Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Миники_Straus (КВМ в основном...)
Миники_Straus
StrausДата: Вторник, 09.02.2010, 15:54 | Сообщение # 1
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Название: Без памяти
Бета: ст_Туман
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Жанр: Angst, OOC, Romance, Continuation
Статус: Закончен
Описание: КВМ не знакомы. Лене около 16 лет.
Ваше мнение по миникам слушаю в этой темке

Пролог:
У вас было желание закрыть глаза и забыть? Было. И у меня было. А вот как это – без памяти?

Пролог 2:

Лёгкое, тонкое тело.
Лицо из-за крови не разглядеть.
"Девчёнку бить, ну разве дело?"
И душу тонкую задеть...

Закрыв себя одеялом,
Со страхом смотрела в глаза.
Воспоминаний то не стало!
Только прошлого темнеет лоза.

И дальше быстро закрутилось,
Происходящее вокруг.
Незримо много изменилось,
И только отблесками вдруг...

Она не спала, она ревела,
К подушке голову прижав.
И там, внутри, наверно, тлела.
Всю душу изнутри обняв.

Потом привёл на тренировку.
И видя тот довольный взгляд,
Он помнимал, что много толку,
И был конечно очень рад!

"Не могу больше". Снова плачет.
А боль и душит, рвётся вон.
И Его сердце в груди скачет,
Ах как бы хорошо, если был сон...

И вот узнал, кто та такая.
А Малышу не тот сказал.
Она не просто там любая,
Она ведь та, кто дорог стал.

Услышать правду после всего,
Оказалось не проще простого.
И для себя прошептав: "Ничего!"
Уходила снова.

И дальше как-то мутно стало...
Коньяк, выходные и он.
Её рядом теперь просто не стало,
А сердце заперто в загон.

"Вернулась". "Простила".
Потом будет всё не так.
И вновь улыбаясь, по-детски, так мило,
Про ссору шептала: "Пустяк".
(с) Musa




Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Среда, 10.02.2010, 00:24
 
StrausДата: Вторник, 09.02.2010, 15:56 | Сообщение # 2
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Из дверей спортивного комплекса «Спартак» вышел высокий брюнет и остановился на верхней ступени, вдыхая вечерний воздух Москвы. Закончилась тренировка по баскетболу, который был делом всей его жизни, и он, предвкушая очередной скучный вечер у телевизора, неторопливым шагом отправился на стоянку, расположенную чуть ли не в соседнем дворе. Проходя по темному двору комплекса, он заметил у дальнего края забора две фигуры подростков, ногами колошмативших что-то на земле. Запоздалая мысль сообщила, что это не что-то, а, скорее всего, кто-то, и тело бросилось в сторону происшествия. Добежав до стены, он раскидал двоих отморозков, отвесив им затрещины, и склонился над человеком, лежавшим на траве. Инстинктивно свернулся в комок, защищаясь, он окровавленными руками закрывал голову от ударов ботинок.

- Парень, вставай, слышишь, давай помогу… - он говорил что-то еще, сам не слыша своих слов. Мужчина тронул подростка. Тот не отреагировал. «Без сознания» - понял тренер и стал поднимать тело, аккуратно подхватив на руки. Приподнял парня, удивившись легкости и худосочности фигурки. Перевернув парня лицом вверх и, отняв кулаки от лица, замер. – Это же девочка! Вот уроды! - Рассмотреть лица не удалось из-за множества ссадин и кровоподтеков. Мужчина поднял тело на руки и быстро пошел со своей ношей к машине. Ждать «скорую» означало терять время.

Уложив девушку на заднее сиденье, он утопил педаль газа и понесся по улицам города, вспоминая всеми «добрыми» словами московские пробки. Принес девушку в приемное отделение больницы, а сам остался ждать в приемной. Вечерняя история не выходила из головы. По сути, он никто ей и мог спокойно отправиться домой, но что-то где-то в груди сжималось и не отпускало его. «За что можно так жестоко избивать ногами человека? Да еще и девушку».

- Вы Виктор Степнов, доставивший девочку?
- Да, я. Что с ней? – поднялся Виктор с больничной скамейки.
- Сотрясение мозга, перелом ребер, ушибы. Состояние тяжелое, но стабильное. Особенно врачи опасаются из-за травм головы.
- К ней можно?
- Только завтра. Часы посещений закончены. Идите домой. И кстати, как имя пациентки?
- Я… хм. Я не знаю. – На округлившиеся глаза девушки в белом халате он развел руками и сказал: - Я увидел, как ее избивают двое, и помог от них отделаться. А потом сюда привез.

Через два дня.
- Можно? Привет. – В дверь белоснежной палаты просунулась темноволосая голова, и следом показался букет цветов.

Мужчина шагнул в палату и остановился, боясь подойти ближе. При виде незнакомца девушка испуганно подняла глаза и инстинктивно потянула худыми руками на себя одеяло, отгораживаясь от пришедшего. Виктор замер, завороженный светом изумрудных глаз на точеном личике подростка. Вьющиеся волосы торчали во все стороны, придавая детской нежности испуганному лицу в синяках.

- Не бойся меня. Я пришел узнать, как ты. Те отморозки наставили тебе много синяков, вон, всю красоту испортили. – Он улыбнулся. Показалось, испуг сменился интересом. Это немного разрядило обстановку, и Виктор протянул букет. – Это тебе. Я Виктор. А тебя как зовут?
- Я не боюсь. Как меня зовут, я не помню. Спасибо за цветы, но мне ничего не нужно. - Услышав ее голос, мужчина снова впал в ступор. Какой он приятный, немного грубоватый, мальчишеский, отзывающийся где-то внутри низкими нотами. Он ожидал увидеть девушку, а увидел ребенка, попавшего в беду и пытающегося показать, что сам со всем справится, прячась за колючими фразами и деланным безразличием. Только то, что она сказала, до него не сразу дошло. «Не помнит».
- Ты ничего не помнишь? – девушка отрицательно покачала головой. Виктор опустил букет на стол, сказал, что поговорит с врачом, и вышел из палаты.

Найдя лечащего врача девушки, он узнал, что гематомы от ударов временно блокируют некоторые отделы головного мозга, лишая отдельных функций. На данный момент у девушки потеря памяти, и нужно время, чтобы все пришло в норму. Также ему сообщили, что не было найдено никаких документов среди ее вещей. На его вопрос о ее возрасте доктор пожал плечами, сказав, что девушке приблизительно шестнадцать лет. Виктор был растерян и даже не представлял, что же теперь делать. Родственники, скорее всего, не были в курсе того, что случилось, и найти их теперь не представлялось возможным. Понятно, что бросить ее здесь он не мог.

После выписки Виктор собирался отвезти неразговорчивую девушку к себе домой. Благо, у него была двухкомнатная квартира, одну комнату он подготовил к встрече гостьи. Но сначала он сказал ей, что они должны заехать в милицию и сообщить ее данные, чтобы родственники девушки смогли ее найти. Покончив с делами у участкового, молодые люди вошли в квартиру. Виктор проводил девушку в «ее» комнату, а сам отправился на кухню. Ребенка надо кормить.

За ежедневными звонками в участок и тренировкой памяти девушки прошла неделя. Виктор ходил на работу, оставляя ее дома с телефоном и кучей указаний, что в каком случае делать. Она кивала головой, улыбалась, блестя своими невероятной красоты глазами, и провожала его у порога. Сердце Виктора трепетало всякий раз от этой картины, так греющей иллюзией семейного счастья.

Однажды, через день или два, Виктор сообщил, что после посещения милицейского участка они отправятся за покупками. Совершенно не имея в своем гардеробе женских вещей, он предложил отправиться куда-нибудь, где можно купить одежды. Они направились в торговый комплекс, где, пройдя по магазинам, они набрели на спортивный отдел, где девушка сразу присмотрела себе баскетбольный мяч. Подсознательно выбрала то, что ей было нужно. Виктор надеялся, что это память подает признаки жизни. Уселись за столиками перекусить. На десерт было мороженое, видимо, очень вкусное, так как в процессе его поедания нос девушки оказался испачкан. Они долго хохотали, устраняя последствия сражения с лакомством, а Виктор в шутку назвал ее «Малыш». Она серьезно посмотрела ему в глаза. Его испуганный взгляд ее снова рассмешил и она, тряхнув челкой, предложила ее так называть.

Мужчину не покидала мысль о том, кто были те парни и за что они избили девушку. Несколько раз он специально задерживался на тренировках и пытался увидеть во дворе спорткомплекса темные фигуры. Хоть как-то помочь разобраться в этом. Ее память упрямо пряталась, мучая ночами его и ее, не давая уснуть. Иногда он слышал ее всхлипы в подушку, стучался в дверь и приносил ей таблетки от головной боли, гладил по волосам и просил не пытаться вспоминать. Так никакого толку не будет, когда напрягаешься. Доктор сказал, что пока не надо насильно заставлять мозг работать. Когда придет время, все само станет на свои места. Но Виктор, хоть и прислушивался к советам врачей, все равно не оставлял попыток хоть как-то встряхнуть память и покачнуть нежелание вспоминать. И вот теперь появился еще один способ.

Первый раз привел девушку к себе на тренировку и усадил на скамейку, чтобы просто понаблюдать за ее реакцией. Мужская команда с интересом поглядывала на спутницу тренера. Подошел помощник Виктора, Игорь, и удивленно вскинул брови на присутствие женщины в зале. Пообещав рассказать все позже, Степнов продолжил тренировку, специально начав игру, чтобы была возможность наблюдать за девушкой. Она сидела и внимательно провожала взглядом мяч. Когда кто-то из игроков терял его или играл не по правилам, девушка нетерпеливо подскакивала на скамейке. Эта ее реакция порадовала Степнова. И после ухода команды, он бросил мяч ей, предложив просто покидать в корзину.

Час проверки ее навыков привели мужчину к однозначному выводу: она отлично играет и прекрасно чувствует мяч. Так начались их общие тренировки, где в составе мужской команды появилась хрупкая, но упорная девушка, которая делала все на автомате, не задумываясь, и Виктор понемногу сник, видя, что это лишь механическая, моторная память тела. Но одно радовало – у нее прекратились головные боли и ночами она спала. Может быть, из-за усталости на тренировках, а может от того, что больше не пыталась восстановить свою прошлую жизнь.

Две недели тренировок пролетели и сменились долгожданным отдыхом. В выходные Игорь Рассказов, друг и коллега Виктора предложил выбраться на природу, пожарить шашлыков. У него за городом дача и со двора открывается красивый вид на лес и реку. Они вчетвером, с подругой Игоря, Соней, отправились на машине Виктора. Домик впечатлил девушку своей спокойной красотой. Они сразу устроились в уютной беседке. До темноты сидели у огня и вспоминали смешные истории. Девушка смеялась от души. Но все чаще стало охватывать тревожное чувство, которое сидело в голове навязчивой мыслью. Ей тоже хотелось помнить и вспоминать. Виктор заметил ее грусть и предложил прогуляться до реки. Купаться было, наверняка, прохладно, но вид с холма открывался замечательный, и они решили спуститься к воде.
- Не грусти, Малыш. – Они шагали рядом по протоптанной дорожке и низко опущенная головка девушки скрывала от него лицо. Такое милое, особенно когда она улыбалась.
- Я не знаю, кто я. Не знаю где я и с кем. Я не помню своего прошлого и не понимаю, что дальше делать. Без памяти. Казалось, живи дальше. Но нет. Я не знаю, как жить. Человек без истории это как война без причины, так Игорь сказал. У меня даже имени нет. Не могу больше. – Он почувствовал, а потом увидел катящиеся слезы.

Сердце сжалось ее болью, и он прижал девушку к груди, чмокнув в макушку это измученное создание. Она не плакала так до этого. Он знал, было больно физически, особенно на тренировках, да и в душе тоже она не находила покоя, но такие слезы обреченности он увидел впервые.

- Ты все вспомнишь, нужно только время. Не плачь, Малыш, подожди немного еще. – Она вскоре затихла под его большой ладонью, накрывающей светлые волосы. Отстранилась и они побрели дальше.

Вернувшись к дому, Виктор не разрешил ей снова садиться у костра, было довольно прохладно, ночной ветерок выгонял тепло из беседки, поэтому все дружно пошли пить чай в дом, где в просторном зале в углу уютно горел камин. Девушка устроилась в кресле, и Виктор заметил, что она встревожено оглядывается.
- Что такое? – Подсел он к ней поближе, протягивая дымящуюся чашку чая.
- У меня впечатление, что я где-то такое уже видела.
- Вполне возможно, у тебя просто ассоциации с огнем. Забудь, не надо, не напрягайся.
Но весь вечер Виктор так и ловил сосредоточенное выражение на личике девушки. Рассказов поднялся наверх, чтобы приготовить комнаты для всех, а Виктор вызвался ему помочь, да заодно и просто побыть вместе с другом.

Софья подсела к девушке и положила руку ей на плечо. Пара фраз, таких простых в обычной жизни и таких важных в ее ситуации. Такое искреннее участие и поддержка взрослой женщины, как казалось ей, было воспринято с благодарностью, и Соня заметила, что девочка вскоре расслабилась и даже начала дремать, убаюканная теплом и ржавыми бликами от камина.

- Вить, а вам в отдельных комнатах стелить?
- Чего!? Рассказов, у тебя вообще ку-ку поехало? Да как ты мог подумать!… Она же девочка еще совсем! А ты…! – Взорвался тренер, а друг вытаращился на него, даже испуганно.
- Тихо, тихо, Вить, ты чего, я же не это имел в виду! Может ребенку страшно в новом доме! – Игорь примирительно поднял руки. «У, Степнов, а ты за нее убьешь. И сдается мне, не с проста это. Уж не влюбился ли наш железный Виктор?»

Через два дня на тренировке Виктор пристально наблюдал за девушкой. Нет, все как обычно, просто механические действия. Она не парила, как в первые разы. «А может пока прекратить тренировки? Отвлечь, мозг начнет требовать привычного. И тогда возможно…».

В спортзал вошел Игорь, окинул взглядом площадку и попросил Виктора подойти в кабинет, что ему нужно показать что-то очень важное. Виктор послушно пошел за другом. Они остановились у компьютера, и Игорь нажал на ссылку. Это был сайт какого-то издательства, где рассказывалось о любимом авторе всех времен и народов Петре Кулемине. Пролистав текст и несколько фотографий, в самом конце Рассказов увеличил изображение семьи фантаста. В самом центре, в обнимку с дедом сидела девушка и улыбалась в объектив улыбкой его Малыша.
- Игорь, это она!
- Я тоже так подумал. Поэтому решил показать тебе. Елена Кулемина. Наверное, ты знаешь, что делать дальше. Потому что я сомневаюсь, что стоит ей говорить, пока она не вспомнит. Но это решать тебе. Но я бы посоветовался с врачами.

В зал он вернулся в глубокой задумчивости и не сразу заметил замешательства на площадке и неигровой настрой. Вопросительно уставившись на игроков, он не нашел среди них девушки.
- Где она!? – заорал он.
- Кривощапов ей сказал… Они поссорились, она убежала.
- Куда? – но на этот вопрос никто не мог дать ему ответа. Где теперь ее искать?
Мужчина рявкнул, что тренировка закончена и побежал в кабинет.
- Игорь, она ушла!
- Что?!
Они рванули к выходу. Обследовав близлежащие территории, они не встретили ее. Ни через час, ни через два часа поисков девушка не была найдена. Виктор отправился к дому, надеясь, что каким-то чудом она окажется во дворе его дома. Но и там он ее не встретил. Уже было темно на улице и в душе поселился холодный ужас и даже паника. Он сам не ожидал от себя. Но еще больше он не ожидал, что так привяжется к Малышу. Она стала для него всем. И теперь ее нет рядом, и он не может сказать, что с ней все в порядке.

Всю ночь он ходил по улицам и искал знакомый силуэт. Выбившись из сил, он понял, что так не найдет ее и нужно снова обзванивать больницы, или еще хуже… Нет, с ней не могло случиться ничего плохого. Он надеялся на это. «А вдруг ее снова нашли эти парни? А она даже не помнит чего бояться, что они хотят от нее, и уж тем более, она не сможет им это дать». Ноги сами его несли к участку милиции, где они регулярно появлялись и пытались узнать последние новости о продвижении поисков родственников девушки.

«А может она все вспомнила» обожгла сердце мысль. «Ну, тогда еще проще. Ушла и все. И я больше не увижу ее».
Тем временем Виктор добрался до участка. Зайдя в помещение, его сердце радостно подпрыгнуло. На скамейке сидела Лена. Поставив ноги домиком, лицом она уткнулась в сложенные на коленях руки. Плечи не вздрагивали. Она не плакала. Просто сидела. Виктор опустился рядом на скамейку, телом образуя опору ее спине. Она почувствовала его тепло, и Виктор заметил, как она расслабилась, узнав его. Они какое-то время сидели молча. Потом волна обиды сменила ощущение радости.

- Дуреха, ты куда убежала? Знаешь, как я испугался! У меня чуть сердце не остановилось, когда представил, что тебя снова нашли те парни. – Она всхлипнула, повернулась и уткнулась в плечо.
- Он сказал, что завидует мне, хотел бы тоже забыть многое. А еще… - она замолчала, Виктор погладил светлую головку и поцеловал в макушку.
- Не надо, ты же знаешь, что это неправда, а все остальное ты вспомнишь. Не плачь. Я же рядом.
- Я останусь тут пока не вспомню все. А потом поеду домой.
- Нет, Малыш, я тебя нашел и больше не отпущу никуда. Пойдем, тут ты не вспомнишь, а дома я тебе кое-что покажу. – Она заинтересованно подняла голову, заглядывая в его голубые глаза. Он щелкнул ее по носу, а она кивнула.
- Пойдем.
Он взял ее за руку, и они практически побежали домой. Отзвонились Игорю, сообщили, что пропажа нашлась.
- Глупая. Никогда больше не убегай. Обещаешь?
- Обещаю.
- Я хочу тебе кое-что показать.
Он подошел к книжному шкафу и достал с самого верху огромный старый фотоальбом. Всю оставшуюся ночь они перелистывали толстые страницы. Девушка слушала его истории, пробегая пальчиками по фотографиям, словно ища тепло цветов в черно-белых снимках. История. У каждого человека должна быть история. А у нее нет. Виктор хотел помочь ей вспомнить хоть что-то. Но еще больше он хотел, чтобы она поняла, что нужна ему. Он вручил ей свою историю. Доверил. Впустил ее в свою жизнь. И от этого в сердце впервые поселилось тепло, от которого хотелось кричать от счастья. Он не понимал, что именно его так волновало, но был рад этому новому ощущению, чувствуя, что кому-то еще принадлежит его жизнь. Вот так просто доверился девочке, которая сама решит, что теперь с этим делать.

Но, помимо такого радостного ожидания, в голове зудела мысль о том, что он теперь держит в руках ее судьбу. Или все рассказать сейчас, подтолкнув память, или дать возможность самому организму прийти в норму. Утром, дозвонившись до доктора, Виктор получил консультацию, которая ничего не прояснила. Врачи сами не могли точно сказать, что в данной ситуации будет лучше для девочки. А потому, весь груз ответственности ложился на его плечи. И как поступить, он не знал.

Прошло несколько дней. Ночами Виктор метался от мысли, что он что-то делает не так. Не хотел он отпускать девушку от себя, понимая, что это эгоизм. Но сердце каждый раз замирало при мысли, что ее не будет рядом. Он скажет ей о ее семье. Но позже. Он прятался за отговоркой, что ей лучше все вспомнить самой. А мысль о том, что, находясь в привычной обстановке, она быстрее поправится, он гнал далеко и упорно.

На тренировке Лена занималась с парнями в команде и делала успехи наравне с ними. Она была самая худенькая и легкая на площадке, а потому все игроки были предупреждены тренером, что в случае чего – будут иметь дело с ним.

В зал вошел Рассказов и присел рядом с Виктором, внимательно наблюдавшим за игрой.
- Ну, как дела? Нет прогресса? – Виктор опустил голову
- Она боится вспоминать. И дальше молчать нет смысла. Я думал, что эти игры в баскетбол помогут что-то восстановить в памяти. Но нет.

Виктор повернулся к другу и посмотрел на внимательное задумчивое лицо Рассказова, но тут краем глаза заметил какое-то неигровое движение на поле. Он повернулся к площадке. Все перед глазами замерло. Медленное падение хрупкой фигуры на пол, тишина и только тихий стон. Виктор подскочил к ней, упал на колени рядом, подхватил ее голову.

- Лена, Лен! Ты слышишь? Где больно? – Она лежала и держалась за лодыжку. Он пальцами проверил. Перелома не было. Он поднял девушку, и они усадили ее на скамейку, рядом с Рассказовым. Когда немного отошел шок:
- Лена? Кулемина? Вы так меня назвали? Вы все знали и молчали? – сейчас зеленый холод пронзал его насквозь, до самого сердца, замораживая изнутри и превращая душу в кровоточащую рану. «Обидел».
- Лен, подожди. Дай объяснить…
- Что тут объяснять? Все понятно, я думала, вы мне друг, а вы… Спасибо за то, что приютили. – Она встала и, хромая, отправилась в раздевалку.
- Прости… - Услышала она сзади. А потом она ушла.
Виктор посмотрел умоляюще на друга.
- Игорь, можно тебя попросить проводить ее до дома? – Друг положил ему руку на плечо. – Одно хорошо – она все вспомнила. – Рассказов кивнул, похлопал друга по опустившемуся под тяжестью происшествия плечу и пошел догонять девушку.

Хорошо, что впереди выходные. Завтра тренировки не будет. Виктор пришел домой, достал бутылку коньяка и налил себе бокал. На душе кошки скребли. В комнату он вообще боялся заходить. Все: ванная, кухня, даже его собственная комната, где они часто сидели у телевизора, все напоминало о ней. Ее запах, призраки ее шагов и движений. Все не давало покоя, причиняя мучительную боль. И даже мысль, что это решение было ради нее, не приносила облегчения горящей душе.

На следующий день Виктор снова залез в интернет. Все мысли витали только вокруг нее. Она стала смыслом его жизни. Маленькая, беззащитная, и такая сильная.

Переходя по ссылкам, он узнал, что отец Лены работает в органах, и их отдел ведет расследование дела молодежной группировки, торгующей наркотиками. Молодежь примерно возраста Лены работала по городу, но вот кто был руководителем, пока не удалось узнать. На данный момент разработка любых версий была приостановлена из-за покушения на дочь подполковника ***-ского района Кулемина Никиты Петровича.
Виктор сложил в голове мозаику. Она пострадала от рук участников банды. А что еще ей придется перенести. В груди защемила мысль «и меня не будет рядом».

***
Вошел в зал, где на кромке площадки строилась команда. Он, неглядя здороваясь, прошел мимо, взял в кабинете журнал тренировок и вернулся в зал. Встал напротив строя, уткнувшись в список, отмечая присутствующих.
- … Иванов, тут. Что с Михеевым?…
- Виктор Михайлович, вы Кулемину пропустили! – выкрикнули из строя.
- Разговорчи… - Он вскинул голову и уперся взглядом в ее изумрудные глаза. Она несмело сделала шаг вперед. Совладав с дыханием: – Как нога, Кулемина?
- Спасибо, лучше. – Улыбнулась одними глазами.
- Вставай в строй. – Сердце бешено стучало в груди. «Вернулась». «Простила».

конец....


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Среда, 10.02.2010, 00:30 | Сообщение # 3
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Название: Опий
Бета: Ст Туман
Жанр: Romance AU OOC Фантастика
Пейринг: КВМ
Статус: В процессе.
Описание: сюжет родился в процессе прослушивания песни гр. Пикник «Нежный вампир». Если кто-то посчитает нужным, можно ее включить, чтобы лучше понять эту укуренную мысль.
Еще: Ранетки где-то существуют, но за рамками повествования.

--1--

Лена стояла напротив трюмо и с интересом рассматривала свое тело в огромном старинном зеркале, обрамленном красивой деревянной резной оправой. Большая квартира, доставшаяся ей от прабабки, находилась в старом районе Москвы. Огромная спальня была там любимым местом времяпровождения девушки. Столько мистики таили в себе вещи, наполнявшие эту квартиру, что она, осматривая уголки фамильных владений и воображая таинственные превращения и сверхъестественные способности, в последнее время стала замечать за собой некоторые странности.

Вчера они с подругами гадали, как и положено, в сочельник под Рождество, а потом, придя домой, она взглянула на свое отражение в любимом зеркале и подумала, что сошла с ума. На нее смотрела не та Лена, которую она привыкла видеть. У девушки была мраморная кожа, сквозь которую просматривались тонкие жилки, вьющиеся голубыми ниточками волосы, вроде так же уложенные, но по-особенному волнующиеся при отсутствии ветра, худое лицо, яркие губы... Но самое странное – это глаза, горящие каким-то лихорадочным огнем.

«Это от света единственной лампочки у меня такая кожа, а губы – от вина красные. И глазки какие-то пьяные… Пора спать, Кулемина», - нашла она подходящее объяснение происходящему; подняв тонкую руку, по-детски потерла глаза и потянулась. Снова окинула себя в зеркале взглядом. Картина не поменялась. «А все девчонки со своим кальяном. В следующий раз сяду подальше, а лучше вообще за другой столик. Что они там курили? Опий? Заметно».

И вот снова это чувство, что тут что-то не то. И зеркало какое-то чистое, что ли. Оно вообще-то очень старое и мутноватое, обычно на нем видны маленькие точечки. А сейчас... Гладкая поверхность, словно вода на озере. Лена протянула руку и прикоснулась к стеклу. Вздрогнула от неожиданности, а по поверхности, словно по расплавленному серебру, пошли концентрические круги от того места, которого коснулись ее пальцы. Гладь зеркала волновалась некоторое время, а потом снова застыла. И тут девушка набралась смелости, шагнула ногой на стул, потом на комод перед зеркалом и бросилась в жидкий шелк манящего холодного серого омута.

Обожженная вмиг холодом кожа сразу приняла приятную прохладу, и Лена, найдя под ногами опору по ту сторону реальности, выпрямилась, но тут же выставила вперед ладонь, прикрывая глаза от бьющих напрямую волн света. Сквозь пальцы она видела движение темных фигур. Их было несколько. Все в таких же плащах, как у нее. Она удивленно обнаружила у себя за плечами красивый черный шелк, изнутри расшитый велюром серого цвета.

- Но у нее светлый волос, – зашуршал тихий приятный голос.
- Это неважно для полукровки, – говорят так, словно ее тут нет. Лена начала злиться.
- Где я? – ее голос натянулся в струну. Звучную, сильную.
- Ты в мире, где нет законов Земли.
- А какие тут законы?
- Наши.
- Кто вы?
- Мы – Инквизиция. Мы держим равновесие и следим за работой Силы. А ты…
- Лена. Очень приятно. Только уберите свет. Глазам больно.
- Нам тоже приятно, только… Тут нет света. Это твои глаза так воспринимают действительность.
- Я вас не вижу.
- И не увидишь. У тебя внутреннее зрение, которое дорисует все, что тебе надо, когда ты научишься видеть.
- Зачем я тут?
- Ты – потомок Силы, которую не могут обуздать уже сотни земных веков. И только ты можешь помочь нам справиться с ней.
- А если я откажусь?
- Тогда погибнет человечество, и Призрачный мир рухнет, не имея возможности снова возродить жизнь на вашей планете.
- Что мне нужно делать?
- Ты – наш Проводник, необходимый нам для доступа к ресурсам Портала. Это очень опасная работа. Если мы исчерпаем твои силы до последней капли, ты погибнешь. Но это сможет спасти остальных.
- Если я не справлюсь?
- Справишься. Мы тебе дадим напарника, который будет тебя оберегать. Он предупредит, когда у тебя силы будут на исходе.
- Я его не увижу...
- Верно. Ты будешь уходить отсюда через врата, и Хранители, которых ты будешь вести своим компасом, будут искать проход. Открыть его сможешь только ты; возможно, это будет последнее, что ты сделаешь. Так как только у тебя есть на него Магнит и Ключ. Еще одно. Ты должна будешь управлять Хранителями, самостоятельно найдя для них команды.
- Понятно. Что делать, когда Силы закончатся?
- Есть два способа: первый – ждать, когда станет легче, отдыхая. К примеру, ты спишь, Силы восстанавливаются. Второй – у тебя на шее есть Знак. Если к нему приложить такой же Знак, Силы восстановятся моментально.
- Где находится второй такой же Знак? – Лена замерла, вслушиваясь в слова.
- Их два. На языке и на шее. Ты сама можешь кого-то спасать так же. Чем больше ты отдашь своим, тем больше сама получишь. – «Ого, это довольно волнующе… языком к шее… Как вампиры прям», - подумала она. - Но все не так просто. Если вы сорветесь… ммм… близость убьет обоих. Знаки слушают сердце, источник Силы, и они словно провоцируют. Помни это, – словно в подтверждение ее последней мысли прозвучали слова Инквизитора.
- Сколько у меня времени?
- Она не отказалась?! – снова тихие удивленные слова.
- Я не отказалась! – даже как-то зло, но четко ответила она на этот голос. Ее фраза, отраженная несколько раз от металлических стен, метнулась вверх, потом вернулась, оставшись в воздухе нитевидным следом, словно роспись на невидимой бумаге.
- Начинай прямо сейчас, если готова. Время пока есть. Сначала найди грани общения с Хранителями. Удачи тебе.
- А напарник мне помогать будет?
- Нет, он будет наблюдать. Это гарантия твоей жизни тут.
- Спасибо.
- Не стоит, ты это не для нас делаешь.
Фигуры растворились, и глаза уже не так болели. Привыкли, наверное. Лена поняла, что осталась одна, но ощущения одиночества не было. Что-то присутствовало невесомо, словно за занавесом сознания. Лена стояла ровно и привыкала к ощущениям.
- Ты здесь?
- Здесь, – ответил мужской голос. Его, того, кто тихо говорил. «Мне дали мужчину?»
- Привет.
- Ну, привет. Не пытайся со мной говорить. Я не имею права вмешиваться. Прости.
- Ничего, – горько опустив голову, поджала губы, уголки которых почему-то потянулись вниз. Снова в одиночку справляться, хоть и не одна. – Покажись.

Перед сознанием появился белый плащ, полы которого взметнулись в стороны от его движения. Высокая стройная фигура, словно в дымке тумана, широкие плечи, окутанные плащом, на миг возникли и снова растворились, заняв свое место где-то сзади. Лена почувствовала, что ей становится все менее страшно. Словно за спиной непробиваемая стена, ограждающая от неприятностей. Хоть и не будет подсказок, но девушка чувствовала поддержку.

Первые дни Лена выбивалась из сил. В прямом смысле, когда возвращалась через зеркало в свою квартиру, чему ее научили Хранители. Она не чувствовала даже того удовлетворения, которое возникало там, в зазеркалье. Она падала на кровать и, как только начинала что-то анализировать, сразу проваливалась в глубокий сон. Словно специально кто-то отнимал у нее реальность в этом мире, погружая полностью туда, в призрачный Мир. Но она постоянно чувствовала за спиной Его. Это грело душу, или как тут это называется.

Еще через несколько дней Лена освоилась в том Мире. Нашла общий язык с обитателями и даже несколько раз общалась с Инквизицией. С течением времени возникало много сложных ситуаций. Ее присутствие поколебало внешнюю ауру, и теперь надо было поскорее вывести ее через Портал. А пока она тут, разность полей создавала волнение внутри, притягивая и наоборот отталкивая разностью потенциалов Хранителей в пропасти, в стены, сталкивая с препятствиями. С каждым днем было тяжелее, Лена чувствовала, что и ее напарник чаще напрягался. Она иногда чувствовала его прикосновения. Нет, не физические, а словно он мягко дотрагивался до сознания, вселяя уверенность и мягко восстанавливая силы. У нее самой было много энергии, но она почему-то не могла сравниться с той, что поступала от него. «Природа Силы, наверное, другая», - впервые подумала она. И после этой мысли, доступной и Инквизиции, она поняла, что не всегда он находился рядом. В первый раз удивилась и осознала, что в спину дует холодом и страхом. Она сильная только с ним.

В тот день, когда его не было рядом, ее первый раз восстанавливали. Уплывая за рамки зыбкого размытого мира, она почувствовала чьи-то прохладные губы на шее. Провал, а потом как током дернуло тело, и уже в сознании она почувствовала бег огня от шеи по жилам. Та Сила, что была у нее, была совсем другой. Она БЫЛА, работала, расходовалась, но, как оказалось, Лена ею не могла пользоваться. Она ей нужна была для того, чтобы передать, чтобы использовать для прохода, для общения с Хранителями. А живой, родной Силы было мало, вот поэтому снова не было сейчас рядом ее напарника. Его отзывали, давая новые установки и корректируя работу в соответствии с тем, насколько менялся Мир из-за присутствия Лены.

... to be continued ...


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Среда, 10.02.2010, 10:37 | Сообщение # 4
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Когда он снова появился после первого отзыва, Лена удивилась.
- Тебя восстановили? – спросил он ее сознание.
- Да.
- И… как? – Тихий голос, словно прощупывающий, разведывающий.
- Чувство… м… такое… А почему ты спрашиваешь? – «Он что, ревнует?.. И молчит».

После последнего отсутствия он больше не уходил из поля зрения. Находясь рядом, он внимательней и ревностней следил за зыбкими законами Мира.
- Новое задание? – усмехнулась Лена.
- Новое, – бросил он.
- Мир на грани, нужно поторапливаться. У меня такое ощущение, что я близко, что какая-то пружина скрутилась, и скоро ее отпустят, не предупредив.
- Именно. Пойдем.
Она кивнула и позвала Хранителей. Не зная границ времени, Лена отправляла мелкие импульсы на прослушивание ауры. Через некоторое время они попали в зону, в которой сила тяги была колоссальная, она это чувствовала, но поле было сферическим, а потому отыскать источник оказалось сложно. Но она шла на Зов. Только она его слышала и направляла Хранителей. Словно в вязком сне она продвигалась дальше, понимая, что идет в верном направлении.

Каждая новая рамка, образованная разломами скал и нагромождениями камней, била по ушам призраком возможного Прохода. Та же сила, те же импульсы, но не то. Ей казалось, что должно быть что-то еще. Что-то важное.
- Лена, уходим.
- Еще немного, уже совсем рядом…
- Лена, уходим. Пора.
- Подожди, еще чуть-чуть.
- Идем, пора. Ты не выдержишь.
- Нет, давай, вот тут еще посмотрим…
- Лена… - Слова начали тонуть и путаться в паутине, окутавшей голову и уши. Глаза закрылись.

Приятная судорога. Она почувствовала горячее прикосновение к шее. Сладкий ток по телу. Щекотно и приятно. «Не останавливайся», - одна мысль волнующе стучала в голове, разнося нетерпеливое ожидание по телу. Но что это? Губы захватили кожу, язык скользнул ниже, потом снова вернулся. Она чуть выгнулась…

- Ах… – Выдохнула судорожно воздух из легких и резко оттолкнула. Безумное желание теплом вспыхнуло внизу, согревая тело, а сердце торопилось отогнать от себя эти ощущения. Нельзя. Чуть не сорвалась. – Обалдел совсем!
- Это испытание…
- Мне-то все равно, я погибну… а вот тебе… твой плащ белый, мне Хранители сказали…
- Это неважно теперь. Прошу, слушайся в следующий раз... Я все понял, и теперь я...
- Что ты понял?
- Все. Пойдем дальше… - Они двинулись в том же направлении.
- Спасибо тебе.
- Я не для тебя это делал.
- Ну да, но все равно, спасибо.

Она огляделась внутренним взором. «Туда». Направила мыслью тело на курс, нервно чеканя шаг. «Что он имел в виду? Что понял, и что он «теперь…» Сорвется или наоборот. Но почему и как он это понял?» - мысли не давали ей покоя. Спрашивать нельзя. Потеряла нить.
- Расслабься.
- Что?!
- Ты напряжена, вот и теряешь.

Не глянув в сторону белого плаща, она вздохнула. «Но, Боже мой, у него такие горячие губы, эти ласки на шее... Только бы не кончилась Сила снова… Я не вынесу его больше. Интересно, а можно поменять напарника?» «Нельзя», - мягко коснулся сознания ответ Инквизиции. «Ну и ладно, надеюсь, я помру раньше, от Портала, чем от того, что мы сорвемся!». Последняя мысль немного успокоила, и Лена снова почувствовала нить, ведущую за собой к цели. Хранители слушали ее команды и двигались немного впереди.

Обследуя также на ощупь посылаемыми разведывательными комками той «не своей» Силы то, что находилось вокруг, по бокам, она выпустила из внимания зону перед собой. Поздно дала импульс Хранителям отступать, заметила, как одного из них отбросило в скалу. Она подбежала, выбравшись из круга остальных, открывая спину. Наклонилась над пострадавшим. Сил нет, она поняла это и приложилась к знаку. Хранитель встал через несколько мгновений.

Она отправилась дальше, приказав никому не двигаться и медленно ощупывая перед собой ауру. Голова кружилась, сердце стучало, отдаваясь в висках колебаниями от Магнита, нарастающими с каждым шагом. По венам больно бежал кипяток. Но Сил было много. Очередная рамка. Почти такая же, как остальные, только сильнее. Сердце больно кольнуло, и Лена остановилась. Еще раз - в сердце. Она упала на колени, сморщившись от боли. На заднем плане сознания полыхнул белый плащ, но и только. Он замер. «Точно, тот самый портал. Вот чего не хватало. Они сказали, что Знак слушает сердце. А мое, кажется там, сзади, рядом с белым плащом. И он это знал. Он «все понял». Ну конечно...»

Магнит тянул из нее по капле ту Силу, которую она чувствовала в запасе. Нужно было что-то делать. Но что? Войти туда? И что, как передать Силу? Никаких подручных средств. И ответов. Она слишком далеко ушла от Хранителей и Инквизиции, и теперь не могла никого слышать. «Войти. Но это просто, слишком просто. Это странное «Но…» Инквизитора, значит, я должна погибнуть. Пройти и разрушить Портал», - осенила ее догадка.

Девушка чувствовала, что готова шагнуть, только нужно было решить: готова ли она умереть и никогда не почувствовать своего напарника рядом? С ним было очень спокойно, и она чувствовала себя защищенной. «А без него?» Она не могла ответить себе на этот вопрос. Поднялась с колен. Опустила голову и, преодолевая сопротивление, словно под водой, шагнула к краю портала, отгоняя от горла предательский комок слез.

«Если энергия заключена во мне, Портал действует на мое сердце, значит, нужно замкнуть контур на себе».
Она взялась руками по обе стороны арки, в тех местах, где, словно специально, были высечены какие-то иероглифы. Контур полыхнул невозможно ярким светом, Лена зажмурила глаза, но свет все равно резал болью, проникая в голову. Она почувствовала, как пальцы обдало горячим липким потоком, но руки не убрала. Магнитная волна накрыла ее, засасывая в проход Портала, но Лена крепко держалась за контур. Снизу вверх по телу побежали раскаленные покалывающие струи, словно потоки жидкого блестящего серебра, обжигая кожу. Цепляясь за нервные окончания человеческого тела, которое она тут почувствовала в третий раз, после восстановления сил, они щекотали и лишали воли. Но Лена терпела и старалась не выпускать из рук поток Силы, льющийся из нее даже физически ощутимым потоком через весь контур. «Еще немного продержаться», - успокаивала себя. Сила стала иссякать, на что ушло невероятное количество времени. Голова снова закружилась, когда Лена почувствовала, что рамка начала вращаться. Набирая с каждым оборотом скорость, она выдирала из ее тела остатки решительности, мужества, душевных сил, поддерживающих ее сейчас в относительном равновесии, по щекам покатились слезы отчаянья и боли.

Последние капли ее сознания, вместе с дарованной ей природной Силой, стали покидать ее, и она порадовалась, что все закончилось, так как в следующее мгновенье резкая невыносимая боль расцепила пальцы и погасила сознание девушки, мощной энергетической волной выбросив из контура в бездну дымчатых облаков.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Среда, 10.02.2010, 10:40
 
StrausДата: Четверг, 11.02.2010, 11:03 | Сообщение # 5
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
***
Мужчина держал ее на руках, подняв взгляд кверху, туда, где возвышалась Инквизиция.
- Мы ее всю вычерпали, но она жива!
- Виктор, отпусти ее, это ее путь, она его выбрала сама. – В воздухе возникла замысловатая золотая ниточка, сложенная своими изгибами в роспись Лены.
- Я не отдам ее. Если есть шанс ее спасти, там, на Земле, я готов…
- Но Инквизитор не может…
- Может! – сталью зазвенел голос в ушах окружающих.
- Ты согласен уйти на Землю?
- Да.
- Она тебя потом не вспомнит, ты не вспомнишь, она не видела тебя, а ты ее.
- Я уйду за ней, а дальше... Пусть сама решает. Но наши Знаки сказали…
- Хорошо. Но помни, ты умрешь по их законам без Ее любви в Ее Мире. Прощай, Инквизитор.
Серебряный плащ метнулся и исчез, а мужчина приложился губами к шее девушки в том месте, где был Знак, отдаленно напоминающий тату. «Не умру».

Легкий ток, потом снова, уже сильнее. Тело дрогнуло, и Лена поняла, что жива, полна Силы. Снова горячие губы в волнующем месте на шее, крепкие руки сжимают ее в тисках, от которых по телу расползается сладкая истома. Она попыталась снова оттолкнуть его, но он не дал, играя губами и языком с белоснежной кожей шеи, покидая ее в моменты, когда дорожка уходила к уху. Приоткрыв глаза, Лена не увидела скал, призрачного очертания прошлого Мира, вообще никаких границ, вокруг лишь дым и тишина. Их двое, слитых в одно целое на чем-то мягком, невесомом, даже никаком. Руки, недавно пытающиеся оттолкнуть, скользнули вверх, прокладывая дрожащими пальчиками путь в волосы. Сил сопротивляться не было, их отобрали Знаки, восставшие над разумной мыслью «не сорваться», да и не хотелось ему сопротивляться.

Его губы скользнули по лицу, подбираясь к ее дрожащим губам. Замерли на мгновение, чтобы прочитать в глазах ответ. Темно зеленый мягкий и синий, упорно ищущий ответ; они впервые отражали друг друга, наделяя новыми, неизвестными доселе чертами. Губы обдало жаром, и уже безумный бег за первенством в этой борьбе покалывал тонкими легкими вспышками на языках в том месте, где были Знаки Силы. Забираясь дальше по нёбу, безумная страсть током уходила в сердце, разгоняя адреналин по телу.

Мягкие сладкие поцелуи сменились неистовыми, страстными, руки начали исследовать тело, заставляя трепетать и поддаваться теплым ладоням. Тонкие ручки скользнули по плечам, накрытым белым плащом, распустили затяжку впереди и освободили мужчину из плена материи. Резкий рывок также молниеносно лишил девушку тонкой паутины лишнего на теле, заставил вздрогнуть, вспыхнув безумным синим огнем в глазах. Горячие ласки, нежные поцелуи на грани, руки в недоступном месте, и ее протестующий стон, заводящий кровь в его жилах, бешеный стук сердец, отчетливо слышимый обоими в кромешной тишине.

Не поддающийся никаким законам обоих Миров кавардак – где верх, где низ, без опоры, только стремление навстречу, ближе, глубже, сильнее, быстрее. Последний стон, вплетающийся в его рык, укус в шею и последовавший сразу разряд Силы, вспыхнувший между ними, взрывной волной потряс их тела в сладком безволии. Он чмокнул ее в губы, уткнулся аккуратно ей в шею носом, она нежно обняла его голову, и они вместе погрузились в глубокий бессильный сон, зависнув в дымке облаков. "Сорвались"...

... to be finished ...


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 


StrausДата: Четверг, 11.02.2010, 21:01 | Сообщение # 6
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
***
«Как голова болит. Что случилось, я не помню ничего», - завозилась на широкой кровати девушка. Рука зацепила еще одно тело, и это подбросило ее на постели, приводя в вертикальное положение. Мужчина тоже начал просыпаться, потом открыл резко глаза и сел. Они долго удивленно смотрели друг на друга. Она помнила этот взгляд. И не помнила. Он знал, кто она. И не знал.
- Привет.
- Привет, - смущенно отвел синие глаза.
- Это мы такое тут сделали? – рукой махнула она на разбитое старинное зеркало, разбросанные вещи и общий раскардаш.
- Наверное, но я не помню, – он пожал плечами, потупив взор. Он, не отрываясь, куда-то смотрел, и Лена проследила за взглядом.
- ААА! Что это? – их шок не был сравним ни с чем.
- Ты что – женат? – они смотрели на его безымянный палец, на котором красовалось гладкое тонкое кольцо, идеально сидящее на длинном пальце. – Я провела ночь с женатым мужчиной… - Лена протянула руку, чтобы удостовериться, что это не сон, прикоснулась к его кольцу, но тут же отдернула ее. На ее пальце блестело такое же обручальное колечко. Их глаза встретились в непонимании.
- Кажется, ты тоже замужем.
- Блин, но как…
Они стали осматриваться вокруг. На дверце шкафа висело белое свадебное платье, фата, и какие-то атрибуты валялись по комнате; белый пиджак был накинут на оправу разбитого зеркала, его рубаха – в изголовье кровати, а ноги Лены все еще были в белых чулках, на одном бедре, съехав, красовалась голубая подвязка.

На комоде под зеркалом лежала белая сумочка. Лена встала на кровати на четвереньки, боясь наступить на стекло, протянула руку и чуть не свалилась, так и не дотянувшись до комода. Виктор поднялся, аккуратно ступая босыми ногами, протянул Лене сумку. Она достала оттуда паспорт. И не один, их было два. Она удивленно подняла глаза на мужчину. Тот опустился рядом на кровать. Открыла первый. Ее паспорт. Быстро пролистала странички до синего штампа.
- Я замужем за каким-то Виктором Степновым… - Бросила документы на тумбочку.
- Вообще-то, это я – Виктор Степнов, – она резко повернула голову и посмотрела в теплые синие глаза.
- Ну, привет, муж.
- Привет, жена, – встретился взглядом с зелеными огоньками глаз девушки, от его нежного голоса чуть потемневшими.

Конец.


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Четверг, 11.02.2010, 21:01
 
StrausДата: Суббота, 13.02.2010, 22:24 | Сообщение # 7
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Название: "Непьющий Дед Мороз"
Рейтинг: R
Пейринг: КВМ
Жанр: Romance, маленький подарочек Ст_Туману
Размер: мини

Пролог:

- Дедуль, смотри, как раз то, что нужно! Непьющий Дед Мороз! - девушка листала газету.

«НАСТОЯЩИЙ ДЕД МОРОЗ И ПОЮЩАЯ СНЕГУРОЧКА ОТКРОЮТ ПЕРЕД ВАМИ ДВЕРЦЫ В НОВОГОДНЮЮ СКАЗКУ! ПОДАРИТЕ СВОИМ ДЕТКАМ СЧАСТЬЕ!
РАБОТАЮТ ПРОФЕССИОНАЛЫ (НЕПЬЮЩИЕ).
СТОИМОСТЬ…»

***
- Ура, мама с папой пришли! – воскликнул пятилетний мальчик, радостно прыгая в коридоре у двери.
- Давай-ка лучше посмотрим, кто там пришел, - смеясь, проговорил Петр Никанорович внуку и открыл дверь.
- Вот приходит Новый Год! Что с собой он принесет… - ребенок от удивления открыл ротик и с восторгом уставился на вошедших Деда Мороза и Снегурочку.

Высокий красивый Дед Мороз и миниатюрная Снегурочка прошли в зал, где разворачивалось действие Снежной сказки для малыша. Малыш доверчиво открывал свои детские тайны и громко, с выражением рассказывал стихи про зиму и ёлочку.

Девушка остановилась на входе в комнату, где была украшена елка, прислонившись спиной к косяку. Она стояла и вслушивалась в приятный тембр голоса «Деда Мороза». Чем-то он ее зацепил, звуча где-то в глубине, отдавая бархатом и смеющимися нотками, когда ребенок смешно склонил головку набок, ожидая подарка за свои старания. Подошел дед, и девушка улыбнулась ему, взглядом указывая на хитрого мальчишку. Она вернула взгляд на главных героев этого действия, столкнувшись с блеском невероятной глубины голубых глаз из-под накладных бровей костюма. Она попыталась оторваться от него, но запуталась в плену этого теплого голубого огня.

Мужчина слушал малыша, устроившись на стуле. Он не замечал, что в комнате кроме мальчика и деда кто-то есть, но потом почувствовал и повернулся. Оглядел девушку, скользнув взглядом, но сам того не осознавая, задержался на лице. Тонкие правильные черты лица, красиво очерченные губки, челка, обрамляющая лицо и почти прикрывающая глаза… Ее глаза, словно магнитом притянули к себе, затягивая в чистоту своей зелени. Они напоминали морской бриз – спокойный, пронзительный, но в то же время свежий и даже прохладный. Нежная полуулыбка и немного склоненная набок голова доводили образ до совершенства. Она похожа на ангела, так показалось мужчине. Стройная худенькая фигурка с рельефом мышц, проглядывающим в полоске между майкой и ремнем обтягивающих джинсов. Тонкие руки скрещены на груди. Ему вдруг стало жарко, и он снял свои теплые варежки.

Когда представление подошло к концу, дед отправился провожать гостей, радостный мальчик, взяв за руку девушку, потянул к своему подарку и сказал:
- Лена, смотри, что мне Дед Мороз и Снегурочка подарили! – Лена присела на край дивана и стала помогать брату распаковывать подарок.
- Сережка, смотри, какой робот!

«Лена. Значит не мама. Какое имя у девушки красивое. И идет ей» - подумал мужчина, выходя из зала, задержав еще разок взгляд на идеальном лице.

- Ленок, а Дед Мороз действительно непьющий. Я хотел их за стол пригласить, но они отказались, сказав, что еще много малышей должны поздравить. – проговорил озадаченный Петр Никанорович, проводивший гостей и растерянно опустившийся в любимое кресло.
- Дед, а тебе бы только отметить!
- Леночка, ну что ты такое говоришь! Просто сам Новый год мы встретим в самолете, а сейчас можно было бы Старый год проводить!
- Пойдем, дедуль, проводим втроем, да и сейчас родители приедут, скоро уже выезжать.

***
Проводив родных до такси, поцеловала деда и, усадив Сережку рядом с дедом, захлопнула дверь машины. Поднялась в опустевшую квартиру. Деду предстоит пройти курс восстановления, и он проведет полгода в медцентре в кардиологическом отделении. А пока они будут в самый Новый год любоваться на темные облака за стеклами иллюминатора вместо красочного салюта. Вот почему погода распорядилась так, что, не улетев вчера, они лишились возможности позвонить под самый бой Курантов и поздравить с наступившим Новым счастьем.

Девушка присела на подлокотник дивана, вслушиваясь в праздничный шум по телевиденью, так как до полуночи оставалось чуть более часа. Тут ее взгляд упал на тумбочку, где лежала пара плюшевых бордовых варежек Деда Мороза. «Надо будет снова позвонить по телефону из газеты, передать реквизит владельцам».

Стало грустно и Лена достала на кухне свечки. Расставив маленькие на полки, на комод, на шкаф и подоконник, она поставила две толстые витые на стол, выключила свет и погрузилась в таинственное ожидание сказки. Практически без звука сменялись картинки на экране телевизора, и Лена вспомнила про шампанское. Ну, какой Новый год без волшебных пузырьков. «А кто же его откроет. Я боюсь люстру разбить».

Она вздрогнула, когда услышала звонок в дверь. Подумала, что это Василий Данилович, дедов друг пришел, она выскочила в коридор, и, не глядя в глазок, распахнула дверь. И тут же от неожиданности и опоздавшего осознания собственной беспечности, рука сама подсознательно дернула ее обратно. На площадке стоял высокий мужчина. Мысли пролетали сплошным нитевидным фоном. Ну нельзя под новый год… девушке… одной в доме… открывать двери мужчинам… столько хулиганов, да и просто нетрезвых людей… Только через несколько ударов торопливого сердца до нее дошло, чем это может обернуться.

Несмело протянул руку к звонку. Дверь открыла все та же девушка. Явно ожидая увидеть кого-то другого, она широко распахнула свои волшебные изумрудные глаза, а потом рефлекторно попыталась снова отгородиться от него, ища защиты в родном доме, за дверью. Легко улыбнулся такому наивному порыву, ведь, при плохом раскладе она бы уже не стояла тут.

Рука машинально дернула дверь на себя, испуганный взгляд дотянулся до лица, и девушка остановила движение. Мужчина чуть улыбнулся, обдав волной какой-то детскости, и девушка узнала его глаза. Ну да, это тот самый взгляд из-под накладных бровей. Голубые грустные огоньки его улыбки светили интересом, и даже вопросительно, словно это не он пришел к ней в полночь, а она пытается вторгнуться к нему.

Стояли так и не решались нарушить диалог двух огней, голубого и изумрудного, смешивающихся в коротком пространстве прохода. Первая очнулась девушка, смущенно отвела взгляд и проговорила:
- Ой, это вы, наверное, за варежками пришли? Вы их у нас оставили. – Мужчина замер от неожиданности. Какой приятный с хрипотцой голос, так невероятно ей шедший. – Вы пройдите, я сейчас их принесу.
- Какие варежки? – Вернувшись из глубины квартиры, она от неожиданности замерла с варежками в руках, растерянно гладя на мужчину:
- Вы же тот «непьющий Дед Мороз», который приходил сегодня со Снегурочкой…
- Да, я приходил, спасибо вам огромное за варежки, просто… - он смутился и опустил голову, отводя взгляд. – я не знал, что потерял их…
- Зачем же вы тогда ко мне пришли?
- Я не знаю. – Честно сказал он. - Я подумал… вам нужен… собственный Дед Мороз… – Простите, я лучше пойду, не буду отвлекать от празднования. Кстати, с Новым годом! – Он достал маленькое шоколадное сердечко, протянул ей, взял у нее из рук пару бордовых варежек, улыбнулся так тепло, что у нее внутри защекотало, и повернулся, открывая дверь.
- Спасибо. И вас также... – тихо произнесла девушка, понимая, что он сейчас уйдет и унесет с собой ощущение волшебства, которое всегда бывает в канун Нового года. «Собственный Дед Мороз… он всем нужен… Быть может кто–то его ждет, он спешит домой, к семье. А может, проведет эту ночь, одиноко, слушая хлопки салюта и радостные крики за окном. А может…» - Вас кто-то ждет дома? – Мужчина резко обернулся, уцепившись за эту тоненькую ниточку нежелания уходить от нее. Столкнулся взглядом с испуганными распахнутыми глазами. Розовый румянец на щеках выдавал волнение девушки.
- Нет. – Диалог взглядов, бег одинаковых мыслей, стук в унисон сердец, параллель двух жизней – все переливалось на красной фольге маленького сердечка в руках девушки.
- А вы шампанское умеете открывать?
- Умею
- Но... в объявлении написано...
- Это объявление моего друга. Он заболел, пришлось мне... И я самый обычный Дед Мороз - он развел руками
- Нет, мой, собственный!

конец......


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 
StrausДата: Среда, 10.03.2010, 19:51 | Сообщение # 8
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Бета: Dolka
Название: C 8 МАРТА
Рейтинг: PG – 13
Пейринг: КВМ
Жанр: Angst; AU; OOC; Action
Статус: окончен.

В дверях младшей группы детского садика появилась высокая девушка, на ходу снимая куртку и стягивая ботинки, она улыбнулась пожилой воспитательнице.
- Леночка, спасибо, что снова выручила.
- Ничего страшного, Тамара Михайловна! Вы же знаете, мне не трудно, а вы бегите, а то заждались уже все.
Девушка жила по соседству с этой милой доброй одинокой женщиной, которая протянула ей руку помощи в момент, когда, казалось, мир погасил для нее все краски. Тамара стала Лене второй матерью и девушка часто помогала ей, подменяя по вечерам в детском саду. Учеба и тренировки к тому времени уже заканчивались, и, чтобы не оставаться одной, Лена отправлялась на работу к Тамаре Михайловне. Ей нравилось среди детей, они заряжали своей неуемной энергией и давали силы, чтобы жить дальше. Не думать о том, что где-то рядом живет зло и его тень подстерегает за каждым поворотом, блестя тонким лезвием ножа и злым холодным взглядом. Когда липкий холод проникает внутрь и вырывает тепло из сердца, понимаешь, что должно быть что-то, чтобы удержать тебя на краю этой пропасти. Теплые добрые руки, не отпускающие сознание, веселые голоса, нежные слова и маленькие курносые личики с горящими огоньками глаз.
- Леночка, ты закроешь тут все, я побежала.
- Да, Тамара Михайловна, бегите, и с праздником! А это вам! – девушка улыбнулась и протянула женщине маленький бумажный пакетик.
- Солнышко, спасибо. Не нужно было.
- Сегодня же праздник, поздравляю вас!!!
Женщина поцеловала девушку в щеку и ушла. Лена оглянулась. В группе оставалось два малыша – девочку через несколько минут забрала мама, а с ней остался голубоглазый кудрявый мальчик. Он серьезно посмотрела на Лену и сказал:
- Тетя Лена, помогите мне сделать подарок…
- Давай, Владик, неси бумагу, ножницы, клей – будем делать сюрприз.
Малыш принес все необходимое, и они уселись рядом друг с другом. Длинные ноги девушки не помещались за маленькими детскими партами, и она их спрятала под стол, от чего Владик залился звонким смехом, увидев с другого края ее тапки.
- Вот так …Ага… бери кружочек, клади на ладошку, так, а теперь карандашик другой стороной поворачивай и нажимай на серединку. Умница, смотри, какая красивая корзиночка получилась. Теперь давай намажем ее клеем и прилепим вот сюда. – Малыш с серьезным видом, высунув язык, старательно проделывал эти нехитрые манипуляции с бумагой, – Теперь лепесточки вырежем. Какого цвета они у нас будут?
- Зеленого!
- Точно! Приклеивай их теперь сюда. Отлично! Давай вырежем цифру «8» из блестящей бумаги.
Когда работа была почти закончена, малыш взял картинку в ручки и воскликнул:
- Тетя Лена, смотри, какой подарок у меня получился! – Лена засмеялась, потрепала его по упругим волосикам и, с улыбкой спросила:
- И кому же этот подарок, бабушке, маме? Тут подписать надо…
- У нас нет мамы, - бархатный голос сзади заставил Лену вздрогнуть и повернуться к двери. Она где-то уже слышала его. В проеме, прислонившись к двери, стоял высокий парень, точная копия мальчика. Наверное он долго уже стоял, потому что снег на его волосах блестел капельками росы.
- Простите, я не знала… - она попыталась подняться с детского стульчика, вытаскивая ноги из-под низкой парты. Пока Владик с криками «папа» висел на шее мужчины, Лена «боролась» с мебелью. Но потом поняла, что все же застряла. Уже было, отчаявшись, она вдруг почувствовала, как сильные руки убирают стол, освобождая ее из плена и раскидывая по полу карандаши. Она поднялась и, смущенно посмотрев в голубые глаза молодого человека, пробормотала: - Спасибо.
Мужчины отправились одеваться, а она, выбросив весь мусор, пошла и сняла с батареи штаны Владика.
- Влад, вот штаны твои, - она посмотрела на мужчину и пояснила: - Они днем гулять ходили, вымокли… - отдала и вернулась в группу.

Навела порядок, разложила по местам бумажные принадлежности, карандаши и клей. Владик попрощался и ушел, а Лена осталась в группе одна. Надела свою куртку и выключила свет. Когда выходила, заметила на столике «подарок». Решив, что мальчик его забыл, она взяла его в руки и поторопилась к выходу, надеясь еще догнать мужчин. В коридоре, на свету, пока закрывала помещение, на глаза ей попалась надпись на открытке: «тете Лене от В.». Она долго смотрела на неё, а в ушах звенел его голос.

Лена шагнула за пределы светлого круга в полосу темного подъезда. Щелкнула выключателем – снова кто-то разбил лампочку. Услышала возню сверху и напряглась. Кто-то приближался. От страха сердце забилось в 2 раза быстрее. Двое. Еще один на лестнице остановился. В воздухе повис запах алкоголя и каких-то дешевых сигарет. Лена решила выйти из подъезда на свободу. Рука метнулась вдоль двери, ища кнопку домофона. Но ее не было. В темноте отыскала замок, но как открывать она так и не разобралась, потому что две руки дернули ее назад, отбрасывая вглубь подъезда, вплотную к почтовым ящикам, громыхнувших железом от удара. Лена сжала кулаки.

- Ребята, смотрите, какая малышка… - противный шипящий шепот холодом прошелся по спине. Почувствовав движение в свою сторону, она, встав в стойку, нанесла удар в направлении предполагаемого местонахождения противника. Он громко взвизгнул, схватившись за лицо, и отлетел к противоположной стене. Озверев, второй ринулся на Лену. Она наносила удары, но в темноте совсем не видела куда бьет, а потому через несколько минут ее руки были заблокированы. Быстро сообразила, что рядом уже двое. Она стала отбиваться ногами, но крепкие руки державшие ее, ещё сильнее сдавили плечи. Второй перехватил ее ноги, и вплотную к ней приблизился. Отчаяние и душившие слезы комом мешали дышать. Продолжая сопротивляться, она получила сильный удар по лицу, от чего пришлось приостановить попытки отбиться, приводя в порядок голову. Тем временем чужие руки добрались до тела под курткой, задирая кофту. Резкий поворот головы и второй отлетел, схватившись за лицо и нос. Рванув руки, она освободилась от державшего сзади, но снова угодила в лапы уже другого урода. Вдруг где-то наверху открылась дверь, и послышались чьи-то голоса. Все мгновенно замерли, а Лена бросилась к выходу, но была резко прижата к стене. Сверху доносились спасительные шаги одного человека. Спустившись на последние ступеньки, мужчина приостановился и, оценив обстановку, спросил:
- Девушка, вам помочь?
- Нет, я сама… - хрипло и тяжело перевела дыхание. Последняя надежда рухнула, когда мужчина начал отворачиваться. Но лишь за тем, чтобы раскидать обидчиков в разные стороны. Выпихнув пинками и тумаками их из подъезда, он сверкнул в темноте глазами:
- Гордая, да?
- Спасибо, - выдавила она, и побежала по ступеням вверх, так и не попав в свет редких лучей с темной улицы.

Медленно оторвала взгляд от подарка. Выйдя на улицу, по привычке окинула взглядом окрестности. Шагнула на грязный снег. Во дворе садика были фонари, но потом, выходя за пределы ограждений, охватывал мрак.
Услышав смех, она повернулась. Неподалеку в сугробе влажного снега барахтались Владик и его папа. Сердце Лены сжалось, и она невольно улыбнулась. Подошла. Они сразу же заметили ее.
- Спасибо вам, - посмотрела она на молодого человека. В такой же темноте, как и тогда в подъезде, его глаза блестели тем же огнем, подтверждая ее догадку. Он молча поднялся, а она помогла малышу выбраться из снега, и стала отряхивать его.
- Это не я, это Владик…
- Не за это, а за то, что спасли меня тогда…
- Значит, мне не показалось, и это были вы… я узнал ваш запах ванили…
- Папа, ты – герой?
- Да, Влад, твой папа – герой, ты можешь им гордиться! – она улыбнулась и поднялась, встретившись с ним взглядом. Потом подняла руку и стряхнула снег с его упругих волос. – До свидания!
- До свидания, тетя Лена! – звонкий голос мальчика.
- До свидания, - задумчивый красивый бархат его отца.
- Пап, это – мама? – спросил Владик, когда Лена уже отошла.
- Нет, сынок, не мама.
- А почему она не может стать нашей мамой?
- Кто сказал, что не может? Наверное, сможет, если захочет.
- Пап, она захочет, я буду себя хорошо вести, буду игрушки сам убирать! Ну, пойдем, догоним ее! – теребил мальчик отца за руку. В нерешительности он смотрел за удаляющейся в темноте фигурой.
- У меня другая идея, - он посмотрел сыну в глаза.
Поставил коробку в снег. Достал из кармана зажигалку.

***
Лена пошла по протоптанной дорожке через небольшое поле, спрятав руки в карманах. Она подумала о том, как грустно, когда нет рядом мамы. А тем более, в таком возрасте, как Владик. У нее тоже рано не стало родителей, но был рядом дед. Но и он не мог заменить тепла женских рук.

Сзади что-то тихо зашипело и Лена, вздрогнув, повернулась. В этот момент в воздух стали взмывать один за другим залпы салюта, и, взрываясь цветами в темном небе, зависать над ней ярким калейдоскопом. Она улыбнулась, запрокинув голову. Лена любила салют и всегда прилипала к окну в Новый год, когда вокруг вспыхивали фонтаны огней, чтобы полюбоваться на эту красоту. А тут ощущение было еще более волшебным – казалось, что цветные огоньки, достигнув вершины, сползают вниз, прямо на нее, касаясь звездным мерцанием губ и ресниц, а потом исчезают, растворяясь в воздухе.

Мгновения сказки иссякли, а она все еще стояла и смотрела на небо, продолжая улыбаться. Голова кружилась, и не хотелось выныривать на холодную снежную дорожку.
- С праздником! – услышала она рядом.
Опустила голову, вернувшись с неба, и окунулась взглядом в бездонные глаза. Они были рядом, и только сейчас девушка смогла рассмотреть – две синие бездны. И совсем не холодно рядом с ним, купаться в его взгляде.
- Очень красивый салют. Словно звезды спустились, - Лена наклонила голову набок, улыбаясь.
- Мы старались, да, Влад? – мальчик радостно кивнул. – Разрешите представиться, Виктор.
- Победитель? – мужчина смутился и кивнул головой. – Лена, - она протянула свою ладошку.
- Лена, вы не против, если двое мужчин проводят вас?
- Не против, - засмеялась Лена, а у Виктора дыхание перехватило от ее чуть хриплого смеха. Владик дал одну ручку Лене, вторую отцу, и они втроем пошли по темной дороге в сторону разноцветных окон домов.

-- конец --


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Среда, 10.03.2010, 19:55
 
StrausДата: Вторник, 04.05.2010, 14:33 | Сообщение # 9
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Название: Маршрут 18-А
Бета: Vies
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: POV, ООС, Romance
Статус: окончен

Примечание: маленький рассказик от лица одной ОВЕЧКИ

28 марта

Сегодня моему сыну исполнилось семь лет. Утром поцеловал его, спящего, в носик и убежал. Вечером приду – он уже спать будет. Но я оставил ему подарок на столе. Он проснется и обрадуется.

Мне тридцать. Уже год я работаю водителем на маршрутном такси номер 18-А междугороднего сообщения, из Питера в Г., развожу людей на работу и обратно, на учебу и просто погулять; лица, улыбки, грусть, ожидание и усталость в глазах проносятся перед глазами вереницей однотонных купюр.

Вот она – солнечная девушка. Садится на самой первой остановке в городе Г. моего самого первого рейса за смену в 6.45 утра. Вижу ее два раза в неделю и еще раз, когда кого-то из коллег надо подменить. И всегда она приветливо сонно улыбнется своими зелеными глазами и устроится в кресле не у окошка, а с краю, чтобы видеть дорогу. Потом, когда пассажиры займут свои места, она всю дорогу дремлет.

А вот он. Высокий крепкий брюнет с голубыми глазами. Заходит в автобус на второй остановке, у вокзала, но сразу не садится, ждет, пока все не рассядутся. Надо их познакомить.
- Займите, пожалуйста, свои места, скоро пост ГАИ, стоять нельзя. – В зеркале заднего вида уловил, как он оглянулся в поисках свободного кресла. Попался, как раз рядом с этой девушкой.
- Простите, вы не подвинетесь, или давайте я пойду к окошку? – он улыбнулся. Она поднялась, пропуская его, поравнявшись с ним взглядом, сказала:
- Меня там укачивает, - виновато улыбнулась.
А они – красивая пара. Оба высокие, она светленькая, тихая и спокойная, а он, наоборот, темный, сильный – настоящий мужчина, защитник, такой не обидит.
- Спасибо, - сказал он и забрался на сиденье у окна. Мне его не видно, но девушка сидит спокойно, правда, не спит.
Как всегда, друг за другом, проговорив «спасибо», что редко слышу от пассажиров, они исчезли в хаосе толпы перед метро.

15 апреля

В зеленых глазах немое ожидание, сменившееся спокойным блеском, как только на остановке мелькнули темные кудряшки того парня. Ждет. Но место рядом с ней уже занято. Встретились взглядами, мимолетное движение ресниц, словно боясь сказать: «Здравствуй, рада тебе.»

Он прошел дальше и приземлился на свободное сиденье. Надо будет повернуть зеркало, как-то неудобно оно тут висит, ничего не видно.

30 апреля

- Доброе утро, - легкая улыбка солнечной девушки, и утро действительно становится добрым. Не пустила к окну никого, сказав «занято». Я невольно улыбнулся.
- Здравствуй, - поздоровался он. У нас с ним небольшая разница в возрасте, даже, наверное, ее практически нет.
Подошел к ней, она молча поднялась, кивнув, и пропустила его к окошку. Он снова скрылся из поля охвата моего зеркала. Она улыбалась всю дорогу, иногда смущенно, периодически поворачиваясь к нему, наверное, разговаривали.
Поменявшись каким-то образом, он вышел из маршрутки первый и подал девушке руку. С толпой смешались, шагая рядом.

15 мая

Сегодня не было солнечной девушки. Потерянные синие огоньки молча спросили меня, но я мысленно пожал плечами: «Нет ее». Грустная дрема всю дорогу.

18 мая

Девушки снова нет. Он сел на ее место.
О, кто-то новенький. Высокая кареглазая брюнетка зашла на четвертой остановке. Алая помада, невероятно ей идущая, трехметровые ногти, духи, благоухающие на всю маршрутку… Красавица, одним словом! Только запах мне не очень нравится.

Что меня дернуло посмотреть в зеркало. Подошла к парню и попросила пропустить ее. Поспать ему не удалось, его постоянно отвлекали. Завтра обязательно разверну зеркало!

27 мая

Вот ведь, сам не знает. И нравится, и ждет Ее. А ее нет. А какой противный голос у этой «красной». И от духов у меня прям голова болит к концу маршрута. Надо окно открыть. И улыбается она противно. И чего она к нему пристала?

3 июня

Обреченный синий взгляд. Нет ее. Да, я тоже человек, все понимаю. Он сел на первое сиденье, рядом со мной. Не остановился на четвертой остановке, промчавшись мимо девушки с красными губами. Поймав недоуменный взгляд, пожал плечами:
- Мест нет.
- Еще два.
- Правда? Я и не заметил! – благодарный, слегка облегченный огонь глаз. – Ладно, на следующей остановке подберем народ.

6 июня

Пришла.
- Доброе утро, - немного бледная, но такая же живая, сияющая. И пахнет она чем-то неуловимым, легким.
Победно ловлю синий взгляд на второй остановке. Понял и радостно шагнул вглубь машины. Пока рассаживал народ, пропустил момент, увидев только, как сияют синие глаза, которые я теперь хорошо вижу в зеркале за спинкой сиденья. Вчера я развернул зеркало. Промчался мимо четвертой остановки. Машинально.
В толпе у метро мелькнули две головы. Темная и светлая. Рядом.

13 июня

Пассажиры попросили остановиться на четвертой остановке, которую я методично пропускал каждое утро на рейсе в 6.45 утра.

Да, она стоит под моросящим дождем, прикрываясь прозрачным зонтиком. Пахнуло духами, и я встревожено поймал в зеркале парочку, увлеченную беседой. Она с краю, он у окна. Брюнетка с красными губами дошла до мест, где сидели солнечная девушка и тот парень, и воскликнула:
- Витя! Привет! Девушка, вы не пересядете куда-нибудь? – обратилась она к блондинке. Растерянность мелькнула в зеленых глазах. Она посмотрела на нее, потом на парня.
- Привет. Девушка не пересядет, она со мной. Вон там есть свободное место, - парень кивнул на ряд сзади.
Отлегло от сердца.

2 сентября

Был с семьей в отпуске, а вчера мой сын пошел в школу, первый раз в первый класс.
После отпуска меня переставили на другие рейсы, где понадобилось подменять отсутствующих водителей. И вот я снова на своем привычном маршруте от Г. до Питера. Ее опять нет. Странно, я, видимо, многое пропустил, может, она и не ездит тут больше. Интересно, как тот парень? Еле дотерпел до второй остановки. И тут увидел Их, за ручку шагнувших к машине. Подсадил девушку на ступеньки. Она, как обычно, поздоровавшись, прошла занять места, а он, счастливо улыбаясь, заплатил за двоих.

17 декабря

Что это? Кольца на безымянных пальцах! Все также за ручку, но только все чаще вижу, как она засыпает на плече мужа. Он аккуратно целует ее в Питере, она сонно улыбается, и они вместе спускаются в метро.

19 апреля

Потеплело, и люди сменили шубы на более легкую одежду, и дышать в маршрутке стало легче. Машинально кивнул, здороваясь с зелеными глазами, и только сейчас заметил округлившийся животик солнечной девушки под плащом. Внимательный синий взгляд, сосредоточенно следящий за ней. Как же я рад за них!

***

Обожаю этот маленький город. Он подарил мне сказку, а те, кто со мной мог наблюдать за этой историей, наверняка поверили в Любовь.
- Миша, останови, пожалуйста! – встревоженный синий огонь в глазах. Он сегодня один, сжимает в руке телефон.
- Что такое? – Сворачиваю к остановке.
- Жена рожает, - сказал тихо, улыбнулся и скрылся, кивнув на мое «Удачи».

-- конец --

http://seriali-online.ru/forum/76-7809-9#1710127


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Четверг, 06.05.2010, 14:53
 
StrausДата: Вторник, 15.03.2011, 12:31 | Сообщение # 10
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
ОДИН МАЛЕНЬКИЙ СТЕБНЫЙ РАССКАЗИК:

Автор: Straus
Бета: Ст_Туман
Название: Розыгрыш
Пейринг: КВМ
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Автор фото-арта: May flower

спасибо огромное, мне они больше всех понравились!
(если кто-то знает имя автора картин на этом форуме - пишите, я исправлю! smile )

и еще одна - просто шедевры!

Мини - участник НОВОГОДНЕГО конкурса на главном форуме Ленко-Викторе. Конечно, он ничего не занял, но главное не победа!!! СПАСИБО всем, кто за меня болел! [color=#cc33cc]Я навек - ваша!!!
__________________________________________________________________________________________

Лера Новикова и Полина Зеленова, тяжело дыша, брякнулись на скамейку, протянув вперед длинные ноги.
- Фух, Степнов сегодня умотал!
- Да, вон я даже ноготь чуть не сломала! – захныкала Полина, демонстрируя Лере пострадавший ноготок. Та сочувственно покачала головой. В этот момент рядом материализовался физрук, гаркнув:
- Новикова, Зеленова! Равняйсь! Смирно! – девушки подскочили со скамейки. Он в упор посмотрел на Новикову, затем на Зеленову, все еще держащую в ладони «больной» палец. – Зеленова, я и не знал, что у тебя такая трагедия! При беге пальчик подвернула? – проныл Виктор Михайлович, копируя голос ученицы. – Ты что, на пальцах бегаешь? – вновь гаркнул он. – Бегом марш! – и свистнул в свисток для пущей убедительности.
- Со своими нормативами совсем уже свихнулся! – на ходу, задыхаясь, пропыхтела Лера.
- Да он и раньше-то никого не жалел кроме козлов своих, а теперь… и все эта Кулемина: «соревнования скоро, давайте побегаем!» - тьфу! – Полина враждебно глянула на лучшую спортсменку школы, разминающуюся у турника в другом конце зала.
- Слушай, а давай Кулемину как-нибудь… нейтрализуем, Степнов и перестанет к нам всем цепляться.
- Ага, а заодно и Степнова куда-нибудь… - Две блондинки задумались, еле волоча ноги по паркету спортивного зала.
- Да, тогда он от нас отстанет. Слушай, а давай прикольнемся?!
- Это как?
- Ну, разыграем их. – Новикова на бегу стала нашептывать что-то Полине.

***

- Кулемина! Ленка! – Полина влетела в раздевалку, где Кулемина стягивала с себя спортивную форму, и с разбега приземлилась на скамейку. – Послушай, я ТАКОЕ узнала! Иду, я, значит, по коридору, а там Степнов с Рассказовым разговаривает, ну, и говорит, типа: «сейчас пойду и прямо Лене Кулеминой во всем признаюсь! Я уже давно ей сказать хочу, что люблю ее».
- Чего? – Кулемина замерла с майкой на голове. - Совсем что ли? – попыталась стащить майку, но окончательно в ней запуталась. Зеленова закатила глаза, поднялась и помогла бедолаге освободиться из тисков спортивной ткани. Лена глянула на блондинку и покрутила пальцем у виска. Но, увидев в глазах Полины неподдельную искренность, растерялась. – Он, наверное, про спорт говорил… - Кулемина как-то нервно скомкала форму и неловко запихнула в сумку, пряча взгляд за челкой.
- Да нет, так и сказал: «люблю»! – Не замечая замешательства Кулеминой, продолжала врать одноклассница. – Ладно, я побежала, у меня еще куча дел!
И Полю сдуло из раздевалки также, как ранее ее туда задуло.
«Какое «люблю»?!» - внутренне возмущалась Кулемина, натягивая кофту.

***

Степнов сидел в столовой и жевал пирожок.

- Виктор Михайлович, а вы чего одни? – Новикова поставила свой поднос на его стол.
- Садись, Новикова, а то все столы заняты. Кросс бегать не заставлю, а вот гречку придется съесть всю!
- Вы как всегда в своем репертуаре, Виктор Михайлович. Вас там Лена Кулемина ищет.
- Да? – Степнов повернулся всем корпусом к выходу, словно ожидая прихода лучшей спортсменки школы. – А что она хотела? Про соревнования поговорить? Так мы увидимся на тренировке сегодня.
- А она вас по личному вопросу видеть хотела. – Пирожок так и замер в руке учителя физкультуры.
- По личному? – тихо спросил Степнов, проглотив кусочек теста.
- Ну, да, по личному. – Кивнула Новикова, откусывая сосиску в тесте.
- Что-то случилось? - Новикова посмотрела на него. «По-настоящему волнуется, что ли?»
- Да нет, она все не решалась, но тут созрела, хочет признаться, в своих чувствах. А так – все нормально.
Степнов даже подпрыгнул на месте.
- Ты что несешь, Новикова? Какие чувства, я же учитель! А она ученица! Только спорт и…
- Козлы. – Закончила за него одиннадцатиклассница. - Ну и что? – невозмутимо тряхнула волной волос Лера. – Что, вас любить теперь нельзя?

«Я фигею, без баяна» - обыденность тона Новиковой о таких, как ему казалось, высоких материях задела Виктора больше, чем сама мысль о возможных чувствах ученицы к учителю. Он положил на стол пирожок.

- Гречку ешь! – рявкнул в своей манере Степнов, поднялся и направился к выходу.
- Она в раздевалке! – вдогонку ему бросила Лера.

***

Две блондинки довольно потирали ладошки:
- Ну, вот, теперь ему точно не до нас на физре будет! Вон как поскакал к своей Кулеминой!
- Туда ему и дорога, а мы пока похалтурим! – две подружки захихикали, довольные проделанной работой.

***

Выйдя из раздевалки, Лена медленно высунула голову из дверей спортзала, просканировала коридор на наличие физруков в поле зрения и незамеченная выскользнула из школы. «Как так можно: «люблю». Да ведь он же тренер, УЧИТЕЛЬ! Он же ДРУГ! Вон как переживает за деда, всегда спрашивает. И мне всегда помогает, сумки таскает, провожает… Разве может Он… Он ведь прежде всего…» - Кулемина остановилась. – «Мужчина!» - осенило спортсменку. Оглянулась. «Ну да. Такой… Высокий…» - Путалась она в мыслях, пока шагала к дому.

В комнате, бахнувшись на диван, обняла любимый мяч. «Степнов дарил. Опять он», - вспомнила, как он крепко сжал ее в объятиях и закружил по залу после победного мяча. Она никогда не относилась к нему, как к мужчине, да и он, ей казалось, видел в ней только спортсменку, его ученицу. Вспомнила, как он нервно носится вдоль кромки поля, когда она играет, как переживает за травмы, как растирает ушибы и массирует потянутые мышцы, как... он, везде он. И никого больше не надо, есть он — тренер, наставник, друг, опора, настоящий защитник, настоящий мужчина.

Решив, что правильней всего будет не подходить близко к этому мужчине, не оставаться наедине, чтобы не дать повода что-то сказать, Кулемина стала избегать Степнова. Она быстро, со спортивной сноровкой собиралась четко по звонку с урока и выбегала из здания школы еще до того, как в это время учитель физкультуры успевал закрыть спортзал. Однажды, узрев высокую фигуру на горизонте у своего дома, окольными путями добиралась до ближайшего магазина, лишь бы не попасться ему на глаза. Она не знала, как реагировать на его слова, если он вдруг действительно признается, а потому решила пока не давать ему шансов.

***

На уроке физкультуры Кулеминой не было. Степнов удивленно поднял брови и поставил в журнале буковку «н» напротив ее фамилии. Задержался взглядом. «Вчера не пришла на тренировку. Наверное, не может решиться или передумала признаваться. Странно, совсем не похоже на Кулемину. Может, что-то случилось?»
Как и предполагали две блондинки, весьма далекие от спорта, Степнову на занятиях было совершенно не до отлынивающих подростков. Что могло случиться с Кулеминой накануне соревнований? – это был главный вопрос, терзающий учителя физкультуры 345 школы.

Второй по значимости вопрос – что делать, если она признается в своих чувствах. «Нет, Кулемина, конечно, мне нравится, она здорово бегает – ноги, вон, какие длинные. Она красивая, особенно после пробежки, когда щеки красные, и влажные волосы прилипают ко лбу. А еще у нее красивые коленки, особенно, когда не сбитые», - Степнов сидел на скамейке и смотрел на бегающих по полю одиннадцатиклассников. Но он никого не видел. «Нет, ну, Кулемина, конечно, ученица, но она ведь девушка! А я – мужчина. Она всегда выигрывает, всегда добивается своего, а значит, если она собиралась признаться, значит – признается», - мяч пролетел неотвратимой дугой и угодил ровно по макушке Виктору Михайловичу. Тот почесал ушибленное место: - «Через два дня соревнования! Где Кулемина? Что-то случилось! Я знаю!»

***
Лена сидела в комнате и стучала мячом в стену. Раздался звонок в дверь. «Соседи жаловаться пришли». Дед пошел открывать, а она поймала мяч, прислушиваясь к звукам.

- Добрый вечер, Петр Никанорович! – голос Степнова она не спутает никогда и ни с кем. Подскочила с дивана и спряталась за дверью комнаты. Через несколько минут в дверь постучались, и зашел дед.
- Леночка, там Виктор Михайлович пришел, ты не выйдешь? – Лена зашипела и втащила деда в комнату.
- Чшшш, дедуль, скажи, что я плохо себя чувствую. – Кулемин уставился на внучку.
- Что случилось? Лена, он говорит, что два дня до соревнований, вам тренироваться надо…
- На соревнованиях я буду, скажи ему. Все, дедуль, пожалуйста, иди! – она нетерпеливо вытолкала удивленного деда в коридор.

«Ну вот, я так и знал. Она заболела. Надо ее лечить!»

На следующий день снова в квартире Кулеминых раздался поздний звонок.
- Петр Никанорович, я принес мед. – Спортсменка снова приготовилась держать оборону.
- Зззачем? – дед растерянно принял от учителя физкультуры банку меда. «Заботится», - сердечко застучало быстро-быстро. Лена прикрыла глаза, прислонившись пылающей щекой к прохладной стене за дверью. «Правда, что ли любит?» - улыбнулась.
- Ну, Лена же болеет! Вы ее лечите, а с соревнованиями мы разберемся, придется без нее ехать, но главное – пусть выздоравливает! - он подмигнул и вышел. «Какое «разберемся»! Без меня никаких соревнований!» - Лена бросилась к двери, на ходу приглаживая волосы.
- Я уже не болею! Я поеду на соревнования! Ви… - но в коридоре уже никого не было. Она опустила голову. Заметила банку в руках деда. Отобрала и, сопровождаемая дедовым: «Что тут вообще происходит?», удалилась в комнату.
Залезла с ногами на диван, сложив их по-турецки, и засунула палец в желтую массу. «Вкусно».

***

На уроках сидела, словно на иголках. Нужно было срочно его видеть, но отправиться в спортзал просто так она не могла. «Он же хотел признаться, вот и подожду, когда сам…»

Выйдя из раздевалки, нервничала, что-то пытаясь поправить, казалось – все не так. «И как вообще себя вести-то? Надо что-то делать? Блин, никогда мне не признавались в любви. Как же все сложно!»
- Физкульт-привет, Кулемина! – подошел он сзади, что Лена, занятая своими мыслями, подпрыгнула на месте.
- Здрасте, Виктор Михайлович, – повернулась, улыбнувшись, но в глаза не посмотрела, сделав вид, что ее отвлекли одноклассники. – Спасибо за мед.
- Я смотрю, тебе уже лучше? – искренне интересовался здоровьем. Лена подняла глаза и поняла, что эти дни скучала по его взгляду.
- Да. – Только и смогла ответить.

Вместе вошли в спортзал, Степнов хотел что-то сказать, но они оба застыли, услышав:
- Ну, что я тебе говорила? Ему не до нас было, а теперь пришла Кулемина и все, конец лафе!
- А идея была хорошая! Как ты догадалась сказать, что он в любви ей признаться хочет? – в этот момент две подружки повернулись и заметили присутствующих. – Виктор Михайлович?
- Лена?
- Так это неправда? – «Блин, а я парилась, столько тренировок пропустила!»
- Подождите, мне сказали, что Лена хотела…
- Мы пошутили… - развела руками Поля.
- Вы хотели Лене признаться, а Лена – вам. – Без капли раскаяния констатировала Лера.
- Кто в любви хотел признаться? Я? Кулеминой?
Минута молчания. Когда в голове немного улеглось, Виктор оценил весь трагизм ситуации. «Идиот! Убить меня за эти слова мало», - мысленно простонал.
- Ну, и как вы расцениваете свои действия?
- Как шутку, розыгрыш.
- Очень смешно! Шутка удалась! – Кулемина развернулась и под тяжелым синим взглядом вышла из спортзала.

Она не понимала, что ее задело больше, то, что ее разыграли, или то, что сказал Виктор Михайлович, словно ее нельзя любить. «Ну да, я же еще ученица, ЕГО ученица, он никогда не сможет относиться ко мне, как к… женщине. А я напридумывала».

Отсиделась в раздевалке до того момента, как услышала топот ног по спортзалу. Взяла сумку и пошла вниз. Медленно шагала по дорожкам, хмуро отделавшись во дворе от ребят из параллельного класса. Стал накрапывать мелкий дождь. «Вот только этого не хватало», - засунула руки в карманы.

- Лен, постой, – едва успела услышать торопливые шаги, как локтя коснулась рука. От неожиданности развернулась, отскочив в сторону. – Лен, я… - никак не мог отдышаться. – Лен, прости меня, я не то хотел сказать. Точнее, то, но… не то, - Лена смотрела на него ошарашено. Он волновался, все никак не мог подобрать слова, да еще и спешил.
- Не надо только из жалости… я поеду на соревнования, и я не болела, я бегала от вас, потому, что думала, что нравлюсь вам, как девушка, и не знала, что делать с этим…
- Лен, ты мне нравишься… как девушка. – Она замолчала. Испытующий взгляд глаза в глаза. Сердце стучало где-то у горла.
- Вы мне тоже нравитесь, Виктор Михайлович.

Он улыбнулся, протянув ей ладонь. Она смотрела в его глаза и не верила. Нет, она верила, но собственное сердце заходилось от ощущения такого нереального счастья. Накрыла его широкую ладонь своей. Он сжал ее, все также не сводя взгляда с ее лица. «Когда она не бегает, она тоже красивая, самая красивая».

***

Новикова, Зеленова! - девушки сделали шаг вперед из строя. - С сегодняшнего дня вы освобождены от физкультуры до конца четверти. - Аудитория загудела, Лера и Полина переглянулись, не веря своим ушам.
- Правда?
- Да, можете быть свободны. - Хитрый прищур Степнова, две сияющие улыбки и один удивленный взгляд.

Хохотали до колик в животе, топая по коридору. Расшумелись на радостях так, что дверь на первом этаже отворилась, и из класса вышла Борзова.
- Вы почему так шумите? Вы мешаете учебному процессу. Снова прогуливаете физкультуру?
- Нет, Людмила Федоровна, нас Степнов освободил от физ-ры до конца четверти!
- Прекрасно. Прекрасно! Значит, у вас есть теперь свободное время? Отлично. Есть повод подтянуть свои оценки по математике. Жду вас сегодня после уроков. - Учитель развернулась, удаляясь в класс и на ходу закончила: - И не кричите в коридоре, не мешайте ученикам заниматься.

______________________________________________________________________________

Огромное спасибо устроителям конкурса за их труд и огромную встряску нашим Музам!


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Вторник, 15.03.2011, 12:37
 
StrausДата: Вторник, 15.03.2011, 12:44 | Сообщение # 11
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор: Straus
Название: Кофе
Жанр: рассказ

________________________________________________________________________________________

И поселилось отчаянье в огромных глазах цвета унылого неба. Ни отблеска света, ни луча надежды, ни интереса не осталось жить в них. Все умерло вместе с ним. Куда идти? И зачем? Закрыла глаза, и тут же распахнула. Слишком больно - каждый раз встает его образ перед мысленным взором, а в голове звучит его голос. Где-то слева горячо от отчаянно колотящегося о ледяные стены пустой души сердца. Истерзано в кровь, когда же уже замолчит. «Кофе. Срочно. И не спать, не думать, не помнить» - стащила себя с подоконника, и включила источник живого тепла. Голубой огонек безмятежно нагревал дно турки, а собравшаяся на поверхности веселая пена сообщила, что пора взять кружку. Но их на полке две. Одна — его. Подумала, несмело взяла ее... «Выкинуть, она не нужна больше, а кому-то отдавать... нет, будет постоянно возвращать в прошлое... прошлое… скоро уж год…» - в последний момент остановила руку, готовую выпустить стекляшку. Помыла ее и отнесла в комнату, поставила на полку серванта, рядом с остальными предметами сервиза. Закрыла дверцу.

Снова варила кофе, взамен того, что сбежал. Обжигающий напиток согрел ладони, постепенно разливаясь по телу приятным сладким теплом, и на душе стало спокойней, словно обрела какое-то равновесие, только вот, чего-то не хватало. Снова подошла к серванту, открыла дверцу. Достала кружку. Другую. А может и ту самую, кто теперь разберет, и поставила на кухне рядом со «своей».

Утром ее разбудил звонок в дверь. «Я даже уснула? Ведь не спала уже, наверное, вечность» - мимолетная мысль по дороге в прихожую. Самый обычный человек, немного помятый, видимо, с дороги.
- Доброе утро, - так солнечно улыбнулся, и в уголках глаз появились паутинки морщин. - Простите, вы, случайно, соседку свою не видели?
- Тетю Машу? Она на даче, должна сегодня вернуться. – Быстро сообразила.
- Спасибо. Извините за беспокойство. - Мужчина развернулся и, судя по удаляющимся шагам, пошел пешком вниз. «У нас же лифт есть» - мелькнула мысль, пока закрывала дверь.

Уснуть больше не удалось, и она направилась на кухню, разведать обстановку в холодильнике. «Даже масла нет», - порадовала сама себя необходимостью идти в магазин. Быстро по привычке надела кроссовки, заколола волосы и отправилась тешить голодное воображение. Повернув в замке ключ, мельком уловила темную фигуру на подоконнике подъезда. Повернулась. Прислонившись головой к стеклу, человек спал, сжимая в руках небольшую сумку. Тихонько спустилась на один пролет. Чуть задержалась, проходя мимо мужчины, а потом быстро-быстро засеменила по лестнице, стараясь громко не топать. «Его надо чем-то накормить, тетя Маша в обед вернется. А у меня кофе по всей плите» - вспомнила так и не вытертый сбежавший кофе.

Разбудила мужчину. Спросонья он так по-детски обиженно посмотрел на нее, что она даже забыла, о чем хотела сказать.
- Пойдемте, кофе попьем.
- Да не стоит беспокоиться, я… - закопошился он, пытаясь привести себя «в порядок».
- Ну, тогда сидите тут до завтра. – Пожала плечами.
- Вы же сказали, что тетя Маша скоро приедет, - он замер, густые брови поползли вверх, закладывая на лбу несколько глубоких морщин. «Проснулся? Или и дальше тупить будем»
- Я сказала «должна» приехать… - Сама поняла, что приглашает совершенно незнакомого человека, да еще и мужчину, в свою квартиру. Он заметил метнувшуюся растерянность в красивых голубых глазах.
- Я ее племянник… - типа успокоил.
- Идемте.
Мужчина поднялся с подоконника и зачем-то взял из ее руки пакет с продуктами. Она обернулась и в упор посмотрела на него.
- Тяжело ведь. – Извиняющимся голосом пояснил он. «Чокнутый какой-то».

Только когда он ушел, она вспомнила, что ни разу не подумала о прошлом. «И стоило мыть плиту, если все равно снова разлила все», - улыбнулась она, вспомнив, как отвлекалась на болтовню мужчины.

Вечером раздался звонок. Тонким крылом коснулась сознания надежда, и она подлетела к двери, не подозревая, кого она ждет. Отступила назад, давая проход огромному букету, из-за которого выглянул Он.
- Пришел поблагодарить, что приютили… А это – от тети Маши, - он протянул корзиночку с пирожками.
Она не понимала, как так получилось, что она о нем все еще думает.
- У вас на полке две кружки. А вы одна…
- Одна?
- Ну, если пригласите на кофе… с пирожками… - «Как же он смешно смущается».
- На ночь кофе не пьют, - серьезно посмотрела в пронзительные глаза, чуть потемневшие. Секунда замешательства.
- Ну ладно, все равно вам спасибо, - он всунул цветы ей в руки, корзинку поставил на тумбочку, развернулся, открывая дверь. «Уйдет?».
Тонкая ладонь скользнула на руку, чуть удерживая:
- А вы чай с лимоном пьете? – прошептала она в момент, когда он развернулся, почувствовав первое ее касание, и близко-близко посмотрел прямо в глаза.

к-о-н-е-ц


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.
 


StrausДата: Вторник, 15.03.2011, 13:12 | Сообщение # 12
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор:Straus
Название: Все еще такой желанный
Бета: Ст_Туман
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Romance, AU
Статус: закончен

Бывший.

Выдохнув, Лена опустилась в кресло самолета, откинув голову и прикрыв глаза. Возня рядом прекратилась, и на колено опустилась теплая мужская ладонь, чуть проехав вверх. Раньше от такого внутри начинало все закипать, вспыхивая мелкими фейерверками и разнося по жилам горячую негу, а тут... Ну да, приятно, но нет тех эмоций, какие были от даже самых невинных прикосновений Степнова. «Устала, наверное. Слишком было тяжело», - вспомнила некогда любимые глаза, умоляющие быть счастливой, требующие ответного блеска, такого, какой был когда-то, когда она еще была с ним. Все как-то сложно стало. Убивала эта забота и контроль. Зато теперь — полная свобода, никто не волнуется, где она, как доберется со студии, что она сегодня поела и тепло ли оделась. Да и не нужно все это ей сейчас, она молода, у нее куча планов и широкий полигон творческих возможностей. Зачем привязывать себя к одному месту, к одному человеку, обременять себя зрелыми отношениями, если можно еще развлекаться, никому не отчитываясь, что пила и где провела полночи. Нет, все-таки, Виктор Степнов был совсем не тем, кто ей нужен. С ним все было слишком: слишком больно, слишком глубоко и по-настоящему. Не этого ей хотелось, по крайней мере, пока.

Вася что-то прошептал на ухо, намеренно дразня, поднимая ладонь все выше и выше.
- Вась. Давай не сейчас. Я выжата, как лимон.
- Ну, Лена, ну, улыбнись, все хорошо будет, - прогундел он. Лена приоткрыла глаза, глянув сквозь ресницы на симпатичную физиономию звуковика, растянула губы в улыбке. Потом снова закрыла глаза. Парень насупился, отвернулся к Ане и продолжил что-то обсуждать с ней. Поерзав, Лена, словно случайно, скинула с бедра его руку.

***
Кудрявая рыжая голова зарылась где-то под столом, вытаскивая очередную неразобранную сумку.
- Ну, ты даешь, Кулемина! Я же думала, ты с Васей в номере поселишься! А тут, нате вам! Я-то вам тут нафига?
- Женька, не пори чушь. Мы еще не в тех отношениях... я пока не готова... и вообще, не хочу это обсуждать сейчас.
- Ленка, ты что какая-то... - подруга опустилась рядом, обняла за плечи, привлекая белобрысую голову себе на плечо. - Рассказывай.
- Зачем, Жень? Я знаю, что вы все не в восторге...
- Лен, это твоя жизнь. С Виктором Михайловичем мы чувствовали дистанцию, мы никогда не смогли бы так запросто общаться с ним, как, например, с Васей. Но тебя это не должно было волновать. Мы-то тут причем? Тебе же с ним жить...
- Или не жить... Женька, я так запуталась. Единственное, что я правильно сделала — это, наконец, сказала ему. С души камень свалился, но легче не стало.
- Любишь?
- Н-н-нет. Он сам все разрушил...
- Любила?
- Любила.
- Ох, Лен, ты где-то врешь сама себе. Так не бывает. Может, он нравился, может, хотелось добиться, а любви и не было? Или наоборот, ты сейчас обижена, быть может, увлечена, быть может, еще что-то, что не дает тебе заглянуть в свое сердце. Может, любишь еще, но не понимаешь этого?
- Может, Жень. Но по-любому — поздно. Все. Уже ушла и теперь должна забыть его.
- Подумай над этим.
- Знаешь, до сих пор больно, что аж тошно...
- Верю. Но ты сама так решила. - Лена кивнула, давая понять, что тема закрыта.

Теперь она поняла, что тянуло за душу — она не рассказала деду о разрыве со Степновым. Пока Петр Никанорович был у родителей в Швейцарии, готовился к операции на сердце, Лена была спокойна. После записи альбомов она сама слетает к ним, проведает свою семью. А потом, как только можно будет, дед снова вернется на родину, где греют даже стены.

Вечером, отдохнувшие, все собрались в трехместном номере у девочек. Предстояло согласовать репертуар, и еще у Ани была новая песня. Позже подтянулся Вася, весь день обзванивавщий местные студии и агентства, а в некоторых даже побывавший. Закончив с репертуаром, Лена с Васей отправились в номер Лены.
- Лена, ну, я заслужил сегодня хотя бы поцелуй своей любимой? – пока Лена возилась с ключом, Вася зашушукал на ухо.
- Заслужил, заслужил, - улыбнулась такому наивному вопросу Лена, чмокнула Васю в щеку. – Спасибо, что бегаешь с нами.
- И все? – парень обнял Лену за талию, потянувшись к ее губам. Лена, когда не сутулилась, была немного выше парня, и ему приходилось доставать до ее губ. Сделала вид, что сдалась. Поцеловала в губы.
- Ну, а как же, это ж моя работа.
Они вошли в номер.

***
Женя пробиралась в темноте, боясь потревожить парочку. Уже сорок раз пожалела, что поселилась с Ленкой, но, если уж подруге это было нужно, она не могла отказать. Приоткрыв дверь, впуская тонкую полоску света, она услышала:
- Да не крадись, Жень, я не сплю. – Женька подпрыгнула от неожиданности.
- Ленка, блин, напугала. Я вообще думала, что ты с Васькой.
- Нет.
- Спала? Я разбудила?
- Нет. Не могу уснуть.
- Поругались, что ли?
- Да… нет. Он хочет…
- Ясно.
- Я не могу так… слишком быстро. – Девушка отвернулась к стенке. Женя опустилась на край кровати, погладила по голове.

Чужой.

Лена бросила на стол газету, отвернулась к окну, обнимая свои плечи руками. Женя вопросительно посмотрела на напряженную спину Кулеминой, потом взяла в руки прессу.
- Лен, ты же это сама предложила.
- Да, так лучше будет, а то Вася обижается… - она посмотрела через плечо в сторону подруги. Вздохнула и снова уставилась в окно.
- Леночка, не грусти.
- Да нет, я нормально. Правда.
- Тогда давай собираться, завтра уже самолет. Блин, как же не хочется уезжать, но я рада, что мы все сделали так быстро. И все благодаря Ваське, он молодец, – причитала рыжеволосая девушка, собирая в сумку вещи. – Ленка, а ты куда поедешь в Москве? К Васе?
Лена не ожидала такого вопроса. Она и сама не знала ответа, а сейчас как-то нужно было решить быстро.
- К деду, Жень.
- А… Может ты…
- Может. Но я не бездомная, и жить у мужчины… пока не готова.
Подруга тряхнула рыжими кудряшками, удивляясь, что такая всегда бойкая и решительная Кулемина вдруг тормозит и медлит.

***
Вечер провели в клубе, после чего девочки отправились гулять по Лондону, а Лена с Васей пошли в номер. Не включая света, целовались до головокружения, в полутемном номере продолжили танцы под тихую музыку, льющуюся из колонок музыкального центра. Потом плавно переместились на кровать, продолжая ласки; опускаясь уже на шею и плечи, губы парня устремились к вырезу майки...

- Вась, подожди… Вася… - девушка напряглась, все еще пытаясь отдышаться.
- М-м-м? – промычал раззадоренный парень, не желая останавливаться.
- Постой…
- Я хочу тебя…
- Вася. - Лена села, отталкивая его. - Не сегодня. Нельзя.

«Куда-то улетучилось СЧАСТЬЕ. Отвернулось. Живешь, как в тумане. Вроде видно, но не дальше собственного шага, куда идти – без разницы, все равно будущее, словно за гранью. Так не было раньше. Было легче все, словно ангел хранил, а теперь за все ошибки он отвернулся, не оберегает больше. Постепенно, но неминуемо накапливается беда, скатываясь в ладошку прозрачными дождинками. Плачущий Лондон, ветреный Лиссабон, вычурный Берн, жаркая Италия и холодная Норвегия – и все мимо. Фото – лишь фоном, безжизненными картинками, без лица. Таких можно накупить в киосках и наклеить на холодильник. Только родные порадовали, но и это было через силу для всех, ведь за плечами стояло гнетущее ожидание операции. - Натянула рукава на ладони. - Теперь домой. И еще одно очень важное дело. ОЧЕНЬ», - поежилась, вздрогнув, списывая все на предвесеннюю прохладу, но внутренне понимая, что от страха. «Месяц без любимых глаз, без его голоса, без запаха и его тепла. И почему важность чего-то можешь оценить, лишь потеряв. И он не просил, он требовал, а потом брал сам. Ему было важно все, он не упускал ничего, что касалось меня. Бывший. А ведь я должна жить», - взяла из багажника такси чемодан, поблагодарила водителя и открыла дверь подъезда дома, где они когда-то жили с дедом. Петра Никаноровича еще долго не будет, а потом... она скажет ему правду.

***
Дрожащими пальцами нащупала кнопку звонка. Как она на это решилась, она сама не поняла. Еще был шанс передумать. Нет. Нажала. Через целую вечность дверь открылась.

Виктор широко распахнул входную дверь, держа ее рукой, еще не перестав улыбаться, и сразу удивленно поднял брови. Тихое «привет» заставило прислушаться.
- Привет, Лен. Проходи. - Девушка не успела ничего ответить, как ему под руку просунулась кудрявая голова, чуть подвинув Степнова за талию.
- Привет. Витя, вы чего в дверях. Проходите! - девушка улыбнулась, обращаясь к Лене, которой казалось, что внутри все оборвалось. Последнее чувство возможности чего-то теплого в их отношениях улетучилось с их улыбками.
- Нет, нет, спасибо, я на секунду. Можно? - перевела взгляд на мужчину.
- Пойдем на кухню... - Лена опустила голову, тряхнув челкой.
Он шагнул за порог, прикрывая дверь.
- Это тебе. От деда. - Лена протянула мужчине подарочный пакет. - И от меня, там. - Она показала на торчащую обертку.
- Спасибо. Как он?
- Хорошо, - кивнула Лена, глядя куда-то мимо на протяжении тех длинных секунд, которые они молчали.
- А ты? - совсем тихо спросил Степнов.
- Все отлично, спасибо. Вить... у меня к тебе просьба. Я не знаю, могу ли просить об этом... у деда через неделю операция. - Она говорила, а сама боялась смотреть ему в глаза. Боялась и все.
- Понятно. Переживаешь? - как ни пытался он заглянуть в глаза, ему это не удавалось.
- В общем... я не сказала ему, что мы с тобой расстались, и он думает, что мы вместе. - Все-таки набралась смелости и на одном дыхании выпалила то, что собиралась сказать. Мельком глянула ему в глаза. «Я опять накосячила, а отдуваться ему».
- Что ты хочешь? - испытующий, терзающий огонь в глазах. Что он хотел от нее, она так и не могла понять.
- Я думаю, что он может позвонить... прости меня, просто не могла ему сказать, он очень тебя любит, это бы убило его. Совсем.
- Я понял. Я все сделаю.
В течение всего разговора он не мог оторвать ласкающего ее волосы, опущенные ресницы, любимые губы, нежный румянец щек и ровный носик, взгляда.
«Люблю, люблю до безумия. Но теперь уже это неважно. Ей нужна была свобода от моей любви и ради нее – отпустил. Наверное, слишком душил ее своим контролем, не нужно ей было это, хотелось легкости, а я по-другому не умею любить».
- Спасибо тебе. Всего неделю, Вить. - Она уже развернулась, чтобы спуститься по лестнице, но повернулась, еще раз глянув в глаза. - Спасибо тебе огромное, за все, - прошептала.
- Лена. - Степнов успел поймать ее ладонь на перилах. - Ты мне обещала...
- Обещала же. Главное, чтобы дед поправился, а я... - она так и стояла полубоком.
- Ты счастлива? - не отпускал ее руку Виктор, требуя ответа.
- Конечно, счастлива. - Она на мгновение посмотрела в его глаза. Он хотел видеть блеск, как раньше, и он его увидел, блеск близких слез. - Пока, - различил он за звуком шагов по ступеням.
- Пока.

«Думала — забуду, не очень любила, не больно и бросать. Думала, прошло, думала – без него лучше, без его опеки, слишком явного давления. Но и без него оказалось невозможно, да все отдам, лишь бы снова почувствовать его заботу, его интерес, ведь до всего, что меня волновало, ему было дело, он жил мной, а я не хотела видеть этого. А вот о том, что он тоже имеет право, чтоб о нем заботились и его кто-то любил также - забыла. Быстро. Как же быстро. Ведь его не любить невозможно, хотя бы за одно его отношение, за его любовь. А теперь поздно. Поздно было тогда, когда предала его, а теперь и совсем без надежды… Еще четыре недели пролетели… Отдалили от него теперь уж навсегда», - щекотавший нос морозец заставлял дышать глубже, не давая слезам выбраться на щеки.

Летело время, подгоняя весну.

Лена сидела в кафе у окна и наслаждалась мартовским солнцем, мягко пригревающим через окно. В блокноте было написано несколько строк, ручка в руках и чашка дымящегося напитка. Через час у нее тут рядом встреча на студии, — она собралась продать свои песни. Группа распалась сразу после записи альбома в Америке, но вдохновение иногда все еще посещало и Аню, и Лену.

Дверь кафе открылась, впуская темноволосого парня в помещение. Отыскав взглядом девушку, он подошел, чмокнув ее в щеку, опустился на стул напротив. Смеялись, что-то обсуждая, потом что-то смотрели на телефоне парня, потом он так же стремительно ушел, поцеловав ее в щеку.

В кафе изредка искал вдохновения молодой начинающий фотограф. Сразу заприметив эту девушку, он сначала незаметно сделал несколько снимков с парнем, а потом, когда ее спутник ушел, извинившись, представился и попросил щелкнуть ее еще. Она отказывалась, смущенно объясняя, что не стоит, но потом, улыбнувшись очередному комплименту, согласно кивнула. Фотограф сделал несколько снимков и протянул визитку, объясняя, где можно будет забрать свои фотографии. Девушка отрицательно покачала головой, давая понять, что не нужно, она не станет забирать, и он отошел от столика, переключаясь на другие объекты.

«Какая она красивая. Такая спокойная, нежная. Когда улыбается, зеленые огоньки глаз блестят из-под длинной челки. Раньше, когда она выходила на сцену, в ней чувствовалась жизнь, бьющая энергия и юношеский задор. А теперь, когда группа распалась, она словно повзрослела. Куча поклонниц, встречая ее в кафе, просили автографы или сфотографироваться, но сейчас не хотелось даже ее тревожить — она где-то в своем мире, она пишет» - казалось, что она знает о ней все, часами наблюдая, как брат просматривает в сети ролики и фото группы, думая, что она не видит. Казалось, он забыл, вычеркнул ее из памяти, из сердца, погрузившись в работу, но нет. Он сам создал эту группу, Ее образ, и до сих пор живет Ею. Только больше нет записей с концертов. И последним глотком воздуха для него были те пять минут, когда он мог ее видеть рядом, когда она пришла однажды вечером. Что потом с ним творилось — не передать словами. Да и не надо, это только их, они сами это переживали, и им не нужны свидетели. «Она собралась уходить, кажется. И, кажется, она теперь не одна» - голубые глаза провожали взглядом из-за столика в глубине кафе ту, что сидела у окна.

Посмотрев на часы, Лена взяла со стола мобильный, поднялась, поправила шарф и надела куртку. Когда отходила от столика, память выхватила знакомые черты лица. За дальним столиком сидела шумная компания, и Лена не стала вспоминать, где могла видеть эту девушку. Решив, что, скорее всего, это кто-то из поклонников: просто запомнилось лицо, - Лена вышла на улицу, промелькнув мимо широкого окна. Визитка так и осталась лежать на столе.

Нежданный.

Март плакал капелью, маскируя одинокие слезы длинными дорожками по стеклу. Частый гость у окна, она решила, что уже не станет больше забираться на прохладную твердую поверхность, боясь простыть. Просто стояла рядом и смотрела на то, как воробьи ковыряют первую травку на оттаявших уже участках земли.

Раздался звонок в дверь. В голове мелькнула мысль, что она уже давно не ждет никого. Никакого чуда, луча солнца или доброй вести. Все, что она получала последнее время о нем, не очень радовали. Главное ожидание впереди, а с сердцем она смирилась, задвинув на задний план ноющую тоску по теплу, которое могло быть ее, в котором она грелась последний раз каких-то пять минут, но жившему в ее душе до сих пор.

Открыла дверь. Вздрогнула, увидев Виктора и ту самую девушку, что была тогда в кафе, только теперь вспомнив ее. От неожиданности прижала ладошку к губам и шагнула назад.
- Что случилось? – прошептала она.
- Привет! Все нормально, не переживай, тебе нельзя волноваться. – Девушка по-хозяйски разулась и прошла мимо ошарашенной Кулеминой на кухню. Виктор так и стоял в дверях, щелкнув сзади замком.
- Привет, Лен.
Отдышаться не получалось – давил комок в горле. Он жег ее взглядом, изучающим, нежным, ловящим каждую изменившуюся в ней черточку. Она прикрыла глаза, переводя дух. «Зачем?» - дрогнули руки, когда она услышала тихий стук на кухне. Вернувшись в реальность, она ответила горящим взглядом, требуя ответа, что ему от нее надо. Сверкнув глазами, мужчина шагнул к ней, схватил в объятия и впился в губы. Слабые попытки оттолкнуть, потому что рядом эта девушка, потому что не хотела снова потерять его, потому что он не простит, да и она… не справилась, он сильный, он такой желанный… Пальцами зарылась в волосы, отвечая и отдаваясь его теплым рукам, жарким объятиям, поднимающим горячую волну снизу. Задыхались, неистово восполняя в душе пустое место, образовавшееся за время разлуки. Глупо все было, глупо и неправильно. ТАКАЯ любовь не проходит. Из-под ресниц скользили слезинки по щекам и на шею, где подхватывались теплыми губами. «И только скажи теперь, что НАС нет, и даже более того...»

Телефон в кармане резко вернул в реальность звонкими трелями. Дрожащими руками поднесла к уху, пытаясь отдышаться.
- Привет, дедуль… - хриплым голосом. – Н-н-нет…
Теплая ладошка на груди, удерживающая связь с ним, с его сердцем. Он улыбнулся и взял из ее руки телефон.
- Здравствуйте, Петр Никанорович. - Не сводил взгляда с ее глаз, разговаривая со своим другом и соавтором. Почувствовал, как она поспешила освободиться, удержал ее у себя, около сердца. – Откуда вернулся? А, да, вернулся, - сначала не понял, но подумал, что, скорее всего, Лена так и не сказала ему ничего. - Да хорошо дела. Вот недавно сестра моя приехала в институт поступать. – Кулемина замерла, вслушиваясь в слова. «Сестра?», - снова дернулась, но он не дал ей отойти. Светлая головка прислонилась к плечу. Между словами мужчина целовал макушку, вдыхая аромат волос, такой знакомый. Он боялся снова ее выпускать. И пусть теперь хоть что делает, он все равно не отпустит ее. И пусть его любовь слишком уж навязчивая, но он готов ее отдать только Лене, никому больше. И по тихим слезам на своей рубахе он понял, что ей нужна его такая любовь. - Петр Никанорович, а вы когда приезжаете?.. Приезжайте все вместе, у нас свадьба скоро... Ждать мы больше не можем...

Наверное, еще что-то говорил, они оба не помнили. Не заметили, как переместились в комнату, оставшись в квартире одни. И слов не нужно было, все лишнее, лишь море чувств в глазах и стук сердец:

- Прости, что так...
- Ждала, тебя ждала...
- Почему не позвала...
- Звала, а ты не понял...
- Прости, что так долго шел... прости...
- Любимый...
- Родная...
- Желанный...

Она что-то еще хотела ответить, но теплые губы не дали возможности говорить. Сердце рвалось наружу потоками слез и прерывистыми вздохами между поцелуями. «Мой, такой родной, любимый, и все еще такой желанный…» - чувствуя подкатывающие снизу горячие волны. Теплые руки обвили талию, она окунулась в объятия, ругая себя, что смогла от этого отказаться.
- Никогда... никогда...

конец


Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Вторник, 15.03.2011, 13:15
 
StrausДата: Пятница, 14.10.2011, 16:58 | Сообщение # 13
Болтун
Группа: Проверенные
Сообщений: 1006
Награды: 61
Репутация: 195
Статус: Offline
Автор:Straus
Название: Три орешка для Золушки
Бета: Ст_Туман
Пейринг: КВМ
Рейтинг: R
Жанр: Romance, AU
Статус: закончен

________________________________________________________________
КОММЕНТАРИИ:

http://seriali-online.ru/forum/76-8953-10
________________________________________________________________

Виктор Степнов, помощник управляющего крупной финансовой компании, двадцати семи лет от роду, стоял у окна и наблюдал за жизнью на улицах пыльного мегаполиса. «Да, управляющий прав – мне пора жениться. Я уже давно готов, да и возраст, прямо скажем, а вот той, кого бы хотелось называть любимой – как не было, так и нет. Ну, не на Светочке же жениться, в самом деле! С ее пирогами и растолстеть недолго» - размышления голубоглазого брюнета в строгом костюме прервал звонок внутреннего телефона.
- Да, Николай Павлович.
- Виктор, зайди ко мне, у меня к тебе разговор. И не затягивай, говорю, срочное дело.
- Да, минуту.

Мужчина подхватил блокнот и устремился в кабинет начальства.

***

«Ох, после падения все тело ломит. Это ж надо было – ломануться прямо на глазах Гуцула с Комаровым. А ведь не первый день на роликах! Вот неуклюжая, еще и эти бараны ржали, как ненормальные, нет, чтобы подать руку даме. Хотя, какая из меня дама с такими-то ногами! Вот завтра снова придется идти в брюках» - Лена Кулемина сидела на краю ванны и перекисью смазывала ссадины на ногах. – «Хорошо, еще каска на голове, не сильно, конечно, спасает, но все же» - потерла ноющий лоб.

Закончив процедуры, девушка отправилась в кровать – завтра был сложный день, предстояло собеседование в какой-то компании на должность секретаря, дворовые соревнования по блейдингу, потом еще куча дел, а вечером – премьера постановки по роману деда, Петра Кулемина. Поэтому нужно было отдохнуть.

***
Виктор вошел в кабинет начальства.
- Вызывали, Николай Павлович?
- Да, да, Виктор. Вот, тут пришла посылка из Бразилии на твое имя. И не забудь, Степнов свое главное первоочередное задание на эту неделю – жениться!
- Но, Николай Павлович! Какую неделю! Вы же мне давали три месяца!
- Нет, это долго, это ты так и останешься холостяком, знаю я тебя. Давай-ка поторапливайся, Витенька, я еще надеюсь на свадьбе погулять. На свадьбе, ты меня понял? – пригрозил управляющий компанией своему помощнику.

Молодой мужчина взял большой желтый конверт, поплелся к себе в кабинет, гадая, что же внутри и попутно думая, как бы ему успеть влюбиться в короткие сроки, не выходя из офиса. Вся надежда была на то, что судьба сама пришлет ему в кабинет кого-нибудь. А еще сегодня ему предстоит собеседование через два часа.

На четвертом этаже, где был кабинет начальника, шел ремонт. Мужчина, проходивший мимо, погруженный в свои невеселые мысли о скорой женитьбе, не заметил, как толкнул локтем стремянку, на которой неустойчиво и без надзора стояло пустое пластмассовое ведро, которое, приведенное в движение, громыхнулось вниз, угодив по голове помощнику управляющего. Придя в себя на полу, мужчина потряс головой, собрал раскиданные бумаги, удивляясь, почему рабочих нет, и никто не следит за инвентарем.
Занятый своей шишкой на макушке, про посылку Виктор вспомнил, когда до собеседования оставалось не больше 10 минут, а еще нужно было просмотреть резюме, но это можно сделать и по пути. Он взял в руки конверт, открыл и достал три маленьких конвертика. «Как матрешка, а в каждом еще по три, а в конце — бомба», - усмехнулся и вскрыл один. В этот момент затрещал селектор, сообщая, что его ждут в конференц-зале. Он отложил конверт, взял со стола папку с данными кандидата, уже дошел до двери, но, съедаемый любопытством, вернулся, достал голубую бумажку, улыбнулся и развернул сложенный листок. «Пиджак» - гласила надпись. «Точно, пиджак забыл! Что за чертовщина!» - мужчина завершил свой гардероб верхней деталью костюма и вышел из кабинета, оглядываясь на желтый первоисточник посылки. «Приду — обязательно изучу данные отправителя». Надпись с листка незаметно пропала.

«Итак, очередной кандидат в секретари: 19 лет, Елена Кулемина. Фамилия какая-то знакомая, где-то я ее уже слышал. Нужно будет проверить, вдруг, какая-то скандалистка. Так, если ногти длиннее миллиметра – сразу попрощаюсь, мне работник нужен, а не манекен, который печатать не может из-за маникюра. А вообще, нужно этот отбор продлить, вдруг придет та, кто мне понравится! Точно, все, если с первого взгляда не понравится, отсеиваем сразу», - дав себе установку, мужчина вошел в помещение, где должны были его ожидать. Как ни странно, но светлый кабинет его встретило тишиной, а главное – пустотой. Выйдя и прикрыв за собой дверь, он задумался, что очередной смотр невест не удался. «Степнов, какие невесты, ты сотрудника подбираешь, а не жену!» - мысленно одернул себя, шагая вдоль коридора.

На лестнице в него врезалась незнакомая девушка, рассыпав его и свои бумаги по ступенькам. Помог собрать вещи извиняющейся особе, а когда они одновременно поднялись с пола, он получил возможность ее рассмотреть. Узенькие брюки, короткий пиджак, белый топик и челка, скрывающая блеск глаз. Она мельком глянула на мужчину, и, словно схватившись за последнюю ниточку, удержала его взглядом:
- Простите, вы не подскажете, я не могу найти нужный кабинет, - она, смутилась и, казалось, еще больше надвинула челку на глаза.
- Что именно вы ищете? – В руках у нее была магнитная кнопка с номером, которая открывает двери лифта и выходы в коридоры. Мужчина попытался снова увидеть ее взгляд.
- Сама не знаю, вот, - она протянула ему магнитный жетончик. – Так если смотреть, то 16, но на первом этаже кабинеты до 10 номера. Если повернуть – получается 91, но тут 8 этажей, я проверяла. Больше у меня нет вариантов. – Девушка расстроено пожала плечами, поджала губы и посмотрела в окно. – Хотя, все равно уже опоздала, извините.
Взяла из рук мужчины жетончик и развернулась, направляясь вниз.
- На первом этаже два коридора, влево – до 10, вправо – с 11 до 19. Наверное, вам туда, - вдогонку ей сказал мужчина. Он так и стоял на ступеньке, наблюдая за ней. В конце лестницы она развернулась, помахала ему рукой. Помощник управляющего провожал ее взглядом. Хоть у них в офисе и был дресс-код, регламентирующий ношение женщинами костюмов, но ей невероятно шли ее брюки. Он улыбнулся в ответ, медленно развернулся и продолжил свой путь вверх по лестнице.

Прокручивал в голове встречу с незнакомкой. Странно, никогда не замечал, что можно перепутать номера, или… «Стоп! 16 кабинет! Так это она должна была прийти на собеседование! Как же сразу я не понял! Догнать!» - и он побежал вниз, перепрыгивая, как мальчишка, через несколько ступенек. На проходной сообщили, что девушка покинула здание, и Виктор выскочил на улицу, надеясь хоть в потоке людей увидеть ее светлые волосы. Ее не было.

От нетерпения возвращался в кабинет на лифте, чтобы побыстрее, гадая, что же в других конвертах. Вбежал, скинул на диван пиджак, схватил второй конвертик и распорол канцелярским ножом с одной стороны. В дверь постучались, и она распахнулась, являя взору довольное лицо друга и коллеги, Игоря Рассказова.
- Витя, у меня сюрприз! - он заговорщицки тихо закрыл дверь. - У меня есть приглашение, правда, устное, от двух милейших созданий, меня и тебя пригласили на соревнования по каким-то скейт-бордам, или роликам, или еще чему-то, но не это важно! Я познакомился с очаровательной девушкой, и она любезно согласилась позвать с собой подругу, специально для тебя, Виктор! Так, собирайся, у Палыча я нас отпросил.
- Игорь, друг, а ты меня спросил? У меня, вот, собеседование, а ты... - попытался соврать Виктор.
- Витя, не ты ли должен срочно жениться и не развращать тут весь женский коллектив своим взглядом и отсутствием кольца на пальце. Все, уже все решено, давай, жду внизу. - Безапелляционный тон друга и коллеги поверг Степнова в шок. Он понимал, что отвертеться ему не удастся, он развернул листок из второго конверта. «Шлем». Побросал бумажки, схватил последний запечатанный конверт и метнулся следом за Рассказовым.

Оглушая округу звуком мотора, к толпе молодежи подкатил блестящий Харлей. Молодые люди сняли шлемы, один из них помахал рукой двум девушкам, идущим навстречу. Уложив головной убор в багажник, запарковали мотоцикл у входа в парк, Игорь познакомил друга с барышнями, и вся компания отправилась к краю площадки, чтобы хоть увидеть, что там происходит. Перепрыгивая препятствия, скользя по железным перилам и перекладинам, трассу преодолевали по очереди молодые люди и даже девушки. Виктора заинтересовали некоторые детали их обмундирования, элементы защиты при падениях, и он не заметил, как потерял из виду своих спутников, что-то живо обсуждавших между собой. Какой-то парень комментировал происходящее, и помощник управляющего направился к нему, не сводя восхищенного взгляда со спортсменов.
- Как называется этот вид спорта? - попытался перекричать он голос толпы.
- Роллерблейдинг. - Едва разобрав название, Виктор засыпал вопросами нового собеседника, находя схожие черты с другими видов спорта, если это можно было так назвать.

Не заметили, как за разговором закончились соревнования, и толпа постепенно отхлынула поздравлять участников, а Виктор решил отправиться к своему транспортному средству, подождать своих друзей. «Ох, некрасиво получилось с этой девушкой. Рассказов сердиться будет». У мотоцикла его никто не ждал, и Виктор устроился на сиденье. Через некоторое время, набрав номер телефона Рассказова, он понял, что друг его просто не слышит. Он решил проехать вдоль аллей в надежде найти Игоря и девушек. Он завел мотор и медленно тронулся с места. Объехав большую половину парковых дорожек, и так и не найдя друзей, Виктор, решив вернуться, устремился ко входу в парк, откуда он и начал поиски. На одной из смежных дорожек была площадка, и там даже еще кто-то продолжал кататься. Виктор остановился, наблюдая, как в этот момент навстречу ему по импровизированной трассе несется человек в каске. Красивый прыжок, взмах руками, брызги искр из-под полоза роликов, которым скользят по перилам. Но завершить не получилось, и парень, потеряв равновесие, полетел как раз к его мотоциклу. Внутри все похолодело. Виктор поставил подножку, укрепляя Харлей, и подскочил к растянувшемуся на земле человеку.
- Давай помогу, вставай, не сломал ничего? - он попытался помочь, но понял, что, скорее всего, ему больно от его помощи. Человек сел, потряс головой в каске и повернулся лицом. Глаза встретились и оба замерли.
- Вы? - на Степнова смотрели пронзительные зеленые глаза, которые теперь не закрывала челка. Елена. Он помнил только имя. - Мы с вами виделись сегодня в офисе. Я, кстати, нашла тот кабинет, но поздно. Спасибо...
- А я, кстати, вас тогда так и не догнал.
- Зачем?
- Если вас зовут Елена, то это вы должны были прийти ко мне на собеседование. Я — Виктор Степнов. - Она удивленно смотрела в глаза некоторое время, а потом словно очнулась.
- Хорошо, что не догнали, - она кивнула.
- Это еще почему? - склонил голову набок. Как-то само так получилось, девушка сидела на земле, и приходилось низко наклоняться, чтобы взгляды были на одном уровне.
- Потому что в юбках я ходить не смогу, а у вас строгий дресс-код, да и секретарь со сломанными руками и ногами может навредить репутации компании. - Мужчина рассмеялся красивым глубоким голосом, и девушка тоже улыбнулась, заставив его любоваться блеском глаз.
- А если я отменю дресс-код?
- Тогда я буду ходить в джинсах, - шутила она.
- Вы приняты! У нас никогда не было секретарей в джинсах! - веселились они, сидя на земле и Лене было плевать, что скажут Гуцул и Комаров на ее падение. Да пусть хоть выгонят из шайки, эти минуты тут с ним были важнее.
- Вставайте, а то совсем замерзнете, - подал руку он, потом подхватил и попытался поставить девушку на ноги. - Вам больно, давайте я отвезу вас, - видя, что она хромает, предложил мужчина. Ему не хотелось отпускать ее, ему было интересно с ней, хотя и знал ее всего несколько минут.
- Нет, спасибо, я сама доеду, тут недалеко, да и... если снять ролики, то я босиком. Так что, спасибо за помощь, - пожала она плечами, улыбнулась и направилась в сторону выхода из парка, немного прихрамывая. Сердце екнуло, он догнал ее, поднял на руки, усадил на мотоцикл и помог снять ролики. Натянул ей на голову шлем от мотоцикла и посмотрел в глаза.
- А вам к лицу этот шлем, - поправил ей челку, выбившуюся на лоб, и сам надел свой. Девушка подняла стекло его головного убора и сказала:
- Вам тоже очень идет, подчеркивает ваши глаза.

Мужчина не мог сразу разорвать этот зрительный контакт, жалея, что, скорее всего, отвезет ее, и они больше не увидятся.
Проводив босую девушку домой, набрал номер Рассказова. На том конце провода радостный друг сообщил, что девушки отправились домой, и встретиться теперь им с другом предстоит только вечером, на премьере спектакля. Виктор так и не понял, что за спектакль и где, но договорились встретиться через два часа.
Виктор долго еще стоял у подъезда, в тайне надеясь, что скрипнет дверь, и она выйдет случайно в магазин, или отнести мусор. Понял, что это глупо, завел мотор и отправился домой. Уже войдя в квартиру, вспомнил про письмо. Достал, вскрыл конверт. «Бабочка. Ну что ж, денек сегодня и завершиться должен необычно, чтобы не нарушать традицию. И все же, что за странная фамилия, я так и не вспомнил», - подумал Виктор, почесал шишку на макушке и достал из шкафа галстук-бабочку.

***
Войдя в фойе театра, в глаза бросилась огромная афиша. «Точно, Кулемина! Елена Кулемина! Ну, хоть фамилию теперь знаю, а найти в Москве девушку с такой фамилией... вон их сколько... даже знаменитый писатель», - мысль, обдавшая внезапной радостью, приобрела новые подробности, а первое чувство — новые оттенки, и мужчина немного растерялся, не представляя, как и где искать человека, ведь не могло ему так повезти, и скорее всего, одинаковые фамилии – просто совпадение. Пообещав себе, что придумает что-нибудь, он повернулся к Рассказову.
- Где твои спутницы, Игорь?
- Вообще-то изначально предполагалось, что одна из них — твоя спутница. И так я весь вечер за тебя отдувался, развлекал ее, пока ты катался на своем железном коне.
- Может, ты и заберешь ее себе?
- Витя, я не узнаю тебя. Что с тобой?! Расслабься, идем познакомлю тебя вон с теми мажорами. Слушай, говорят, один из них, тот, что пониже, владеет контрольным пакетом... - Виктор не слушал, что ему вещает его друг, который, только дай ему волю, выдаст все тайны истории, науки и искусства, к тому же, сталкиваясь в толпе с людьми, он потерял нить повествования.

В антракте снова захлестнул поток народа, наводнившего все пространство. Виктор решил не навязываться, и просто отделился, спрятавшись в нише от суеты. Он мог видеть все происходящее, но никто не толкался, и Виктор решил переждать, когда все удалятся в буфет. Но, видимо, также рассуждал не он один, ибо через несколько минут рядом оказалась девушка в длинном вечернем платье в пол. Она также спасалась от толпы, прыгнула в нишу и невольно толкнула мужчину.
- Простите, пожалуйста, такая толпа! - Виктор вздрогнул от ее голоса.
- Елена? Это вы? - удивился мужчина, понимая, почему не узнал ее сразу. Девушка развернулась к нему лицом.
- Виктор? Сегодня удивительный день, и, признаться, мне нравится встречаться с вами вот так, неожиданно.
- Мне тоже. Но на этот раз вы меня сразили, - он протянул руку, взял ее за пальчики и поднес к губам.

Девушка была смущена и взволнована, он это видел, и теперь наблюдал за ее темными в приглушенном свете ниши глазами. Волосы были убраны наверх, что придавало нежности ее лицу с легким румянцем, едва заметным на щеках.

- А вы снова меня спасаете, - она смотрела в глаза и не могла отделаться от ощущения, что тонет. А еще чувствовала, что он словно магнитом тянет к себе, не отпускает, да и не хочется выпутываться, только продолжать наслаждаться ароматом его парфюма, теплом его ладони и спокойствием, исходящим от него.

Прозвенел первый звонок, и Виктор, спохватившись, попросил ее оставить ему номер телефона. Девушка кивнула, и он достал из кармана малюсенький блокнотик и ручку. Второй звонок, Лена поняла, что нужно торопиться, но тут откуда-то взялся молодой человек в очках и стал поторапливать Виктора, а Лена увидела в толпе лысину деда и тоже уже устремилась следом. Она быстро продиктовала набор цифр, и помахала рукой, прощаясь:
- Подождите, Елена, последняя цифра! Я не успел, Игорь, что она сказала? – а друг уже тащил его по направлению ко входу в зал.

«Вот так, даже номера нормального нет. Ну, ничего, всего 10 вариантов», - мужчина пододвинул поближе телефон. 5 из них не реагировали, отделавшись длинными гудками, а по другим номерам отвечали, что таких там не проживает. Совершенно отчаявшись найти девушку, на совещании Виктор изображал тучу. Позитив Рассказова не вдохновлял, и он его не слушал.

- Витя, так все-таки, ты хочешь фотки посмотреть? – в кабинет влетел Игорь и открыл на компьютере какой-то сайт, где была информация и фото с премьеры. Виктор даже на месте подпрыгнул, когда рядом с писателем увидел ту, кого не мог выбросить из головы уже сутки.
- Елена Кулемина, ах вот кто вы.
- Чего? – Рассказов удивленно посмотрел на друга и надвинул на нос очки.
Мужчина нажал кнопки на телефоне:
- Алло, Николай Павлович! Я выполнил ваше требование, скоро женюсь!
- Влюбился что ли?
- Кажется, да.
- А я теперь могу со спокойной душой идти на пенсию.

Виктор посмотрел на желтый конверт из Бразилии. Ни одной марки или штампа на нем не было. «Нужно узнать у шефа, откуда он взялся. Хотя, какая теперь разница, главное – я нашел то, что искал» - он достал из папки бумаги и стал искать резюме со всеми контактами. Но его не было. – «Наверное, когда мы уронили бумаги, она по ошибке забрала, решив, что это ее. А мне-то что делать?»
В дверь постучали, и она аккуратно открылась, впуская секретаря.
- Виктор Михайлович, там к вам девушка пришла, говорит, что должна сообщить какую-то цифру.
- Так зовите ее скорее!!! – Виктор подскочил с кресла, чем напугал Рассказова и удивил секретаря.
- Ее внизу Светлана Михайловна не пускает, говорит, что не было от вас указаний.
- Что?! – он набрал номер. – Светлана Михайловна, - на том конце провода поняли, что такой вкрадчивый голос и этот тон второго лица компании после управляющего не предвещают ничего хорошего. – Если я сейчас спущусь, и этой девушки нет, вы побежите, нет, полетите, ее искать сами, и...
- Она еще здесь, Виктор Михайлович, - всхлипнула в трубку впечатлительная женщина.

Под взглядом друга Рассказова, от удивления даже снявшего очки, Степнов вылетел из кабинета, пронесся по лестнице, не имея терпения ждать нерасторопного лифта. Увидев ее в конце коридора у проходной, он сбавил скорость, стараясь привести в порядок сердцебиение. Она стояла задом, прислонившись к перилам и не видела его.

- Отгадайте загадку, Елена, - подойдя с другой стороны перил, он приблизил лицо к гладким волосам и практически на ухо, негромко продолжил: - в костюме, но не директор, на мотоцикле, но не гонщик, в бабочке, но не лорд. – Девушка развернулась и посмотрела ему в глаза.
- Запишите последнюю цифру, Виктор, только не говорите, какого цвета будет ваш костюм при следующей нашей встрече. – Она показала на пальцах цифру два, смеясь, помахала ему на прощанье, и пошла к выходу.
Мужчина быстро набрал на телефоне заветную комбинацию, а когда смеющийся голос ответил, он, улыбаясь, с замиранием сердца произнес:
- Белым, под цвет вашего платья. Согласны?

----- вот и сказке конец, а кто слушал – молодец! -----



Заглушая шаги биением рваного сердца,
Крадучись, осторожно и тихо... но так не догнать.
Если прыгнуть вперед - все испорчу, закроется дверца.
Все равно убежишь, раз уж начал однажды мне лгать.


Сообщение отредактировал Straus - Пятница, 14.10.2011, 17:15
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Миники_Straus (КВМ в основном...)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: