Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Спасатель (ВАЛТ)
Спасатель
БестияДата: Среда, 11.07.2012, 18:59 | Сообщение # 16
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Вдох – время для двоих одной секундой. Делать остановку слишком поздно. Всего лишь один шаг и под ногами бездна океана. Взгляд – мысли угадать нетрудно. Всего одной раскаленной искры хватило, чтобы не на шутку разгореться, жадно впиваясь в губы друг друга страстными безудержными поцелуями.
Его теплые ладони горячо сжимали её нежную кожу на обнаженной спине, она медленно падала на мягкий песок, словно падая в глубокую бездну. Прикосновения горячих губ мужчины к шее и она больше ничего не слышит, кроме бешеных ударов собственного сердца, которое отбивало частые взволнованные ритмы. Их словно накрыло одной огромной волной, где они так горячо задыхались от катастрофической нехватки кислорода. И только когда его пальцы, сжав её обнаженные бедра, притянули ближе к себе, она поняла, что у неё ещё никогда не было такого взрослого мужчины. Её небольшой опыт в этой области заканчивался одним молодым парнем, который начал ухлестывать за ней на первом курсе, сразив девушку своим крепким телосложением и сногсшибательной улыбкой. Но как оказалось позже, этого было недостаточно для того, чтобы удержать её рядом с собой. Через год она уже к нему остыла, через два уже его забыла.
Но с Виталием всё было по-другому. Он был взрослым, опытным и одним своим взглядом мог довести её до экстаза. Каждая клетка тела как-то по-особенному реагировала на его прикосновения, а сердце готово было разорваться на части от этих горячих сладостных поцелуев.
- Что-то не так? – почувствовав, как губы мужчины внезапно перестали покрывать горячими поцелуями её плечи, тут же взволнованно выдохнула Лена, посмотрев прямо в голубые глаза напротив, которые смотрели на неё сверху испытующим взглядом.
- Если по правде, то…всё не так, - смотря прямо в этот волнующий омут зеленых глаз, зрачки которых сейчас были расширены донельзя от такого жгучего желания, разбавленного легким волнением, вполголоса выдавил Виталий.
- О…всё понятно, да…Я… я просто… такая неопытная неряха и… - тут же запинаясь произнесла она, начав заметно нервничать после его последних слов.
- Эй-эй, успокойся, - едва почувствовав, как она пытается выбраться из-под него, при этом смотря куда-то угодно только не в его сторону, остановил её мужчина, улыбнувшись её глупым мыслям. – Дело вовсе не в тебе. Поверь мне, я очень, очень тебя хочу. Просто не всё, что мне хочется, бывает правильным, понимаешь, - смотря прямо в её глаза напротив, добавил он бархатным тоном, от которого у неё по спине прошлись приятные мурашки. – Я просто боюсь сделать тебе больно.
- Серьезно? – тут же выдавила Лена тоном, в котором отчетливо читалось лишь одно – он над ней явно издевается. – А что если я хочу, чтобы ты сделал мне больно? – негодующе добавила она, прекрасно понимая, что под этими словами он подразумевает не их физическую близость, а её душевное состояние, которое может быть нарушено из-за определенного ряда известных обоим обстоятельств.
- Я серьезно, Лена. Просто не хочу, чтобы ты о чем-то потом жалела, - понимая, что она просто не желает принимать его слова всерьез, произнес Виталий. О да, кажется, она уже начинала жалеть, но лишь о том, что у неё под рукой нет чего-нибудь потяжелее.
- Знаешь что, - будучи на грани, раздражительно сказала Лена в ответ полувопросом.
- Что? – переспросил он, готовясь услышать в ответ что-нибудь вроде очередной гневной тирады по поводу его упрямости, которую она готова была озвучить прямо здесь и сейчас, судя по тому, как её буквально распирает изнутри эта ядовитая злость.
- Заткнись, пожалуйста, - отчетливым тоном выдавила Лена прямо в лицо мужчины, прежде чем, с силой сжав его плечи своими пальцами, резко притянуть ближе к себе и впиться в его мягкие губы своими дерзкими покусываниями.
Она больше не может ждать – это Виталий понял с полувзгляда её огненных глаз, взглядом которых она готова была прожечь его насквозь. И если уж жалеть о чем-то, так это о том, что уже будет сделано.
Её теплые пальцы скользили от его плеч к груди, где сердце уже было просто не в силах держать себя в руках, как и он сам. Всего одно движение в сторону девушки и её губы, оторвавшись от него, застыли на полувдохе. Крепче вцепившись в спину мужчины, она, чувствуя, как её переполняет жгучая нестерпимая агония пожара, разрастаясь внизу живота, кажется, даже забыла, как дышать. Её опухшие губы дрожали, застывая на жадных вдохах, тело целиком и полностью отдавалось его плавным страстным движениям, глаза застилала прозрачная пелена одурманивающего тумана и горячих слез. Нет, ей не было больно. Это было сладкое чувство безумного наслаждения, от которого искры летели из глаз, заставляя её погружаться в это невесомое состояние неземной эйфории. Он просто сводил её с ума своим безумным запахом, своей силой, своими движениями. Это было что-то невероятное, он словно нарочно мучил её томным ожиданием чего-то неземного и безграничного. Чего-то, что в скором времени с наслаждением слетело с её губ безудержным стоном, заставив разум отключиться. И он видел это. Видел наэлектризованный сладостный экстаз в её распахнутых глазах. Он как сейчас помнил тот день, когда она впервые посмотрела на него своими необыкновенными красивыми глазами, которые открыла, когда он вытащил на берег тогда ещё незнакомую ему утопающую. Тогда он понял, что спас её, а сам безвозвратно утонул в её глазах. В этом зеленом рае, который смотрел сейчас на неё снизу вверх. Он с полувзгляда почувствовал, как её губы растянулись в сладкой улыбке, на которую он тут же улыбнулся в ответ.
- Хочу ещё, - дрожащим горячим шепотом, произнесла она прямо на ухо мужчине, крепко обняв его за плечи, зная, что он просто не сможет ей отказать.
Трудно было представить, что может быть лучше, чем они вдвоем совершенно голые на песчаном берегу рядом с безграничным океаном, который прохладными волнами прикасался к их босым ногам.
Время было ровно пять утра, когда на горизонте появилась оранжевая полоска рассвета, прикасаясь теплыми лучами утреннего солнца к их обнаженным телам.
Виталий, успев натянуть шорты, согнув колени, сидел на мягком песке, прижимая к себе девушку, которая полулежа, расположилась между его ног, укутанная мужчиной в большое пляжное полотенце. Под утро они решили искупаться, и именно поэтому волосы мужчины были взъерошены и спина блестела от соленых капель воды, а девушка слегка подрагивала от холода, от которого он пытался её спасти, прижимая к себе, зарываясь в её мокрых светлых волосах и грея её ладони своим горячим дыханием.
Но, несмотря на всё это, оба выглядели абсолютно счастливыми, то и дело, расплываясь в беспричинных улыбках.
В гостиницу Лена вернулась только ближе к девяти утра, хотя могла сделать это раньше, если бы не просидела на коленях у Виталия целых полчаса в машине, где они были просто не в силах расстаться друг с другом, кусая губы в безудержных поцелуях.
- Ну, всё мне пора, иначе Новикова меня убьет, - в очередной раз, оторвавшись от мягких губ мужчине в попытке уйти, произнесла девушка, которая только недавно вспомнила о том, что не предупредила подругу, что так надолго задержится, аж на целую ночь. Зная Леру, она уже наверняка успела обзвонить все больницы и морги, и, конечно, не забыла про службу МЧС.
- Ещё один последний поцелуй и всё, - снова прикоснулся Виталий с улыбкой к её алым губам, от которых было просто невозможно оторваться ни на одну секунду. И почему он не замечал этого раньше?
- Всё. Это был последний двадцатый поцелуй. Я пошла, - оторвавшись от мужчины, улыбнулась Лена, переместившись на соседнее сидение, куда он её так долго не отпускал, сводя с ума своими прикосновениями к обнаженной поверхности кожи под майкой своими теплыми ладонями. Она должна идти иначе ещё немного, и она не выдержит. Накинется на него прямо здесь и сейчас, не обращая ровно никакого внимания на то, что на улице уже начинают появляться работники отеля.
Схватив свою сумку, Лена, открыв дверь, поспешила покинуть машину, пока дело не дошло до очередного, но такого приятного греха.
Проводив взглядом стройную фигуру девушки в обтягивающих коротких джинсовых шортах до дверей гостиницы, Виталий, завел автомобиль, собираясь выехать со стоянки с огромной кучей приятных мыслей в голове, как внезапно в эту же секунду кто-то подбежал к нему с его стороны двери. Несомненно, это была Лена, которая наклонившись к нему сквозь открытое окно, кратко поцеловала его в губы.
- Теперь точно всё, - с безумной улыбкой на лице добавила она, заставив его рассмеяться.
- Подожди, - внезапно схватив её за руку, когда она уже было собиралась уйти, остановил её Виталий. – Приходи в пять часов на пристань. Хочу сводить тебя в одно место.
- Хорошо, - без лишних расспросов, тут же ответила Лена, после чего уже окончательно оставила его одного.
Быстрыми шагами преодолев холл гостиницы, она буквально бегом бросилась к номеру, надеясь, что может, ей повезет и Новикова ничего не заметит. Стоило ей только переступить порог номера, как она тут же наткнулась на недовольное лицо подруги, которая стояла на её пути, сложив руки на груди и явно ожидая её объяснений по поводу её такого долгого отсутствия.
- Какого черта, Лена?! Я всю ночь не смыкала глаз, ждала, когда ты придешь! Где ты была?! – прожигая подругу недружелюбным взглядом, тут же взорвалась Лера как бомба немедленного действия, которая только и ждала, когда ее запустят. На что Лена лишь виновато улыбнулась в ответ.
- В раю, Лера. Я была в раю, - прижавшись спиной к закрытой двери, с блаженной улыбкой на губах произнесла Лена, которая тут же сползла вниз, не в силах больше стоять на ногах – слишком сильно дрожали колени.
 
БестияДата: Пятница, 13.07.2012, 17:30 | Сообщение # 17
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

От многочисленных расспросов Новиковой, которая обо всем догадалась по одной сумасшедшей улыбке на лице Лены, отстала от неё только ближе к обеду. И то только после того как Кулемина пообещала при первой же возможности прибить её первым, что попадется ей под руку весом больше десяти килограмм.
- Это, конечно, всё прекрасно, но вчера вечером звонила твоя мама, - как бы, между прочим, добавила Лера, когда они решили погреться на солнце после плотного обеда, выбравшись на пляж.
- И что ты сказала? – тут же спросила Лена, зная особую подозрительность своей матери, когда им по каким-то причинам не удается поговорить или наладить связь.
- Сказала, что ты не можешь сейчас ответить, потому что слишком занята грязным животным сексом с местным спасателем, - саркастически улыбнувшись, подколола она подругу, которая тут же толкнула её локтем в бок.
- Это не смешно! – в противоречие своих слов, сквозь смех воскликнула Лена.
- Представляю, какое было бы у неё лицо. Ладно, шучу, - едва заметив взгляд подруги, который яснее любых слов говорил о том, что еще немного и ей попадет, произнесла Новикова. – Четыре дня осталось, ты помнишь? – спустя несколько минут молчания, добавила она, внимательно посмотрев на подругу, искренняя улыбка которой начала понемногу угасать.
- Конечно, помню, - ответила Лена, натянув на нос солнечные очки, скрыв свои глаза от палящего солнца и взгляда Новиковой, которая могла увидеть в них нестерпимую грусть при одном упоминании о том, что до возвращения обратно в Москву осталось всего четыре дня. Четыре дня, 96 часов, 5760 минут и 345600 секунд до расставания с этим неземным раем. До расставания с НИМ. Нет, это просто невыносимо.
- Буэнос диаз девушки! – несколько минут спустя остановился рядом с ними высокий загорелый мужчина, в котором они тут же узнали Алекса. – Как поживаете?
- Супер! Ты как? – тут же оживилась Новикова, которая всегда была рада видеть этого загорелого мачо, впрочем, как и Лена. Она ему многим обязана.
- Неплохо. У меня всего один вопрос к Лене – что ты сделала с моим другом? Он проспал два дежурства подряд, и на третье тоже явно не собирается, судя по тому, что не в силах даже голову оторвать от подушки. Я был у него только что, - заинтересованным тоном, повернулся он к Лене, которая просто не знала, куда ей спрятать свое лицо, которое мгновенно залилось румянцем, выражая её внезапное смущение.
В том, что к прогулам Виталия была причастна именно она, Алекс даже не сомневался, ведь он своими глазами видел, как они вчера поздно вечером уехали покорять волны, и не вернулись. Машина возле дома Абдулова появилась только в девять утра, а это значит, что они вместе где-то пропадали целых одиннадцать часов. И чем они в это время занимались, ему было понятно, как день, стоило ему только взглянуть на обнаженную спину Виталия, на которой так отчетливо виднелись красные полоски отметинами от её пальцев. Он не явился на ночное дежурство и не пришел на утреннее, чем заставил его заметно поволноваться. Однако как только Алекс увидел своего друга, который распластавшись на кровати, спал самым крепким сном, пуская слюни в подушку, ему сразу же всё стало понятно.
Даже с пятого раза ему не удалось поднять Виталия с кровати, его даже не пугали предупреждения Алекса о том, что ему в этом месяце вдвое урежут зарплату.
- Эээ…знаете, я, пожалуй, пойду, искупаюсь, - явно избегая двух взглядов, которые в ожидании были устремлены прямо на нее, поспешила Лена покинуть эту парочку, нетвердым шагом направившись к океану.
- Осторожней! Волны сегодня просто буйствует! Если с тобой что-то случиться Виталий просто не переживет того, что искусственное дыхание тебе сделает кто-то другой, - крикнул мужчина вдогонку Лене, которая только отмахнулась в ответ, говоря тем, самым, что с ней ничего не случится. Океан и, правда, сегодня был по-особенному неспокойным, но даже это не могло её напугать. Это было единственное место, где она могла спрятаться.
- А её я смотрю, тоже немного шатает, - взглядом проводив фигуру девушки, которая неуверенным шагом направлялась в сторону воды, пытаясь унять дрожь в коленях, полушепотом сказал Алекс Лере, после чего они дружно рассмеялись, каждый по-своему радуясь за эту сладкую парочку.

На пристани Виталий был ровно в пять. Теплый ветер приятно обдувал лицо, а взгляд был устремлен в сторону встревоженного океана, который сегодня словно с цепи сорвался. Мысли уносили его далеко вдаль туда к песчаному берегу, где этой ночью их было только двое. Но ход его мыслей нарушился вместе с приходом девушки, которая без предупреждения набросилась на него сзади, обвив его шею своими руками.
- Скучал? – тут же сквозь улыбку произнесла Лена на ухо мужчине, который даже не пытался скрыть улыбку на своем лице.
- Ещё как, - опустив её на землю, повернулся Виталий к ней лицом, в то же мгновение, столкнувшись с её сверкающими зелеными глазами. На ней было то самое белое платье, которое у него был такой огромный соблазн сорвать с неё в тот вечер, когда они, благодаря его стараниям, вместе свалились в воду с борта яхты. И сейчас оно сидело на ней также чертовски привлекательно, как и в тот вечер, заставляя сердце заметно волноваться.
- Я слышала, ты сегодня продинамил всю свою работу, - скептически усмехнулась она, одним своим взглядом давая четко понять, что она уже успела встретиться с Алексом, который заставил её краснеть до самых пят.
- Да. Решил взять себе маленький выходной, - улыбнулся он, подтверждая верное направление её мыслей.– У меня снова для тебя сюрприз, - вытащив из кармана своих шорт черный шелковый платок, добавил он.
- Выглядит интригующе, - заинтересованным тоном ответила она, пока он завязывал ей глаза. Она и без того сгорала от любопытства, а он только подливал масла в огонь, интригуя её своими действиями. – А далеко идти? – нетерпеливо воскликнула девушка, почувствовав, что мужчина закончил, и теперь находится в неизвестном для неё направлении. – Виталик, ты где? – несколько секунд спустя, добавила она, не дождавшись ответа, который вскоре почувствовала на своих губах, которые он кусал с особой нежностью.
- Идем. И не вздумай подглядывать, - оторвавшись от алых губ девушки, взял Виталий её за руку и повел в неизвестную ей сторону, а она, даже не смея ослушаться, шла вслед за ним.
Не видя ничего, кроме черной пелены, которая застилала глаза, она вскоре поняла, что они садятся в машину Виталия, который куда-то повез её, даже не желая ей намекать о том, куда именно они направляются. Всю дорогу Лена пыталась выпытать у него хоть что-то, но он был непреклонен, говоря лишь одно, что ей понравится.
- Мы уже пришли? – как только они вышли из машины, и Виталий снова повел её куда-то, сжимая её руку, спросила Лена, двигаясь вслед за ним.
- Нет, - открыв дверь в просторное помещение, где было довольно прохладно, ответил Виталий.
- А сейчас? – спустя две секунды, снова спросила она, чувствуя над своим ухом его улыбку.
- Почти.
- Пришли? – как только они остановились, тут же воскликнула Лена, почувствовав, что мужчина остановился позади неё.
Всего секунду спустя с её глаз уже сползла черная повязка, и девушка открыла глаза. Она была просто ослеплена ярким светом, который не видел около получаса, и буквально ахнула от картины, представшей ее глазам. Это был невиданно высоты огромное помещение со стеклянными стенами, за которым открывался целый подводный мир. Бирюзовая вода заполняла всё помещение, и даже потолок, в которой плавало бесчисленное количество морской живности.
- Какая красота! – чувствуя, себя тонкой спичкой по сравнению со всем этим огромным миром, восторженно воскликнула Лена, во все глаза, осматривая глубины безграничного океана.
Здесь были практически все представители морской бездны, обитающей в Атлантическом океане. Различные виды кораллов и водорослей, безобидных мелких рыбок и острозубых пираний, медуз и прочей живности. Так и хотелось окунуться в этот прекрасный водный мир, который находился в нескольких сантиметрах от тебя там за стеклом.
На протяжении часа Виталий водил её по большому залу, рассказывая о самых чудаковатых обитателях океана, о которых знал практически всё. Улыбка не сходила с лица девушки, которая была крайне восхищена таким необыкновенным аквариумом необычайной красоты.
- А это…это что акула? – едва заметив огромную акулу с белым брюхом и острыми зубами, которая неслась куда-то, разгоняя на своем пути других обитателей аквариума.
- Белая акула, - проследив за взглядом девушки, подтвердил её опасения Виталий. – Нападает на людей в любое время суток. Человек в её рационе является особенной пищей. Может перекусить тебя на две части в считанные секунды, - добавил он, заметив нескрываемый ужас в зеленых глазах, когда она сильнее сжала его руку, после его последних слов.
- Какой ужас, - с нескрываемым страхом выдавила Лена, даже боясь представить себе такую картину.
- А это тигровая, - указав на огромную махину в крапинку, которая надвигалась прямо на них, открывая вид на свои бесчисленные острые зубы, произнес он. – Самая агрессивная акула. Нападает практически на всё, что движется. Ещё ни один человек не остался в живых после встречи с ней.
- Что совсем ни один? – еле скрывая леденящий душу страх, при одной мысли о том, сколько людей побывало в её желудке, воскликнула она.
- Ни один, - подтвердил её опасения Виталий. – Но тебе могу дать пару советов по технике безопасности, - заметив, напуганное состояние девушки, решил хоть как-то утешить её мужчина. – Во-первых, акулы не любят резких движений. Во-вторых, они обожают всё блестящее. В-третьих, для них нет более притягательного запаха, чем запах твоего страха, и, в-четвертых, если хотя бы одна капля твоей крови попадет в воду, то считай, что ты уже мертв, - произнес он, смотря прямо в её взволнованное лицо, всё внимание которого было обращено в его сторону. – Но, - притянув девушку ближе к себе, улыбнулся Виталий. – Тебе это не грозит. Ведь за тобой присматривает сам Виталий Абдулов, - одним своим взглядом говоря о том, что ей нечего бояться, произнес он, заметив ответную улыбку на её лице.
- Серьезно? – чувствуя горячее дыхание мужчины на своем лице, игриво вскинула брови Лена, когда их губы остановились в паре миллиметрах друг от друга. – А Виталию Абдулову не слабо меня догнать? – внезапно вырвавшись из его объятий в последнюю секунду, когда он уже было успел едва прикоснуться к её губам, сорвалась она с места.
Искорки азарта заблестели в его голубых глазах, когда он, не раздумывая ни секунды, бросился вслед за девушкой, которая звонко смеясь, направлялась в сторону выхода. Надо было признать, бегала она совсем неплохо, учитывая тот факт, что нагнать её, Виталию удалось только возле автомобиля.
- Попалась! – на ходу схватив её сзади за талию, развернул он девушку лицом к себе и одним движением прижал её к двери своей машины, перекрыв все пути отступления, и тут же впившись в её смеющиеся губы сладким поцелуем.
Дорога обратно им показалась гораздо короче, чем туда, благодаря бесконечным разговорам и впечатлениям об увиденным, и дурачеству, во время которого Лена несколько раз пыталась отобрать у мужчины руль, то и дело высовывалась в открытое окно навстречу теплому соленому ветру и кратко целовала его в губы при каждой же возможности.
- Не проголодалась? Если хочешь, можем перекусить где-нибудь, – как только они вышли из машины возле пристани рядом с его домом, спросил Виталий, так как они порядком опоздали на ужин.
- Не хочу есть, - повернувшись к нему лицом, тут же ответила Лена, не отпуская его руки.
- А что ты хочешь? – взглянув прямо в её пылающие зеленые глаза, слегка сжал он её шею пальцами свободной руки.
Несколько секунд, смотря в его глубокие голубые глаза, она, не сказав больше ни слова, вместо ответа впилась в его мягкие губы горячим поцелуем, на который, несомненно, тут же получила ответ.
Чего она хочет ему стало понятно с полувзгляда, с одного сбившегося удара её сердца, с одного прикосновения её теплых рук к поверхности его груди под футболкой.

- Тебя же уволят, - на мгновение оторвалась Лена от губ мужчины, который, стянув с неё платье, оставшееся где-то на полу рядом с кроватью, куда он уже успел повалить её за пару мгновений.
До мягкой постели они добрались довольно быстро, задев по пути бамбуковые шторы на окне в узком коридоре, которые с глухим стуком слетели вниз, пару столовых приборов в тесной кухне, заметно пошатнули деревянную тумбочку в комнате, и всё это в порыве жарких объятий и страстных безудержных поцелуев, от которых было просто невозможно оторваться.
- Неважно, - подтянув её ближе к себе за согнутое правое колено, скользнул он ладонью выше по обнаженному бедру, продолжив прерванный поцелуй.
Сейчас всё было неважно. Работа, деньги, штрафы, увольнение. Всё это казалось сущей мелочью по сравнению тем важным фактом, что впервые за долгое время в его постели находится девушка, от которой просто голова кружится, сердце неистово бьется в груди, а тело желает её каждой клеткой. У них на двоих один рай среди белых простыней, где сердца в едином ритме сливались друг с другом.
Желать её каждой клеткой, чувствовать её всеми фибрами души, держать её в своих сильных руках – всё, что ему было так сейчас необходимо.
 


БестияДата: Четверг, 19.07.2012, 12:47 | Сообщение # 18
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Солнце уже давно зашло за горизонт, отдав власть темноте, которая черным туманом окутала всё вокруг. Легкие занавески в комнате трепыхались от порывов теплого ветра, который дул сквозь открытое окно.
В этой темноте сверкали лишь зеленые глаза девушки, которая лежала рядом с мужчиной, повернувшись к нему лицом. Его расслабленная рука покоилась на её обнаженном плече, держа её при себе. Прошло уже три часа с тех пор, как в прибрежном домике наступила тишина, а она всё никак не могла уснуть. До слуха доносился пенный шелест волн, которые прибивали к берегу, легкие были до отказа заполнены соленым воздухом, а сердце просто отказывалось поддаваться этому легкому умиротворению, нашептывая, что стрелки часов неумолимо движутся вперед. Её глаза пристально изучали каждую черту мужественного лица, которое отчего-то было нахмурено, а сердце вместо спокойного ритма, неровно стучало в груди мужчины, которая как-то взволнованно вздымалась. И только он один знал причину своих внутренних волнений. В его голове сейчас один за другим проносились былые кошмары, от которых он так долго пытался избавиться.
Он снова и снова окунался в холод. Ледяная вода, казалось, парализовала каждую клетку тела. Она давила со всех сторон и душила своими скользкими невидимыми руками. Он даже не слышал стука собственного сердца. Лишь снова видел застывшее в бескрайнем ужасе лицо девушки. Только на этот раз она изо всех сил билась в тесные стены, которые давили со всех сторон. Она в страхе била кулаками в стены, а её запястья были скованы стальными наручниками, которые мешали ей оставаться на плаву. Она словно оказалась в тесном аквариуме, который был переполнен на столько, что вода из него просто выливалась наружу.
- Изабель…Изабель… - часто задышав, внезапно в испуге залепетали его губы, когда Лена, приподняв голову, почувствовала, как он убирает свою руку с её плеча, словно это было не его. Приподнявшись с подушки, она, не веря своим ушам, внимательно всматривалась в лицо Виталия, брови которого были сдвинуты, черты лица заострены, а чуть приоткрытые губы безперестанно шептали лишь одно слово.
Чувствуя, как сердце пропустила один удар, Лена, не в силах справиться в горьким комом, застрявшим в горле, внезапно почувствовала себя здесь абсолютно чужой. Сев на край кровати, она пыталась справиться с мелкой дрожью, которая окутала все ее тело, несмотря на то, что ночь была теплой. Внезапно повернувшись на бок, Виталий заставил её обернуться. Взгляд девушки был направлен на крепкую обнаженную спину мужчины, который теперь с силой сжимал угол подушки с другой стороны.
«Помоги мне! Помоги мне!» - беззвучно кричали её губы, когда её ладонь в последний раз коснулась потолка вместе с водой, которая целиком переполнила помещение, и она перестала сопротивляться. Разжала ладони, застыла на месте без движения, медленно падая вниз. Но внезапно образ одной девушки сменился на другую, заставив его сердце забиться. Русые волосы сменились на светлые, глаза стали зелёными, но одно оставалось неизменным – она также смотрела на него застывшим взглядом без какого-либо намека на движение.
Однако в эту же секунду всё исчезло, стоило Виталию только очнуться от переполняющего его страха.
- Лена! – резко сев в кровати, выдавил он хриплым тоном. Только спустя несколько секунд он понял, что правая сторона кровати осталась пустой. Совершенно сбитый с толку, он тут же вскочил на ноги, надеясь найти её на кухне, или, быть может на пристани, надеясь на то, что она всего лишь вышла подышать свежим воздухом. Но всё было напрасно. Её не было ни в тесной кухне, ни на помостке, куда Виталий выбежал босиком, сжимая простынь, которую он обмотал вокруг своей талии.
В доме не осталось ни одной её вещи, а это значит, что она ушла. Ушла по непонятным ему причинам и даже не попрощалась. Как бы то ни было, внутреннее предчувствие подсказывало ему, что здесь что-то не так. Не могла она просто так уйти после всего этого. Ведь им было так хорошо вместе. И что же случилось потом?
Не раздумывая ни секунды, он бросился обратно в дом, став торопливо одеваться, с мыслями прогуляться до гостиницы для того, чтобы хотя бы убедиться в том, что она дошла до номера и с ней ничего не случилось. Уже через две минуты его черный пикап остановился у дверей отеля, куда он прошел без особых затруднений, поскольку его здесь все знали. Преодолев пару лестничных пролетов, он остановился напротив нужной двери с номером и незамедлительно постучал в неё два раза. Шаги с той стороны двери донеслись до него не сразу, пришлось хорошенько постараться. Щелкнул замок и с легким порывом ветра дверь распахнулась.
- Чего тебе? – устремила Новикова на него пронзительный взгляд карих глаз, по которым сразу стало же понятно, что он поднял её с кровати.
- Лена здесь? – тут же выдохнул он на одном дыхании, чувствуя, как сердце неистово стучит в груди от переполняющего его волнения.
- Её нет. Я думала, что она у тебя, - сухим тоном выдавила Лера, неопределенно пожав плечами, однако, не выдав абсолютно никакого волнения по поводу места нахождения своей подруги. И это значило лишь одно – она здесь. Иначе Новикова давно забилась в истерике, в этом они с Леной были очень похожи.
Его догадки очень быстро подтвердились, стоило ему только на секунду перевести взгляд в расщелину между дверью и косяком, где отчетливо виднелась спина девушки, которая по непонятным причинам сбежала от него. Он видел светлые пряди её волос, часть обнаженной спины и кусок белой ткани от её платья. Её плечи отчего-то немного подрагивали. Она пряталась от него, и от этого ему становилось немного не по себе.
- Тогда я, пожалуй, завтра с ней поговорю, - снова перевел он свой взгляд в сторону Новиковой, которая с одного взгляда поняла, что её раскусили. Но он не винил её за это. Лена явно не хотела с ним разговаривать, что ж, тогда он подождет до завтра с надеждой на то, что это простое недоразумение.
Она поняла, что он увидел её. Это было понятно по её движению, когда она слегка повернула голову в сторону двери, услышав его последние слова.
- Ну! Теперь-то ты мне расскажешь, что всё это значит? – одним движением захлопнув дверь за мужчиной, который скрылся на темной лестничной площадке так же быстро, как и появился, выпалила Лера, устремив требовательный взгляд в сторону подруги, которая обессилено сползла вниз по стене. Судя по бледному выражению её лица, дрожащим рукам и взволнованным глазам между этими двумя голубками явно что-то произошло. И это что-то сулило явную беду.
- Он что тебя ударил? – едва заметив неровную лиловую отметину на плече Кулеминой, тут же воскликнула Лера, придя в бескрайний ужас.
- Нет, конечно, Лер! – убрав со своего плеча руку подруги, которая тут же начала дотошно рассматривать каждый сантиметр её тела в явных поисках новых синяков, которых больше попросту не было. Этот синяк она умудрилась набить себе, когда они, увлекшись страстными поцелуями, со звонким хохотом свалились вместе с простынями на пол, где продолжили начатое дело, наплевав на удобства. Тогда всё было просто замечательно. Она даже не подозревала о том, какое разочарование будет ждать её три часа спустя.
- А что тогда? Я не понимаю! – вскипятилась Новикова, которая готова была выть от такого несчастного состояния своей подруги, которая даже толком объяснить не могу, что с ней случилось.
На то, чтобы просветить Леру во все подробности своей короткой истории ей хватило пяти минут, после которых Новикова немного облегченно вздохнула.
- И это всё? – едва Лена закончила говорить, тут же воскликнула она, категорически не понимая, что такого ужасного там произошло. – Он назвал во сне имя какой-то неизвестной женщины по имени «Изабель» и ты тут же от него сбежала? Что за глупость?
- Это не глупость Лера! Ты бы слышала, как он произнес её имя. Это не просто сон! Я это чувствую. Это реальный человек, - тут же возмутилась Лена тому, что подруга её определенно просто отказывается понимать. Её не было там. Она не видела его мучений, в которых он сгорал, словно в ядовитой агонии. Она была просто абсолютно уверена, что, кем бы ни была эта Изабель, он знал её. И она определенно занимала какое-то очень важное место в его жизни. Настолько важное, что увидев её во сне, он отказался от реальности, оттолкнув её от себя.
- Даже если это и так! Хочешь знать мое мнение? Ты должна поговорить с ним, а не сидеть и строить догадки! Надумать можно всё, что угодно! А правда только одна, и узнать ты её можешь только от него, - встав на ноги, твердым тоном парировала Новикова, убежденная в том, что все проблемы можно очень просто решить, нужно просто с ним поговорить. – Могу поспорить, завтра он даже не вспомнит, кто она такая.
Решив, что объяснять Новиковой свою правоту просто бессмысленно, Лена решила отложить это дело до завтра.
Но как бы она ни старалась, ей никак не удавалось выкинуть это имя из головы. Проворочавшись всю ночь с боку на бок, она под утро окончательно спрятала голову под подушкой, надеясь, что это хоть как-то поможет заглушить поток жужжащих мыслей, которые роились в голове.
«Ну всё! С меня хватит!» - не став дожидаться, когда стрелка часов окончательно остановится на цифре восемь, вскочила Лена с кровати. Голова буквально разрывалась на части, словно после жуткого похмелья. Она просто не могла больше ждать. Ей было необходимо разъяснить всё прямо сейчас. В конце концов, может быть, Лера права и это действительно всего лишь сон. Может, он на самом деле уже не помнит, что ему снилось, и никогда не знал девушки по имени Изабель. Может, это всего лишь игры Морфея, который запутанными лабиринтами плетет сны. Порой, они просто сводят с ума.
Как оказалось, на улице было довольно прохладно, так, что Лена не раздумывая, натянула первую попавшуюся под руку кофту. За всё пребывание на этом острове, здесь ещё никогда не было так холодно. Количество ртути в термометре упало до отметки девятнадцать, и это было очень странно. Какой была жаркая ночь, и как всё остыло под утро. Просто немыслимо. Однако открытия для Лены на этом не закончились. Едва она добралась до песчаного берега, как тут же застыла на месте от картины, открывшейся её глазам.
Беснующий океан вышел из берегов, затопив целый ряд шезлонгов, находящихся вблизи. Огромные волны с каким-то неистовым остервенением прибивали к берегу, унося с собой зонты и лежаки. Прилив так незаметно подкрался к этой части острова, к которому, судя по беготне служащих и местных лодочников, никто явно был не готов.
- Советую вам вернуться обратно в отель. Похоже, что это еще не всё, - с озабоченным видом сказал ей один из спасателей, проходя мимо со служебным оборудованием. Это было невероятно, но казалось, что с каждой волной океан становится всё ближе и ближе, поглощая всё большую площадь пляжа.
«О Господи! Виталик!» - внезапно запаниковал внутренний голос, вспомнив о том, что его дом находится на самой воде, а это значит что…
Она не помнила как, сбив дыхание, добежала до знакомого строения, от которого осталась только крыша и верхняя часть стен. Затопленный наполовину пикап также находился на берегу, а это значило лишь одно – он внутри. Без лишних раздумий Лена бросилась прямо в холодную воду, которая ближе к дому дошла ей до колен. Каждый её шаг отдавался всплеском, ноги с трудом передвигались под давлением воды, но сейчас её это мало волновало.
 
БестияДата: Четверг, 26.07.2012, 18:25 | Сообщение # 19
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

- Виталик! – не без труда открыв дверь, которая оказалась задавленной изнутри сдвинувшейся от потока воды тумбочкой, тут же закричала она.
- Лена, стой там и ни в коем случае не входи внутрь! – донесся до неё голос Виталия из комнаты, где он пытался разгрести разгромленную мебель. Но было уже поздно.
Едва она переступила порог дома, как его тут же пошатнула очередная мощная волна, подняв уровень воды, так, что она теперь была в ней по пояс. Но даже это её не остановило. Она была движима желанием помочь ему выбраться из этой клетки. Хватаясь за деревянные стены, Лена с трудом добралась до спальни, то и дело, натыкаясь на какие-то предметы под ногами. Она застала его рядом с перевернутой на бок кроватью, на которой стояла спортивная сумка, куда он пытался собрать всё ему необходимое. Вода добралась до ремня на его джинсах, однако по сравнению с Леной, которая вместе с шортами и нижней частью кофты утопала в этой мутной бирюзовой бездне, его положение было немного лучше.
- Лена! Немедленно возвращайся назад! – едва завидев фигуру девушки в проеме, тут же приказным тоном, бросил Виталий на неё пронзительный взгляд своих голубых глаз. Он сам с трудом передвигался среди этого хаоса, а если еще и её придется отсюда вытаскивать, то будет совсем худо. Тем более, здесь полно острых предметов, как следствие разбитых тарелок и ваз.
- Только вместе с тобой, - с заметным рвением вцепилась она в комод, который медленно под действием потока воды, начинал подбирать к дверному проему, грозясь загородить его.
Со следующим усердным толчком девушки, нижняя дверца комода внезапно распахнулась, и из неё посыпались самые различные предметы, самые легкие из которых тут же всплывали наружу. На поверхность воды сразу же всплыли несколько бумаг, среди которых было несколько фотографий. Практически сразу же на глаза Лены попала выцветшая и местами пожелтевшая фотография русоволосой девушки со светлыми голубыми глазами, так мило улыбающаяся ей сквозь тонкий слой воды, которая колыхалась на неровной поверхности. Вслед за ней на поверхности показался еще один не менее потрепанный снимок, на котором молодой мужчина крепко прижимал к себе ту самую девушку, целуя её в щеку. В его профиле она сразу же узнала Виталия, а вот девушка, что так искренне смеялась ей с фотографии, была ей совсем незнакома. Со следующим приливом волны об ногу Лены внезапно ударилось что-то тяжелое, заставив её поморщиться от боли. Повернувшись, она нагнулась, чтобы потереть ногу, и наткнулась на какой-то небольшой, но тяжелый предмет. Это была мраморная статуэтка с позолоченным серфбордом наверху – награда за первое место на имя некой Изабель Райз за 2006 год. Лена настолько увлеклась собственными мыслями, что даже не заметила, как деревянный комод, гонимый волной, уже успел отойти в сторону и продолжить свой путь к двери мимо нее.
«Изабель…» - едва взгляд её зеленых глаз пробежался по надписи на статуэтке, пронеслось в её голове то злосчастное имя, которое она слышала только сегодня ночью из его уст, произнесенное им в каком-то бреду.
Торопливо выгребая из ящиков все необходимые документы и деньги, Виталий даже не видел, чем именно занята девушка, поскольку та стояла спиной к нему. С каждым ударом проклятые волны становились всё сильнее и агрессивнее, безжалостно ударяясь о стены дома. В один из таких ударов до Виталия внезапно дошел какой-то непонятный треск и неприятный скрежет, причиной которому стало, как оказалось несколько секунд спустя треснувшееся окно. Взгляд его голубых глаз зацепился за окно как раз вовремя, когда очередная устрашающего вида огромная волна начала надвигаться к берегу. Следующий её удар непременно сулил беду, осознание которой тут же заставило его сердце замереть от страха.
- Лена сейчас же уйди оттуда! – перевел Виталий свой взгляд с надвигающейся огромной волны сквозь огромное треснувшее окно на девушку, которая стояла прямо рядом с ним, и, казалось, даже не слышала его. – Лена! – закричал он, бросившись прямиком к ней, разбрызгивая соленую воду в разные стороны. Он не прогадал. Волна ударила как раз в ту самую секунду, когда он, сдвинув Лену в сторону, прижал её к себе, прикрывая от удара, который вмиг со звонким треском бьющегося стекла, разбил окно. Поток воды тут же хлынул в дом вперемешку с битым стеклом, пополнив уровень катастрофического потопа. Она даже не успела что-либо сообразить, когда Виталий так резко набросился на неё, так, что она от неожиданности выронила мраморную статуэтку, которую до этого сжимала в руке.
Но и это был ещё не конец. Шаткий домик не выдержал такого сильного напора. Настоящее цунами обрушилось на него, в одну секунду сорвав его с фундамента, и повалив на бок. Всего за какое-то мгновение это хрупкое строение снесла огромная волна высотой более десяти метров, которая поглотила дом с головой. В самую последнюю секунду Лена успела ухватиться за рукав мужской кофты, когда их с головой накрыло мощным потоком ледяной воды, и они перевернулись вместе с домом. Вся повалилась вслед за ними на левую сторону, а мелкие предметы повисли в невесомости холодной бездны. Всё произошло так быстро и неожиданно, что она просто захлебнулась в этом потоке соленой воды, не успев, как следует пополнить легкие запасом кислорода. Они словно оказались в маленькой коробке с водой, которая заполнила её практически целиком.
Пальцы немели, а сердце сжималось от холода и страха, когда Виталий, чувствуя, как девушка с силой сжимает его руку, вытолкнул её наверх. Всё перевернулось вверх дном. Правая стена теперь стала потолком, уступив место полу, а сам потолок занял место левой стены. Вода заполонила практически всё пространстве, но наверху всё же осталась небольшая полоска кислородного пространства. Едва оказавшись на поверхности, она с жадность вдохнула так необходимый ей сейчас воздух, держась на плаву у самой стены, которой касалась своей мокрой макушкой. Здесь было настолько тесно, что самый ярый клаустрофоб уже давно отдал бы все концы. Спустя всего две секунды рядом всплыла голова Виталия, который, как и Лена не знал, за что ухватиться, так как вокруг остались одни голые стены.
- В порядке? – едва успев глотнуть небольшое количество драгоценного кислорода, тут же выдохнул Виталий, держась ближе к девушке, которой стоило немалых усилий оставаться на плаву.
- Нет! Твой дом сейчас на самом дне! Конечно, я не в порядке! – панически воскликнула Лена, которая не на шутку испугалась, оказавшись под водой. Её губы дрожали от холода, зеленые глаза буквально кричали о помощи, а мышцы начинало колоть острой судорогой.
- Вода…вода пребывает… - нервно подергиваясь в воде, добравшаяся до её подбородка, который она тут же вздернула наверх, выдавила она дрожащими губами, чувствуя, как паника захлестывает её в свой омут с головой.
- Успокойся. Всё будет хорошо. Я вытащу тебя отсюда, слышишь? – завидев паническое состояние девушки на самой грани истерики, которая в данной ситуации была очень заразна, попытался успокоить её Виталий. – Постарайся как можно дольше продержаться на поверхности. Я проверю выход и вернусь за тобой, хорошо? Сможешь? – смотря прямо в её зеленые глаза напротив, в которых так отчетливо читался неподдельный страх остаться здесь навсегда, добавил он спокойным тоном, на который только сейчас был способен.
Получив в ответ утвердительный кивок, Виталий оставил девушку одну, погрузившись под толщу воды, которая давила со всех сторон подобно стальным тискам. Опустившись практически на самое дно, где осталась перекошенная кровать, сваленный кухонный гарнитур, микроволновка, газовая плита и покосившийся шкаф, он стал осматриваться в поисках каких-нибудь путей спасения. Но всё было тщетно. Дверь осталась внизу, прижатой к песчаному дну, вместе с выбитым окном, которое было одним единственным в этом доме и находилось на одной стене с дверью. А это значило, что они застряли здесь в четырех стенах без единого шанса на спасение.
 
БестияДата: Пятница, 31.08.2012, 19:29 | Сообщение # 20
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Секунды шли, надежды тонули в бездонной пропасти воды, которая тянула на самое дно. Он пообещал ей, что вытащит её отсюда. И он это сделает, даже если это будет стоить ему жизни.
Холодные руки хаотично перебирали предметы, сваленные на самом дне, в поисках хоть какой-то подсказки к тому, что делать дальше. Решение на самом деле уже сидело в голове мужчины, который не без усилий, вытащив небольшой ржавеющий топорик из целой груды хлама, вернулся к девушке, которая, подняв подбородок кверху, панически хватала губами последние остатки кислорода.
- Виталик! Я больше не могу…не могу… - едва завидев мужчину, который всплыл на поверхность рядом с ней, дрожащими губами выдавила Лена, чувствуя, что ещё немного, и она уйдет под холодную толщу воды с головой. Онемевшие пальцы пытались удержаться за шершавые доски стен, а напряженные до предела мышцы уже начинали нарывать в больных судорогах.
- Потерпи, прошу тебя. Совсем немного… - понимая нервозное состояние девушки, тут же произнес Виталий. – Выход остался внизу, - добавил он, заметив, как её лицо тут же исказила гримаса отчаяния, словно ещё немного и она точно заплачет. Она устала, у неё болят все мышцы, ей ужасно холодно и она задыхается. Казалось, для неё было ничего невозможного, кроме его просьбы – подождать еще немного.
- Я попробую выбить пару досок. Получится небольшая скважина, и сквозь неё мы выплывем наружу, - поспешил Виталий заверить её в том, что всё не так страшно, как кажется. - Вдохни поглубже, когда вода накроет, - добавил он, и, не теряя больше ни секунды, отплыл на небольшое расстояние от неё и принялся за дело.
Пространства с воздухом осталось так мало, что удары сквозь тяжелое давление воды давались ему с огромным трудом. Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы вложить все свои надежды в железный топор, который своим тупым лезвием лишь незначительно помял поверхность доски. И чем незначительней получался удар, тем сильнее он злился, сжимая свои скулы в стремлении добиться желаемого. Удар за ударом глухими отзвуками от поверхности стены, а она всё никак не желала поддаваться. Виной тому были толстые, прочные бревна, которые должны были простоять ещё много лет. В этот момент Виталий как никогда пожалел о том, что предпочел своему дому такие прочные стены.
Вздувшиеся вены готовы были разорваться от того напряжения, в котором сейчас пребывал мужчина, который упорно продолжал биться к своей цели.
- Виталик! – на выдохе панически выпалила Лена, когда уровень воды поднялся ещё на пару сантиметров, так, что она практически касалась потолка своими губами.
Но он, словно не слышал её, уйдя под воду, он с упорством продолжал наносить удары своим тупым топором, стискивая зубы.
- Виталик! – сорванным голосом закричала девушка, чувствуя, что ей больше не хватает места, слишком быстро прибывала вода, забирая у неё последние остатки драгоценного воздуха. Сделав глубокий воздух, она с головой ушла под воду, понимая, что это конец. Уши мгновенно заложило, а расслабленное тело медленно падало вниз, сколько бы она не вертелась на месте, создав возле себя стаю мелких пузырьков.
«- Виталик! – Виталик! – Пожалуйста, помоги мне! Пожалуйста!» - сливались в голове сорванные крики двух девушек, одной из которых уже не было в живых. Сердце готово было разорваться на части при одной мысли о том, что всё снова может закончиться плохо. Не помня себя от злости, Виталий, внезапно, закричав во всё горло немыми губами, со всей дури ударил по стене кулаком. Удар за ударом. Больше злости. Больше ненависти. Больше боли.
Извиваясь в безудержных судорогах, Лена, чувствуя, как её горло сковывают невидимые цепи, заставляя задыхаться, пыталась удержаться. Ребра словно сжали невидимые тиски, когда она, чувствуя, что больше не в силах бороться с водной стихией, застыла на месте.
«Нет! Нет! Нет!» - бешеными ударами атакуя стену, из которой уже успела вылететь одна разломанная доска, Виталий пытался выбить ещё две, разбивая руки в кровь, которая тут же разбавлялась с соленой водой, больно обжигая раны.
Светлые волосы девушки плавно раскачивались в воде, когда она, раскинув расслабленные руки в разные стороны, медленно, но верно, падала вниз. Громкие удары сердца стучали в висках, замедляя свой ритм. Удар – широкая кровать, на которой лежали двое, сплетаясь воедино, а взамен перевернутый каркас с матрасом на песчаном дне. Удар – нежные лепестки лилий в хрустальной вазе возле окна с легкими занавесками, в которых гулял теплый ветер, взамен – осколки стекла и увядшие цветы, раздавленные на куски. Удар – фотография светловолосой девушки, которая, счастливо улыбаясь, стояла рядом со скалой, плавающий снимок в воде, на который теперь падали алые капли крови.
Она словно превратилась в фарфоровую куклу, застыв в невесомости, которую вскоре резко дернули за руку, потащив обратно наверх.
Не обращая внимания на жгучую боль от соли в свежих ранах, Виталий все-таки добился своего, пробив дыру в стене, через которую он вытащил девушку на поверхность, где бушевало настоящее цунами. Он успел сделать всего один вздох, когда его накрыло огромной волной, и он снова ушел под воду, крепко держа девушку, которая не проявляла никаких признаков жизни. Ему пришлось проделать ещё пять таких погружений, прежде чем добраться до берега, который стал намного дальше своего положенного места. Ещё издалека он заметил группу спасателей, которые бросились к нему навстречу, как только он, вытащив девушку из воды, упал рядом с ней на мокрый песок.
Часто дыша, жадно хватая воздух, не чувствуя ритма собственного сердца, Виталий тут же склонился к лицу девушки, которая была бледна, как сама смерть. Её глаза закрывали мокрые ресницы, спутанные пряди мокрых волос спадали на лицо, а губы посинели от длительного пребывания в холодной воде.
Понимая, что на счету каждая секунда, мужчина положил правую ладонь в самый цент грудной клетки девушки, чувствуя, что ее сердце абсолютно равнодушно не отбивает ни одного хотя бы слабого удара. Положив сверху левую ладонь, судорожно выдохнул, собираясь с силами, надавил на грудную клетку девушки, словно заведенный механизм. Несколько надавливаний, ее ледяные губы, через которые Виталий вдыхал в нее новую жизнь, пачкая её светлую кофту своей кровью, и все по кругу, отработанное до автоматизма. Применяя всего полсилы, Виталий, боясь сломать ей что-либо по неосторожности, вскоре понял, что это должно отойти на второй план, у нее оставалось слишком мало времени, чтобы снова открыть глаза и начать дышать. Тяжелое учащенное дыхание и громкое биение сердца в ушах, которое, казалось, билось где-то в голове.
Холод – пробирался прямо к сердцу, хлестая по лицу ледяными порывами ветра. Он весь дрожал от холода в мокрой одежде, которая прилипала к телу, но сейчас ему было всё равно. Она будет жить – это Виталий знал наверняка. Она просто не могла. Не могла вот так просто взять и уйти. Она сильная. Он это знает.
Он ведь уже столько раз вытаскивал её из воды. Она оживала тогда, значит, и оживет сейчас!
« Ну же… давай…очнись…» - мысленно обращался он к Лене, зная, что она может вот так просто взять и умереть прямо у него на руках.
Снова судорожное надавливание на грудную клетку и внезапный тихий хриплый звук, подняв голову, Виталий с замиранием сердца увидел, что девушка приоткрыла глаза, и тут же повернувшись на бок, пыталась откашляться, освобождая свои легкие от соленой воды, которую выплевывала наружу, сгибаясь пополам, словно ее что-то ломало изнутри. Неровное жадное дыхание и часто вздымающаяся с покрасневшей кожей грудная клетка, заставили мужчину облегченно вздохнуть.
- Здесь понадобится медицинская помощь, - внезапно ощутив, как на него навалилась тяжелая усталость, произнес он, обессилено, опустив свои плечи, упав спиной на мокрый песок и закрыв свое лицо руками.
 
БестияДата: Воскресенье, 02.09.2012, 17:15 | Сообщение # 21
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Более менее прийти в себя Лена смогла только оказавшись на больничной койке, когда открыв глаза, увидела маячившее перед собой лицо Пауло. Того самого, который оказывал ей первую помощь, когда Виталий привел её сюда с ссадиной на лбу при первой ее неудачной попытке покорить волны.
Сердце какими-то томными ударами стучало в груди, во рту был какой-то горький привкус лекарств, а на процедурном столе рядом лежали пара опустошенных ампул и шприцов.
На ней всё ещё была её мокрая одежда, а в покрасневших от соленой воды глазах внезапно отразился страх, стоило ей только увидеть красные пятна крови на своей кофте.
- Даже не думай, - едва завидев, как девушка пытается приподняться с кушетки, тут же опустил её обратно Пауло, посмотрев на неё многозначительным взглядом своих темных глаз. – Я запрещаю тебе вставать в ближайшие два часа. Полежи здесь немного, я скоро вернусь, - закинув на плечо ремень от медицинского чемоданчика, добавил он, всем своим видом отчетливо давая понять, что дело серьезное.
Строгий указ мужчины Лена нарушила уже спустя пять минут после его ухода. Слишком тревожны были её мысли по поводу всего происходящего. Встав на ноги, она с заметной дрожью в коленях, цепляясь за стены, добралась до входной двери. Потянула её за ручку и буквально застыла на пороге от картины, представшей её глазам.
Вода – холодная, мутная, бесконечная затопила все окрестности вокруг. Пляж был полностью стерт с поля зрения местных горожан, ближайшие к нему дома были затоплены под самую крышу, а те, что находились поодаль, ещё продолжали стоять на твердой почве, но уже понемногу начинали сдаваться в плен водной стихии, которая тихо подбиралась к их дверям, заливая первые этажи.
Местные спасатели, взяв дело в свои руки, сновали по узким улочкам на лодках, собирая людей, чтобы отвезти их в более безопасное место.
Через полчаса на береговой линии не осталось ни души, через два часа – опустел туристический городок, через четыре – весь народ, нагруженный своими вещами, собрался в заброшенном обветшалом здании трехэтажной гостиницы, которая находилась практически у самой ближней главной террасы. Вода была дальше всего от этого места, но само место выглядело крайне ненадежным. Здесь не было ровным счетом ничего, кроме стен с пожелтевшими обоями, треснутых потолков, скрипучих деревянных полов, мутных грязных окон и одного балкона.
Чуть более трехсот человек были эвакуированы сюда, в числе которых были и Лера с Леной, которые теперь вместе со всеми собрались в холле на первом этаже. Ожидание хоть каких-либо известий о том, что же им делать дальше оказалось крайне утомительным, поэтому они, бросив свои сумки возле стены, сели на них сверху, сложив руки. Надев на себя скудный запас теплых вещей в виде кофт, джинс и кроссовок, они обе были обезнадежены внезапными природными катаклизмами.
Ни о каком перелете в Россию и речи быть не могло, пока за окнами гулял ураганный ветер, снося всё на своем пути. У них в запасе было ещё два дня, но судя по прогнозам, в ближайшие несколько дней погода останется неизменной.
Но худшие новости пришли под вечер, когда вся бригада местных спасателей, врачей и МЧС-ников в своем небольшом составе перешагнула порог убежища, сообщив, что они остались без электричества и каких-либо видов связи.
Помещение практически сразу же взорвалось волнами негодующих криков с просьбами отвезти их в город, пока дороги вовсе не потонули в бездне неукротимого океана. Что было совершенно невозможно – во-первых, у них не было такого количества транспорта, во-вторых, в таких погодных условиях было крайне опасно куда-либо выезжать.
- Послушайте! Мы делаем всё возможное! Наша местная группа уже выехала за подмогой, и всё, что нам остается это подождать до завтра! Прошу вас, сохраняйте спокойствие! Вас вывезут отсюда при первой же возможности! – в ответ на крики, брань и крайнее недовольство, тут же выступил за главного Алекс, пытаясь перекрыть этот нескончаемый поток возмущенных слов. – Это просто невыносимо, - вполголоса добавил он, обратившись к Виталию, который стоял рядом с ним.
- У нас нет другого выбора, - тут же ответил Виталий, осматривая толпу негодующих людей, среди которой было крайне сложно рассмотреть светловолосую девушку, но всё же ему удалось с временной остановкой сердца наткнуться на её взволнованные зелёные глаза, смотревшие на него с какой-то особой надеждой.
К вечеру в здание были переправлены продукты питания, вода, старые матрасы, подушки и одеяла. Распределившись по двум верхним этажам, народ обустраивал каждый свой уголок, получив стандартный спальный набор. Первыми было решено расселить женщин с детьми и пожилых людей, которых здесь оказалось меньше всего. Несмотря на всё угнетающее настроение взрослых, детям непогода никак не мешала играть в свои игры, носиться по помещению, напрашиваясь на наказания со стороны своих родителей. Между тем в период всей процессии уже начинало темнеть так, что по углам пришлось расставить несколько больших фонарей, чтобы люди могли нормально обустроиться на своих местах.
- Всё же лучше, чем ничего, - найдя в себе силы, не падать духом раньше времени, выдавила из себя улыбку Лера, бросив в указанном им углу свои вещи и матрас, в который была завернута маленькая подушка. Теплый плед уже покоился на её плечах, в который она завернулась, как бабочка в кокон.
- Нет связи, - безнадежно выдохнула Лена. Бросив телефон в раскрытый рюкзак, она с крайним разочарованием плюхнулась на свой завернутый матрас, облокотившись спиной об обшарпанную стену.
- Да не расстраивайся ты! Я уверена совсем скоро всё наладится. И потом, если завтра нас повезут в город, сможешь позвонить маме из какого-нибудь телеграфа, - тут же бросила в ответ Новикова, уже натягивая наволочку на свою бесформенную подушку. – Не знаю, как ты, а я спать. Надеюсь, что завтра проснусь на том прежнем солнечном острове, - глубоко вздохнув, свалилась она на расстеленный матрас. – И тебе советую, - добавила она несколько минут спустя, заметив, что Кулемина за всё время ни разу не сдвинулась со своего места. – Спокойной ночи, - забравшись под теплый плед с головой, выдавила она сквозь зевок.
- Спокойной ночи, - без особого энтузиазма ответила Лена, которой спать сейчас хотелось меньше всего. Слишком много всего свалилось сразу. С самого утра она находилось в постоянном состоянии напряжении стресса.
Она не стала шокировать Новикову рассказом о своих утренних похождениях, которая всегда так болезненно близко к сердцу принимала любые несчастия, произошедшие с её подругой. Вот и сейчас Лена решила промолчать, не став добавлять к такой накаленной обстановке.
За окнами завывал ураганный ветер, заставляя окна дрожать в расшатанных деревянных рамах, а Лене всё никак не спалось. Целый этаж стал больше походить на какой-то тайное убежище беженцев. Вокруг были рассыпаны сплошные ряды матрасов с людьми, многие из которых уже досматривали третий сон. Но находились и такие, которым, как и девушке, никак не удавалось заснуть.
Лежа на подушке, она думала о голубоглазом мужчине, который сегодня в третий раз за всё её пребывание на острове, спас ей жизнь. С того момента, как они с Лерой перешагнули порог обветшалого здания, он ещё ни разу к ней не подошел. Дело закончилось лишь короткими обмениваниями взглядами там в холле. Она прекрасно знала, что сейчас ему до неё. У него слишком много дел, касающихся безопасности пребывания здесь всех этих людей, ставших жертвами стихийного бедствия.
Да, она и не знала, о чем им говорить. О том, что она снова ослушалась его, и всё чуть не закончилось для неё плачевно? Да, и ему немало досталось – стоило только взглянуть на его руки, кисти которых были перемотаны окровавленными бинтами.
В голове всё ещё сидело имя «Изабель», которое гравированной надписью всплывало на мраморной статуэтке за первое место в соревнованиях по серфингу.
«- Научи меня. – Нет. –Но почему? - Зачем тебе это? Почему тебе нужен именно я? Здесь полно хороших серферов и многие из них, я просто уверен, с радостью бы согласились на твое предложение. Ты же видишь, что я не настроен тебе помогать, и всё же упорно продолжаешь на что-то надеяться. Без обид, но вилять задом с доской под рукой у тебя и так прекрасно получается! - Я не такая. - Тогда УБЕДИ меня в этом. … Просто признайся себе, что ты боишься. Страх – это железные оковы, которые тянут тебя на дно. - Знаешь, я ничего не боюсь! А раз так, то выходит, что всё дело в тебе и твоих дурацких правилах!» - взрывали сознание брошенные в порывах разгоряченных эмоций слова, который сейчас отчего-то тошнотворно кружили голову.
Он так твердо убеждал её в том, что девушка-серфер это совершенно несерьезно, но в то же время в его доме откуда-то взялась такая ценная награда за первое место по серфингу на имя Изабель Райз. И эти противоречия просто сводили её с ума.
Не выдержав таких тяжких раздумий, Лена, откинув одеяло, вскочила на ноги, чувствуя, как начинают дрожать колени при одной мысли о том, что эта Изабель как-то связана с Виталием и его категорическими отказами, которыми он засыпал её первое время на её простую просьбу научить её серфингу.
Спустившись на второй этаж, она внезапно наткнулась на главную причину её беспокойных мыслей, который сидел в небольшой компании своих сотрудников, по-видимому, обсуждая дальнейшие планы. Но стоило только светловолосой девушке появится в его поле зрения, как он тут же забыл обо всем на свете. Она явно была чем-то встревожена, и это не могло не вызвать в нем ответного беспокойства.
Сердце неистово билось в груди. Ей сейчас был просто необходим хотя бы один глоток свежего воздуха, поэтому, спустившись на один лестничный пролет вниз, она быстрыми шагами добралась до скрипучей балконной двери, чувствуя, как за спиной раздаются пара таких же поспешных шагов. Холодный ночной воздух подействовал немного отрезвляюще, но даже он не мог потушить тот неистовый пожар, что поселился у неё в груди. За одним хлопком двери практически сразу же последовал второй, оповестивший девушку о том, что она здесь не одна.
- Как ты? – раздался за спиной знакомые бархатные ноты в голосе мужчины, что стоял позади её подрагивающих то ли от холода, то ли отчего-то ещё плеч.
- Кто такая Изабель? – чувствуя, что больше просто не выдержит такой мучительной пытки, тут же произнесла Лена каким-то странным неровным голосом.
Затянутое молчание, во время которого Виталий пытался взять вверх над своим сердцем, охладив его хладнокровностью разума, чтобы понять, не послышалось ли ему это. Он ведь никогда о ней не говорил. Ни разу. Никому. Кроме своего лучшего друга Алекса, который присутствовал в этой истории от начала и до конца.
Понимая, что попала точно в точку, Лена, медленно обернувшись, посмотрела прямо в голубые глаза мужчины, который явно пытался от неё что-то скрыть. Что-то очень для него важное.
- Никто. Она…никто, - осознавая, что должен хотя бы попробовать, произнес он с небольшой паузой, смотря прямо в омут её встревоженных зеленых глаз, буквально кричащих ему о том, что она ему не верит. – Слушай, таких Изабелей может быть сотни или тысячи. Откуда мне знать, о какой именно ты меня спрашиваешь? – засунув руки в карманы своих джинс, неопределенно пожал плечами мужчина в ответ на её пристальный взгляд.
- Я спрашиваю тебя об Изабель Райз. О той, которая снилась тебе вчера ночью. О той, чье имя ты произнес в сонном бреду, лежа рядом со мной, - тут же выдавила Лена, чувствуя, как в горле образуется горький ком, мешая спокойно говорить, а глаза отчего-то сами собой наливаются слезами. – Так кто она? Кто такая Изабель? – поджав губы от такого предательски дрожащего голоса, добавила она, не сводя с него своих зеленых глаз.
Холодный ветер гулял в её светлых волосах, растрепывая челку. Её бледное лицо, казалось, с каждой минутой становилось ещё бледнее, а зеленые глаза смотрели на него с каким-то отчаяньем, словно она молила его о чем-то, а он просто не умел читать по губам.
Понимая, что должен сказать ей правду, Виталий несколько минут не мог отвести от неё взгляд.
- Она моя жена, - произнес он в полголоса эти три слова, которые с болью отозвались в её сердце. – Изабель Райз – моя жена, - подтвердил он тот немой вопрос, что читался в широких глазах девушки, которая, просто не веря своим ушам, чувствовала, как летит вниз головой в глубокую пропасть без дна.
 
БестияДата: Понедельник, 03.09.2012, 19:55 | Сообщение # 22
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

«Она моя жена… Изабель Райз – моя жена…» - тупыми молоточками стучали в висках слова, пока она, сломя голову, просто-напросто сбежала подальше. Подальше от него и его чертовых голубых глаз, которые смотрели глубоко прямо в душу, причиняя нестерпимую боль.
- Ух, Лена! Ты куда так несешься? – не видя совершенно ничего перед своими глазами, с разбегу налетела девушка на «спасательный круг» по имени Алекс, которого она только что чуть не сбила с ног.
- Прости, - даже не взглянув на него, тут же выдавила Лена, желая как можно скорее скрыться с его глаз.
- Нет-нет-нет, дорогуша, не так быстро, - едва завидев взволнованное и крайне напряженное состояние девушки, остановил её Алекс при первой же попытке к бегству. – А ну-ка взгляни на меня. Боже, да у нас тут настоящий потоп, - протянул он, заметив мокрые дорожки горячих слез на её щеках, которые она так старательно пыталась стереть рукавом своей кофты. – А ну-ка пойдем, поговорим, - собрав девушку в охапку, словно расклеенную школьницу после первой двойки, отвел мужчина её в сторону к своему уголку.
- Не стоит, правда. Я лучше пойду, - едва перед ней появилась чашка горячего чая, тут же запротестовала Лена, пытаясь подняться на ноги со стула, на который её только что усадил мужчина.
- Нет, не лучше. Лучше будет, если ты расскажешь мне о том, что произошло. И ты это знаешь, - усевшись рядом с ней, ответил Алекс, посмотрев на неё многозначительным взглядом своих глаз, которые более чем, говорили о том, что он готов её выслушать. – Если льются слезы, значит, здесь явно замешан мой друг. Давай признавайся, что натворил этот засранец, - будучи как никогда проницательным, добавил он.
Шмыгнув носом, Лена поставила свою чашку на раскладной столик, который стоял прямо перед ними, не зная, стоит ли ей рассказывать о том, коротком разговоре на балконе.
- Ты знал? Ты знал, что у него есть жена? – чувствуя, что если будет держать всё это в себе, то она просто взорвется, вывесила Лена на поле белый флаг, понимая, что Алекс как никто другой сможет разъяснить ей всю суть дела. И ответить на те вопросы, на которые ей не ответил бы Виталий.
- Да, - выдержав небольшую паузу, ответил Алекс, который где-то в глубине души знал, что когда-нибудь это случится. Когда-нибудь она узнает.
- Почему же тогда я ни разу её здесь не видела? – задала она вопрос, который волновал её сейчас больше всего. Раз у него действительно есть жена, почему же они не живут вместе? Почему её здесь нет? Почему вместо того, чтобы быть с ней, он крутит курортные романы? Курортный роман – именно такое объяснение выбрала Лена его поступкам. И кто знает, быть может, она и не первая глава в его романе, которых у него могло быть сотни.
- Потому что она умерла, - последовал печальный ответ, который тут же заставил поднять глаза девушки и посмотреть на мужчину, словно она боялась, что могла ослушаться. – Это случилось четыре года назад. Они поехали вместе купаться на рифовые скалы. Кажется, в тот день они сильно поругались из-за какой-то ерунды. Она просто спрыгнула вниз, а Виталика не было рядом. И он…он просто не успел её спасти, - заметив, как побледнело лицо девушки, а в её зеленых глазах отразился леденящий страх, рассказал Алекс ей о том, о чем она так боялась его спросить. Ответ оказался еще более ужасным, чем она предполагала. Что могло такого между ними случиться, что она, не раздумывая, просто спрыгнула со скалы в пучину синей бездны, которая поглотила её с головой, и забрала к себе навеки?
- Знаешь, когда он сюда приехал, он ведь даже не знал, с какой стороны к доске подойти, - внезапно растянулся мужчина в печальной улыбке, вспомнив былые времена, которые ему никогда не забыть. – Это она его всему научила. Подумать только четыре года прошло, а всё будто бы вчера случилось. Он ведь чуть сам с горя не утопился, - произнес он с угасающей улыбкой на лице, а в его глазах буквально отражались сцены прошлых лет. – Кстати, ты мне её чем-то напоминаешь! Такая же упрямая была, слова поперек не скажешь, - снова попытался Алекс выдавить из себя улыбку, чтобы немного отвлечь девушку от грустных мыслей, которая, едва услышав его последние слова, тут же опустила свои глаза.
Теперь ей многое стало понятно. Это из-за НЕЁ он так категорически отказывался учить её покорять волны. Девушка на серфе – это послужило бы для него больным воспоминанием о тех днях, когда они вместе часами напролет зависали на пляже, бесстрашно бросаясь в руки устрашающей бездны. Может, именно поэтому он к ней и привязался. Потому что она напоминала ему ЕЁ своей упрямостью, непокорностью и вздорностью. Он видел в ней свое прошлое, которое стало выдуманным настоящим. Он был рядом с ней, но в то же время ни на секунду не забывал об Изабель, которую ей так и не удалось заменить. Ведь именно её имя он произносил в горячем бреду. Он бредил ею даже четыре года спустя. И это было неизлечимо. Его раненное сердце было неизлечимо от той сильной любви, которую он к ней испытывал. Никто и никогда не сможет заменить ему его Изабель, которая все ещё живет в его сердце. Она дурманит его разум своими туманными образами во снах. Она напоминает ему о себе одним взглядом на бушующий океан, в котором он безвозвратно её потерял. Один взгляд на эту адскую бездну причиняла ему нестерпимую боль. Он бросался в неё с громкими криками, атаковал её крепкими кулаками, закалял свой страх, который со временем превратился в лютую ненависть. Это была внутренняя борьба между ним и Посейдоном, который не имел никакого права так с ним поступать. Он забрал её, но Виталий по сей день не собирался сдаваться. Он вытаскивал со дна сотни, тысячи утопающих, каждый раз, доказывая Богу морей, что он не всесилен. И он – простой смертный – вытащит из его холодных рук тысячи невинных жизней, не позволив бушующей бездне вершить над ними суд.
- Кажется, у нас кипяток закончился, - едва завидев приближающуюся фигуру Виталия, который так внезапно появился на горизонте, не сводя своего взгляда с подавленных глаз девушки.
Причину такого резкого беспокойства Лена поняла только несколько секунд спустя, когда увидела перед собой голубоглазого мужчину, остановившегося прямо напротив неё.
О том, что Алекс поведал ей его тайную историю, Виталий понял с полувзгляда, стоило только взглянуть на потерянное лицо девушки, которая тут же поднялась на ноги.
- Лена, - вполголоса произнес он, взяв её за руку, стоило ей только сделать решительный шаг в сторону от него. Его теплые пальцы коснулись её ладони, заставив остановиться. Сердце буквально рвалось из груди с болью отзываясь в груди, когда она почувствовала, как его пальцы крепко сплетаются с её.
- Ты… ты когда-нибудь сможешь полюбить кого-нибудь также сильно, как любил её? – внезапной дрожью слетели с её губ слова, когда она осторожно подняла к нему свои глаза, которые смотрели на него из-под светлой челки.
Её душа неистово кричала, он просто молчал. Просто опустил свои глаза. Просто разжал свою ладонь, медленно, скользнув вниз, от самых кончиков в пустоту. Холодно. Стало нестерпимо холодно.
«Завтра…завтра обязательно станет лучше…» - мысленно повторяла про себя Лена, спрятавшись под подушкой, и зажмурив глаза, словно так она могла забыть обо всем. О Виталии, о синем океане, об этом чертовом острове.
Но лучше не стало. На следующий день, как и обещали, прибыла дополнительная спасательная бригада, которая десятками вывозила людей в безопасное место за пределы береговой зоны. Наутро вода уже подобралась к крыльцу, но огромные внедорожники ещё могли проехать по сырой дороге.
Народ суетился, создавая затор у выхода, образуя длинную очередь, спеша скорее покинуть это захолустье. И только одной девушке было абсолютно безразлично выберется она отсюда, или же останется здесь помирать с голоду навсегда.
- Нет, ты можешь себе представить! Мы с тобой двести пятьдесят шестые! – возникла запыхающаяся Новикова в поле зрения девушки, которая, спрятав ладони в рукавах толстовки, сидела у стены, смотря куда-то невидящих взглядом.
Чтобы не возникало лишней ругани по поводу нарушения очереди, они придумали ввести нумерацию, которую толстым маркером неровными черными цифрами выводили на руке.
- Супер, - безразличным тоном ответила Лена, не принимая абсолютно никакого участи во всей этой взбудораженной процессии.
- Алекс приказал мне проследить за тем, чтобы ты не пропустила завтрак, - протянув Кулеминой горячую чашку кофе в картонном стакане с шоколадным круассаном, который лежал сверху поперек стакана, попыталась Лера хоть как-то вывести её из раздумий. – Давай-давай! Кулемина ты должна поесть! И ты это сделаешь, даже если мне придется через силу впихивать еду тебе в рот! – когда девушка отрицательно покачала головой в ответ, говоря тем самым, что она не голодна, вспылила Новикова, которой были понятны причины такой внезапной апатии. В это её посвятил добродушный Алекс, который не мог смотреть на то, как после их разговора Лена объявила полнейшую голодовку. Да и вряд ли нашелся такой человек, который смог бы отказать этой безбашенной фурии, способной на всё лишь бы добраться до правды.
- Новикова, прошу тебя, отстань. Я не то что есть, я даже видеть не могу еду, - тут же отчаянно вздохнула Лена, каждый вздох которой с болью отдавался в сердце. – И вообще…меня тошнит, - выдавила она, умоляя Леру убрать этот стакан подальше от её носа.
- Тошнит? Кулемина, ты что беременна? – тут же воскликнула Новикова, взглянув на девушку широкими глазами.
- Новикова, ты больная! – тут же застонала Лена в ответ. Господи, за что ей это?
- Только не вздумай делиться своими безумными идеями с Алексом! Уж вы-то на пару такого напридумываете! – бросила она презрительный взгляд на подругу, в голове которой уже роились тысяча и одна идея о том, как же им назвать первенца.
- Ты куда? – стоило только девушке вскочить на ноги, тут же воскликнула Лера, пытаясь разобраться в таких резких перепадах настроения.
- Подышать свежим воздухом! – даже не обернувшись, бросила Лена в ответ, чувствуя, что ещё одна минута в обществе этой сумасшедшей, и она просто сойдет с ума.
Пусть даже эта сумасшедшая в чем-то была права. Всё утро у неё кружилась голова, а желудок категорически отказывался воспринимать, какой бы то ни был запах еды.
«Ну и что, что тошнит. Просто я два дня ничего не ела», - мысленно успокаивала себя Лена, прекрасно зная, что причины для беспокойства на самом деле есть.
 
БестияДата: Пятница, 07.09.2012, 20:56 | Сообщение # 23
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Холодный ветер с неистовой силой и свистом бился в грязные окна, возле одного из которых стояла девушка. В её темно-карих глазах читалось нервное беспокойство, пока её взгляд внимательно изучал местность за окном, которая превратилась в одно смазанное пятно. Деревья гнулись и трещали под напором приближающегося урагана, листья, песок, щепки – всё это кружилось в одном бешеном танце, утопая в мутной воде. Хлынул невиданной силы ливень, который смывал всё на своем пути, тяжелыми каплями растворяясь в соленой воде, становившейся всё ближе и ближе.
Прошло уже два часа с тех пор, как вымотанная и промокшая до последней нитки бригада вернулась обратно с плохими новостями о том, что из-за ураганного ветра на дороге перевернулись две машины, и переправу пришлось закрыть. Их осталось всего сто, и как быть с ними дальше никто не знал. Вода слишком быстро подступала к дороге, а о вертолетах в такую погоду и речи быть не могло.
- Из оставшихся все на месте? – после краткого сообщения о том, что им придется переждать, пока не минует буря, произнес Виталий, обведя взглядом столпившихся людей, стоявших посреди холла с растерянными лицами, держа в руках свои вещи, с которыми ожидали своей очереди для выхода, что так до них и не дошла. Посчастливилось лишь предыдущим двухстам, которые на данный момент уже почти пересекали границу в город.
- Лены нет, - оказавшись в первом ряду, ответила Новикова, заметив, как взгляд прохладных голубых глаз тут же обратился к ней.
- Как это нет?! Где она?! – отвел Виталий девушку в сторону, пока все остальные без особого энтузиазма снова растаскивали свои вещи по углам.
- Я не знаю..Я… Она всё утро просидела здесь. Потом я принесла ей завтрак, она сказала, что плохо себя чувствует. Сказала, что пойдет, подышит воздухом и пропала на целых два часа! – не сразу взяв себя в руки от переполняющей её паники, рассказала она всё, что знала. – Я просмотрела каждый уголок в этом здании. Её здесь нет! – добавила с паническими нотами в голосе, когда Виталий тут же схватился за голову, выслушав её до конца. – Я пойду с тобой! – стоило только мужчине повернуться и направиться к уголку «спасателей», тут же бросилась вслед за ним девушка.
- Исключено, - торопливо складывая в свой потрепанный рюкзак моток толстой веревки, складной нож, аптечку и кучу других мелочей, твердо ответил Виталий, в голове которого сейчас роились сотни не самых обнадеживающих мыслей.
- Ты меня не понял! Я не спрашиваю у тебя разрешения! Я пойду с тобой! И точка! – упрямо стояла на своем Новикова, которая не собиралась просто так сидеть здесь сложа руки, пока её подруга находится неизвестно где и неизвестно в каком состоянии.
- Послушай меня Лера! Смотреть на этот ужас из окна и находится в самом его центре это две разные вещи! Там очень мокро, холодно и опасно! – тут же вспылил мужчина, который хоть и понимал причины её такого сильного стремления увязаться вслед за ним, но в тоже время не признавал хоть одной мысли о том, что вместо одного человека ему придется спасать двух.
- Что здесь происходит? – едва услышав повышенные голоса этих двоих, появился рядом Алекс.
- Лена пропала! А этот упрямый осел не желает брать меня с собой на её поиски! Хоть ты скажи ему Алекс! – тут же пожаловалась Новикова, выказывая свое крайнее недовольство.
- Ты это серьезно? Серьезно собрался ТУДА один? – перевел Алекс свой проницательный взгляд с девушки на своего друга, который тут же, не выдержав, со злости бросил свой рюкзак на пол.
- Заткнитесь! Оба! – буквально за секунду взорвался Виталий, чувствуя, как сердце внутри шипит в груди, подобно подожженной петарде. Ни одному из них не понять, что он чувствует сейчас, зная, что в исчезновении Лены есть часть его вины. Это из-за него она наотрез отказывалась есть, прятала свои глаза и сбегала подальше от людей, от которых ей становилось тошно. Она хотела побыть один на один со своей раной. Он ранил её своим молчанием. И только он один знал, как отчаянно кричало его сердце, пока губы молчали. Он уже. Уже полюбил также сильно. И по сравнению с теми прошлыми чувства, эти сейчас кричали громче, тянули сильнее, обжигали больнее.
Его прошлое тесно сплеталось с настоящим. Судьба устраивала ему новые испытания, не все из которых он был в силах пройти. Никто из них не знал, как сжималось от холода сердце, когда он вытащил её вчера на песчаный берег. Оно со страхом пропускало по несколько ударов, стоило ему только увидеть её бледное лицо и полнейшее отсутствие пульса. Судьба играла с ним в слишком жестокие игры, испытывая его самые потаенные страхи. Но в этот раз он смог сделать то, что не смог сделать в прошлый. Он спас её, вдохнув в неё новую жизнь, которой она стала не очень-то дорожить, судя по её необдуманным поступкам.
- Я должен найти её ясно?! И я это сделаю! – обдав холодом своего отчаянного взгляда их обоих, добавил он, чтобы они уяснили, что он не нуждается в их помощи.
- Надо бы у Пауло выпросить пару ампул успокоительного, - вытянув небольшую паузу, в которой он пристально вглядывался в разъяренные голубые глаза, произнес Алекс.
И если он уже был свидетелем таких сорванных криков и видел своего друга в состоянии крайнего нервного психоза, то для Новиковой это стало настоящим шоком. Ещё ни разу она не видела его таким злым, но в тоже время отчаянным.
Не сказав больше ни слова, Виталий, поджав свои зубы, молча схватив свой дождевик, поднял с пола раскрытый рюкзак и направился к выходу.
- Ну что стоишь? Ты хочешь помочь найти свою подругу или нет? – вывел Алекс девушку из состояния внутренней прострации, бросив ей рабочий дождевик.
Уже через минуту они оказались на улице, следуя за сутулой походкой Виталия, который, накинув на голову капюшон пробирался к дороге сквозь сильный ветер, острые ветки и дождь.
Они держали путь к небольшому тропическому лесу вдоль дороги, куда по их предположению она могла уйти, поскольку та сторона берега была полностью затоплена.
Хлесткий ветер вместе с дождем бил по лицу, ноги тонули в вязком мокром песке, острые ветки царапали лица и руки. Дрожа от холода, Лера спотыкалась, падала, но снова поднималась, давая отпор дикой природной стихии, которая каждый раз норовила сбить её с ног. Она шла между двумя мужчинами, один из которых уверенно шел впереди, а второй подстраховывал её сзади, помогая устоять ей на ногах.
«Вот черт!» - спустя целый час хождений по кругу, в очередной раз со злостью отрубил Виталий пару острых веток со своего пути, и остановился. У него больше не было сил тешить себя надеждой на то, что им удастся найти её здесь.
Они пытались звать её по имени, но их крики либо тонули в сильном ливне, либо их уносил свистящий ветер. Вода холодными каплями стекала с лица, а сердце томными ударами стучало в груди, умоляя её отозваться.
Заметив замешательство своего друга, Алекс продолжил свой путь по дороге, куда Виталий пока не решался ступать.
Яркая полоса молнии внезапно сверкнула над головой, а после громкие раскаты грома разорвали небо в клочья. Где-то рядом раздался звонкий треск, который заставил Виталия в страхе обернуться. Огромное банановое дерево, переломанное пополам, падало прямо на место, где стояла Лера, которая, не сразу осознав, в чем дело, секунду спустя почувствовала, как вместе с мужчиной падает на землю куда-то в сторону. Если бы не сломанное дерево, рухнувшее на землю, можно было подумать, что это землетрясение, настолько оно было тяжелым.
- В порядке? – приподнявшись, с мокрой листвы, спросил Виталий, отпустив перепуганную Новикову, которая, кажется, просто онемела от страха.
На шум из-за деревьев выбежал Алекс, который тут же бросился к девушке. Он помог ей подняться, бросив мимолетно благодарный взгляд на своего друга, который, лишь кивнул головой в ответ, говоря тем самым, что это его работа.
- Ты поранилась? – внезапно заметив несколько красно-алых пятен на траве, которые уже немного успел размыть дождь, тут же обратился Виталий к Лере. Это несомненно была кровь.
Но к его удивлению, она лишь отрицательно покачала головой. В карих глазах тут же внезапно отразилось предположение, которое он сразу же разгадал.
Не помня себя от страха, Виталий первым бросился в сторону, откуда шли следы, заметив ещё пару красных пятен крови на опавших листьях и траве.
- Лена! – срывая дыхание, закричал он, надеясь, что она его услышит.
- Лена! – тут же подхватила его Лера, которая бежала вслед за ним. – Лена… - внезапно налетел на Виталия, который отчего-то резко остановился, выдавила она, увидев причину такого неожиданного ступора.
На мокрой траве среди сломанных веток лежала девушка, согнув колени, одно из которых было разодрано в кровь. Судя по её закрытым глазам, она просто потеряла сознание, устав бежать от природной стихии, которая, в конце концов, просто сбила её с ног.

 


БестияДата: Пятница, 14.09.2012, 16:18 | Сообщение # 24
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Очнулась Лена только под вечер, лежа на мягком матрасе в уюте и тепле. Правое колено сильно саднило, которое к ее удивлению кто-то уже успел перевязать. Первое, что она увидела секунду спустя это сияющее лицо Новиковой, которая буквально набросилась на нее из ниоткуда.
- Ну, наконец-то! - воскликнула она, тут же набросившись на Лену, с явными мыслями ее придушить. - Как же ты меня напугала! С этого дня я сажаю тебя под свой личный арест! Больше ты от меня ни на шаг! Иначе я за себя не ручаюсь! - не дав толком оклематься, засыпала Лера ее своими грозными предупреждениями.
- Боже мой, Новикова, прошу тебя, не кричи так! - едва переварив все услышанное, застонала Лена. Голова без того раскалывалась на части, а от визга этой ненормальной и вовсе грозилась взорваться.
- И о чем ты только думала?! Нет, честно, ты меня скоро до инфаркта доведешь! - не обращая внимания на умоляющие просьбы девушки помолчать, никак не могла угомониться Новикова. Слишком сильно душили ее недавно пережитые переживания, когда они битых два часа искали ее в лесу.
- Я всего лишь хотела немного прогуляться, здесь недалеко. Но потом появился этот чертов ветер и дождь. И я побежала. А потом...потом... - пытаясь во всех подробностях воспроизвести в памяти события сегодняшнего утра, Лена внезапно поняла, что не помнит и половины из того, что с ней случилось. Она испугалась ураганного ветра, который сносил все на своем пути, с силой толкая ее в сторону. Попыталась бежать, но вскоре споткнулась об упавшее дерево и разодрала колено. А дальше...лишь один сплошной белый пробел.
- А потом ясное дело ты упала в обморок! - продолжила Лера за подругу, заметив явное замешательство на ее лице. - Знаешь, у беременных такое часто бывает, - вполголоса добавила она, тот очевидный факт, который было просто невозможно отрицать.
- Знаешь Новикова, ты больная! Причем на всю голову! Я упала в обморок, потому что осталась в лесу во время урагана! - тут же вскочила девушка с постели, скинув с себя одеяло.
Нет, это просто возмутительно! Только Новикова может вбить себе в голову какую-нибудь бредовую мысль, а потом пытаться убедить в ее правдивости всех вокруг.
Как оказалось, она немного переоценила свои возможности, когда отчетливо ощутила, что хромает на правую ногу.
- Куда-то собралась? - стоило только Лене встать на ноги, тут же выросла перед ней фигура Виталия, который, сложив руки на груди, преградил ей путь.
Его пронизывающие насквозь голубые глаза смотрели прямо на нее, обжигая своим взглядом, так, что колени отчего-то начинали дрожать.
- Да вы...что сговорились все что ли? - поджав губы от переполняющего ее негодования, выдавила Лена, когда Новикова, поддержав позицию мужчины, встала рядом с ним, также сложив руки. Хороша парочка, ничего не скажешь!
Да, она заставила их не на шутку всполошиться своим отсутствием, но она ведь не маленькая! И повторять своих ошибок не собирается. Она всего лишь оказалась не в том месте, не в то время. Ей и одного раза хватило. Как оказалось, им тоже.
- Мне что теперь за каждый свой шаг перед вами отчитываться? Это же просто...дикость какая-то, - не выдержав этих двух молчаливых, но таких многозначащих взглядов в свою сторону, добавила она, посмотрев на них своим раздраженным ясным взглядом из-под челки. - Алекс, - увидев приближающегося мужчину, тут же перевела она на него свой взгляд, который буквально молил его о поддержке.
- Согласен, - остановившись между этими двумя противостоящими сторонами, спокойным тоном произнес он, заставив девушку на секунду облегченно вздохнуть. - С ними, - внезапно добавил он, встав на их сторону, после чего Лена буквально готова была взорваться от переполняющего ее недовольства.
Нет, это просто возмутительно! Эти трое просто свихнулись все разом! Они итак сидят в бетонной клетке, где и шагу ступить негде, так её к тому же лишают права на свободу, буквально накинув на шею тугой поводок. Последней каплей стало появление Пауло в белом халате, который и завершил всю протестующую «ширму», образовав прочную стену.
- При посттравматических стрессах и обмороках рекомендуется постельный режим. Прибавим к этому поврежденное колено, и я, как врач рекомендовал бы не сводить с неё глаз, - подсыпал он последнюю щепотку пороха в переполненную бочку, поправив свой статоскоп, который висел на шее.
Скрипя зубами, Лена, одарив всех четверых взглядом своих злых жгучих глаз, обиженно сложив руки на груди, плюхнулась на место, выдыхая пары огненного дыма от безудержной злости и ярости. Могучая четверка могла смело ликовать – она сдалась. Четверо против одного – несправедливо!
- Ну, что ж. Будем дежурить по очереди. Виталик ты первый, - вынес свое заключение Алекс, которое для Лены прозвучало подобно смертельному приговору.
Так выпала карта. Алексу необходимо было идти на обход по случаю вечернего дежурства. Новикова вызвалась помочь ему, а Пауло вернулся к своим пациентам.
"Супер! Подруга называется!" - провожая презрительным взглядом Новикову, которая вместе с Алексом отправилась на вечерний обход, прошептав ей напоследок на ухо о том, что беременным волноваться нельзя, после чего она готова была придушить ее на месте. Но просто не решилась на излишние препирания в присутствии Виталия на эту тему, который в самую последнюю очередь должен знать о безумстве ее лучшей подруги.
- Как нога? - оставшись с ней за дозорного, присел Виталий рядом некоторое время спустя.
Внезапно Лена поймала себя на мысли, что стало ужасно жарко. Сердце неровными учащенными ударами заволновалось в груди, а тело бросило в жар, как-то странно реагируя на его присутствие.
- Слушай, я… - спустя несколько минут её настойчивого и неподступного молчания, начал было Виталий, желая как-то сгладить то нелепое положение, что возникло между ними.
- Не надо. Пожалуйста, - тут же перебила его Лена, будучи абсолютно не в настроении выслушивать его явно отрепетированные оправдания.
- Но я… - снова хотел что-то сказать мужчина, когда девушка, в очередной раз перебила его на полуслове.
- Просто ничего не говори, - схватив свое одеяло, внезапно перебралась она на соседнюю койку Новиковой, где прислонившись спиной к стене, засунула в уши наушники от плеера, всем своим видом говоря о том, что не желает его слышать.
С минуту, Виталий, собирая свои силы, всматривался в профиль девушки, которая только что весьма бестактно его отшила. И это после всего, что он сделал? После того, как он пронес её на руках сквозь ливни, ураганы и грозы?
- Ты ведешь себя как маленький ребенок, - не раздумывая, перебрался он к ней, и самым наглым образом выдернул наушник из её ближнего левого уха, чем вызвала огромную волну негодования, читающуюся в её зеленых глазах.
- Ну, и к чему тогда тебе со мной возиться?! Я ведь всё время всё делаю не так! – тут же вспылила Лена, которую отчего-то задели такие, казалось бы, простые слова. – Не так, как ОНА, - добавила она, смотря прямо в его глаза напротив, которые буквально взорвались черной бездной гнева на её последних словах.
- Не смей, - внезапной с силой сжав её руку чуть выше локтя, напряженно выдавил Виталий всего два слова, которые своим смыслом кричали о многом.
«Не смей» - просто говорить о ней, просто касаться её имени, просто заставлять его сердце неметь в груди.
Несколько секунд она просто молча всматривалась в его глаза, в эти потемневшие резкие грани, переходящие в черную бездну, чувствуя, как в очередной раз падает вниз.
- Уходи, - сухим тоном произнесла она всего одно слово, не в силах больше терпеть его таких больных обжигающих взглядов.
Дважды повторять не пришлось. Отведя от неё взгляд своих пронзительных жгучих глаз, он, сжимая дрожащие скулы, поднялся на ноги, чувствуя, как бушуют сотни красноречивых мыслей в голове. Она перешла черту. Это было слишком. И если до этого он мог стерпеть её колкие фразы, то сейчас она зашла слишком далеко. Она без спроса раздевала его душу, заставляя вспоминать о том, что он так старательно пытался забыть. Никогда он не ставил её в сравнение с Изабель. Ведь только рядом с ней он забывал обо всем на свете. И даже о НЕЙ. Нет, они были совершенно не похожи. У Изабель тоже были свои недостатки, но самым большим её достоинством было то, что она никогда не позволяла своей гордости вставать на пути между ними. Лена же своей упрямостью била все рекорды, и вместо того, чтобы просто его выслушать, выстраивала между ними стены и лабиринты, отстраняя его от себя всё дальше и дальше. Она предпочитала прятаться в себе, избегая правды, мучая себя ложными домыслами.
Вот и сейчас, она предпочла остаться одна, сидя у стены, еле сдерживая предательские слезы, кусая дрожащие губы. Воющая от боли душа была не в силах стерпеть той правды, что крылась за его глазами. Это было невыносимо знать, что он к ней неравнодушен, но ещё невыносимее – что он по-прежнему любит кого-то сильнее, чем её.
На протяжении оставшегося вечера Лена больше ни разу не встретилась с проницательным взглядом голубых глаз, сколько бы ни искала их вокруг. Просто его пост вскоре сменила Новикова, которая тщетно пыталась уговорить её хоть немного поесть.
О своих словах она пожалела сразу же после его ухода, зная, что не должна была так говорить. И даже думать об этом не смела. Но было уже поздно.
- Лена… Что же ты творишь-то глупая, - застав её под одеялом с мокрой дорожкой горячей слезы на щеке, сокрушенно вздохнула Лера.
- Я не знаю, - закрыла она свои глаза в ответ, чувствуя, как сердце с болью щемит в груди.
С наступлением ночи помещение разом превратилось в сонное логово беженцев, которые, разложившись каждый на своем месте, засыпали с надеждой на то, что завтрашний день принесет им больше удачи, чем сегодня.
Стрелки часов уже давно перевалили за полночь, приближаясь к цифре два, а Лене всё не спалось. Томное дыхание, периодические посапывания и глухие храпы доносились до слуха из самых различных углов. Но она словно ничего не слышала. Её мучили дикие боли в животе, заставляющие её сгибаться пополам, стискивать зубы, с силой сжимать уголок подушки.
Вытерпев эти жуткие пытки ровно два часа, она, чувствуя, как её бросает то в жар, то в холод, собрав остатки своих сил, поднялась на ноги. Голова просто шла кругом, сердце стучало где-то в районе кадыка, а ноги словно налились свинцом. Ей показалось, что её просто тошнит, потому, решив не будить Новикову, она хромая на правую ногу, неуверенными робкими шагами направилась вниз. Цепляясь за стены, она перешла к периллам, ступив на лестницу, чувствуя, что ещё немного, и она в очередной раз потеряет сознание. Ноги просто отказывались её слушаться, а тело ударило в мелкую дрожь, когда девушка, сжимая своими холодными пальцами потертые обточенные перилла, внезапно поняла, что на этом её силы иссякли.
Разжав свои дрожащие пальцы, она села на одну из ступеней, чувствуя, как сердце с каждой секундой набирает обороты, отбивая бешеные удары в пульсирующих висках. Закрыв глаза, Лена пыталась собраться с силами и прийти в себя, как вдруг рядом послышались чьи-то шаги. Этот кто-то поднимался по лестнице снизу, но увидев её, тут же остановился. Она это чувствовала. Ощущала чье-то присутствие совсем рядом. У него были голубые глаза, от него приятно пахло и у него были теплые руки.
- Мне плохо…плохо… - даже с закрытыми глазами поняв, что перед ней стоит никто иной, как Виталий, выдавила Лена дрогнувшим голосом сквозь свое неровное сбивчивое дыхание.
Здесь больше не требовалось никаких объяснений, всё итак было написано на её бледном лице. Ей плохо – её всю трясет, она еле стоит на ногах и как-то странно дышит.
Уже через две секунды, она оказалась у него на руках, чувствуя, как его сильные руки крепко держат её. Она даже не пыталась понять, куда он её несет. Достаточно было того, что он рядом, как никогда, готовый помочь, что бы ни случилось.
- Ты сегодня ела? Лен, ты ела сегодня что-нибудь? – усадив её на свой помятый лежак, тут же вполголоса взволнованно спросил Виталий, заставив её медленно открыть свои глаза.
В ответ она лишь отрицательно слабо покачала головой, заставив его недовольно поджать губы. Это было просто невообразимо не брать в руки еды два дня подряд. Всего через минуту рядом зажглась тонкая свечка, и она под зорким взглядом мужчины со зверским голодом кусала края белого хлеба, запивая его горячим сладким чаем, который приятным теплом разливался по телу.
Только сейчас она в полной мере осознала, как сильно была голодна. Её не тошнило – она просто ужасно хотела есть. Пустой желудок молил хотя бы об одной крошке, которой она не брала в рот целых два дня. С каждый глотком она чувствовала, как начинает понемногу оживать. Вот чего ей так не хватало эти два дня – еды.
- Лучше? – когда девушка более менее пришла в себя, неплохо подкрепившись, спросил Виталий, который всё это время сидел рядом.
В ответ она снова лишь утвердительно покивала головой, а после, молча, легла, положив свою голову к нему на колени. Просто не было сил сейчас что-то говорить. Хотелось просто лежать вот так рядом с ним целую вечность, не думая ни о чем. Просто его прикосновения говорили гораздо больше, чем простые слова, когда он укрывал её своим одеялом. Он чувствовал ее в каждом ударе своего пульса. Ее сердце не сможет отказаться еще хотя бы от одной капли его нежности, с которой он перебирал светлые пряди её волос своими теплыми пальцами. Он не слабак. Он просто обезумел.

За этими приятными поглаживаниями Виталий сам не заметил, как задремал, обнимая девушку, которая впервые за последнее время спала крепким безмятежным сном.
Царила абсолютная тишина, нарушаемая лишь дыханием чуть более сотни человек, плененных невесомым царством Морфея, которое в одно мгновение внезапно взорвалось громким отчаянным криком вперемешку со звуком бьющегося стекла.
Вздрогнув от неожиданности, Виталий, тут же резко открыл свои глаза, чувствуя, как сердце неистово бьется в груди. Практически одновременно с ним проснулась Лена, которая тут же повернулась к нему, посмотрев своими испуганными зелёными глазами.
Судя, по тому, как в помещении тут же началась суматоха, послышалось это не им одним. Алекс с Пауло были одними из первых, кто бросился наверх, откуда и доносился этот неистовый душераздирающий крик. Кажется, это был женский голос, который с ледяной дрожью пробирался прямо в душу.
Загорелись фонари, люди начинали понемногу сбегаться к месту происшествия, пытаясь узнать, в чем дело, шепотки переходили в слова, а слова сливались с громкими голосами.
- Жди меня здесь. Никуда не уходи, - взволнованным тоном произнес Виталий, поднимаясь на ноги.
Уже через каких-то пару секунд его фигура исчезла из поля зрения девушки, затерявшись в толпе. Сверху доносились различные голоса, слышались торопливые шаги и громкие крики Алекса с просьбой разойтись по своим местам. Около минуты Лена не могла сдвинуться с места, но стоило ей только подумать о Лере, которая осталась там наверху, как она тут же, скинув с себя одеяло, кинулась к лестнице настолько быстро, насколько ей позволяла сделать это хромая нога.
У неё в голове была всего одна единственная цель – убедиться в том, что с её подругой всё в порядке. Паника поглотила её с головой, когда она добралась до второго этажа, увидев сборище людей и спасателей, которые собрались возле дальней стены. Ледяной ветер тут уже ударил в лицо, и Лене тут же стала понятно причина такого громкого звона. Одно из окон было выбито сильным порывом ветра, и теперь из оконной рамы торчали лишь несколько острых осколков. Таких окон в комнате было всего четыре, и у одного из них она спала вчера. Это было её место.
И только спустя несколько секунд, она поняла, что именно вокруг него сейчас собралась целая бригада. Сознание парализовало ударом электрического тока одновременно с пришедшим к ней пониманием.
«Лера…» - дрожащим голосом кричал внутренний голос, когда Лена поняла, что случилось страшное. Вчера вечером, она, отсев от Виталия, заняла её место и весь оставшийся день не слезала с него, а Лера, не став дергать её лишний раз, легла спать на её матрас, который лежал как раз возле того злосчастного окна.
Не помня себя от страха, Лена бросилась в самый центр толпы. Голос, как она могла не узнать её голос, который так неистово кричал, заставляя всё внутри сжиматься от страха.
- Лена, нет! Кто-нибудь уведите её отсюда! – стоило ей только протолкнуться сквозь плотную бригаду спасателей, и буквально застыть на месте от увиденного, тут же отдаленным эхом раздался чей-то голос. Но она его даже не слышала. Слишком сильно её сковал леденящий душу страх, так отчетливо читающийся в её застывших зелёных глазах.
 
БестияДата: Воскресенье, 06.01.2013, 20:31 | Сообщение # 25
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Её словно парализовало на месте, но она мгновенно ожила, стоило ей почувствовать, как Виталий, закинув её на плечо стал пробираться сквозь толпу людей. Кажется, она что-то кричала, пыталась изо всех сил вырваться, но у нее ничего не получалось. С каждым шагом он всё дальше и дальше отдалял её от Леры, которая осталась лежать там на полу среди острых осколков. Но несмотря на это перед глазами девушки стояла лишь одна картина - её длинные растрепанные по полу волосы, бледное лицо с заостренными от боли чертами, карие глаза, полные горячих слез, кровавая ссадина у левого виска, мелкие царапины на открытой шее и окровавленное плечо, из которого торчал острый осколок стекла так глубоко впившийся внутрь.
Она ползала по полу, издавая отчаянные стоны, не зная, куда деться от этой невыносимой острой боли. Это всё, что смогла увидеть Лена, которой не позволили приблизиться к ней хотя бы на метр.
- Успокойся, прошу тебя! Сейчас ты ей ничем не сможешь помочь! – спустив вырывающуюся девушку на первый этаж, поставил Виталий её на ноги, прижав к стене.
- Нет! Нет! Ты не понимаешь! Это я! Я должна быть на её месте! – буквально захлебнулась она в собственной истерике, не оставляя попыток вырваться из его сильных рук.
- Лена, - только несколько секунд спустя поняв, о чем она говорит, произнес Виталий, придерживая девушку, которая теперь, перестав вырываться, ударилась в глухие рыдания, заставив его сердце сжаться от жалости.
- С ней всё будет хорошо. Я обещаю, - притянул её к себе мужчина, крепко обняв, чувствуя, как от её соленых слез мокнет не только кофта, но и сама душа.
Успокоить её Виталию удалось не сразу. На это ему потребовалось целых два стакана успокоительного и сотни слов утешения. Он не отходил от неё ни на шаг, пока Лере оказывали первую помощь, переместив её в более удобное место и отгородив её самодельной ширмой из потертых штор от любопытных глаз.
Около часа Виталий удерживал возле себя Лену, которая то и дело бросала взволнованные взгляды в сторону ширмы, и едва завидев Пауло, появившегося из-за неё, тут же бросилась к нему.
Все его заверения о том, что с её подругой всё в порядке, она пропустила мимо ушей, желая скорее убедиться в этом самой, так что ему ничего не оставалось, кроме как пустить ее внутрь.
Бешеные удары сердца значительно замедлились, стоило ей только войти и увидеть Новикову, лежащую на передвижных носилках. Ссадина на виске больше не кровоточила, ссадины были тщательно обработаны, глубокая рана на плече зашита и перевязана, а на её по-прежнему бледном лице уже не читались невыносимые муки. Оно было спокойным, как никогда. Никогда ещё Лена не видела её такой тихой и подавленной. Ведь даже в самые трудные минуты Лера всегда излучала надежду, улыбаясь, несмотря на любые невзгоды. Несмотря на свой неусидчивый характер, ей всегда удавалось избегать серьезных травм, в отличие от Кулеминой, которая всегда была одним сплошным ходячим несчастным случаем.
- Как ты? – приблизившись к ней, спустя несколько минут молчания вполголоса спросила Лена, взяв свою подругу за руку.
- Кулемина, пообещай мне, что в следующий раз мы будем отдыхать в каком-нибудь тихом уютном санатории, - выдавила Новикова в ответ, слабо улыбнувшись.
Эта слабая пусть даже вымученная улыбка заставила Лену облегченно вздохнуть. Она улыбается и даже шутит – значит, всё не так плохо, как кажется.
Весь оставшийся день она ни на секунду не отходила от подруги. Притащив к ней свою подушку вдобавок к той, что уже лежала под её головой и два теплых одеяла, Лена старалась создать все условия для должного удобства больной. Пауло строго-настрого запретил Новиковой вставать с постели, поэтому Лена ухаживала за ней как могла, не забывая, вовремя кормить её с ложки. Несмотря на все заверения Виталия и Пауло о том, что ей тоже был рекомендован постельный режим, она категорически отказывалась следовать их советам. Закончилось всё тем, что к концу дня она просто-напросто уснула на стуле, опустив голову на скрещенные руки, лежащие на краю койки рядом с Лерой, которая уже давно спала крепким сном под действием обезболивающего и снотворного.
Шел уже почти первый час ночи, когда Виталий вынес Лену на руках из покоев Новиковой, уложив её на свое место. Все окна на этажах теперь были прочно забиты досками во избежание повторения несчастного случая. Ветер всё сильнее свистел за окнами, но вода на радость многих начинала отступать.
- Связи нет. Не понимаю, они уже давно должны были вернуться, - сжимая в руке тихо шипящую рацию, произнес Алекс, сидя рядом с Виталием, который не сводил своего взгляда с девушки, что мирно спала у противоположной стены, плотно укутанная им в одеяло.
Сложившаяся ситуация не нравилась не только Алексу. Если следовать их расчетам, то сегодня они должны были вывезти ещё сотню людей, но за весь день на горизонте не появилось ни одного автомобиля, что немало настораживало. Они отправили единственный уцелевший автомобиль на разведку, но он так и не вернулся.
- Если к завтрашнему дню ничего не изменится, организуем группу и пойдем к центральной базе, - спустя несколько минут молчания, приглушенным тоном ответил Виталий, который как никто другой знал, что сидеть сложа руки в данной ситуации просто не выход.
Но к утру всё стало только хуже. Проснулась Лена от того, что кто-то постоянно сновал туда-сюда, говорил во весь голос и постоянно раздавался какой-то раздражающий шум. Открыв глаза, она скинула с себя одеяло, и, убрав с лица растрепанные волосы, приняла сидячее положение.
- Проснулась? – тут же раздался рядом знакомый голос и в поле её зрения появился голубоглазый мужчина с подносом в руках.
- Моя голова… - зарывшись пальцами в светлых прядях своих волос, застонала Лена в ответ, чувствуя, как голова буквально раскалывается пополам от хронического недосыпа. Выспишься тут! Когда кто-то постоянно шумит, ходит, разговаривает, перекликается или храпит.

- Я что-то пропустила? – заметив, как Пауло и ещё несколько человек заметно суетятся возле полураскрытой ширмы, тут же произнесла она взволнованным тоном, чувствуя, что здесь явно что-то не так.
Неопределенный взгляд голубых глаз не дал никакого внятного ответа, потому Лена, вскочив с места, бросилась в самый эпицентр событий.
Буквально за секунду она оказалась по ту сторону больничной ширмы, впившись взглядом своим беспокойных зеленых глаз в свою подругу, состояние которой за ночь заметно ухудшилось. Её длинные волосы растрепались по подушке, грудная клетка часто вздымалась, её тело била крупная дрожь в состоянии жуткой лихорадки. Она словно пылала огнем и этот невыносимый жар, исходящий от неё можно было ощутить с полуметра.
- Тебе нельзя здесь находиться, - раздался за спиной сухой голос Виталия, который не отставал от неё ни на шаг.
- Что с ней? – пропустив слова мужчины мимо ушей, тут же воскликнула Лена, наблюдая за тем, как Пауло перетягивает тугим жгутом руку Леры чуть выше локтя, чтобы поставить капельницу.
- У неё жар. Пауло говорит, что есть возможность заражения, но без антибиотиков он просто бессилен. Последние ампулы унесла вода во время наводнения, - понимая, что она не успокоится, пока не услышит правды, с небольшой паузой ответил Виталий, ожидая реакции девушки, которая последовала незамедлительно.
Она, как никто другой, с первого раза поняла смысл сказанных им слов. Если у неё и, правда, началось заражение, то без антибиотиков Лера сможет протянуть ещё день-два, не больше. Всего одна мысль о том, что с её подругой может что-то случиться вгоняла Лену в шок.
- Но ведь должно быть хоть что-то! Запасная аптечка или что-то вроде этого, - не веря своим ушам, тут же выдавила Лена, когда их выпроводили из «палаты», ссылаясь на необходимость соблюдения стерильных условий.
- Мы с Алексом утром перерыли всё – дома, гостиницу, служебные помещения – ничего, - пытаясь сохранить хладнокровие, ответил Виталий, смотря прямо в эти молящие глаза напротив.
С минуту Лена пристально вглядывалась в глаза мужчины в надежде найти в них спасение, а после просто прошла мимо него, быстрым шагом направляясь в сторону его уголка.
- Эй-эй! Что ты делаешь? – едва заметив, как девушка с самыми серьезными намерениями, накинув на себя олимпийку, принялась складывать в рюкзак его спасательные принадлежности первой необходимости, тут же бросился к ней Виталий.
- Собираюсь в город, - без особых интонаций напряженно ответила она, даже не думая повернуться.
- Нет! Это слишком опасно, - в одну секунду, схватив девушку за руку, развернул он её к себе лицом. – Ты даже не представляешь себе насколько.
- Опасно оставлять Леру без лекарства! Я не собираюсь отсиживаться здесь, зная, что ей грозит смертельная опасность! – тут же вспыхнула Лена, вырвав свою руку. – Не в моих правилах просто сидеть и ждать у моря погоды!
Как? Как вообще можно было думать о собственной безопасности, когда по её вине страдает невинный человек. Это тяжелое чувство вины не давало ей покоя, и одно она знала наверняка – она просто обязана сделать всё возможное, чтобы спасти свою подругу. И плевать на всё. На бешеный ураган, наводнение и смертельное цунами. Это гораздо важнее.
- Ты даже не знаешь куда идти, - понимая чувства девушки, которая вполне обоснованно бросалась в крайности, произнес Виталий, напряженно сжимая свои скулы.
- Тогда помоги мне, - смотря на него прямым взглядом своих встревоженных зелёных глаз, твердо произнесла Лена, не оставив ему ни единого шанса.
 
БестияДата: Воскресенье, 06.01.2013, 20:32 | Сообщение # 26
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***
В это было сложно поверить, но уже через двадцать минут они, оседлав потрепанный скутер, неслись по дороге. Порывы холодного ветра с силой били по лицу девушки, которая крепко держалась за мужчину, прикрывающий её своей широкой спиной. Противостоять такому сильному ветру было крайне сложно, но они не сдавались. Деревья гнулись, засыпая листьями всё вокруг, а небо затягивали тяжелые тучи, предвещающие неминуемую бурю. Казалось, этой пустынной дороге не будет конца, когда спустя час зверских мучений на горизонте стали всё отчетливей вырисовываться небольшие строения. Снижая скорость по мере приближения, Виталий внимательно всматривался в темные окна домов, многие из которых были либо выбиты, либо наглухо заколочены досками. Ветер со свистом гулял в покосившихся домах, которые были совершенно пусты. Здесь не было ни одной живой души, кроме них двоих. И это было, по крайней мере, странно. Дав по тормозам, Виталий остановился посреди дороги между двумя рядами заброшенных зданий, наперед зная о том, что весь этот поселок пуст, и ехать дальше нет смысла. Поднявшись на ноги, он решительным шагом направился в сторону одного из строений, без особого труда открыл покосившуюся дверь и вошел внутрь. Едва услышав громкий шорох перебираемых предметов, Лена поняла, что он делает. Он переворачивает шкафы в поисках аптечки и каких-либо медикаментов. Не медля ни секунды, она последовала его примеру, взявшись за соседний дом, дверь которого осталась открыта нараспашку. Деревянные половицы напряженно скрипели под ногами с каждым шагом девушки, которая, открывая одну дверцу шкафа за другой, бегала лихорадочным взглядом по его содержимому в поисках одной единственной надежды.
Однако всё, что им удалось найти спустя два часа бесперебойных поисков это десяток шприцов, две банки перекиси и бинты. Хозяева хорошо позаботились о собственной безопасности, забрав с собой всё самое необходимое. Руки сами собой опускались, ветер всё усиливался, начинало темнеть.
Перевернув вверх дном уже десятый по счету дом, Виталий, со злости опрокинул пустую тумбочку, которая снова не оправдала его надежды. Зубы сами собой сжимались от невыносимого напряжения, хотелось скулить от бессилия, но он просто не мог.
- Что у тебя? – спустившись вниз со ступеней, обратился Виталий к Лене, которая выходила из противоположного дома.
- Ничего, - сухим еле слышным от усталости голосом ответила она, швырнув на землю пустую железную коробку, которая была абсолютно пуста. У неё просто не осталось сил верить в то, чего по-видимому здесь нет.
- Нам нужно… - приближаясь к девушке, произнес мужчина, чувствуя, что у него у самого опускаются руки, глядя на её несчастное лицо.
- Найти другое место, - закончила за него Лена, подняв к нему свои отчаянные зелёные глаза.
- Вернуться обратно, - остановившись напротив неё, произнес Виталий вполголоса. – Уже темнеет. Нам лучше вернуться, - добавил он, заметив, как она тут же изменилась в лице, которое категорически противилось вышесказанному.
- Нет..Нет! Даже не подумаю, слышишь? Я не вернусь обратно, пока не найду лекарство! – тут же запротестовала Лена, которая даже думать не могла о том, что они вернутся ни с чем. Так не должно быть!
Но он словно её не слышал. Его взгляд был направлен совершенно в другую сторону, а именно в мутное окно соседнего дома, в котором на мгновение что-то мелькнуло.
- Что там? – заметив пристальный взгляд голубых глаз на предмет, находящийся за её спиной, тут же обернулась девушка. Но прежде чем она успела что-либо понять, Виталий уже быстрыми шагами направлялся в сторону двери, которая оказалась выбита одним сильным ударом. Он не ошибся в своих предположениях, стоило ему только ворваться в дом, как до его слуха тут же донесся шорох, который мгновенно исчез с его появлением. Деревянные половицы скрипели у него под ногами, когда он уверенным, но в то же время неторопливым шагом, направился в сторону кухни. Его слух был напряжен до предела, когда он пытался уловить хоть какой-то звук, кроме тихих шагов Лены, которая, несомненно, шла вслед за ним, но вокруг было тихо до тех пор, пока он не перешагнул порог кухни. За его спиной тут же раздался сдавленный вскрик девушки, который тут же заставил его обернуться. Картина, открывшаяся его глаза, заставила его сердце с удвоенной скоростью биться в груди, которое словно окунулось в пучину страха. Причиной её сдавленного крика стал темноволосый мужчина, который одной рукой сжимал ей рот, приглушая отчаянные крики о помощи, а в другой сжимал охотничье ружье, дуло которого было направлено прямо в лицо Виталию. На вид ему было лет сорок пять. Он был чуть ниже Виталия, а прямой взгляд его темных глаз сверкал огоньком явно недружелюбного расположения.
- Знакомые всё лица, - ровным тоном произнес мужчина, первым нарушив молчание.
Проницательный взгляд Виталия плавно скользнул от испуганных зелёных глаз девушки, в которых читался неподдельный страх, к глазам мужчины, в которые он тут же впился своими похолодевшими лютыми голубыми глазами. Они были знакомы, но знакомство их было крайне неприятно им обоим, и это Лена поняла с полувзгляда.
- Какими судьбами? Пришел оплатить старые долги? – не спуская указательного пальца со спускового крючка, добавил он, не сводя глаз со своей жертвы.
- Все свои долги я уже давно оплатил сполна, - сухим твердым тоном выдавил Виталий в ответ, взгляд которого холодел с каждой секундой всё больше и больше.
- Ах, да. Помню, каких жертв тебе это стоило, - немного нервным тоном произнес мужчина в ответ, заметив, как скулы Абдулова тут же крепко сжались.
- Отпусти её, - изо всех сил стараясь держать себя в руках, процедил Виталий сквозь зубы, чувствуя, как всё внутри начинает закипать от злости. От этих слов, что давили на самое больное, заставляя возвращаться в прошлое.
- Мне с ней спокойнее, - ответил мужчина, зная, что если у него будет заложница, то Виталий ничего не сможет ему сделать.
- У меня нет оружия. Можешь проверить, - понимая опасения своего врага, поднял Виталий свои согнутые руки, как бы говоря, что тот может его обыскать, чтобы удостовериться в правдивости своих слов.
С минуту мужчина в нерешительности всматривался в лицо Виталия. Он сомневался и, это было видно. Но вот Лена не сомневалась ни секунды – у него не было оружия, она это знала. Он просто либо пытался доказать, что бояться его нечего, либо, наоборот, шел на провокацию.
- Оно мне никогда не было нужно для того, чтобы начистить рожу такому ублюдку, как ты, - внезапно с нескрываемой ненавистью выдавил Виталий. Одним резким движением, он, воспользовавшись замешательством врага, выхватил из его руки ружье, в ту же секунду нацелив его на него.
- А теперь отпусти её, - сердце билось где-то в районе кадыка от понимания того, что это было опасно, но Виталий старался не подавать виду, словно он был уверен в каждом своем действии.
Дважды повторять не пришлось, обезоруженному мужчине просто не оставалось другого выбора, как со всей силы оттолкнуть от себя девушку, которая, ударившись о стену, сползла на пол, потеряв равновесие.
Этот удар внезапно заставил в памяти Виталия всплыть одну прошлую картину, как другая девушка точно так же сползала по стене, крича не своим голосом, а этот самый темноволосый мужчина пристегивал её наручниками к поручню внутри одной из кают. Всё это происходило на палубе одного корабля, который впоследствии пошел ко дну в тот же день. Этот человек исполнял лишь указания его заклятого врага. Но это именно он не оставил ей выбора, намертво пристегнув её наручниками к железке. Это именно из-за него она не смогла высвободиться, когда яхта начала тонуть. Но если вдумываться ещё глубже, то это произошло по вине Виталия. Именно из-за него та девушка оказалась на палубе, там с кучкой ублюдков, с которыми он был просто не в силах справиться. Они пустили ко дну океана всё, что было ему дорого за его долги. Она не была виновата в том, что он не смог вовремя расплатиться со своим прошлым. Она умерла из-за него. Из-за его прошлых ошибок и развязной жизни, которая у него была. Таким хладнокровным и ответственным сделала его её смерть, но до этого бросался с головой в любой омут опасности и разгильдяйства. Не было никакой ссоры, никаких скал. Она никуда не прыгала. Это просто выдуманная история, которая скрывала всю самую главную суть. Единственное, что было правдой это то, что он действительно не смог её спасти.
- При следующей нашей встрече… - прорычал Виталий, внезапно резким движением, приперев мужчину к стене ружьем, которым он сжимал его горло, пытаясь задушить. - …я убью тебя, - выдавил он сквозь стиснутые зубы с озлобленным оскалом, чтобы тот понимал весь масштаб стихийных бедствий, что обрушится на него при первой же их следующей встрече. И что будет лучше, если эта следующая встреча никогда не наступит. И только когда на лице его врага отчетливо показалось понимание, Виталий убрал ружье, предоставив мужчине возможность сползти вниз и схватиться за свое покрасневшее горло в диком приступе кашля. После чего он, разрядив ружье, высыпал все свинцовые патроны и бросил его на пол.
- В порядке? – поставив испуганную девушку на ноги, тут же спросил он, внимательно всматриваясь в её побледневшее лицо.
- Аптечка…у него должна быть аптечка… - взволнованно выдавила Лена, которая, пребывая даже в таком предельном состоянии, не могла забыть о главном.
Уже спустя пять минут сумка девушки была набита всеми необходимыми лекарствами. Она ни о чем его не спрашивала – ни о том мужчине, ни о долгах, ни о чем. Ей было достаточно всего одного взгляда, чтобы понять, что ему больно, а теребить его старые раны она не собиралась. Однако одна только мысль о том, что он может быть связан с такими опасными людьми заставляла её паниковать. Именно сегодня она поняла, что совсем ничего о нем не знает.
 
БестияДата: Понедельник, 01.04.2013, 19:57 | Сообщение # 27
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
*** 
Как они оказались на дороге Лена почти не помнила. Ей было слишком страшно. Виталий гнал скутер с такой скоростью, что, казалось, ещё немного, и они разобьются, не сумев вписаться в поворот. Казалось, сам черт гонится вслед за ними. Но причиной тому были лишь мысли мужчины, которые заставляли его сильнее давить на газ и совершенно позабыть о тормозах. Он злился. Она чувствовала это, ощущала неистовое напряжение в каждой мышце его тела, держась за него своими онемевшими пальцами. С каждой секундой её дыхание срывалось на нет, она чувствовала, что ещё немного и ей станет плохо. 
- Остановись, - не узнав собственного голоса, еле слышно выдавила Лена, чувствуя, как её начинает трясти. – Остановись сейчас же! – не выдержав, закричала она, закрыв глаза и стиснув зубы от невыносимого напряжения. Её внезапный крик подобно электрическому разряду, заставил его резко свернуть на обочину и резко дать по тормозам. 
Несколько секунд после резкой остановки, девушка слышала лишь бешеный стук своего сердца, которому внезапно стало тесно в пределах грудной клетки. Почувствовав, как мужчина начинает подниматься на ноги, она отпустила его, разжав свои ледяные пальцы. Холодный ветер колыхал её светлые волосы, а лицо стало бледным, словно полотно, как будто она вот-вот собиралась потерять сознание. 
- Прости… - сухим тоном выдавил Виталий, хватаясь за голову. Эмоции зашкаливали за все возможные пределы, его терзали мучительные мысли, заставляя душу разрываться на части. Он готов был завыть от отчаяния и той невыносимой боли, что просыпалась в его сердце, которое снова начинало кровоточить столько лет спустя. 
- Прости меня, черт возьми! – внезапно сорвался Виталий, отчаянно крича. Он просто сходил с ума. Голова шла кругом. Он кричал, швырял подошвами своих кроссовок мелкие камни и песок, со всей силы сжимал темные пряди своих волос и просто не мог найти себе места. Его одолевали противоречивые чувства, с которыми он был просто не в силах больше бороться. 
Пребывая в крайне потерянном состоянии от такого поведения мужчины, Лена медленно поднялась на ноги, наблюдая за тем, как он метается из стороны в сторону, пытаясь бороться с самим собой. Ей было непонятно, у кого именно он просил прощения – у неё или у той, что больше нет в живых. Пнув со всей злости опустевший скутер, который тут же повалился на землю, Виталий, чувствуя, что задыхается от собственных чувств, просто рухнул на колени, зарывшись непослушными пальцами в своих волосах. На мгновение Лене показалось, что он плачет, но как оказалось, его просто била мелкая дрожь. Он так долго пытался бежать от собственного прошлого, но внезапно споткнулся и упал. Он просто устал. Он уже давно не помнил, когда срывался вот так в последний раз, позволяя воспоминаниям снова бередить его разорванную душу. Словно не было этих четырех лет. Словно это случилось только вчера. Только вчера он бил её фото о стены, заливался алкоголем, понимая, что потерял ту, без которой было просто невозможно дышать. Словно снова не было смысла доживать эти дни, пропитанные холодом без неё. Без той, которой больше не было в пределах этого острова. Его сердце готово было вот-вот разорваться от невыносимой острой боли, когда он, опустив, было свои руки, внезапно почувствовал, как к его волосам прикасается чья-то легкая рука. Это невесомое прикосновение, которое становилось всё более ощутимым, заставило его закрыть свои глаза. Это было подобно тихому упоению, когда уставший странник в жаркой пустыне внезапно находит кувшин, полный холодной воды. 
- Лена… - вполголоса произнесли его губы вслух имя девушки, которая для него была истинным обезболивающим. И сейчас, прижимаясь головой к её животу, чуть сжимая дрожащими пальцами её тонкую талию, он, как никогда понимал, что она его единственное спасение. Она спасала его всё это время одним взглядом своих ярких глаз, в которых он был готов тонуть снова и снова. Она смогла согреть его душу и всего одним прикосновением заживить старые раны, которые так долго не давали ему покоя. Он нашел в ней свою тихую гавань, в которую хотелось окунаться снова и снова. Чувствуя, как её нежные пальцы зарываются в его волосах, он медленно поднялся на ноги, заглянув прямо в зелёные глаза девушки напротив, бездна которых беспокойно колебалась. 
- Прости меня… - прикоснувшись своей ладонью к её бледному лицу тихим голосом выдавил Виталий, почувствовав, как она тут же при жалась к его разгоряченной грудной клетке, крепко обняв. Ей это было просто необходимо. Это чувствовалось по тому, с какой силой её пальцы впивались в его кожу. Ей так этого не хватало. 

По прибытии обратно лекарство было незамедлительно передано Пауло, который был искренне поражен такому количеству антибиотиков, что им удалось достать. Всё это Виталий вывалил из сумки девушки, которая стояла неподалеку рядом с Алексом, бросая на него мимолетные взгляды. Эту ночь Лена снова провела рядом со своей подругой. После уколов Лере стало немного лучше, но состояние её здоровья всё ещё находилось в зоне опасности. Ровно за час до отбоя, собравшаяся группа спасателей объявила о том, что к завтрашнему утру им необходимо собрать все свои вещи, и что они вынуждены покинуть это место. План был таков – добраться до ближайшего жилого поселка, откуда будет возможность связаться с группой МЧС. Ждать больше не было времени. Нужно было действовать. Эта новость возымела не совсем однозначный эффект – кто-то был рад, наконец, покинуть насиженное место, кто-то, напротив, боялся это делать. Лену же волновало только одно – её подруга Лера, которая не совсем ещё успела оправиться и могла не выдержать такого длинного пути. 
С наступлением рассвета они двинулись в путь, собрав все свои запасы воды и еды. Все сто с лишним человек шли огромной колонией по дороге. Несмотря на вчерашнюю бурю, сегодня был вполне солнечный день, не предвещающий никакой опасности. Натянув на нос солнечные очки, Лена шагала рядом с Лерой, которая хоть и чувствовала себя лучше, но все же выглядела усталой и обессиленной. Пауло предложил Лере носилки, но она отказалась, заверив, что сможет идти и нет никакой надобности лишний раз нагружать людей. Лена не отходила от нее ни на секунду. За спиной висел рюкзак, а в руке болталась бутылка воды. Становилось невыносимо душно. Многие поснимали свои теплые кофты, подставляя солнцу лицо. Атмосфера была крайне расслабляющей, но спасатели подгоняли всех шагать быстрее. К обеду они устроили перевал, организовав небольшой пикник на окраине рядом с пальмовыми деревьями. У них была возможность немного передохнуть и перекусить. Некоторым даже удалось вздремнуть. То и дело Лена ловила на себе заинтересованный взгляд голубых глаз, но потом они снова возвращались к его собеседнику. То, что произошло вчера между ними на дороге – осталось только между ними. Они сделали значительный шаг друг навстречу другу, но при этом не нарушили границ, остановившись каждый возле своей линии. Просто в данной ситуации крайней неопределенности они остались на расстоянии. Они не знали, что будет дальше. Но знали, что это дальше для каждого из них будет отдельно друг от друга. Они приблизились к самой крайней точки пути от пункта Б, обратно к пункту А – Аэропорт, где она сядет в самолет и улетит обратно в Москву, а он останется здесь на песчаном берегу возле океана, который без неё уже не будет так прекрасен. 
- Как думаешь, мы успеем? - сидя возле дерева, дабы перевести дух, спросил Виталий у Алекса, который сидел напротив, попивая воду из бутылки. 
- Не знаю. Видишь этих птиц? - подняв голову к небу, сказал Алекс, заставив своего друга сделать тоже самое. - Это дурной знак, - указывая на стаю черных птиц, которые летели прочь от океана, добавил он. Это были вороны. В эту секунду подул сильный ветер, и чья-то собака громко и жалостно заскулила, прижав свои уши. Словно почуяв какую-то опасность. 
- Нам нужно двигаться, - поднялся Алекс с места, зазывая всех собираться. 
Скоро они снова двинулись в путь, который держали в сторону населенного пункта, где им могли оказать помощь и откуда они могли снова связаться со спасателями. Целые черные тучи воронов пролетали над головами, вызывая беспокойство в лицах многих. Птицы вели себя крайне странно. И это настораживало. 
Солнце куда-то пропало, на небе появились серые тучи, которые шли со стороны океана. Подул сильный ветер, качающий верхушки деревьев и заставляющий людей идти, зажмурив глаза от пыли. 
- Не отходи от меня, - приблизившись к Лене, сказал Виталий, когда они вошли в поселок. Здесь были здания, магазины, кафешки, машины, люди. И все они с любопытством смотрели на толпу странников, которые шли пешком откуда-то издалека. 
- Вы с побережья? Как у вас там? У нас который день здесь страшный ветер, - обратился пожилой мужчина к Алексу, который шел впереди всех, и теперь остановился. 
- Вам повезло. У нас был ураган и все побережье затопило. Океан вышел из берегов, - ответил Алекс, когда внезапно черные тучи заволокло все небо, словно покрывало, отбросив свою тень. 
- Что это? - тут же спросил кто-то. Жуткий ветер хлестал по лицу, а земля внезапно начала трястись под ногами. Это было самое настоящее землетрясение. Тут же схватив Леру за руку, Лена бросила испуганный взгляд на Виталия, который с ужасом смотрел назад. Трясло все сильнее и сильнее, когда, обернувшись в следующую секунду вслед за мужчиной, она поняла причину леденящего ужаса, который отразился на его лице. Там, издалека, откуда они пришли прямо на них неслись огромные волны немыслимой высоты. Казалось, они касались самого неба. Этот огромный поток воды приближался к ним с огромной скоростью, разрушая все вокруг. 
- Бежим! Скорее! - схватив девушку под руку, тут бросился бежать Виталий вслед за людьми, которые были впереди. Люди кричали, дома трещали по швам, деревья рушились, автомобили переворачивались, все громыхало и падало. 
Волна страха и ужаса захлестнула Лену, которая то и дело оглядывалась назад на этот чудовищный поток воды, который поглощал подобно страшному зверю людей. 
- Сюда! Быстрее! - ворвавшись в здание ближайшего супермаркета, закричал Алекс. Он, как никто другой понимал, что им не убежать. Им не избежать своей участи. Остается только выстоять и за что-нибудь удержаться. 
- Скорее! Залезайте как можно выше! Хватайтесь за что-нибудь и держитесь! 
Спасатели один за других забрасывали людей на полки металлических стеллажей, чтобы они забирались наверх к самому потолку. 
Схватив Леру за талию, Виталий помог забраться ей на вторую полку с различными средствами и порошками, которые сыпались на пол. Следом полезла Лена, которой мужчина сказал напоследок: 
- Что бы ни случилось, держитесь крепче. 
Лера уже почти оказалась наверху, когда в эту самую секунду раздались громкие крики и в здание ворвался мощный поток ледяной воды, захлестнувший их всех с головой. Захлебнувшись от страха, Лена, чувствуя, как ее вертит в воде в разные стороны, пыталась за что-нибудь ухватиться. Мышцы сводило лихорадочной судорогой, а сердце сжималось в грудной клетке от холода. Все превратилось в один сплошной водоворот людей, железных колясок, вещей, продуктов, бутылок и техники. Кажется, она кричала во всю глотку, страшась собственной смерти, которая обвивала её горло своими ледяными руками. Всплеск, проблеск кислородного пространства, крики и снова толща холодной воды. Словно звучало поломанное радио, которое, то повышало громкость, то становилось глухим, замолкая на мгновение. Ей было ужасно страшно. Всё словно перепуталось, превратившись в одно сплошное месиво, сквозь которое она не могла ничего разобрать. Она была уверена, что это конец. Она останется здесь навсегда вместе с другими, превратившись в обмякшее тело со стеклянными глазами, без пульса и души. 
Все это продолжалось не менее трех минут, а потом вода устоялась и перестала колыхаться. Электропроводка трещала в потолке, являясь единственным источником шума, когда на поверхность, шумно выдохнув, всплыл Виталий. В состоянии шока его глаза бегали по поверхности воды, на которой плавало много мусора, а помимо него...тела людей без движения. Помещение было затоплено больше, чем наполовину, потому они сейчас были на уровне предпоследней полки стеллажей, на поверхности которых никого не осталось.
 
БестияДата: Среда, 03.04.2013, 19:15 | Сообщение # 28
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
*** 
Где-то недалеко раздался хриплый вздох, когда Виталий, бросившись в ту сторону, нашел Леру, которая крепко сжимала балку стеллажа, находясь по плечи в воде. Она дрожала всем телом, находясь в совершенно шоковом состоянии. 
- Все в порядке? Давай потихоньку...надо забраться наверх, - не узнав собственного сдавленного голоса, произнес Виталий, у которого спасательные навыки прочно засели в голове, в данной ситуации, отвлекая его от шока. Он помог забраться ей на поверхность стеллажа, оказавшись на которой, она тут же села, обняв себя руками. 
- Лена...Лена... - дрожащими посиневшими губами еле слышно выдавила девушка, посмотрев на мужчину огромными испуганными глазами. 
- Я найду ее. Все будет хорошо, - тут же ответил Виталий, возвращаясь обратно в воду. 
- Виталик! У меня тут двое раненных! - внезапно раздался голос Алекса с того конца, заставив его тут же двинуться в том направлении. Сердце неистово стучало в груди. Он так надеялся, что среди этих двоих будет Лена, но ее там не оказалось. 
На поверхности показались еще четверо человек, одним из которых был спасатель. Они с Алексом принялись поднимать пострадавших наверх, а Виталий, не веря всему происходящему, бросился к тому месту, где оставлял Лену. Он не сразу смог найти этот стеллаж, а найдя его, тут же погрузился в воду, захлебнувшись от ужаса. Целые десятки людей остались внизу, помимо тех, что плавали на поверхности. На их лицах застыло выражение крайнего страха и ужаса, и все они словно манекены, качались в такт движениям воды. Взяв себя в руки, Виталий начал лихорадочно искать глазами светловолосую девушку. Живой или мертвой. 
Он не спеша проплывал вдоль длинных рядов, когда кто-то внезапно схватил его за руку, заставив не на шутку перепугаться. Повернувшись, он тут же увидел бледное лицо Лены, которая застряла между рухнувшими металлическими стеллажами. Ее просто придавило, и теперь она оказалась прижатой к стене, наполовину выглядывая из сквозной полки. Она напряженно размахивала руками, говоря тем самым, что у нее заканчивается запас кислорода, и еще немного, и она задохнется. Ее зеленые глаза смотрели на него сквозь мутную бирюзовую воду с отчаянными мольбами вытащить ее оттуда. Схватив девушку за руку, Виталий, говоря тем самым, чтобы она успокоилась, пытался внушить ей одним взглядом то, что все будет хорошо. Отпустив руки девушки, он снова всплыл на поверхность, сделал несколько жадных глотков, а потом, вернувшись к ней, притянул к себе, впившись в ее приоткрытые губы, передавая свой кислород, которые она такими жадными вдохами буквально выкачала из него. Мимо проплывали полупрозрачные медузы, мелкие цветные рыбки и прочая морская живность, которую занесло сюда огромным потоком воды. Они словно оказались на дне какого-то огромного аквариума. 
Виталий, ухватившись за металлическую балку, изо всех сил потянул шкаф на себя, но тот не поддавался, несмотря на то, что Лена пыталась всяческими силами ему помочь. Запас кислорода, который он практически целиком отдал девушке, катастрофически быстро заканчивался, но он не собирался сдаваться до тех пор, пока не вытащит её отсюда. С третьей попытки им всё же удалось это сделать, и Виталий, вытащив её из капкана, тут же потянул на себя. И только в эту самую секунду заметил, что она ранена. От её левой ноги, из которой торчал небольшой кусок железа, расплывались алые пятна, растворяясь в воде. Подтолкнув девушку наверх, он всплыл на поверхность вслед за ней. 
- Ты как? Всё в порядке? – тут же выдохнул Виталий, взяв бледное лицо девушки в свои ладони. – Ничего…ничего…Всё будет хорошо, слышишь меня? – заметив, как её глаза со страхом оглядываются по сторонами, поспешил успокоить её мужчина, зная, что это паническое состояние может только ухудшить обстановку. – Ты жива. Ты жива, это самое главное, - прижав её вплотную к себе, добавил он, чувствуя, как она дрожит в его руках. 
Он помог ей забраться на самый верх стеллажа, где её принял Алекс. Едва Лена оказалась наверху, как на нее тут же накинулась Лера, еле сдерживая слезы отчаяния и радости, что её подруга жива. 
- Господи, что это? У тебя кровь, - панически воскликнула Новика, заметив, что левая нога Лены буквально истекает кровью сквозь порванную ткань джинс, откуда торчал небольшой металлический штырь. 
Лена едва успела прийти в себя, как вокруг неё собралось несколько человек. 
- Надеюсь, это не бедренная артерия, иначе она истечет кровью всего за пару минут, и мы её потеряем, - опустившись рядом с девушкой, взволнованным тоном сказал Пауло, изучая рану. 
- Что? Что он такое говорит?! – тут же буквально захлебнулась Новикова собственной истерикой, когда Алекс, схватив её за плечи, отвел немного назад, чтобы она не мешалась. 
- Виталик, мне нужен жгут, - вытягивая согнутую в колене ногу девушки, твердым тоном произнес Пауло, внимательно осматривая бедро. 
Стянув с себя мокрую рубашку, Виталий, не раздумывая ни секунды, разорвал её на части. У них не было времени на то, чтобы искать рюкзак с аптечкой, который затонул, как и остальные припасы неизвестно где. Поэтому им пришлось использовать подручные средства. У них был небольшой опыт в таких экстренных случаях, когда требовалось немедленно оказать первую помощь, оттого их действия были так уверенны, словно они заранее репетировали. Но такое, просто невозможно отрепетировать заранее. Из всех ста человек, который пришли вместе с ними сюда, осталось только девять. Шесть мужчин, из которых трое были спасателями, и три девушки, одна из которых была ранена. Остальные отделались мелкими царапинами, ушибами и синяками, но ей повезло меньше всех. 
- Мне нужно всего два, - сказал Пауло, забрав из рук Виталия два куска ткани из трех. 
- Это для неё, - ответил Виталий, скручивая рукав от разорванной рубашки. Зачем ей пригодиться этот кусок оторванной ткани Лена поняла сразу, как только Пауло перетянул верхнюю часть бедра, которое тут же пронзила острая боль. Опустившись позади девушки так, что она оказалась между его коленей, Виталий, крепко сжимая стянутую ткань, поднес её к губам девушки, которая тут же стиснула её своими зубами. По одному взгляду Пауло, она поняла, что будет больно. Очень больно. Но ей придется с этим справиться, потому что у него попросту не было другого выбора. Из неё должны вытащить кусок этого железа, пока не стало хуже и не началось заражение. 
- Готова? – посмотрев прямо в переполненные страхом и смертельной паникой зелёные глаза девушки, спросил Пауло, понимая, что решаться на это стоит немалых усилий и смелости. С силой сжав руку Виталия, который крепко стягивал ткань, сжатую её зубами, Лена неуверенно кивнула в ответ, чувствуя, как всё внутри буквально замирает от страха. Она боялась этой нестерпимой боли, и он чувствовал это по тому, как напряглась каждая клетка её тела. 
- Всё будет хорошо, - едва успел произнести Виталий на ухо девушке, как она тут же буквально взвыла от невыносимой острой режущей боли. Она неистово кричала, с неимоверной силой сжимая напряженную руку мужчины, содрогаясь всем телом от этой ядовитой обжигающей агонии, пока из её окровавленной ноги вытаскивали кусок железа, разорвавший мышечную ткань. 
Она не чувствовала собственных зубов, которые крепко стискивали ткань до онемения. Отчаянные глаза были переполнены горячими слезами, которые обжигали после соленой воды. 
- Всё хорошо…Всё хорошо… Я с тобой, - едва она немного успокоилась, обнимал её Виталий, прикасаясь губами к её светлой макушке и вискам, пока Пауло перевязывал рану. Она дрожала всем телом, часто дыша, прижимаясь к его грудной клетке, но уже не кричала. 
- Всё уже позади, - успокаивающе укачивал её мужчина, встретившись взглядом с Пауло, в глазах которого читалось лишь одно – с такой раной ей отсюда не выбраться. 
На несколько минут в помещении повисла тишина. Каждый обдумывал всё происходящее. Лера сидела у самого края, свесив ноги в воду. Виталий с Леной сидели неподалеку. Алекс с Чарли, ещё одним оставшимся спасателем, и Пауло, тоже молча сидели в стороне. Ещё двое незнакомцев и темноволосая девушка сидели на противоположном стеллаже. Все они были крайне взволнованны, не зная, что им делать дальше и как с этим дальше жить. Столько человек осталось на дне, а им каким-то чудом удалось выжить. Многие из них кого-то потеряли, но всё ещё не могли с ясностью осознать всё происходящее. За что им это всё? За что непредсказуемая мать-природа обозлилась на них, записав сегодня их в грешники. 
- Нам нужно проверить выход, - спустя некоторое время, первым нарушил молчание Алекс. 
- Вода поднимается, - внезапно произнесла Лера, с ужасом заметив, как всего за пару минут уровень воды поднялся и теперь, едва касался её щиколоток. 
- Не может быть! – тут же вскочил на ноги Чарли. – Новые толчки вызовут новые волны. Нас тут затопит! – добавил он, приблизившись к краю, чтобы удостовериться в вышесказанных словах самому. 
- Что это? – едва услышав тихий всплеск воды, навострил уши Виталий. Через несколько секунд всплеск снова повторился, заставив его подняться на ноги, и оставить Лену на попечение её подруги. 
Приблизившись к самому краю, Виталий, присев на корточки, внимательно всматривался в мутную воду, на поверхность которой колыхался всяческий мусор. Потом взгляд его глаз зацепился за мертвое тело незнакомого мужчины, который лежал на поверхности спиной кверху. Зрелище было жутким, но в следующую секунду вокруг него на воде стали появляться круги, а после его тело двинулось вдоль стеллажа. Здесь не было течения, а это значило, что его кто-то тащит снизу. Сомнения развеялись сами собой, когда тело внезапно пошло ко дну. 
- Вот чёрт! – воскликнул Виталий, когда раздался громкий всплеск, вода окрасилась в кровавый цвет, а после на поверхности показался треугольный плавник и тут же исчез. 
- Все ноги из воды! Живо! Все из воды! – тут же в страхе закричал Виталий, которого никто даже не смел ослушаться. Люди вынимали свои ноги, целиком забираясь на стеллажи. Все устремили свои взгляды в воду, но ничего толком не могли там увидеть. 
- Не меньше полторы метров, - присев рядом с Виталием, произнес Алекс, смотря в ту же точку под водой, что и мужчина. 
- Два метра от кончика плавника до кончика хвоста, - тут же сказал Виталий в ответ. 
- Что там? – не выдержав, воскликнул Пауло, не понимая, что происходит. 
- Там белая акула двух метров в длину, - подняв свои глаза, ответил Виталий, пугаясь собственных слов, когда в эту самую минуту эта громадная махина всплыла наружу, заставив всех вскрикнуть и отпрянуть назад. Подальше от этого ужасного зрелища.
 
БестияДата: Вторник, 04.06.2013, 21:26 | Сообщение # 29
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
*** 

- Боже! Такого просто не бывает! Такого не бывает! – не переставала повторять Лера, которая в ужасе наблюдала за акулой, которая приближалась к самому концу стеллажа. Этого просто не может быть! Не может быть, чтобы они застряли здесь в одной клетке с этим самым опасным хищником, который кружил вокруг своих жертв, чуя свежую кровь. 
- Зачем она ходит кругами?! – в следующую секунду воскликнул кто-то из мужчин с противоположного стеллажа. 
- Она интересуется, - тут же ответил Алекс. 
- И что ей нужно? – неуверенным тоном спросила незнакомая девушка, в глазах которой читалась неистовая паника. 
- Свежее мясо, - незамедлительно последовал ответ от Виталия, который поднялся на ноги, почувствовав, как Лена тут же посмотрела на него глазами, полными неподдельного страха. 
Она помнила все его слова, сказанные ей об этих ужасных существах. О том, что они могут перекусить человека за долю секунды. О том, что они никого не оставляют в живых. И о том, что если она учует хотя бы одну капли твоей крови, то тебе конец. А в данном случае она явно играла роль самого главного лакомого кусочка, пока её раненная нога продолжала кровоточить. 
Не успели они толком прийти в себя, как всё внезапно снова стало трясти. Затряслись стены, вода и стеллажи, с которых люди от неожиданности снова начали падать в воду. 
- Держитесь! – изо всех сил закричал Чарли, когда после очередного сильного толчка, они практически все оказались под водой. Все, кроме Виталия, который не смог удержать Лену и сам прыгнул в воду вслед за ней. Холодная вода накрыла с головой, он лихорадочно искал фигуру светловолосой девушки, которая сейчас находилась со своей раной в крайней опасности. 
За этой суматохой сложно было что-то разглядеть, но он интуитивно следовал вслед за алыми разводами, которые появлялись и исчезали в потоке мутной воды. Учащенные пульс напряженно бил по вискам, пока он старательно пытался убедить самого себя в том, что с ней всё в порядке и она где-то рядом. Страх сковал его грудную клетку в тиски с такой силой, что он её практически не чувствовал. Он чувствовал только тяжелый груз и стальные цепи, которые не позволяли отогнать пелену тумана от хладнокровного разума. Но он всё-таки нашел её. Он нашел её практически на самом дне в нескольких метрах от входной двери. У неё не получалось держаться на плаву из-за раненной ноги, но она изо всех сил пыталась бороться. В её затуманенных глазах читался неподдельный страх, а взгляд был направлен куда-то мимо мужчины, которого она тут же судорожно схватила за руку, едва он успел приблизиться к ней. По одному выражению её лица, на котором читался леденящий душу ужас и мертвой хватке, Виталий понял в чем дело. Ему хватило всего доли секунды, чтобы обернуться и увидеть огромную страшную махину, которая приближалась к ним на неимоверной скорости, скаля свои острые бесчисленные зубы в желании скорее утолить свой неистовый голод. Черные зрачки мужчины вмиг расширились от страха, когда он, загородив собой девушку, со всей силы ударил акулу по носу, как только она буквально налетела на него, не замечая ничего вокруг. Она была движима своими инстинктами и не собиралась отступать. Её буквально переполняла легкая сладостная лихорадка от этого чудного запаха крови, которым так и веяло от Лены. Внезапный удар Виталия немного ввел акулу в смятение, так что она отплыла назад на пару сантиметров. Но что мог он – мелкий ничтожный человек по сравнению с этой огромной махиной, весом в целую тонну? Он пытался отогнать её или хотя бы отвлечь, но своими действиями только вызвал в ней ещё большую злость. Всё, что ему удалость это слегка сбить её с толку, и расцарапать свою руку об её острые клыки. Целая тонна злости смотрела на него в упор своими черными безжалостными глазами, стискивая заточенные зубы. Она явно готовилась к нападению, и даже успела податься вперед, когда внезапно покосившийся стеллаж с громким всплеском свалился в воду прямо над ней. Виталий даже толком не успел сообразить, что произошло, как всё снова затрясло, и их с Леной мощным потоком воды отшвырнула в сторону. Их несло сильным потоком сквозь суматоху через входную дверь на улицу. Швыряло о затопленные машины и деревья, неся мимо обломков, в которых они тонули, не в силах что-либо сделать. Он с силой сжимал её руку до тех пор, пока от сильного удара по голове не стемнело в глазах, и он не потерял сознание. 

*** 
Легкие порывы соленого ветра колыхали растрепанные светлые волосы девушки, которая стояла у затопленного берега, устремив взгляд своих измученных темных глаз в сторону утихомиренного океана. Вокруг остались одни щепки и обломки, не осталось ничего. Ни веры, ни надежды. 
- Тебе надо немного поспать, чтобы прийти в себя, - раздался позади мягкий голос Алекса, который набросил на плечи девушки теплый плед. 
- Не могу поверить, - пересохшими губами тихо выдавила Лера, чувствуя, как мужские руки понимающе сжимают её опущенные плечи. 
Прошло целых двенадцать часов с того момента, когда опустилась вода, вернувшись в свое русло, но не все ещё не покинув берега. Прошло десять часов с тех пор, как они снова смогли ступить на сушу, выбравшись из заваленного магазина. Все, кроме двоих, которых унесло мощным потоком воды в неизвестном направлении. На смену шокового состояния быстро пришла истерика, которая захлестнула Новикову с головой. Её глаза не просыхали несколько часов подряд, пока пострадавшим оказывали первую помощь, а незамедлительно прибывшая служба МЧС вела спасательные работы, вытаскивая людей из-под завалов. Она сидела посреди дороги, держась за голову, содрогаясь от горьких рыданий, и не верила всему происходящему. Она категорически отказывалась верить в то, что её лучшая подруга пропала, и возможно, скорее всего, её больше нет в живых, но время шло и в её сознание понемногу пробиралось понимание, что она не в силах что-либо изменить. 
- Они выслали вертолеты. Их обязательно найдут. Я верю в это, - сказал Алекс, устало вздохнув. В его голосе звучала теплая надежда, но сквозь неё неумолимо проскальзывала тихая скорбь о горькой и невосполнимой утрате. 
Вскоре начались небольшие восстановительные работы, которые состояли в очистке дороги. Был разбит небольшой лагерь для беженцев, которые придя в себя, все как один были заняты одним делом – поиском хоть какой-то информации о своих родных и близких. 
Сотни людей были объявлены пропавшими без вести, и среди этого длинного списка выделялась два имени, расположенных рядом друг с другом, как что-то неразлучное. И никто даже предположить не мог, что эти двое, намертво сцепившись холодными пальцами, всё ещё держались за руки, колыхаясь на поверхности воды посреди огромного бескрайнего океана. Её ледяные пальцы слабо пошевелились в его крепкой ладони, но он ей не ответил тем же. Подняв свои дрожащие ресницы, Лена, открыв свои глаза, увидела перед собой бескрайнее темное синее небо, которое отражалось в её покрасневших зеленых глазах. Порыв соленого ветра заставил сделать её глубокий вдох, словно после долгой комы. К ней снова вернулась способность чувствовать. И сейчас она чувствовала лишь одно – ледяной холод, пробирающийся к самому сердцу. Ей понадобилось несколько минут для того, чтобы осознать, что она лежит на обломке мокрой доски рядом с мужчиной, который не подавал никаких признаков жизни. Повернувшись набок, Лена, с трудом приподнявшись, заглянула в бледное лицо Виталия. Его глаза были плотно закрыты, на левом виске виднелась кровавая ссадина, губы посинели, а лицо приобрело мертвенно-бледный оттенок. Высвободив свою руку из его холодной сжатой ладони, она прикоснулась к его лицу своими дрожащими пальцами, пытаясь привести его в чувство. Не веря своим глазам, она прижалась ухом к его крепкой грудной клетке, затаив дыхание, но внутри него была пустая тишина. Побледнев от страха, она, чувствуя, как сердце рухнуло куда-то вниз, казалось, перестала дышать. Она не услышала ни одного удара его сердца в ответ. 
«- Виталик, куда ты меня ведешь? - Ещё чуть-чуть…Немного левее… Только не подглядывай…- Лена! Немедленно возвращайся назад! - Только вместе с тобой!» - обрывками разрывали сознание срывающиеся голоса в голове мужчины, который чувствовал лишь одно – сдавленную боль в области сердца. «- Ты даже не знаешь куда идти. – Тогда помоги мне. – Прости… Прости меня, черт возьми!» - проникал во внутрь крики знакомого до боли голоса, когда он получил очередную дозу боли. «Всё хорошо…Всё хорошо…Я с тобой…» - с двойным усердием крошился бетон, которым, казалось, было придавлено его сердце. «Виталик…Виталик! Виталик!» - где-то на грани внезапно взорвался громкий срывающийся голос девушки, который заставил его распахнуть свои глаза. Соленый воздух тут же огромными порциями начал поступать в легкие, пока он одновременно пытался откашляться водой, которая выливалась из него наружу. Это был не бетон, это она стучалась в его каменную грудную клетку, чтобы заставить его сердце снова биться. Первое, что Виталий увидел, после того как с глаз более менее спала прозрачная пелена, это бледное испуганное лицо Лены, которая прижав ладони к губам, не верила во всё происходящее. Он столько раз спасал её, вытаскивая из цепких ледяных пальцев смерти – теперь настала её очередь. Ещё ни разу в жизни ей не приходилось делать искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Она столько раз видела, как это делается со стороны, поэтому все её знания были закреплены лишь теоретически. Но, несмотря на отсутствие опыта рьяного «спасателя», она своим отчаянным упорством смогла снова завести его сердце. И это было настоящим чудом. Чудо, что они оба выжили, не потеряв друг друга. 
- Лена… - еле дыша с трудом, выдавил Виталий, когда она бросилась к нему в объятия, не веря своему счастью. 
- Я так сильно испугалась… Я так испугалась, что ты больше не очнешься, - дрожащими губами тут же выдохнула девушка, чувствуя, как холодные руки мужчины прижимают её к себе. 
Никто из них не помнил, как они оказались посреди океана, куда их вынесло неуправляемым огромным мощным потоком воды. Никто из них даже предположить не мог, что случилось с остальными. Лена даже думать боялась о том, что могло случиться с её подругой Лерой, но верила, что она жива. Она даже представить себе не могла, что Лера сейчас, завернувшись в теплый плед, сидела возле костра рядом с Алексом и пила горячий чай. Но ей, в отличие от подруги, выпала не самая лучшая участь находиться совершенно в другом месте среди неизвестности и зверского холода, но рядом с мужчиной, который всеми силами пытался её хоть немного согреть. Была темная ночь, и совершать какие-либо действия в такой кромешной тьме было опасно. Они могли уплыть гораздо дальше от берега или того хуже в неизвестном курсе наткнуться на шторм. Поэтому всё, что им оставалось до наступления рассвета это прижиматься друг другу, чтобы ощутить тепло и ждать. Черное небо, усыпанное огромным количеством ярких звезд, отражалось на колыхающейся поверхности воды, словно они были на самом дне океана. Соленый ветер легкими порывами обдувал лицо, путаясь в растрепанных волосах. 
- Нам ведь не выбраться? – уже практически не чувствуя своих онемевших конечностей, выдавила Лена от переохлаждения губами. Она всего лишь пыталась сопоставить шансы на то, что им удастся выжить среди этой бескрайней ледяной бездны, с жутким чувством холода и голода, с её раненной ногой и стремительно развивающейся гипотермией. 
- Нет, мы сможем с этим справиться. Они должны выслать вертолеты, чтобы проверить наличие потерпевших кораблекрушение суден и выживших людей. Нас обязательно найдут, - прижимая её тонкие ледяные пальцы к своим губам, изо всех сил пытался Виталий вдохнуть в неё свое тепло, которое, как и его силы, тоже было на исходе. Гипотермия – опасная вещь. Слишком сильное переохлаждение замедляет процесс обмена веществ. Ещё немного и сердцебиение начнет замедляться и понемногу останавливаться, а температура тела падать значительно ниже нормы. И тогда уже точно никакие спасатели и вертолеты не смогут им помочь. 
Это было тяжелое испытание, но они его выдержали. Они смогли продержать до первых бледных лучей приближающегося рассвета, который коснулся их лиц. Открыв глаза, Виталий оглянулся вокруг, надеясь, что это был всего лишь страшный сон. Но они по-прежнему лежали вдвоем на отсыревшей доске посреди беспокойного океана. Сквозь это бредовое непонятное состояние абсолютной внутренней истощенности и усталости, он смог разглядеть вдалеке то, что заставило его сердце в одну секунду встрепенуться. 
- Лена, - тут же потрепал он по плечу задремавшую девушку, которая нехотя приоткрыла свои уставшие покрасневшие зелёные глаза. – Посмотри, - смотря куда-то вдаль, сказал Виталий, заставив её повернуться, чтобы посмотреть в ту самую сторону, куда указывал мужчина. 
- Что это? Лаи Пойнт? – узнав в смутных очертания ту самую скалу, на которой она была две недели назад по совету Виталия, изумленно произнесла Лена, не веря своим глазам. Это была та самая скала с отверстием посередине в виде перевернутого сердца, которое дало трещину. Теперь ей казалось, что это было когда-то очень давно и, быть может, даже не в этой жизни. Не в этой жизни она стояла у самого края обрыва, созерцая эту немыслимую недосягаемую красоту со стороны, чувствуя, как соленые брызги касаются ног, а теплый ветер приятно обдувает лицо. Тогда она была счастлива, а сейчас почувствовала себя окрыленной безумной надеждой. Суша была совсем рядом, и всё, что им было нужно это проплыть чуть дальше скалы. 
- Мы спасены. Мы спасены! – не удержавшись, воскликнула Лена, обняв мужчину, который, хоть и вымученно улыбнулся, но всё же не разделял той доли радости, что испытывала девушка. Он знал, что это было крайне опасное место, усыпанное острыми рифами. Но сейчас, он даже представить себе не мог, что было более опасным – оставаться в холодной воде и ждать пока не наступит серьезное переохлаждение, или броситься на абордаж острых рифов, чтобы разбиться о них насмерть.
 


БестияДата: Понедельник, 08.07.2013, 09:33 | Сообщение # 30
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
*** 
Они гребли, что было сил, превознемогая боль в мышцах и невыносимую усталость. У них была цель, и они всеми силами желали её достичь. Чем ближе они подплывали к скале, тем сильнее становилась сила волн, которая прибивала к скале, омывая её со всех сторон. 
- Остановись, - внезапно произнес Виталий, когда до скалы осталось около тридцати метров, заставив девушку высунуть руки из воды. – Если мы подплывем к ней ещё на десять метров, нас прибьет к скале, - наблюдая за тем, как очередная волна с шумом разбилась об острые края в соленые брызги, добавил он. 
- Нет. Волна приведет нас прямо к скале, и мы сможем за неё ухватиться! – ответила Лена явным протестом на его слова. Нет, она просто отказывалась оставаться в этой воде ещё хотя бы минуту. Она вымокла насквозь и ужасно замерзла. И она не собирается сидеть сложа руки, зная, что в нескольких метрах от неё находится суша, и что всего через пару минут она может на ней оказаться и выбраться, наконец, из этой чертовой ледяной воды. 
- Выслушай меня! – остановил её Виталий, как только она снова принялась грести, ослепленная своими надеждами. - Ты можешь ломиться напролом или присматриваться к законам природы! При таком мощном потоке мы разобьемся! – воскликнул он, не понимая, как она может отрицать очевидные вещи. – Поверь мне, у меня огромный опыт в таких делах! Скалы – это кладбище. Тебя по ним размажет за долю секунды! 
- И что ты предлагаешь? Просто сидеть и ждать, когда кто-нибудь появится?! Прошло уже столько времени! За нами никто не придет! Это же очевидно! – не выдержав, рассердилась девушка. Она даже сама не знала точно, из-за чего её внезапно захлестнула эта неудержимая злость. Из-за того, что он отвергает хоть одну мысль о риске, или из-за того, что он всё-таки прав. Но самое главное заключалось в том, что он так безжалостно убивал любую даже самую крохотную надежду на спасение, заставляя её снова впадать в крайнее отчаяние. 
- Здесь глубина почти две тысячи метров, обратное завихрение и острые рифы! Если с тобой что-то случится, я ни за что в жизни себе этого не прощу! – буквально на одном дыхании горячо выпалил Виталий, не в силах сдержать себя в руках. 
Это было просто невыносимо! Они, находясь на грани жизни и смерти, преодолели такое количество испытаний и сейчас, словно какая-то ненавистная семейная парочка ругаются посреди океана, где их осталось только двое. Это скала словно стала для них яблоком раздора, которое так внезапно упало им в руки. С минуту, Лена была не в силах отвести своего взгляда от проницательных голубых глаз мужчины, которые буквально кричали на грани безрассудства о том, что он боится её потерять. 
- Ничего не случится. Со мной…ничего не случится, если ты будешь рядом, - немного придя в себя, выдавила она в ответ, будучи пораженной до глубины души. – Я больше не могу. Я больше просто не выдержу. Я очень хочу на берег…Хочу, чтобы это всё закончилось…- чувствуя, как на глаза застилает прозрачная пелена горячих слез от отчаяния и безысходности, добавила она. 
- Я понимаю. Я всё понимаю, - тут же прикоснулся Виталий к лицу девушки, по щеке которой скатилась одна слеза. – Но я не могу так рисковать. Второго раза я не переживу, понимаешь? – чувствуя, как ставший ком горечи в горле мешает нормального говорить, добавил он. Сердце просто сходило с ума от страха и одной мысли о том, что он снова может всё потерять. Однажды он уже подверг страшной опасности близкого человека – свою жену, и это привело к её смерти. 
- Пусть всё это закончится…Пожалуйста, сделай так, чтобы всё это закончилось… - чувствуя, что больше не в силах держать себя в руках, сдалась Лена, содрогаясь от мелкой дрожи, глотая соленые слезы. 
- Лена… - выдохнул мужчина, прижав девушку ближе к себе, зарывшись пальцами в её светлых спутанных волосах. – Я очень люблю тебя… Ты даже представить себе не можешь, как сильно я тебя люблю… - внезапно произнес он горячим дыханием, чувствуя, как отчаянно бьется сердце в груди. Он просто не выдержал. Её слезы. Его отчаяние. Всё это просто перемешалось в один непонятный ком, который прочно засел у него в груди. И каждое слово, что он сейчас говорил, было истинной правдой. 
- Я…я думал, что больше никогда в жизни не смогу никого полюбить также сильно… Но вдруг появилась ты, и я понял, что могу. Могу! И даже ещё сильнее, - заглянув прямо в отчаянные зелёные глаза напротив, который она подняла к нему, слегка отодвинувшись, добавил Виталий, вырывая эти слова из самого сердца. Он говорил всё это с таким волнением и горячностью, что в его искренности просто невозможно было усомниться. 
Это горячее признание растопило замерзшее в этой пучине холода сердце Лены, которая была на грани сумасшествия от таких слов. Она была слишком потрясена, чтобы что-то сказать, поэтому она просто прикоснулась своими губами к его холодным губам в ответ. Нужна была всего одна искра, чтобы зажглась даже самая последняя сломанная и вымокшая спичка. Эти приятные мягкие покусывания согревали душу безумной взаимностью. И если бы всё это происходило в совершенно иной обстановке, она бы сейчас кричала от переполняющего её безграничного счастья. Она бы летала, расправив крылья вместе с ним с безумной улыбкой на лице. Но остро почувствовать то, насколько глубокими были эти чувства, можно было только здесь и сейчас. 
- Я люблю тебя…Я никогда и никого в жизни не любила так сильно, как тебя, - чувствуя, как пальцы мужчины слегка сжимают светлые пряди её волос на затылке, выдавила Лена, оторвавшись от его мягких губ. – Господи, что нам теперь делать? – с легкими нотами отчаяния и иронии, выдохнула она, не представляя, что будет, если они отсюда не выберутся. Если судьба лишит их возможности быть вместе и разлучит их навсегда. 
- Выбираться отсюда. И чем быстрее, тем лучше, - ответил Виталий, когда очередная огромная волна прошла через них, подбросив их ближе к скале. – Слушай меня внимательно, - немного отстранив от себя девушку, чтобы она запомнила каждое его слово и ничего не упустила, начал он, - нам нужна самая высокая волна, чтобы она подбросила нас, и мы могли ухватиться за скалы как можно выше и забраться наверх. Прыгаем воду по моей команде и плывем к скале. Я помогу тебе и буду держать тебя сзади. Ни в коем случае не оборачивайся и не возвращайся. Ты поняла меня? Если я отстану, ты должна будешь продолжить плыть, ясно? На счету будет каждая секунда, если ты вернешься, мы оба утонем. Не думай обо мне, думай только о том, чтобы успеть забраться на скалу, - твердым тоном произнес он, который не принимал никаких возражений. – Лена, ты должна пообещать мне, что, что бы ни случилось, ты не будешь пытаться меня спасти и не прыгнешь обратно в воду, - заглянув в самую глубину отчаянных зеленых глаз напротив, которые смотрели на него крайне взволнованным взглядом, добавил он. – Ты обещаешь мне? – понимая, что риск слишком велик, устремил он на неё требовательный взгляд своих пронзительных глаз. 
Несколько секунд Лена не могла оторвать взгляда своих глаз от лица Виталия, который просил её о невозможном. Она не сможет оставить его. Никогда. Она лучше утонет здесь вместе с ним, чем позволит пучине холодной бездны поглотить его с головой. 
- Обещаю, - сейчас он ждал от неё одного ответа, и она просто не могла его не озвучить, как бы сложно не далось ей это одно слово. 
- Хорошо, - с трудом выдохнул Виталий, отпустив девушку. Они вместе приблизились к самому краю, пропустив очередную волну. 
- Четырнадцать через шесть, - как только очередная волна разбилась вдребезги о скалы, произнес вслух Виталий. – Шестнадцать через десять… 
Лена даже не пыталась спросить у него, о чем эти цифры. Потому что она итак знала, что они означают. Он часто бормотал их себе под нос, когда они штурмовали волны на серфинге. Они означали высоту волн и время, через которое они обрушатся на берег. Он на глаз мог определить длину любой волны и никогда не ошибался. И она была уверена, что не ошибется и в этот раз. 
- Восемнадцать через тринадцать… Эта будет наша. Готова? – взглянув на девушку, спросил Виталий, который заранее знал, что ответ будет один. Получив уверенный кивок в знак согласия, он прыгнул в воду, помог ей слезть с плота и тут же подтолкнул вперед. У них было всего пятнадцать секунд на то, чтобы максимально приблизиться к скале, иначе они могут не дотянуться. Виталий знал, что делать, когда, он, развернув девушку спиной к себе, схватил её за талию, помогая ей плыть и продвигая её вперед. Его задача была в два раза сложнее – не отпускать её и не пойти ко дну самому. У него были сильные руки, и он был уверен в том, что у него всё получится. У него получится подкинуть её как можно ближе к скале на самом пике волны, чтобы она смогла забраться как можно выше. Он знал, на что идет, понимая, что шансов у них 50 на 50. 
- Я держу тебя, держу, - когда Лена панически начала дергаться, чувствуя, что начинает уходить под воду, тут же заверил её Виталий, приподняв. 
Они чувствовали, как огромная волна, нагнав их за три секунды, поднимает их выше уровня воды, заставляя сердца трепетать от страха. Она несла их вперед с такой скоростью, что казалось, ещё немного, и они врежутся в острые скалы. 
- У тебя будет всего один шанс! Давай! – услышала Лена взволнованный голос мужчины, который всё ещё оставался позади. – У тебя всё получится! – последнее, что успел произнести Виталий, прежде чем со всей силы подтолкнуть вперед и отпустить её. В зелёных испуганных и расширенных от страха глазах девушки отражалась неумолимо приближающаяся скала, о которую через какую-то долю секунды её ударит волна. Она даже не смела думать о том, что будет, если у них ничего не получится. У них просто должно получиться. Сердце отбивало сумасшедшие ритмы в груди от такого количества колкого адреналина. Казалось, сами вены превратились в электрические проводники и сейчас искрили высокими зарядами в несколько тысяч вольт. Момент столкновения неумолимо приближался, и она была к нему готова. На самом высоком пике волны, Лена, чувствуя, что находится достаточно высоко, вытянула руки вперед, когда мощным потоком воды её прибило к скале, за острые неровные выступы которой она смогла ухватиться своими цепкими пальцами. Тоже самое успел сделать и Виталий, но только чуть ниже. Их накрыло потоком холодной воды, которая вскоре рухнула обратно в бушующий океан, оставив их висеть посреди скалы. Мокрая одежда тянула вниз, но они держались, что было сил. 
- Умница! А теперь давай осторожно забирайся наверх! Только без резких движений, - сделав пару жадных глотков соленого воздуха, воскликнул Виталий, подняв голову к девушке, которую била крупная дрожь от того, что она сейчас сотворила. Вознемогая острую боль в левой ноге, она забралась наверх к самому отверстию, где можно было сесть и немного отдышаться. Следом за ней двинулся Виталий, который, оказавшись внутри, тут же устало лег на спину рядом с девушкой, все еще пытаясь прийти в себя. 
- Не могу поверить…Мы это сделали, - стряхнув с лица мокрые капли воды, выдохнул он, а после улыбнулся. – Ты слышишь это? – внезапно поднявшись, тут же добавил он, не веря своим ушам, когда его слуха донеслись отчетливые звуки вертолетной вертушки. 
- Мы спасены, - облегченно выдохнула девушка в ответ, закрыв свое лицо руками. 
В это было сложно поверить, но уже через каких-то двадцать минут они сидели в спасательном вертолете, завернутые в теплые пледы, прижимаясь друг к другу с улыбкой на лице. Еще через час они выходили из него, щурясь от яркого солнца навстречу Алексу и Лере, которые тут же бросились к ним с объятиями. Около пяти минут Новикова не могла выпустить подругу из своих объятий, не веря своему счастью. Хвала небесам, они оба живы! После этого их немедленно отправили в ближайший госпиталь. Их буквально засыпали потоком вопросов, на которые они просто не успевали отвечать. Они выжили, несмотря на законы природы. 

*** 
Мягкий солнечный свет проникал сквозь чуть приоткрытые жалюзи в палату, где на больничной койке вот уже почти целые сутки беспробудно высыпалась Лена, восстанавливая свои силы. На прикроватной тумбочке стоял скромный букет цветов, а столик буквально ломился от такого количества различный вкусностей и фруктов, которые к ней всё это время приносила Лера. 
- Алоха Кулемина! – буквально за секунду взорвалась хрупкая тишина в палате, стоило только в неё ворваться белокурой бестии по имени Лера. 
- Боже мой, Новикова! Прошу тебя не кричи, - повернувшись на спину, выдавила Лена, нехотя открыв свои глаза. – Что ты делаешь? Не трогай там ничего! – едва Новикова бросив свои пакеты посреди комнаты, бросилась к окну, чтобы открыть жалюзи, тут же протестующее воскликнула она. 
- Немного витамина Д никому не повредит! И что ты там бурчишь себе постоянно под нос? – сделав вид, что не заметила безнадежного вздоха подруги, которая тут же накрыла свое лицо подушкой, улыбнулась Лера в ответ. Она снова стала той самой весёлой и заводной Новиковой, которой была прежде. С её бескрайним оптимизмом ей понадобилось совсем немного времени, чтобы вернуться в прежнее русло и снова начать радоваться жизни. Она смогла пережить в себе недавнюю трагедию и продолжала двигаться дальше, несмотря ни на что. 
- Ох, чуть не забыла! Виталик просил передать тебе, что постарается заглянуть к тебе вечером, если ему удастся вырваться. У них там так много работы, просто жуть, - выдохнула Новикова, присев на край кровати и заметив, как устало опустились плечи Лены, которую эта новость, несомненно, расстроила. Вот уже два дня она безвылазно лежит здесь, не покидая кровати. Целые сутки она высыпалась, потом смогла немного прийти в себя, но чувство слабости по-прежнему её не покидало. Она хромала на левую ногу, у неё дрожали колени, и постоянно болела голова. Виталий, как и Лера, быстро пришел в себя, и тут же был призван на восстановительные работы по расчистке территории. До самой глубокой ночи они без продыху пытались вернуть своему городку прежний вид. Работы было очень много, и Лена это прекрасно понимала. За эти двое суток он навестил её всего один раз, и то она была утомлена настолько, что спала в это время так крепко, и не услышала его тихих шагов. Проснувшись, она обнаружила на прикроватной тумбочке букет свежих цветов и записку о скорейшем выздоровлении. Она всё время думала о том, что произошло тогда посреди океана, где они были только вдвоем. Она вспоминала его слова и, чем чаще они стучали в голове, тем больше ей казалось, что это был всего лишь сон. Что у неё помутнение рассудка, и она просто не в силах здраво мыслить. Что она всё это себе придумала, и всего лишь. Сердце томно стучало в груди от одной мысли о голубоглазом мужчине, которого ей так хотелось увидеть на своем пороге. Но этого не происходило. 
- Я разговаривала с твоей мамой. У неё всё в порядке, но она очень за тебя волнуется, - не дождавшись никакого ответа от подруги, продолжила Лера более серьезным тоном. Нет, они решили пока ничего не рассказывать своим родителям о том, что с ними произошло. Но новость о том, что на южную часть острова обрушилось цунами, облетело всю страну, и они были в курсе всего происходящего. Им удалось уверить родителей в том, что ущерб был небольшой, и с ними ничего не случилось, но те отчетливо твердили в ответ, что ждут их на родине в Москве и чем скорее, тем лучше. 
- И ещё… - осторожно добавила Лера, не зная, как сообщить Лене ещё одну немаловажную новость. – Я купила билеты. Мы вылетаем двадцать седьмого утром, - собравшись с духом, вымолвила она, затаив дыхание в ожидании реакции от подруги, которая не заставила себя ждать. 
- Что? – скинув подушку со своего лица, тут же выдохнула Лена, не веря своим ушам. – Но…это же… 
- Послезавтра, я знаю, - сказала Лера, взглянув на подругу, которую буквально трясло от волнения. Её губы дрожали, а в глазах отражалась неподдельная паника на грани со страхом. – Но, пойми, мы не можем больше ждать. Мы должны были вернуться пять дней назад. Родители волнуются, в кармане ни цента. Это ведь не может продолжаться бесконечно, - как можно спокойнее добавила Новикова, хотя сама была в полнейшем отчаянии. Она всё понимала, но ничего не могла с этим поделать. Они ведь не могут остаться здесь навечно. У них не осталось ничего кроме документов и единственной сумки. Там в тысячах километрах отсюда их ждет другая жизнь, которую им нужно продолжить. Родители, учеба, друзья и обязательства. Когда-нибудь это должно случиться. Они должны поставить точку. 
- Нам пора возвращаться, - окинув бледное лицо подруги беспокойным взглядом, вполголоса произнесла Лера, поджав губы от безысходности. Она видела, как в зелёных глазах напротив рушится целая Вселенная, но ничего не могла с этим поделать. 
- Да. Ты права, - через некоторое время выдавила Лена, понимая, что это факт просто невозможно отрицать. Они слишком затянули свой отпуск, который из трехнедельного путешествия превратился в настоящую катастрофу. Всё оказалось намного серьезней. Всего одна мысль о том, что ей придется расстаться с этим райским уголком и мужчиной, который перевернул всю её жизнь, причиняла нестерпимую боль. Но у неё не было другого выбора. 

Утро следующего дня для Лены началось с ужасающей головной болью. Получив документы о выписке, она собрала свои вещи и удрученно направилась к выходу, где её должна была ожидать Новикова, чтобы отвезти в отель, где был снят небольшой номер до завтрашнего утра. 
Вены нервно пульсировали в висках, голова раскалывалась пополам, в горле першило горьким привкусом лекарств, а солнце и вовсе раздражало своим присутствием. Она и без того задыхалась изнутри, но эта жара окончательно выбивала её из сил. Весь вечер она как дура прождала Виталия, меря палату нервными шагами, но он так и не пришел. Сердце замирало при каждом приближающемся шаге за дверью, но каждый раз кто-то просто проходил мимо или это просто была медсестра, пришедшая поставить очередной укол. Отчаявшись к полуночи, она рухнула на кровать, накрыв лицо подушкой и изо всех стискивая зубы в приступе отчаяния. 
Толкнув входную дверь больницы в приступе неведомого раздражения, Лена вышла на улицу. Её глаза лихорадочно искали кудрявую шевелюру Новиковой, пока она спускалась вниз по лестнице, но то, что она увидела в следующую секунду, заставило её резко остановиться. Причиной тому был высокий голубоглазый мужчина, который случайно попал в поле её зрения. Его темные волосы были немного растрепаны, белая майка идеально подчеркивала загар и крепкую мускулатуру, а голубые глаза цвета лета смотрели с каким-то легким интересом. Он стоял возле какого-то незнакомого темного автомобиля, как ни в чем не бывало. Словно всё так и должно быть. 
- Привет, - вполголоса приятным бархатным тоном произнесли губы Виталия, когда он первым сделал шаг навстречу и одарил её одной из своих самых ослепительных улыбок. 
- Ты? Что ты здесь делаешь? – тут же непонимающе воскликнула Лена, которая была просто поражена такой неожиданностью. Ведь она шла сюда с полной уверенностью увидеть свою верную подругу, но вместо неё оказывается мучитель её сердца и мыслей, который стоит здесь перед ней весь такой привлекательный и самоуверенный. 
- Лера попросила подменить её. Алекс повез её в город на последний тур по сувенирным магазинам, - непринужденным тоном ответил он, улыбаясь глазами девушке, которая смотрела на него с каким-то недоверием. – Прости, что не смог вчера навестить, - после немного затянувшейся паузы, добавил мужчина, заметив, как она тут же отвела свои глаза. – Я помогу, - тут же забрал он из рук девушки небольшую сумку, которую она до этого нервно сжимала своими пальцами. 
- Лена, - заметив, что она всё ещё отказывается смотреть в его сторону, поджав губы, позвал Виталий её по имени. – Посмотри на меня, - добавил он таким нежным тоном, что её сердце буквально подскочила в груди. Нет, это просто выше её сил! 
Не выдержав, Лена подняла к нему свои зелёные глаза с глубоким отчаяньем внутри, встретившись с ним взглядом. Душа буквально рвалась наружу, когда его пальцы с такой приятной легкостью коснулись её лица. Теплый ветер небрежно всколыхнул челку девушки, когда Виталий коснулся её мягких губ своими нежными укусами. Агония вмиг вспыхнула в груди Лены с одной единственной искры. И пусть это был всего лишь короткий невинный поцелуй, его горячее дыхание оставило горячие ожоги на её губах. И это был знак. 
Она не могла отделаться от этого жгучего чувства даже когда села рядом с ним в машину. Не могла прийти в себя, когда она уже ехали по дороге, становясь всё дальше и дальше от здания госпиталя. Была не в силах собраться с мыслями, когда он что-то говорил о восстановительных работах в городке. Его голос отрывисто и отдаленно звучал где-то на заднем фоне. Она слышала лишь громкие удары собственного сердца, которое буквально вырывалось из груди. Она не видела дороги – перед её глазами пролетала череда воспоминаний. Вот она сходит с трапа вместе с Новиковой в аэропорту, едет в такси, восхищаясь местными пейзажами, врывается в гостиницу и тут же бежит на пляж. Вот она в белом купальнике пробегает по песчаному пляжу мимо двух мужчин, которые что-то весело обсуждали, а потом тонет глубоко в океане, но еще глубже в голубых глазах мужчины, которые вытаскивает её из воды. Она тонула в них на протяжении всех этих дней, и готова тонуть в них целую вечность. Воспоминания одно за другим захлестнули сознание девушки, которая буквально задыхалась в этом круговороте кадров. Его глаза, руки, улыбка, голос, кожа, поцелуи – нежно, робко, страстно, откровенно. В бескрайнем океане, на песчаном берегу, в его постели, в машине, в его власти. Пальцы, утопающие в мягком песке, соленый океан, касающийся ног, его приятные касания и дрожь в теле… 
- Останови, - внезапно слетело дрожащим голосом с губ Лены, которая даже сама не до конца осознавала, что произносила всё это вслух. Её просто одолевала невыносимая лихорадка, и она была просто не в силах с этим справиться. 
- Останови сейчас же! Прошу! – громче воскликнула она на вопросительный взгляд Виталия, который был совершенно растерян таким поведением девушки. Резко свернув на обочину, он остановил автомобиль, из которого она тут же выскочила, как из горящей бани. 
- Что-то не так? Ты плохо себя чувствуешь? – бросился вслед за ней мужчина, который просто не знал, что и думать. 
Сделав несколько торопливых шагов в обратную сторону вдоль дороги, Лена схватилась за голову, провела ладонями по бледному лицу, сжав дрожащими пальцами пряди светлых волос. Потом остановилась, и опустив руки, повернулась в сторону Виталия, который уже своими встречными шагами сокращал расстояние между ними. 
- Я завтра улетаю, - вырвались из неё слова, которые отравляли душу, путали мысли, вызывали панику и страх. 
Несколько секунд Виталий молча вглядывался в зелёные глаза девушки, которые буквально молили о пощаде. Они неистово кричали от отчаяния, а в черных зрачках буквально рушились воздушные замки. 
- Я знаю, - вполголоса произнес он два слова, которые буквально выбили почву из-под ног девушки. Он знает. Знает! И как спрашивается, зная всё это, он может так спокойно улыбаться, говорить о всякой ерунде и делать вид, что всё в порядке. 
- И ты так спокойно об этом говоришь? – не выдержав, выдохнула Лена, не понимая, как он может оставаться таким хладнокровным. – Летим со мной, - после пятисекундной паузы, тут же добавила она с отчаяньем. – Летим со мной, прошу тебя! Ты ведь так давно не был в Москве! Погуляем по старому Арбату…Я покажу все свои любимые места. Снова вспомнишь, что такое снег… Я буду рядом. Я смогу быть рядом с тобой! – с горячностью восклицала она, цепляясь за хрупкие края надежды. 
Она не знала, что ей делать. Не могла представить себе, что будет делать без него. Понятия не имела, как жить дальше. Она готова была сделать всё что угодно лишь бы остаться рядом с ним. Она не сможет остаться на острове – это Лена знала точно. Она не может бросить любимых родителей и неоконченный университет и перебраться на другую часть земного шара. У неё нет ни денег, ни оплаченной визы с правом на проживание, ни образования, ни работы. Здесь у неё нет ничего кроме единственного человека, которого она любит всем сердцем. 
- Я не могу, - внезапно произнес Виталий в ответ, смотря прямо в отчаянные зелёные глаза напротив, в которых целый мир рухнул в пропасть, разбившись вдребезги. – Прости, но я не могу, - заметив, как глаза девушки стремительно начинают наполняться горячими слезами, с трудом выдавил он. 
- Ты…не можешь… - полувопросительным тоном, но больше как утверждение, дрожащим голосом повторила Лена, не веря своим ушам. 
Сердце разрывалось от боли в груди от услышанных слов, которые били в самое уязвимое место. Он не может бросить свой чертов остров ради неё, но ради Изабель бросил всё и перебрался сюда. Получается, что сила его притяжения к ней не так сильна, как к его бывшей жене. Это было подобно предательскому удару в спину острым металлическим ножом. И этот острый нож, пронзивший сердце насквозь, заставил её на мгновения закрыть свои глаза и сдвинуть брови от невыносимой боли.
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (законченные) » Лена » Спасатель (ВАЛТ)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: