Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная  
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Письмо
Письмо
MeRiMeSkA99Дата: Вторник, 05.07.2011, 22:01 | Сообщение # 1
Любитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 115
Награды: 9
Репутация: 33
Статус: Offline
Читайте наздоровье мой фик. Настроение было не очень и поэтому такой получился. Не судите строго, я новичок.



Где ты, Лето?
Мы отменяем конец света!
Его не будет,
А будет только Летооооо!
Будет только Летоооо! =))))


Сообщение отредактировал MeRiMeSkA99 - Вторник, 05.07.2011, 22:13
 
MeRiMeSkA99Дата: Вторник, 05.07.2011, 22:05 | Сообщение # 2
Любитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 115
Награды: 9
Репутация: 33
Статус: Offline
Автор: MeRiMeSkA99
Название: Письмо
Прейринг: КВМ
Жанр: Angst, Romance.
Статус: Закончен.
Комментарии: http://seriali-online.ru/forum/76-9277-1
Glamurnaya Makaronina, огромное спасибо за обложку
Прикрепления: 6053301.jpg(55.3 Kb)


Где ты, Лето?
Мы отменяем конец света!
Его не будет,
А будет только Летооооо!
Будет только Летоооо! =))))


Сообщение отредактировал MeRiMeSkA99 - Вторник, 05.07.2011, 22:10
 
MeRiMeSkA99Дата: Вторник, 05.07.2011, 22:09 | Сообщение # 3
Любитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 115
Награды: 9
Репутация: 33
Статус: Offline
«Ну, вот очередной привет и в очередной раз от меня. Хотя-я-я….нет, для тебя скорее этот «привет» первый и, наверно, уже последний. Нет, я не сумасшедшая, если вдруг тебе это показалось. Просто я уже не знаю, в который раз начинаю писать тебе это письмо. Мне кажется, в сотый, а может и в тысячный раз… только предыдущие мои листочки таяли в пламенно-красном огне твоего любимого камина сразу после слов «привет» и «прости». В этот раз я решила написать чуть больше, поэтому отступилась от своего привычного плана… Хотя мне безумно нравилось смотреть, как эти белые листы превращаются в легкий серый прах… прах моих несбывшихся надежд…
Знаешь, уже несколько часов пытаюсь понять, сколько уже прошло времени после тех событий… Ну, ты помнишь, каких… наверно. Не могу выбрать: пять или все-таки шесть лет? Мне эти годы кажутся вечностью, словно я не живу, словно я где-то потерялась во времени, и мне никто не может помочь выбраться из этого чертова лабиринта мыслей и воспоминаний, точнее, я уже сама не хочу принимать чью-либо помощь…устала. Осталось только решить для себя, от чего я устала: от помощи или от своей жизни… Наверно, когда решу, мне станет легче понять, что же делать дальше, хотя, тут не так уж и много вариантов… Даже больше могу сказать: их всего два… А я сейчас просто стою между ними, на грани… На самой тонкой нити. Всего лишь один неправильный шаг и… под ногами пропасть, наполненная до краев чернотой, такой грациозной и в тоже время такой пугающей… Тогда все закончится. Спросишь, что именно? Нет, не могу тебе сказать, не хочу тебя огорчать, ведь ты же еще помнишь обо мне? Я на это надеюсь, желаю этого… А еще я мечтаю тебя увидеть и вновь почувствовать твое тепло, твои сильные руки на своей спине… я вновь мечтаю прогибаться под твоими ласками, настойчивыми, с тайной яростью… я мечтаю о тебе! Прости! Прости, что так сильно люблю тебя! Прости, что до сих пор не забыла… прости. Я могу повторять это бесконечно… это слово, кажется, уже стало смыслом моей жизни, хотя о какой жизни я сейчас говорю? Скорее существования... Да, я не живу, я просто существую и пытаюсь хоть как-то поддерживать этот свой мир, правда, неясно, зачем. Лерка говорит, что я всем нужна, но я ей не верю… Нет, даже не так, я верю ей, но я просто уже не могу и не хочу быть кому-то нужной… Все ушло, давно, еще тогда… пять или шесть лет назад.
Ну, вот, я снова сижу перед этим чертовым камином с бутылкой виски, в которой отражаются блики холодного костра… Спросишь, почему холодного? Потому что он ничто по сравнению с твоим теплом… твоим телом, руками, взглядом… Господи, прошло столько времени, а я до сих пор, как прикованная к тебе…я никак не могу перестать думать о тебе, я никак не могу перестать себя ненавидеть. Мне, кажется, я схожу с ума… и это навсегда.
Осень вновь захватила мою душу, наполняя меня до кончиков пальцев этой острой болью, грустью… Очередной безысходностью. Она вновь отравляет своим ядом каждую мою рану, малейшую царапину… Знаешь, они вновь начали кровоточить, каждая вена пульсирует так, что кажется, сейчас разорвется от такого напряжения, но я уже привыкла к этому, ведь такое случается каждый год, и именно в этот немного морозный дождливый день… Каждый год подступивший к горлу тяжелый грубый комок не дает мне спокойно вздохнуть. Я уже давно перестала дышать полной грудью. Еще тогда я сделала свой последний вдох, растворяя кровь новой порцией так жизненно-необходимо¬го кислорода. Да, он был последним. Я не боюсь уже этого слова. Теперь я это точно знаю, просто уверенна.
Хм… Такое странное чувство… Мне кажется, боль уже стала неотъемлемой частью меня. Боль вместо счастья, слезы вместо смеха, существование вместо жизни - похоже на конец света… Ты, наверное, хотел бы услышать о любви? Да, ты был прав тогда. Я ее убила, и не устаю это повторять каждый день, минуту, секунду… Я постоянно об этом думаю. Пытаюсь забыться, но воспоминания вновь бесцеремонно вторгаются в мою жизнь, всплывают перед глазами. Я пыталась их прогнать, но сейчас уже поняла, что это невозможно… Я просто устала так жить!
Ну, вот и очередной конец осени, и я в очередной раз сижу у камина. Да, у того самого, где мы впервые всецело отдавались друг другу… У того, где мы утопали в любви и мечтали о будущем. Ты тогда сказал, что мы никогда не расстанемся и всегда будем вместе… Хм… Ты соврал… Нет, я тебя не упрекаю в этом. Ты здесь не причем. Просто мы оба не смогли переступить через этот слишком высокий порог, за которым начиналась новая, возможно, даже счастливая, жизнь.
Знаешь, а у меня уже появилась традиция… Я каждый год 30 ноября вот так сижу у камина с бутылкой виски, с целой кипой наших фотографий, с ручкой в руках и с белым листком на коленях и пишу тебе письмо. Похоже, у погоды тоже сложилась своя традиция на этот день… Как ни странно, каждый раз, смотря в слегка запотевшие окна, я вижу острые капли дождя, которые со всей силы бьются об это прозрачное стекло, пытаясь ворваться ко мне в комнату, но у них ничего не выходит и они как слезы на моих щеках стекают вниз по тонкой идеальной поверхности. Это, наверно, какой-нибудь знак. Не могу пока понять и разгадать его, да и, наверное, не получится это сделать никогда. Природа нам не подвластна. В таких случаях просто говорят, что небо плачет вместе с нами, помогая заглушить боль, пытаясь хоть ее маленькую частичку перенять на себя. Не могу сказать, правда это или нет. Возможно, для кого-то это спасение, ну, а для меня… для меня это просто состояние моей души, которое перенеслось в реальность без моего ведома. Почему-то во всей этой истории для меня самое печальное то, что ты никогда не прочтешь ни одну строчку, ни одно слово моего письма, никогда. Ты его даже не увидишь, потому что ты слишком далеко, ты с ней и без меня… ты с той, которая сделала тебя счастливым, которая смогла дать тебе то, что я не смогла, которая просто вновь разожгла тот огонь в сердце, который я тогда потушила, охладив и разбив его своими словами и действиями…
Ты, наверно, сейчас пришел с работы. Твоя жена, услышав скрежет ключа в замочной скважине, сняла с себя фартук, в котором готовила тебе твои самые любимые блюда на ужин, и отправилась тебя встречать. Со счастливой улыбкой, с горящими глазами, она крепко тебя обняла и по-хозяйски поцеловала, оставив на губах слегка островатый вкус твоей любимой мясной подливы. Быстро скинув с себя пальто и сняв ботинки, ты уже идешь в одну из комнат вашей большой квартиры, которую ты так мечтал купить для нас двоих. Тихий блеклый свет, расстилающийся по светло-синему ковролину, осторожно тебя окутывал и создавал в комнате такой семейный уют и некую сказку, которую дополняли нарисованные по всем стенам маленькие улыбающиеся мишки. Тихое частое сопение, доносящееся из маленькой кроватки, манило к себе. Ты осторожно, чтобы не нарушить эту прекрасную «мелодию», подошел к ней. Легкая улыбка сразу коснулась твоего лица, из-за этого на твоем лобике показались складочки. Ты аккуратно укрыл малыша одеялком, которое было скомкано у него в ногах, потому что он сильно ворочался, когда пытался заснуть. Ты провел рукой по его еще совсем лысенькой головке и коснулся ее губами. А когда обернулся на выход, увидел прислонившуюся к дверному косяку свою жену, которая, похоже, наблюдала за всей этой картиной. На ее глазах засверкали слезы, слезы счастья. А ты, приобняв ее, нежно поцеловал, и вы вместе отправились на кухню, чтобы за семейным ужином рассказать обо всем, что произошло за сегодняшний день и обсудить планы на завтра.
Тебе, наверно, интересно, откуда я это все знаю? Тут нет никакой загадки, и за вами не следит никакой детектив, просто именно это я очень хотела ощутить в своей жизни, именно эту ситуацию я хотела пережить с тобой, но, к сожалению, не получилось.
Знаешь, что я сейчас вспомнила, подойдя к окну? Ту ночь, ту первую ночь после нашего долгого расставания из-за гастрольного тура… я тогда долго не могла уснуть, смотрела на тебя и вырисовала своими руками рельефы на твоем безупречном прессе. Я тогда вглядывалась в твое лицо и пыталась в очередной раз понять, за что я тебя так сильно люблю. Поняла. Оказалось, люблю вопреки всему! Еще немного насладившись твоими объятиями, я все-таки решила пойти на кухню и выпить воды. Кстати, из твоих объятий очень сложно выбираться, для меня это всегда было сверхзадачей… Ты меня в тот момент так умилил. Пока я обматывалась своим любимым пледом, который ты привез из Франции, ты, видимо, почувствовав холодок на своем теле, сразу перевернулся на живот и обхватил своими руками мою подушку. Ты ее так обнял, словно это была я… Я еле-еле сдерживала свой смех, но все же собралась с силами и пошла в сторону кухни. Мне впервые очень сильно захотелось тогда покурить, почувствовать еще раз горьковатый вкус никотина. Серый дым от сигареты стал растворяться в лунном свете, который так бесцеремонно вторгся в это помещение. Красивая была луна тогда, я помню. Голубая… такое редко бывает, но в тот день она была именно такой. В очередной раз, стряхивая пепел, я вдруг почувствовала на своем плече твою руку, а вторая обхватила мою ладонь и повелительными движениями заставила выпустить из рук сигарету и оставить догорать ее в пепельнице. Ты нежно провел руками по моей талии и остановил их в области живота. Твое дыхание стало обжигать мою кожу на шее, а закончил ты эту дорожку из поцелуев на мочке моего уха, которое ты так страстно прикусил. Мое тело вновь наполнилось трепетным желанием быть твоей. Я была настолько близка к окну, что на нем появилось мутное пятно от моего частого дыхания, вызванное бешеным сердцебиением. А потом я почувствовала холодок на своем животе, потому что твоя рука потянулась к окну и на том месте, где стекло было туманным, ты нарисовал маленькое сердечко, а рядом наши инициалы. Ты тогда сказал, что это всегда будет напоминать нам о том, что мы есть друг у друга, особенно во время расставаний. Я тогда просто улыбнулась, но не поверила тебе, ведь через каких-то пару минут от этого рисунка не осталось ни следа. Я ошибалась. Теперь я вижу этот рисунок всегда, когда подхожу к окну. Окутываю стекло своим дыханием и это сердце, словно долго рвавшееся наружу, вновь режет мои глаза… Как сейчас. Только я позволила себе немного изменить рисунок, подрисовав рядом слово «прости». Единственное, что еще я помню, так это то, что я тоже была уверенна, что нас никто и ничто не сможет разлучить. Но оказывается, рано или поздно всему приходит конец… Только для кого этот «конец» становится просто концом отношений, а для меня он стал концом моей жизни. Хотя все начало рушится еще до нашего разрыва. В тот день, когда…
Я не была до конца уверенна, что делаю все правильно, хотя о чем я говорю? Я была испуганна, мне казалось, я вообще не осознавала, что делаю тогда, словно мне что-то дали принять и просто, как марионетку, направили в нужную сторону. А я просто пошла. Я мало, что помню из того дня, как будто это был сон, самый страшный кошмар. Я не помню, как я оказалась в больнице. В памяти только отпечаталось то коричневое кресло и человек в белом халате, который стал протягивать ко мне руки в резиновых перчатках с какими-то железными приборами, а потом, увидев, что я в сознании, приказал медсестре ввести мне еще наркоза. Я хотела что-то сказать, хотела встать и уйти, но тут же почувствовала, как что-то очень острое проткнуло мою вену и лекарство второпях стало смешиваться с моей кровью... А дальше… Дальше просто одно нескончаемое белое пятно. Проснулась я уже в палате… Белый свет, исходящий ото всех стен, которые меня окружали, стал давить на меня и доводить до тошноты. А самое страшное – я почувствовала пустоту… У себя внутри, где-то под сердцем, словно кто-то вырвал из меня что-то так необходимое для жизни, то, что всего несколько недель согревало меня своим присутствием, заставляло улыбаться и просто оберегать. То, что могло бы сделать счастливым тебя… нас.
Я помню, как ко мне пришел врач, осмотрел меня и сказал, что я могу быть свободна. Оделась на автомате, периодически смахивая слезы со своего лица. Вышла в коридор, где сидели совсем молоденькие девушки и очень сильно чего-то боялись, хотя я знаю, чего они боялись, тогда я и узнала. Мне их стало жаль, хотелось закричать на всю эту больницу, что они совершают самую большую ошибку в своей жизни, хотелось просто разгромить там все… Но я слегка умоляющим взглядом окинув этих девушек, просто пошла вперед, навстречу чему-то новому, что явно не могло доставить мне сладкой жизни. Выйдя на улицу, я увидела тебя… Ты впервые курил. Я не знаю, как ты меня нашел, но мне хотелось сбежать в тот момент. Я не могла смотреть тебе в глаза… Мне просто захотелось умереть. Я встала за твоей спиной. Мне так хотелось тебя обнять, прижаться к тебе так сильно-сильно и никогда не отпускать. Хотелось кричать тебе, что я очень тебя люблю, и что у нас обязательно еще будут дети, но… Обернулся ты… и стал беспощадно стрелять в меня своим взглядом, в котором смешались гнев и боль. Я помню каждый твой жест тогда… А самое главное я помню то слово – «ненавижу». Потом ты просто развернулся и ушел, а мне хотелось кричать на всю улицу, кричать так, чтобы выплеснуть всю боль. Мне хотелось умереть… умереть так, как я убила нашего малыша…
Но как видишь, я жива, к сожалению, до сих пор… С того дня жизнь уверенными движениями стала катиться вниз. И как только начинает казаться, что все, я уже на дне, глубже уже некуда просто, что-то в очередной раз случается, и я начинаю вновь утопать в грязи.
Знаешь, я только через несколько дней после всего этого поняла, что мне действительно что-то подмешали, я не по своей воле это сделала. Я была рада этому малышу, ты же помнишь… или уже помнил… Я долго не могла понять, кому это было нужно. Я хотела все объяснить тебе, но ты тогда уехал, никому ничего не сказав. А я просто начала пить… напивалась до беспамятства, хотела все забыть, стереть из памяти и начать жить заново. Меня никто не мог вытащить из всего этого. Лерка пыталась меня вернуть к жизни. Днями и ночами сидела у меня. И каждое утро выкидывала новые пустые бутылки, которые я опустошала за ночь на балконе, пока она спала. У группы из-за меня стал срываться гастрольный тур. Я тогда все-таки собралась с силами и выступила пару раз с ними, а потом… подслушала телефонный разговор продюсера и поняла, кому так сильно мешала моя беременность. Я хотела его раздавить, хотела его медленно убить, чтобы он расплачивался за каждую моя слезу… А в итоге расплатилась я, только непонятно за что… Он избил меня так, что казалось, я не смогу потом выкарабкаться. Я не знаю, как тогда осталась жива. Помню только в очередной раз белые стены и врача в белом халате, который приветливо мне улыбался и рассказывал о том, что скоро я поправлюсь, и моя жизнь снова наладиться. Да, как же он ошибался. Девчонки из группы, узнав обо всем, официально расторгли контракт с этим… с ним… Они устроили такой скандал, что у него просто уже не оставалось выбора, как просто стереть себя с лица земли… Нет, он не убил себя, он просто уехал в неизвестном направлении.
Из больницы я вышла немного другим человек, по крайней мере, пить стала только 30 ноября, только в этот немного морозный дождливый день, как сегодня
А еще я подняла бокал шампанского на твоей свадьбе… да, я была там. Не хотела идти, но не смогла. Хотела тебя увидеть. Ты был счастлив, я прочитала это по твоим глазам… Мне так хотелось подойти к тебе, взять тебя за руку, куда-нибудь увести и рассказать обо всем. Я так хотела, чтобы ты знал эту проклятую правду, которая могла изменить всю мою жизнь, всю нашу жизнь, но… ты был счастлив. А это для меня значило многое.
Вот так моя жизнь уверенно скатилась на самое дно, в самую грязь.

Ну вот, наконец, я смогла все это рассказать, пусть не тебе, а только этому листу бумаги, уже пропитанному моими слезами, но мне стало чуточку легче… И напоследок хочу сказать тебе только одно слово – прости!

P.s. Я люблю тебя!»

Грубый морозный ветер направлял в лицо высокому мужчине крупные капли дождя, которые беспощадно его били и рвали собой исписанный листок бумаги в его руках. Он был им благодарен за то, что они дали ему возможность больше не сдерживать слез. Он перечитывал это письмо раз за разом, как будто ему казалось, что он что-то упустил, что-то очень важное… Словно это был последний раз, когда он общался с ней. Ее слова гулом отзывались у него в голове… Он знал манеру ее разговора, он знал каждую ее складочку, которая напрягалась, когда девушка писала, то или иное слово. Он как будто был в тот момент рядом с ней и запоминал каждый ее жест, вглядывался в ее лицо и тонул в ее зеленоватых глазах. Он словно пропускал через себя всю ту боль, которую она чувствовала. Безумно хотелось ее обнять, хотелось почувствовать тот самый вкус ее губ вперемешку с никотином… мечтал об этом, но уже ничего невозможно вернуть.
Мертвенную тишину нарушали крики ворон, пролетавших над его головой и, видимо, искавших пищу. Он, наконец, оторвал взгляд от бумаги, сложил его в несколько раз и положил в карман черного пиджака. Теперь все внимание устранилось на холодный мраморный камень, стоявший напротив него. Двадцать шесть ее любимых белых роз стали укрывать небольшой холмик рыхленной земли. Он подошел чуть ближе, нежно, чуть касаясь, стал вырисовывать черты ее лица на этом сером камне… Невольная слеза вновь скользнула по его щеке. Он прикоснулся губами к ее изображению. Но холода совсем не почувствовал, только ласковое тепло окутало его губы и растворилось в его теле, все происходило так, как когда он целовал ее. Его тихое «люблю» растворилось в морозном воздухе и оставляло у него на сердце кровоточащие раны...
- Вить, - совсем тихо окрикнула его женщина, подойдя к ограждению могилы. Мужчина сразу выпрямился и направил свой взгляд на лицо жены.
- Что ты здесь делаешь? – он совсем не ожидал увидеть ее здесь.
- Уже ночь, я не знала, что и думать. Позвонила Игорю, а он рассказал мне про… Неё, - она бросила свой взгляд на мраморный камень, - пойдем домой, - женщина протянула ему свою руку, но мужчина стоял неподвижно, держа свои руки в кармане пальто, - Вить, ты не виноват ни в чем. Она попала в аварию…
- Ты не понимаешь… Я…
- Любил ее? – Он несмело кивнул головой в знак согласия.
- Я думаю, она знала об этом и хранила в памяти все то, что ты для нее сделал. Вить… Там Андрюшка не может уснуть, плачет уже который час, говорит, что без папы спать не ляжет…

Он вновь обернулся на памятник, словно прощаясь навсегда с той, которая подарила ему самое главное – свою любовь, с той, которая сделала его самым счастливым и с той, перед которой он сильно виноват и никогда себе этого не простит. Теперь она навсегда будет с ним, будет охранять его и его семью от бед, а он….он будет жить так, как жил раньше, окружая свою семью теплотой и заботой, но любил и любить он будет только одну, чье имя еще тогда, при первом знакомстве, выжгли на кровянистых тканях его сердца.

Рядом тихо гаснет ночь
Беспомощных огней,
И ко мне приходит пустота,
И я иду за ней.
Ближе к краю, в памяти боль стирая,
Послушным пламенем, ведь что такое смерть?
Я не знаю, я ничего не знаю,
Я просто вижу свет, и в нем хочу сгореть...


Где ты, Лето?
Мы отменяем конец света!
Его не будет,
А будет только Летооооо!
Будет только Летоооо! =))))
 
MeRiMeSkA99Дата: Четверг, 07.07.2011, 01:53 | Сообщение # 4
Любитель
Группа: Проверенные
Сообщений: 115
Награды: 9
Репутация: 33
Статус: Offline
я очень для вас старалась.

Где ты, Лето?
Мы отменяем конец света!
Его не будет,
А будет только Летооооо!
Будет только Летоооо! =))))
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Письмо
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: