Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Давай Просто Умрем - 2 (ВАЛТ)
Давай Просто Умрем - 2
БестияДата: Среда, 10.08.2011, 21:18 | Сообщение # 1
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Муза - непостоянное явление.

слушать для того, чтобы чувствовать:
http://prostopleer.com/search?....catcher

***

Кроваво-красный рассвет холодного утра утонул где-то за далеким горизонтом, оставив после себя лишь сырость и мокрый пепел, которому больше не суждено вспыхнуть ярким пламенем огня. Запах сырой земли смешался с ледяным отчаянием, витавшим в воздухе, где сотни людей несли с собой траур и оставляли после себя следы на мокрой траве.
Черные туфли, платья, костюмы, сумки, перчатки и шляпы – всё это смешивалось в одну однородную массу чёрной печали. Они несли в руках по паре алых роз, которые вскоре должны были уйти под землю вместе с дубовым лакированным гробом, располагающимся рядом со свежим надгробием. И только несколько черно-белых фотографий с черной лентой на уголке могли составить полную картину об умершей девушке, сердце которой перестало биться в самый знаменательный день в её жизни.
Но кто бы мог знать, что если они хоть на секунду заглянут в обшитый бархатной тканью гроб, то не увидят там то, что ожидают увидеть. Они не увидят там бледную кожу девушки со светлыми волосами в белом свадебном платье, как не увидят её рук, неподвижно сложенных на груди, не увидят её синих мертвых сжатых губ и закрытых глаз. Только пустоту.
Пустоту, которая сейчас целиком и полностью заполняла душу «виновницы» этого торжества, что стояла неподалеку от всего шествия, наблюдая за тем, как люди выстраивают вокруг её фотографий горку свечей, свежих цветов и сухих венков.
- Это ужасно, - сильнее сжав руку мужчины, едва слышно произнесла Лена, чувствуя, как горло сдавливает невидимый комок горечи.
Её душа буквально разрывалась на две части. Вроде бы она здесь, и вроде бы её здесь нет. А может, она и вправду умерла? Может её сердце и правда остановилось, оставив только холод, который сейчас мелкой дрожью пробирался под кожу. Может от неё осталась только тень. Тень, в которой больше никто и никогда не увидит той дерзкой и успешной модели, что бесчисленное количество раз красовалась на обложках различных журналов. Единственное, что ей нужно было сделать, чтобы избавиться от этого тошнотворного избытка внимания, вездесущих фотографов, фотосессий и журналистов, это просто умереть.
- Да. Я знаю, - крепче сжал Виталий плечо девушки в ответ, поцеловав её в висок.
Трудно было передать всё, что он чувствовал сейчас в эти самые секунды, зная, что на самом деле она жива и невредима и сейчас стоит рядом с ним. Это мучительно знать, что всё плохое осталось позади, а всё самое ужасное только начинается.
Оно уже началось с того самого момента как она очнулась у него в квартире после долгих попыток привести её в сознание, вытащить из этого бредового состояния, в котором она безостановочно шептала всего три слова «Я его убила. Я его убила. Я его убила». Ему потребовалось немало усилий, чтобы убедить её в обратном. Чтобы она поверила в то, что монстр всё ещё жив, и она промахнулась, а если быть точнее, то он просто облажался, согласившись вытащить этого ублюдка из леса.
- Нет, ты не знаешь о чем говоришь! Я выстрелила в него! Прямо в грудь! И он…он… - кричала ему о своем Лена до тех пор пока он не схватил её за плечи, прижав к стене.
- Очнись, Лена, он жив! И если я не прав, то в меня стрелял его призрак!
И только после этих громких слов звенящим от злости голосом она заметила кровоточащую рану в его плече, которая заставила целую волну страха прокатиться внутри.
Запах свежей крови не на своей одежде быстро вернул ей рассудок. И как они двое раненных, растерзанных и усталых смогут убежать от собственной судьбы, которая теперь целиком и полностью была в руках сумасшедшего тирана.
- О Боже. Он убьет нас. Убьет нас обоих, - не переставала повторять она после, даже боясь представить себе самые страшные предсмертные муки, которые он может им устроить.
Лишь многочасовые внушения Виталия о том, что всё ещё может быть хорошо и его глубокое ранение ещё не скоро позволит ему встать на ноги, что они сбегут от всего этого, смогли её немного успокоить. Но всё это продлилось крайне недолго. До тех пор пока в её руки, два дня спустя не попала газета, на первой полосе которой сообщалось о дате похорон «знаменитой модели, ушедшей из жизни на самом пике своей карьеры».
Но это оказалось только маленькой частью того, что заставило её вскипеть от ярости. Это фотография мужчины с черно-карими глазами, которые смотрел на неё своим звериным взглядом. Если верить журналистам, ему все-таки удалось перевернуть историю в свою пользу. Смерть любимой невесты, которую он до последней секунды держал в своих руках. Это было запланированное нападение неизвестных наемников, пришедших со стороны врага, в результате которого она погибла, а он смог каким-то чудом выжить. И теперь просто не знает, как жить с этим горем дальше. На вопросы о том, кому же понадобилось устроить кровавый расстрел прямо в день свадьбы, олигарх просто неопределенно пожимал плечами, отвечая – завистникам. Да он просто выставил себя перед всеми героем-страдальцем, который буквально загибается от мысли о том, что «Я остался жив, но её больше нет». Что сказать, средства массовой информации просто не на жизнь, а на смерть бились за право взять у него интервью, узнать всё во всех подробностях, тем самым поднимая рейтинг Бехтерева просто до небес. О таком он и не мечтал.
После этого мысль побывать на собственных похоронах преследовала её каждую секунду. И сколько бы Виталий не отговаривал её, говоря, что это слишком опасно, ему пришлось сдастся.
Она просто должна была увидеть всё своими глазами. Гроб, людей, цветы, последнюю молитву и слова прощания. И пусть её никто не видел за покровом черного капюшона, она же видела всех и каждого.
Видела печальные улыбки на лицах, видела безразличие, с которым относились некоторые ко всему происходящему. Видела единственные и искренние слезы матери, которая не могла скрыть своего горя, как и отец, который в силу своего тяжелого состояния не мог подняться со скамьи, не в силах поверить во все происходящее и шепча про себя лишь «Девочка моя».
Слезы сами собой полились по щекам от невыносимой боли, которая поселилась в груди от одной мысли о том, что они страдают понапрасну. Что она жива, и они могут увидеть её, если обернуться хотя бы на мгновение. Ещё ни разу за все двадцать лет она не видела своих родителей такими несчастными, и это било до самой глубины сердца. Понимание того, что её смерть принесет им много страданий, к которым ещё прибавятся назойливые журналисты. Они будут караулить их днем и ночью в попытках заглянуть за черную сторону вуали, за которую они надолго спрячутся.
Однако эта светлая горечь быстро сменилась на черную ярость, стоило ей только увидеть Андрея, который преспокойно обнимал её мать, поглаживая её по спине и успокаивая какими-то словами утешения.
- Мерзавец! Да как он смеет! – не сдержавшись, дрожащим от переполняющей её ненависти голосом воскликнула Лена, вырвавшись из объятий мужчины и уже сделав полшага в сторону своего врага.
- Нет, Лена! Нельзя этого делать! Нельзя, чтобы он понял, что ты здесь. Ты можешь сделать только хуже, - не медля ни секунды, тут же остановил её Виталий, развернув мокрое от слез лицо девушки к себе. – Да он скорее уложит здесь всех присутствующих, чем допустит, чтобы все узнали правду.
Он видел по одному взгляду её глаз о чем она думает. И он понимал её чувства. Это было бы крайне эффектно, если бы она сейчас скинула капюшон и первой бросила горстку земли на свою собственную могилу, насладившись необъятным ужасом присутствующих, первым из которых был бы сам «убийца». Но это было слишком опасно, учитывая неустойчивую психику его бывшего жениха.
- Нас больше нет. Для всех нас просто нет, понимаешь, - смотря прямо в беспокойные зелёные глаза напротив, произнес Виталий, зная, что это не распространяется только на одного человека. Только для одного человека они были по-прежнему живы, и он находится здесь, рядом с ними. И в эту самую секунду взгляд его темных глаз исподлобья был устремлен в сторону парочки, которая стояла на холме неподалеку.
- Я отомщу ему. За всё! – чувствуя, как слезы отчаяния постепенно начинают высыхать, и на смену им приходит лютая ненависть, выдавила Лена сквозь крепко сжатые зубы, отчетливо давая понять, что просто так она это дело не оставит. Он заплатит за все эти страдания, которые причинил не только ей, но и её семье. Если, конечно же, он не найдет её раньше.


 
БестияДата: Суббота, 03.09.2011, 20:59 | Сообщение # 2
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

- Лена, сейчас не время лезь в печку! Прошу тебя давай просто уедем! – едва поспевая за девушкой, которая первая вломилась в его квартиру, подобно урагану сметая всё на своем пути, воскликнул Виталий ей в спину.
- Я же сказала – нет! Я не собираюсь подаваться в бега, пока этот падонок вьется возле моих родителей! Я не готова идти на такие жертвы! – даже не обернувшись, с вызовом бросила Лена в ответ.
- А я не готов увидеть на кладбище ещё одну могилу с твоим именем! – резко схватив девушку за руку, развернул Виталий её к себе лицом.
Его голубые глаза с нескрываемым отчаянием пытались отыскать в её темных глазах напротив хотя бы капельку понимания к его чувствам, которые буквально разрывали душу на части. С колкой болью с левой стороны груди.
И как можно оставаться таким спокойным, когда она напрямую ранит его словами, крича о том, что не пойдет вслед за ним. Не сожмет его протянутую ладонь, а просто отвернется. Она всё время твердила лишь об одном – о том, что будет бороться за свободу, и при этом не брала в счет чувства мужчины, который всеми силами пытался убедить её, что вместе они справятся.
Но это «вместе» делилось ровно пополам на каждого из них по отдельности с тех самых пор, как он нашел её на лестничной площадке в рваном свадебном платье. Она только и делала, что рушила эти тонкие грани, не подпуская хоть немного ближе. Всё время о чем-то подолгу думала и ни разу за всё это время не позволила ему прикоснуться к себе своими теплыми губами в осторожном дыхании.
И в заключении он начал ловить себя на мысли о том, что все эти ночные карусели с её вечными побегами начали заметно бледнеть на фоне нефильтрованной злости, которая то и дело читалась в их глазах. Да, больно. Да, в сердце воткнут очередной гвоздь. Но всё это становилось абсолютно бессмысленным, стоило только ему подумать о том, что ей угрожает серьезная опасность.
Несколько секунд она внимательно всматривалась в лицо мужчины, который когда-то в этом же самом коридоре с тем же отчаяньем умолял её не выходить замуж за другого, а после безжалостно выставил за дверь со словами «Пошла вон!». И повторять эту картину ей сейчас совсем не хотелось, тем более учитывая сложившиеся обстоятельства.

- Я не могу. Не могу их оставить, - более спокойным тоном произнесла Лена в ответ. Признаться честно, она даже не знала, что для неё это настолько важно. Ведь раньше родители были для неё чем-то отдаленным и непостоянным.
Она редко радовала их своим присутствием, пропуская все семейные рауты, просто присылала им открытки на праздники, которые своим сухим содержанием печатных букв и без личной подписи более чем говорили о том, что у их дочери есть дела поважнее. И даже если приходила в гости, то для короткого разговора, прерываемого каждые пять минут телефонными звонками «важных» людей.
И только сегодня, увидев их горе и страдания, она поняла, что её сердце неспокойно реагирует на их слезы, обливаясь кровью, будто бы она и, правда, умерла. И ей выпала бесценная возможность увидеть со стороны искренность их чувств после её смерти. Теперь она боится потерять их. Боится, что с ними может что-то случится. Что Бехтерев найдет способ надавить на неё побольнее, взявшись за её родителей.
- С ними ничего не случится, я уверен. Он и без того причинил им нестерпимую боль твоей смертью. Не думаю, что может быть что-то хуже, чем это, - немного смягчившись под действием взволнованного взгляда девушки, произнес Виталий, ослабив свою хватку.
- Да…Просто этот человек…Он способен на всё, понимаешь? Это самый жестокий тиран, которого я только видела, - чувствуя, как с каждым словом дрожь в голосе становится всё более заметной, выдавила Лена сквозь горький ком в горле от одних воспоминаний о тех самых страшных неделях в её жизни. – Это ужасно, - не в силах сдержать навернувшиеся на глаза горячие слезы, тихо всхлипнула она, тут же почувствовав, как мужчина прижимает её в своей груди, пытаясь успокоить.
- Я знаю, - чувствуя, как его кофта понемногу начинает пропитываться её солеными слезами в перерывах между обжигающими вздохами, полушепотом произнес Виталий, зарываясь пальцами в светлых волосах девушки. – Он больше никогда не сделает тебе больно. Обещаю.
И этот бархатный тон его голоса, теплые объятия, заботливые прикосновения, запах и приглушенные удары его сердца действовали на неё сильнее любых слов. В эти самые секунды ей хотелось, чтобы это всё длилось целую вечность. Хотелось просто закрыть глаза и ни о чем не думать. Представить, что во всем мире остались они одни. Что всё будет хорошо. И он всегда будет рядом.
Она боялась, и на то были весьма веские причины, которые с удвоенной силой начали мучить сознание мужчины, когда он отправился на кухню за стаканом воды для Лены, которую он оставил на диване.
Если бы он только мог сделать так, чтобы она забыла о всех страхах, чтобы снова начала улыбаться и засыпать со спокойствием на душе. Если бы он только смог убедить её уехать из города, чтобы замести за собой следы и пропасть на некоторое время ото всех. Чтобы снова начать дышать полной грудью и набраться немного сил. Если бы он только мог.
И все эти «если бы» сложились в одну упаковку таблеток, которые попались на глаза Виталию, когда он открыл кухонный шкаф в поисках успокоительного.
 
БестияДата: Понедельник, 03.10.2011, 13:17 | Сообщение # 3
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Дождь. Лес. Деревья. Земля. И снова этот запах крови на её руках. Вот только на этот раз они поменялись местами, и теперь в её груди была пробита дыра. Громкий выстрел резко пролетел в голове, и Лена тут же резко открыла глаза. Сердце гулкими ударами стучало в груди, голова кружилась, а перед глазами стояла белая пелена тумана. Прошло несколько минут, прежде чем она поняла, что лежит на мягкой кровати, укутавшись в теплое одеяло. На ней больше нет этого тянущего вниз мокрого платья, больше нет красных пятен крови, нет этого жуткого запаха сырости и капель дождя. На ней была одета чья-то клетчатая рубашка, которая была вдвое больше положенного, и от неё пахло чем-то знакомым. Пробежавшись взглядом по деревянным стенам, шкафам и тумбочкам, она остановила свой взгляд на закрытой двери. Схватившись за голову, которая буквально раскалывалась пополам, Лена села в кровати, пытаясь понять, что вообще происходит, где она находится и где Виталий. Ведь она помнила, что они были в его квартире. Кажется, она злилась, а он пытался её успокоить, а потом… Потом она выпила принесенное им лекарство и больше ничего не помнила.
Скинув с себя одеяло, девушка тут же встала с кровати и босыми ногами направилась прямиком к двери, за которой оказался небольшая гостиная. Оглянувшись вокруг, она только сейчас поняла, что находится в каком-то незнакомом ей доме, но вот как она сюда попала, для неё оставалось большим вопросом. Изрядно потертые полы, старая мебель, пыльные занавески…Это место больше походило на заброшенный деревенский сарай, чем на жилое помещение. Такие места Лена посещала крайне редко, а если быть точнее, то никогда. Никогда в жизни её драгоценные туфли, стоящие втрое дороже, чем это скудное сооружение не перешагивали порог такого убожества.
Чувствуя, как у неё внутри закипает настоящая истерика, она, миновав перекошенный шкаф с навешанными в нем старыми вещами, со всех ног бросилась к входной двери, распахнув которую тут же практически слетела вниз с лестницы. Благо чьи-то сильные руки успели её подхватить в тот самый момент, когда уже собиралась было свалиться на землю.
- Осторожней! Так ведь и ноги переломать недолго, - донесся до слуха девушки знакомый бархатный голос, когда она, подняв глаза, увидела перед собой Виталия, который уже успел поставить её на холодную ступеньку лестницы.
Окинув взглядом мужчину, одетого в растянутую полосатую тельняшку и запачканные краской джинсы, Лена поняла, что того совсем не смущает тот факт, что они находятся неизвестно где.
- Что здесь происходит? – посмотрела она на него взглядом, требующим немедленных объяснений. Ведь это явно его рук дело, раз он стоит тут перед ней такой спокойный и как всегда невозмутимый.
- Здесь – ничего, - отпустив девушку, которую ранее придерживал за талию, произнес Виталий в ответ. – Ты бы вернулась пока в дом, а то холодно. А меня там дрова ждут, - невозмутимым тоном добавил он, словно это было самим собой разумеющимся. Дом, крыльцо, это место и дрова.
- Ты ничего не хочешь мне рассказать? – окончательно убедившись в том, что это всё проделки Виталия, тут же воскликнула Лена, чувствуя, как непроизвольно начинает повышать тон.
- Нет, - тут же последовал ответ, после которого мужчина поспешил скрыться на другой стороне двора.
- Эй! Я кажется, с тобой говорю! – буквально вспыхнула девушки от такой бессовестной наглости. Где это только видано!? Поворачиваться к ней спиной во время разговора! Натянув на ноги ближайшие резиновые сапоги, что стояли у порога, она быстрыми шагами направилась вслед за мужчиной, сжимая руки в кулаки. И с каждым шагом во внутреннюю часть двора ей всё больше казалось, что это просто какой-то дурацкий сон. Её взгляд то и дело ловил мелькающие детали –тусклые окна дома, обшарпанные стены, колодец, покосившийся сарай, разбросанные по участку ведра и более того кудахтающие куры, которые вскоре облепили её со всех сторон. Она просто не верила своим глазам. Не верила в то, что у неё может быть что-то общее с этим ужасным местом.
- Зачем ты меня сюда привез?! – выпалила Лена прямо в спину мужчине, который был уже на полпути к сараю, заставив его остановиться своим напряженным криком. – Это не честно! Мое место там, а не здесь! Ты даже не спросил у меня, хочу ли я этого вообще! – впившись своими темными глазами в лицо Виталия, который уже успел повернуться, на грани паники впала в истерику девушка. Злилась, она ужасно злилась на него за то, что тот так несправедливо с ней обошелся. Она не хотела уезжать из города, не хотела терять из вида родителей и Андрея, руководствуясь выражением «Врагов нужно держать у себя под боком».
- Потому что я знал, каков будет твой ответ! Остаться там это всё равно, что приставить дуло пистолета к собственному виску и ждать, пока кто-нибудь спустит курок! – с песчинки пороха завелся Виталий, чувствуя, как что-то едкое начинает грызть его изнутри. – Я, конечно, понимаю, что это не те хоромы, в которых ты привыкла жить! Но главное это то, что здесь ты в безопасности, - смотря прямо в её горящие зеленые глаза напротив, раздраженно выдавил он, видя её неприязненное отношение ко всему, что здесь находилось. Да, здесь не было королевского трона, на котором она привыкла сидеть. Никакого намека на какую-нибудь хотя бы маленькую роскошь. Серо, банально и просто.
- Так значит таков твой план? Просто переждать бурю и остаться здесь?! Ты просто хочешь растянуть время! Вот только этим ничего не изменишь! Он всё равно найдет нас! Но знаешь, по мне так лучше рано, чем поздно, - звенящим от злости голосом, бросила она в ответ, заметив, как похолодели его голубые глаза, которыми он буквально буравил её насквозь.
- Отлично! Так, по-твоему, проще просто сдаться? Может я и пытаюсь растянуть время, но только ради того, чтобы не потерять тебя! – чувствуя, что доходит до крайней точки кипения, не выдержал Виталий таких острых копий в свою сторону. Она только и думала лишь о том, как бы поскорее столкнуться лицом к лицу со своим врагом, при этом даже не думая о последствиях. Она не думала о том, что по сравнению с его убедительным статусом её ненависть сейчас ничего не значит. Как не думала о том, что будет с Виталием, если она сделает, хотя бы один неверный шаг. Его сердце просто-напросто разорвется на части! Она всё время рвалась вперед к самому краю пропасти и только его руки удерживали её, не давая прыгнуть туда, откуда она больше может не вернуться. Иногда ему казалось, что она просто не понимает всего масштаба опасности, которая терзала его душу. Здесь необходимо взвешивать каждый даже незначительный шаг, ибо враг слишком силен и любое нерешительное движение может стать последним.
С минуту они просто смотрели друг на друга, обдумывая всё вышесказанное. Она и, правда, слишком увлеклась мыслями о мести, позабыв о чувствах мужчины, который готов был с головой броситься в пылающую агонию ради неё. Ненависть оказалась сильнее хрупких чувств, затмив их черной яростью. Он ведь хотел как лучше, а она набросилась на него подобно разъяренной тигрице, готовой перегрызть горло любому, кто встанет на её пути.
- Оденься. Можешь взять что-нибудь из старых вещей моей бывшей жены там, в шкафу, - немного успокоившись, произнес Виталий, когда очередной холодный порыв осеннего ветра, всколыхнул светлые волосы девушки.
- Твоей…кого? – тут же переспросила Лена, словно надеясь, что ей это послышалось. – Ты что был женат?! – чувствуя, как к ней начинает возвращаться злость, крупными дозами отравляя кровь, воскликнула она, не веря своим ушам.
- Да, - будничным тоном, ответил Виталий, не понимая, почему это вызывает у нее такую бурную реакцию.
- Почему ты мне об этом никогда не говорил?! – нетерпеливо выпалила девушка на его короткое «Да», казалось, ещё немного и она просто захлебнется собственным негодованием.
- Может потому что ты меня никогда не спрашивала. А может, потому что тебе это было не интересно. Или потому что тебе от меня было нужно совсем другое. Странно, не правда ли? Я знаю о тебе практически всё, начиная от марки сигарет, которые ты куришь и, заканчивая точным расположением деталей в капоте твоего автомобиля. А ты обо мне совсем ничего, - слово за словом этим равнодушным тоном застал он девушку врасплох. – А теперь задай себе главный вопрос – кто в этом виноват?
Его холодные голубые глаза смотрели на неё с каким-то укором в глубине черных зрачков, от взгляда которых её кожа покрывалась тонким слоем ледяного инея.
Он знает о ней всё. От точного расположения родинок на её теле до количества мелких царапин на бампере её красной Ауди. Он с закрытыми глазами может ответить на любой вопрос о ней и при этом ни разу не ошибется в своих ответах.
Они редко разговаривали, и она никогда не думала о том, чем живет этот мужчина, который растопил её сердце, расколов на части каменный ледник, что раньше был у неё в груди. Она появлялась на пороге его квартиры с безумным блеском в глазах в желании снова испытать это неземное удовольствие на старом скрипучем диване. Секс, секс и снова секс. Между ними была только кровать, в которой ей было попросту некогда думать о его жизни. Она была настолько увлечена своими желаниями, что не замечала как с головой уходит в этот омут приятных ощущений, кроме которых ей больше ничего не было нужно. Она вела себя как бесчувственная эгоистка, которая считала, что не стоит забивать голову лишней информацией о ненужных людях.
Она просто получала от него то, что ей было нужно, и уходила, нередко забывая попрощаться.
 
БестияДата: Пятница, 02.12.2011, 15:20 | Сообщение # 4
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

- Мне плохо. Мне очень плохо, - вот уже несколько минут безперестанно повторяла Лена, лежа на кровати и прижимая ко лбу набитый льдом мешок.
Кажется, за последние полчаса мир сошел с ума. Резко развернувшись после их короткого разговора она, гордо вскинув подбородок, бросилась обратно в дом, не выдержав такой тяжелой правды из уст Виталия. Она так торопилась скорее скрыться с его глаз, что даже не заметила зияющую дыру в деревянном полу по дороге на кухню. И поэтому несколько секунд спустя эта звенящая тишина взорвалась криком девушки, которая буквально провалилась в погреб. Помощь подоспела незамедлительно в виде крепких рук мужчины, который быстро вытащил её оттуда. И вот теперь она вся такая бедная и несчастная лежит на кровати с шишкой на лбу и разодранными коленями, проклиная всех и вся.
- Прости, это я забыл его закрыть, - смотрели Виталий на неё виноватыми глазами, наблюдая за тем, как девушка томно вздыхает со страдальческими муками на лице.
- О, теперь мне значительно полегчало! – не понимая, чем это может её утешить, тут проскрипела Лена сквозь зубы.
- Между прочим, я мог бы и там тебя оставить, - уверенно вставил Виталий, снова начиная заводиться. Нет, вы только посмотрите на неё! Он бежит спасать её по первому же зову, а она ещё лежит здесь и недовольствует, вместо того, чтобы просто сказать «Спасибо».
- Между прочим, я не просила тебя меня оттуда вытаскивать. Я бы и сама выбралась, - закатила глаза девушка, словно это было также просто, как съесть шоколадку.
- Отлично! В следующий раз я так и сделаю! – возмущенно фыркнул Виталий, чувствуя, что ещё немного, и он просто взорвется от этой непозволительной наглости с её стороны. – Ну, раз уж ты такая самостоятельная, то я так думаю, что приготовить ужин не составит тебе никакого труда, - разведя руками в разные стороны, словно это было самим собой разумеющимся, добавил он.
- Что?! Эй, ты куда?! – тут же взъерепенилась Лена, приподнявшись с кровати, когда мужчина уже собирался было уйти и оставить её одну.
- На работу. Здесь есть автосервис неподалеку, им вроде механик нужен. А ты сиди дома. Да, и если соберешься пожарить картошку на ужин, не забудь, её сначала выкопать и почистить. Если ты, конечно, вообще знаешь, как она выглядит, - обернувшись, ответил Виталий, как ни в чем не бывало, чем вызвал очередную волну негодования со стороны девушки, которая была просто вне себя от злости. Да он просто над ней издевается!
- Да пошел ты! – со злости бросила Лена, швырнув в сторону этого нахала свою «лечебную» примочку изо льда.
С этого самого момента жизнь известной русской модели Елены Третьяковой превратилась в настоящий ад. Мало того, что она практически не покидала стены ненавистного ею дома, так ей ещё и приходилось брать на себя всё хозяйство по нему, так как Виталий целыми днями пропадал в своем сервисе, возвращаясь под вечер усталым и вымотанным в одежде насквозь пропахшей машинным маслом. Сначала Лена пыталась всячески противиться попыткам мужчины приучить её готовить еду и хотя бы немного прибираться в доме, но он был слишком умен. Ввалившись как-то одним вечером домой, он сразу же свалился к ней на кровать, на её белоснежно чистые простыни в своей по-свински грязной одежде. Сказать, что она была вне себя от ярости, это вообще ничего не сказать. Мало того, что от него несло смесью бензина и других машинных масел, так он ещё лез к ней обниматься. Так ей пришлось через пень колоду подружиться со стиральной машинкой, которую она заправляла каждый день в виду упрямости мужчины, который раскидывал свои грязные вещи по комнате. Потом он начал возвращаться домой с пустыми руками, а не с пакетами еды с соседних забегаловок, как это бывало раньше. Революция была просто кошмарная. Убедив себя, что просто так она не сдастся, первое время Лена пыталась держаться, не обращая внимания на причитания мужчины о том, что он до смерти голоден. Она знала, что он просто хочет одержать над ней очередную победу, которая на этот раз станет её. Но не тут-то было. Поняв, что её так просто не сломаешь, Виталий приступил к плану Б, по которому он приходил домой со свежими пирожками, купленными в столовой. Разваливаясь на старом кресле перед телевизором, он прямо у неё на глазах нагло пожирал продукты быстрого приготовления, даже и не думая делиться. После ТАКОГО ей просто пришлось сдаться через пару дней, когда желудок был уже не в силах переваривать сырые огурцы из огорода. В итоге счет был 2-0 в пользу Виталия, которого это только веселило. Хотя, признаться честно, ничего сексуальнее, чем Лена на кухне за плитой, он себе и представить не мог.
Все их разговоры сводились к одним бесконечным ссорам. Они ссорились практически из-за всего. Из-за неубранной кровати, подгоревшего завтрака, грязной одежды, незатопленного камина, законченной воды, пустого холодильника, отсутствия сигарет и какого-либо понимания. Её ужасно злило его прямое безразличие, когда она пыталась ему что-то втолковать, а он, как ни в чем не бывало, разваливался в своем старом кресле, раскидывая носки в разные стороны с бутылкой пива в руке. Его просто бесило её показное равнодушие к общим проблемам, когда она, притворяясь глухой, хлопала дверью перед его носом, выбрасывала его одежду на улицу и выдергивала шнур от телевизора из розетки каждый раз, когда он отказывался её слушать.
Казалось, они просто не слышат друг друга или просто не хотят слышать. И если в его жизни всё осталось прежним, то её же, наоборот, просто перевернулась с ног на голову. Теперь вместо всей прежней роскоши жизни ей приходилось выкапывать картошку, стирать, высушивать и гладить белье, стоять у плиты, носить потертые кеды, простые джинсы и разношенные рубашки, напрочь забыть о маникюре и каких-либо развлечениях. Да, здесь она задыхалась, но у неё не было другого выбора.
С каждым днем она начинала всё меньше думать о возможной опасности, которая могла нагрянуть в любую минуту в лице Андрея Бехтерева, но и он куда-то исчез, как понемногу начали исчезать её волнения. Бытовые проблемы вытесняли из головы какие-либо мысли о прошлом, которым не было места в её голове даже ночью. Так как, выжимая из себя все соки за день, девушка просто обессилено падала на кровать и тут же провалилась в сон. До нового очередного утра в этом курятнике.
Это утро практически ничем не отличалось от предыдущих. Нехотя поднявшись с дивана, на который его вытиснула Лена, в шесть утра, Виталий, еле приняв сидячее положение, устало протер свое помятое лицо. Как обычно допил остатки пива из бутылки, стоящей на полу возле дивана, постоял несколько минут возле открытого холодильника, в котором не нашел ничего интересного и со скучающим видом начал собираться на работу.
«Вот чёрт! Опять она!» - выйдя во двор и увидев свои штаны, которые он не нашел в гостиной и которые теперь украшали деревянный забор, выругался про себя мужчина. «Ну, сейчас я ей устрою!» - еле держа себя в руках, чтобы ненароком не убить эту неугомонную чертовку, бросился Виталий в комнату, где на мягкой кровати мирно посапывала Лена.
Сжимая пальцы в кулаки, и еле сдерживая в себя ураган не самых приличных слов, он буквально подлетел к кровати, однако стоило ему только увидеть безмятежное выражение лица девушки, выглядывающее из-под светлых растрепанных волос, как на смену бешеной ярости пришло томное волнение учащенных сердечных ритмов. Как же давно он не видел так близко её длинных ресниц, не чувствовал её ровное дыхание на своем лице, не ощущал тепла её бархатной кожи. Поразительно, как это у неё получалось оказывать на него такое сильное влияние. Ведь каких-то пару секунд назад он готов был разорвать её на мелкие кусочки, а сейчас с каким-то тайным придыханием боялся нарушить это хрупкое равновесие и разбудить её. И всё-таки она исключительно необыкновенна. И пусть даже между ними образовался этот глубокий и пустой обрыв, он в любую минуту готов протянуть ей руку, сколько бы она не твердила о том, что в силах сама решить все свои проблемы. Будь то дуло пистолета у виска или не открытая банка огурцов.
Она всеми правдами и неправдами пыталась доказать ему, что справится и без его помощи. И вся эта принципиальная неподступность заканчивалась порезанными пальцами, ожогами на запястьях, лиловыми синяками и ссадинами. Ей нужна была свобода, и она категорически отказывалась от него зависеть назло всем его насмешкам над её неуклюжестью.
- Знаешь что, таким приказным тоном будешь со своей паинькой женой разговаривать, понял?! – заявила она несколько дней назад на его безобидную просьбу принести ему бутылку пива.
- Ну, тогда выходи за меня! – раскинул он руки в ответ, словно говоря тем самым, что для него это просто не проблема.
- НИКОГДА! – тут же швырнула она в него кухонное полотенце, которым до этого вытирала тарелки.
И эти недовольные причитания ему приходилось выслушивать вот уже на протяжении двух недель. Не сказать, что ему это совсем не нравилось, но эта фурия порядком потрепала его нервы своими бесконечными скандалами. Хотя признаться честно ничто так не вызывало у него на лице беспричинную улыбку наслаждения, как её яростное выражение лица и горящие зеленые глаза, готовые испепелить его одним своим взглядом. В одном углу ринга его сердце, в другом её глаза.
Всё стало по-другому. Он с каждым днем всё сильнее горел изнутри, а она старательно делала вид, что этого не замечает. Прятала глаза в минуты напряженного молчания, словно он мог увидеть в них что-то запретное, не оставалась подолгу с ним наедине и часто думала о том, что совершенно запуталась в себе. По той же причине выселила его на диван, отказываясь делить с ним одну кровать. Словно это не она все эти месяцы преследовала его с одним единственным желанием – затащить в постель. А теперь просто-напросто строила из себя недотрогу, не подпуская его к себе слишком близко.
От того такая осторожность во всем, что касалось хотя бы маленькой близости к ней, которую ему сейчас так сильно хотелось ощутить.
Приблизившись к лицу девушки, Виталий осторожно прикоснулся своими теплыми губами к её виску, надеясь, что она его поймет. Даже не подозревая о том, что на самом деле она уже давно проснулась и теперь еле сдерживала себя в руках, чтобы не растянуться в нелепой улыбке от такой неприличной нежности.
 
БестияДата: Суббота, 14.01.2012, 17:55 | Сообщение # 5
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

«– Дрянь! - Смотри мне в глаза, когда я с тобой разговариваю! - Что ты сказала?! - Я ЛЮБЛЮ ЕГО!– И запомни, милая. Ты только моя.– Я ведь на тебе живого места не оставлю, если ты и дальше будешь себя так вести. - Решила сбежать от меня, милая?! Знаешь, должен признать, у тебя хороший вкус! Ты уж извини, но мне пришлось немного подпортить его милое личико. - Давай поиграем. Но учти, что я всё равно найду тебя. Живой или…мёртвой. - Ты проиграла, милая. - Ну, милая, так не интересно, что-то ты слишком быстро сдалась. - Если ты хочешь убить меня, то сделай это прямо сейчас. - Ты ведь не убьешь меня.» - разными тонами врывались в сознание острые фразы.
Она лежала в переполненной ванне, с головой погрузившись под воду, а эти кошмарные воспоминания душили её изнутри, заставляя биться о стены железной ванны. Эта внезапная истерика напомнила ей тот день, когда она точно также ушла под воду с головой, греясь в горячей воде, разбавленной сладкой пеной. Тогда Андрей принес ей свои извинения в виде красивого ожерелья, а после она билась в беззвучных конвульсиях, беззвучно крича о переполняющих её чувствах к другому мужчине. В тот день он всё разрушил, когда в порыве злости впервые замахнулся на неё с хлестким ударом. Казалось, она даже сейчас почувствовала, как невидимая рука с силой ударила её по лицу, оставив после себя колкую острую боль.
«Ты проиграла, милая…Ты проиграла…» - снова и снова всплывало в памяти девушки разъяренное лицо мужчины, когда она, боясь задохнуться, резко схватившись за края ванной, выплыла наружу, шумно вдыхая прохладный воздух, которого ей сейчас так не хватало.
Дрожащими руками, убрав с лица мокрые пряди волос, Лена, пыталась прийти в себя, чувствуя, как вены до предела стягивает жгучая ненависть. Ненавидит, она всем сердцем ненавидит эти черные глаза, эту самодовольную ухмылку и его вечное высокомерие. Ненавидит его запах и воспоминания о его прикосновениях, вызывающих у неё тошнотворное отвращение.
Она не знала, чем всё это закончится, но она точно знала одно – она больше не хочет жить в постоянном страхе, в любую секунду ожидая нападения со стороны. Это было просто невыносимо жить с дулом у виска, когда любой твой неверный шаг может стать последним.
И через пятнадцать минут, натягивая на себе легкую куртку, Лена была абсолютно уверена, что всё делает правильно. Выражение её лица выражало крайнюю уверенность, когда она, вывернув из ящика комода все лишние вещи, достала из него тонкое платиновое кольцо, увенчанное крупным бриллиантом с идеальной огранкой. Это кольцо ей подарил Андрей взамен того, что она пустила в водопровод, содрав его со своего безымянного пальца. Бедные люди даже не подозревают, что по их водостокам плавает кольцо стоимостью в десять миллионов долларов.
Надежно спрятав кольцо в кармане своих джинс, девушка, перекинув небольшую сумку через плечо, накинула на голову капюшон и покинула дом, из которого не выходила вот уже целых две недели. Она нарушила все запреты Виталия, который старательно берег её на протяжении всего времени. Громкий лязг забора, уверенные шаги в сторону дороги. Она устала прятаться и чего-то ждать.

Весь день Виталия одолевали какие-то странные чувства. Это было что-то вроде предчувствия, которое давило на его грудную клетку весь рабочий день. Он всё время думал о Лене, которая не покидала его мысли ни на минуту. Он менял тормозные колодки, заливал масло в баки, менял свечи, разбирал бесконечные масляные провода в капотах, вставлял колеса, до блеска натирал машины и всё время думал только о ней. Единственное на что он надеялся это на то, что её не потянет совершить какую-нибудь глупость. Это было единственное, чего он боялся, и как оказалось позже не зря.
Рабочий день практически подходил к концу, когда Виталий, склонившись над открытым капотом очередного автомобиля, нервно вытаскивал из него мешающиеся провода. К концу дня уровень его раздражительности достиг своего апогея. Из-за бесконечных переживаний он всё никак не мог сосредоточиться на поставленной задаче, и это значительно замедляло рабочий процесс. В такие моменты ему очень не хватало своего помощника, который всегда был готов пойти на замену. Подумать только буквально несколько месяцев назад он был беззаботных механиком, который по вечерам потягивал пиво в метро, и ему не было никакого дела до какой-то там взбалмошной модели Елены Третьяковой, которая так часто мелькала на обложках глянцевых журналов, вечно валяющихся у них в мастерской. И если его старый друг сидел с ними вечерами, разглядывая её во всех прелестях, то он же заворачивал в них гаечные ключи или складывал мятые страницы под ножку расшатанного кресла, но не более. И как всё изменилось теперь. Теперь он готов был отдать всё на свете ради блеска этих зелёных глаз, которых он раньше так старательно не замечал.
Воспоминания унесли его в те времена, когда эта нахальная особа врывалась к нему в мастерскую на своей красной Ауди, доводя его до белого коления своими выходками. За этими приятными воспоминаниями он даже не заметил, как гараж понемногу начинает пустеть. И даже не заметил светловолосую девушку из его мыслей, которая осторожно подкравшись к нему сзади, так внезапно накинулась на него со спины.
- Ну, здравствуй, милый, - почувствовав, как теплые руки девушки вцепились в его плечи, а ноги, согнутые в коленях сжали его талию, внезапно услышал он такой родной хриплый голос.
- Что ты здесь делаешь? – сбросив с себя шабутную девушку пару секунд спустя, не веря своим глазам, обернулся Виталий, посмотрев на Лену, которая, как ни странно, улыбалась ему, как никогда.
- Принесла тебе немного поесть, - как ни в чем не бывало, тут же ответила Лена, показав ему бумажный пакет с едой, который она сжимала в правой руке. – Я беспокоюсь. Ты ведь у меня так много работаешь. Ужас просто, - приторным тоном добавила она, сладко улыбнувшись, будто бы они уже давно были женаты.
- Что за бред? Я ведь запретил тебе выходить из дома! Лена, это опасно! А если бы с тобой что-нибудь случилось? – не понимая, чему она так радуется, тут же вспылил мужчина, который и без этого был на пределе срыва, а тут ещё она. Вся такая спокойная стоит и улыбается так, словно им больше ничего не угрожало.
- Но я ведь жива-здорова. Со мной всё в порядке. Да брось! Ну, что плохого в том, что я вышла немного прогуляться, - продолжала стоять на своем девушка, говоря так, словно он был каким-то конченным занудой, который ей уже порядком надоел. Она просто впервые за всё это время решила пойти на сближение без ссор и лишних истерик, а он всё портит, смотря на неё таким взглядом, что впору было взмолиться.
- Что ты задумала Лена? – несколько секунд спустя, более сдержанным тоном произнес Виталий, смотря в её горящие зелёные глаза напротив, которым он сейчас просто не верил. Да, она устала. Ей надоело всё время сидеть в четырех стенах, но ещё ни разу за всё время она даже не думала нарушить границы. Фразы о том, что она решила просто прогуляться звучали крайне правдиво, но почему сейчас он ей не верил. И что могло случиться с ней за один день, что она вдруг стала такой решительной. А зная весьма непростой характер этой особы, не забеспокоиться было просто невозможно.
- Если бы я что-то задумала, ты бы об этом уже давно знал, - ни на секунду не отрываясь от голубых глаз мужчины, в которых сейчас читалось явное беспокойство, уверенным тоном ответила Лена. И впервые за всё это время она ему соврала. Соврала самым наглым образом прямо в лицо. Так легко и спокойно, словно это было для неё самым обычным делом.
- Так ты будешь есть или нет? Ужин стынет, - снова улыбнулась девушка, нарушив возникшее между ними напряженное молчание, в которое она боялась себя чем-либо выдать. – Ты так скоро дыру на мне прожжешь, - чувствуя, что ей уже становится крайне неловко от этого настойчивого взгляда глубоких голубых глаз, добавила она несколько секунд спустя.
За неимением другого выбора Виталию пришлось сдаться и забрать из её рук бумажный пакет.
- Ух ты! А что это у тебя там? Харлей? – внезапно воскликнула девушка, заметив возле стены изрядно потрепанный черный мотоцикл, который Виталий буквально вытащил со свалки несколько дней назад. Да, старая мечта, давала о себе знать и он просто не смог удержаться.
Не дождавшись ответа, она в нетерпении бросилась прямо к нему, восторженно рассматривая эту массивную груду металла.
- Ты починишь его? – прикоснувшись к холодной поверхности Харлея, повернулась она к мужчине, в которого теперь видела профессионального механика с безграничными возможностями. Ведь, если он это сделает, то это будет просто фантастика!
- Не знаю. Вполне возможно, - немного сбитый с толку таким интересом девушки к мотоциклу, неопределенно пожал плечами мужчина.
- Это ведь Стрит Боб, да? Модель 2007 года. Воздушное охлаждение, девяносто шестой двигатель и отличная колесная база, - не переставая восхищаться этим чудом техники, восклицала Лена с детским блеском в глазах.
- Откуда ты это всё знаешь? – опешил Виталий таким поразительным знаниям девушки, начиная от самой модели и заканчивая объемом его двигателя. На его памяти она ещё ни разу ни о чем не говорила с таким безудержным восторгом. И даже о своей Ауди шестой серии.
- Отец подарил мне такой на мое восемнадцатилетие, - тут же ответила она. – Тогда эта модель ещё даже в продаже не появилась. Он привез мне его из Америки, - вновь почувствовав себя той самой восемнадцатилетней девчонкой, которая была просто без ума от счастья, когда увидела в руках своего отца заветные ключи с фирменной гравировкой. Казалось, в тот день во всей Вселенной не было никого счастливей, чем она.
- И что же с ним случилось потом? – приблизившись к девушке, спросил Виталий, которого очень заинтересовала этот новый факт из её жизни, который ему сегодня посчастливилось узнать.
- Я разбила его через три месяца. И месяц пролежала в больнице со сломанной рукой. Его ещё можно было починить, но родители отправили его на свалку, решив, что перспективной модели нужно что-то побезопасней и покруче, - ответила Лена, глаза которой немного потускнели на последних словах.
- Что-то вроде красной Ауди, - тут же произнес Виталий, поняв причину её тяжелого вздоха, когда девушка положительно кивнула в ответ.
Ещё несколько минут они смотрели друг на друга прямыми взглядами от понимания того, что у них есть что-то общее. Что-то, что ещё больше сближало их, несмотря на то, что они были такими разными.
- Ну, и с чего же мы начнем? – внезапно произнесла Лена, снова улыбнувшись.
- Мы? Ты что шутишь? – не веря своим ушам, тут же усмехнулся Виталий, когда с вполне серьезными намерениями стянула с себя куртку, явно готовясь прямо здесь и сейчас приступить к воскрешению знаменитого Харлея Дэвидсона.
- Нет. Я вполне серьезно. Что ты сделал? Поставил новые цилиндры? – бросив свою куртку на капот ближайшей машины, засучила она рукава своей кофты, будучи абсолютно серьезной.
- Да ты ведь даже гаечный ключ в руках никогда не держала, - произнес мужчина этот немаловажный факт, хотя признаться честно Лена, разбирающая детали мотоцикла была ему гораздо интереснее, чем все эти настырные клиенты, которые вечно боялись переплатить хотя бы на копейку больше.
- Учиться никогда не поздно, - не без улыбки произнесла она, взяв в руки торцевой гаечный ключ, предназначенный для крепления автомобильных колёс, который оказался для неё настолько тяжелым, что она была не в силах поднять его выше. В отличие от Виталия, который забрав его из хрупких рук девушки, с легкостью мог вертеть его одной рукой.
 


БестияДата: Суббота, 21.01.2012, 10:51 | Сообщение # 6
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Время нервным тиканьем отсчитывало секунды на платиновом ролексе, украшающего левую руку мужчины, который уже около четверти часа сидел один в красной Ауди шестой серии. Она стояла в гараже уже целый месяц, и ни разу за всё это время никто не вывозил её на улицу в отсутствии своей хозяйки. Вот уже целый месяц он иногда заглядывает в гараж, чтобы навестить одну из последних вещей, что остались от неё. А их оказалось не так уж и много – всего полшкафа дорогих шмоток и туфлей, дорогой парфюм, валяющийся на полке и этот автомобиль. Обычно мужчина просто приходил посмотреть на эти тусклые автомобильные фары, но сегодня ему захотелось большего.
И теперь, сжимая холодный руль, сидя в кожаном салоне автомобиля, ему казалось, что он начинает сходить с ума. В салоне всё ещё витал её пряный аромат, на заднем сидении валялись старые журналы со светловолосой девушкой на обложке, которые словно бросили туда в порыве внезапной ярости. На панели валялась открытая пачка сигарет, которыми она сильно злоупотребляла в последние дни, когда ещё была рядом. Открыв бардачок, мужчина вытащил оттуда стопку документов, порванную на две части страницу из журнала, на которой статный мужчина обнимал зеленоглазую блондинку, которая как всегда смотрела куда угодно, но только не на него. Вслед за всем этим к нему в руки выпала смятая визитка с адресом автомастерской, о которой уже был немало наслышан.
Приблизив мятый кусок бумажки ближе к лицу, он впивался своими темными глазами в каждую букву, которые вскоре складывались в короткие, но такие значимые предложения.
« – Может, расскажешь, каким-таким чудным образом ты вернулась домой на своем автомобиле, если он весь день находился в мастерской? - Неужели трудно догадаться? Я изменила тебе с механиком» - внезапной вспышкой пролетели в голове Бехтерева давние слова, когда он даже и не подозревал о том, что его милая прямо у него на глазах гуляла налево. Тогда он принял её слова как простую шутку, но кто бы знал, что она сама чистосердечно призналась ему в своих изменах, а он не придал этому никакого значения. В тот день она его не обманула, но где-то в душе знала, что он ей не поверит.
Как можно было быть таким слепым, когда она предоставляла ему немало знаков для беспокойства. Она постоянно зависала в этой мастерской, жалуясь на какие-то проблемы с машиной, которую практически каждый вечер оставляла неизвестно где. И только потом намного позже, когда в его руки попали многочисленные видеозаписи, снятые с камеры, что всё это время находилась в мастерской, он взглянул правде в глаза. Его черные налитые злостью глаза снова и снова просматривали черно-белые записи без звука, на которых его любимая так горячо и отчаянно бросалась в объятия другого мужчины. Он видел всё, с какой грубостью они срывали друг с друга одежду, с какой дерзостью кусали друг другу губы, с какой страстью сносили всё на своем пути, роняя инструменты, канистры и шкафы, с каким огненным желанием в глазах она смотрела на мужчину, когда он с силой сжимая гладкую кожу её бедер, рвал очередное дорогое платье, которые Бехтерев дарил ей в желании побаловать свою любимую. Он видел всё, кроме самого главного – того, что происходило после на старом ободранном диване, находившийся в отдельном «служебном» помещении, но был абсолютно уверен, что его сердце не выдержало бы этих развратных кадров откровенного содержания. Она никогда не смотрела так, как смотрела на этого чертова механика, который всегда после одного часа съемки пустого помещения выходил в расстегнутых джинсах, чтобы облиться холодной водой или закурить. Она всегда целовала его на прощание, растягиваясь в довольной улыбке, когда он кусал её шею, откровенно обнимая за талию. Но больше всего его задели кадры, снятые в его пребывании в командировке, когда он оставил её одну на целых две недели. Она разговаривала с ним по телефону в то время, пока другой мужчина, целовал её плечи, смеялась ему в трубку, говоря, что находится на съемках, когда вместо этого позволяла кому-то чужому стягивать с неё платье. Врала, что спит дома, уезжая из гаража с другим на своем автомобиле. Говорила, что скучает по нему, пока другой стаскивал с её уставших ног дорогие туфли и целовал её колени, когда она сидела, развалившись в старом кресле всё в том же чертовом гараже.
Но ничто так не тронуло душу олигарха, как вид потрепанной девушки, которая без стеснения ходила босиком по грязному полу в одной растянутой мужской футболке. Она была счастлива в этой грязной дыре и без его роскошных подарков, шелковых простыней и сверкающих бриллиантов. И это было видно по её глазам, когда мужчина всё в тех же потертых джинсах неожиданно хватал её за талию, наступая на неё уверенными шагами, когда он закидывал её на плечо, а она, вырываясь, что-то кричала ему и так искренне смеялась, когда он обнимал её, зарываясь носом в её светлых волосах, а она так крепко прижималась к его обнаженному торсу, закрывая глаза от наслаждения.
Единственная причина, по которой он отказывался во всё это верить – это взбалмошность этой высокомерной стервы, которая даже взглядом не удостаивала тех, кто находился ниже неё по статусу. И кто бы мог поверить, что именно эта брезгливая до мозгов фурия выберет простого грязного механика, у которого в кармане не было ни гроша. В нем не было ничего такого, из-за чего она могла бы сбежать к нему от богатого олигарха – ни денег, ни славы, ни известности, ни яхты, ни дома, ни банковских счетов в Швейцарии, ничего. И именно это злило его больше всего. Ведь у него есть ВСЁ. Но, несмотря на это всё, он не смог удержать рядом с собой ту, ради которой готов был броситься и в огонь и в воду.
Взгляд разъяренных черных глаз был устремлен в зеркало заднего вида, в котором он видел яркие зелёные глаза, которые горели необузданной страстью к другому. Он словно чувствовал этот мерзкий запах машинного масла вперемешку с дешевым бензином, которым её кожа пропахла насквозь. И стоило ему только представить, как чьи-то чужие руки прикасаются к её чистой бархатной коже, как кто-то чужой кусает её шею, целует её губы, вены сами собой вздувались в приступах черной ревности. В такие моменты он был просто не в силах себя контролировать.
- Скоро мы с тобой снова встретимся, милая, - вполголоса выдавил Бехтерев, со всей силой сжимая в руке кусок глянцевой страницы, на которой светловолосая девушка весело смеялась, смотря на него своим огненным взглядом зеленых глаз. – В утиль её, - выйдя из машины, коротко бросил он одному из своих охранников, который, боясь возразить что-либо в ответ, согласно кивнул ему головой. Ему вряд ли станет легче от того, что машину разомнут на мелкие кусочки, но мысль о том, что он уничтожает её ЛЮБИМЫЙ автомобиль, вызывала на его лице расчетливую ухмылку.

Время потеряло всякое значение, пока эти двое были настолько увлечены общим делом, позабыв обо всем на свете. Буквально через пару часов они были перепачканы с ног до головы различными машинными смесями. Порой нарочно пачкая друг друга они оставляли черные полоски на лице и дружно смеялись как маленькие дети. Виталий с пониманием дела что-то выворачивал, закручивал и вставлял, восстанавливая основной механизм, а Лена не отходила от него ни на шаг. Она всё время крутилась вокруг него, в силу своего безграничного любопытства и иногда подавала ему различные инструменты, не с первого раза угадывая нужный из них.
- Это что Rolls Rois? - когда Виталий послал её за очередным инструментом, остановилась девушка напротив автомобиля, припаркованный немного в стороне от остальных и прикрытый серым чехлом, не сдержала она своего любопытства, заметив фирменный знак на передней части машины, которая осталась немного приоткрытой.
- Да. Хозяин подогнал для продажи. Он здесь уже около двух месяцев и с тех пор им заинтересовался всего один человек, - бросив короткий взгляд в сторону девушки, которая уже успела наполовину открыть этот шикарный автомобиль темно-синего цвета, коротко ответил мужчина, снова вернувшись к своим гайкам.
- У него явно должно быть пара лишних миллионов завалялись, - прикоснувшись к холодной поверхности машины, тут же подметила Лена, поймав себя на мысли, что давно её руки не прикасались к чему-то настолько прекрасному. Это был единственный предмет роскоши, который она увидела с тех самых пор, как покинула золотую клетку, оказавшись здесь.
- Даже если и так, но с покупкой он явно не торопится. Три дня подряд уже приходит на неё посмотреть. Видно жаба душит, - без особого энтузиазма ответил Виталий, не понимая, кому вообще из этой дыры придет в голову купить Rolls Rois эксклюзивной модели. – Петрович обещал немало отвалить тому, кто сможет впихнуть его первому встречному идиоту. Но по мне, так это всё просто пустая трата времени, - добавил он, снова подняв глаза к девушке, которая тут же повернулась к нему.
- А что если у тебя всё-таки получиться её продать? – облокотившись руками на невысокую крышу автомобиля, внезапно растянулась Лена в загадочной улыбке.
- Это невозможно, - тут же ответил он таким тоном, словно она сама не знает, о чем говорит.
- Ну, а всё же? – продолжала стоять на своем девушка, смотря на него своими сверкающими зелеными глазами, в которых проснулся азартный огонек, который заставил мужчину насторожиться.
- Тогда мы разбогатеем, - немного помедлив, произнес Виталий, в душе зная, что сейчас им не помешали бы пару лишних тысяч.
- Мы разбогатеем, - уверенно ответила Лена, так, словно деньги уже были у них в кармане. И по её лицу было видно, что она явно что-то задумала.
- Ты можешь мечтать об этом сколько угодно. И, в конце концов, принеси мне отвертку, - понимая, что это просто невозможно, бросил в ответ мужчина, как бы между прочим намекнув, что она так и не выполнила его просьбы.
- О, мне показалось или это только что было что-то вроде приказа, - тут же саркастически улыбнулась Лена, скрестив руки на груди, и всем своим видом показывая свой протест.
- А ты имеешь что-то против? – услышав игривую улыбку на лице девушки, поднялся Виталий на ноги, чувствуя, что сейчас что-то будет.
- Ты себе даже не представляешь, сколько протестов у меня накопилось за последнее время, - сделав пару шагов в сторону от автомобиля, ответила она.
- Тебя это злит, не так ли, - не без ухмылки в голосе, улыбнулся Виталий, который в свою очередь сделал несколько шагов ей навстречу.
- Меня это бесит, - когда мужчина оказался практически вплотную к ней, ровным тоном произнесла она прямо ему в лицо.
- Да ты просто в ярости. Знаешь, по-моему, тебе просто нужно немного расслабиться, - вполголоса прошептал мужчина своим бархатным тоном, смотря прямо в зелёные глаза напротив, которые сейчас явно вели с ним неравную игру.
- Боюсь, что твой движок не выдержит всей моей ярости, - горячим дыханием, выдохнула Лена, читая мысли мужчины в его голубых глазах, черные зрачки которых значительно расширились.
- Ты уверена? – оказавшись в паре миллиметрах от её чуть приоткрытых горячих губ, прошептал Виталий, чувствуя, как её тело начинает трепетать от такой откровенной близости, которой ему так не хватало всё это время.
- Не совсем, - чувствуя, как сердце подобно мощному механизму начинает бешено отбивать удары в груди, полушепотом ответила Лена, улыбнувшись. До её таких желанных алых губ оставалось всего два миллиметра, когда девушка внезапно оттолкнув от себя мужчину, схватила открытый шланг с водой, который до этого был прикреплен к рабочему столбу, и направила его прямо на него. И пусть её торжество продлилось крайне недолго, когда Виталий, вздрогнув от холода, посмотрел на неё взглядом своих проницательных глубоких глаз, в которых читалось лишь одно – беги и как можно скорее. Пусть уже несколько секунд спустя враг выхватил из её рук оружие, в отместку хорошенько искупав её водой, она отомстила ему, сравним с ним свой личный счет – 1:1.
 
БестияДата: Четверг, 26.01.2012, 18:11 | Сообщение # 7
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Мелькающие тени неровными полосками пробегали по потолку, боясь остаться замеченными, пока Лена, лежа на кровати, пыталась сложить в голове как сложную мозаику весь сегодняшний день. Они вернулись домой поздно вечером в самом лучшем настроении за все две недели. Но стоило им только перешагнуть порог дома, как все искры внезапно потухли. Все эти несколько часов в гараже они впервые за всё время стали ближе. На пару секунд ей даже показалось, что она вернулась назад. Туда, где она всё ещё разрывалась между двумя гранями одной и той же крайности. Тогда она была счастлива. С ним. Она готова была расколоть небо на части, лишь бы это безумие не кончалось никогда. За последние дни они успела основательно всё обдумать в поисках той единственной причины, почему её так необъяснимо тянет к человеку, о котором она практически ничего не знала. И почему она была раньше так слепа. Ведь её чувства оказались намного сильнее, чем она предполагала. Дикое животное влечение переросло в настоящую привязанность. И если раньше ей хватало всего нескольких часов в его объятиях, то сейчас ей казалось, что она не продержится без него и минуты. Она не сможет без взгляда его манящих голубых глаз, без его тепла, без его заботы и его любви. Это было сильнее любых законов притяжения – чувство, которое изменило её навсегда.
Однако как бы хорошо не прошел их вечер, они разошлись спать по разным комнатам, оставив за собой кирпичную стену, которую они сегодня хорошенько пошатнули, ударяя в неё окровавленными кулаками с разных сторон. Всё было настолько просто, что сделать первый шаг было намного сложней. Они просто сводили себя с ума от этих недосказанных фраз тихим шепотом во время антрактов. И это кошмарно мучило душу, которая отчаянно царапалась с другой стороны.
Время уже давно перевалило за полночь, когда в коридоре раздались тихие шаги девушки, которые тут же привлекли внимание мужчины, которого мучила уже хроническая бессонница.
- Спишь? – остановившись рядом с диваном, на котором пытался уснуть измученный мужчина, вполголоса спросила Лена. Отрицательно покачав головой, Виталий приподнял край своего одеяла, словно приглашая её на свою территорию, но тем самым на этом не настаивая, понимая, что её отказ будет вполне обоснованным.
- Не спится, - когда девушка, приняв его предложение, легла рядом с ним, произнес он. Диван был немного узок, за что Виталий был ему бесконечно благодарен, поскольку ей пришлось прижаться к нему, чтобы не упасть.
- О чем думаешь? – как только Виталий поплотнее укрыл её одеялом, спросила девушка, заметив нахмуренное выражение лица мужчины.
- О том, что, пожалуй, завтра же выброшу твою кровать, - почувствовав, как она положила свою правую руку на его обнаженную грудную клетку, в которой сердце уже начинало сходить с ума, и обняла его, ответил он. Это было настолько приятно – чувствовать, как она прикасается к нему такими неосторожными, но в то же время уверенными движениями, что его поневоле начали посещать мысли о том, чтобы оставить в этом доме диван, чтобы лежать с ней так в обнимку каждую ночь.
- Пожалуй, я помогу тебе, - улыбнулась Лена, обдав его обнаженную кожу своим горячим дыханием, оставляя невидимые ожоги на его грудной клетке, которая разрывалась на части изнутри. Нет, это было просто невыносимо полными легкими вдыхать до безумия манящий аромат его тела. Чувствовать, как его горячие губы невесомо прикасаются к её растрепанной на лбу челке, как его теплые пальцы скользят по её плечам, спускаясь к ладони. Как их пальцы так робко сплетаются, сжимая их что-то невесомое и хрупкое.
К чему слова, если теплыми прикосновениями можно сказать гораздо больше, чем произнести всё это вслух. Если вырывающееся из груди сердце может сказать гораздо больше, чем миллионы пустых признаний.
- Почему вы расстались? – спустя несколько минут молчания, нарушаемое лишь их неровным дыханием, вполголоса произнесла Лена. – С бывшей женой, - добавила она для уточнения, которое здесь вряд ли потребовалось, поскольку он с первого слова понял, о ком она спрашивает. И это было заметно по тому, как он тут же поднял свой подбородок, которым до этого прижимался к её виску.
- Не сошлись характерами, - выдержав небольшую паузу, немного суховато ответил Виталий, чувствуя, что она начинает переходить на личности. И от этого ему, как ни странно, становилось немного не по себе. Он ведь сам обвинил её в том, что ей совершенно безразлична его личная жизнь, о чем сейчас даже жалел, поскольку разговоры о его бывшей всегда предпочитал избегать.
- А если серьезно, - понимая, что это всего лишь дежурная фраза, которой всегда пытаются перевести разговор на другую тему, не отступала девушка. Ведь по его поведению было видно, что ему неприятна эта тема, а значит, она ему была очень небезразлична. А быть может и сейчас остается такой же, раз его вены начинают вздуваться от одного этого слова «жена».
- Мы были слишком молодыми и глупыми, чтобы осознать всю серьезность своего поступка. Она вытерпела меня всего четыре года, а потом в одно утро просто взяла и ушла. Навсегда, - понимая, что так просто ему не отвертеться, с некоторой горькой иронией в голосе произнес Виталий.
- Так значит, ты всегда был таким невыносимым, - с легкой улыбкой на губах, сказала Лена.
- Не таким невыносимым, как ты, - внезапно повернувшись, он, оставив под собой девушку, с нескрываемой улыбкой склонился к её лицу. – Вспомни нашу первую встречу, - как прямое доказательство своим словам, добавил он, заметив, как её выражение лица тут же изменилось.
- Ты назвал меня истеричной стервой! – тут же возмущенно воскликнула Лена, слегка толкнув мужчину в отместку.
- А ты назвала меня недоделанным сантехником. Потом два раза сказала, что я придурок и пообещала сравнять меня с землей при первой же возможности, - смотря прямо в светлые зелёные глаза напротив, которые он впервые увидел три месяца назад и с тех пор никак не мог выкинуть из головы их обладательницу, отбился Виталий.
- Ты прав. Я и, правда, была стервой, - не выдержав колющей глаза правды из уст мужчины, улыбнулась девушка, только сейчас понимая, какой же невыносимой она была. Стервозная эгоистка, которая дальше своего носа предпочитает ничего не замечать. Но к счастью всё изменилось. Благодаря мужчине, который сейчас смотрел на неё такими родными теплыми голубыми глазами.
- И что же ты такого нашел в этой кошмарной истеричке? – не понимая, как вообще можно было терпеть все эти её ужасные выходки, добавил она.
- Просто в тот день она кое-что у меня украла. И до сих пор не хочет мне это возвращать, - произнес он, заметив искреннее любопытство, промелькнувшее на её лице.
- И что же? – смотря прямо в глубокие голубые глаза напротив, которые буквально пытали её своими взглядами, спросила Лена, чувствуя, как щеки непроизвольно начинают пылать.
- Это, - прикоснувшись своей теплой ладонью к грудной клетке девушки, в которой сердце, ответив на его прикосновение, неистово стучало в груди, до дрожи бархатным голосом, ответил Виталий.
Казалось, воздух вот-вот заискрится от этого пристального взгляда глаза в глаза. Она смотрела на него и не могла поверить в то, что всё это время выбирала неправильные пути, что настоящее счастье было где-то рядом в десяти кварталах от неё, что все эти годы она искала свое счастье не там. Оно было спрятано не в фальшивых лицах и броских софитах. Оно было спрятано в сердце простого механика, который до последнего вздоха был предан ей одной. Он сыграл роль того самого главного героя, который сорвал с неё черную маску, за которой она пряталась столько времени. Он ворвался на её сцену, сорвав декорации, и выкрал её из фальшивого мира, пробудив в ней настоящие чувства, которые до этого были заморожены ледяными стенами айсберга. Её пытались укротить тысячи, но лишь ему одному удалось по-настоящему привязать её к себе. И сейчас он смотрел на неё таким взглядом, что невозможно было держать под контролем свой пульс.
- Я знаю кто ты. Ты тот, кого я люблю, - чувствуя неровное сердцебиение мужчины сквозь его грудную клетку, шепотом произнесла девушка, во все легкие вдыхая такой родной и любимый аромат мужского тела.
Это был прямой удар в сердце, которое и без того сходило с ума от её взгляда. Она любит его и ей этого вполне достаточно. Достаточно того, что она знает, что он для неё самый лучший. А остальное просто не имеет никакого значения.
Растянувшись в искренней улыбке от такого чистого признания, Виталий тут же впился в её губы долгожданным поцелуем. Он так долго мечтал об этом. Прикоснуться к её таким желанным мягким губам, которые сейчас улыбаясь, охотно отвечали ему взаимностью. Это было всё равно, что после долгой засухи наконец-то испить самой чистой и ледяной воды из колодца. Обняв девушку за шею он зарылся пальцами в её светлых волосах.
- Ты простишь меня? – на мгновение оторвавшись от горячих губ мужчины, посмотрела Лена на него снизу вверх своими горящими зелеными глазами, который сейчас буквально светились изнутри.
- Я прощу тебе всё, кроме выброшенных штанов, - тут же сквозь улыбку ответил Виталий, на что она лишь засмеялась и снова прикоснулась к его губам.
И эти невинные поцелуи, резко переходившие в жадные покусывания голодными острыми зубами, заставляли пульс биться где-то на грани безумия. Дыхание практически останавливалось от приятных прикосновений его рук кончиками пальцев к её бархатной коже под майкой, прикосновений его горячих губ к шее, ощущения его близости. Запах его кожи, как никогда сводил с ума, а пальцы, сжимающие её кожу, заставляли тысячи бабочек биться своими хрупкими крыльями внутри. Она просто закрывала глаза, падая в эту головокружительную бездну, чувствуя лишь его приятные прикосновения рук и губ.
«- Что ты сказала?! – Я люблю его! Я ЛЮБЛЮ ЕГО!- Ублюдок! Ненавижу тебя!!! - Ну, и как он в постели? Хорош, наверное, да?! А знаешь в чем мое преимущество перед ним?! Я могу прямо сейчас начать исполнять свой супружеский долг!» - стоило только девушке закрыть глаза и почувствовать, как мужчина, схватив её за колени, подтянул её под себя, заставив раздвинуть ноги, внезапно ворвался в сознание панический крик. Это движение было так похоже на Бехтерева, которым он умело пользовался всё последнее время, что она просто не выдержала.
- Остановись! Прости, я не могу, - тут же открыв глаза, резко оттолкнула она от себя мужчину и тут же вскочила на ноги. Её голос дрожал, руки тряслись, голова шла кругом и кажется, её даже тошнило от этих не самых приятных воспоминаний, которые переполняли её, образуя в горле горький комок жгучей ненависти.
- Эй, что с тобой такое? – заметив паническое состояние девушки и внутренне догадываясь о причине её такого поведения, тут же встревоженным тоном произнес Виталий, приняв сидячее положение.
- Меня тошнит, - внезапно прижав правую ладонь к своим дрожащим губам, выдавила Лена, прежде чем выбежать из комнаты, чувствуя, что ещё немного и её просто вывернет наизнанку.
- Лена! – бросился мужчина вслед за девушкой, которая вмиг исчезла за ободранной дверью ванной комнаты, в которую он тут же ударил кулаком. – С тобой всё в порядке? Лен, прошу тебя, открой! Может, я чем-то смогу тебе помочь, - чувствуя себя крайне потерянным, пытался достучаться он до обратной стороны двери, за которой девушка еле сдерживая приступы рвоты, склонившись над унитазом. Это было истинное отвращение, которое она испытывала к человеку, который превратил её жизнь в настоящий кошмар. Её просто воротило от этих жутких воспоминаний, которые она, как бы ей не хотелось, не могла стереть из своей памяти.
Беспокойствию Виталия не было конца. Его просто трясло от переполняющей его ярости, которая опасными ударами тока стучала в напряженных венах. Он уже мысленно представлял, как будет сводить личные счеты с этим чертовым олигархом. За страх в её глазах, за каждую ссадину на её бархатной коже, за то, что он с ней сделал. Подумать только, ведь пару минут назад всё было хорошо.
Только десять минут спустя до его слуха донеслись звуки льющейся из крана холодной воды, которой она дрожащими пальцами обливала свое лицо, пытаясь прийти в себя. А после послышался тихий скрип задвижки, который напрямую говорил о том, что он может войти.
Переждав пару секунд, чтобы собраться с мыслями, Виталий слегка толкнул деревянную дверь, за которой стояла бледная девушка. С её лица стекали холодные капли воды вниз на мокрую майку, темные отчаянные глаза были переполнены горячими слезами, а чуть приоткрытые губы всё также дрожали. Она была напугана, и в тоже время на её лице читалось явное отвращение, которое ещё больше обеспокоило мужчину.
- Иди ко мне, - тут же крепко обнял девушку Виталий, прижимая её к себе такую хрупкую и родную. – Всё будет хорошо. Никто и никогда больше не сделает тебе больно. Я с тобой, слышишь, - чувствуя, как её оглушенное состояние превращается в глухую истерику, выливаясь наружу горячими слезами, которые обжигали его кожу, полушепотом произнес он. – Ты всё, что у меня есть, - зарываясь пальцами в светлых прядях её волос, добавил он, покрывая поцелуями её виски, щеки, нос, лоб и соленые глаза.
 
БестияДата: Воскресенье, 29.01.2012, 15:03 | Сообщение # 8
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

В это утро Виталию как никогда не хотелось идти на работу. Ему не хотелось оставлять этот беззащитный теплый комочек в виде светловолосой девушки, которая, укутавшись в одеяло, спала на диване. Ему не хотелось оставлять её одну. Такую слабую и разбитую, но не сломленную.
- Хватит прожигать меня глазами. На работу опоздаешь, - хриплым голосом, произнесла Лена, даже с закрытыми глазами, чувствуя на себе теплый взгляд голубых глаз. Открыв глаза, она посмотрела на мужчину, который сидел на полу возле дивана, успокаивающе перебирая пряди её волос своими пальцами.
- Перестань. Со мной всё в порядке. А вот у тебя такой вид, словно у тебя кто-то умер, - заметив явную тревогу в его глазах, тут же добавила она, всем своим видом пытаясь убедить мужчину, что он напрасно волнуется.
- Я смотрю тебе лучше. Уже язвить начала, - чувствуя, как тяжелый груз в груди рухнул куда-то в пустоту от вида её сонной улыбки, произнес в ответ Виталий.
- Боже, можно без этих интонаций, - выдохнула Лена, в ответ на его упрек. – Может, ты просто меня поцелуешь, а свои нравоучения прибережешь для кого-нибудь другого, - приподнявшись с дивана на одном локте, добавила она, чувствуя, как он слегка сжимает её шею.
- Ты неисправима, - улыбнулся Виталий прямо в губы девушке, которую тут же кратко поцеловал в губы.
- Это что поцелуй? – возмутившись такому невесомому короткому прикосновению, недовольным тоном произнесла она, смотря прямо в голубые глаза, которые были так близко от её. Они соприкасались лбами так, что она могла разглядеть каждую полоску радужной оболочки его глаз, который смотрели прямо на неё.
- Остальное получишь, когда приготовишь мне завтрак, - полушепотом улыбнулся Виталий, снова прикоснувшись с кратким поцелуем к её губам, которые тут же тронула легкая улыбка.
Завтрак прошел как никогда просто и непринужденно, так что Виталию пришлось опоздать на работу. Причиной тому было то, что он съел её шоколадку, прямо на глазах девушки, отправив последний кусочек в свой рот. Надо было видеть выражение её лица, когда он это сделал, притворившись, что сделал это совершенно случайно. Она нашла чем ему ответить, впившись в его мягкие губы горячим поцелуем. Шоколадку это не вернет, но сладкий привкус ещё надолго останется на её губах.
Однако едва Лена успела проводить Виталия на работу, как тут же начала лихорадочно собираться. У неё было одно важное дело, которое имело статус неотложного. Уже спустя пять минут она вышла за ворота, где поймав такси, направилась в сторону города.

Время отбило ровно одиннадцать утра, когда в квартире Бехтерева раздался звонок. Это был посыльный, который принес ему уже пятое по счету за этот месяц платье из новой коллекции, которое он повесил в шкаф. Это было полнейшем безумием, даже после её «смерти» продолжать покупать ей новые платья, которые она так ни разу и не оденет. Это была привычка, с которой он никак не мог расстаться. Это было сумасшествием, прикасаться к тонкой приятной ткани платья и представлять, как бы оно сидело на ней.
Захлопнув дверцу шкафа, он, посмотрев на свое отражение в зеркале, подтянул галстук и, убедившись, что выглядит как всегда идеально, покинул квартиру с двумя охранниками.
Сегодня у него важный день. Его ждет широкий зал, переполненный огромными фотографиями с изображением его погибшей невесты. Сегодня он устраивает аукцион, выставив в свет все самые эксклюзивные снимки известной модели. Тонкие полотна, твердая бумага, глянцевые фотографии – он продаст всё. Целый день весь светский круг будет разглядывать её фотографии, начиная от самых ранних снимков четырнадцатилетней дивы и заканчивая её самыми последними снимками. И среди всей этой гламурной мишуры, где она была изображена в одежде самых ведущих домов моды, была всего одна настоящая ОНА. Эта фотография на тонком полотне значительно выделялась среди всех остальных таких дерзких, вызывающих, откровенных и стервозных. Короткие платья, строгие костюмы, прозрачные блузки, кружевное нижнее белье, джинсы, купальники – всё это казалось простой яркой картинкой по сравнению с настоящим шедевром. Это было огромная фотография, размером с целую стену, сделанная в черно-белых тонах, где было изображено только её лицо. Светлые пряди волос, длинная челка, тонкие скулы, слегка приоткрытые мягкие губы и её зелёные глаза, которые притягивали к себе всё основное внимание. Глубокие глаза без единого грамма косметики и черного грима. Это был усталый глубокий взгляд, в котором можно было увидеть что-то большее, чем просто взгляд профессиональной модели. В них была тайная страсть, искрившая огнем. В них было желание, которое сломало её хрупкую душу. В них была искренность, которая отличала этот снимок от всех остальных. Это был взгляд, который буквально кричал о том, что она тонет в глубокой мучительной бездне, скованная тугими золотыми цепями. Это был последний её последний снимок в карьере модели, которая закончилась с её смертью. Это был последний день её счастливой жизни. До того, как он её впервые ударил. До того, как он изорвал её душу. До того, как она начала обессилено падать вниз, перестав принадлежать самой себе.
Именно на этот снимок он делал самые крупные ставки, желая получить за него как можно больше, насколько это вообще было возможно.
И в то время, когда он наслаждался напряженной конкуренцией между богатыми кошельками, девушка с этих самых фотографий торопливыми шагами пересекала коридор элитного дома. Сложно было остаться незамеченной в таких потертых джинсах и кедах. Спрятав свое лицо под капюшоном от подозрительных взглядов местных работников, она, заметив, как один из охранников направляется в её сторону, успела скрыться за спинами молодой парочки, которая направлялась к выходу с массивным чемоданом, перекрывший путь мужчине с рацией в руке. Идти по пустым коридорам было значительно легче и поэтому, постоянно оглядываясь назад, она быстро добралась до нужного этажа и тут же остановилась, заметив горничную, которая, оставив тележку в коридоре, зашла в квартиру под номером 216. У неё не было какого-то особого плана и потому, заметив целый ряд карточек, сложенных в две стопки в специальном контейнере, Лена осторожно приблизилась к передвижной тележке и, убедившись, что горничная зашла в квартиру, без раздумий взяла самую верхнюю из правой стопки. Это был ключ от следующей квартиры, в которую ей и нужно было попасть. Не медля больше ни секунды, она, перебежав к следующей двери, торопливо вставила ключ в электронный замок, который тут же открылся с коротким гудком, оповещающим о том, что дверь открыта. Оказавшись внутри, девушка, сбросив свою сумку на пол, тут же скинула с головы капюшон и оглянулась. Здесь практически ничего не изменилось. Те же шелковые простыни, тот же запах, тот же порядок, который всегда её так бесил. Каждая секунда была на вес золота, так как она знала, что владелец этих царских хором уже получил оповещение о том, что в его апартаменты проник кто-то посторонний, и поэтому ей стоило поторопиться. Но в этой игре у неё был свой козырь.
Телефон в кармане Бехтерева зазвонил как раз в то самое время, когда он продал последнюю фотографию, сорвав с неё большой куш и в это же время к нему подошел один из организаторов этого мероприятия и громогласно объявил, что у них имеется ещё один лот, который до самого конца оставался припасенным сюрпризом.
- Ну, что ещё? – недовольным тоном тут же прошипел Андрей на ухо мужчине. Он опустошен и как никогда раздражен. Он устал. И он просто ненавидит сюрпризы.
Ответ последовал незамедлительно. Казалось, земля перевернулась под ногами олигарха, когда в черных разъяренных глазах отразилось кольцо из платины с крупным бриллиантом. Это было то самое обручальное кольцо, ставшее вторым по счету, которое он надел на безымянный палец девушки. Оно было на ней в день свадьбы, а потом она сбежала. Это был прямой вызов его самолюбию. Она нашла его раньше и теперь просто издевалась, показывая, что не собирается сдаваться и ждет его следующего предложения. Он смотрел на это бесценное кольцо и чувствовал, как она над ним насмехается.
- Андрей Викторович, к нам тут поступил звонок. К вам забрался кто-то посторонний, - отдаленным эхом услышал он тихий голос одного из охранников, когда он с силой сжав ледяное кольцо в ладони, полушепотом произнес всего одно слово «Лена».

Песочные часы напряженно отсчитывали время в обратную сторону, пока девушка в отчаянии металась по квартире. Распахнув шкаф, она сорвала с вешалки первое попавшееся платье, схватила с нижней полки свои любимые черные босоножки, сняла бежевое пальто и, бросив всё это на кровать, начала быстро переодеваться. Всего за пару минут из потрепанной простушки она превратилась в богатую диву. Сложив все свои вещи в сумку, она направилась прямиком к сейфу, код от которого до сих пор помнила наизусть. Андрей редко хранил деньги дома, он всегда перечислял их на свой банковский счет, но все же держал неподалеку небольшую сумму наличными. Открыв металлическую дверцу, Лена достала из железного ящика три пачки зелёных, оставив лишь какие-то документы, ключи и кредитки, среди которых были и её, но их явно уже заморозили. Любой документ с её неровной и вечно торопливой подписью теперь утратил всю свою стоимость.
Но под всей этой кипой бумажек было ещё кое-что. То, что сразу же привлекло внимание девушки. Это было серебристое стальное оружие с полностью заряженной обоймой, которое она с некоторой осторожностью взяла в руки.
- Закрыть все выходы. Предупредите охрану, пусть поднимутся наверх, - на ходу отдавал приказы Бехтерев, который уже садился в свою машину с одними мыслями о зеленоглазой блондинке, которая в самую последнюю секунду, натянув солнечные очки, взяла сумку и, засунув руки в карманы пальто, уверенной походкой пересекла холл высотного здания, в скором времени оказавшись на улице. В таком виде она просто сливалась с толпой, и мало кто мог увидеть в этой независимой и стройной незнакомке знаменитую модель Елену Третьякову, которая ради своей мести воскресла из мертвых.
Она покинула здание раньше, чем приказ, отданный олигархом, вступил в свое исполнение. И к тому времени, когда Бехтерев, распахнув шкаф, обнаружил пропажу некоторой одежды, среди которой было то самое платье, которое он только сегодня в него повесил, и пустой сейф, в котором, сколько бы он его не ворошил, так и не смог найти свой личный пистолет, загадочная незнакомка уже ехала в такси с зашкаливающим сердцебиением в груди.
И только потом на бесконечно прокрутке видеофайлов с камеры внешнего наблюдения он с приближающимся прицелом увидел стройную фигуру девушки в солнечных очках, которая подняв ворот своего пальто, выходила из здания. Ему было достаточно полувзгляда, чтобы узнать её. Щемящее чувство ярости в груди и два – ноль в её пользу.

***
Рабочий день был в самом разгаре, когда Виталий ковырял двигатель рыхлой десятки, чертыхаясь про себя каждый раз, когда под его руками путались оголенные провода. Перевернув потертую кепку задом наперед, он масляными руками крутил бесчисленные шурупы и гайки, когда до его слуха донеслись звуки приближающегося автомобиля. Это был тот самый «буратино», который снова решил поиграть у него на нервах своими расспросами о темно-синем Роллс Ройсе. Он только отнимал у него время своими вопросами и затяжными раздумьями, словно покупал себе какой-то остров, а не простой автомобиль.
Однако не успел Виталий заговорить с клиентом, как рядом с гаражом остановилось такси, из которого вышла весьма вызывающегося вида особа, при виде которой его сердце сделало двойное сальто в груди. Стуча своими массивными каблуками вызывающих туфлей, она направлялась прямо в его сторону. Её волосы были небрежно растрепаны, глаза скрывали солнечные очки, бежевое пальто развевалось на ветру, а до неприличия короткое черное платье, выставляло напоказ её стройные ноги, которые просто завораживали своим видом. Он смотрел на неё, не веря своим глазам. Его словно оглушили одним резким движением, парализовав на месте. Это была ОНА – та самая стерва, которая выпивала из него всю кровь, преследуя его и днем, и ночью, затягивала на его шее тугой поводок, держа его возле себя, как ручную собачку, впивалась в его плечи дикими укусами, взрывая целые Вселенные в его глазах. Такая дерзкая, стервозная и до сумасшествия соблазнительная, как семь смертных грехов.
- Я знаю у Вас есть, что мне показать, - остановившись всего в паре сантиметрах от Виталия, произнесла она, игриво улыбнувшись. Она была настолько реальна, что ему на какое-то мгновение показалось, будто он вернулся назад. Словно он сейчас находился в том самом своем автосервисе, а эта стерва просто явилась к нему с очередным визитом, после которого он ещё долго будет приходить в себя.
- Салон кожаный? – не дождавшись ответа от мужчины, который буквально врос в землю, крича всем своим пронзительным взглядом лишь одно «Что ты делаешь?!», приблизилась она к заветному синему автомобилю, оставив после себя шлейф знакомых сладких духов.
- Да, - приняв правила игры, твердым тоном ответил Виталий, посмотрев на девушку, которая всем своим видом говорила ему «Подыграй мне». – Двигатель новый. Движок не заедает. Мощный. Скорость набирает быстро. Всё, что нужно для тех, кто любит быструю езду, - приблизившись к ней и оставив за собой озадаченную жертву, который смотрел на них обоих и всё никак не мог понять, что происходит и откуда взялась эта дерзкая незнакомка, добавил он.
- Уу, неплохо. Мне нравится. Я беру, - внезапно сев прямо на капот автомобиля, она облокотилась на него локтями, закинула ногу на ногу, всем своим видом показывая, что долго думать она не собирается.
- Но постойте, - внезапно раздался бесцветный голос мужчины, которого такой расклад совсем не устраивал. Да кто она вообще такая? Он столько времени присматривался к этому автомобилю, а тут пришла какая-то вертихвостка и перевернула всё с ног на голову.
- А что такое? – тут же спустила Лена свои солнечные очки чуть ниже к кончику носа, внимательно изучая потенциального покупателя, который внезапно решил подать голос, не стерпев её наглости.
- Я первым нашел этот автомобиль. И собираюсь сегодня его купить. Да, я его покупаю! – уверенно заявил он, последнюю фразу адресовав Виталию, который просто не верил своим ушам. У неё получилось! Она его добила.
- Ах, да я слышала, что уже есть один лузер, который на него претендует. Но он настолько неуверен, что шансов у него никаких, - сделав вид, словно только что про него вспомнила, тут же дерзко бросила Лена, наглейшим образом бросив в него ядовитую стрелу. – Кошелек-то не жмет?
- Можно тебя на пару слов, - сделав вид, что не слышал этих язвительных слов в свою сторону, обратился он к Виталию, который тут же последовал вслед за ним. - Я заплачу за него в два раза больше, если вы сегодня же вечером доставите машину, - вполголоса сказал он, отдав ему пухлый конверт из плотного картона, прежде чем бросить последний вызывающий взгляд в сторону блондинки. Он думал, что одержал над ней победу, и даже не подозревал о том, что из него только что откровенно сделали лоха.
- Ты просто сумасшедшая! – как только злосчастный покупатель скрылся из его вида, тут же набросился Виталий на девушку, которая так и осталась, развалившись сидеть на капоте автомобиля.
- Не за что, - нахально улыбнулась Лена на его несказанное «Спасибо».
- Откуда всё это? – окинув взглядом явно дорогую одежду, появившуюся на ней, воскликнул мужчина, смотря на неё требовательным взглядом.
- Взяла напрокат, - тут же невозмутимым тоном, ответила девушка, не понимая с чего такой подозрительный тон. – А что не нравится? – сняв солнечные очки, добавила она, посмотрев на него своими светлыми зелёными глазами, на которых не было ни грамма косметики. И только эти искренние и естественные глаза говорили о том, что это преображение никак на неё не повлияло. Она всё такая хрупкая и беззащитная девушка, которая спала сегодня вместе с ним на диване, свернувшись клубочком.
- Стерва, - внезапно схватив её за обнаженные лодыжки, потянул Виталий её вниз, чтобы заглянуть прямо в её наглые сверкающие победой зелёные глаза.
- Сантехник, - схватив мужчину за грязную футболку, резким движением притянула она его ближе к себе, заметив ответную улыбку на его лице.
- Ещё одной такой выходки мое сердце может не выдержать, - произнес Виталий прямо в лицо девушке, признаваясь тем самым, что она смогла произвести на него впечатление, на которое и рассчитывала.
- Я буду нежной, обещаю, - издевательски произнесла девушка прямо в губы мужчине, намекая тем самым, что адские перенагрузки ему больше не по силам. – Будь осторожней, я ведь и сорваться могу, - добавила она, почувствовав, как он тут же впился в её губы дикими укусами.
 
БестияДата: Вторник, 07.02.2012, 21:04 | Сообщение # 9
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

- Я тебя обожаю! – вернувшись пятнадцать минут спустя после подробного отчета перед управляющем о проданном автомобиле, схватил Виталий девушку, которая до этого стояла возле машины, закружив её в радостных объятиях. – Посмотри, что теперь у нас есть! - опустив её обратно с восторженными криками, развернул он перед её зелёными глазами целый веер крупных купюр. – Мы богаты! Богаты! – разгорячено поцеловал он её в смеющиеся губы.
- Знаешь, теперь я даже серьезно думаю сходить с тобой на пару свиданий, - изобразив на лице игривую улыбку, произнесла Лена таким тоном, словно перед ней сейчас стоял самый богатый человек во всем мире. Она была искренне рада за него. Он заслужил эти деньги. И пусть их было намного меньше, чем тех, которые сейчас лежали в её сумке, зато они были честно заработанными. Пусть даже они достались ему обманным путем. Казалось, она ещё никогда в жизни так не радовалась этим бумажным купюрам, которые всегда просто лились рекой на её банковские счета. Но сейчас ей выпала неповторимая возможность ощутить то, каким трудом их зарабатывают другие.
- Ты просто чудо! – сделав вид, что с достоинством принял её издевательство, улыбнулся Виталий в ответ. Она уже было собиралась бросить что-нибудь саркастическое в ответ, как её взгляд, случайно блуждающий по салону, стоящего рядом автомобиля, внезапно наткнулся на кроваво-красные пятна, отчетливо выделяющиеся на белом кожаном сидении. Улыбка сползала с её лица по мере того, как в её памяти возникали картины, непосредственно связанные с этими самыми пятнами. Горячие капли крови, стекающие по её руке, падая на серое платье, солоноватый приторный запах и холодный дождь.
- Что такое? Тебе плохо? – заметив, как лицо девушки внезапно побледнело, а в зелёных глазах застыло что-то на подобие ужаса, тут же встревожился мужчина.
- Нет. Всё в порядке…всё в порядке, - не сразу придя в себя, неуверенным тоном выдавила Лена, пытаясь убедить себя в том, что ничего страшного не случилось. Это просто пятна крови и ничего больше.
- Точно? Выглядишь неважно, - прикоснувшись к лицу девушки, продолжал сомневаться Виталий, которому всё это совсем не нравилось.
- Да. Я, пожалуй, пойду, - изо всех пытаясь изобразить на лице что-то наподобие улыбки, произнесла она в ответ, наконец, переведя свой взгляд на мужчину.
- Тебя проводить? – нутром чувствуя, что с ней явно что-то не так, внимательно вглядывался в её глаза, словно надеясь увидеть в них то, что она так старательно пыталась от него скрыть.
- Нет. Нет, я хочу немного прогуляться. Тем более здесь недалеко, - поспешила заверить его Лена, что с ней всё будет хорошо. – Постарайся не задерживаться, - последнее, что произнесла она, кратко поцеловав мужчину в губы, прежде чем скрыться с территории автосервиса, направившись к дороге.
Едва переступив порог дома, Лена первым делом спрятала оружие, завернув его в большое махровое полотенце, которое она засунула в ящик с одеждой, куда мужчина обычно не суется. Деньги она спрятала в морозильнике, решив их заморозить до первой острой необходимости. И всё это время её преследовало ясное предчувствие того, что ответа от врага, возможно, долго ждать не придется. Он будет в ярости – в этом она была абсолютно уверена, хотя отдала бы всё на свете лишь бы взглянуть на выражение его лица, когда к нему в руки попало подаренное им кольцо, которое буквально кричало о том, что даже мертвой она не будет хранить ему верность. Он сделал ей больно, а она сделает так, чтобы ему было больнее вдвойне.
Весь оставшийся день девушку мучили бесконечные мысли о том, правильно ли она поступает, скрывая от Виталия свою тайную игру с Андреем. Единственное, что она знала точно – это то, что будь ему известно, каких дел она успела наворотить за последние два дня, он бы точно убил её, даже не задумываясь. Страшно было подумать, кто пребывал бы в большей ярости – он или Бехтерев. Она так уверенно и целенаправленно начала эту войну, думая, что сможет доказать этому ненавистному тирану, что она всё ещё держится, что она не сломалась и не собирается так просто сдаваться, что она будет бороться. Но как она вообще может быть в чем-то уверена, если даже при виде пары капель чужой крови готова потерять сознание. Воспоминания были сильнее её желания снова обрести свободу. Они царапали её душу изнутри, подкрадываясь к ней со спины в самые неожиданные моменты. Они убивали её и делали слабее, они пугали её и заставляли делать шаги в обратную сторону.
«Я тебя не боюсь. Я не боюсь тебя!» - вот уже несколько часов бессмысленно прожигая глазами потолок, лежа на диване, снова и снова повторяла про себя девушка, надеясь, что человек, которому были адресованы эти слова, услышит её.

Всю оставшуюся смену Виталий размышлял над внезапными переменами в настроении девушки, которая, то задорно смеялась, то бледнела прямо на глазах. Перед глазами то и дело возникали воспоминания, как длинноногая блондинка в солнечных очках выходит из такси и направляется в его сторону своей игривой походкой. И сколько бы его хладнокровный разум не твердил о том, что он явно начинает сходить с ума, он готов был поклясться, что где-то уже видел эти черные открытые туфли, которые сегодня были на ней. Но как бы он не пытался, никак не мог вспомнить тот день, когда мог их впервые увидеть. Ведь у неё были сотни таких туфель, которые независимо от марки и бренда всегда казались ему одинаковыми. Они все были одинаково шикарны, вызывающи и стоили в три раза дороже его ежемесячной зарплаты.
Захлопнув крышку капота черной иномарки, которая была последней в его рабочем списке на сегодня, он вытер масляные руки о свою грязную тряпку и, закинув её на плечо, усталой походкой направился в сторону подсобки. Убедившись в том, что кроме него здесь больше никого нет, Виталий приблизился к старому деревянному шкафу, который прикрывала серая выцветшая занавеска. Отодвинул в сторону тонкую ткань и вытащил с верхней полки потертую картонную коробку, которая была спрятана под бесчисленным количеством инструментов и различных красок. Поставив её на свободную среднюю полку, он достал из заднего кармана своих рабочих штанов увесистый конверт с деньгами и, откинув крышку, закинул его в коробку поверх беспорядочно сложенных крупных денежных купюр, из-под которых выглядывали отчетливые силуэты двух черных пистолетов и обоймы со стальными патронами. Было бы крайне глупо предполагать, что после последних событий, он пойдет на бой обезоруженным. У него было достаточно времени, чтобы всё хорошенько взвесить, запастись крайне необходимым оружием и спрятать его. Считая, что беспокоиться о безопасности из них двоих должен именно он, Виталий не стал нагружать девушку лишними проблемами. Она и без того достаточно натерпелась и потом один вид оружия мог вызвать у неё вполне оправданную панику, стоило только вспомнить тот день, когда она впервые взяла его в руки и выстрелила в своего врага. После этого она первое время буквально бредила мыслями о том, что убила человека. Пусть даже такого безжалостного тирана как Бехтерев. Её просто трясло от этих жутких воспоминаний, которые потом не раз врывались в её сны, заставляя просыпаться среди ночи от бешеных ударов сердца и чувства того, что её снова бросает то в жар, то в холод. Чего было скрывать тот факт, что с каждым днем она начинала всё больше жалеть о том, что промахнулась в ту ночь, воспоминания о которой до сих пор отзывались в её сердце леденящим страхом.

Лена настолько увлеклась собственными противоречивыми мыслями, что даже не заметила, как на улице стало темнеть, и она начала потихоньку дремать. Она даже не сразу услышала шорох подъезжающих колес возле ворот. Однако стоило только девушке услышать чьи-то требовательные сигналы с улицы, как она тут же в страхе открыла глаза. Даже в мыслях не предполагая, кто это может быть, она тут же бросилась к шкафу, откуда дрожащими пальцами вытащила пистолет, выбросив половину вещей на пол. Сердце неистово билось где-то в районе кадыка, когда она осторожными тихими шагами направилась в сторону кухни. Приблизившись к окну с параллельным предательским скрипом половиц, она краем глаза пыталась рассмотреть происходящее за высоким деревянным забором, но не могла. Всё, что она могла увидеть это яркий свет фар, который просачивался сквозь расщелины и приоткрытую калитку, от вида которой у неё просто остановилось дыхание. Пульс с удвоенной силой начал стучать по вискам, паника целиком захватила разум, стянув тугую петлю, а руки предательски начали дрожать, когда она услышала тихий скрип половиц где-то в коридоре, в полной мере оповещающий о том, что кроме неё в доме есть кто-то ещё.
 
БестияДата: Четверг, 24.05.2012, 16:55 | Сообщение # 10
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Сердце готово было упасть в пятки, когда она услышала такой родной голос, который вполголоса произнес её имя. Облегчение пришло несколько секунд спустя, когда она едва не съехав вниз по стенке, наконец-то смогла выдохнуть. Времени на конспирацию у неё не оставалось, потому она просто закинула его под свою подушку, мысленно поставив в своей голове пункт о том, что обязательно должна перепрятать его. Но позже.
- Я уже думал, что ты от меня сбежала, - едва заметив фигуру девушки в дверном проеме, улыбнулся Виталий, говоря тем самым, что она слишком долго заставила его ждать.
- Ну, что ты, как я могу, - тут же бросилась девушка на шею мужчине, заключив того в крепких объятиях. Боже, как же она испугалась
- Ты ни за что не угадаешь, что у меня есть, - как только она немного отстранилась от него, загадочным тоном произнес мужчина, который, не медля ни секунды, внезапно потащил её на улицу, схватив по пути её куртку с вешалки.
Толком, не понимая, что происходит, Лена послушно следовала за мужчиной и только несколько шагов спустя, поняла в чем дело. Это была не машина. Это был…
. – Не могу поверить…Ты сделал это! Ты починил его! – в один счет, преодолев расстояние между ними и черным Харлеем, не веря своим глазам, воскликнула она, посмотрев на него восхищенными глазами.
- А ты сомневалась? У меня ведь был такой отличный помощник, - произнес он в ответ с нескрываемой улыбкой на лице. – Ну, так что. Прокатишься со мной? – напрямую бросил он вызов девушки, которую, казалось, сейчас просто разорвет от счастья.
- Боже мой, конечно! – тут же буквально подпрыгнула на месте Лена от такого сумасшедшего предложения, от которого, если бы она даже очень сильно захотела, не смогла бы отказаться. Одна только мысль о том, что она сейчас снова сможет ощутить то неповторимое чувство драйва и свободы, заставляла её забыть обо всем на свете.
- Я бы посоветовал тебе держаться покрепче, - как только девушка села позади него, обвив его со спины своими руками, предупредил Виталий, прежде чем со всей силы дать по газам. Двигатель рычал как дикий зверь в явном нетерпении.
Это было просто не передать словами, что она чувствовала в эти секунды свободного полета. Когда встречный ветер развевает волосы, в мотоцикле рычит мотор, на лице возникает необъяснимая улыбка, а ты крепко обнимаешь мужчину, который готов на всё ради тебя. Сама душа кричала от этого спонтанного переполняющего счастья знать, что она рядом. Мужчина гонял так быстро, что её сердце, казалось, вот-вот остановится от этого бешеного адреналина, разливающегося по венам.
- Ты сумасшедший! – когда Виталий после нескольких скоростных кругов, внезапно резко остановился возле небольшого ночного заведения сверкающего цветными огнями, перевалив всю тяжесть на переднее колесо, так что заднее на время осталось висеть в воздухе, а потом также резко опустилось на землю.
- Ну, как? Коленки не трясутся? – как только девушка, не чувствуя собственных ног слезла с этого стального зверя, тут же спросил он, растянувшись в довольной улыбке от вида её эйфорического состояния.
- Ты..ты лучший! – чувствуя, что, кажется, начинает сходить с ума от этого мужчины, который опьянял её своими внезапными и такими безбашенными поступками, воскликнула Лена.
- Что так сильно голову надуло, - заглушив мотор, удивленным тоном произнес Виталий, встав на ноги. Ему были так приятны её слова, что на какую-то долю секунды он даже немного смутился.
- Нет, правда! Ты просто Шумахер, - всё никак не могла прийти в себя девушка, смотря на него, как на золотую статую.
- Ну, тогда как на счет того, чтобы пропустить с Шумахером пару стаканчиков? – приобняв девушку за плечи, повернул он её в сторону местного бара, огни которого тут же отразились в её больших зелёных глазах.
- С тобой хоть на край света, - даже не раздумывая, улыбнулась Лена, обняв его за талию, когда они вместе направились в сторону ночного заведения, из которого доносилась громкая музыка.
Веселье здесь было в самом разгаре. Барные стойки ломились от стаканов со спиртными напитками, которые бармены не успевали разносить по заказчикам, отовсюду слышался звонкий смех, и звонкая музыка доносилась из колонок. Здесь царила атмосфера общего веселья без лишнего пафоса, дорогих костюмов, изысканных напитков и раскрашенных длинноногих стервочек. Здесь никто не мерился размером своего кошелька, не выставлял напоказ супермодное платье из новой коллекции и не бросался фальшивыми улыбками направо и налево. Здесь был простой народ, много пива и дружеских разговоров.
Уже через каких-то два часа Лена чувствовала себя самой обыкновенной девушкой, которая просто делала то, что ей по-настоящему нравилось. Ей даже стало казаться, что она никогда не была самой высокооплачиваемой моделью российского шоубизнеса, никогда не носила платья от Прада, не красовалась на обложке гламурных журналов, не покоряла подиумов и никогда не жила в мире роскоши и блестящих бриллиантов. Словно она всегда была такой, какой она была сейчас. Девушкой, которая выпивала одну кружку пива за другой, которая играла в бильярд с мужчиной, который постоянно мухлевал, которая искренне смеялась над его шутками, которая победно вскидывала руки каждый раз, когда выигрывала свою очередную партию, которая была счастлива в эти самые мгновения здесь и сейчас.
- Я же сказала, что сделаю тебя! – не в силах скрыть победную улыбку на лице, воскликнула Лена на ухо мужчине, который придерживая её за талию, чтобы она не упала, тащил её в сторону барной стойки.
- Кажется, тебе на сегодня хватит, - не без труда усадив девушку на стул, произнес Виталий, посмотрев на неё затуманенными глазами, которые были пьяны не меньше, чем её. Заказав у бармена пачку сигарет, они вместе закурили, чувствуя особо острую нужду хотя бы в маленькой дозе никотина после такого безумного крышесноса.
- А ты кажется, мне кого-то напоминаешь, - внезапно произнес бармен в виде сорокалетнего мужчины, который вот уже несколько минут не сводил взгляда со светловолосой девушки.
- Я? – тут же поперхнувшись сигаретным дымом от таких неожиданных слов, выдавила Лена, посмотрев на мужчину.
- Да-да. Сейчас… - уверенным тоном подтвердил он свои догадки, достав из-под стойки потертый глянцевый журнал, на обложке которого была изображена ОНА.
- Спокойно, - тут же крепко схватил Виталий девушку за руку под столом, чтобы она не делала резких движений. Она смотрела на него такими глазами, словно к её виску только что приставили дуло пистолета. Он чувствовал её напряжение, но всё же не торопился направляться к выходу, поскольку этот поступок был бы более подозрительным. Ведь, в конце концов, это можно списать на простое совпадение. Но если присмотреться повнимательнее, то та девушка, которая была изображена на обложке была совершенно не была похожа на ту, которая сейчас сидела рядом с ним.
- Вот, - спустя минуту напряженной борьбы взглядов двух глаз – зелёных и голубых, произнес бармен, указав на какую-то картинку в журнале. Одновременно посмотрев на фотографию, в которую тыкал им мужчина, они тут же дружно рассмеялись. Это была фотография Бритни Спирс, на которую Лена физически могла бы быть похожа только после кардинальной пластической операции.
- Бритни Спирс! Нет, ты можешь себе представить?! Я похожа на Бритни Спирс! – как только они покинули это душное помещение, оказавшись на улице, восклицала Лена, повиснув на шее мужчины, который тащил её в сторону мотоцикла.
- Да уж, формы-то у неё явно будут побольше, - пошутил Виталий, почувствовав, как она тут усилила свою хватку, заставив слегка наклониться.
- Что ты сказал? Значит, мои формы тебя не устраивают? – как только мужчина облокотил её к железному мотоциклу, тут же выдавила Лена, наблюдая за тем, как он достает ключи из кармана.
- Супер! Что ж ты раньше-то об этом молчал? – всё никак не могла угомониться Лена, которую настолько развезло от алкоголя, что готова была сейчас практически на всё. – Тебе смешно? Я сказала что-то смешное? – заметив, что мужчина начинает откровенно заливаться безудержным смехом, добавила она, не понимая, что именно его так рассмешило.
- Ты самая лучшая из всех, кого я когда-либо встречал, - склонившись к девушке, которая облокотившись локтями на сидение мотоцикла, сейчас смотрела на него снизу вверх, сказал Виталий, улыбнувшись. – Довольна? – всем своим видом показывая, что кроме неё ей больше никто не нужен, добавил он, смотря на неё своими опьяненными глазами.
- Знаешь, кажется, я тебя…хочу, - смотря на него своими затуманенными зелёными глазами, которые буквально полыхали огнем изнутри, ответила она с короткой паузой в конце, чтобы он смог отчетливо осознать каждое её слово.
Повторять дважды не потребовалось, ревущий двигатель мотоцикла говорил сам за себя, как говорили безудержные поцелуи, которые не прекращались ни на секунду, когда они буквально вломились в дверь дома. Они просто сходили с ума, снося всё на своем пути, и стягивая друг с друга одежду. Позволив девушке стянуть с себя футболку, он повалил её на кровать, чувствуя, как агония начинает терзать его изнутри. Жадно кусая шею мужчины, Лена, оставшись в одном нижнем белье, перевернула его на спину, оказавшись сверху.
- Что-то не так? – когда девушка внезапно замерла, перестав отвечать на его поцелуи, тут же спросил Виталий, хорошо помня их последнюю попытку, которая закончилась тем, что она закрылась от него в ванной. – Всего одно твое слово и ничего не будет, если ты не захочешь, - смотря прямо в зелёные глаза напротив, которые смотрели на него с каким-то таинственным огоньком внутри, серьезным тоном добавил он, понимая её положение. Она смотрела прямо ему в глаза, опаляя душу изнутри, смотрела так пристально, что сердце вот-вот грозилось сгореть, смотрела так прямо, что вены буквально разрывались под натиском её взгляда. Его теплые ладони прикасались к её коленям с обеих сторон, когда медленно склонилась ближе к его лицу.
- Я хочу от тебя детей, - не спеша произнесли её губы тихим, будоражащим голосом. Она была абсолютно уверена в каждом своем слове, как была уверена в том, что хочет их только от него. Всего несколько месяцев назад она даже не думала о том, что когда-нибудь сама об этом скажет, учитывая её хладнокровное отношение к детям, которых она собиралась завести минимум лет через десять, когда это не будет мешать её карьере. Она никогда не мечтала о них и не хотела. Ни от кого, кроме него. Она хотела их от него. Хотела носить под сердцем его будущих детей, которых будет любить так же, как и его – больше жизни.
- Тебе не кажется, что сейчас не самый подходящий момент, - спустя минуту напряженного молчания, в которую он не сводил с неё своего прямого взгляда, сдавленно выдавил Виталий, будучи пораженным её словами до самой глубины души. Ещё ни разу в жизни ему не приходилось слышать такие слова в свой адрес. Ни разу в жизни, разгоряченные женские губы не шептали ему таким взволнованным голосом эти простые, но такие многозначительные слова, которые проникали своим глубоким смыслом глубоко в душу.
- Другого может не представиться, - тут же прикоснулась она к его лицу своим обжигающим горячим дыханием.
И этого было достаточно. Достаточно для того, что слететь с катушек всего в одну секунду.
 
БестияДата: Среда, 27.06.2012, 15:13 | Сообщение # 11
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
***

Два человека. Одна кровать. И неудержимая агония пожара, которую ни один из них был просто не в силах усмирить. Пальцами по гладкой поверхности кожи, оставляя красные следы. Губами по шее, плечам и запястьям, оставляя горячие отпечатки. И, конечно же, её колени, которые он крепко сжимал, заставляя гореть её неистовым пламенем, извиваясь в безудержных криках и стонах. Он, как никогда, сводил её с ума своим безумным запахом, который сквозь раскрытые поры заполнял легкие до отказа. Цепляясь за его крепкие плечи, она обжигала его кожу своим горячим срывающимся дыханием, которое слетало с её губ жадными вдохами и глубокими выдохами. Плавные прикосновения его рук повторяли изгибы её тела, которое отдавалось ему целиком и без остатка. Кричать, взлетать и падать – вместе с ним это было так сладко, приятно и опьяняюще.
«Я хочу от тебя детей» - эти, казалось бы, простых пять слов просто снесли ему крышу. Он просто обезумел от одной мысли о том, что они могут воплотить всю свою страстную, одурманивающую и искреннюю любовь в маленького человечка, который станет следствием их огромных пылких чувств. Вдвоем они могут сотворить настоящее чудо, которое, несомненно, станет самым большим достижением в жизни.
Опьяненные друг другом они еще не скоро смогли оторваться друг от друга. И только под раннее утро, прижимая её к себе за такие родные хрупкие плечи, Виталий, не успев еще толком остыть, предавался розовым мечтам, которые так внезапно вскоре потонули в черном дыме реальности.
Всё было бы намного лучше, если бы им не угрожала никакая опасность. Если бы они были простыми людьми, которые не знали никаких забот. Если бы…Если бы…Если бы…
Всё бело внезапно сменилось черным, заставив его сердце замереть в груди, когда он, будучи практически в полудреме, внезапно услышал чьи-то тяжелые шаги в доме, которые с каждой секундой все больше и больше становились всё громче и приближенней.
С полусна он даже не успел о чем-либо сообразить, когда внезапно в поле его зрения в проеме комнаты появился незнакомец с черной маской на лице, который своим неожиданным появлением заставил Виталия до смерти испугаться. Но самым страшным во всем этом мистическом незнакомцем было то, что он держал в руке стальное оружие, которое было направлено прямо в его сторону.
Чувствуя, как сердце отчаянно бьется в груди, он, медленно приподнялся с подушки, и инстинктивно крепче прижал к себе девушку, которая в эту самую секунду открыла свои глаза, пытаясь хоть как-то защитить её от свинцовых пуль, которые могли пойти в ход в любой момент. Едва увидев незнакомца с оружием в руках, Лена тут же, с коротким замиранием сердца в страхе прижалась к обнаженной груди мужчины. Они двое абсолютно голые и безоружные под одним тонким одеялом были абсолютно бессильны перед этим вооруженным убийце, который, казалось, нарочно испытывая их терпение, несколько минут всматривался в их бледные лица. Две пары глаз – зелёные и голубые смотрели на него с леденящим страхом и той тонкой гранью истерики, в которой начинаешь понимать, что в данный момент конец просто неизбежен.
Виталий даже не успел предупредить Лену, чтобы она не делала резких движений, как утреннюю тишину, царившую в доме, нарушил оглушительный выстрел, разорвавший её на тысячи мелких осколков. В ту же секунду, резко дернув девушку на себя, Виталий повалил её на пол рядом с собой вместе с одеялом, и в это же мгновение понял, что не успел, услышав её душераздирающий крик.
«Чёрт!» - мысленно воскликнул мужчина, едва взгляд его взволнованных голубых глаз зацепился за кровавую рану на левом плече девушки, которую она с силой сжимала своими холодными онемевшими пальцами, пытаясь остановить кровь, которая стремительными красными ручьями стекала вниз.
Без сомнения, если бы он столкнул её на пол с другой стороны, то эта пуля досталась бы ему, но всё произошло настолько быстро, что он даже не успел трезво оценить ситуацию. Он предпочел свою сторону, поскольку она была ближе, но оказалась более опасной для неё.
Как оказалось позже, во время падения, Лена инстинктивно, схватилась за простынь, стащив тем самым на пол не только одеяло, но и простынь с подушкой Виталия, из под которой к огромному удивлению, но как нельзя кстати, на пол с глухим стуком выпал ещё и черный пистолет. По одному взгляду отчаянных зелёных глаз, которые смотрели на него сквозь слезы снизу вверх, он понял, что это её рук дело. Она как знала, вчера второпях засунула его именно под подушку, но по возвращению хотела его перепрятать, однако совершенно об этом забыла в виду свой опьяняющей нетрезвости под напором горячих поцелуев мужчины, который так страстно кусал её опухшие губы.
Второй выстрел прогремел над головой Виталия в ту самую секунду, когда он поднял с пола оружие. Развернувшись в сторону своего врага, он, крепко схватившись за ледяную рукоять пистолета, направил его прямо на него. То, что враг не собирает сдаваться, было видно сразу. Потому Виталию ничего не оставалось, кроме как увернуться от очередной пули, прицелиться и без промедления нажать на спусковой крючок, пока тот не повторил очередную попытку всадить ему пулю в сердце.
Оглушительный выстрел напрочь оглушил перепонки Виталия, словно всё это происходило где-то не здесь, а на соседней улице. Он попал точно в цель. У него просто не оставалось другого выбора, учитывая то, что он ранил Лену, которая теперь лежала на полу, истекая кровью.
Не сразу осознав, что произошло, незнакомец, схватившись за грудную клетку с левой стороны, с хриплыми стонами повалился на пол, выронив из рук оружие, которое упало рядом с ним.
Несколько секунд Виталий, словно загипнотизированный не сводил своего взгляда с убийцы, не слыша ничего кроме бешеных ударов собственного сердца где-то в груди. Опустив руку, он только некоторое время спустя смог повернуться к девушке, которая смотрела на него испуганным взглядом зелёных глаз.
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Давай Просто Умрем - 2 (ВАЛТ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: