Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » ШИВОРОТ-НАВЫВОРОТ (КВМ(школьные вариации))
ШИВОРОТ-НАВЫВОРОТ
FaiLenДата: Понедельник, 03.10.2011, 14:29 | Сообщение # 1
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Автор: Failen
Название: Шиворот-навыворот
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst, Romance, Humour
Бета: freedom
Статус: в процессе
Идея принадлежит Стэлле.

http://seriali-online.ru/forum/76-9339-1 Тема для комментариев.




http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713


Сообщение отредактировал FaiLen - Понедельник, 03.10.2011, 14:48
 
FaiLenДата: Понедельник, 03.10.2011, 14:49 | Сообщение # 2
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
По коридору школы шла женщина. Она была здесь в первый раз и с любопытством осматривала все вокруг. Уроки уже закончились, в коридоре стояла тишина, и экскурсии никто не мешал. Женщина остановилась перед стендом с фотографиями. Скользнула взглядом по лицам отличников, немного дольше задержала свое внимание на спортсменах. Отчего-то ей не понравилось фото светловолосой девушки.
- Елена Кулемина, - прочитала женщина и вздернула бровь, выражая неприязнь.
Лица педагогов на соседнем стенде были изучены гораздо внимательнее:
- Савченко, Борзова, Кац, - читала надписи под портретами, шагая вдоль стены, и вдруг остановилась. – Степнов…
Женщина сняла очки, подошла поближе и ещё раз посмотрела на фото.
- Степнов. Преподаватель физкультуры. Очень даже ничего, - довольно улыбнулась и двинулась в сторону учительской.

В это время на педсовете директор подводил итоги двухнедельной авральной работы коллектива по приему новых учащихся и учителей. А что было делать, если одну из школ района закрыли на ремонт? Пришлось приютить соседей.
- Это хорошо ещё, что у нас тут пять школ в округе, есть куда детей распределить, - рассуждал Савченко. - По графику министерства ремонт у соседей обещают завершить к началу нового учебного года. Сегодня десятое ноября, времени у строителей предостаточно. Но! Сами понимаете, что все может затянуться. Так что живем дружно, вовлекаем в плановые мероприятия новые кадры. И чтобы без всяких там эксцессов! Ничего не делаем шиворот-навыворот, - Николай Павлович обвел глазами своих соратников. – Есть вопросы?
- Я тут хотел уточнить, - поднялся со стула Рассказов. – Вот Вы сказали «шиворот-навыворот»… В том смысле, что «не так, как принято», «совсем наоборот», но ведь было время, когда слова эти связывались с довольно унизительным наказанием. «Шиворотом» в Московской Руси называли расшитый воротник боярской одежды, один из знаков достоинства. В годы правления Ивана Грозного тех бояр, что вызвали царский гнев и попали в опалу, нередко сажали на какую-нибудь клячу спиной вперед и надевали на них одежду наизнанку, шиворот-навыворот, то есть наоборот. В таком виде опального возили по всему городу, а толпа свистела и глумилась над осужденным.
Историк перевел дух, собираясь продолжить, но директор прервал его:
- Игорь Ильич! Я вовсе не Иван и уж тем более не Грозный, хотя рассердиться по делу могу. Но до опалы точно не дойдет, не пугайте наших вновь прибывших коллег.
- Да я же уточнил, просто так, - растерялся Рассказов, но больше сказать ничего не успел, так как дверь в учительскую отворилась и вошла женщина лет тридцати пяти. Та самая, которая недавно гуляла по коридорам школы. Все уставились на вошедшую.
Посмотреть было на что: стройная фигура, строгий костюм, сумка и сапожки явно из модной коллекции для деловых дам. Макияж и прическа блондинки тоже были безупречны. Борзова нахмурилась, а педагоги, пришедшие из соседней школы, вдруг резко погрустнели. Зато Савченко обрадовался, подошел к женщине и представил её:
- Прошу любить и жаловать! Это Калерия Викторовна Разина. Директор школы, где сейчас идет ремонт. У нас Калерия Викторовна будет вторым завучем средних и старших классов и поможет навести порядок с географией.
Разина улыбнулась. Борзова поджала губы: не такого второго завуча она ждала. Бывшие подчиненные Калерии Викторовны разом опустили глаза. Остальные просто гадали, каким может оказаться характер у женщины с редким именем и громкой фамилией.
И только Степнов не заметил, что в учительской появился новый человек. Голову Виктора Михайловича занимали тяжелые мысли. Некоторые из них касались предстоящих соревнований по стритболу, но основным поводом для раздумий была Лена Кулемина. И не потому, что она являлась способной спортсменкой. Нет. Просто Виктор Михайлович был мучительно и безнадежно влюблен в эту девушку, ученицу одиннадцатого класса. До того дошел, что признался в своих чувствах, а Лена не поняла его и стала избегать.
До сих пор Степнов помнил выражение лица Рассказова, которому он, как лучшему другу, поведал о полной неудаче.
- Зачем ты это сделал? – схватился за лоб Игорь Ильич. – Конфеты в коробке?
- А что, нужно было с пакетиком идти? – ляпнул тогда Степнов.
- Вить, а вообще, как ты до этого с девушками знакомился и объяснялся? – спросил историк.
- Ну… они сами со мной знакомились, - замялся Виктор Михайлович.
- Оно и видно. Нужно было цветы купить. И даже не букет, а один цветок, так романтичнее, - объяснял Рассказов. – Или просто поговорить. Да Лена, может, этой твоей коробки испугалась. Куда бы она её дела? В школу с собой понесла?
Виктор сделал выводы и постарался исправить ситуацию. Неделю придумывал, как поступить, а потом предложил Ленке быть друзьями… Как раньше. И сейчас…
- Виктор Михайлович! Я к Вам обращаюсь! – раздалось над самым ухом, и Степнов срочно вернулся к действительности, пытаясь понять, о чем его спрашивала Борзова.
- У меня соревнования скоро! – тут же возмутился физрук, решив, что такой ответ подойдет к любому вопросу.
- А я о чем? – даже растерялась завуч. – Я же о том и говорю, что нужно у вновь прибывших учеников посмотреть личные дела и выяснить, чем дети увлекаются.
- Это я должен столько личных дел просмотреть? – ужаснулся мужчина. – Пусть классные руководители узнают и мне расскажут про тех, кто в разные секции ходил.
На том педсовет и закончился. Уже на выходе Виктор Михайлович случайно наткнулся на неизвестную женщину, но не удивился, поскольку новых людей в школе в последнее время было много. И вообще, он тут же забыл о существовании этой особы, погрузившись в свои дела и мысли.
Через несколько дней, когда Савченко попал в больницу с гипертоническим кризом, Степнов был в изумлении, услышав, что исполнять обязанности Николая Павловича назначили не Борзову, а какую-то Разину. Виктор Михайлович даже спросить никого о ней не успел. Его вызвали в кабинет директора, и только там он вспомнил светловолосую незнакомку и узнал, что её зовут Калерией Викторовной.

Новая руководительница оказалась деловой и понимающей: уже на следующий день счастливый физрук покупал в магазине баскетбольные мячи. От радости Виктор Михайлович не обратил внимания на то, как странно после этого смотрели на него сослуживцы. Степнов и не вспомнил, что средства, которые он потратил на спортинвентарь, давно уже были распределены Савченко на другие, более важные приобретения. И разумный Игорь Ильич тоже ничего не заметил, потому что ему Разина разрешила забрать из фойе в класс большой телевизор. Рассказов разгреб дома залежи дисков и теперь демонстрировал ученикам отрывки из разных исторических и научно-популярных фильмов, находясь в полном восторге от щедрости Калерии Викторовны. Ещё одним счастливчиком стал преподаватель литературы, которого исполняющая обязанности директора отпустила на какую-то встречу поэтов в Питере, решив заменить на пару дней уроки литературы географией.
Мелькали школьные будни. Как будто ничего в школе не изменилось. Ну разве что Борзова стала реже устраивать разносы школьникам и вообще сникла. Да ещё Степнов теперь был все время занят поручениями Разиной: ездил с ней за дополнительными комплектами учебников, через день ходил на семинары по организации спортивной работы с подростками…

«Зачем нужно тащить с собой столько книг? – недоумевал физрук, подхватывая очередной пакет со справочниками, который он помогал доставить домой к Разиной. – Неужели нельзя посмотреть все это в школе? У нас даже Уткина столько литературы домой не берет… Я же хотел сегодня зайти к Кулеминым, а теперь опять поздно вернусь и не успею. Обещал Петру Никаноровичу… И Ленку только мельком вижу».
Мужчина вздохнул, представляя, как замечательно мог бы провести вечер рядом с любимой. Но его размышления прервала Калерия Викторовна.
- Виктор Михайлович, Вы не забыли, что завтра мы идем договариваться насчет новой шведской стенки? – заботливо напомнила она.
- Я помню, - кивнул Степнов.
- Но только нужно не в спортивном виде прийти, - сообщила женщина и окинула своего спутника оценивающим взглядом.
- Мне что, костюм одеть? – от такого предположения Виктор даже остановился, но тут же распахнул дверь перед Разиной.
- Можно и в джинсах. Но никаких футболок и кроссовок. Мы должны выглядеть… серьезно, - уточнила директриса и первой вышла на крыльцо школы. Вслед выходящим понимающе ухмылялся охранник.


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Среда, 05.10.2011, 07:43 | Сообщение # 3
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Лена ждала на улице уже почти час. Топталась на месте, чтобы окончательно не замерзнуть, и все время думала об одном и том же - о словах Степнова. Она третью неделю пыталась понять, что значит «как раньше».
«Как раньше - это возвращение с тренировок вдвоем, чай под рассуждения деда, эсэмэски «Как дела?» и «Все нормально?» Но где все это? Почему после того разговора Степнов ни разу не появился у нас? На репетиции теперь забегает на пару минут, тренировки пропускает… Или я его неправильно поняла?» - мучила себя вопросами девушка.
Сегодня Степнов обещал прийти, сам деду звонил. И Лена решила встретить Виктора Михайловича. Разумеется, как будто случайно. Даже повод заранее придумала – идет от Лерки.
Девушка опять переступила с ноги на ногу, поежилась и посмотрела на входную дверь школы. Увидела, как Степнов вышел на крыльцо вместе с Разиной, и поняла, что зря мерзла.
«Нафига она заставляет его возить всякий хлам к ней домой? Неужели учебный план в нашей школе так сильно отличается от других и нужно писать все по новой? И почему на автобусе? Ведь Гуцул сказал, что у Холеры есть машина. Везла бы на ней, что хотела… Или она показывает, кто теперь в школе хозяин? Зря. Шрек долго болеть не любит и скоро сбежит от врачей. Он всегда так делает…» Кулемина шла домой, пиная перед собой кусок льда. Рассердившись, поддала ногой сильнее, ледышка пролетела метров двадцать и врезалась в ствол дерева. Ещё один вечер закончится в полной неизвестности.

Утром Ленка проспала. Бегала по дому, сшибая углы и налетая на деда, который пытался помочь внучке, но на самом деле только мешал. В школу ворвалась на перемене, в фойе увидела компанию, увлеченно слушавшую Белуту. Девушка подошла ближе и рассказ услышала с середины предложения:
«…она одна не может. Всегда какого-нибудь кента себе заводит. А чтобы он под рукой был круглосуточно, из холостых учителей выбирает. Премию ему выпишет, похвалит. Химику нашему купила какой-то козырный набор реактивов и ноутбук, и он вокруг неё прыгал, как миленький. Вот и ваш Степнов скоро будет ходить кругами, да не в трениках, а в костюме. Она же его и в театр потащит!»
- Вы про кого говорите? При чем здесь Степнов? – не вытерпела Лена, хотя ощущения от услышанного были почему-то мерзкие.
- Лен, да это мы так… - протянула Лерка, увидевшая подругу и мгновенно испугавшаяся её реакции.
- Да ничего не так, - перебил Новикову Гуцул. – У нашей Холеры есть привычка выбирать себе друга. Бой-френда! И походу она на Михалыча глаз положила, -
парень недвусмысленно хмыкнул.
- Да вы что? Вы что несете? – возмутилась Лена. – Степнов не будет… Он не такой…
- Будет, будет. Куда он денется с подводной лодки? – расплылся в улыбке Белута, сидящий на подлокотнике сиденья рядом с ошарашенной Прокопьевой. – И чем быстрее он согласится дружить с Разиной, тем лучше. Она тогда станет почти белой. И иногда пушистой, а потом…
Дальше беседа не получилась: Лена шагнула вперед и пихнула гадко лыбившегося Степку, тот свалился с подлокотника на пол, а рукой попал по батарее. Схватился за локоть и завопил:
- Ты больная, Кулемина!
Но «больная Кулемина» этого уже не слышала. Она рванула по коридору в сторону спортзала, хотя пока не понимала, зачем туда бежит и что будет делать. Первой на пути Ленки оказалась одна из новеньких, Лебедева, которая тоже возмутилась, но тут же заглянула за угол, привлеченная воплями Белуты.
Следом за Кулеминой кинулись Лера с Аней. И опять Лебедевой пришлось отскакивать в сторону.

А парни в фойе продолжили разговор.
- Чего она так дернулась? – удивился Гуцулов реакции своей напарницы по стритболу. – Какая ей разница, с кем будет Степнов спать?
- Дура она, - промычал Белута, успевший закатать рукав толстовки, чтобы посмотреть на ушиб.
- Да вы тут недавно и всех наших заморочек не знаете, - не выдержал Мишка Семенов, которого прямо распирало от желания рассказать новеньким школьные сплетни.
Только что умиравший от травмы Степа немедленно ожил, сгреб Семенова за грудки и силой усадил в кресло.
- Колись! – потребовал он, нависая над струхнувшим Мишкой.
- Вы чего? Чего наезжаете? Я и так расскажу, про это вся школа знает, - блеял Семенов, уже сожалея о том, что вообще ввязался в разговор. – Степнов того… неровно дышит к Кулеминой. На все соревнования с ней, гитару - тоже ей первой. Когда родаки у неё пропали в Африке, он вообще за ней ходил, домой провожал.
- Да? – присвистнул Белута. – Гуцул, выходит, что Ленка тоже физрука не только уважает, вон как подорвалась.
Игорь стоял с круглыми от удивления глазами. Ему Кулемина нравилась, он собирался идти на сближение с ней, и новости про влюбленного препода не обрадовали.
- Пацаны, Холера всегда своего добивается. Не уговорит, так заставит. Кулемина из школы быстро вылетит, если наша директриса хоть что-то про них со Степновым узнает, - сделал вывод Степан. Теперь он уже говорил не как школьник, а как взрослый человек, уверенный в своих выводах.
- Да учителя её боятся, никто не будет трепать зря. Все Шрека ждут, - убеждал собеседников Миша.
- Лох ты, Семенов, - сплюнул в сторону Белута. – Раз об этом вся школа знает, то и до Разиной дойдет. Вот увидите, как она вашу спортсменку-активистку опрокинет. А Степнов даже не мявкнет.

Лена неслась по школе, плохо соображая, сколько людей она толкнула или испугала на своем пути. У самого зала девушка не смогла затормозить и врезалась в вышедшего из двери Виктора Михайловича. Тот схватил её за плечи и тряхнул:
- С дедом что-то? С родителями? Что случилось? – вопросы следовали один за другим.
Запыхавшаяся Кулемина не могла произнести ни слова, но на душе сразу стало теплее, оттого что Степнов волнуется за неё, как прежде. Ленка попыталась улыбнуться, мужчина заметил это и отпустил её. И тут девушка увидела, что он одет в джинсы и черную рубашку, а опустив глаза, обнаружила на ногах любимого учителя начищенные ботинки. Немедленно всплыли в памяти слова Белуты: «И ваш Степнов скоро будет ходить кругами, да не в трениках, а в костюме». Кровь ударила Лене в лицо, даже жарко стало, она попятилась, махнула рукой и быстро пошла прочь. Боялась, что заплачет, и не хотела, чтобы кто-то увидел её слезы.
Школа давно осталась позади, телефон сначала верещал без остановки, а потом затих. Девушка шла по улице и совсем не замечала, что прошагала под мокрым снегом уже почти пять километров. Очнулась, когда на очередном переходе через улицу какой-то парень схватил её за куртку, удержав от шага в поток машин. Стояла, прислонившись к столбу, и пыталась понять, как она оказалась так далеко от дома. По лицу текли капли влаги, а слезы это или дождь, Лена и сама не знала…

Потом, после возвращения в свой район, Кулемина отогревалась чаем у Лерки. Говорливая оптимистка Новикова приложила массу усилий и почти убедила подругу в том, что ничего страшного не произошло, а мелкие изменения во внешнем виде Степнова никакой опасности не представляют.
- Он тебя искал! Я сказала, что живот заболел, - сообщила Лера.
- У кого живот? – не поняла Кулемина и шмыгнула носом.
- Да у тебя же. Ну с кем не бывает? Ты смотри, по настоящему не разболейся, а то концерт на носу, - подозрительно посмотрела на Лену хозяйка.
- И соревнования, - добавила гостья.
- Вот! Уже ожила! И соревнования…

Но долгая прогулка по улицам без шапки не прошла даром. Голова у Лены кружилась, щеки горели, и хотелось спать, поэтому дома она легла и не слышала, как звонил Степнов, справлялся о состоянии её здоровья, чем сильно удивил Петра Никаноровича. Ещё соавтор извинялся перед другом за свою занятость, учебные планы и семинарские занятия. Пожилой мужчина даже хотел рассказать об этом Лене, когда она сонная вышла из комнаты к ужину. Но не рассказал…
Девушка успокоилась, обозвала себя истеричкой и твердо решила завтра же поговорить со Степновым. Как раньше… В конце концов, она тоже может сказать, что он ей нравится. Нужно только смелости набраться…


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Пятница, 07.10.2011, 03:02 | Сообщение # 4
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Новый день преподавателя физкультуры начинался замечательно: осознание того, что тягомотные и бесполезные семинарские занятия завершились, окрыляло. Мечты о свободном вечере, который будет посвящен общению с близкими людьми, вызывали легкую улыбку. Единственной заботой было вчерашнее Ленкино бегство. Что она хотела сказать? Почему ушла так внезапно и не отвечала на звонки? Два урока промелькнули, а на очередной перемене в зале объявилась Уткина и строгим голосом пригласила Виктора Михайловича к директору. Представив, что Разина откопала ещё какие-то курсы для физруков, Степнов чуть не взвыл. Но идти к Калерии Викторовне все равно пришлось.
- Здравствуйте, Виктор Михайлович, - грустно поздоровалась руководительница, вздохнула и обрушила на мужчину новость: - Вы знаете, что Кулемина вчера ударила Степу Белуту?
- Что? Ленка? Белуту? А Вы не перепутали? Может, он её ударил? – обалдел Степнов. – Когда это было? Белута жаловался? Да он же… на учете в милиции состоит за свои выкрутасы… Я не верю!
- Успокойтесь, я тоже не верю, - согласилась Разина. – И решила, что нам нужно разобраться, потому что Белута мне не первый год жизнь портит. Сейчас Лена придет, и мы все у неё узнаем. Чаю хотите? - Невзирая на отказ мужчины, Калерия Викторовна налила чай в две тонкие фарфоровые чашки и выставила рядом с ними коробку конфет. Потом женщина попыталась достать какую-то папку с верхней полки шкафа, но схватилась за шею и заойкала. Степнов тут же подскочил к ней:
- Что? Что с Вами?
- Ой, я шею повернула неловко, потянула мышцу. Что там ОБЖ в таких случаях советует? – вымученно улыбнулась Разина.
Специалист по ОБЖ и просто ответственный человек тут же предложил сделать легкий массаж, чтобы расслабить мышцу. И хоть было неприятно прикасаться к начальнице, но и проигнорировать её просьбу о помощи Степнов тоже не мог…

Светочка тем временем гордо шествовала по коридору, периодически кося глазами на Кулемину, шедшую рядом. Библиотекарь выполняла поручение Калерии Викторовны. Напрасно Людмила Федоровна предостерегала молодую сослуживицу от излишней откровенности: на вопрос о Кулеминой многократно обиженная Уткина рассказала Разиной все, что знала, включая свои бредовые подозрения и подробности личной жизни большинства сотрудников педколлектива.
Калерия Викторовна - «Деликатная женщина!» взяла со Светочки честное слово, что та больше никому о школьных историях рассказывать не будет. И предложила совмещать обязанности библиотекаря и секретаря. И доплату предложила! Да за такое Светлана Михайловна согласна была что угодно сделать для своей шефини. А уж привести малолетнюю нахалку на разборки в кабинет директора и тем более. Не далее как вчера эта Кулемина в очередной раз устроила пробежку по школе и опять чуть не уронила Светочку.
- Подождите, - важно сообщила Уткина. – Калерия Викторовна ждет вас через две минуты.
Лена чуть не рассмеялась: слишком потешно выглядела библиотекарша в роли личного секретаря. Две минуты закончились быстро.
Войдя в кабинет, Кулемина остолбенела: Степнов стоял за креслом директрисы и гладил ей шею, склонившись и почти касаясь лицом светлых волос женщины, которая от удовольствия даже глаза закрыла. Две чашки с чаем и коробка конфет с надписью «Любимой женщине» подчеркивали интимность обстановки.
- О, у Вас руки профессионала, - промурлыкала Разина.
- Да что Вы… - ответил мужчина.
Ленка шагнула к выходу, но зацепила стул, и он загремел, упав на пол. Однако девушка на это не обратила внимания, просто ей жизненно необходимо было исчезнуть отсюда, чтобы не видеть то, о чем так точно рассказывал Белута.
Хоть и не случилось между ней и Степновым ничего серьезного, но она все время ощущала его немножечко своим. И поэтому теперь чувствовала себя преданной и брошенной. Её променяли на премию, спортивное оборудование и расположение начальницы.

В состоянии аффекта девушка побежала, но не к выходу из школы, а по лестнице на второй этаж и выше. На площадке третьего этажа кто-то схватил её за руку. Лена сразу даже не узнала человека, который это сделал.
- Лена! Стой! Куда ты бежишь? - врывались в уши вопросы, и голос казался таким знакомым. – Что с тобой происходит?
Кулемина стряхнула с себя чьи-то руки и прижалась к стене. И только после этого разглядела, что рядом стоит он. Степнов. И тут Ленку прорвало. Она не говорила, а кричала:
- Не смейте меня трогать! Идите к своей Холере! Пейте с ней, спите… Что хотите делайте! Мне все равно!
- Что?! – взревел мужчина. – Что ты себе придумала? Да за кого… Ты с ума сошла!!!
Он вцепился девушке в плечо, намереваясь задержать её и хорошенько прочистить мозги. Со стороны же казалось, что Кулемину сейчас поставят в угол лицом к стене да ещё подзатыльников надают. Так разгневан был преподаватель.
Но Ленкина ярость оказалась ярче и страшнее. Она рванулась из рук Степнова и, перескакивая через несколько ступенек, помчалась вниз по лестнице. От резкого движения девушки Виктор Михайлович потерял равновесие, попятился и сел на ступеньку, спиной стукнувшись о перила. Однако мужчина тут же поднялся и бросился догнать невменяемую ученицу, пока она не натворила глупостей, но через пару пролетов он обнаружил Калерию Викторовну, сидящую на полу среди груды черепков и земли. Тут же валялись изломанные останки какого-то растения.
- Калерия Викторовна…
- Виктор Михайлович, не ругайте её. Что-то у девочки происходит. И не ходите за ней. Пусть остынет, - со стоном заявила растрепанная Разина. – А нам нужно с Белутой разобраться.
- Она… она Вас толкнула? – осторожно спросил Степнов.
- Ну что Вы, она цветок толкнула, а я просто поскользнулась. Ой, кажется, руку порезала, - поморщилась Калерия Викторовна, разглядывая ладонь. – Я сама с ней поговорю. Мне удобнее, я ведь женщина.
Спорить с директором было некрасиво, и Степнов замолчал, хоть и решил после уроков сходить к Кулеминым домой. Но часов в пять вечера позвонили из фирмы, где делали шведскую стенку для зала, и мужчине пришлось тащиться через всю Москву, чтобы присутствовать при загрузке оборудования. Эта стенка, недавно так вожделенная физруком, теперь была столь же страстно им ненавидима. А все потому, что из-за возни с ней Виктор Михайлович вернулся домой очень поздно и не решился уже тревожить Лену и Петра Никаноровича.
Весь следующий день Степнов вместе с двумя мастерами собирал бесконечные метры нового спортивного сооружения. Разина пришла в спортзал посмотреть на дорогое приобретение и как-то странно мялась, словно не решалась сказать или спросить что-то. От неприятного предчувствия у мужчины заныло под ложечкой. Наконец, директриса заговорила:
- Виктор Михайлович, я сделала что могла. Я поговорила с Леной, когда она пришла сегодня за документами. Но никакие мои уговоры и напоминания о соревнованиях и «Ранетках» не подействовали. Она сказала, что уходит в другую школу по личным причинам. Оказывается, у неё там парень учится. Мне пришлось отдать документы. Мне ужасно обидно, что такая талантливая девочка ушла. Видимо, я плохой педагог, если не смогла убедить её.
Калерия Викторовна чуть не плакала от огорчения. Степнов же чувствовал себя как после нокаута в боксе, с трудом надел куртку и ушел.

Дома он сел на тумбочку в прихожей и застыл, не слыша звонков телефона и стука в дверь. Даже появление Рассказова в квартире не удивило хозяина. А друг, между прочим, после нескольких часов безуспешных попыток связаться со Степновым, забрался к нему в жилье через соседний балкон. Навестить Виктора Михайловича его буквально заставила Разина. Сказала Рассказову, что Степнов сильно заболел.
- Витя, Вить! Что с тобой? – Игорь Ильич не мог добиться ответа от безучастного ко всему Виктора. – Мне что, неотложку вызывать?
- Не нужно, - очнулся хозяин. – Ты знаешь, что Лена из школы ушла?
- Так все сейчас из школы ушли, а завтра опять вернутся на занятия, - недоумевал Игорь.
- Кулемина совсем ушла из нашей школы. Какой же ты классный руководитель, если не знаешь, что у тебя в классе творится? – устало спросил Виктор.
- Как ушла? - Рассказов от такой новости даже вспотел и снял очки. – Да не может этого быть!
- Может. Она документы забрала… Я… это я виноват. Наорал на неё сегодня. Решил, что она меня ревнует…А у неё, оказывается, парень есть. Я тогда притащился со своими… со своим… - слова Степнов подбирал с трудом. – Она наверно меня за какого-то маньяка приняла, потому и пряталась. И сегодня прямым текстом сказала, чтобы я её не трогал… Игорь, она же все время у меня перед глазами была! Откуда этот парень взялся?
- Вить, а тебя в последнее время на репетициях не бывает, да и на тренировках тоже, - заметил Игорь Ильич.
- Но я ведь не просто так, я по делу отсутствую, - ответил Виктор. – Эх, что теперь… Мне стыдно даже к Петру Никаноровичу зайти.
- А с чего ты решил, что она тебя ревнует? И к кому? – не вытерпел Рассказов.
- Да глупость… Она что-то про Холеру, тьфу, про Калерию сказала. А я даже в мыслях не имел! И Разина ничего такого не делала. Наоборот, расстроилась, что теперь соревнования провалим и группа без басистки осталась.
Историк пребывал в сомнении: рассказывать другу о том, что про него и Разину говорят в коллективе или нет? Игорь Ильич ничего подозрительного не замечал, но вот Ира… Ирина Ренатовна уже не один раз спрашивала: «Степнов в самом деле такой наивный или прикидывается? Даже ученики все понимают! Когда же он сообразит?»
Сейчас, глядя на потерянного Виктора, Рассказов решил повременить со своими новостями: «Пусть он в себя придет, потом и поговорить можно. Но как так, я ведь должен был характеристику Кулеминой написать? Её же в другой школе обязательно спросят… Может, она ещё передумает и вернется? И Ранетки, и соревнования…Все не так. Может мне сходить к Кулеминым? Нужно у Новиковой узнать, куда Лена ушла. А там решим, как быть».


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Суббота, 08.10.2011, 16:23 | Сообщение # 5
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Лена сидела у окна на кухне, ждала Лерку. Полчаса назад Кулемина получила от неё эсэмэску: «Ленк, пиврет. Щас бу!» Судя по тексту, Новикова наконец-то узнала о том, что в их классе стало на одного ученика меньше. Хотя до этого она два дня верила отмазкам про насморк и температуру.
Лена не представляла, что она расскажет подруге.
«Никому нет дела до моих проблем: Шрек в больнице, Рассказова задвинули, Борзова и раньше меня терпеть не могла, а теперь совсем с асфальтом сравняет… Остальные просто боятся Холеру. А некоторые хорошо живут при ней… Савченко помог бы, точно, но не буду же я ему в больницу звонить? Только Лерка и осталась. Словно не было меня в этой школе никогда. Не нужны мои рекорды и песни, ни-че-го… - девушка представила счастливые физиономии директрисы, её прибабахнутой секретарши и Зеленовой. – Уж эти радуются». Самое обидное, что человек, которому она верила больше, чем самой себе, просто отошел в сторону. Исчез, растворился. Растаял, как снег весной…
Появившуюся во дворе Новикову Лена заметила сразу, заранее приоткрыла дверь и слушала, как подруга топает по ступенькам.
- Кулемина! Ты чего мне не сказала? – сразу же напустилась на хозяйку Лерка.
- Тише, дед спит, - обрезала её Лена. – Давай на кухню.
Гостья не могла держать в себе эмоции, она взволнованно рассказывала, как к ней подошел Рассказов и стал спрашивать, в какую школу перешла учиться Лена Кулемина.
- Да я офигела! Думала, он прикалывается, а тут все на самом деле. Потом мы с девчонками посмотрели в журнале, а там тебя вычеркнули. Что случилось-то? – трещала Новикова, а потом поняла про деда: - Дед заболел? Он знает?
- Он все знает, эта тварь постаралась. Пришла вчера рано утром, принесла мои документы. Рука у неё забинтована, на лбу пластырь. Орала тут про побои и суд. Дед так дернулся, что сразу спину схватило.
- Калерия была у вас дома? – не поверила Лерка. – А почему в бинтах? Какие побои? Ты её ударила?!
- Лер, я не помню. Я вообще не помню, что тогда было… Зашла в кабинет, а они там… - Лена говорила медленно, путалась в словах, не заканчивала одну мысль и начинала другую, но подруга все понимала. И про нежные отношения Степнова с Калерией, и про ругань с тем же Степновым, и про то, как Кулемина нечаянно столкнула физрука и Холеру с лестницы.
Новикова, почти как настоящий работник внутренних органов, умело задавала вопросы, дополняла время от времени Ленкину речь словами «гад», «козел», «зараза». И одновременно ела принесенное печенье.
- Она мне такую характеристику стремную написала. Только в колонию возьмут, - закончила свое повествование Лена.
- Так, - тут же перехватила инициативу Новикова. – Я расскажу папе, можно все обжаловать. Мы напишем письмо… Коллективное! А характеристику Рассказов переделает.
- Не получится. У Разиной справка из травмы есть, а в характеристике подпись директора нужна, - покачала головой подруга. – Из любой школы в нашу позвонят и все узнают.
- Какая травма? Она врет! Я же вчера и сегодня видела её: на месте рожа, и даже царапин нет. Но папе я все равно расскажу. Он поможет. Он знает, что нужно делать, - в этом Лера была уверена.
- Мне стыдно…
- Это мне стыдно! Я на нервах облопалась, как голодная дворняжка, - сморщилась Новикова, отодвигая пакет с остатками печенья. – Дай хоть воды попить. И жди меня. Я сейчас к папе схожу и вернусь.
- А в школу?
- Да проживет этот гадюшник без меня один день, - махнула рукой Лера и стала жадно пить остывший чай, который ей налила замученная хозяйка.
Замученность была видна сразу: под глазами у Лены появились темные круги, нос припух, скулы - наоборот, заострились.
- Лен, ты хоть ела чего? Может, я в магазин забегу? Давай деньги и пиши, что нужно…
«Хорошо, что есть Лерка. Но если её отец со школой не поможет, что я скажу родителям? И деду плохо. Хоть бы сердце выдержало», - Кулемина опять сидела у окна и ждала. Только теперь не нужно было сдерживать слезы, да и не получилось бы. Девушка только что ещё раз пережила свой унизительный и несправедливый уход из школы. Но если на место в каком-то другом учебном заведении ещё стоило надеяться, то место рядом с любимым человеком было потеряно навсегда…

Новость о том, что Кулемина ушла из школы, распространилась среди учителей и учащихся не сразу. Но через четыре дня об этом уже знали все. Светочка охотно рассказывала, что Лена перевелась в другую школу к своему парню. Библиотекарша, округляя и без того большие глаза, объясняла, как Калерия Викторовна уговаривала перспективную спортсменку остаться. Но большинство слушателей почему-то не верили рассказчице. Однако информация была донесена до всего коллектива, Разиной даже не пришлось что-то пояснять на эту тему. От яркой звездочки по имени Лена Кулемина остался только портрет на школьном стенде.
«Заботливая» Калерия Викторовна активно взялась искать басистку в музыкальную группу и всех кандидаток отправляла к Рассказову на собеседование. Тот попытался возражать, но быстро понял, что с директрисой спорить бесполезно. Пришлось выслушивать претенденток на место Кулеминой, хотя Игорь Ильич до сих пор надеялся, что Лена вернется. Вообще-то, подбором даровитых кадров стоило заниматься Степнову, но сейчас было бы жестоко заставлять его это делать.
Хмурый и сосредоточенный Виктор Михайлович опять был занят. Только теперь не Разина искала ему работу. Он сам себя истязал: штопал и клеил обивку на спортивных матах; навел пугающую чистоту в подсобных помещениях; в субботу и воскресенье покрасил в зале все, до чего сумел дотянуться и на что хватило запасов краски сочувствующей Елены Петровны.
Директриса частенько заходила во владения Степнова и на педсовете похвалила его, но он совершенно этому не радовался. Зато ликовала Светлана Михайловна. Она после ухода Кулеминой решила, что теперь-то её шансы понравиться Витеньке значительно выросли. И стала опять мелькать перед физруком по делу и без дела.
Остальные учителя молчали: они не могли прийти в себя от случившегося. При Савченко и быть не могло подобного молниеносного удаления ученика за неизвестные проступки. Без педсовета и разбора обстоятельств, тайно и непонятно. Зато все хорошо усвоили, что связываться с Калерией Викторовной лучше не стоит.
Но Виктор Михайлович был далек от всего этого. Он мучился, стал раздражительным, и в один момент раздражение выплеснулось. Хотя начиналось все вполне мирно:
- Сегодня будем разбирать основные ошибки, которые вы допускаете во время отжимания, - произнес Степнов после того, как одиннадцатый класс отбегал свои законные десять кругов по залу. – Новикова, иди сюда.
- А чего я? – возмутилась девушка.
- Не спорь, иди, - настаивал преподаватель.
- Пусть кто-нибудь другой, - уперлась Лерка.
- Выходи сюда и покажи, как ты отжимаешься, а я расскажу о твоих ошибках, - сердито потребовал мужчина.
- Чего? Я что, обезьяна подопытная? Вам бы только обсмеять кого-нибудь…
- Ты как разговариваешь? – разозлился Степнов. – Прояви уважение к преподавателю!
- Не вижу причины, - отрезала Новикова.
- Да я…
- Сразу жаловаться пойдете? Может, меня тоже из школы выгоните? – не вытерпела девушка.
- Пошла вон! – заорал Виктор Михайлович.
- Да и пожалуйста, - оставила за собой последнее слово Лера и ушла.
От ярости педагог заставил учеников ещё раз пробежать десять кругов и, не дожидаясь окончания процесса, закрылся в подсобке. Чтобы никто не видел, как его трясет от случившегося.
Вечером, проглатывая часть слов от возмущения, Виктор поведал о происшествии в классе Рассказову.
Тут уже пришла очередь Игоря Ильича закричать:
- А чего ты хотел? Даже дети видят, как Разина тебя обхаживает! Ты не догадываешься, что Кулемину из школы выгнали?
- Что? Да я… Да это полный бред! Она сама ушла к дружку!!! И группу, и команду бросила! – орал Степнов, натягивая кроссовки в прихожей историка.
- Ты - слепой идиот! – пытался доказать очевидное Рассказов. – Лене некуда было идти и незачем. Но она не пропадет, потому что уже нашла себе занятие, в кино снимается, а наша команда без неё продует соревнования! И все Разинские гитаристки – полное ничтожество. Такого голоса, как у Кулеминой, ни у кого нет и быть не может! А ты можешь дальше лапшой зарастать!
- Ну ты… а я думал… - Виктор вышел из квартиры и грохнул дверью.
И в этот момент в доме погас свет.
- Нужно посветить ему! В коридоре совсем темно, - тут же заволновался Игорь.
- Да упадет разок, другой. Может, мозг на место встанет, - раздался из комнаты голос Ирины Ренатовны. – А мы его ждали, ужин приготовили страдальцу, хотели помочь. Теперь пусть сам разбирается…


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 


FaiLenДата: Вторник, 11.10.2011, 19:09 | Сообщение # 6
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
- Значит, я – идиот? А он – нет! Да Разина вообще ко мне никакого отношения не имеет! И не выгоняла она Ленку. Наоборот, уговаривала остаться, – возмущался Степнов, на ощупь продвигаясь по темному подъезду Рассказова. – Задолбали энергетики своими отключениями…
На улице было не лучше: фонари не горели, небо затянули тучи и шел дождь со снегом. По дороге домой вся злость Виктора Михайловича постепенно испарилась, и он пришел уставший, с мокрыми ногами, но зато с ясным сознанием.
- Кино… Лена снимается в кино… Какое кино? – говорил он, стоя под душем.
«У кого можно узнать? С Игорем я поругался. Ну что он всякую ерунду собирает? – рассуждал сам с собой Виктор Михайлович. – Новикова. Но на неё я тоже накричал. Так она же сама меня вывела! Петр Никанорович… А если это опять какая-то авантюра? Только напугаю деда раньше времени. Нужно сначала разобраться…»
Всю ночь Степнову снились бои без правил: Ленка с разбитым лицом, Савченко с саквояжем врача из скорой помощи и Разина, объявляющая очередной поединок.
Но утром мужчина сообразил, у кого он сможет узнать все подробности об этом таинственном фильме, в который занесло Кулемину. Прокопьева сразу же все рассказала. Да как она могла скрыть? Степнов ухватил её за лямку от сумки, затащил к себе в подсобку и вперился в перепуганную школьницу тяжелым, суровым взглядом. Аня призналась, что они с девчонками были на съемочной площадке, и объяснила, как туда добраться.
Весь день физрук тихо ненавидел уроки, постепенно наливаясь злобой на самого себя: «Ведь давно нужно было выяснить, чем занимается Ленка. И что у неё там за парень. Дед… может, и не знает, что она школу сменила… Точно! Если бы знал, уже бы позвонил обязательно!» - мысль пришла в голову неожиданно, и Виктор Михайлович стал звонить Кулемину. Но телефон был постоянно занят. Отчаявшись, Степнов набрал Ленин номер и в ответ тоже услышал короткие гудки.

На съемочную площадку его, к большому удивлению, пропустили сразу, да ещё и обрадовались. Невзрачный дядька представился помощником режиссера и стал водить гостя по каким-то комнатам и павильонам, показывая отсеки бутафорского корабля, спортивный зал и декорации астероида… И тут до Степнова дошло, что фильм снимают по роману Ленкиного деда! По тому роману, в котором Петр Никанорович записал Виктора в соавторы.
- Кулемин у нас бывает, а Вы вот первый раз. У меня есть несколько вопросов. - И пришлось специалисту по спортивным мероприятиям рассказывать помрежу об особенностях баскетбола будущего. После разговора Виктор Михайлович сразу же попросил разрешения увидеть Лену Кулемину.
- На сегодня все съемки закончены. Лена должна уже быть в комнате номер девять.
Степнов постучал в указанную дверь и услышал разноголосый ответ:
- Открыто!
Он вошел и чуть не умер от разрыва сердца: в комнате находились девушки, много девушек, все они были очень молоды и совершенно обнажены! Мужчина шагнул назад, но дверь уже затворилась, и он только прижался спиной к ней.
Девушки что-то спрашивали у странного посетителя, а он хлопал глазами и ничего не слышал: временно оглох от потрясения. Одна из девиц подошла совсем близко, и только тогда растерянный педагог сообразил, что на девушках все-таки надеты облегающие майки и шортики. Просто одежда была телесного цвета. Степнов с облегчением выдохнул, вытер пот с лица и даже стал различать звуки.
- Мне Кулемину нужно увидеть, - прохрипел он.
- А Кулемина у нас особенная, - протянула одна девушка.
- Она сама не одевается и не раздевается. Ей обязательно мужики помогают, - добавила другая.
- У Ленки самая сексуальная роль! Ей даже за вредность платят, - воскликнула третья. – Ждите, пока она накувыркается и приползет.
И все стали хохотать.
Еще не отошедший от недавнего шока, Степнов ломанулся в дверь, чтобы найти логово разврата и немедленно утащить оттуда Кулемину. Мужчина выскочил в коридор и в соседнем павильоне увидел помрежа, стоявшего возле стола. На столе лежал робот, а два техника что-то отвинчивали у него на спине.
Виктор Михайлович подбежал к недавнему собеседнику, левой рукой схватил его за шиворот и зашипел, как рассерженный кот:
- Вы почему несовершеннолетней такую роль дали? Немедленно отпустите её!
- Кому? Какую роль? – лепетал помреж, напуганный натиском со стороны почти незнакомого человека.
- Кулеминой! Вам кто разрешил снимать школьницу в таких сценах? Да вы все тут под суд пойдете! Я вам устрою фантастический роман! – орал на мужика Степнов и уже размахнулся врезать ему с правой руки, но техники помешали.
Они бросили робота и стали оттаскивать буйного посетителя от представителя съемочной группы. Набежали другие люди…
Через несколько минут Виктора Михайловича вытолкали на улицу, а помреж в форточку по мегафону объяснил, что Кулемина работает по договору, который подписан дедом, доплата производится по норме, а рабочий день у Лены, как у несовершеннолетней, всего четыре часа. Все по закону.
И уже без мегафона доступно сообщил, где бы он желал видеть таких авторов…

Холодный воздух отрезвил. Степнов понял, что сорвался, и теперь нужно решать проблему иначе. Стоит искать единомышленников, чтобы вытащить Ленку из этого ужаса.
«Савченко в больнице. От Рассказова в таком деле толку мало. Борзова крик на всю школу устроит, всем расскажет… Новиков. Это на крайний случай... Но как они вообще её уговорили на такие съемки? А Петра Никаноровича уж точно обманули, так бы он не согласился… Или Лена в этих сценах со своим другом снимается? Так может, они на съемочной площадке и познакомились? Ведь мне Кулемин о фильме что-то такое говорил, а я закрутился со школьными делами… Ну точно! Ленка с дедом там появилась, и эти деляги сразу же её заметили…» - мужчине срочно нужно было с кем-то обсудить все это.
С надежным человеком, у которого есть опыт работы с подростками… Разина! Светлый образ мудрой и уравновешенной руководительницы возник как путеводная звезда. И Виктор Михайлович тут же решил позвонить Калерии Викторовне, надеясь, что она не ложится спать в девять часов вечера.
- Да, я слушаю, - голос директрисы звучал спокойно и уверенно.
- Калерия Викторовна, я извиняюсь, что так поздно… У меня дело личное очень… Срочно нужно. Мне можно к Вам прийти сейчас? Я все расскажу. Это не по телефону… Пожалуйста, - Степнов изо всех сил старался быть вежливым.
- Виктор Михайлович! Какие могут быть извинения? Раз дело неотложное, то я Вас жду.
«Нормальная женщина, а Рассказов говорит про неё что попало», - подумал Степнов и пошел ловить такси.

Калерия Викторовна действительно его ждала. Но в каком виде! На директрисе был почти такой же костюмчик, как у девушек с киностудии, только темно-синего цвета.
Женщина впустила Степнова в прихожую, а потом словно опомнилась, глянула на себя и тут же убежала в спальню. Но мужчина даже в смущенном состоянии невольно смог обратить внимание на красивую фигуру начальницы.
- Виктор Михайлович, извините меня. Вы так быстро приехали, я даже не успела форму сменить, - оправдывалась Разина, переодевшись в тонкий свитер и брюки. – У меня вечерняя тренировка, привычка. Проходите, что же Вы в коридоре стоите? Давайте куртку, вот тапочки.
Физрук что-то поддакивал про регулярность спортивных занятий, но чувствовал себя неуютно в роскошной квартире директрисы. Все в этом доме было дорого, красиво и к месту. И мебель, и картина на стене, и пушистый ковер.
На шикарный диван, обтнутый бежевой кожей, Степнов присел осторожно и замер, не зная, как рассказать о своей проблеме.
- Давайте, сначала я Вас чаем напою. А то на улице погода мерзкая, нужно согреться.
Хозяйка непринужденно рассказывала о том, какой чай она больше любит, прикатила с кухни сервировочный столик, на котором стояли вазочки с вареньем, конфетами и фруктами. Принесла блюдо с различной сдобой, тарелку с мясной нарезкой.
Как-то не вязалось все это вечернее застольное великолепие с серьезным разговором. И Степнову вдруг стало боязно обсуждать Ленкины проблемы. Он лихорадочно искал другую причину, которая могла бы заставить его напроситься к Разиной в столь позднее время. Но причина не находилась…
А Разина меж тем заварила душистый травяной чай и потчевала им гостя. Мужчина выпил уже две чашки и жутко стеснялся, потому что директриса хлопотала вокруг него, а сама к чаю даже не притронулась. Но постепенно от домашнего тепла, угощения и неспешной беседы Виктору стало тепло и спокойно, он прислонился к спинке дивана и на минуту закрыл глаза…

Очнулся в полной темноте и минут десять лежал, соображая, где находится. Отчего-то он совершенно не помнил, как вернулся домой. Неожиданно рядом кто-то зашевелился, и на грудь Степнову легла горячая рука, а чье-то такое же горячее колено уперлось мужчине в низ живота.
«Это сон… - улыбнулся Виктор Михайлович. – Только почему я ничего не вижу?»
Но в этот момент по двору проехала машина и фарами осветила комнату. Степнов увидел картину в старинной раме, потом угол шкафа, замысловатые шторы на окне и понял, что не спит. Но не спит он не у себя дома… В замешательстве мужчина протянул руку к стене, однако под пальцами оказалась необыкновенно приятная на ощупь кожа. И тут его осенило: он до сих пор в квартире Калерии! На её диване! И она лежит рядом!!!
Холодный пот прошиб гостя, он сжал зубы, чтобы они не щелкнули в тишине, и выдохнул. Осторожно, вжимаясь в упругое тело дивана, Степнов сполз с него. Принялся шарить по полу в поисках одежды, мечтая, чтобы хозяйка не проснулась от его шуршания. Нашел брюки и моментально натянул их на себя, отметив, что боксеры оказались на месте. Куртка висела в шкафу с края, и даже в темноте мужчина сразу же обнаружил свои кроссовки. Но впереди была дверь с замками неизвестной конструкции.
В такой непростой ситуации Степнова спасла только спортивная выдержка. Один замок он открыл сразу, потому что из него торчал ключ, а со вторым пришлось помучиться, но и он не смог удержать беглеца. Разина жила на первом этаже, и бежать по лестнице долго не пришлось, кроссовки мужчина натянул уже около подъезда и бросился в темноту, оглядываясь, словно его могли преследовать…


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Воскресенье, 16.10.2011, 05:34 | Сообщение # 7
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Рассказов не мог понять, кто может в четыре часа ночи ломиться к нему в квартиру. Игорь Ильич сначала дверь не хотел открывать, но потом узнал Степнова по голосу и впустил его. Гость дышал тяжело и кашлял, затем спросил:
- Ты один?
- Да, Ирина у себя, к ней братья приехали.
- Игорь, я – идиот, - признался Степнов и присел возле стены на корточки.
- Кто? – Рассказов хотел опереться рукой о стену, но спросонья промахнулся и зацепил вешалку. Конструкция не вынесла натиска, с грохотом обрушилась на пол…
- Кто ты? – повторил свой вопрос Игорь Ильич, стоя в прихожей, заваленной куртками, шапками, газетами и прочими вещами.
- Идиот, - ответил Степнов и потер плечо, на которое только что спикировал зонтик.
- Проходи, - Рассказов, облаченный в полосатые семейники и зеленую майку, с невозмутимостью лорда пригласил гостя на кухню. Но когда увидел, что у Виктора под распахнутой курткой виднеется голый торс, невозмутимость историка тут же испарилась.
- Тебя ограбили? Где ты был так поздно? – забеспокоился Игорь.
- Не поздно, а рано, - поправил его Степнов. – Дай попить…
Через несколько минут Игорь Ильич в общих чертах уже знал о неожиданных приключениях друга, но хотел узнать и подробности.
- Я не понял, так у вас было что-то с Калерией или нет? – интересовался Рассказов, надев очки.
- Не помню… не мог я… Не хотел. Ничего не знаю, - Виктор тер лоб руками, словно это могло вернуть ему память.
- Да как же такое можно не помнить! Ты пьян был? Что вы пили? – докапывался хозяин.
- Да ничего мы не пили! Только чай! – Степнов подскочил и чуть не уронил кухонный стол.
- А зачем ты вообще к ней потащился?! – не унимался Рассказов.
- Я хотел про Ленку поговорить. Узнать, в какую школу она ушла, как устроилась…
- И ты Разиной об этом сказал??? – Игорь был в шоке.
- Да не успел я. Отключился. И уже ночью очухался. - Виктор снова сел за стол.
- Чай пили… Чай… А какой чай был? – вдруг побледнел Рассказов.
- Мне нужно было запомнить? Что ты к этому чаю пристал? – не вынес Степнов. – Трава какая-то зеленая. Летом пахнет. Неважно…
- Ты ошибаешься, очень важно! – Игорь Ильич поднял верх палец. – Я сам лично подарил Калерии травяной сбор от бессонницы. Мне мама прислала…
- Ты? Ты!!! Ну ты… - слов у Степнова не хватало.
- Спокойно! Зато я тебе точно могу сказать, что у вас ничего не было, - возвестил хозяин. – От этого отвара происходит полное расслабление организма, сон крепчайший.
- Заметно, - зло усмехнулся Виктор. – Я вон как круто вздремнул… И что теперь делать?
- А это уже по обстоятельствам, - развел руками Рассказов. – Я надеюсь, ты не считаешь, что обязан жениться на Калерии?
- Ни за что в жизни!!! – вопль возмущения наверняка был слышен во всем подъезде…
Теперь в конкретности намерений Разиной относительно себя самого физрук не сомневался. Но Игорю Ильичу этого было мало. Он стремился доказать, что Калерия приложила руку и к переходу Кулеминой в другую школу. Рассказов исчерпал все аргументы, устал и бросил это бесполезное занятие. А Степнов про себя думал, что уж тут-то друг скорее всего ошибается – ведь он ничего не знает о безобразных съемках, в которых участвует Лена. Однако чем больше он размышлял над словами Рассказова, тем сильнее в его душе росло сомнение…

На следующий день преподаватель физкультуры нервно ожидал вызова к директору, но никто его не беспокоил. Даже Уткина ни разу не пришла. Степнов немного успокоился и решил навестить Петра Никаноровича. Ведь нужно было искать способ спасения Ленки. Только как узнать, что Кулемин дома один? Но ничего придумывать не пришлось: Ленин дед позвонил сам и предложил встретиться.
Знакомую фигуру в куртке и берете Виктор Михайлович увидел издалека. Подошел ближе, поздоровался. Кулемин начал первым:
- Виктор, я был уверен, что ты порядочный и честный человек. Теперь порядочность твоя вызывает сильные сомнения. Но скажи мне честно: что у тебя было с Леной?
- В каком смысле? – опешил от такого вопроса Степнов.
- В прямом! Ты жил у нас дома, пока я был в больнице. Ты… был с Леной? – дед не мог произнести какое-то иное слово, язык не поворачивался сказать такое о своей внучке.
- Да Вы что? - Виктор просто побелел от услышанного. – Как Вы могли подумать?
- Да не думал я! Люди сказали! Сам не верил, но ты вчера скандал на студии устроил…
- Кто сказал? – Степнова даже трясло от возмущения.
- Директриса ваша звонила мне, давно уже. Так и сказала, что все у вас было, и если это выплывет, то позор на всю школу, Ленке неприятности с экзаменами, а тебя вообще посадить могут. Но до сих пор я сомневался! А тут ты со своими разборками на съемочной площадке! Чего тебе от Лены нужно? Оставь её в покое! – горячился Петр Никанорович.
- Позор? Это же сплетни!!! А вчера… вчера… - И тут мужчина понял, что ни за что в жизни не расскажет старику о мерзких съемках, в которых участвовала его внучка. Уж если сплетни его так расстроили, то что будет, когда дедушка узнает правду? И Виктор Михайлович стал отчаянно врать: - Там опасно, я думал, что она трюки какие-то делает. Упасть может, пораниться…
- Да она в этом костюме ходит едва! Какие трюки? – растерялся дед. – Её же как запечатают в скафандр, так по три часа ни попить, ни в туалет сходить невозможно… Она и одеть-то его сама не может!
- Скафандр? – глаза у Степнова стали ещё синее от догадки: - Она робота играет?!
- Ну да, других ролей не досталось…
- Да я переживал, решил, что её заставляют что-то опасное делать, - мужчина был в полном замешательстве.
- А чего ж ты не переживал, когда её из школы выгнали? Где был? Бросил девчонку одну! Даже не позвонил ни разу. Она ночей не спала, переживала, - с горечью высказывал Кулемин.
- Выгнали?! – Виктор Михайлович не успевал осознавать новости, которые сыпались на него. – А парень её?
- Какой парень? Виктор, она едва успевает на съемки и в школу. Устает сильно. Ездить приходится через весь город, - подробно, как слабоумному, объяснял Петр Никанорович. – Школа вечерняя, но занятия там в разные смены. Ленка подстраивается под съемки.
- Лена учится в вечерней школе? Почему? – опять изумился Степнов.
Тут дед не выдержал:
- А куда бы её взяли с такой характеристикой? Ваша Разина написала, что Лена одноклассника избила, на тебя напала и её саму чуть не покалечила. Она нас вообще судом пугала. Хорошо, что хоть в вечернюю школу попала, спасибо Леркиному отцу. Андрей Васильевич помог…
- Я ничего не знал! – Виктор схватил себя за волосы и с силой потянул, словно хотел стащить с головы маску, в которой он столько дней ничего не замечал вокруг. Маску его глупой обиды, собственных переживаний по несуществующим поводам. – Ну почему, почему я сразу же не спросил Лену обо всем?
- Это уж ты сам разбирайся. Но вот что я тебе скажу: не смей к нам приходить и Лену не тревожь. Хватит. Она едва в себя приходить начала. И на съемках не появляйся больше! Гонорар тебе домой привезут, я договорюсь, - Кулемин был настроен решительно
- Какой гонорар? Зачем он мне?
- Твои деньги, придумаешь куда истратить.
Петр Никанорович ушел, даже не попрощавшись. С одной стороны, он ужасно злился на Степнова и готов был расстаться с ним навсегда. С другой стороны, увидел, как потрясен новостями его недавний друг и соавтор. Но переживания внучки были ближе и острее: дедушка слышал, как Ленка иногда плачет, когда уверена, что он уже спит… Плачет, потому что тоскует по школе, репетициям и тренировкам, потому что оказалась несправедливо выброшена из привычной жизни.

Весь запас бранных слов Виктор Михайлович истратил за пятнадцать минут, но объем ненависти к себе самому и одной подлой тетке не уменьшился. Хотелось разбить свою тупую башку об первый же попавшийся столб, а процесс удушения Разиной растянуть до бесконечности. Теперь Степнов понял, что в состоянии убить человека и испытать от этого удовольствие. Понял и ужаснулся: до чего он дошел…
Мужчина забрел в парк и наткнулся на детскую площадку со старыми качелями-лодками. Залез в одну из них и стал раскачиваться, выплескивая из себя ярость с каждым толчком лодки. Качели скрипели, опоры их дергались от бешеного натиска, а Виктор и не думал останавливаться. Вскоре лодка вымахнула на самый верх своих возможностей и на какие-то секунды застыла в воздухе, издав перед этим особенно жуткий звук. Степнов увидел фонари и деревья вверх ногами и вместе с лодкой ухнул вниз…
Через полчаса он вышел из парка, уже точно зная, что будет делать завтра.


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Среда, 19.10.2011, 16:03 | Сообщение # 8
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Кто-то заметил, что утро добрым не бывает…
Степнов хотел прийти пораньше, чтобы с самого утра высказать своей начальнице все, что он о ней думает, но после бессонной ночи задремал и проспал. В зал вбежал уже под звук школьного звонка. Утренняя беседа с Калерией не состоялась, однако Виктор Михайлович помнил, что сегодня у него вместо третьего урока «окно», и у Разиной тоже. Степнов решил, что момент для разговора подходящий.
«Десять минут мне хватит», - мужчина определил для себя временную дистанцию, затем решительно вошел в кабинет директора.
По времени он уложился, но из кабинета выскочил, сопровождаемый криками Калерии Викторовны. Следом за ним в дверь вылетел дырокол, врезался в стену и грохнулся об пол, выметывая из себя облако белых бумажных кружочков.
Вслед Степнову, удаляющемуся по коридору, с интересом смотрела баба Лида. Потом сказала: «Слава Богу! Кажись, мужик в ум вошел». И принялась подметать дырокольное конфетти.

Виктору Михайловичу совершенно необходимо было рассказать другу о своем походе к Разиной. Он ворвался в учительскую и чуть не уронил Рассказова.
- Игорь! У тебя тоже окно? – обрадовался Степнов.
- Да нет, девятый класс контрольную пишет. Я только на секунду зашел, забыл учебник на столе, - огорчил его историк. – А ты откуда? От Калерии?
Утвердительный кивок головы, и Игорь Ильич тут же забыл о контрольной работе.
- Ну как?
- Да так… Она обрадовалась, что я пришел. Сказала, что после того, что у нас было, можно обращаться к ней по имени…
- А ты?
- Я… сказал, что между нами ничего не было, но теперь и это закончилось, - Степнов перевел дух.
- И все? – удивился Рассказов.
- Она мне про долг порядочного мужчины стала говорить, пакет с футболкой достала…
- И ты повелся? Пожалел её?
- Нет! Я объяснил, что не хочу ничего, что она старше и вообще директор. А если я там чего-то должен за беспокойство или ужин, то могу заплатить, - продолжил возбужденный физрук. – И про Ленку сказал. Ну, она же её нагло из школы выгнала! Я вчера с дедом разговаривал…
Тут в закутке за шкафом что-то зашуршало и зашелестело. Мужчины застыли на мгновение, а потом дружно бросились смотреть на того, кто подслушал их слишком откровенный разговор
- Я никому не скажу, – тут же пообещала Зоя Семеновна, когда увидела две растерянные физиономии. – Вы же знаете, что я умею молчать.
Степнов готов был от стыда провалиться сквозь перекрытия всех этажей. Он покраснел и не знал, что делать: молчать, объясняться или совсем уйти. Но разумная преподавательница биологии сама все разрулила:
- Виктор Михайлович, Вы понимаете, что Вас ждет месть оскорбленной женщины? – поинтересовалась она, собирая рассыпавшиеся тетрадки.
- Я оскорбил? – возмутился мужчина. – Да я же все спокойно и вежливо… Это она орать стала!
- Вежливо? Вы её назвали старой шлюхой, да ещё и имя молодой соперницы упомянули! – воскликнула Кац.
- Я?! – Степнов был просто в шоке.
- Сами же сказали, что она старше, и денег предложили…
На Рассказова напал дикий смех, он хохотал и все время приговаривал что-то о потрясающей женской логике.
- Виктор Михайлович, я уверена, что Вы специально не старались. Но неужели не хотелось адекватно отреагировать на такое бесцеремонное поведение в отношении Вас? – улыбнулась Зоя Семеновна.
- Ну… - протянул физрук.
- А ведь получилось! Так что войну будет переносить легче, - сделала вывод женщина. – Война очень скоро начнется, готовьтесь.
- Предупрежден, значит, вооружен! – хлопнул друга по плечу Рассказов и спохватился: - Блин! Контрольная же!
- Не волнуйтесь, Игорь Ильич, все напишут отлично, - усмехнулась Кац. – Даже не сомневайтесь…

Боевые действия, о которых говорила Зоя Семеновна, начались немедленно. До вечера Степнов получил массу претензий от Разиной, и приготовился не спать следующую ночь, потому что должен был переписать учебные планы на весь оставшийся год. Светочка распечатала несколько методичек, которые директор велела Степнову выучить наизусть. Уткина усиленно соображала, чем обусловлено такое строгое отношение начальницы к её обожаемому Витеньке. Но собственной смекалки не хватило, и она пожаловалась бабе Лиде.
- Светка, ты и вправду ничего не понимаешь? Или такая же хитрая стала, как твоя директорша? – полюбопытствовала пожилая женщина.
- Хитрая? В чем это? – не поняла намека библиотекарша.
- Эх, ты, простота, все уже додумались, чего Разиной от нашего Степнова нужно, - ответила техничка. – Она же из него хотела полюбовника себе сделать.
- Как полюбовника? И он согласен? – глаза Уткиной тут же налились слезами, губы затряслись и скривились от огорчения.
- Да понятное дело, что не согласен. Вот она его и гоняет, - растолковала баба Лида обстоятельства Степновской немилости.
- А как же я?! Я же его люблю! – уже рыдая, воскликнула Светочка.
- Ты тут совсем не причем! И даже не заикайся, а то Холера и тебе глупую работу найдет. Вон, заставит все книжки в библиотеке протереть к утру. И вообще, болтала бы меньше, глядишь, у Виктора Михайловича неприятностей столько и не набралось бы, - бабушка, как обычно, была очень разумна. – Сама виновата
- Я не хотела-а-а-а, - подвывала Уткина.
- Ты не того мужика себе выбрала. Вот посмотри на Милославского. Такой мужчина приятный. И его никакая Холера не возьмет… Весь твой будет.


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Понедельник, 31.10.2011, 08:32 | Сообщение # 9
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline

Лика! На все руки мастер!
Вот к новой части замечательная иллюстрация!



Лена торопилась. Сегодня в её жизни случилось необыкновенное событие, радостное и неожиданное. Просто события в последние пару недель были, но они не вызывали такого восторга, даже съемки в кино оказались всего лишь трудной работой. Сейчас же Кулемина спешила поделиться новостью с подругой. Бежала от автобуса до метро, по эскалатору вниз и вверх, среди знакомых домов …
- Лерка! Мне характеристику принесли! – с порога выпалила она, а потом спохватилась: - Мымры твои где?
- Мымры уперлись в свою Сызрань, - ответила Новикова, имея в виду назойливых родственниц – тетку и троюродную сестру. – Тебе домой принесли?
- Нет, - замотала головой Кулемина. – Прямо в школу. Директор вызвал, сказал, что все супер. Там есть подписи Савченко, Борзовой и почти всех учителей. Наверное, это Игорь Ильич постарался. Я не ожидала, что кто-то обо мне вспомнит. Сразу так в школу захотелось…
- Тогда приходи на репу! - тут же нашлась Лера.
- Чтобы потом вас через одного казнили? Не, живите без меня. Так спокойнее.
- Лен, а почему ты решила, что Рассказов все организовал? – спросила Новикова, входя вместе с гостьей на кухню.
- А кто ещё? Николай Павлович в больничке придумал это? – тут Лена посмотрела на подругу и поняла, что та знает о процессе рождения важного документа гораздо больше. – Лерка, ты лучше сразу расскажи все. А то у тебя терпелка лопнет.
- Степнов все сделал, - выражение лица у Новиковой было виноватое.
- Кто? Жесть! – Кулемина от возмущения ладонью хлопнула по столу, даже чашки зазвенели. – Кто его просил? Ты? Или дед?
- Никто его не просил, он сам…
- Ну просто приступ щедрости! С чего бы это? И откуда ты все знаешь? – напирала на Лерку злющая Лена.
- Да успокойся! – вывернулась Новикова. – Я тоже на него вначале злилась. Особенно после того, как он меня на физре отлаял. И вчера не хотела разговаривать. Но когда он показал характеристику, что мне оставалось делать? Тебе же она нужна! Думаешь, ему просто было все провернуть? И вообще у него жизнь не сахар…
- Ты его жалеешь?! Может тебе и Холеру жалко? Я же её чуть не убила! - возмутилась Лена, вернулась в прихожую и стала одеваться. Сопела от ярости, натягивая кроссовки.
Лерка подскочила к двери, шустро повернула ключ в замке и забросила его на шкаф.
- Ты что? С ума сошла? – рассердилась Кулемина. – Как теперь его доставать?
- А ну быстро села! – прикрикнула на неё хозяйка, которой в жизни приходилось усмирять и не такие фонтаны возмущения. – Сначала послушаешь меня, а потом можешь пилить куда захочешь.
Так они и беседовали: Ленка сидела на табурете, смотрела в пол и теребила свой шарф, а Новикова ходила рядом, размахивала руками и рассказывала о последних событиях в школе.
- Представляешь, прибегает на урок физры Утка и говорит, что Степнова Калерия ждет, а он отказался идти. Сказал, что детей не положено оставлять одних, он за нас отвечает. Библиотекарша свалила, а через пять минут снова притопала, вся в соплях, ревет, упрашивает его. Виктор Михайлович так на неё посмотрел, что она испарилась и больше не показывалась. А на другой день прямо у входа повесили объявление, что Степнову замечание объявлено за невыполнение поручений администрации школы.
- Лерка, может, это у них такие любовные игры? Адреналину захотелось…
- Игорь Ильич сказал, что эта старая грымза лишила Степнова премии.
- Так ему и надо, - мстительно произнесла Кулемина.
- Лен, он у меня прощения попросил, - призналась Лерка. – За тот раз на уроке… Понимаешь, про то, чего Холере от Витеньки нужно, и так всем понятно. Но раз она его гнобит, значит, не сдается Степнов.
- Ага, а вы там со свечками стояли и знаете, кто сдается, а кто нет, - опять вспыхнула Ленка.
- Белута сказал, что если бы у них все склеилось, то Михалыч весь в шоколаде ходил. И премии, и подарки.
- Ладно, если увижу Степнова когда-нибудь, так и быть, скажу спасибо за характеристику, - смилостивилась Кулемина. – Что теперь с ключом делать? Мне идти нужно.
- Вуаля! – и Лера вынула из кармана ключ.
- Ты же его бросила… - оторопела Ленка.
- Да пять рублей я бросила. С моими родичами и не таким фокусам научишься. Может, останешься у меня ночевать? Деду позвоним, - предложила Новикова, с надеждой глядя на подругу.
- Не сегодня, через пару дней. Пока…
Лена действительно торопилась, ведь было уже очень поздно, а с некоторых пор ей стало неприятно ходить по улицам вечером. Казалось, что кто-то все время за ней следит…

Между тем, события в школе, связанные с воспитанием послушания у педагогического коллектива, приобрели характер затяжной партизанской войны. Разина гнула свое, подчиненные сопротивлялись. Кроме того, Калерия Викторовна регулярно звонила в районо и каждый раз говорила о слабом здоровье Савченко: женщине хотелось избавиться от приставки «и.о.» перед своей должностью…
С очередным разносом руководительница пришла на большой перемене в учительскую.
- Где опять шляется Степнов? Никакого понятия о дисциплине! Все время сбегает с собраний и педсоветов, - язвила Калерия Викторовна. – Это не преподаватель физкультуры, это какой-то заяц!
- Страшнее зайца зверя нет, - мрачно сообщила Борзова.
- Что? – Разина даже растерялась.
- Если зайца все время преследовать, он, в конце концов, озвереет и даже может напасть сам, - пояснил историк.
- Да как вы смеете? Я преследую Степнова? – повысила голос Калерия Викторовна. – Ну, это уже полное хамство!
- А при чем тут Степнов? – удивилась Зоя Семеновна. – Мы же не о нем говорим. Мы о зайцах. Кстати, нередки случаи, когда они прикидываются погибшими, а потом резко бьют своих врагов задними лапами. И могут когтями распороть живот и лисе, и собаке, и даже человеку…
- Я смотрю, тут целый клуб любителей лопоухих образовался. Вы, Зоя Семеновна, как всегда на высоте со своими познаниями, - ядовито заключила директриса. – Завтра проведете открытые уроки в седьмых классах!
- С большим удовольствием, Калерия Викторовна. О зайцах? – парировала Кац.
- Нет, о шакалах и гиенах… - И Разина вышла, хлопнув дверью.
- Ситуация патовая, - произнес Рассказов. – Степнову нужно увольняться.
- А разве она его отпустит? – робко произнесла Агнесса Юрьевна.
- Отпустит. Придется две недели пострадать, но зато Новый год Виктор Михайлович встретит свободным человеком, - вынесла вердикт Борзова.

Первое заявление Степнова Разина порвала, второе запретила секретарше регистрировать, но третье, поданное в присутствии Борзовой, вынуждена была подписать. И потекли дни мучительного ожидания и невероятных предновогодних событий. О них Кулеминой регулярно рассказывала Лерка.
- Ты представляешь, эта кикимора заставила трудовика снять твой портрет со стенда! - возмущалась она, зачерпывая большой ложкой куски от торта, купленного подругой с первой зарплаты.
- Как снять? – расстроилась Лена.
- Вот так! И сняли. Но утром она пришла, а портрет опять на месте висит, - Новикова облизнулась и поддела ложкой очередную порцию крема с вишенкой.
- А кто его повесил?
- Ты можешь на меня сердиться, но я уверена, что это сделал Степнов, - сообщила Лера. – Да, он же увольняется! Отрабатывает последние дни.
- Увольняется? – Ленкина уверенность в подлости Виктора Михайловича в очередной раз пошатнулась.
- Это точно, вся школа знает. Ты слушай дальше: портрет твой снова сняли, а туда прицепили фотографию Ольги Лебедевой. А к утру Лебедева исчезла, и опять ты появилась. Только уже фотка другая, с соревнований, где ты лохматая, - торжественно произнесла Новикова и рассмеялась. – Холера дядю Петю чуть не убила, орала на весь коридор, грозилась вызвать милицию и поставить камеру наблюдения.
- Вот это да… Какие из-за меня происходят страсти, - протянула Кулемина.
- Лен, а как твои тренировки? Там парни симпатичные есть? Может, мне тоже в клуб прийти? – любопытничала Лерка.
- Да, подруга, ты неисправима, - улыбнулась Лена. – Все у меня в норме. Формы только нет. Я же позже всех пришла, но Андрей Васильевич обещал спонсора мне найти.
- Если папа обещал, то обязательно найдет!
Позже Лена шла домой и размышляла. Она не была уверена, что портрет её возвращал на место именно Виктор Михайлович. Но почему-то живо представила, как Рассказов стоит на шухере, а Степнов прилаживает фото на стенд.
«Он высокий, ему никакие стремянки не нужны, - вздохнула девушка. – Увольняется… Конечно, его в любую школу возьмут. И ещё он говорил, что давно звали в одну из юниорских сборных».
Почему-то захотелось увидеть Степнова. Хотя бы издалека. Просто посмотреть, как он идет по двору, улыбается и машет рукой. Лена обернулась и увидела, что вдалеке метнулся в сторону какой-то человек…


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Пятница, 04.11.2011, 01:30 | Сообщение # 10
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Кулемина неслась, перепрыгивая через бордюры, и точно знала, что следом за ней идет, а может даже бежит какой-то человек. Девушка уже три дня пыталась вычислить личность своего таинственного провожатого или преследователя.
«Если забежать в наш подъезд, то невозможно потом будет посмотреть на улицу – окна в коридоре сильно высоко, я не достану», - рассуждала Лена.
И сегодня придумала, как ей поступить: она неожиданно рванула к дому, но заскочила не в свой подъезд, а в соседний. Теперь через едва приоткрытую дверь она вполне могла увидеть того, кто появится во дворе следом за ней. На самом деле нужно было не заниматься самодеятельностью, а рассказать обо всем Леркиному отцу, но упертая Кулемина всегда пробовала справиться сама. Она отодвинулась от двери, отдышалась и опять выглянула на улицу… От увиденного даже ноги отнялись на время: во дворе стоял Степнов и смотрел на их окна! В бессилье и растерянности Ленка прислонилась спиной к стене и съехала по ней вниз.
«Это совпадение? Или он в самом деле за мной ходит? Нафига???» – девушка была в шоке. Она приготовилась увидеть Гуцула, который несколько раз приходил за ней в вечернюю школу и активно набивался в друзья. Так же думала, что это может быть один из тех парней, с которыми она занимается в военно-партиотическом клубе. Но Степнов…
«Он меня пасет, как первоклашку? И если сейчас я выйду, опять начнет про шапку втирать? Катился бы к своей старой мочалке и воспитывал её! Портрет он повесил, блин… Нормально подойти не хочет, ему же западло перед школьницей извиняться! Да я сейчас тебе устрою!» - заведенная таким образом Кулемина живо обрела способность двигаться и вылетела из подъезда вершить расправу над Степновым, но двор был пуст.
Лена огляделась и в возмущении помчалась домой. Давила на кнопку звонка, булькая от злости, чуть не уронила деда, ворвавшись в квартиру.
- Дед! – и осеклась, не зная, как рассказать о происшествии.
- Ты чего? За тобой гнались, что ли? Случилось что-то? – тут же отреагировал пожилой мужчина.
- Не, все нормально, - внучка шмякнула об пол сумку, три раза обмотала шарфом крючок вешалки и придумала, как объяснить свое возбужденное состояние: - Дед, мне характеристику сделали.
- Какую? Кто сделал? - не понял Кулемин.
- Хорошую, всю в положительных отзывах, - ответила Лена. – И Лерка сказала, что это Степнов постарался. Ты его просил?
- Я? Да я вообще ничего не просил у него! И не встречался! – воскликнул Петр Никанорович. – Но я очень рад, что у Степнова совесть проснулась. Значит, не совсем пропащий человек!
- Ага, не пропащий! А чего тогда хотел, чтобы меня с работы выгнали? – возмутилась внучка.
- Да он же боялся, что тебя там опасные трюки заставят делать, - признался дедушка и понял, что сказал лишнее.
- Значит, не встречался? И не просил? – Ленка прищурила глаза. – Ну-ну.
- Лена, я случайно с ним столкнулся! На улице! Один раз, и больше ничего, - клялся дед.
- Ладно, проехали, – Кулемина увидела в углу елку, перевязанную шпагатом. – Дед! Я же просила не таскать тяжести. И чего ты так рано её купил?
- Она не тяжелая, и совсем не рано. Новый год уже через четыре дня…
«Новый год… Блин, а у меня формы нет. Все пойдут на концерт, а я, как левая, останусь, - загрустила девушка. – И вообще, придется тридцать первого одной дома сидеть: Лерка уезжает в Питер, дед к своему Данилычу уйдет. Лягу спать, а потом весь год просплю… И опять мне Степнов приснится. Во сне он никогда не ругается, даже пытается поцеловать, только я всегда невовремя просыпаюсь…»

О том, как встретить Новый год, думала не только Кулемина. Все вокруг были озабочены этим, и Калерия Викторовна тоже. Она уже поняла, что Степнова ей никаким образом не достать и о чудесной встрече Нового года вдвоем стоит забыть. Но раз ей испортили праздник, то и она постарается испортить его как можно большему количеству людей. Сейчас Разина рассуждала спокойно и холодно, а потому в успехе своего предприятия была уверена на все сто процентов.
Первым делом она приказала снять со стены стенд с фотографиями учащихся и спрятать его в кладовую. На освободившееся место решила повесить праздничную газету, но сказала об этом Борзовой за три дня до вечера. И тут же назначила Людмилу Федоровну ответственной за подготовку газеты.
Наиболее «любимых» преподавателей внесла в список дежурных на каникулы. «Первого числа дежурить будет Рассказов, чтобы жизнь малиной не казалась. Второго Каримова посидит здесь, ну третьего, как раз, для Кац день подходящий, четвертого… - Калерия Викторовна распечатывала своих обидчиков в клеточки таблицы, испытывая при этом удовлетворение. – А Степнов рано или поздно будет устраиваться на работу. И кроме как в школу, ему пойти некуда, так что я долг отдам. Тварь неблагодарная, ведь хотела из него человека сделать…»
Разина отвергла все предложения по организации концерта и сделала сценарий на свой вкус. Сама выбрала номера. Сама решила, что будут петь «Ранетки». И даже приняла предложение полковника Ведрова, который пообещал привести на вечер воспитанников военно-патриотического клуба с показательными выступлениями.
«Пусть знают, как я отлично разбираюсь в том, что нравится молодежи. Все ахнут, и этот представитель из районо тоже, - мечтала заносчивая женщина. – Мы ещё посмотрим, кто тут будет директором! Они у меня все попляшут!»

Тридцатого декабря школа гудела. Подготовка к концерту достигла своего пика, и сегодня он наконец-то должен был состояться. Разина ожидала приезда важного гостя и сердилась, что газету до сих пор не повесили на место. А Борзова выдерживала паузу, все время обещала, что уже сейчас принесут. В конце концов, директриса побежала встречать представителя районо, от которого зависело многое, и уже с ним подошла к стене, где Платонов и Комаров закрепляли полотно народного творчества.
- Превосходно! История школы, это вообще нужно под стекло убрать и беречь, - восхитился мужчина, рассматривая свиток длиной метра четыре. Бедная Калерия Викторовна не могла слова вымолвить от возмущения: на всем пространстве газеты рассказывалось о достижениях в школе за год, на фотографиях превосходного качества, намертво приклеенных к ватману, рядом с учениками так или иначе были запечатлены для истории почти все преподаватели. Но нигде не было даже намека на существование педагога с фамилией Разина. А в самом центре полотна, в разделе «Спорт» в глаза лезло огромное фото, на котором дружно улыбались начальник районо, Степнов и Кулемина с кубком в руках …
- Давайте в зал, там уже все готово к началу концерта, - директриса пыталась утянуть гостя подальше от злополучной газеты и бросала злые взгляды на Людмилу Федоровну. – Я сама занималась организацией мероприятия.
Зрители уселись на места, успокоились, вышла Светлана Михайловна в образе Снегурочки, бойко прочла вступительное стихотворение, и номера покатились один за другим…

Но не все участники концерта находились за кулисами. Группа ребят в защитных костюмах ждала своего выхода в коридоре, рядом переговаривались двое мужчин – один в военной форме, другой в форме сотрудника милиции. Ведров и Новиков пришли вместе со своими подопечными.
- Виктор Михайлович! – Андрей Васильевич увидел спешащего к ним Степнова. – Ну спасибо, ты просто молодец, все успел. Мы сейчас постараемся выступить в лучшем виде.
- А где Лена? – осторожно спросил Степнов.
- Да вот же она! Кулемина! – позвал Новиков.
Ленка только тут сообразила, кто тот спонсор–благодетель, идеально подобравший ей форму.
Оба полковника отошли к парням, а Кулемина зашипела на своего бывшего тренера:
- Да если я бы знала, что это Вы купили, в жизни бы не одела!
- Лен, ну что ты… - пытался вставить хоть слово Степнов.
- Я Вам покажу после концерта, сами в этой форме домой пойдете, - отрезала девушка и поспешила уйти к своим одноклубникам.


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
FaiLenДата: Воскресенье, 06.11.2011, 14:37 | Сообщение # 11
Флудер
Группа: Проверенные
Сообщений: 1785
Награды: 280
Репутация: 673
Статус: Offline
Зал ревел от восторга… После правильной песни про школьную жизнь, выбранной Разиной, представитель районо лично попросил девушек исполнить ещё что-нибудь, и «Ранетки» рванули «Лети». Причем Новикова, перед тем, как начать петь, сообщила, что музыку к песне написала Аня Прокопьева, а слова - Лена Кулемина. Степнов вошел в зал и расстроился: ведь это была Ленкина песня, а теперь она не могла быть на сцене вместе с девчонками.
После того, как Калерии Викторовне удалось усмирить зрителей, взбудораженных «Ранетками», она торжественно объявила об участии в сегодняшнем мероприятии воспитанников военно-патриотического клуба юных десантников. Часть сидений оттащили в стороны, и два десятка ребят в камуфляжных костюмах рассредоточились на освободившемся пространстве. Ведров без микрофона сказал краткую речь:
- Десантник должен уметь не только бесшумно ходить и ловко драться. Ему положено хорошо стрелять, метать ножи, прыгать с парашютом. И вообще, он должен быть готов выжить в любой ситуации и местности, оказать помощь товарищам и всем тем, кто в ней нуждается. У нас народ мастеровитый, рукастый, умеет метать не только ножи, но и ложки, и вилки. - Зрители засмеялись. – Что зря говорить, смотрите сами.
Команда дружно показывала приемы, которые используются в рукопашном бою. Степнов смотрел и злился, что Лену поставили в самый дальний ряд, и никто её не видит и не узнает. После общей подготовки ребята перешли к парным упражнениям, потом вообще развернули специальное покрытие в форме круга и стали демонстрировать броски и подсечки. И опять Лену не заметили.
- Кто желает выйти и быть соперником в схватке? – громогласно спросил полковник, довольный своими орлятами.
Все притихли на мгновение, а затем вышел Гуцул и встал напротив парней.
- Ну, молодой человек, не знаю твоих способностей, поэтому разрешаю тебе самому выбрать пару для схватки, - сообщил Ведров.
Гуцул замешкался, но тут вперед вышел один из парней и сказал:
- Можно мне?
- Запросто, - осклабился Игорек, однако физиономия у него стала растерянной, когда соперник сдернул с головы кепку, и все увидели, что это вовсе не парень, а девушка.
Светлые волосы были собраны в хвостик, девушка отвернулась, скидывая форменную куртку, а когда шагнула на свое место перед Игорем, то Гуцулов узнал её. И все узнали. Ещё бы - Новикова заорала на весь зал:
- Ленка форэве! А-А-А!
Народ завопил, многие стали ломиться ближе, тут же появился Леркин отец и осадил толпу. Но происходящее уже не походило на концерт, теперь образовался настоящий ринг, и страсти забурлили.
- А че я буду с девчонкой бороться? – возмутился Гуцул.
- У нас равноправие! – рявкнул Ведров. – Или ты её боишься?
- Да никого я не боюсь! Сами будете отскребать от пола!
Но через пару минут отскребать от покрытия пришлось именно его: Кулемина уложила несостоявшегося ухажера на обе лопатки.
- Кто ещё хочет?
Вторым вылез угрюмый, квадратный Кривощапов. Зрители приуныли, потому что болели за Кулемину, а такой шкаф должен был её победить. Но и этого соперника девушка отвлекла обманным движением и уронила на бок. От изумления Кривощапов дальше и сопротивляться не стал.
- Ешё?
- Довольно! – закричала Разина.
Но только Степнов услышал её голос, как в нем тут же возник черт и дернул физрука за язык:
- Подождите! Можно мне тоже?
Зал дружно изумился, Виктор Михайлович резво добежал до круга. Стянул с себя пуловер и остался, как и Лена, в футболке, брюках и кроссовках. В глазах Кулеминой зажегся недобрый огонек. Девушка подобралась и сосредоточилась. Степнов усмехнулся. Оба вспомнили тренировки перед боями без правил и сами бои. Со стороны казалось, что соперники по самые уши наполнены адреналином и сейчас порвут друг друга в клочья. Ведров от удивления забыл возмутиться. Новиков знал историю с бойцовским клубом, но ему и в голову не приходило, что он может увидеть и Лену, и Степнова на одном ринге. Остальные просто тащились от потрясного зрелища. В школе много говорили об этой паре, но увидеть бой между ними никто не предполагал. Зрители на задних рядах даже влезли на сиденья, чтобы лучше видеть.

Лена била всерьез, и Степнов сразу это понял. И вообще, тут уже не рукопашный бой был, все больше походило на кикбоксинг. Виктор старался отвечать достойно, но, ни на миг не забывал, что перед ним любимая девушка, и опасался причинить ей вред. В результате мужчина пропустил удар и оказался лежащим на животе. Кулемина тут же села верхом на него. Она была уверена, что Степнов поддался, не отвечал ей в полную силу, точно знала, что перевернуть противника на спину ей в жизни не удастся. И от всего этого злилась ужасно.
- Ленка, держи его! Вывернется! Кулемина! Вали Михалыча! Дожимай! – орали зрители.
Разину едва не парализовало от ярости: мало того, что окружающие регулярно напоминали ей о Кулеминой, так эта мерзавка посмела притащиться в школу и теперь сидела на взрослом мужике, которого Калерия Викторовна даже хитростью уложить рядом не смогла.
В это время Лена предприняла попытку провести захват, она уперлась одним коленом в пол, а другим в спину поверженного соперника, и согнутой рукой подхватила Степнова под шею. Но через некоторое время вскочила, вся пылающая, запыхавшаяся, сказала: «Я не справлюсь, пусть будет ничья». И убежала. Виктор Михайлович поднялся на ноги, поднял вверх руку, крикнул:
- Согласен на ничью! - и тоже вышел.
Тут ступор у обоих полковников прошел, они прекратили борцовские поединки и немедленно организовали процесс бросания мячиков в мишени. Среди такой толпы метать ножи было опасно.

Лена за рукав вытянула свою куртку из-под груды курток парней и, на ходу надевая её прямо на футболку, пошла к выходу. Ей казалось, что она сейчас вспыхнет от тех ощущений, которые принес бой. В какой-то момент поединка Кулемина поняла, что сжимает коленями живого Степнова, а он под ней такой горячий… Девушку до сих пор потряхивало, а то место на сгибе руки, к которому мужчина прижался лицом во время захвата, вообще пекло, будто она намазала его дедовой мазью от радикулита.
- А ну стой! – раздался за спиной Ленки голос директрисы. – Кто тебе разрешил сюда приходить? Ах ты, дрянь! Да я тебя раздавлю!
Кулемина обернулась и резко ответила:
- Не указывайте, я у Вас не учусь, и Вы мне никто.
- Да как ты смеешь? Паршивка! – заорала Разина.
- Хочу и смею! - И Ленка жестом фокусника выдернула из своего рукава шарф, который впопыхах забыла вытащить прежде.
- Лена, я тебя провожу? – в фойе появился Степнов и, не обращая внимания на Калерию Викторовну, подошел к Кулеминой.
- Ну проводи…
- Не сметь! Учителям недопустимо гулять с ученицами! Я тебя … Я…
- Что Вы так волнуетесь, Калерия Викторовна? – сделал удивленное лицо Степнов. – Я в школе не работаю уже. Все. А Вы сильно не хозяйничайте тут: завтра Николай Павлович будет.
И они с Леной вышли из школы.
Женщина издала то ли писк, то ли стон и повернулась в полной уверенности, что она в помещении одна, но увидела спину охранника, усердно высматривающего что-то в раздевалке, и вездесущую техничку с неизменной шваброй в руках. Ошеломленная словами девчонки и Степнова, расстроенная известием о появлении Савченко, она смогла все же гордо поднять голову и уйти к себе в кабинет. И уже там закричала в бессильной злобе. Позвонила по телефону:
- Немедленно ко мне! Срочно!
Через пять минут в кабинет влетела запыхавшаяся и растрепанная Светочка.
- Что у нас с дежурствами? Все знают? Кто недоволен?
- Все знают. Просто поменялись некоторые местами, и все, - выдохнула Уткина, обиженная тем, что её оторвали от танцев.
- Как поменялись? Кто разрешил? – возмущалась Разина.
- Да ерунда, - оправдывалась библиотекарша. – Я вместо Кац подежурю, а то у неё завтра регистрация и путешествие.
- Какая регистрация? – не поняла директриса.
- Замуж она выходит за полковника Новикова. Это отец Леры Новиковой. А вечер праздничный потом будет, после каникул, когда все соберутся. Нас всех пригласили, – рапортовала Светлана Михайловна. – Рассказов и Каримова сами дежурить будут, а потом они к его маме на Алтай едут, им как раз четвертого лететь. Они тоже заявление подали.
- А почему мне никто не сказал? Где Борзова? – Разина сняла очки и бросила их на стол.
- Так она уже ушла, к ней же муж приехал. Из Америки. И дочка из Англии. Она там со своим олигархом живет. Они подарки привезли! После каникул Людмила Федоровна всем дарить будет, на Старый Новый год! - попыталась порадовать злую начальницу Светочка.
- Муж? Из Америки… А ты, ты одна за них дежурить будешь? – даже растерялась начальница.
- Да нет, - Светочка потупила глазки. – С Милославским, ему как раз необходимо в библиотеке поработать. А можно я пойду, там дискотека идет, нужно посмотреть, все ли в порядке?
И увидев, что Разина кивнула головой, Уткина выпорхнула из кабинета.
- Ну что? – кинулся к ней Мирослав Николаевич.
- Хотела я ей гадость какую сделать, - прошептала библиотекарша. – Но решила не портить праздник.
- Светлана Михайловна, - восхищенно произнес литератор. – У Вас такая добрая душа!
- Вы так думаете? – расплылась в улыбке девушка. – Идемте на дискотеку!

Степнов с Ленкой чинно прошагали по школьному двору и вышли на улицу, по которой невдалеке двигалась снегоуборочная машина с оранжевой мигалкой. Тут девушка дернула локоть, за который её придерживал мужчина.
- Лена… - начал Виктор.
- Вы зачем за мной следите? – перебила его Кулемина.
- Мы только что на «ты» были, - напомнил Степнов.
- Ты зачем за мной следишь? – повторила Лена. – Я уже взрослая, работаю сама, а ты меня как малолетку караулишь.
- Да я просто увидеть тебя хотел. Хоть издалека, - объяснил мужчина. – Дед же запретил к тебе подходить.
- Дед? – не поняла девушка. – А на съемках тогда что было? Чем моя работа не понравилась?
- Девушки - артистки мне сказали, что ты с мужиками раздеваешься. Я как представил, что тебя кто-то трогает, так поубивать всех хотел… - с досадой сказал Виктор и посмотрел в сторону, теребя в руке собачку замка своей куртки.
Кулемина остолбенела на мгновение, медленно повернулась к Степнову и неожиданно для себя спросила:
- Вы… Ты… Ты меня ревнуешь?! – и только потом поняла, что она произнесла.
- А что, я хуже других? И не могу ревновать любимую девушку? – возмутился мужчина и тоже с опозданием сообразил, что ответил.
Но через пару секунд он схватил Ленку, прижал к себе лицом и прикрыл её голову руками. И хоть в ушах у девушки звенело от его последних слов, она все же смогла расслышать, как рядом тарахтит и воет какая-то машина, а потом на спину сыплется что-то. Тарахтение стало удаляться, Степнов разжал руки, Лена немедленно обернулась посмотреть на источник странного звука и поняла, что мимо них проехал снегоуборочный агрегат. Это по большим улицам он отправлял снег в кузов грузовика, а тут без всякого стеснения водитель выбрасывал мягкую свежевыпавшую снежную массу прямо на тротуар и на зазевавшихся прохожих в том числе. Девушка взмахнула руками, пару раз прыгнула, чтобы стряхнуть снег с куртки, а когда повернулась, то не смогла сдержаться и стала хохотать во все горло. Она показывала на Степнова пальцем, хваталась за живот и просто умирала от смеха.
- Кулемина! Хватит кататься, за тебя ведь пострадал, тьфу! – урезонивал её мужчина, сгребая слой снега, залепивший ему почти все лицо.
Так же густо была посыпана снегом и темная шевелюра Виктора.
- Не надо руками! Не надо, - смеясь, Лена стала шарфом отряхивать холодный компресс со склоненной головы Степнова. – Стой спокойно.
Она повесила шарф себе на шею, вытащила из кармана куртки пакетик с бумажными платочками, выщипнула сразу несколько из них и стала осторожно вытирать лицо мужчины. Пока двигала рукой по лбу и векам, было ещё смешно, а когда стала снимать влагу со щек и губ Степнова, появились другие ощущения. Пальцы дрогнули, тут же всплыли в памяти слова о ревности и любимой девушке…
Он смотрел на неё потемневшими глазами и чувствовал у себя где-то около уха её пальцы, которыми она придерживала и поворачивала его голову. Потом Лена опустила руки и голову наклонила. Виктор взял девушку за плечи, притянул к себе и сказал: «Спасибо».
Она лицо подняла и «спасибо» прозвучало прямо возле её губ. Сил отодвинуться не нашлось, и он поцеловал эти губы. Поскольку девушка его не оттолкнула, мужчина вдохнул воздуха и поцеловал её снова.
- Моя Ленка… - он произнес имя с таким восторгом и нежностью, что обладательница имени едва в обморок не упала, даже вцепилась в куртку Степнова.
- Ты не замерзла? – И пока Кулеминой не пришло в голову обидеться за заботу, Виктор распахнул полы куртки, предлагая свое тепло. От такого вида обогрева отказаться было невозможно.

Влюбленные стояли, застыв в объятиях. Мимо них прошла пожилая пара. Мужчина ступал, сосредоточенно глядя себе под ноги, нес тяжелые сумки. Его спутница с осуждением посмотрела на молодых и после сказала:
- Все у нынешней молодежи шиворот-навыворот. Парень с парнем обнимаются! Прямо посреди улицы!
Её мужчина остановился и посмотрел на обнимающихся, а потом не спеша пошел дальше.
- Ты ошиблась. Та, что пониже ростом - девушка.
- Ну как же девушка? Штаны военные! – спорила женщина.
- Не военные, а камуфляжные. Так модно сейчас.
- Девушки должны платья носить, - доказывала женщина. – А то не понять, кто из них кто.
- Сама-то все время в брюках ходишь, - усмехнулся дяденька.
- Мне так удобнее…
- И ей удобно…

Голоса прохожих удалялись, глохли в снегопаде. Двое счастливых опять целовались и никуда не спешили. До Нового года были ещё целые сутки, а после праздника - вообще вся жизнь…

КОНЕЦ


Оксана! Рыбка-Собачка1 Спасибо за Новогодний КВМ!


http://seriali-online.ru/forum/38-2672-1
http://seriali-online.ru/forum/38-4759-1#1198713
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » ШИВОРОТ-НАВЫВОРОТ (КВМ(школьные вариации))
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: