Спасатель - Страница 3 - Форум - ФанФики к сериалу Ранетки, новые фанфики Сериалы онлайн, Фильмы онлайн
Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Спасатель (ВАЛТ)
Спасатель
БестияДата: Пятница, 06.09.2013, 21:32 | Сообщение # 31
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
*** 
Жгучая слеза скатилась по щеке девушки, которая тихо умирала внутри, не зная, что ей делать и как с этим справиться. 
- Лена… 
- Не трогай меня! – едва ощутив, как мужчина схватил её за руку, тут же протестующе воскликнула Лена. 
- Выслушай меня, прошу! Я, правда, не могу, но это не значит, что я не хочу! – изо всех сил пытался удержать он девушку при себе. – Я бы очень хотел улететь с тобой в Москву, но у меня нет такой возможности. Я не могу покинуть этот остров, как бы сильно мне этого не хотелось, - с искренним сожалением произнес Виталий. – Я смогу всё объяснить, если ты позволишь мне это сделать и выслушаешь меня, - добавил он, почувствовав, как она тут же перестала вырываться. 
Чувство любопытства и неутолимая жажда правды взяла свое, и уже через каких-то пятнадцать минут они добрались на машине до берега, где смогли устроиться на мягком песке рядом с бескрайним сияющим на солнце океаном. 
- Ты многого обо мне не знаешь. На самом деле я не так хорош, как тебе могло бы показаться, - немного напряженно начал Виталий, чувствуя на себе пронзительный взгляд зелёных глаз. 
- Я слушаю тебя, - почуяв, что он явно тянет время, нетерпеливо сказала Лена. 
- Скажу сразу – тебе нелегко будет всё это слышать, но ты…постарайся не принимать это близко к сердцу. Ведь всё это было давно и… - внезапно озабоченно промямлил мужчина, но после всё-таки смог взять себя в руки. – Ну, ладно, - выдохнул он, собравшись с мыслями и понимая, что ему придется это сделать. Ему придется поведать ей всю правду, которую больше не может прятать по темным углам у себя внутри. 
- Мне было двадцать шесть, когда мы с моими друзьями решили взорвать остров Гавайи своими громкими тусами. Мы были молоды, и тогда казалось, что целый океан ничто по сравнению с нашими мечтами. Ты, возможно, удивишься, но когда-то я очень любил зажигать на вечеринках, - растянулся в легкой улыбке Виталий на своих последних словах, взглянув на девушку, которая внимательно слушала каждое его слово. – Ребята были в восторге от моих наглых выходок. Тогда было много драк, красивых девчонок и очень много алкоголя. Я нарушил практически все правила установленные местными владельцами. На мое имя ежедневно высылались административные штрафы, но даже это не помешало мне с друзьями разгромить бассейн в одном из местных отелей. Тогда меня посадили на трое суток, но даже тогда я не отчаялся. Я делал, что хотел. Брал, что хотел. Вел себя как хотел. И даже не задумывался о последствиях. Мне казалось, что это весело – доводить других до белого коления. Делать что-то вопреки. Позволять себе то, что другие себе позволить не могут, - с каждым всё больше погружался Виталий в прежние воспоминания, которые сейчас казались призрачной дымкой. – Но потом юношеский максимализм прошел, и в один прекрасный день я встретил ЕЁ – Изабель, - остановился на мгновение мужчина, взглянув на девушку, которая изо всех сил пыталась держать себя в руках, но дрогнувшие на секунду ресницы выдали её волнение от услышанного имени. – В тот день я пришел на пляж с мыслями выпить пару-тройку стопок текилы, но забыл практически обо всем, стоило мне только увидеть эту чудесную девушку. Она рассекала волны на закате, управляя своим серфом так ловко, как дрессировщик управляется с дикими львами. Я влюбился в неё с первого взгляда, но она и носом не вела в мою сторону. Меня словно подменили. Я бегал за ней целыми днями, осыпая цветами и подарками. Я заказывал столики в самых лучших ресторанах, но каждый раз получал отказ. Я не знал, что мне ещё сделать, чтобы она обратила на меня внимание. И тогда в один прекрасный день она дала мне ответ. Она сказала, что сходит со мной на свидание, но у меня будет всего один шанс, чтобы ей понравится. И я его использовал. Она не устояла перед моим обаянием, бескрайним чувством юмора и невыносимым характером, - с легкой печалью в глазах раскрывал Виталий темный запылившийся тайничок, в который впервые за всё это время пробрался светлый лучик света. 
Лена знала, что сейчас она услышит всё, что так давно хотела от него услышать. Правду. Но с каждым его словом она всё больше понимала, что начинает сомневаться хочет ли она это слышать. Было крайне странно слышать из его уст рассказы о его прошлой жизни. Ей трудно было представить, что когда-то этот уравновешенный серьезный и хладнокровный мужчина был жутким балагуром. 
- Изабель была жутко упрямой, но, несмотря на это, она нравилась мне с каждым днем всё больше и больше. Она была удивительной… - продолжил Виталий. - Она научила меня рассекать волны и видеть в бескрайнем океане что-то большее, чем просто океан. Через несколько недель я думать ни о чем не мог, кроме как о ней и о серфинге. Ради неё я бросил всё и остался здесь, а все мои друзья разлетелись по домам. Мне казалось, что я умру, если не смогу видеть её рядом каждый день, каждый час, каждую секунду. 
Казалось, ещё немного и Лена просто задохнется от таких безумных слов. Она еле сдерживала слезы на глазах, но не от того, что до неё он любил кого-то другого. Больше от того, что она чувствовала ту боль, которую пришлось пережить мужчине, когда он потерял самого близкого человека. На секунду она представила, что бы было, если бы она вдруг потеряла его. Что было бы, если бы его просто не стало. И пусть сама эта ситуация сейчас представлялась ей смутно, одно она знала точно – она бы прыгнула с самой высокой скалы прямо в пучину бескрайней бездны и осталась бы на самом дне. Она бы отдала на растерзание свое сердце острым безжалостным рифам, потому что не смогла бы это пережить. 
- Она стала смыслом моей жизни на ближайшие пять лет, а потом… Потом её не стало, - после секундной паузы, выдохнул Виталий. - Я часто влезал в долги, ходил по краю, рисковал жизнью ради пары лишних тысяч. У меня не было постоянной работы, и мне оставалось только скитаться с места на место. Я ночи напролет разгружал контейнеры в портах, но этого было слишком мало для того, чтобы выжить. Изабель поддерживала меня как могла, но с каждым днем я всё больше понимал, что иду ко дну и тяну её за собой. Ситуация была критической, и мне снова пришлось переступить границу закона. Я стал одним из наемников местных контрабандистов. Моя работа заключалась в безопасной доставке незаконного груза, который нужно было в целости и сохранности доставить до заказчика. Речь шла о сотнях, тысячах, миллионах долларов. Я пошел на риск, мечтая сделать её счастливой. Хотел, чтобы у нас был свой огромный дом. Чтобы она ни в чем не нуждалась. Тогда я даже подумать не мог о том, что собственными руками рою для неё могилу, которая каждый раз становилась всё глубже и глубже, - угрюмо продолжил мужчина, сурово сдвинув брови. 
- Во время одной из поставок нас накрыла местная полиция, и мы потеряли товар. Нам с напарником удалось сбежать. Пятьсот тысяч долларов – такова была стоимость груза. Я понимал, что мне не возместить такой огромный долг и решил, что нам нужно бежать. Но в тот день, когда я вернулся домой – он был пуст. В нем стояла мертвая тишина, - поднял он свои глаза к девушке на последних слов, которая с замиранием сердца слушала каждое его слова, догадываясь, что после этих слов произойдет что-то ужасное. 
- Я тут же понял в чем дело и меня одолел леденящий страх. Я бросился в порт, где меня схватили трое наемников и затащили на какое-то судно. Они порвали мои документы, чтобы я не мог бежать из страны. Он требовал с меня деньги. Я клялся, что всё верну, но он и слышать ничего не хотел, - торопливо произнес Виталий, голос которого становился всё тверже, а в глазах появлялись отблески злости. - Меня привязали к стулу в одной из кают, пытаясь выпотрошить из меня все внутренности. А потом на борту появилась Изабель, - замедлил он немного в конце. - Они приковали её наручниками к трубе у противоположной стены и пустили судно на дно. Вода прибывала с огромной скоростью… Она кричала, молила помочь ей, но я не мог, - с трудом выдавил Виталий, в горле которого засел горький комок. - Я не мог развязать свои руки, чтобы помочь ей, и мне ничего не оставалось – только смотреть на то, как она тонет, захлебываясь водой! – отчаянно воскликнул он в порыве эмоций, словно переживал всё это снова и снова. - Мы уже была практически на самом дне, когда я смог освободить свои руки. Мне удалось вытащить её из затонувшего судна, но я не смог её спасти. Она умерла, - произнес он более сдержанно, но голос его всё же предательски дрогнул. - Около трех часов я провел на берегу в обнимку с её мертвым телом, не веря, что всё это происходит на самом деле. Что её больше нет. Ты спросишь, как мне удалось выбраться из этой ямы? Ответ прост – Алекс, - заметив, как зелёные глаза напротив переполняются жгучими слезами, продолжил Виталий. - Я не помню, что было дальше, но он говорит, что несколько дней поил меня снотворным. Сутками напролет я находился в каком-то тумане, а когда просыпался и снова начинал осознавать происходящее начинал неистово кричать. Мои приступы стоили Алексу очень дорого. Я перевернул практически всю мебель в его доме и исцарапал паркет, но у него было просто нечеловеческое терпение, - вымученно выдавил он из себя улыбку в конце. – Это он засунул меня в береговую охрану. Я прошел жестокую школу выживания. Отжимался по сотню раз в день. Старшина зверствовал, как мог. И это шло мне только на пользу. В первый же день я заявил, что побью все рекорды, и я это сделал, - уже менее скованно улыбнулся Виталий. – Я с головой ушел в работу, но никогда не забывал о серфинге. Когда я смотрю за край доски, туда в глубину, я чувствую, что я живу, - беспечно произнес он. - Я издевался над своим телом как мог. Даже порвал несколько мышц. Эта зверская физическая боль поглотила меня настолько, что я начал понимать, что больше не чувствую сердца. Его словно парализовало, и я его больше не слышал, - заметив, как по щеке Лены скатилась холодная слеза, закончил Виталий. 
- Но вот однажды в один прекрасный день на пляже появилась чудесная девушка в белом купальнике, и оно снова проснулось, - искренне улыбнулся мужчина девушке, которая, не выдержав, улыбнулась ему в ответ и тут же заплакала. 
- Прости меня, - сквозь безудержные слезы выдавила Лена, прижимаясь к груди Виталия, который крепко обнимал её, прижимая к себе. 
- За что глупая? – тут же дрогнули его губы в нежной улыбке. 
- За всё, - чувствуя, как его пальцы зарываются в светлые пряди её волос, ответила она, всхлипнув. 
- Это ты меня прости. За то, что не рассказал тебе обо всем этом раньше, - прикоснувшись горячими губами к виску девушки, произнес он. 
- Я не хочу отсюда уезжать. Я не смогу без тебя, - не в силах сдержать себя в руках выдохнула Лена, которая была готова разорвать грудную клетку и вырвать свое сердце. 
- Всё будет хорошо. Мы что-нибудь придумаем, слышишь? – чувствуя, как сердце буквально разрывается на части от её соленых слез, тут же произнес в ответ Виталий. 
Он всеми силами пытался убедить её в том, что смогут пережить эту разлуку, и сам пытался в это поверить. Он твердил ей о том, что будет звонить ей каждый день, будет засыпать её письмами и открытками. Что он сможет выслать ей билет, и она сможет прилететь к нему на зимние каникулы. Что он будет считать дни и думать о ней каждую секунду. Что они смогут это пережить, если будут держаться друг друга. 

Сказать, что Лена была разбита это ничего не сказать. Она еле нашла в себе силы на то, чтобы добраться до отеля, где её ждали Лера и Алекс. Всю дорогу она думала о том, что не сможет расстаться с этим райским местом. Она не сможет без этого чистого голубого неба, бескрайнего океана, песчаного берега, соленого теплого ветра, пальмовых рощиц и банановых плантаций. Она оставляет здесь большую часть своего сердца, которое отныне разделится пополам. До самого вечера Лена не могла найти себе места. Виталия срочно вызвали в бригаду, Алекс куда-то ушел, а Лера периодически куда-то пропадала. Она практически впала в отчаянье, когда Новикова внезапно заявила, что ей следуют прогуляться на пляж. И при этом ей желательно стоит надеть то новое платье, которое она купила сегодня специально для неё. Подозревать что-то неладное Лена начала ещё с того момента, когда увидела как Алекс куда-то тащит деревянный столик из кафе-бара. Осознание происходящего пришло к девушке только когда она ступила с бревенчатой дорожки на песчаный пляж, где её ждал Виталий в окружении цветных гирлянд, свечей и фонариков рядом с накрытым для ужина столом, на котором сверкали два хрустальных бокала и бутылка красного выдержанного вина местных сортов. 
- Потанцуешь со мной? – едва музыканты, устроившиеся неподалеку, начали свою симфонию, улыбнулся Виталий, когда она остановилась напротив. Взгляд её мерцающих зелёных глаз сверкал на теплом фоне свечей, а сама она, одетая в белое летнее платье, очень похожее на то, что было на ней, когда он столкнул её в воду с яхты и они впервые поцеловались, была невероятно красива. Тогда она была прекрасна. Но сейчас она была ещё прекрасней. Босоногая, в легком платье с легким румянцем на лице. Она просто не могла поверить в то, что всё, что она сейчас видит перед собой это всё для неё. Для неё сейчас играют умелые местные скрипачи. Для неё горят эти огоньки. Для неё накрыт этот красивый стол. Для неё он стоит на песчаном берегу на фоне бескрайнего океана. Для неё горят его глаза, в которых теплилась нежность и любовь. 
- Конечно, - с легкой дрожью в голосе выдавила Лена, едва сдерживая очередной порыв снова разрыдаться прямо здесь и сейчас. 
Взяв его протянутую в знак приглашения руку, она сделала шаг вперед, став ближе к нему. Его левая рука опустилась на талию девушки, а правая осталась сжимать её тонкие пальцы, сплетаясь с ними в одно целое. Они медленно кружились в танце, а она всеми легкими вдыхала аромат его тела, которые подобно сладостному опиуму внутривенно проникал под кожу. 
- Ты смеешься? – услышав, как широкая улыбка на лице мужчины постепенно перешла в приятный смешок, подняла свою голову Лена, посмотрев на него недоуменным взглядом. 
- Извини. Вспомнил тот день, когда ты надралась в баре с местными парнями, а потом назвала меня горе- занудой из дома престарелых, - тут же ответил Виталий, не в силах сдержать улыбки на лице, и судя по тому, как она улыбнулась в ответ, ей тоже было что вспомнить. 
В тот день она поклялась себе, что больше никогда в жизни не будет так напиваться. Потому что в то утро ей было ужасно стыдно, когда она полуголая проснулась в его кровати, совершенно не помня, что было вчера. В то утро она была счастлива как никогда. И сейчас тоже самое чувство воздушными пузырьками стремительно переполняло душу, когда она искренне смеялась вместе с ним, когда он кружил её в своих объятиях, пока они наперебой вспоминали эти безумные три недели. 
Её звонкий смех звучал самыми прекрасными приятными переливами, эхом отдаваясь в ушах, пробираясь прямо в сердце. Он хотел запомнить её именно такой – смеющейся и веселой. С горящими глазами и безумной улыбкой на лице, когда он, подхватив её в свои объятия, быстро закружился, а она, отпустив свои руки, прогнулась назад, так что ей казалось, будто она летит. Летит куда-то далеко за пределы океана и всей планеты. Куда-то вглубь сверкающей Вселенной, которая поглощала её с головой, где его руки держали её также крепко, как сейчас. 
Потом был вкусный ужин, во время которого Виталий не переставал смешить девушку, не позволяя ей думать о чем-то другом, кроме того, что происходит сейчас, в эту самую секунду. А после они со звонким смехом наперегонки бросились в океан, решив в последний раз посерфить вместе. 
Чувство невероятного полета одолевало девушку, которая неслась по волне на всех скоростях, обгоняя мужчину. Казалось, ещё немного и её сердце разорвется от таких частых сумасшедших ударов. Он отдал ей свою волну, которая заворачиваясь, превращалась в сквозную трубу. Скользнув внутрь, она кончиками пальцев касались плотной стенке воды, и в эту самую секунду ей показалось, что целый мир яркими красками взрывается в её зелёных глазах, которые видели перед собой оранжевый закат утопающего солнца. Такую красоту она могла видеть только на картинке. Небо цвета сафари, сливающееся с океаном, который блестел переливами, соленый ветер и огромная волна, которая несла её вперед. 
Это был один из лучших вечеров в её жизни, который она запомнит навсегда. Она запомнит эти легкие дуновения теплового ветра, соленый запах океана, цвет яркого оранжевого заката. Запомнит его теплые поцелуи, покрывающие её смуглую кожу, когда они лежали на мокром прибрежном песке. Запомнит прикосновения его рук и дыхание, запах кожи, вкус мягких губ, сильные плечи, сплетение пальцев и это невероятное ощущение полета. Запомнит шум прибоя и громкие удары сердца в ушах. Рай не этот остров. Рай – в её глазах, в которых взрывались яркие искры от нежных касаний его рук. 
До самого рассвета они не сводили друг с друга глаз, словно каждый из них мог испариться в любую секунду. Они не разжимали пальцев, словно боялись друг друга потерять. 
- Слышишь шум прибоя? – кончиками пальцев касаясь её обнаженной спины, вполголоса произнес Виталий, смотря прямо в зелёные глаза напротив, которые были красивее солнца на закате. – Так бьется мое сердце, - выдержав небольшую паузу, добавил он, заметив, как из уголка её глаз скатилась холодная слеза. – Ты сможешь слышать его, если поднесешь к уху ракушку, - прикоснувшись пальцами к лицу девушки, которая с отчаяньем смотрела на него, боясь вздохнуть. 
Прижавшись вплотную к мужчине, Лена уткнулась носом в его обнаженную грудную клетку, зажмурив глаза от восходящего солнца, которого не хотела видеть. Она так хотела, чтобы оно больше не всходило. Никогда. 
Часы неумолимо тикали, а она всё никак не могла взять себя в руки и собраться с мыслями. Она три раза переворачивала свой чемодан, то лихорадочно разбрасывая вещи по комнате, то складывая их обратно. Дрожащие пальцы совершенно её не слушались, а земля казалось, уходила из-под ног при каждом шаге. Покинув гостиницу, она буквально рухнула в объятия Виталия, который крепко обнимал её, прижимая к себе. Она знала, что он не поедет в аэропорт. Иначе они не смогут расстаться. Иначе будет намного тяжелее. Иначе она передумает… 
- Я люблю тебя, - пробираясь пальцами в светлые пряди волос девушки, которая, крепко сжимая ткань его футболки на груди, тяжело дышала, чувствуя, что задыхается от одной мысли о том, что скоро она окажется на другом конце земли в сотни тысячах километрах от него. – Всё будет хорошо. Вот увидишь. Полгода пролетят, ты и не заметишь. 
- Я не знаю, как это пережить…Я просто умру без тебя, - чувствуя, как сердце бьется где-то в районе кадыка, выдохнула Лена, не в силах сдержать себя в руках. 
- Мы сможем. Всё сможем, - прикоснувшись своими теплыми губами к её виску, произнес он в ответ, пытаясь вселить в неё спокойствие. 
Около получаса Алекс с Лерой не могли оторвать их друг от друга, пока они стояли возле такси. Это могло продолжаться бесконечно, пока Новикова не напомнила настойчивым тоном о том, что они опаздывают в аэропорт. 
Коснувшись губ девушки в последний раз, Виталий усадил её в такси, и тут же накрыл её пальцы, которыми она держалась за полностью открытое окно, своими. Двигатель нервно рычал, а эти двое не могли оторвать взгляда друг от друга. 
- Я люблю тебя, - практически беззвучно, шевеля немыми губами, сказала Лена. 
- Я тебя тоже, - также беззвучно ответил Виталий, когда в эту самую секунду машина тронулась с места, и они разжали свои пальцы, отдалившись друг от друга на расстояние длиною в полгода. 
И пока она с невидящим взглядом сидела в кресле своего самолета, направляющегося к взлетной полосе, он стоял на берегу океана с таким же отсутствующим видом. Сердце гулко стучало в висках, но разлука была неизбежна. 
Целых полгода разлуки и отчаяния. Бесконечных звонков, электронных писем и видео-трансляций. Периодических срывов и истерик. Она вернулась на этот чудо-остров к нему полгода спустя. А ещё через полгода шла по песчаному берегу в подвенечном платье навстречу своему бескрайнему счастью в виде пронзительных голубых глаз мужчины, которые буквально светились изнутри, излучая любовь. А по прошествии ещё одного года сдала все экзамены и нормативы, и стала спасателем в составе береговой охраны вместе со своим мужем, окончательно перебравшись на остров. Они построили свой дом на Гавайях, приглашая на лето друзей и близких, в числе постоянных посетителей из которых была, несомненно, Новикова, которая всегда приезжала на недельку-две, а оставалась на месяц-другой. И это всегда радовало Лену, которая скучала по подруге. Как скучала по родителям, которые не стали противиться воле своей дочери, сердце которой не находило себе места в каменных джунглях Москвы. 
Мы так долго ходим в поисках своей второй половины, и никогда не знаем, где встретим её. И это огромное счастье найти её, пусть даже на другом конце полушария, наперекор всем расстояниям и законам природы. Наперекор собственной судьбе. Любовь – это всё. И это всё, что мы знаем о ней. Когда любишь нужно отдавать всего себя и чувствовать, что тебя принимают, а в любви принять всё, может быть, ещё труднее, чем всё отдать. Мы всегда знаем, что отдаем, но никогда не знаем, что получим в ответ. 

THE END
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Спасатель (ВАЛТ)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: