и нашёл спички, прихваченные случайно из лагеря, после того как он разжигал костёр. Попытался разобраться с этим отошедшим в старину антиквариатом, и помещение осветилось тусклым желтоватым светом. – Почти цивилизация, - он попытался подбодрить девушку. – Надеюсь, хозяева не очень рассердятся, если мы здесь похозяйничаем. Он порылся в тумбочке, стоявшей рядом с лежанкой, но кроме стакана и четверти бутылки водки, там не оказалось ничего.
- Елена Никитична, тут согревающего немного, а то простудитесь.
- Я что на алкаша похожа? - Кулёмина тем временем сняла кроссовок и осматривала свою ногу.
- Почему сразу на алкаша, можно растереться. Что с ногой?
- Похоже, вывих, – обречённо сказала учительница.
- Ну, ничего, будем лечить, - посмотрел Артём на действительно неестественно повёрнутую ногу.
- В смысле лечить? – заволновалась Кулёмина.
- В прямом. – Степнов налил пол стакана водки и поднёс ей.
- Ты с ума сошёл. Нет. – она вцепилась в края койки.
- Елена Никитична, вы же спортсменка, знаете, что это нужно сделать, а это вам для смелости и согреетесь заодно.
- Я не смогу столько.
- Сколько сможете.
- А ты точно умеешь?
- Не волнуйтесь, меня в детстве мечтали спортом увлечь, так что научили на всякий случай.
Кулёмина выпила половину содержимого стакана и тут же закашлялась. Артём взял за её ногу:
- Готовы?
Лена кивнула и закрыла глаза, ещё крепче вцепившись в постель. Степнов дёрнул. Кулёмина вскрикнула от резкой боли и тут же почувствовала, как она потихоньку начинает уходить. Блондинка открыла глаза и заметила, что нога приняла свой обычный вид, лишь только ещё была чуть припухшая в суставе.
- Ну, как? – спросил Степнов.
- Спасибо лучше,
- Ну, давайте теперь я вас разотру,- сказал Артём, держа бутылку в руках.
- С ума сошёл?
- Елена Никитична, вы заболеете. У вас часть одежды мокрая, её в любом случае нужно снять и вы столько времени в холоде пробыли. Вы до сих пор дрожите. Раздевайтесь, ложитесь на живот, я отвернусь. Что вы как маленький ребёнок. Вы и врачей боитесь?
- Ты не врач, а мой ученик.
- Здесь не школа, мы на равных, и когда вы во мне наконец-то перестанете видеть только ученика. Сейчас капризничаете больше вы как маленькая. – Степнов дотронулся до стоявшей в углу буржуйки, она ещё хранила остатки тепла, видимо совсем недавно, здесь отдыхали охотники.
Кулёмина понимала, что в его словах есть здравый смысл, и она действительно по-прежнему не могла согреться. Выпитое спиртное немного расслабило, но не помогло. Она скинула с себя влажные брюки и куртку, Артём заботливо развесил их на печке. Когда он подошёл к койке, Лена лежала на животе, скинув с себя остатки одежды, кроме нижнего белья, продолжая временами вздрагивать. Молодой человек, взял бутылку согревающей жидкости, налил себе в руку и невольно замер, залюбовавшись телом своей учительницы. Её фигура было настолько стройной и подтянутой, что любая бы двадцатилетняя девушка, позавидовала бы таким формам. Он с трудом отвёл взгляд от её прелестей и стал втирать жидкость. Когда он прикасался к её бархатной коже, казалось от кончиков пальцев по всему его телу пробегали невидимые импульсы, и будоражили кровь, он пытался не смотреть на неё, но чувства захватывали его, всё его существо стремилось обладать этой женщиной. Не выдержав, он нежно коснулся губами её спины, сразу почувствовав вяжущий привкус спиртного.
Напряженное тело Кулёминой, под его ладонями, расслаблялось, она чувствовала неведомое ранее блаженство от его прикосновений, хотелось чувствовать эти руки на себе снова и снова. Алкоголь туманил голову. Ей хотелось взорваться от нахлынувших на неё чувств, прикосновения губ к её коже переполнили чашу терпения, лишили сил сопротивляться самой себе, стёрли барьеры разделяющие их. Она развернулась, поймав губами его губы. Он тут же овладел ими, страстно вкушая запретный плод, проникая в её рот языком. Руки потянулись к её груди, легли на её округлости, нежно поглаживая их, затем одной рукой он слегка приподнял девушку, а другой расправился с застёжкой бюстгальтера и освободил от этой не нужной сейчас вещи. Снял с себя куртку и, отрываясь от губ Кулёминой, Артём опустился ниже, провёл языком по бутонам её сосков, захватывая то один, то другой губами. Девушка слегка выгнулась готовая раствориться в нём, издавая при этом лёгкий стон. Затем, резко развернулась и оказалась на нём сверху, стянула с молодого человека джемпер и футболку, их тела соприкоснулись, новая волна чувств обожгла их. Лена страстно припала к его губам как путник, долгое время блуждавший по пустыне к живительному источнику, нежно коснулась ими его шеи, провела языком по ушной раковине, углубилась внутрь, слегка прикусила мочку уха. Молодой человек издал лёгкий стон и вновь подмял её под себя, продолжая исследовать её тело. Степнов снял с неё стринги, провёл руками по внутренней поверхности бёдер. Кулёмина слегка напряглась, пытаясь воскресить в себе остатки здравого смысла, но тут он коснулся самого сокровенного, вызывая в ней шквал эмоций и гася возможность, сопротивляться и о чём - то думать, кроме его тела и губ. Артём, не переставая ласкать её, одной рукой стянул с себя джинсы и борцовки, давая возможность Лене дотронуться до его напряжённой плоти. Затем, когда оба были уже на пределе, он вошёл в неё, заставляя девушку стонать от удовольствия.









Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 
ntljsuslvaДата: Суббота, 10.11.2012, 17:43 | Сообщение # 22
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 21

Артём проснулся от холода. Кулёминой, которую он обнимал всю ночь, рядом не оказалось. Степнов вскочил с постели, буквально впрыгнул в брюки и на ходу одевая куртку на голое тело, выскочил на улицу, чуть было не споткнувшись о девушку, сидящую на ступеньках вагончика и уставившуюся в одну точку. Он снял с себя куртку и, накинув ей на плечи, попытался поцеловать. Кулёмина отстранилась от него.
- Еле… Лена, что случилось? Сегодня ночью вроде всё было хорошо, - молодой человек непонимающе смотрел на неё.
- Сегодня ночью ничего не было, понятно? - сказала она сухо, не отводя глаз от невидимой точки.
- Да что за бред? Я же чувствую, что не безразличен вам, как и вы мне? В чём дело? – Он встал перед ней, пытаясь заставить посмотреть на себя.
- Потому что это бред, то, что случилось сродни педофилии. Я чувствую себя преступницей, - она подняла на него глаза.
- Ну, вы загнули. Мне что десять лет, и я не понимаю что делаю? Мы два взрослых человека и то, что произошло вполне нормально. Я люблю вас и хочу быть с вами.
- Да оденься ты, холодно на тебя смотреть, взрослый человек. – Она сняла накинутую им плечи куртку и кинула молодому человеку. Степнов на лету поймал её.
- Пойдёмте внутрь. – Он взял её за локоть, помогая подняться. Девушка вошла в вагончик и уселась на лавку, положив руки себе на колени.
- Знаете, что, Елена Никитична, - делая ударение на последнее слово, - Чтобы вы не говорили сейчас, - Вы теперь моя и я не позволю вам всё перечеркнуть. – Степнов натянул на себя одежду, и, подойдя к ней, присел на корточки, обвивая её ноги руками. – Никуда вы от меня не денетесь, - он уткнулся лицом в её колени.
Кулёмина еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться, сглотнула, чтобы прогнать комок, сжавший её горло:
- Артём, мы должны всё забыть, - упрямо твердила она.
- Почему?
- У нас нет будущего.
- Почему? - Снова повторил молодой человек, приподнял голову и заглянув ей в глаза.
- У нас разница почти в двадцать лет, нас никто не поймёт.
- А кто тебе, вам нужен, чтобы понял, кроме нас это вообще никого не касается. Нам хорошо вместе - это главное, а не предрассудки, которые люди придумали ещё в каменном веке. Да пусть все сдохнут от зависти, от того, как у нас всё хорошо будет. Лена, я люблю тебя и всё сделаю, чтобы ты была счастлива и Даша тоже.
- Ты не понимаешь, что говоришь, ты ещё слишком молод, поэтому тебе и кажется, что всё легко и просто,- Кулёмина встала и подошла к окну.
- Не легко и не просто, я понимаю это, но вместе мы справимся. Первое время знакомые может, и будут перешёптываться у нас за спиной. Ну и пусть, когда-нибудь им это надоест и со временем все привыкнут к этому факту и всем уже будет «параллельно» сколько лет разница между нами. – Он вновь подошёл к ней и обнял за плечи.
- Ты хотя бы представляешь реакцию своих родителей?
- А что родители, мне уже скоро восемнадцать, чуть больше месяца осталось. Да и живу я отдельно от них. Всё утрясётся.
- Артём, нет, мы должны всё забыть и это моё последнее слово. – Кулёмина продолжала смотреть в окно, чтобы он не заметил, как блестели слёзы в её глазах. – А вот это, наверное, за нами, - за окном показался мужчина в форме с собакой. Пёс уверенно вёл хозяина к вагончику. Лена облегчённо вздохнула, что не придется дальше вести этот изматывающий душу разговор и втихаря стёрла слезу, которая всё же скатилась по её щеке.



Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 
ntljsuslvaДата: Воскресенье, 11.11.2012, 15:38 | Сообщение # 23
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 22

Степнов решительно подошёл к спортзалу, взялся за ручку двери, которая тут же распахнулась, и навстречу ему буквально вывалился 5 «Б», сметая всё на своём пути. Он отпрыгнул в сторону, подождал пока кричащие дети, разгорячённые после занятий, не выйдут из помещения. Когда эта верещащая толпа освободила проход, вошёл в зал осмотрелся в поисках знакомой фигуры. Учительницы не было видно, он направился к подсобке и распахнул дверь, застав девушку в тот момент, когда она снимала футболку. Увидев её обнажённое тело, он почувствовал, как кровь забурлила в его жилах.
- Тебя стучаться не учили? – Кулёмина прижала к себе снятую деталь одежды, дрожь охватила всё её тело при виде его, сразу воскресли чувства испытанные ею там, в вагончике. Она понимала, что то краснеет, то бледнеет, невыносимо захотелось прижать его к себе, чтобы вновь пережить те минуты блаженства.
- Лена, может, хватит? Что ты бегаешь от меня? Я целый месяц пытаюсь с тобой поговорить. Не могу больше так и не хочу без тебя.
- Артём, я не бегаю, у меня дела. Правда. И мы видимся, два раза в неделю на уроках физкультуры и на тренировках. – Стараясь казаться спокойной, сказала Кулёмина, хотя язык онемел, и ужасно не хотелось быть с ним такой строгой.
- Издеваешься, надо мной, над собой! Думаешь, не вижу, что тебе так же плохо, как и мне. Ради чего? Зачем? Кому ты делаешь лучше? – Молодой человек умоляюще смотрел на неё, пытаясь образумить.
- Тебе и себе. – Сухо ответила она, уверенная в своей правоте.
- Мне. – Степнов ухмыльнулся, - Наверное, тем, что я потерял сон, часами простаиваю под окнами спортзала, твоей квартиры, бессмысленно ожидая тебя. Что, когда вижу тебя, не имея возможности подойти, сердце разрывается от боли. Да ты на себя посмотри, он повернул её к зеркалу, даже лицо осунулось.
- Я на диете сижу, вот и похудела. И закончим на этом. – Лена отняла от груди футболку, которой прикрывалась и стала переодеваться. – Я опаздываю.
- Кого ты обманываешь своими диетами? И черта с два я уйду пока мы всё не …
В этот момент дверь в подсобку открылась и на пороге возникла завуч, окинув Кулёмину взглядом, которая застёгивала пуговки на блузке:
- Это как я понимаю, у нас здесь снова индивидуальные занятия проходят. А тема сегодняшняя: «Сексуальное воспитание молодёжи». Подтягиваете новеньких. Я так сразу и поняла. – С насмешкой говорила Уткина. – Вы никогда не придерживались высоких моралей, Елена Никитична, я всегда считала, что вам не место в школе, - высокомерно добавила она.
Лена стояла, опустив голову не зная, что сказать. Артём зло смотрел на завуча, сжимая зубы:
- Уйди отсюда, дай людям поговорить, – он вытолкал Светлану Михайловну за дверь. Та от подобной наглости потеряла дар речи. Лишь оказавшись в спортзале, перед закрытой подсобкой, злобно сощурила глазки и отправилась восвояси, прокручивая в голове план дальнейших действий, присутствие Кулёминой в школе не давало ей покоя.
- Какой идиот назначил эту дуру завучем? - пробормотал Степнов, пытаясь успокоиться после визита Уткиной.
- Милославский Мирослав Николаевич - новый начальник отдела образования и её старый поклонник, - Кулёмина устало опустилась на скамейку. – Уйди, Артём, ты видишь, как всё оборачивается, она давно мечтает меня выжить из школы и теперь это сделает.
- Лен, - он присел рядом и обнял её за плечи, этого не будет, - Я не допущу этого.
Учительница усмехнулась, скидывая его руку:
- Уйди, я тебя очень прошу.
- Нет, - твёрдо сказал Степнов.
- Если любишь, уйди, - заплакав. просила девушка.
Артём вскочил с лавки и ударил кулаком об стену от безысходности:
- Сейчас я уйду, если вам, так легче, но знайте, на этом наш разговор не закончен. Я не позволю вам разрушить наши жизни, - он вышел. Когда дверь за ним закрылась, Кулёмина разрыдалась, её сердце сжималось от невыносимой боли и желания бежать за ним следом.

Артём вылетел из дверей школы и услышал позади себя крик:
- Э, ты куда так разбежался?
Он остановился и, обернувшись увидел Гуцулова:
- Ты чего здесь делаешь?
- Тебя жду, - не вынимая рук из карманов, не спеша подошёл к нему Денис. – Ты сказал, что с Кулёминой пошёл поговорить, а уж кому её знать как не мне, раз она тебе сказала, что не хочет иметь с тобой ничего общего, значит, как отрезала.
- Это мы ещё посмотрим, - упрямо сказал Степнов, - Слушай, мне на работу, некогда тут стоять, хочешь, пойдём со мной.
- А можно?
- Конечно.

Степнов вошёл в мастерскую, включил телевизор и по-хозяйски предложил другу расположиться.
- А ты, что здесь один? – Гуцулов осмотрелся по сторонам.
- Теперь один. Начальство посмотрело, как работаю и сказало, что наставник мне не нужен, в некоторых вещах я ещё лучше разбираюсь. Так что теперь он в первую смену работает, а я во вторую. Зарплата полная. На каникулах вообще один буду. Думаю теперь семью прокормить смогу, можно и жениться.
- Чего? - засмеялся Денис.
- Что слышал. Это я твёрдо решил.
- Невеста в курсе?
- Будет в курсе. Денег подкоплю и сделаю предложение, - твёрдо сказал Артём.
- Ну, ну. Забавный ты Степнов, хотя может так и надо, – задумался Гуцулов, - Мы бегаем, кого-то ищем, выбираем, а ты увидел, полюбил и сразу принял решение. Если честно, я даже немного тебе завидую, дружище. – Гуцулов похлопал его по плечу.
- Пока рано. Вот поженимся с Кулёминой, тогда будет можно – засмеялся он, - а пока всё ещё очень …- Смотри, смотри! – Вдруг показал он на включенный телевизор. На экране появилось лицо молодого человека из клуба, в котором они были.
Денис прибавил звук. Диктор вещал:
- Вчера сотрудниками полиции, была задержана группа бандитов, орудовавших в ночных клубах. Их целью была поставка девушек в бардели иностранных государств. Если кому-то известно, что-либо о деятельности группы, просьба обращаться по телефону…
- Ничего себе. Я ведь сразу подумал, что не могло меня развести из-за пары коктейлей. – Отключил телевизор Денис.
- Пойдёшь в полицию?
- Разумеется. И девчонок стащу. – Он схватил куртку и уже в дверях добавил, - вечером позвоню, расскажу, как всё прошло.



Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 


ntljsuslvaДата: Понедельник, 12.11.2012, 07:18 | Сообщение # 24
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 23

- Мамуль, привет! Видишь, я держу своё обещание, звоню каждый день, - кутаясь в воротник своей тоненькой куртки, поприветствовал Кристину Артём.
- Сынок, ты бы зашёл, забрал свои вещи. На улице уже холодно, пора в зимнее переодеваться.
- Да ты не переживай, мы с Денисом в выходной собираемся по магазинам, меня одевать.
- У тебя же всё есть, я уже всё в сумку сложила. Приходи, - уговаривала его Степнова, втихаря от мужа.
- Ты же знаешь, я не хочу с отцом встречаться.
- Артём, он завтра в командировку улетает. Вечером его не будет. Я очень хочу тебя увидеть, - смахнув слезу, продолжала Кристина.
- Хорошо, мамуль, только после работы?
- Конечно. Буду тебя ждать. – Женщина сбросила вызов. Горько вздохнула.
В соседней комнате, лёжа у телевизора, находился её муж, но идти туда не хотелось. После ухода сына из дома она чувствовала, что осталась совсем одна. Ещё тяжелее было находиться с Виктором в одной комнате, он был рядом, но совсем чужим. Легче бы было жить в одной квартире с абсолютно посторонним человеком. Он чаще всего молчал, когда они оставались одни, сухо и коротко отвечал, когда она что-то спрашивала. А в минуты их редкой близости ей иногда казалось, что он только на половину с ней и отрабатывает какую-то повинность, без эмоций, без особой страсти, как рабочий у станка. Первые годы их жизни она очень переживала по этому поводу, ей казалось, у него есть другая женщина, но потом успокоилась, стало всё равно, проще было не думать об этом, просто молча любить и растить сына. Да и если бы она вдруг решила развестись, никто бы её не понял. С виду идеальная семья, работящий и не пьющий муж, после того как она его вылечила. Всегда деликатен, вежлив с окружающими и с ней. Как же иногда хотелось, чтобы он закричал, выпустил пар, но только не молчал. Но излишне строг и груб он был лишь с сыном, всегда считал его рохлей и маменькиным сынком. По его мнению, мужчина является мужчиной, лишь занимаясь спортом, а корпеть над учебниками удел «ботаников».
Хотелось вновь увидеть его таким, каким он был когда-то: там, давно, на съёмках фильма, где они познакомились, и она тайно полюбила его, но не выдала своих чувств, зная, что он безнадёжно любит другую. Что сейчас в его душе, вряд ли он сам точно знал, утонув в своём холодном равнодушии.


Кулёмина пользуясь тем, что были каникулы, занялась разбором спортивного инвентаря. В подсобку, как всегда без приглашения вошла Уткина и с присущим ей высокомерием, после получения новой должности, начала свою тираду:
- Я думала после вчерашнего, вы придёте и сами напишете заявление по собственному желанию.
- С чего вдруг? – продолжая раскладывать по полкам инвентарь, спросила Лена.
- Потому, что вы развратная женщина и совращаете своих учеников.
- Святоша, тоже мне! Ни для кого не секрет, как вы заняли свою должность. – Кулёмина с вызовом посмотрела на неё, - Так может, оставим друг друга в покое. А то что-то вы ко мне уж очень не равнодушны. Или вы за всеми следите?
- Нет. Не за всеми, но ты здесь работать не будешь, я всё для этого сделаю, - Светочка злобно сощурила глазки.
- А с чего это вдруг такое «почтение»?- Усмехнулась Лена.
- Я тебя ненавижу. Ты мне всю жизнь сломала.
- Я? Тебе? Это каким это образом?
- Если бы не ты, всё бы у нас с Витенькой хорошо было. И семья бы у меня была и детки бы уже! - всхлипнула Уткина.
- « Вспомнила бабка, когда девкой была». И чем же я вам с Виктором Михайловичем помешала? Вроде у нас с ним никаких отношений уже девятнадцать лет нет, да и, по сути, не было.
- Так если бы он тогда тебя не любил, он бы на мне женился, - размазывала по щекам косметику завуч.
- Так это ты ему претензии предъявляй! Я то тут причём? Моей вины нет, что он тебя не любил.
- Есть. Ты ведьма. Будто я не понимаю, почему за тобой теперь его сын бегает. Приворожила, не иначе. Меня не обманешь. С такой-то разницей в возрасте. Может, скажешь, как ты это сделала, а? Я тогда честное слово никому ничего не скажу. – Светочка умоляюще посмотрела на Кулёмину.
- Да, тяжёлый случай, действительно не место красит человека.… По-моему, в министерстве образования явно все с ума посходили.
- Что? – Не поняла её намёков Уткина.
- Да говорю, если так пойдёт, капец скоро нашему образованию с таким подходом. – Лена закончила с инвентарём и в упор посмотрела на завуча, которая с размазанной косметикой и рыжими волосами, свёрнутыми в пышную причёску, сейчас больше была похожа на клоуна:
- Так ты мне секрет расскажешь?
- Конечно. Как только его сама узнаю. – Кулёмина взяла ключи и демонстративно начала ими крутить, делая намёк, чтобы Уткина освободила помещение. Но та продолжала смотреть на неё своими коровьими глазками. – Светлана Михайловна, мне пора, меня ребёнок ждёт дома.
- Ах, так, да, - завуч со злости затопала ногами.- Ну, берегись, я этого так не оставлю! Ты у меня в тюрьму сядешь! – она вылетела из подсобки, громко хлопнув дверью.
Кулёмина глубоко вздохнула и стала собираться домой.



Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 
ntljsuslvaДата: Вторник, 13.11.2012, 19:05 | Сообщение # 25
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 24

Кристина хлопотала на кухне и что-то напевала себе под нос, ожидая приход Артёма. Степнова была в предвкушении встречи, так как очень соскучилась, они с сыном никогда не расставались так надолго. Женщина никогда не думала, что ей так сильно будет его не хватать. Кристине хотелось увидеть его, а не просто обменяться парой слов по телефону.
Скрежет ключа в замочной скважине прервал её пение. Степнова прислушалась. В прихожей раздались шаги. Она вышла на звук:
- Виктор? – удивилась она, - а ты что здесь делаешь? Ты уже пол-часа как должен был быть в небе.
- Погода не лётная, рейс неожиданно отменили. – он переобулся в домашние тапочки и прошёл в комнату. Как обычно включил телевизор.
Кристина посмотрела на часы, скоро должен был придти Артём. Женщина закрылась на кухне и стала набирать номер сына, в трубке послышалось: «Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны сети». В этот же момент раздался звонок в дверь. Степнова решив, что это сын, выругалась, и пошла открывать, на ходу придумывая, как будет сейчас выкручиваться из сложившейся ситуации, чтобы избежать ругани между отцом и сыном. Она распахнула дверь и облегчённо вздохнула. На пороге стояла рыжеволосая женщина в сером пальто с ярким макияжем. Что-то в чертах её лица показалось Кристине знакомым.
- Это квартира Степновых? – осматривая хозяйку с ног до головы, спросила незнакомка.
- Да.
- Я - Уткина Светлана Михайловна, завуч школы, где учиться ваш сын. Могу войти? – гостья не дожидаясь приглашения, перешагнула через порог.
- Конечно. – Кристине оставалось лишь отойти в сторону, чтобы впустить её в квартиру.
Степнова, заглянула в комнату. Муж лежал на диване с включенным телевизором и читал газету:
- Вить, у нас гости.
Мужчина повернул голову и на секунду обомлел от неожиданности, увидев в дверном проёме Уткину:
- Проходите, присаживайтесь, Светлана Михайловна, что-то случилось? – он отложил в сторону газету и опустил на пол ноги.
- Да, я к вам с не очень приятным разговором, - сделала серьёзный вид завуч, присев в кресло.
- Что-то с учёбой сына или с ним что-то случилось? - схватилась за сердце Кристина, опустившись на диван, вспомнив, что сын не брал трубку.
- В плане учёбы всё довольно-таки прилично. И не волнуйтесь, если вы переживаете по поводу его здоровья. Дело в другом.
- В чём же? - Степнова, внимательно вглядывалась в черты лица этой женщины, продолжая вспоминать, где она могла её видеть раньше.
- Мне прискорбно сообщать, но ваш сын связался с одной из наших учительниц. С моральной точки зрения, это не лезет ни в какие рамки. – Уткина продолжала сидеть с важным видом, между тем втихаря теребила подол своей юбки.
- И что? Кто в его возрасте не увлекается молоденькими учительницами, - Виктор сдвинул на лоб очки, которыми в последнее время иногда пользовался при чтении.
- Не всё так просто, – продолжала Светочка, - учительница далеко не молоденькая и я боюсь, что у них всё довольно серьёзно. Да вы её, Виктор Михайлович, знаете – это ваша бывшая ученица.
- Кто? – Степнов напрягся, уже зная ответ.
- Кулёмина Елена Никитична. – С довольным видом выпалила Уткина.
Степнов вскочил, нервно зашагал по комнате. Кристина молчала, внимательно глядя на реакцию мужа.
- Я бы вам посоветовала подать на неё в суд, за совращение,- рассуждала завуч, - Увы, не все педагоги придерживаются педагогической этики, а Елена Никитична всегда была женщиной падкой на мужчин.
- Мы разберёмся, - сказала Кристина, - Обсудим и решим проблему.
- Не подумайте, вашего мальчика никто ни в чём не винит, он ещё слишком молод, она ему запудрила мозги, она всегда вела себя безнравственно.- Трещала завуч, входя в азарт.
Степнов, продолжал нарезать круги по комнате, играя желваками на скулах. Кристина поглядывала на время, сын мог придти в любую минуту, а после визита завуча скандал был неизбежен:
- Вы извините, Светлана Михайловна, но вам лучше сейчас уйти, сами понимаете нам с мужем нужно поговорить. – Степнова встала с дивана.
- Конечно. Можете рассчитывать на мою помощь. – Уткина подошла к выходу, - До свидания, - улыбалась
она.
- До свидания. – Попрощалась Кристина. Степнов не произнёс ни звука, казалось с того момента, как он услышал о романе сына и Кулёминой, больше он не слышал ничего. Внутри его всё кипело от злости. В этот момент вновь послышался поворот ключа в замочной скважине, Степнова с опаской посмотрела на мужа, видно было, что он насторожился. Женщина направилась к двери, но Виктор вдруг догнал её, и грубо оттолкнув в сторону, опередил её. Он подождал, пока сын откроет и схватив за ворот ничего не подозревающего Артёма, втащил в прихожую и взяв за грудки, прижал к стене:
- Что, говорят, учительниц любишь? - процедил сквозь зубы отец, с яростью глядя на молодого человека.
- Люблю. Одну, - не отводя взгляда, ответил сын.
- Ещё раз я услышу, что ты хоть на пушечный выстрел к ней подошёл…
- И что сделаешь? – Усмехнулся Артём. – Убьёшь?
Степнов надавил ему на горло так, что стало трудно дышать. Кристина, заметив это, вцепилась мужу в руку, пытаясь помочь Артёму. Виктор с силой откинул её в сторону, так что женщина еле удержалась на ногах. Молодой человек отнял его руки от горла, но Виктор, вновь прижал его к стене. Сжав зубы, Артём оттолкнул отца к двери и прижал к ней его руки:
- Это моя жизнь и не смей в неё лезть. – Я терплю такое отношение, только потому, что ты - мой отец, а не потому, что не могу дать сдачи. Но если ты и дальше будешь забывать, что я - твой сын, а не враг, я в конце концов тоже забуду о нашем родстве.
- Не смей к ней подходить! Ты испортишь себе жизнь! – Бесился от собственной беспомощности Степнов.
- О моей жизни ли ты беспокоишься, или бесишься, что не можешь оказаться на моём месте?- со злости ляпнул Артём, забыв о присутствии матери. – Мам, извини, я завтра позвоню. Здесь мне не все рады. – Он отпустил руки отца и ушёл, хлопнув дверью.
- Неблагодарная скотина, - процедил сквозь зубы Виктор, сжав кулаки.
- А за что он тебе должен быть благодарен? - Кристина яростно смотрела на него, - ты хоть раз сел с ним, поговорил? Только постоянные упрёки. Ты мог бы и сейчас с ним просто поговорить, по-мужски, как отец и сын. Сказать своё мнение, послушать его. Так нет, тебе нужно, чтобы он поступал, как нужно тебе. Занимался тем, чем нравится тебе. Но он - другой человек, у него своя жизнь и он имеет право распорядиться ей сам. Ты можешь только посоветовать.
Степнов поутих, заметив, как первый раз за всю их совместную жизнь жена пошла против него:
- О чём с ним разговаривать, нашёл себе бабу на двадцать лет старше, он ещё глупый.
- Значит глупый? А тебе не приходило в голову, что если эту женщину полюбил наш сын, значит, в ней есть что-то такое, что стоит любить. Он не глупый и не пропал без тебя, как пропали бы многие в его возрасте без помощи родителей. А он живёт и ничего. Может не в возрасте между ним и его избранницей дело, и не о нём ты переживаешь, а Артём прав, ты завидуешь ему? Ты столько лет бредишь этой женщиной, что превратил нашу жизнь в ад, но так и не смог ничего сделать, чтобы быть с ней вместе. Ты всегда кичился своей смелостью и спортивной подготовкой, а сделать главный шаг в жизни ты побоялся, боялся осуждений других, а он - нет, он способен отстаивать свои чувства и ты бесишься, потому что он лучше тебе и смелее. И психуешь ты, потому, что ревнуешь, но опять же вопрос - потому, что любишь её, или все же в тебе играет чувство собственничества: ни себе ни людям.
- Кристина, что за бред ты несёшь? Я всегда любил и люблю только тебя и никогда тебе не изменял.
- Любил? Нет. – женщина усмехнулась. - Думаю, ты давно уже не в состоянии никого любить, кроме себя! Да и любил ли вообще когда-то, иначе ты бы просто не смог от неё отказаться. А вот изменять, наверное, и не изменял, нельзя изменять с призраками прошлого, а ты всю жизнь прожил в прошлом, не пытаясь жить настоящим, поэтому и не смог полюбить собственного сына. – Степнова, ушла в спальню, оставив мужа сидеть на пуфике в прихожей.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..

Сообщение отредактировал ntljsuslva - Вторник, 13.11.2012, 19:11
 
ntljsuslvaДата: Среда, 14.11.2012, 07:30 | Сообщение # 26
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 25


Гуцулова ворвалась в квартиру Кулёминой:
- Твою мать, Ленка, что происходит?
Учительница с трудом «оторвала», голову от подушки. Даша, которая смотрела телевизор, испуганно посмотрела на ворвавшуюся в дом тётю Леру.
- Извини, детка! – Стараясь говорить спокойнее, обратилась она к малышке, - Алина, поиграй с Дашей, пока мы будем разговаривать.
- Что случилось, Лера? Что за шум? – Еле ворочала языком Кулёмина, а выглядела ещё хуже. Бледное, как полотно лицо, припухшие глаза, растрепанные волосы.
- Ты почему скрываешься от всех? Сначала это месячная конспирация, когда ты вдруг полюбила косметические процедуры и удирала каждый день из школы. Думаешь, я не поняла, что это совсем не просто так. Теперь же ты отключила телефоны, не подходишь к двери. Мне пришлось, как партизанке к тебе пробираться, выпросив ключ у бабы Маши. Что происходит, Лена? – Гуцулова присела к ней на кровать.
- Ничего, просто я приболела немного. – Кулёмина попыталась сесть, но тут же почувствовав головокружение, вновь легла.
- Что, правда что ли? – Заволновалась Лера, приложив ладонь к голове подруги. – Лоб холодный. Ты врача вызывала?
- Нет.
- Ты рехнулась, у тебя ребёнок в доме, а вдруг это заразно? Почему мне не позвонила?
- Это не заразно, - устало ответила блондинка, и вдруг, вскочив с постели, понеслась в ванную. Послышался шум воды и характерный звук. Вскоре Кулёмина вышла, придерживаясь за стены, и вновь опустилась на кровать.
- Ничего себе! Да ты отравилась, давай я за лекарством сбегаю! - вскочила Гуцулова.
- Да сядь ты, всё у меня есть.
- Лен, что происходит? – Лера подозрительно посмотрела на подругу. – Если бы ты с кем-то встречалась, я подумала бы, что ты беременна. Кулёмина, не молчи. – хитро сощурив глазки, допытывалась Гуцулова.
- Я тебе скажу странную вещь.- Кулёмина горько усмехнулась, - Я не с кем не встречаюсь, но беременна. – Она отвернулась к стене и заплакала. Даша услышав, что тётя плачет, подняла глазки и стала внимательно наблюдать за происходящим, забыв про игрушки.
- Нет, нет, малышка, всё хорошо, – попыталась успокоить девочку Лера.- Знаешь, что подруга, - она вновь переключилась на Кулёмину, плакать тут уже поздно, нужно что-то делать и знаешь, я совсем не верю в непорочное зачатие. Только вот меня смущает один вопрос. Ты же совсем недавно говорила, что полюбила этого мальчика, сына Степнова. Как же ты умудрилась залететь? – тут же на ум бывшей барабанщицы пришла история, произошедшая в лесу. – Лен, ты надеюсь, успокоишь меня и скажешь, что у вас с ним ничего не было.
- Ты скажешь, что я развратница, «старая калоша» обольстившая молодого парня, - Лена перешла на крик, захлёбываясь при этом слезами. - Говори, говори, я и сама всё это знаю. Но было у нас с ним всё, было. Не смогла я удержаться. Я делаю всё возможное, чтобы не думать о нём, прячусь от него, когда мне хочется быть с ним, грублю, когда хочется его обнять. Это сильнее меня, я ничего не могу с собой сделать.
- Дурочка, ты моя. – Гуцулова обняла подругу. - Ни в чём я тебя не обвиняю, просто шокирована немного. И никакая ты у меня не «старая калоша», а чертовски привлекательная молодая женщина.
Кулёмина продолжая всхлипывать, уткнулась в плечо подруги.
- Артём отличный парнишка, хоть и молодой, всё у вас будет хорошо. А знаешь, как он переживал, когда ты пропала, я сразу заметила, что он действительно тебя любит. Будете вместе детей восп…
- Гуцулова, ты с ума сошла? – Вдруг перестала плакать Кулёмина и подняла на подругу припухшие глаза, - Ты вообще понимаешь, что ты говоришь. Он никогда не узнает о том, что это его ребёнок, поняла?
- Успокойся. Не хочешь, не узнает. Только что ты заведёшь одна с двумя детьми или ты того…
- Что того?
- Аборт…
- Это моя мечта, ты сама знаешь и неизвестно, выпадет ли мне ещё в жизни такой шанс, - с грустью в голосе сказала Лена. - С Дашкой справилась и ещё с одним справлюсь.
- Я-то, конечно рада, что у тебя будет ребёнок, и что ты его хочешь оставить. Только эта ситуация с Артёмом, мне не совсем нравится. Мне кажется, ты не совсем правильно поступаешь. Тебе наконец-то улыбнулась удача, ты встретила достойного человека, пусть младше тебя, но ведь молодость это такой недостаток, который очень быстро проходит. А ты сейчас просто отталкиваешь своё счастье от себя обеими руками.
- Лера, ты о чём, он ровесник твоего сына!
- Ну и что? В данной ситуации это не важно. Он хороший. У меня даже Дениска после общения с ним изменился. Взрослее стал, серьёзнее. За два месяца только одно происшествие, да и то не по его вине. – Задумалась Гуцулова.
- Ладно, хватит на эту тему, мне и так плохо. Я всё уже решила. – Кулемина, новь направилась в ванную, прикрывая рот ладонью.


Артём только что пришёл с работы в свою небольшую каморку сторожа, начистил в кастрюльку картошки, включил плитку. Послышался не громкий стук в дверь. Молодой человек открыл:
- Мама?
- Привет! Я тебе вещи принесла. – Кристина вошла и поставила сумку на пол. – Ты не рад?
- Нет, почему, рад. Просто не ожидал. Ты проходи, располагайся. – Он помог ей снять пальто и повесил его на вешалку.
Кристина присела на маленький диванчик, который служил молодому человеку постелью:
- Ты извини за вчерашнее, отец неожиданно вернулся, рейс отменили, не успела тебя предупредить. А потом ещё ваша завуч пришла.
- Понятно, откуда «ветер дует». – Нахмурился Степнов.
- Артём, я хотела тебя спросить, - замялась мать,- Это правда то, что она сказала.
- Мама, не знаю, что она сказала, эта дама могла наговорить всё что угодно. В школе её никто в серьёз не воспринимает и не уважает. Но я скажу одно. Елену Никитичну я очень люблю, вот это - правда. Тебе трудно будет меня понять, но я сделаю всё от меня зависящее, чтобы быть с ней. – На одном дыхании проговорил молодой человек.
- Почему ты думаешь, что я тебя не пойму?
- Обычно когда кто-то слышит про такую разницу в возрасте, впадают в шоковое состояние.
- Знаешь, я вчера долго не могла уснуть, думала обо всём этом. И поняла, что для меня это не важно, сколько ей лет. Самое главное чтобы ты был счастлив, тебе было хорошо. А, Лена, я знаю её немного, не самый худший вариант. Если ты её любишь, значит, полюблю и я.
- Мама, я всегда знал, что ты у меня самая лучшая и понимающая. – Степнов обнял её, - Кстати, а что это ты у меня сегодня такая нарядная, - наконец он обратил внимание на вечернее платье, которое было на матери.
- Мы с коллегами по работе сегодня в ресторан идём. – опустила глаза Кристина, чувствуя неловкость перед сыном.
- Ну, и отлично, чего ты так смутилась. Давно пора покончить со своим затворничеством. – улыбнулся Артём.
- И ты меня не осуждаешь? – женщина подняла глаза на сына.
- Нет. А почему я должен тебя осуждать? Я ведь весь в тебя, - улыбнулся сын, - Самое главное, чтобы ты была счастлива. Ты и так слишком долго всё терпела. Жила для нас. Поживи теперь для себя.



Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 
ntljsuslvaДата: Четверг, 15.11.2012, 07:28 | Сообщение # 27
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 26

Самолёт приземлился на территории аэропорта Шереметьево, Степнов получил багаж и некоторое время стоял, раздумывая, куда ехать в первую очередь. Услышанное от Уткиной не давало ему покоя все дни, пока проходила конференция. Он представлял Кулёмину, рядом со своим сыном и грудь давило от непонятного чувства. Ему хотелось придушить то одного, то другого. Мужчина не мог смириться с мыслью, что женщина, о которой он не смог забыть все эти годы, вдруг оказалось, что вовсе не думает о нём, а «положила глаз» на его сына, мальчишку, который ещё из-за парты не вылез.
Наконец приняв решение, он взял такси и поехал туда, где девятнадцать лет назад жила Лена с дедом.

Кулёмина ждала бабу Машу, которая должна была вернуться с дачи, чтобы отпустить её к врачу. Она уже была почти готова, когда послышался звонок в дверь. Лена сразу же открыла, но подняв глаза, увидела совсем не того, кого ожидала. Перед ней, с серым от злости лицом стоял Степнов-старший собственной персоной. Не дожидаясь приглашения, он вошёл, отодвинув Кулёмину с дороги, и прикрыл за собой дверь. Женщина испугалась подобной бесцеремонности, но постаралась не подать виду:
- Чем обязана, вашему визиту Виктор Михайлович? Я вроде вас не приглашала.
- А я без приглашения, так сказать по-родственному, - он опёрся руками на стену, прижав её, - Что, шуры-муры с моим сыном крутишь?
Кулёмина молчала, глядя на него в упор. Она видела, как бегают его глаза. Такой ярости Лена в них никогда не видела, даже не знала, что он способен быть таким. Ей стало страшно не на шутку.
- Это ты назло мне делаешь, да? Решила испортить жизнь моему сыну, если у нас ничего не получилось. Я же приехал и пришёл к тебе.
- Мне кажется вы слишком высокого о себе мнения, если вам кажется, что весь мир крутиться вокруг вас, - сжав всю свою волю в кулак ответила девушка.
- Что тогда тебе нужно от него? Что у вас может быть общего? Вы совсем разные, он же «сопляк», – не унимался Виктор.
- А этого, боюсь, вы не сможете понять. Хотя по вашему разговору не похоже, что вы здесь, потому что запереживали о судьбе сына.
В этот момент из комнаты выбежала Даша, встревоженная разговором на повышенных тонах. Она хлопала глазками, пытаясь понять, что происходит. Затем вцепилась в ноги тёти, пытаясь отгородить её от незнакомого дяди. Её губки задёргались, малышка была готова расплакаться. Степнов растерялся, не ожидая увидеть в доме Кулёминой ребёнка. Лена воспользовавшись его растерянностью, вывернулась и взяла девочку на руки, прижимая к себе:
- Виктор Михайлович, уйдите, пожалуйста. Вы и так ребёнка испугали. Я не буду с вами ничего обсуждать, по крайней мере, здесь, сейчас и в таком тоне. - Степнов на какое-то время замер пытаясь переварить новую информацию, затем сжал от злости зубы и вышел, громко хлопнув дверью.

- Ну, так вот, бандитам этим довольно-таки приличный срок светит. Бизнес у них был «на широкую ногу» поставлен. Девчонкам нашим повезло, да и нам тоже. – Денис, закончив рассказ про поход в полицию, откинулся на спинку дивана. – Мне кажется, ты меня не особо слушаешь, обратился он к другу, который уже несколько минут смотрел в одну точку и крутил в руках мобильник.
- Да нет. Я слушаю, - Артём сунул телефон в карман.
- Так вот и мы с Юлькой решили встречаться, - с улыбкой во весь рот заявил Гуцулов.
- Я рад, - без всяких эмоций сказал Степнов.
- А мне кажется, не очень. Тём, ну что происходит? Ты весь день сегодня сам не свой. Давай-ка, раз у тебя сегодня выходной и настроение никакое посмотрим комедию какую-нибудь. Ты не против? – Денис подошёл к полочке с дисками.
- Нет, - опять совершенно равнодушно ответил Артём.
- Стоп. «Колись», что происходит? Из-за крёстной? Прислонился к стене спиной и скрестил руки перед собой Гуцулов.
- Да. Сначала избегала меня, трубку не брала, а теперь даже в школу не явилась. Неужели я ей так
противен?
- Брось, может дела какие-то, отпросилась, - предположил Денис.
- Это вы про тётю Лену? – напомнила о себе Алина, переодевающая в новое платье куклу.
- Так, мелкая, уйди отсюда, хватит «уши греть». – Попытался придать своему выражению лица рассерженный вид.
- А я знаю, где она. Но тебе не скажу. – Продолжала заниматься своим важным делом девочка.
- Это почему?
– Ты меня выгоняешь.
- А мне скажешь? – Заинтересовался Артём.
- Да брось ты, сейчас насочиняет что-нибудь. – Махнул рукой Денис.
- А вот и нет. Я с мамой к ней ездила. – Повернулась к ним Алина.
- Ну, скажи, пожалуйста, - попросил Степнов.
- А ты меня на санках покатаешь? – хитро сощурила глазки девочка.
- Так снега ещё мало.
- Папа сказал, скоро зима, много будет. Покатаешь? – не переставала торговаться Алина.
- Потом покатаю. – Пообещал Артём.
- Вот, хитрюга. – Улыбался брат.
- Ну, смотри, - с серьёзным видом сказала Алина, уперев руки в бока, - если обманешь, - погрозила пальцем. – Она заболела.
- Вот видишь, а ты переживаешь. – Перебил сестру Денис. Та серьёзно посмотрела на него:
- У неё эта «бе-рю-менность», - медленно проговорила слово Алина, - в общем, маленький будет. – С деловым видом закончила девочка. Молодые люди переглянулись. Артём тут же вскочил, побежал в прихожую, натянул не зашнуровывая кроссовки и, почти на ходу, надевая куртку, выскочил из квартиры. На все свои вопросы Денис услышал только: «Потом».

Раздался вновь звонок в дверь, Кулёмина в этот раз не стала так безрассудно открывать и посмотрела в глазок. Увидев за дверью Артема, отняла ладонь от личины. Сердце вновь бешено застучало, ей казалось так громко, что он снаружи слышит его удары. Сделала шаг назад и стала не спеша удаляться. Но молодой человек не намерен был отступать. Трель звонка звучала вновь и вновь. В прихожей снова появилась испуганная девочка:
- Дядя?
Кулёмина покачала головой, приложила палец к губам.
- Дядя, - закивала девочка готовая вот-вот расплакаться. Лена поняла, что её плач всё равно выдаст всю её конспирацию и глубоко вздохнув, подошла к двери и повернула ключ.
Увидев Артёма, Даша заулыбалась:
- Тёма.
Степнов младший вошёл и взял малышку на руки:
- Ты поиграй, мы с тётей поговорим?
- Кубики.
- Потом кубики. – Он опустил девочку на пол. - Лена, нужно поговорить.
- Артём, в этом разговоре нет никакого смысла, – она скрестила руки перед собой.
- Нет, теперь ты просто не имеешь права вот так вот просто одна всё решать.
- Это почему вдруг? – Усмехнулась Кулёмина, хотя сомой было не до смеха.
- Я всё знаю про беременность. Я люблю тебя и очень хочу этого ребёнка. Хочу вместе с тобой его воспитывать. Хочу видеть, как он растёт.
- С чего вдруг? – Лена, опустила глаза, стараясь, чтобы он не заметил паники, которая охватила её.
- Я же его отец.
- Тебе кто-то преподнес неверную информацию. Если я и беременна, то ты к этому не имеешь никакого отношения. – Первое что пришло на ум, сказала она. Сердце сжалось от боли.
- Нет, это не правда. Я тебе не верю. Ты это говоришь, чтобы отделаться от меня.
- Мне всё равно веришь ты или нет. Но лучше тебе уйти, а то сейчас придёт мой мужчина, с которым мы собираемся пожениться, я не хочу, чтобы были какие-то недоразумения. – Продолжала врать Кулёмина, считая, что поступает правильно.
- Я всё равно не верю. – Упрямо твердил Степнов.
- Уходи. - Лена распахнула входную дверь. Делая невероятное усилие над собой и понимая, что этим она рушит все мосты связывающие их.
Степнов хотел ещё что-то сказать, чтобы попытаться вразумить её, но в этот момент, лифт остановился, из него вышла пожилая женщина, а за ней с сумкой из которой виднелась голова игрушечного слоника невысокий лысый мужчина лет сорока:
- Здравствуй, Леночка.
Степнов на мгновение замер, опешив от увиденного. Физически ощущая, как его мечты разбиваются в дребезги. Затем опомнившись, бросился вниз по лестнице. Не чуя под собой ног, лишь тупую боль, сжавшую сердце.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..

Сообщение отредактировал ntljsuslva - Четверг, 15.11.2012, 07:29
 
ntljsuslvaДата: Пятница, 16.11.2012, 07:04 | Сообщение # 28
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 27


Кулёмина прогуливалась с племянницей около дома на детской площадке. Только она помогала ей хоть немного отвлечься от происходящего и не сойти с ума, забыть на какое-то время о постоянно щемящем от боли сердце и хоть ненадолго заглушить мечущийся в противоречиях разум. Она и тот комочек, который рос у неё под сердцем оставались единственным смыслом в её жизни. Лена смотрела на девочку, и сердце переполнялось нежностью, малышка так выросла, изменилась за то время что прожила у неё, стала такой любознательной. Вот и сейчас, надев новые сапоги, постоянно рассматривала их.
- Даша, ты так упадёшь, - улыбалась Лена. У малышки наступал такой возраст, когда дети становятся особенно забавными. «Как жаль, что родители не видят, как она растёт».- Подумала Кулёмина, вспомнив погибшего брата и его жену. Стало грустно. Но девочка не давала особо грустить. Хитро улыбнувшись, ребёнок бросился бежать.
- Стой, проказница! - Кулёминой ничего не оставалось, как догонять её.
Даша заразительно хохотала, повернув голову на тётю, и продолжала убегать, пока не споткнулась и не упала в ноги проходящей мимо женщине. Та подняла, захныкавшую малышку:
- Что ж ты маму не слушаешь? – Улыбалась незнакомка, глядя, на смешно надутые губки девочки и передала её Кулёминой.
- Спасибо, - поблагодарила та. Женщины встретились взглядом.
- Лена? Здравствуйте. А я как раз вас ищу. – Сказала незнакомка.
Кулёмина узнала её сразу, хотя прошло много лет:
- Здравствуйте, - и сразу опустила глаза, понимая, для чего она пришла.
- Я знаю о ваших отношениях с моим сыном…- начала Кристина.
- Вы можете не переживать, никаких отношений у нас уже больше нет и не будет. – Кулёмина старалась не смотреть на Степнову.
- Лен, а я не поэтому поводу пришла, - продолжала улыбаться Степнова. – Давайте, прогуляемся, я всё вам объясню.
Лена крепко взяла Дашу за руку и послушно пошла рядом с Кристиной.
- Я не против ваших встреч.
Кулёмина удивлённо посмотрела на женщину.
- Да. А почему я обязательно должна быть против? Мне важно, чтобы Артём был счастлив. А он счастлив, он любит вас. Это самое главное. И только увидев вашу реакцию на моё появление, я поняла, что мой сын вам тоже не безразличен.
- Но я старше…
- Да бросьте вы. Нельзя отказываться от чувств и любимого человека только из-за этого.
- Рано или поздно он поймёт, что ошибся.
- Он? – Кристина засмеялась. - Артём однолюб. Он, если полюбил, то на всю жизнь. Его отец такой же. Как не горько мне это говорить, но Виктор всю жизнь любил только одну женщину - это вас.
Кулёмина вновь молча, взглянула на Степнову.
- Что я только не делала в своё время, чтобы изменить это. Безрезультатно. Он мучился сам и мучил меня. В этом мой муж сам виноват, но если любите, не делайте несчастным Артёма, а без вас он вряд ли будет счастлив. – Сказав это Кристина, не попрощавшись быстрым шагом, направилась прочь, было видно, что этот разговор дался ей нелегко.
Лена стояла и смотрела ей вслед, слова Кристины молоточками стучали в её голове.


Денис вошёл в комнату матери, не зная как начать разговор.
- Ну, и что ты там «мнёшься», деньги карманные закончились? – Лера заканчивала утренний макияж.
- Нет.
- Странно, ты никак экономить научился. – Улыбнулась Гуцулова, закручивая тюбик с тушью.
- Да мне сейчас особо и тратить не на что. Я постоянно у Тёмы в мастерской. Оказывается, это так интересно в разных микросхемах ковыряться, - задумчиво сказал он. А с Юлькой в выходной в кафешке посидеть мне хватает.
- Денис, ну меня-то ты не обманешь. Я же вижу, что тебе от меня что-то нужно. – Повернулась к сыну Лера, скрестив перед собой руки. – Ну?
- Мам, а правда, что крёстная замуж выходит?- опустив глаза, несмело спросил сын.
- Что? Кто тебе такую чушь сказал? Я думаю, мне бы она об этом в первую очередь поведала, а тебе во вторую, - усмехнулась Гуцулова.
- Дело в том, что она это Артёму сказала, и он сам мужика какого-то у её дверей видел.
- Не может быть, – сказала Гуцулова, и присела к сыну. Задумалась. – Надеюсь, Ленка глупостей не натворит. – Произнесла Лера свои мысли вслух.
- Мама, надо что-то делать. Степнов сам не свой. А после того как про ребёнка узнал, совсем на призрака стал похож. Не ест, не спит, уткнётся в свои железяки и молчит. Мне больно смотреть на него.
- Про какого ребёнка? – Заволновалась Лера. Это она сама ему сказала?
- Нет. Алина.
- Вот несносный ребёнок, Ничего при ней говорить нельзя. Теперь Кулёмина будет думать, что я проболталась. – закусила губу Гуцулова.
- Да какая теперь разница, кто проболтался. Надо что-то делать.
- Твоя крёстная взрослый человек, сама знает, что делает и мы не вправе вмешиваться в её жизнь. – Вздохнула Лера.
- Мама, но нельзя быть такой равнодушной. Она любит его, он её любит. Для чего всё это? Чтобы не шокировать окружающих? Да пропади пропадом такое окружение, если не сможет понять. Да, она взрослая имеет право решать, но почему из-за её решения должен страдать малыш? Он, не родившись, уже обречён, расти без отца. И не, потому что он такой плохой, а потому что его мать так решила. Это не справедливо.
- Я понимаю, но ведь сам знаешь, Кулёмина упёртая. – задумалась Гуцулова.


Артём лежал на постели в своей каморке, заложив руки за голову, и тупо смотрел в потолок. За эти несколько дней он изучил каждую точечку на нём и неровности положенной штукатурки. Периоды такой отрешённости от всего сменялись часами тревоги и волнения. В такие минуты душу сжимало так, что хотелось выть, биться головой о стену, крушить всё на своём пути. Тогда он, как загнанный в клетку зверь, метался по комнате в поисках выхода из сложившейся ситуации. Но выхода не было.
Вот и сейчас он, пролежав, около двух часов, вскочил, и начал мерить шагами свою маленькую комнатушку, первый раз за все дни проживания, в ней, заметив, насколько она мизерная. Казалось, в ней душно, как в склепе, стены давят со всех сторон. Степнов накинул куртку и выскочил на улицу, глубоко вдыхая свежий морозный воздух. Предупредив сторожа в магазине, что он ненадолго отлучится, направился в сторону парка.
Он брёл по пустой ночной аллее, освещаемой редкими фонарями среди голых, уснувших деревьев, похожих на призраков. И он чувствовал себя таким же призраком одиноким и чужим в этом мире. Кроссовки прожимали лёд на лужах, напоминая его чувство, безжалостно раздавленное любимой женщиной: «Если я и беременна, то ты к этому не имеешь никакого отношения»,«Сейчас придёт мой мужчина, с которым мы собираемся пожениться, я не хочу, чтобы были какие-то недоразумения», - её слова как лёд на лужах трещали в его голове. Хотелось сдавить череп руками, чтобы уничтожить память о ней, о его растоптанных чувствах. Степнов потряс головой, но её образ вновь возникал перед глазами, он даже не мог заставить себя рассердиться на неё. Кулёмина как заноза, как вирус проникла в его голову и душу, лишив сна и покоя.
Малыш. Артём, мечтательно вздохнул, он почему-то не мог поверить, что ребёнок не его. Много раз он представлял, как они с Леной будут жить вместе, у них появиться ребёнок. В выходные они будут гулять с ним и Дашей, станут водить их в цирк, зоопарк, в садик, потом в школу. И все его мечты рассыпались, как карточный домик, в одну минуту.
Молодой человек посмотрел в сторону, рядом с парком стояло ночное кафе. Внимание привлекала красивая молодая женщина, которая счастливо улыбалась. Высокий мужчина, находившийся рядом с ней, вышел из машины, распахнул дверку своей девятки и протянул своей спутнице огромный букет цветов. Пара невольно приковывала взгляды, аура счастья окутывала их. Из-за букета Степнов не сразу рассмотрел лицо этой женщины, а когда увидел замер от неожиданности. Ей оказалась Кристина, но спутником был явно ни его отец. Артём внимательно следил за происходящим, он первый раз за много лет увидел мать такой весёлой, заметил, какая она ещё молодая. Как ни странно, эта сцена не вызвала у него никаких отрицательных эмоций, хотя возможно должна была бы. «Будь счастлива за нас обоих» -подумал он и поспешил уйти, чтобы она его случайно не заметила.











Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 
ntljsuslvaДата: Суббота, 17.11.2012, 01:07 | Сообщение # 29
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 28

Виктор, как обычно, молча пришёл на кухню завтракать, прихватив с собой газету. Сел в пол оборота и не отрываясь от печатного издания отправлял пищу в рот. Кристина демонстративно перенесла вазу с цветами с холодильника на стол, ожидая хоть какой-то реакции мужа. Однако Степнов даже не поднял голову.
- Витя, мне нужно серьёзно с тобой поговорить. – она села напротив него.
- Да, конечно говори, - продолжая читать, сказал Степнов.
- Это серьёзно! – Женщина выхватила из его рук газету.
На какое-то время мужчина так и замер с приподнятой рукой, не ожидая такого от супруги. Обычно она в таких случаях замолкала и уходила в комнату, до тех пор, пока он ел. Но сегодня жена не намерена была отступать. Степнов с недовольным видом, будто делая одолжение, повернулся к ней:
- Что такого экстренноважного произошло?
- Виктор ты меня не замечаешь, я устала от твоего безразличия, у нас в доме атмосфера как в морге! Тихо и холодно.
- Холодно, включи обогреватель. – ехидно усмехнулся мужчина. - Что за истерики? Ты всегда была уравновешенной и спокойной.
- Была да вся вышла! Чаша терпения переполнилась. Сколько можно быть пустым местом? Тебя не интересую я, моя жизнь. – со слезами на глазах говорила женщина.
- Очень интересует, - равнодушно сказал Степнов и подцепив на вилку кусок омлета отправил его в рот.
- Да? В доме уже сутки цветы стоят, тебе не интересно, откуда они?
- Ученики подарили на праздник. – За жену ответил Виктор, пережёвывая пищу.
- Ага, в ноябре на день учителя или на восьмое марта. Тебе какой праздник больше нравиться? – горько усмехнулась Кристина.
- У тебя кто-то появился?
- Слушай, ты это спросил с таким видом, как будто в принципе я не могу понравиться мужчине, а не то чтобы он дарил мне цветы. Степнов, ты, когда мне последний раз цветы дарил? Да и вообще подарки просто так, не на праздник, а руководствуясь душевным порывом?
- Ну, ведь я тебе деньги даю, ты сама купить можешь.
- Витя, ты не исправим. – если до сих пор Степнова не знала, как начать разговор, ей было жалко Виктора, потому, как для неё он был вторым ребёнком, который казалось, пропадёт, то сейчас до ужаса стало жалко себя, потерянных лет. Многие годы она, слушая его редкие высказывания по поводу семейной жизни, верила, что все так живут, что после сорока, не может быть никакой романтики, нежных чувств. Она считала себя какой-то не такой, из-за того, что ей хотелось внимания и тепла. Но попав в новый коллектив и повстречав Сергея, поняла, что всё это время ходила в каких-то чёрных очках, отрешённая от нормальной жизни. Кристина осознала, что с ней-то, как раз всё хорошо. Она может нравиться, ей могут говорить комплименты и дарить цветы, она может быть для кого-то желанной и любимой.
- А что у тебя, правда, кто-то появился? – серьёзно посмотрел на неё Степнов, до него стало доходить, что всё устроенное женой сегодня не просто повод привлечь к себе внимание.
- Если ты не заметил, то в нашей комнате, собраны вещи и у меня не только кто-то появился, но я ухожу от тебя. – удивляясь собственному спокойствию, произнесла женщина.
Степнов задумался:
- Кто он? – стараясь быть спокойным, произнёс Виктор. В его душе что-то шевельнулось. Он настолько привык к присутствию и удобствам, которые создавала ему Кристина. Её любви и собачьей преданности, что мужчине даже в голову не приходило, что она вот так вот может решиться оставить его.
- Теперь не важно.
- Важно, - Виктор находился в растерянности, не представляя жизни без неё.
- Если ты так хочешь. Сергей Орлов, помнишь, он был в одной из второстепенных ролей в том фильме по сценарию Кулёмина?
- Этот салага, - усмехнулся Степнов.
- Это тогда он был салагой, сейчас он заведующий кафедрой и три года разницы между нами, в нашем возрасте уже не ощущаются.
- Понятно. – Степнов откинул в сторону тарелку, наконец, полностью осознав ситуацию и встал из-за стола. - Скатертью дорога, жёнушка. Ты такая же распутная, как и твой безмозглый сын. – Мужчина зашёл в комнату, громко хлопнув дверью.
Кристина устало опустилась на диван, слёзы крупными горошинами катились по её щекам. «Рушить старое всегда тяжело, но без этого не построишь новое».- Успокаивала себя она.


- Привет, подруга! – Гуцулова ввалилась в комнату Кулёминой с огромным пакетом и начала выкладывать продукты.
- Лерка, ты чего? – Удивилась учительница.
- Слушай, откуда я знаю, можешь ты до магазина добрести или нет, а запасы думаю, за все эти дни вы уже прикончили.
- Я вообще сейчас плохо ем и мне уже лучше, завтра на работу пойду.
- Сама, как хочешь, можешь вообще не есть, но детей кормить нужно. – хитро улыбнулась она. – Так что уплетай за обе щёки.
- Спасибо конечно.
- Кстати, насчёт детей. Я Дашутку сегодня заберу от тебя, Алина в детском саду выступает, просила, чтобы я её взяла с собой. И пусть она у нас ночует, а то ребёнок кроме тебя и бабы Маши никого не видит, - распорядилась Гуцулова.
- Мы на детскую площадку ходим, там с детьми гуляем.
- Ленка, в общем, я решила дать тебе возможность отдохнуть, так что не сопротивляйся. – Улыбнулась Лера. – На тебя столько всего навалилось. Займись собой. Тем более, завтра на работу идёшь. Нельзя чтобы все видели тебя такой бледной и измученной. Думаю, ты Уткину порадовать не хочешь?
- Гуцулова умеешь ты уговаривать. – Кулёмина начала складывать принесённые продукты в холодильник. – Действительно, сейчас залягу в ванную, - мечтательно произнесла Лена, - С Дашей это не очень получается, страшно надолго одну оставлять. «Ещё бы придумать, как мозги отключить», - подумала блондинка.


Через какое-то время дверь в спальню, где закрылся Степнов, отворилась, и мужчина вышел оттуда с чемоданом в руке:
- Кристина, - тихо произнёс он.
Женщина повернула к нему заплаканное лицо.
- Ты прости меня за всё. – он опустил в пол глаза. - Мужем я был никудышным. Наверное, нам действительно нужно было давно расстаться. Тебе ни нужно никуда уходить, я сам уйду. Женщина первый раз видела его таким потерянным. Сердце сжалось от боли и сострадания:
- Я сама…
- Подожди, - он не дал ей договорить. – Меня друг давно в Архангельск звал. Я поеду к нему.
- Но у тебя здесь хорошая работа. – Кристина встала с места, пытаясь остановить его.
- Мне тяжело здесь. Слишком много воспоминаний. Они не дадут мне жить. Так будет лучше для нас всех. И попроси прощения за меня у сына. Пусть он будет счастлив. – Виктор развернулся и вышел, оставив жену в растерянности. Как давно она не видела его таким настоящим. Женщина вздохнула, подошла к окну, увидела, как он удаляется. Может быть, им и не суждено больше встретиться…


Ключ в замке еле слышно повернулся. Вошедший осторожно открыл дверь квартиры Кулёминой. В прихожей горел свет. Стараясь не шуметь, он так же закрыл её за собой. Было слышно, как в ванной журчала вода. Стараясь не производить лишнего шума, вошедший снял обувь и прошёл в комнату.


Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 


ntljsuslvaДата: Воскресенье, 18.11.2012, 19:32 | Сообщение # 30
Завсегдатай
Группа: Проверенные
Сообщений: 488
Награды: 16
Репутация: 37
Статус: Offline
Глава 29

Кулёмина вышла из ванной, вытирая волосы полотенцем. В комнате горело бра, «Там же не было света», - подумала Кулёмина и пошла выключать. В этот момент её взгляд упал на стоявшие в прихожей кроссовки. Сердце бешено застучало, она осторожно вошла в комнату. Чьи-то руки обняли её сзади:
- Не бойся - это я. – Шептал молодой человек, прижимая девушку к себе.
Он мог бы ничего не говорить, она поняла, что это Артём, как только его руки коснулись её тела. Кулёмина бы узнала их из миллиона.
- Ты можешь говорить, что угодно, можешь выгонять, сколько влезет. Я всё равно не уйду. – губы, о которых она мечтала так долго и так тосковала, были совсем рядом. Его дыхание нежно щекотало её ухо, и невидимые импульсы волной расходились по телу.
Но Лена и не собиралась его выгонять, у неё на это просто не хватило бы сил. Она устала бороться с собой и своими чувствами. «Будь, что будет», - решила Кулёмина и хотела повернуться, но он опередил её, развернув лицом к себе:
- Ты моя, и только моя. – Степнов жадно впился в её губы своими, не дав возможности ничего ответить. Девушка послушно ответила на этот порыв. Поцелуй «ударил ей в голову», как крепкое вино, так она не целовалась ещё никогда: безудержно, страстно, безумно, как будто в каждой клетке её тела горело по крошечному факелу. Артём потянул за кушак её надетого на голое тело халата, и шёлковая ткань сползла по плечам девушки и упала к её ногам. Его руки неустанно скользили по её спине и ягодицам, то сжимая их, то отпуская. Затем, не прекращая поцелуй Степнов, подхватив любимую на руки, как что-то невесомое и отнёс её на кровать. Когда Артём только на секунду оторвался от её губ, чтобы снять с себя футболку, эти мгновения показались Кулёминой вечностью. Желание продлить поцелуй было настолько сильным, что Лена обвила молодого человека за шею руками и притянула к себе. Футболка полетела в неизвестном направлении. Они вновь начали самозабвенно целоваться, а соприкоснувшиеся друг с другом тела вызвали у влюблённых эффект ядерного взрыва. Кровь бешено застучала в висках, мысли путались. Почувствовав его руки на своей груди, Лена застонала, и начала неистово ласкать его тело. Губы Артёма опустились на чувствительное местечко у основания шеи, затем всё ниже и ниже, он исследовал губами и языком каждую клеточку её кожи, а она, извиваясь под разгорячённым телом Степнова, обняла его голову и гладила тёмные волосы. Вся сущность Кулёминой пылала от неудержимого желания. Когда жар охватившего их пламени стал невыносим, Артём овладел ею, дав волю страсти и нежности.
Потом обессиленный, опустился рядом с девушкой и крепко обнял её, отдышавшись, нежно коснулся губами её щеки:
- Ленка, как же я соскучился, как же я люблю тебя, – и ещё крепче прижал её к себе. – Это самый лучший день рождения в моей жизни.
- Тебе сегодня день рождения? – Удивилась Лена.
- Угу, - кивнул Артём.
- А я тебя не поздравила.
- Ещё как поздравила. И знаешь, что…- замолчал он.
- Что?- вопросительно подняла брови девушка.
- Как ты думаешь, мы не повредим ребёнку своим усердием, если ты продолжишь меня поздравлять? - Хитро улыбнулся Степнов и припал губами к её шее.
- Ну я думаю… Нет. – Кулёмина повернулась к нему и коснулась рукой его вновь налившейся плоти. – Я за то чтобы продолжить, томным голосом сказала она, и их вновь накрыло волной страсти и понесло по течению.



Знаете,почему Бог сначала создал мужчину а потом женщину.Ведь сначала делается набросок,а потом шедевр..
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Эхо
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: