Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » ОФСАЙД (КВМ)
ОФСАЙД
StrausДата: Понедельник, 04.07.2011, 09:25 | Сообщение # 1
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Название: ОФСАЙД
Авторы: Straus и ст_Туман
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, OOC
Рейтинг: R
Статус: в процессе

Примечание: Офса́йд (англ. Offside) - положение вне игры.

"Вся наша жизнь - игра", - говорили великие, но иногда ты оказываешься за пределами этого круговорота, не решаясь вернуться, но и не имея возможности причалить к другому берегу. Тебя несет течением, и ты лишь ждешь подсказки, которая поможет сделать выбор. Вот так и наши герои оказались вне игры, принудительно и намеренно, и это время - чтобы понять, не поспешили ли они.

Авторы, Юля и Марина, ждем вас в темке с комментариями smile


http://seriali-online.ru/forum/76-9272-1




Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Понедельник, 04.07.2011, 09:42
 
StrausДата: Понедельник, 04.07.2011, 09:27 | Сообщение # 2
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Пролог.

Я бы хотела тебе сказать много громких слов, таких, чтобы ты услышал. Чтобы понял меня. Но не могу. Ты не оценишь этого, после всего того, что я сделала. Но мне, честно, ничего не нужно. Хочу просто чувствовать, что ты по-прежнему рядом, что знаешь, как я нуждаюсь в тебе. Просто хочу, чтобы было как раньше. А если я буду забываться, встряхнул меня хорошенько за плечи и сказал, что любишь меня, дуру! Я бы, может, расплакалась сначала, сказала бы, что ты не понимаешь меня и никогда не понимал, ушла бы в другую комнату, а потом бы придумывала, как забрать свои слова обратно. Ведь это самое лучшее, что было у меня; сейчас этого нет. Никто не кричит, не отчитывает, потому что не волнуется, не заботится, как это делаешь ты. На миг представлю, что у нас с тобой все хорошо, как раньше, осмелюсь задать вопрос, который меня волновал тогда и волнует сейчас: «Я тебе нужна?» А в ответ: «Всегда»…


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Понедельник, 04.07.2011, 09:28 | Сообщение # 3
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 1.

После нескольких настойчивых звонков в дверь звякнули ключи. Несколько поворотов в замочной скважине, и дверь открылась, впуская в дом светловолосую девушку с чемоданом в руках и гитарой за спиной. Ключи со звоном полетели на тумбочку. Вещи приземлились тут же рядом на пол. Она стянула с себя куртку, на ходу стаскивая кеды. Усмехнулась, тряхнув длинной челкой, которая закрывала глаза, - на всю квартиру вещал громкий голос комментатора баскетбольного матча по телевизору, сопровождаемый оживленными возгласами хозяина дома.
- Ну кто так прыгает, ну кто?! Мешок с картошкой выше подлетает, чем вы!
Обреченно выдохнув, молодая музыкантша остановилась на пороге гостиной и покачала головой - ее даже и не заметили. Все внимание мужа было приклеено к телевизору. Громко прокашлявшись, она постучала костяшками пальцев по дверному косяку. Мужчина сначала просто отмахнулся, мол, не мешай, а потом, сообразив, удосужился повернуться.
- Лена! Ты почему не позвонила, что приезжаешь? Я бы тебя встретил! – Он тут же подошел к ней, заглядывая в глаза.
- Да вот, Вить, уже сама добралась… - как-то отстраненно произнесла она.
- Я так рад! Просто безумно! Очень по тебе скучал! – и, не дожидаясь ее ответа, поцеловал нежно в губы, прижимая к себе. После затянувшейся паузы спросил: – Ну как гастроли? Я каждый твой концерт по интернету смотрел. Последние: ты уже такая уставшая была, но, как всегда, счастливая!
- Ага, - кивнула Лена. – А ты как тут без меня был? Всё своих бегемотов в школе гонял?
- Да-а-а, - смущаясь, протянул мужчина, - и то, и это. С дедом твоим новые романы обсуждали. Старый пройдоха, у него этих идей просто завались! Я все с раскрытым ртом слушал!
- Понятно, - на лице девушке появилась понимающая улыбка. – Ладно, я в душ, разогреешь мне что-нибудь поесть?
- Да, сейчас, Ленок, только второй тайм досмотрю. Такая игра захватывающая! Я всю неделю ждал!

Лена усердно стирала с себя мочалкой усталость и неудовлетворенность таким «радушным» приемом.
«В этом весь Степнов: ему важнее результат, достижение, чем моральное состояние в данный момент. Ну, вот кто встречает жену из долгой командировки в старых домашних трениках и растянутой футболке? Более чем уверена, что Анатолий Алексеевич себе бы такого не позволил. Он вообще очень следит за собой, никогда не надевает неглаженное, да и вообще, в нем стиля больше, чем в Вите его целеустремленности… и добивается он тоньше, умело, действуя так, что и сама не замечаешь, как уже очарована. А Витя что? Мужик сказал – мужик сделал. Устала. Не могу больше. Хочется, чтобы ухаживали, романтики и цветов, в конце концов, я этого заслуживаю, у меня море поклонников, и только один муж ни во что меня не ставит, не восхищается. А если ему мои успехи не важны, то и незачем это все…» - раздраженная она распахнула шторку и обнаружила, что не взяла полотенце. Девушка открыла дверь в ванной и громко крикнула, чтобы Виктор принес чем вытереться. Стояла минут пять, тарабаня пальцами по кафелю стены. Психанула, сдернула с крючка его полотенце и завернулась в него. Мокрыми ногами прошлепала к залу, откуда все так же разорялся телевизор. Руки в боки, открыла рот, чтобы разразиться гневной тирадой…
- Ой, Ленок, с легким паром! Садись, родная, еще семь минут, и идем ужинать, - Виктор похлопал ладонью по дивану, поерзал, подвигаясь, чтобы жена уместилась рядышком. От такого нахальства все слова закончились. Ну что ей делать? Орать? Сейчас он не услышит ничего, по крайней мере, ближайшие семь минут он потерян для ее общества, а потом – будет ли смысл. Она молча опустилась на диван. – Лен, ты ноги не вытерла, что ли? Заболеешь. – Продолжая смотреть в телевизор, Виктор отогнул один край полотенца и стал протирать согнутые в коленках ноги, как делал это тысячу раз после принятия душа. – М, мышцу забила. Вот тут, чувствуешь? – Не глядя отложив полотенце, он провел по бархатной коже руками. – Погоди, сейчас полегче будет, - разминая, пальцы перемещались вдоль икры, которая в последнее время действительно болела. Несколько раз Виктор, возмущенно воздевая руки к потолку, вскакивал и ругал игроков, потом возвращался на место и просто обнимал Лену. Семь минут истекли, и чета Степновых устроилась на кухне.
- Теперь рассказывай, - гремя тарелками, мужчина мельком глянул на приунывшую за столом девушку. – Устала? А все из-за ног, кроссовки неудобные?
- Каблуки, - устало произнесла жена. Поставив в микроволновку блюдо, Виктор удивленно повернулся, вглядываясь в ее лицо.
- Ты стала каблуки носить?
- А что? Они мне идут.
- Лен, ты же знаешь, это укорачивает заднюю поверхность, мышцы забивает. Потому и болят ноги.
- Но я же женщина, и иногда выглядеть хочется как женщина.
- Раньше ты не задумывалась над этим, тебя и так устраивало.
- Вить, отстань, а? Я с ног валюсь, а ты…
Виктор подошел к диванчику, взял Лену за руку, потянул к себе, заставляя встать. Обнял, зарывшись в волосы лицом.
- Я так соскучился, Лен. Ты приехала какая-то другая, или я отвык уже. Только… погоди, тут этого не было… - Руки скользнули по талии, потом по бедрам, не без некоторого удовольствия отмечая, что чуть-чуть лишнего придает ее телу только мягкости. – Лен, ты зарядку когда последний раз делала? И питаться кто будет нормально?
- Степнов! – Девушка сбросила его руки с себя, отталкивая. – Ты – зануда!
- Ленок, но ты никогда так не запускала себя, ты же сорвешь желудок… - Как раз в этот момент пропищала микроволновка.
- Все, закрыли тему. Дай поесть.
Виктор сидел и смотрел на свою жену, упорно прячущую взгляд в тарелке. Он любил ее всегда, это словно частичка его сердца – она есть, и это главное. Наверное, слишком доверял, потому и отпускал, потому и разрешал многое без него, хотя, что ему мешало взять отпуск и поехать на гастроли с ней. Но он старался не мешать. Ему нравилось узнавать ее по новой, но каждый раз убеждаться, что это она, его Ленка… родная, любимая, интересная и такая знакомая, которая всегда будет рядом, потому что они очень похожи. У них одни идеалы и один стиль жизни – спорт, движение, у него – дети, а у нее – музыка. И это дополняет их так же, как и их разница в возрасте.

Составив посуду в раковину, Виктор отвел Лену в спальню, а сам направился в душ.
В одном полотенце вокруг бедер он появился в комнате в тот момент, когда Лена что-то щебетала в трубку. Расслабленная поза, устало закинутые на подлокотник кресла длинные ноги, хрипловатый голос – Виктор мысленно рыкнул, чувствуя, что теряет голову. Подошел, взял телефон, отключил и положил на столик.
- Витя! Ты что?! Я же разговариваю!
- А я соскучился по своей жене. – Он подхватил ее на руки, около кровати поставил на пол и впился в губы, не давая никаких шансов возразить или вырваться. Влажное тело мужчины вскоре придавило жену к кровати, и она впилась тонкими пальцами в широкую спину. Ладони гладили ее тело, заставляя дрожать.
Он мощно овладел ею. Без каких либо прелюдий, не предупреждая, но чувствуя, что готова, делая до судорог приятно и ведя за собой, властно и четко давая понять, кто здесь хозяин. Потом нежности, а сейчас - разрывающая душу тоска навылет, с каждым движением, каждым вздохом. Изголодавшийся по жене мужчина бессильно опустился рядом с любимой, прижимая к себе податливое тело.

Утро для Лены наступило внезапно, когда сквозь сон до нее донесся настойчивый голос мужа, с которым она жила вот уже три года в законном браке:
- Леночек! Просыпайся!
- У, Вить. Уйди. – Она перевернулась на другой бок.
- А ну подъем, соня, на пробежку, милая. - Поцелуи опускались все ниже и ниже, ладонь мужчины тоже скользила по изгибам тела.
- Не хочу, дай поспать.
- Идем сгонять лишние калории, которые на своих гастролях наела. Вставай, говорю!
Сам не заметил, как увлекся, целуя грудь и животик. Разминка отменялась, а на пробежку нужно было выйти, но времени оставалось мало. «Черт с ней, с пробежкой! На турнике отработаю», - решительно развел длинные ноги жены.
- Витя!

***

Продрать глаза удалось только к обеду, да и то, услышав призыв мобильного телефона.
- Леночка, у меня тут к тебе предложение есть, подъезжай на базу, буду ждать. – Продюсер отключился, а Лена села на кровати.
Тело ломило от Степновских ухаживаний, настроение было, мягко говоря, не очень, - она снова уступила его силе, как было всегда – не завоевывать, но брать.
«Еще он что-то говорил про калории. Я уже и забыла, как на дорожке-то стоять, а уж про бег и говорить нечего…»

Раздражение накапливалось постепенно, по мере того, как Лена обнаруживала полное отсутствие изменений в облике дома, и, соответственно, образа жизни. Она самодостаточна в своей карьере, она растет и совершенствуется, узнает новое, учится, а муж остается на том же уровне, не стремится, не развивается. И это начинает сверлить подленькой мыслью: «Он тебя не стоит».
Побросала нужное в сумку и хлопнула дверью, отправляясь навстречу новому, интересному и такому заманчивому.

Витя осторожно открыл дверь, чтобы не издавать излишнего шума. Сегодня он ходил на собеседование в одну известную спортивную школу, ему предлагали должность главного тренера с хорошей стабильной оплатой.

В руках мужчина сжимал красивый букет из белых лилий, он знал, что в холодильнике еще с Нового года стоит непочатая бутылка красного вина. Ему не терпелось обрадовать этим известием жену и вместе с ней это дело отметить. Быстро пробрался на кухню, не включая свет и чертыхаясь, что не может найти вазу, чтобы поставить цветы. Нужная ему вещь нашлась на полке, но пока он за ней тянулся, уронил сахарницу, наделав шуму.
В этот момент на кухню влетела Лена: во взгляде промелькнуло недоверие при виде букета, губы поджала. Виктор отметил, какая она красивая в этот момент. Хотел было уже сказать ей об этом, как она сама его перебила:
- Мне нужен развод!
Ваза полетела вниз, вдребезги разбившись о кафельный пол.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Четверг, 07.07.2011, 09:25 | Сообщение # 4
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 2.

Мужчина стоял, в темноте вглядываясь в лицо жены и до боли сжимая стебли цветов в руке. Ему казалось, что это демон, а не Лена, и он никак не поймет, что ему от него надо.
- Что это значит, Ленок? – немного отойдя от шока, он понял, что слышал все же ее голос.
- А то и значит. Я ухожу от тебя.
Она развернулась и вышла с кухни. Холод фраз дал понять, что это не на порыве, это обдуманное взвешенное решение. Приехала какая-то чужая, настороженная, словно искала предлог разозлиться. Но ведь она только утром стонала от его ласк, ей нравилось… - притворялась? Он швырнул букет в раковину и, громко топая, пошел следом. Догнал на пороге в комнату, схватил за руку и развернул лицом к себе.
- Не смей уходить, когда я с тобой разговариваю! – прошипел почти в губы.
- А то что? – нахально склонила голову набок. – Отжиматься заставишь, как в школе?
- Леночка, я, конечно, понимаю, что у тебя там взыграло в одном месте, но мы давно не в школе.
- Вот именно! – девушка попыталась его оттолкнуть. - Так что перестань за меня цепляться и вообще отпусти меня, ты делаешь мне больно!
- Это мне больно, Лена! – выкрикнул мужчина, хватая ртом воздух, чтобы осмелиться сказать все, что он на самом деле думает. – Что случилось вообще? Я не понял! К чему это все? И ласки, и нежности? А потом… это? Я думал, что я был не самым плохим мужем…
- Не самым плохим, но сейчас я устала…
- Ну, давай отдохнем друг от друга, я не знаю. Ну, хочешь, я пока на диване в зале посплю, или поживи у деда недельку. Зачем так резко на поворотах? Развод! Тоже придумала! Кому это сейчас вообще нужно?
- Мне нужно, я хочу развод.
- Нет, ну это вообще уже ни в какие рамки не входит! – всплеснул руками мужчина, разворачиваясь к жене спиной.
- Куда пошел, Витя?
- Считай, что нет меня… убила… - низким голосом произнес он. Ленка засопела.
- Пойми ты меня, нас больше ничего не связывает, не держит, ты – сам по себе, я – сама.
- Не связывает? Мы же через столькое прошли, Лен, чтобы быть вместе! Неужели ты забыла?
- Ну, мы можем… остаться друзьями.
- Друзьями? Кулемина!!! – со злости, назвал ее по девичьей фамилии. – Ты дура что ли?! Уйди с глаз моих!
- Все. Завтра, значит, в суд.
- В суд? Хрен тебе, а не суд! Я никуда не пойду, а ты хочешь в суд, хочешь еще куда! Пожалуйста, я тебя не держу! Никогда не держал! – и захлопнул перед ее носом дверь в гостиную. – Должно быть, зря… - сам себе тихо сказал он.

Ноги не держали, внутри все переворачивалось, и мужчина обреченно опустился на диван, опустив голову на сложенные вместе кулаки. «Развод. Такой вот приговор их совместной жизни. Всего три года, да и то, сколько они были вместе, сколько горячих ночей, счастливых дней – по пальцам пересчитать, а разлуки, тоски и усталости в них больше некуда. Вот и теперь осталась одна усталость».

Сидел, пытался понять, что именно стало причиной такого поведения Лены. Она никогда не была капризной или заносчивой, она не жаловалась на отсутствие денег – ко всякому привыкла, все в жизни было. Что тогда? Откуда такое отношение к спорту, который раньше был для нее всем, откуда этот холод к нему. Ведь, что бы ни делал Виктор, он делал для них и для нее, потому что любил, потом что хотел быть рядом, отдавать и получать ее тепло. Что-то изменилось. Только как понять, если сразу без объяснений, без разговора такой шаг.

Услышал, как в коридоре завозились. Звякнули ключи, негромко стукнула сумка о пол. Виктор выскочил из зала, споткнулся через сумку, видимо, с вещами.
- Куда собралась?
- Ухожу, я же сказала!
- А ну, стой. – Он взял ее за локоть. – Это что?
- Степнов, ты еще и ослеп? Это мои вещи! Отвали!
- Отвалить?! – взревел он. – Это что за выражения?
- Для тупых повторяю – уйди по хорошему!
- Лена! Прекрати! Что с тобой такое?! Ты выпила что ли?! – мужчина понял, что она сейчас не в состоянии решать, объяснять. Он попытался прижать ее к себе, зная, что что-то с ней произошло, пытаясь поддержать, но Лена выдиралась из рук, кричала и колотила его кулаками, куда попало.
- Сам ты напился, шляешься всю ночь черти-где! Отпусти, и я уйду, не трепи мне нервы, гуляй сколько влезет!!! Слышишь, я не хочу больше так жить!
- КАК?! ЛЕНА! Я пытаюсь добиться, что тебе не нравится? Что я сделал? В чем виноват? Ты можешь мне сказать? – он перехватил ее, повернул к себе и немного приподнял, заглядывая в глаза.
- Да достал ты меня в конец! Мне надоело твое равнодушие, я не вижу от тебя ни цветов, ни подарков, ты не стремишься никуда, сколько лет назад мы меняли в доме что-то? А в жизни? Куда ты катишься, и я за тобой? Куда?! Скажи мне, что дальше? Раз в год на Черное море, и все? А жить-то когда? Я еще молодая, я хочу, чтобы за мной ухаживали, хочу кричать от счастья, дышать полной грудью!!! Понимаешь? Да ничё ты не понимаешь! У тебя одни козлы и бегемоты в башке! Все. Хватит. Не могу больше. Надоело. – Она выбралась из его рук, оторвав крепкие ладони от своих плеч.

Виктор стоял и слушал, но никак не мог понять, каких подарков ей нужно? Она не носит побрякушки, она не любит игрушки и шоколад. Дарить ей гитары – глупость, она свою любит с изображением какой-то рок-звезды, и все. Что еще? Мячей – полный дом, кроссовок и костюмов – на каждый праздник ходят в спортивный магазин… Ходили. Он стоял, а глаза жадно перебирали на ее лице признаки ее настроения - самого главного не было видно, да и Виктор сомневался, хотел ли он знать, что она чувствует к нему теперь. То, что она думает – он понял. А вот чувства… с ними сложнее, он никогда не был чуток к эмоциям других, а потому ему важен был сейчас этот блеск глаз. Не любит?..
- Ты пока еще моя жена. Я не отпускаю тебя никуда! Понятно? Вот когда мы сможем спокойно говорить, тогда и решим.
- Меня ждут! Открой дверь! – Степнов загораживал путь из квартиры.
- Обойдешься! Подождут, а не могут – значит так ждут! А ты остаешься тут! И только посмей уйти! – он взял ее за локоть, второй рукой подхватив за талию, впихнул в комнату, отцепив пальцы от притолоки. И замкнул дверь. Она сначала тарабанила в дверь, но потом притихла.

Виктор походил по коридору, почесал макушку. Поднял тяжелую сумку, в которой, по всей видимости, лежали собранные вещи, открыл дверь и поставил сумку около шкафа. Молча вышел из комнаты. Еще не хватало, чтобы девушка такие сумки таскала. Она и так на гастролях тяжести поднимает, да еще и встретить не просит, все сама. Независимая.
Слышал, как она звонила по телефону, кому-то что-то тихо говорила, местами возмущалась. Прислушался. Виктору показалось, что она с мужчиной разговаривает, и он ушел к себе, хлопнув дверью.
Он не мог поверить, что Лена, его Ленок, которая всегда смотрела на него, как на старшего, мудрого, защитника, опору во всем, теперь так может говорить и поступать.

***

Виктор еще не спал, когда раздался грохот на всю квартиру. Еще толком не успев сообразить, в чем дело, Виктор услышал громкие удары, доносящиеся из спальни. Почему-то не сомневался, что это Ленка сейчас колошматит в деревянную дверь, видно, вспомнила ринг, а то и хотела напомнить, какие у нее длинные ноги.
- Долго будешь буянить? - подошел к двери.
- Дурак, выпусти меня! Мне в туалет надо! - крикнула она с той стороны. Мужчина, покачав головой, открыл. Ленка выглядела слегка растрепанной, глаза яростно блестели.
- И нечего кричать, это тебя немного успокоит.
- Слабо верится, - проворчала она. - Вот если ты мне дашь развод, я, может, и поверю!
- Лен, ну ты же не серьезно! - попытался еще раз вразумить девушку.
- Я серьезно, - стойко выдержала его пронзающий взгляд.
- Ну, удачи! - пожелал Степнов. - До скорого свидания!
"Ну как с ним еще разговаривать? Он не понимает что ли?"
Лена даже притопнула от злости и засеменила в туалет.
На обратном пути, проходя мимо зала, сказала в закрытую дверь:
- Замыкать будешь?
- Делай, что хочешь, - глухо донеслось в ответ.

Прошло достаточно времени, пока Лена затихла в их спальне, по крайней мере, часы именно это и показывали, но Виктору казалось, что всего несколько минут с того позорного момента, когда он повернул в замке комнатной двери ключик. Зачем? Чтобы спасти, что уже разрушилось? Чтобы показать, кто сильнее? Он утром уйдет на работу, и она уйдет. Какая теперь разница.

***

Сквозь щель между шторками лился тусклый свет уличных фонарей. Как в тот день, больше трех лет назад, когда с замиранием сердца ждал ее у подъезда с букетом. Хотел просто поздравить с удачным выступлением, а у самого сердце заходилось от счастья, что увидит. Удивлялось и трепетало от того, что он, здоровый мужик, боится девушку, которая его младше на целых полжизни. Вот ведь угораздило!
- Люблю тебя, - вырвалось вместо поздравлений, когда она устало улыбнулась от того, как он забрал гитару с ее плеча.
И словно камень с души свалился, теперь она знает. А дальше пусть решает, нужна она ей, эта любовь.


И теперь выходит, что не нужна стала...


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Четверг, 07.07.2011, 09:37
 
StrausДата: Понедельник, 15.08.2011, 09:20 | Сообщение # 5
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline


Глава 3

- Виктор Михайлович, а какой факультатив вы предлагаете ввести, чтобы занять детей в свободное от учебы время?
Вопросы, которые сегодня поднимались на совещании, до этого никак не касавшиеся учителя физкультуры, настигли Степнова в самый неподходящий момент. Тронь его сейчас – закипит и взорвется, не говоря уже о том, если начать наезжать. А тем более, если это делать голосом библиотекаря Уткиной.
- У меня секций – выше крыши! Какую еще я могу предложить? И так медом не заманишь никого на тренировки. Я что, за ними бегать должен?
- Вот вы все молчите… - не унималась библиотекарша.
- А что я скажу? Просили группу собрать пять лет назад, мы собрали, вон, ищи свищи теперь! Больше я на такое не подписываюсь! Не будет у меня секций никаких, и точка!
- Виктор Михайлович, ну, это вы погорячились. Мы вам очень благодарны, да и не требуем ничего. Не требуем, Светлана Михайловна, мы с Виктора Михайловича ничего! – Савченко сдвинул брови, глядя на библиотекаршу, и та, жалостно всхлипнув, уселась на место.
«Пристали. Какой от меня сейчас прок, если в своих-то трех соснах не разобраться. Жена ушла, а я так ничего и не сделал. Что сделать-то? Еще и зарплату задержали. Ладно, хоть тренером в сборной взяли… Нужно что-то менять, иначе…»

- А как защищаться-то? – хрипловатый голос пробрался до самой глубины души. Взгляд невольно скользнул по лицу девушки: от скулы вниз, до подбородка, и коснулся губ, едва прикрытых худеньким кулаком. Кто ж так защищается? Чуть толкнешь, и сама себе же в нос угодит. А картинки, как нападают в подворотне, настойчиво всплывали в памяти – проходили, знаем – и заставляли жестко вбивать науку в хрупкое тело, заставляя голову запоминать до автоматизма движения, - не дай Бог придется отмахиваться в темноте. Да, сначала жалел, но ведь там никто не сделает скидку на это… Что девушка, что «любимая ученица».
- Еще раз тебе говорю, рука чтобы здесь стояла! Смотри, нога идет сюда, - мужчина сделал подсечку, и Ленка оказалась на лопатках, издав вздох боли и катаясь по мату. Степнов испугался, но, увидев улыбку, облегченно выдохнул и для виду придал голосу строгости.
- Техники у тебя никакой! Тебе еще учиться и учиться, салага…


Кто же знал тогда, что эти бои окажутся такими судьбоносными в их жизни. Что ее трудности, которые они разделят на двоих, сблизят их еще больше. Что будет так тяжело на сердце, просто до невозможности. И страшно, и горячо, и больно, но потом все-таки долгожданное «вместе».
«Почему с нами так, Ленка? Как докатились, не понимаю…»

По дороге в спортзал в голове у мужчины опять и опять всплывали различные воспоминания. Вот здесь он предлагал ей быть снова друзьями, тут допрашивал, подозревая о беременности. Спортзал, тот и вообще хранит множество воспоминаний, связанных с ней. И как после всего, что произошло, можно спокойно здесь находиться, зная, что не его она теперь. Нет, работать в спортзале всегда было более, чем приятно, но Ленка, как в душу плюнула. За что? Он бы это тоже хотел знать. Но мало просто думать, надо действовать. Как некстати опять пришли мысли о Ленке, а вместе с ней те памятные дни их тренировок, а потом и ринг.

«А что если?..» - осенила мысль мужчину, но он быстро отогнал ее. Мало ему в прошлом было. Но этот выход казался единственным, и мысли о боях часто посещали голову Степнова.
«Вот когда ремонт в спортзале сделали, казалось, новая жизнь началась. Быть может, тоже попытаться как-то изменить внешне что-то, тогда и настроение будет другое. Да и Ленка говорила, что мы ремонт сто лет не делали. И диван скрипит, как телега несмазанная. Ленка любит раскинуться на кровати, как разложит ноги свои, деваться некуда!»

Мужчина заметил, что при воспоминании о жене мысли сразу запутались, а внутри началось движение куда-то в одном направлении. Он снова отмахнулся от ненужных мыслей.

«Сколько кровать стоит, интересно. Ладно. Сегодня в магазин после работы схожу, прицениться. И еще надо зайти в тот клуб, может, и нет уже там никакого ринга и подпольных боев. Быстрее заработать денег не получится, не у деда же Кулемина просить. И ремонт…» - он вздохнул.

***

На базу Лена приехала сразу из дома. По пути на квартиру родителей позвонил продюсер и сказал, что уже ждет. Пришлось пересаживаться на другую ветку. Так быстрее. Он встретил ее на парковке, куда подъехала машина, из которой вышел какой-то мужчина в костюме. Он привез документы и намеревался обсудить свои вопросы с Леной и ее представителем.
Пересекая площадку, топая за мужчинами, Лена несколько раз поправила лямку тяжелой сумки на плече. Перекинула на другое плечо, отстав, что заметил Анатолий, вернулся, сказав:
- Хочешь, давай я понесу. – Девушка избавилась от своей ноши, не додумав свою мысль о том, почему Степнов даже пакетик с тоненькой тетрадкой сразу у нее забирал. – Ты на северный полюс собралась что ли? Гастроли еще не скоро, куда такую сумку тащишь?
- Ты же сам сказал, поторопиться. Не успела завезти домой.
- Да, молодец, что сразу приехала.
Мужчина подмигнул ей, а потом присоединился к собеседнику.

Условия контракта были, мягко говоря, не очень, но если продюсер говорит, значит надо слушаться. Лена не любила заказы, ей больше нравилось петь от души, там, где ее принимали те, кому нравились ее песни, ее голос. А развлекать каких-то отдельных личностей было неинтересно, никакого удовлетворения от работы она не получала. Но Анатолий пообещал потом ей пару дней настоящего отдыха.
- Леночка, нам нужен этот заказ. Давай отработаем и отметим где-нибудь на природе.
- Хорошо, уговорил, но ты знаешь, как я отношусь к этому.
- С меня причитается, - мужчина приблизился к девушке. – Давай сходим куда-нибудь? Потанцуем.
- Не сегодня, не хочу. Устала.

***

С Ленкой Виктор не виделся уже неделю. «Может, и к лучшему, успели уже соскучиться друг по другу. Да и сегодня после работы не до того будет, сегодня бой».
Открыл дверь и шагнул в светлый коридор. «Помяни черта!» Кинул ключи на тумбочку рядом с Ленкиными. Их обладательница тоже не заставила себя долго ждать.
- Я ненадолго, – прижимая трубку плечом к уху, видимо, с кем-то разговаривая, бросила мужчине девушка.
- И тебе здравствуй, - разуваясь, настороженно произнес Виктор. Весь настрой коту под хвост. «Наверняка опять с хахалем своим треплется…» Хоть какая-то надежда на то, что жена образумилась и решила остаться с ним, тут же угасла, только он глянул на ее равнодушное лицо. Ни капли сожаления, ни смущения – вообще ничего, как чужая. Правда, он не мог отрицать того, какая Лена сейчас красивая. И хотел он ее в этот момент ничуть не меньше, чем всегда. Говорят, свобода, в которой человек иногда так сильно нуждается, красит его, и Степнов знал кучу примеров, когда жены, наконец-то получив развод, заметно хорошели. Но неужели его Ленке это так надо было, счастлива ли она теперь?
- Что ты на этот раз пришла покалечить в этом доме? На сердце моем ты и так уже изрядно потопталась, ваза в мусорке, не склеить, боюсь теперь, чтобы двери в спальню совсем с петель не слетели, после твоей долбежки по ним.
- Можешь язвить сколько угодно, я больше ругаться не собираюсь, даже и не старайся. Вот, я принесла бумаги о разводе. Подпиши, - она протянула ему папку.
- А я еще и не начинал, - холодно ответил Степнов, пробегаясь пристальным взглядом по содержанию документов. Потом хмыкнул, поразившись женской наглости, и бросил папку на кухонный стол. «Какая быстрая, так все решила, сама… Ну ладно, мы тоже по- своему сделаем»
- Я ухожу, после поговорим.
- В смысле? – Лена перегородила ему дорогу. – Подпиши это, и я уйду.
- Прояви уважение к делам других, дорогая. – Подхватил сумку, которую еще с утра собрал, и закинул на плечо. – А это… - мужчина шагнул к ней и, прижав к себе одной рукой за талию, яростно впился в сжатые губы. Зная, как ей нравится, терзал губы до того момента, пока она не начала отвечать, а потом резко отпустил. С пренебрежением вытер рот от блеска для губ, - мне на удачу.
Лена, ошарашенная тем, что только что произошло, не успела и слова сказать. Сердце отчаянно бухало в груди. Уже выходя за дверь, бросил ей:
- Трусы свои из ванной не забудь забрать!
Словно отрезвило, девушка врезала кулаком в обивку двери: «Придурок!»



Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Понедельник, 15.08.2011, 09:20
 


StrausДата: Вторник, 16.08.2011, 09:03 | Сообщение # 6
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Глава 4

Концерты по последнему контракту длились шесть дней. Полностью вымотанная, Лена застегнула молнию на чехле гитары, радуясь, что наконец вырвалась из таких условий. Закинув инструмент на плечо, вылетела из гримерки, чуть не сбив с ног продюсера.
- Леночка, ты умница, публика довольна. Предлагаю отметить это в каком-нибудь ресторане. – Мужчина приблизился довольно плотно, загораживая Лене обзор на улицу.
Было душно, и она спешила на воздух, да и вздохнуть облегченно было приятней вдали от этого дурацкого места, но теперь ей нет хода на волю. Дискомфорта добавляла гитара на плече и теплые руки где-то в области талии. Уж лучше бы они были прохладными.
- Толь, я так устала, ничего не хочу.
- Леночка, все закончилось, можно расслабиться, ты отлично поработала. – Мужчина потянулся ее поцеловать, но Лена отвернулась.
«Этому бы только отмечать, а нормальным людям хочется покоя, тепла и уюта»
- Ага. Я домой, отдохнуть хочу.
- Хочешь, я провожу тебя до дома?
«Ну, что тут скажешь?»
- Не, все нормально, я уже такси вызвала.
Девушка, поджав губы, изобразила подобие улыбки и шагнула к только что подъехавшей машине.

В этот момент Степнов в одиночестве нарезал круги по квартире. Когда появился первый заработок после проведенных боев в подпольном клубе, он ломал голову над бытовыми проблемами. Зайдет в одну комнату, присмотрится, потом в другую.
Вот откуда ему знать, какие обои лучше подойдут для спальни, а какие – для зала? С кухней более ли менее понятно – налепим, какие понравятся. А тут…
Виктор набрал телефон жены. Отключен. Или разговаривать не хочет, или что-то случилось. День на дворе, не может же она спать. И вообще, где ее искать. Если бы она была у Петра Никаноровича, то старик должен был догадаться об их проблемах, а, соответственно, уже бы начал действовать, на то он и фантаст. Значит, не у деда. Тогда где?
Отбросив мысль, что Лена может жить у кого-нибудь, он отправился на старую квартиру Кулеминых. Коврик у входа был вычищен, а потому Степнов твердо решил, что Ленка там, за коричневой дверью. Позвонил. Реакции никакой. Значит, дрыхнет. Нажал на кнопку и подержал подольше. Или ему показалось, или он услышал возню за дверью. Никто не открыл, и Виктор постучал кулаком. Тихо. Еще пара попыток позвонить, и раздался заветный щелчок замка.
- Чего тебе от меня надо, Степнов?
- Доброе утро, страна! Чего, головка бо-бо?
- Отвали, - стала закрывать дверь. Растрепанная, сонная – самая милая на свете картина, которую впитываешь не только взглядом, но и всем сердцем, которое торопится запомнить, стуча чаще и горячее.
- Мне помощь твоя нужна.
«Нет, это будет продолжаться еще очень долго. Он знает, на чем сыграть, знает же, что не смогу отказать ему, тем более, когда этот голос под кожу пробирается щекотливыми мурашками. Никак не отвыкну еще, не оторваться от него, и он не отпускает».
Она тяжело вздохнула, на лице отразилась какая-то внутренняя борьба, и мужчина забеспокоился. Такой он Ленку не часто видел, последний раз, наверное, в школе, и такое ее поведение его сразу насторожило.
- Лен, у тебя все нормально? Выглядишь как-то…
- Что, не нравится? А раньше ты не жаловался.
- Да нет. Просто... сама не своя. Тебе, может, что нужно? Ты только скажи, я мигом.
- Да все в порядке со мной, - отмахнулась она. – Выкладывай, что там у тебя. – Сложила руки на груди, так и не пропуская в квартиру, но по лицу было видно, что девушка больше не сердится.
- Это видеть надо.
- С какой радости мне тебе помогать?
- Не пойдешь?
- Что, все так страшно?
- Ну, как сказать… - Виктор замялся, опустив глаза в пол.
«Картина маслом – смущающийся Степнов», - Ленка в душе посмеялась.
- Ладно, подожди, я только переоденусь.
Через десять минут, натягивая кофту, кидая в сумку ключи и телефон, девушка была готова.
- Тетя Галя пол моет. Сейчас опять ворчать будет, что топчем, - кивнула на женщину с тряпкой и ведром пролетом ниже.
- Хорошо. Тогда... - он подхватил девушку на руки и стал спускаться по ступеням вниз. – Так меньше натопчем.
- Отпусти меня, ты...
- Муж же должен носить жену на руках, ты сама говорила, что хочешь...
- Да поздно уже носить! Пусти, говорю! ...

Когда он привел ее в магазин стройматериалов, девушка вопросительно покосилась на мужчину. Уж чего-чего, а такого от него она точно не ожидала. И что это все значит? По дороге сюда и намеков никаких не было на будущие обстоятельства, а теперь ей не отвертеться, до последнего молчал. Подумав, что ее недовольство лишь приведет к очередному конфликту, а не разрешением проблемы, она отбросила негативные мысли и даже втянулась, блуждая с Витей по магазину. В голове рисуя какие-то собственные картинки и образы, смогла отвлечься от повседневной усталости.
- По-моему, вашей жене понравился этот цвет. – Высказала свое мнение сотрудница магазина. Мужчина приветливо кивнул женщине.
- Спасибо. Мы разводимся, - без тени смущения бросил Степнов.
«Лучшая защита – нападение», - подумал он. Лене стало не по себе, и она, обняв себя руками, отошла к прилавку с краской. На черта он ее вообще притащил, если сам мило кокетничает с той продавщицей, и без нее они бы прекрасно справились. Противно и так непонятно. Вот чего ей дома не сиделось, все кости же ломит, а она поперлась фиг знает куда. Разве сложно было догадаться, что ничего хорошего из этого не выйдет.
«Какая же я дура, мне еще учиться и учиться… на своих ошибках!»

Плеча коснулось тепло. Такие приятные, до боли знакомые и родные ощущения. Взглянула на него из-под длинной челки, аккуратно высвобождаясь от его касания.
Уж лучше вообще исключить любые даже намеки на общение, чем вот так по капле терзать сердце. Ведь решила уже, все, конец, и нечего бросаться из крайности в крайность. С ним ей ничего не светит, а без него… Лена не могла отрицать того, что без него тоже чего-то не хватает, но насколько эта нехватка нестерпимая — она пока не знала и предпочитала не думать об этом.
«Наверное, это всегда так… в конце любых отношений. Вроде и рад отпустить, но из-за привычки все равно какой-то осадок остается».

- Это все, я надеюсь, что ты от меня хотел. Я могу вернуться к своим делам?
- Да. Спасибо. Идем. - Распорядившись, куда что доставить, Виктор взял под локоть Лену и повел на улицу.
- Куда ты меня тащишь?
- Домой. Я ж тебя вытянул с постели, должен и обратно доставить. Топай давай.
- Степнов, ты чокнутый. Я только так и не поняла, что ты задумал с этими обоями.
- Решил начать новую жизнь с ремонта. А что нравится девушкам, я не знаю, вот и решил на тебе проверить. - «Он специально это говорит? Чтобы я поревновала? Да вот фиг тебе!»
- Надеюсь, ей понравится.
- Кому? - не врубился бывший муж.
- Твоей девушке. - «Хм. Значит, не ревную?»
- Ага, я тоже.

Довел пешком ее до подъезда, коротко сказал: «пока», - и пошел в обратном направлении. Лена проводила его удаляющуюся спину взглядом.
«Блин, забыла спросить, подписал ли он бумаги. Придется самой идти. Но это потом».


***

- Алле, добрый вечер, Петр Никанорович.
- Витя, здравствуй. Как у вас дела? Я не могу до Лены дозвониться, вот, решил спросить, как вы?
- Да ничего, спасибо. Ленка отдыхает, у нее снова концерты были. А я... вот, в магазине, у нас ремонт, подбираю плитку в ванну.
- Понятно. Я рад, что все в порядке.
- А вы там как?
- Да ничего, прорвемся.
- Может, привезти чего?
- Да я еще пока и сам в состоянии о себе позаботиться, спасибо. Передавай внучке привет. Жду вас в гости, а то совсем старика забыли.
- Хорошо, Петр Никанорович, забежим как-нибудь.

Мужчины попрощались, Степнов отключил телефон и долго смотрел на мониторчик, не представляя, как из этой ситуации они будут выпутываться. Напару с Леной.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » ОФСАЙД (КВМ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: