Город Грехов - Форум - ФанФики к сериалу Ранетки, новые фанфики Сериалы онлайн, Фильмы онлайн
Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Город Грехов (ВАЛТ)
Город Грехов
БестияДата: Пятница, 09.01.2015, 15:38 | Сообщение # 1
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Название: «Город грехов» 
Автор: Бестия 
Бета: byntarka 
Пейринг: ВАЛТ 
Жанр: Angst, Action, Drama, Darkfic 
Размер: Макси 
Рейтинг: NC-17, R, Hurt, AU, OOC 
Предупреждение: наличие сцен особой жестокости 
Примечание от автора: Покайся во грехе, ибо наказание уже близко 

Глава 1 

Холодный воздух пробирался в легкие мужчины, который, подняв ворот своего черного пальто стоял возле высотного здания. Заняв выжидательную позицию он уже около пяти минут оглядывался по сторонам. В глубине его пронзительных голубых глаз пролетали светящиеся ярко-желтые огоньки машин и лица незнакомых прохожих. 
Вытянув запястье своей левой руки, он взглянул на часы, стрелки которых неумолимо отсчитывали ускользающие секунды его драгоценного времени. Скулы мужчины были крепко сжаты, что свидетельство о крайней степени запредельного напряжения. У него больше не оставалось времени для ожидания. Однако едва он успел сделать хоть один шаг, как нужный ему человек показался из-за угла здания. Это был мужчина в кожаной куртке средних лет. В нем, казалось, не было ничего примечательного, кроме того, что под правой подмышкой он сжимал какой-то бумажный конверт. Он шел, не останавливаясь, и словно не замечая высокого брюнета, стоящего на тротуаре, поравнявшись с которым он тут же ощутил, как тот за секунду незаметно для всех окружающих вытащил конверт из-под руки мужчины. Даже не взглянув в спину уходящего «курьера» голубоглазый брюнет, засунув конверт в карман своего пальто, направился к своему автомобилю, припаркованного возле обочины. 
Сев в машину на кресло водителя, он тут же привел двигатель в действие, но трогаться с места не торопился. Достав из кармана заветный конверт, он незамедлительно вскрыл его. Внутри конверта была всего одна фотография, достав которую, мужчина тут же впился в неё своим взглядом. На снимке было изображение молодой девушки, которое заставило его хладнокровное сердце сбиться с ровного такта. В приближенном объективе фотокамеры отчетливо вырисовывалось её лицо. Как же оно было ему знакомо. У неё были светлые волосы и длинная челка. 
И пусть её глаза были скрыты за темными стеклами солнцезащитных очков – он узнал её с первого взгляда. На снимке было видно, что она сидит за рулем автомобиля. Хоть на фотографии была видна лишь малая её часть, ему не составило особого труда, чтобы узнать его марку. Это была белая Тесла с черной матовой крышей, которую не каждый себе может позволить без особого удара по своему банковскому счету. И судя по этому общему виду с уверенностью можно было сказать, что на недостаток денег эта блондинка явно не жалуется. На снимке была запечатлена ещё одна примечательная деталь – в тонких пальцах правой руки они сжимала сигарету, а из её алых губ на легком выдохе шел сизый дымок. И эти дымчатые узоры по истине завораживали. 
Его голубые глаза скользили по её лицу, узнавая каждую черточку. Прошло уже целых четыре года. Она изменилась. 
И он тоже. Ему стоило только взглянуть на свое отражение в зеркало заднего вида, чтобы в этом убедиться. Морщины в уголках глаз стали заметно глубже, скулы украшала легкая щетина, с которой всё труднее было бороться, а взгляд голубых глаз со временем потускнел, словно из него высосали все жизненные силы. Но самое главное отличие состояло в том, что теперь его лицо по правую сторону украшал безобразный шрам, который ничем невозможно было скрыть. Это была неровная полоска, которая шла сверху от рассеченной брови, а после продолжалась полудугой от нижнего века до сжатой скулы. Да, время, определенно, оставило на нем свой отпечаток. 
С тяжелым сердцем сжав конверт, мужчина схватился за руль в порыве эмоций. Забросив фотографию в бардачок вместе с конвертом, он уверенно выжал педаль газа до упора и тронулся с места, на ходу доставая из кармана пальто свой сотовый телефон. 

Приглушенная заводная музыка доносилась до слуха девушки, которая, стискивая зубы, резким движением воткнула острую иголку шприца в бедро своей правой ноги. Она сидела в черном кожаном кресле за дубовым столом в своем «личном кабинете», в котором царил вечный полумрак. Выдавив из медицинского шприца всё содержимое, она вытащила иголку и, судорожно выдохнув, оттянула вниз подол задранной юбки. Бросив использованный материал и пару стеклянных ампул в урну под столом, она поднялась на ноги и приблизилась к широкому комоду с зеркалом. 
Взглянув на свое отражение, девушка слегка поправила свою растрепанную челку кончиками пальцев. Стальные браслеты на её левой руке тут же зазвенели от её движения, съехав немного вниз и открыв взору несколько неровных шрамов, которые рваными полосками пересекали её лиловые вены. Светлые пряди её растрепанных волос спадали на обнаженные плечи, а во взгляде её зеленых глаз читалась нескрываемая дерзость. 
В зеркале отражалась молодая светловолосая девушка. Её худое стройное тело было заключено в черный топ-бюстье и узкую юбку в тон, которая так идеально подчеркивала её соблазнительные женственные формы. Неистовое напряжение, наконец-то её отпустило, и она могла свободно дышать. Обезболивающее подействовало, и она снова была в форме. Закончив свою лечебную химиотерапию, она выпрямила спину, раздвинула плотные тяжелые шторы своей темницы и уверенной походкой пластичной тигрицы с глухим стуком высоких каблуков вышла в узкий коридор, а оттуда прямиком в зал одного из самых развратных баров этого квартала. 

Поправив ворот своего пальто, мужчина направился прямо к входу ночного клуба «Чёрный бархат», за дверью которого раздавалась приглушенная музыка. Она здесь. В этом он даже не сомневался. Ведь на парковке ему в глаза бросилась уже знакомая белая Тесла с черной крышей. 
Оказавшись внутри, он тут же потонул в тошнотворном запахе перегара, который неприятно ударил по носу. Сегодня был выходной, потому в зале было просто не протолкнуться. Здесь рекой лилась крепкая выпивка, но самой главной достопримечательностью здесь была сцена, которая со всех сторон была облеплена барными стойками, где десятки мужчин курили, выпивали и пускали слюни на свои штаны, глядя на безумно откровенные танцы шести танцовщиц, вертевшихся вокруг своих сверкающих неоном шестов. Здесь было большое многообразие несравненных нимф, начиная от простых украинок и заканчивая экзотическими мулатками. Каждая из них была красива по-своему, но голубоглазого мужчину из всего этого многообразия интересовала лишь одна. 
Неспеша двигаясь вдоль барной стойки, он внимательно вглядывался в лица, до тех пор, пока взгляд его глаз не наткнулся на блондинку, которая стояла возле барной стойки и о чем-то мило беседовала с барменом. Чувство, что он испытал в это самое мгновение было ни с чем несравнимо. В нем словно что-то содрогнулось. Словно что-то невидимое ощутимо ударило его изнутри по грудной клетке, оставив след. 
Она стояла к нему боком и её точеный профиль выглядел крайне соблазнительно. Она заметно похудела, но эта худоба нисколько не испортила её фигуру, а скорее напротив, придала ей больше грации. Её правая рука сжимала прозрачный стакан, на дне которого в такт её движениям, покачивались кубики талого льда. Она сделала небольшой глоток и рассмеялась. Очевидно над шуткой этого доходяги с черной бабочкой на шее, судя по тому, как на его лице играла широкая улыбка. Но не он волновал в данный момент мужчину. Его волновала стройная блондинка, которая, всё ещё пребывая в состоянии легкого куража, с опьяняющей улыбкой повернулась лицом к залу. По-хозяйски оперевшись локтями на поверхность барной стойки, она обвела взглядом шумную толпу. 
От той наивной девочки-конфетки, которую он знал, не осталось и следа. Вместо неё появилась зеленоглазая бестия с высоко поднятым подбородком и хладнокровным взглядом, так что мурашки пробегали по коже. Она изменилась. Она заметно похудела, и её фигура приобрела выраженные женские черты. Она повзрослела и стала ещё привлекательнее. Скулы на её лице стали глубже, а взгляд невыносимо дерзким. 
Осматривая состояние зала и людей, что находились в помещении, на полных правах хозяйки, девушка бесцельно пробегала взглядом по лицам знакомых и незнакомцев. Но минуту спустя он вдруг резко остановился, случайно встретившись с пронзительными голубыми глазами, которые, не моргая, смотрели на неё в упор. Она словно в одну секунду наткнулась на невидимую стену, которая неожиданно выросла на её пути. От легкой полуулыбки на лице не осталось и следа, а лицо и вовсе приобрело мертвенно-бледный оттенок. 
Дыхание вмиг застыло на полувдохе, а сердце в мгновение провалилось в глухую бездну. Казалось, она забыла, как дышать, не в силах оторвать взгляда своих зеленых глаз из-под взъерошенной челки от этого глубокого ледяного океана. Стеклянный стакан выскользнул из её пальцев, со звоном разбившись на мелкие осколки. И этот звон эхом отдался в ушах, вырвав из самой глубины памяти старое воспоминание. 

- Как же ты меня достала! – швырнув стеклянную бутылку из-под спиртного в стену, прорычал голубоглазый брюнет, прожигая бешеным взглядом своих глаз светловолосую девушку. 
- Отлично! Вот и вали к своим дружкам! – сорванным голосом кричала девушка, оттолкнув от себя темноволосого мужчину, который тут же уперся спиной в стену с ободранными обоями. На полу рядом с ним валялся перевернутый чемодан, из которого пятнадцать минут назад эта неугомонная блондинка вывернула все его вещи. Теперь они были разбросаны по полу, который без того был усыпан всяким хламом. В том числе осколками разбитой бутылки, которая была разбита о стену пару секунд назад. 
- Давай! Вали к своим дилерам на суперважную сделку! Слей там всё это дерьмо гребанный ты ублюдок! Ты же сюда только ради этого приехал! «Ничего личного – это просто бизнес»!– воскликнула она, швырнув в него в порыве безудержной злости белую пластиковую баночку с таблетками, которую она схватила с перекошенной тумбы. 
- Заткнись, слышишь меня?! Прекрати! – не выдержав, с силой схватил мужчина её за руки чуть выше локтя. Вены на его крепких руках вздувались от невыносимого напряжения. Его пальцы с силой сдавливали руки девушки, оставляя красные полоски на её светлой коже. 
Его глубокие голубые глаза были до краев переполнены злостью, но они и вполовину не перекрывали ту черную ненависть, которой насквозь были пропитаны её темные зеленые глаза. 
- Не трогай меня! Не смей! – сквозь стиснутые зубы, выдавила она, вырвав свои руки из крепкой хватки мужчины, который тут же от нее отстранился. – Не забудь прихватить с собой ту потаскушку из бара, с которой ты вчера развлекался весь вечер! – крикнула она в спину высокому брюнету, который услышав её последние слова, снова обернулся. 
- И кто мне это говорит? Шлюшка, которая ползает по сцене в грязном баре каждые выходные? – приблизившись к ней вплотную, но на этот раз, не касаясь, выдавил он, крепко сжав свои стальные скулы. Пронзительный взгляд его глаз вглядывался прямо в бледное лицо девушки с размазанной под глазами тушью. Несколько секунд она не сводила с него взгляд своих жгучих зеленых глаз, а после с нескрываемой дрожью в голосе выдавила: 
- Убирайся! 
Собрав свои разброшенные вещи, мужчина меньше чем за минуту, закинул их в дорожную сумку. 
- Чуть не забыл, - внезапно произнес он, накинув на плечи свою черную кожаную куртку. – Плата за три месяца, - добавил он, достав из внутреннего кармана куртки толстую свернутую пачку крупных купюр, небрежно бросив её на тумбу рядом со светловолосой девушкой, которая тут же зашлась в диком приступе неконтролируемой болезненной истерии. 
- Падонок! Ненавижу тебя! Ненавижу!!! – с болью и ненавистью, которыми был насквозь пропитан её сорванный голос, закричала она. 
А после бросилась с кулаками на стальную дверь, которая захлопнулась за мужчиной секунду назад. Она кричала, не в силах справиться с этой невыносимой ядовитой болью, которая пронзала острыми иголками каждую клетку её тела. А после сползла на пол, содрогаясь в безудержных рыданиях, стискивая пульсирующие виски. Это было невыносимо. Он растоптал её, унизил и бросил, словно ненужный мусор. Он использовал её как нужник, в который он просто справлял свою нужду. Она думала, что это любовь, но он разрушил все её лживые иллюзия в пух и прах. Она думала, что что-то значит для него, а он просто хотел с ней поиграться. Она бросила всё ради него, а он бросил её и ушел, хлопнув дверью. И сердце вот-вот готово было разорваться от столь безжалостного предательства. 
Проще было умереть, чем вытерпеть всё это. Она его любила. А он её убил.
 

Её зрачки инстинктивно расширялись от страха и тупой тянущей боли в области сердца, что так отчаянно билось в груди. Внутренний голос буквально кричал, срывая голос, о том, что этого не может быть. Что это всё неправда. Это всего лишь тень из прошлого, которая исчезнет подобной сизой дымке, стоит только моргнуть. Но, как бы ей этого не хотелось, ничего подобного не происходило. Он был вполне реальным, продолжая также прожигать её взглядом своих проницательных глаз. Бармен поспешил прибрать осколки с пола возле ног блондинки, но она ничего не видела и не слышала. 
Отпустив свою дрожащую руку, девушка, внезапно отвернувшись, начала спускаться вниз, не чувствуя почвы под ногами, которая и без того была неустойчива на таких высоких каблуках. Это было слишком невыносимо. Уши в секунду заложило, и она, не слыша ничего кроме громких гулких частых ударов собственного сердца, изо всех сил пыталась держать себя в руках. Это самый ужасный кошмар из всех кошмаров. И звали его Виталий Абдулов. 
Это был ОН. Но что-то в нем было не так. Она отчетливо помнила каждую черточку его лица, как бы ни пыталась стереть его образ из памяти все эти четыре года. Картинку из прошлого портила одна, бросающаяся в глаза деталь – шрам на правой стороне лица. Как бы то ни было, менее привлекательным, как ни странно, он от этого не стал. 
В голове на бессознательном уровне мгновенно вспыхнули сотни вопросов. Но она быстро смогла взять себя в руки. Каким бы образом он не получил эту безобразную отметину на лице – он это заслужил. 
Оставив барную стойку, она поспешила поскорее исчезнуть. Едва её эффектная фигура скрылась за тяжелыми бордовыми занавесками по пути к коридору служебных помещений, как кто-то схватил её за руку, заставив остановиться. 
- Лена, - услышала она этот до больной дрожи родной мужской голос, который заставил что-то неприятно сжаться в груди. 
Обернувшись в одну секунду, она мгновенно залепила ему хлесткую пощечину, вложив в нее всю свою черную ненависть, которую она испытывала к нему всем сердцем. 
- Четыре года об этом мечтала, - выдавила Лена сквозь стиснутые в порыве неконтролируемой ярости зубы, словно оправдывая свой поступок. – Странно, думала, что мне после этого хоть немного полегчает, но нет. Может, попробовать еще раз? – глядя прямо в пронзительные глаза мужчины, которые одним своим взглядом причиняли ей нестерпимую боль, добавила она предательским дрогнувшим голосом. Однако на этот раз, стоило ей только замахнуться другой рукой, как сильные мужские пальцы в мгновение сжали её тонкое запястье. 
- Я счастлив, что ты тоже рада меня видеть, - через силу произнес Виталий, глядя прямо в её дерзкие темные глаза. 
Дернув свою руку, которую он сжимал с такой силой, что её стальные браслеты с болью впивались в кожу, Лена поспешила освободиться от цепких оков мужчины, боясь, что он может увидеть рваные полоски давних шрамов на её запястье. Да, ей тоже было чем похвастаться. 
- Ты должна пойти со мной. Есть важный разговор, - несколько секунд спустя сказал Виталий с таким твердым спокойствием, на которое был способен только он. 
- О, что, правда? Мне казалось нам больше не о чем разговаривать, - тут же с вызовом ответила Лена, всем своим видом буквально крича о том, что ей всё равно, что у него к ней за дела. 
- Прошу тебя, давай просто спокойно поговорим. Это не займет много времени, - произнес он, сохраняя прежнее самообладание. 
- У тебя есть одна минута, чтобы исчезнуть, прежде чем я вызову охрану, - с нескрываемым чувством презрения выдавила Лена. 
С минуту они прожигали друг друга взглядами своих глаз, видя отражение друг друга в глубине черных зрачков. 
- Ты в черном списке. Ты понимаешь, что это серьезно? Куда ты вляпалась? – пропустив мимо ушей возмущенные возгласы девушки, ринулся в наступление Виталий, придя в себя. - Куда ты вляпалась, Лена, отвечай! – воскликнул он громче, не в силах сдержать себя в руках. 
- Какое тебе дело до моей шкуры? Ты бросил меня четыре года назад. Ты исчез! Испарился! Что ты хочешь от меня сейчас?! – горячо воскликнула Лена в ответ, прожигая его диким взглядом своих глаз. 
- Хочу, чтобы ты очнулась и немного пораскинула мозгами! У меня есть твое фото! Я пару часов назад перехватил ЕГО курьера. Ты понимаешь, что это значит?! – не сдержавшись, закричал Виталий с безумным блеском в глазах. Господи, как же она не понимает, что всё это очень серьезно! 
- Это значит, что ты суешь свой нос не в свое дело! – воскликнула она в ответ. 
Нет, она категорически не желала его слушать! С каждым её словом его поедало колкое отчаяние, и он ничего не мог с этим поделать. Ему были вполне понятны её порывы и отчаянное сопротивление. По-другому она и не могла себя вести после всего того, что он ей сделал. Но сейчас для него это было очень важно. Ему было важно, чтобы она его услышала. 
- Какие-то проблемы? – внезапно вклинился в их беседу третий, который так внезапно нарушил их скромное уединение. 
Это был мужчина крепкого телосложения, который только что вошел к ним. Виталий тут же перевел взгляд своих глаз на этого незнакомца, который остановился позади Лены. Осмотрев его с ног до головы, он перевел взгляд своих глаз обратно на девушку, которая смотрела на него дерзким взглядом, буквально крича о том, что у неё есть своя бетонная стена и в его помощи она не нуждается. 
- Да, Макс. Этот тип меня порядком достал. Разберись с ним, - сказала Лена хладнокровным тоном. Её голос насквозь был пропитан стальным равнодушием, словно она никогда не знала этого высокого брюнета напротив. Словно он был для неё никем. 
Несколько секунд она ещё задержалась на месте, а после уверенным шагом направилась внутрь душного прокуренного бара и исчезла в этом сером дыму подобно привидению. 
И поймав на себе цепкий взгляд мужчины, Виталий окончательно понял, что от его «умницы-девочки» не осталось и следа. 
То, что этот бой проигран Виталий понял, когда из двух соседних дверей служебного помещения показались четверо мужчин, которые выглядели весьма серьезно и внушительно. Окинув взглядов этих «сторожевых псов», он, поджав скулы, крепко сжал свои кулаки. 
Вон он – его Город Грехов. Здесь всё началось. Здесь всё и закончится.


 
БестияДата: Воскресенье, 11.01.2015, 12:45 | Сообщение # 2
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 2 

Открыв ключами входную дверь своей квартиры, Виталий зашел внутрь, интуитивно нашел в темноте рубильник и в прихожей загорелся свет. Сбросив с плеч пальто, он направился в сторону ванной комнаты, где тут же включил кран с холодной водой. Стянув с себя через голову черный свитер, он обнажил свой крепкий торс, где в нескольких местах мелькали мелкие шрамы, которые не обошли стороной и его спину. К слову, ещё несколько лет назад он не мог похвастаться таким количеством «украшений». Взяв с вешалки маленькое белое махровое полотенце, мужчина сунул его под струю ледяной воды. 
Приложив холодное мокрое полотенце к кровоточащей ране в левом уголке губ, Виталий взглянул на свое отражение в зеркале. Он пытался вспомнить себя, каким он был четыре года назад. Он мысленно погружался в прошлое, от которого не так-то просто избавиться. Оно затягивало его в своей беспросветный темный вязкий омут, выбраться из которого не представлялось возможным. 
Он пытался в мельчайших подробностях вспомнить тот день, когда судьба впервые столкнула его с этой блондинкой. 
Это случилось в конце апреля 2010-го. Изрядно устав, он решил заглянуть в ночной бар, который влек его своими яркими огнями. Кажется, он назывался «Игуана». В нем не было ничего примечательного – деревянные столы, изношенные кожаные диваны, потертые барные стойки и отменный запах отборной дури. В этом дымном прокуренном помещении ошивались местные «знаменитости» и простые смертные. Алкоголь лился рекой из горла темных стеклянных бутылок с известными марками прямо в рот. Можно было с полной уверенностью сказать, что каждый второй здесь заядлый «торчок». Это было заметно по остекленным глазам с пьяными зрачками. Да и, признаться честно, он и сам в то время был этим грешен. 
Он просто заказал себе виски со льдом, когда перед его глазами возникли стройные длинные ноги в специфических ковбойских сапогах. Сперва он не вполне понял, что происходит. Но стоило ему только скользнуть взглядом своих глаз выше, как он увидел продолжение чертовски соблазнительной фигуры девушки в коротких драных джинсовых шортах и жилетке из коричневой кожи, которая мало того, что не прикрывала её плоского аппетитного живота, но ещё и подчеркивала упругую соблазнительную грудь. Скользнув взглядом ещё чуть выше, он увидел само лицо обладательницы столь сексуальной фигуры. У неё были светлые волосы, длинная челка и невыносимо притягательные зеленые глаза. 
Только спустя несколько секунд до него дошло, что она просто танцовщица, которых здесь было порядка восьми штук. И все они были одеты одинаково. За неимением сцены им приходилось довольствоваться барной стойкой, по которой они ходили, виляя между стаканами, пепельницами и бутылками. Согласитесь – это уже не придавало данному заведению хоть одной звезды в оценке качества обслуживания. Одним словом – это была прокуренная дыра, где грязные похотливые мужики хватали за задницы официанток, тискали их в углу и цеплялись за каждую проходящую юбку. Страшно было представить, что творится у них в туалетах. 
Но как бы то ни было, отчего-то в тот день ему было абсолютно плевать на всё это. Выпитый виски горячо обжигал горло, а в венах бурлила кровь от запредельного выброса эндорфина. 
- Как тебя зовут, конфетка? – это было единственное, что он помнил из того, что он сказал ей в тот день. 
Она была изрядно пьяна, а он был немного под кайфом. И в большей степени именно эти обстоятельства послужили тому факту, что уже через полчаса она сидела рядом с ним в машине с бутылкой Джим Бима в руке и во всё горло подпевала песне Muse “I love you baby”, которая громко доносилась из колонок стереосистемы. Тогда он никак не мог понять, что в ней такого. Да, она была очень красива, но таких, как она у него было много. И всё же было в ней что-то такое, что отличало её от других. Вот только что именно, он так и не смог разобрать. Ему просто нравилось смотреть на неё. На то, как она пьяно улыбается и как на её лице сверкает легкий восторг. Тогда он понял – ей просто хорошо. 
«Чему ты так радуешься, дуреха?» - никак не мог вразумить Виталий причину её ярого веселья. Вряд ли её жизнь столь хороша, раз ей приходится работать в этом сомнительном заведении, да ещё терпеть выходки этих похотливых животных. 
Но ей было весело. И это вызывало на его лице беспричинную улыбку. 
Чуть больше, чем через четверть часа, она уже лежала голая в его постели. Её мягкая кожа пахла сладкими абрикосами. Он вдыхал запах её тела, как самый искушенный парфюмер. Его чувства и осязание, быть может, просто притупились со временем. Но именно ту первую ночь он вспоминал чаще остальных. Они раскурили на двоих один косяк, и казалось, что гравитация кружит их в глубине безграничной Вселенной. Они кружились на этих сумасшедших каруселях среди мятых спутанных простыней. Её мягкие алые губы обжигающе касались его кожи, пробуждая стаи мурашек до самого сердца. Ему казалось, что одно её прикосновение способно заполнить любую пустоту. 
Она оставила свой номер, но он так и не набрал его. Вообще-то перезванивать на утро девицам было не в его стиле. Более того, он просто забывал о них на следующий же день. Но тут его словно переклинило. Он сам не помнил, как сел в машину три дня спустя и снова вернулся в тот чертов бар. Ему нужно было её увидеть. Он просто не мог спокойно спать. Эта блондинка слишком прочно засела в его голове, не давая покоя ни днем, ни ночью. Трудно передать, что он испытал, когда не нашел её там. Сев тогда в машину он достал из кармана скомканный листочек с цифрами и набрал оставленный ею номер. Он сам не понимал, почему так нервничает, слушая эти длинные гудки в трубке. Ответа он так и не дождался. Решив, что всё это сплошное безумие, Виталий, отрезвив свой разум, вернулся в свою съемную однушку. Он просто выкинет её из головы, как делал это с десятками других.
Но вот сюрприз. Стоило ему только открыть дверь квартиры, как за его спиной раздался знакомый чуть хрипловатый голос. 
- Ты меня искал?- спросила она, улыбнувшись. А в следующую секунду он уже, захлопнув дверь, прижимал девушку к стене в прихожей, впившись в её губы неистовым поцелуем. Ту ночь они снова провели вместе, а наутро он, не раздумывая, предложил лететь вместе с ним в Белгород и она согласилась. 
Он сам не заметил, как их закружило в этих каруселях. Простыни насквозь пропитались её запахом, а ему всё было мало. 
Ей едва исполнилось двадцать, ему – тридцать два. 
Как выяснилось позже, она сбежала из родительского дома, когда ей стукнуло восемнадцать. Девочка, которая выросла не в центре современного города, а в тихой немой глуши за её пределами. Ей хотелось большего и она, как многие, местные несмышленые девчонки бросилась покорять столицу. Её отец ушел от них, когда ей было восемь, а с матерью она всё ещё поддерживала связь. Она подрабатывала официанткой в неприметной забегаловке, а каждые выходные развлекала местных пьяниц в пабе своими танцами. Именно в таком свете она тогда представила ему свою жизнь. 
Но, несмотря на свою порочность, она была сущим ангелом по сравнению с ним. Род его деятельности не совсем поддается открытому распространению. Парень, который вырос не в самом лучшем районе, где деньги отмывали пачками и торговали наркотой на каждом углу. Он не был дилером, но выступал непосредственным поставщиком. Он никогда не торговал запрещенными веществами, но за огромные суммы денег на свой страх и риск перевозил их контрабандой на торговых суднах, машинах, поездах и самолетах. Ему всё было по плечу – наркотики, оружие, краденные тачки, редкостные виды ценных камней и раритетов. Можно было с уверенностью сказать, что он был профессионалом своего дела. 
Он никогда не «сидел» на наркоте, но часто баловался «травкой». И она об этом знала. 
Их отношения были построены на взаимном влечении друг к другу. Секс. Секс. И снова секс. 
Они не нюхали кокс, но частенько покуривали траву, от которой в спальне витал дым этого сладостного дурмана. 
Так они и завертелись в одной квартире в своем маленьком шатком мире, который рухнул в один вечер. Только сейчас Виталий начал понимать, что они абсолютно ничего не знали друг о друге. Да, им было хорошо вместе в постели. И ничего больше. Все их чувства были лишь иллюзией, которую вызывал алкоголь и галлюциногены. Он не был к ней привязан. По крайней мере, тогда ему так казалось. 
Просто в один вечер он пришел домой с новостью о том, что улетает навсегда в Ниццу. Это и стало верным шагом к окончательному разрушению. До этого были только трещины, которые появлялись с каждым скандалом, которые всегда заканчивались одним и тем же. Его крики, её слезы, примирительная доза и отчаянные оргии на полу в прихожей. Каждый раз он обещал себе, что порвет с ней и каждый раз откладывал это, растягивая время. А тем временем всё становилось только хуже. Три месяца вместе – это уже серьезный срок. 
Он уже почти слетел с катушек. Натянутые нервы и бесконечные психозы. В конце концов, это стало просто невыносимо. Он подсадил её на этот «кайф», но даже представить себе не мог, что чувства, которыми она была одержима были во стократ опаснее и сильнее. 
Это было время, когда он не особо задумывался о своих поступках и их последствиях. Он просто гнался за адреналином. Им правила жажда острых ощущений. И каждый раз, возвращаясь после очередной сходки с пачками денег в сумке, ему всё время казалось, что этого мало. 
Ему нечем было оправдываться. Он поступил как последний падонок, когда бросил её тогда, хлопнув дверью. Он был по жизни одиночкой и расставался с людьми также просто, как и знакомился. У таких как он не бывает друзей. Ему были чужды обязательства, а эта девчонка так и норовила накинуть хомут ему на шею. 
И всё же… 
Было в ней что-то такое, что отличало её от других. 
Он часто сам не замечал, как она сутками не выходит у него из головы. Она, пожалуй, даже слишком часто появлялась в его снах. Он сам не помнил сколько ночей просыпался в холодном поту от слишком явной картинки того последнего вечера. Её последние крики сорванным голосом прошлого эхом отдавались в ушах. Как же часто он видел во сне её бледное лицо и зелёные глаза с черными разводами туши, которые так отчаянно смотрели на него. И как часто ему снился один и тот же сон никак не связанный с реальностью. Ему снилось будто бы она лежит в ванной и её тело омывает вода кроваво-красного цвета. Ему снилось её мертвенно-бледное лицо, застывший безжизненный взгляд её зеленых глаз и синие приоткрытые губы. Ему снилось, будто бы она умерла… 
Долгое время она мучила его этими кровавыми видениями, и он не выдержал. Два года назад ему с огромным трудом удалось отыскать номер её телефона. Он долго колебался, стоя в телефонной будке, прежде чем набрать цифры, которые неровным почерком были наспех написаны ручкой на маленьком клочке бумажки. 
Сложно было передать, что он ощутил в то самое мгновение, когда после шестого длинного гудка он услышал её сонный хрипловатый голос в трубке. Она сказала всего одно слово «Алло». Потом три секунды молчания и он тут же повесил трубку. Сердце взволнованно забилось в груди, а несчастный клочок бумажки тут же полетел в урну. Она жива. И это всё, что ему было нужно знать. 
Он не видел или не замечал её рук, что так отчаянно к нему тянулись. Она была просто развлечением, которое затянулось на целых три месяца. Отчего он был так слеп и глуп? Сегодня её губы не касались его кожи, но у него по спине пробегали мурашки от одного ощущения её близости, пробуждая давно забытые чувства. Тогда он думал, что всё дело в алкоголе. Но сегодня, он как никогда ясно понимал, как же сильно он ошибался. 
Прошло четыре года. И ни об одном своем поступке он не жалел так сильно, как о том, что он сделал в тот самый вечер. 

Глава 3 

Прошло уже несколько часов, с тех пор, как она столкнулась с пронзительным взглядом голубых глаз, а у неё до сих пор дрожали руки. Зачем? Зачем он это сделал? Зачем он снова появился в её жизни? 
Четыре года душевных реабилитаций. Хватило всего нескольких секунд, чтобы снова всё разрушить. Выжимая педаль газа до упора, Лена гнала свою Теслу прочь от места их встречи. Она пыталась убедить себя в том, что всё это осталось в прошлом и он больше не посмеет прикасаться к её чувствам и тем более к тому, что осталось от её сердца. Но как бы старательно она не сжимала свои зубы в порыве злости и ярости, что-то слева в груди так отчаянно давило изнутри дикой болью. 
Оставив автомобиль на парковке возле высокого элитного дома, она вошла внутрь. Буквально влетев в лифт, она тут же судорожно начала давить на светящуюся кнопку с цифрой «25». Она не могла найти себе места, чувствуя, как колючий панический нервный ком застрял в груди, мешая спокойно дышать. Стоило ей только переступить порог квартиры, как в прихожей тут же зажегся свет. Бросив свою кожаную куртку в коридоре, девушка в порыве запредельного напряжения одним движением снесла всё со столика в гостиной. Ей всегда не нравились эти хрустальные раритетные вазы, которые по ее мнению не стоили ни гроша. И теперь от них остались лишь мелкие осколки, которыми был усыпан паркет. В этой квартире каждый сантиметр стоил не меньше пяти тысяч евро. Естественно. Ведь это был роскошный двухъярусный пентхаус с панорамным видом в центре столицы. А хозяин этого убежища продал душу дьяволу, чтобы приобрести такое сокровище. 
Оказавшись в огромной кухне с барной стойкой и длинным дубовым столом, Лена распахнула дверцу морозильника, достала оттуда два больших мешка со льдом и тут же направилась в сторону ванной комнаты. Кто-то глушит свою боль с помощью алкоголя, а у неё на этот счет имеется свой собственный метод. Два месяца в психушке всё-таки не прошли для нее даром. 
Вывалив ледяные кубики на дно пустой ванной, она включила холодную воду, скинула с себя юбку и, оставшись в нижнем белье, без лишней робости залезла в ванну. Нет, это не сумасшествие. Это внутренняя закалка. Она проделывала такое на протяжении четырех лет каждый раз, когда её сердце позволяло себе вольность хоть на мгновение вспомнить образ мужчины с пронзительными голубыми глазами. Первое время она делала это практически ежедневно, а иногда и пару раз в день. 
Она уходила под эти ледники с головой. Ведь ничто так не остужало разгоряченное сердце, как колкий лёд. В первое время было сложно, но после она стала ощущать, как её сердце леденеет с каждым разом всё больше и больше. И этот лед, сковавший её сердце, с каждым годом становился всё толще и крепче. 
Признаться, в последний раз она делала это два года назад. Тогда её среди ночи разбудил какой-то странный звонок. Он был с неопределенного номера и показался ей крайне странным. Без лишних раздумий, она взяла трубку и сказала «Алло». Всё, что она успела расслышать это приглушенный шум машин и короткий выдох. Три секунды молчания, а после кто-то с того конца провода просто повесил трубку. Казалось бы, всё проще некуда – кто-то просто ошибся номером, но в ней что-то перемкнуло. Всего за каких-то три секунды и короткий выдох, но этого было достаточно, чтобы её сознание сгенерировало в голове картинку – высокий брюнет с пронзительными голубыми глазами. Сердце без каких-либо предупреждение сбилось с такта и её ледник дал трещину. Сегодня с ней случилось тоже самое. Тогда ей понадобилось двадцать таких процедур, чтобы, наконец, перестать думать об этом. И что-то ей подсказывало, что на этот раз будет гораздо хуже. 
Этот кошмар начался снова. Впервые за долгое время в её голове снова всплыла эта картина. Воспоминания черными сгустками врывались в неё, разрушая защитные барьеры. Но было среди них одно самое болезненное. В нем её бездыханное обессиленное тело лежало на полу. 
Сквозь мутную мокро-черную пелену взгляд зелёных глаз наткнулся на белый пузырек, лежащий боком на полу также, как и она. Дрожащие пальцы без должной робости и страха сжали этот белый пластик. Отвинтив крышку она, повернувшись на бок, высыпала всё содержимое себе в рот. Горький ком, застрявший в горле, заставил тут же подавиться, но она прижала к своим губам сжатый кулак, не позволяя ни одной таблетке выскользнуть наружу. Пластиковый пузырек выпал из руки и с глухим стуком коснулся деревянного пола. Схватив острый осколок разбитой бутылки с пола, она начала подниматься. 
Хватаясь за шкафы, стены и вывернутые тумбочки, она, шатаясь на непослушных ногах еле добралась до ванной. Но не для того, чтобы засунуть два пальца себе в рот и спасти свои клетки от этого ядовитого порошка сульфат амфетамина. Открыв кран с водой, она залезла в белую обтертую ванну, согнув ноги в коленях. Схватившись за края холодного железа, она ждала, когда вода достигнет нужного уровня. Шум текущей воды доносился до слуха словно откуда-то издалека. Взгляд её зеленых глаз с размазанной черной тушью был устремлен в потолок. Черные зрачки пульсировали в такт учащающемуся сердцебиению, расширяя свои границы до предела. Дрожащие алые губы сделали последний вздох, а после она с головой ушла под воду. Пальцы крепко сжимали острый осколок стекла, и вскоре прозрачная вода разбавилась кроваво-красными разводами, которые выливались из её разорванных вен.
 
Что самое невероятное, она целый месяц не могла вспомнить, как это случилось. У неё был такой сильный эмоциональный шок, что он вызвал кратковременную амнезию. Она была в ужасе, очнувшись в больнице. Но ещё в больший ужас её повергла причина, по которой она сюда попала. Она просто не могла в это поверить. Не могла поверить в то, что добровольно вскрыла себе вены. Но глубокие раны и разорванные вены на запястьях, которые она с ужасом обнаружила, размотав бинты, подтверждали поставленный диагноз. Она без устали уверяла врачей в том, что это невозможно. Она не могла этого сделать. Да, она была психологически сломлена, но не настолько, чтобы резать себе вены! Но в ответ они не переставали убеждать её в том, что в её крови было обнаружено большое количество алкоголя и наркотического вещества. И что именно под их действием она не соображала, что творит. В общем, в тот день ею овладел страх того, что она могла покончить жизнь самоубийством. Но, как оказалось позже, самое страшное ожидало её впереди. 
- У тебя маленький срок всего восемь недель. И если ты не готова к такой «ответственности», той мой тебе совет – лучше не мучай бедное дитя. Избавься от него, - эти слова сказала ей медсестра, когда убирала вечернюю капельницу. 
- Что? – не веря своим ушам, едва слышно выдохнула тогда Лена в ответ. 
Эта новость стала для неё настоящим шоком. Только этого ей не хватало! У неё был приступ дикого отчаянья. Она не знала, что ей делать и понятия не имела, как дальше жить. После этого она окончательно слетела с катушек. Ей пришлось два месяца пролежать в психиатрической клинике в целях реабилитации и профилактики дальнейших попыток суицида. И время, проведенное в этих белых стенах, не прошло для неё даром. Там её подлатали и хорошенько вправили мозги. И пусть боль не отпустила её целиком, дышать всё равно стало немного легче. 

Затянув пояс своего короткого черного шелкового халата, Лена поставила на поверхность барной стойки прозрачный бокал и, бросив туда три кубика льда, залила их сверху янтарной жидкостью из бутылки с маркой редкого коллекционного виски. Она услышала приближающиеся шаги за спиной, которые были похожи на шаги хладнокровного дикого льва, который приближался к своей жертве, будучи уверенным в том, что ей уже не спастись. Сделав небольшой глоток из стакана, Лена поставила его обратно и повернулась. 
Перед ней стоял мужчина крепкого телосложения, в которого она тут же впилась дерзким взглядом своих глаз. У него были русые растрепанные волосы и суровые светло-ореховые глаза, поджатые скулы и взгляд тигра, учуявшего аппетитный запах своей жертвы. 
Он остановился всего в каких-то паре сантиметрах от неё. Несколько секунд она слышала лишь его ровное хладнокровное дыхание. Она стояла, глядя ему прямо в глаза, а потом почувствовала, как его указательный палец медленно скользнул между ключицами вниз по грудной клетке, слегка распахнув её шелковый халат. Зелёные глаза девушки мгновенно потемнели. Она терпеть не могла, когда он так делал. И он это прекрасно знал. 
- Кто это был? Ты его знаешь? – спросил он ледяным тоном, от которого когда-то у неё мурашки пробегали по спине. Но только не сейчас. В ней больше не было ни капли страха. Она не боялась его, как бы опасен он не был. 
- Нет, - хладнокровно сказала Лена в ответ. Глупо было задавать вопросы. Она прекрасно знала кого он имеет в виду. Строить дурочку было бесполезно. Ведь ОН всегда был в курсе «событий». 
- НЕ ЛГИ МНЕ! – тут же услышала она дикий рык в ответ, но она даже не вздрогнула, оставаясь такой же хладнокровной. Резким движением, он схватил её за подбородок, крепко сжав скулы девушки своими пальцами до нестерпимой боли. 
- Это тот самый ублюдок, с которым ты тогда сбежала! Думала, я забыл, как он выглядит?! – воскликнул он, заставив её взглянуть в его искрящиеся бешенством глаза. 
- Мне на него плевать! Можешь выпотрошить из него все внутренности и скормить своим волкам, я и глазом не моргну! – не выдержав, выдавила Лена. Её буквально коробило от ярости при одном упоминании об этом человеке.
- Не так быстро, конфетка. У меня на него большие планы, - более сдержанно произнес он. Его глаза буквально засветились, стоило ему только представить, в каких жестоких пытках будет подыхать этот ублюдок. 
- Смотри, как бы я тебя не опередила. Обидно будет потерять такую «интересную игрушку», - произнесла Лена сквозь стиснутые зубы. Это было дерзко с её стороны бросаться такими словами. Но с некоторых пор она перестала различать границы. 
– Мой тебе совет – не дергайся. Иначе я сделаю всего один звонок, и у твоей чудной дочурки в голове появится маленькая дырка. Твое-то время уже почти вышло, а вот ей жить бы еще да жить, - произнес он уже более спокойным тоном, но его слова от этого звучали только ещё более угрожающе. – Ты поняла меня? 
Чувствуя, как в грудной клетке всё буквально закипает от ненависти, Лена сквозь нестерпимую боль, стискивала зубы, не отводя взгляда от этого тирана. Он разжал свои пальцы и отпустил ее, зная, что она не посмеет его ослушаться. 
- Вот и умница, - хладнокровно сказал он, коснувшись своими губами лба девушки, которая тут же опустила взгляд своих глаз. 
Дождавшись, когда он уйдет, она схватила стакан с барной стойки и со всей силы швырнула его о стену. 
- Чтоб ты сдох адская мразь!
 
БестияДата: Суббота, 31.01.2015, 23:23 | Сообщение # 3
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 4 

Время было почти пять утра, когда Виталий сел в свою машину и, захлопнув дверцу, вставил ключ в замок зажигания. Достав свой смартфон из кармана пальто, он закрепил его в специальной подставке на панели управления. На широком экране высвечивалась цветная карта с красной мигающей точкой, которая в данный момент стояла на месте в одном из элитных районов Москвы. Если она думает, что он так просто от нее отстанет, то она сильно ошибается. Ещё до входа в бар он «пометил» её автомобиль маленьким незаметным маячком. И теперь мог спокойно следить за всеми её передвижениями. Это была тонкая ниточка, и ему срочно нужно было действовать, пока её не оборвали. За час он добрался до нужного места и, припарковавшись неподалеку от белой Теслы, заглушил двигатель. Надо сказать, он прибыл вовремя. 
Как раз в это самое мгновение пятеро мужчин вышли из входных дверей, которые перед ними распахнул доброжелательный швейцар. Они разошлись по двум внушительным автомобилям класса «люкс». Местечко надо сказать, это было явно для богатеньких «бизнесменов», которые золото лопатами гребут руками по локоть в крови. И всё бы ничего, если бы Виталий не заметил того самого «Макса», которого спустила на него Лена там в баре. Судя по всему он состоял в охране. А вот этот суровый тип, который шел впереди заставил Виталия сильно напрячься. 
Одним словом, он совсем не понравился Виталию. Интуиция подсказывала, что этот человек определенно обладает серьезным авторитетом. Большой босс – никак иначе. И то, что он выходит из дома, где предположительно находилась Лена, совершенно его не радовало. Более того, он допускал такую мысль, что именно от неё он и вышел. Искренне надеясь, что он ошибается, Виталий принялся выжидать. Лезть на рожон не было никакого смысла. Ему нужно было переждать, пока в поле его зрения не появится сама Лена. Одними догадками здесь ничего решать нельзя. Так что проводив взглядом черные автомобили, он, откинувшись на спинку сидения взял телефон, собираясь сделать важный звонок. Ещё вчера он успел закинуть ту самую фотографию в конверте, написав на нем имя изображенной на ней блондинки, своим «друзьям». Иметь большие связи – издержки профессии. Ему нужно было знать о ней всё. Абсолютно ВСЁ. 

Время было три часа дня, когда Лена вышла из подъездной двери с сигаретой в зубах. Её глаза, как обычно, в светлое время суток были спрятаны за стеклами темных очков. Разблокировав двери своего автомобиля, она приблизилась к нему уверенной походкой и дернула ручку задней дверцы. Забросив на заднее сидение свою сумку и кое-какие вещи, Лена захлопнула дверь и взялась за ручку со стороны водителя. Странное предчувствие одолевало её внутри. На какое-то мгновение ей показалось, что за ней следят. Бросив недокуренную сигарету на асфальт, она обернулась, оглядывая парковку, которая уже практически пустовала. Не заметив ничего подозрительного, она дернула на себя ручку двери и села в машину. 
Всю дорогу Лена бросала без надобности мимолетные взгляды в зеркало заднего вида. Но все её подозрения были напрасны. Никто её не преследовал. У неё всего лишь снова разыгралась глупая паранойя. Оставив свою Теслу возле ночного клуба «Чёрный бархат», она вошла внутрь, скрывшись за дверью с табличкой «Закрыто». 
Спустившись вниз по лестнице, Лена зашла в зал, где как обычно, было жутко накурено. Каблуки её туфель стучали по деревянному полу при каждом шаге так, что трое мужчин, которые находились внутри, смогли заранее услышать приближение «хозяйки». Заметив останки двух сломанных стульев, некогда обитых черным бархатом, она прошла мимо, не обратив на это ровно никакого внимания. Как не обратила никакого внимания на мертвое тело незнакомого ей мужчины, который пластом лежал на полу неподалеку, истекая в луже собственной крови. Признаться, к такому она уже привыкла. 
- Макс, проветрите тут всё, - сохраняя полнейшее спокойствие, сказала Лена, взяв из-за барной стойки бутылку крепкого виски и ведерко со льдом. – И вынесите лишний мусор, - добавила она, даже не взглянув в сторону своего охранника, который отлично знал, что она подразумевает под словом «мусор». 
Поднявшись к себе в кабинет, Лена налила в пустой бокал немного янтарной жидкости из бутылки, бросила туда пару кусочков льда, стянула с себя кожаную куртку и опустившись в кресло перед дубовым столом, скинула туфли. Отодвинув нижний ящик стола, она достала из него две стеклянные ампулы с прозрачной жидкостью и двухкубовый шприц. 

Виталий преследовал черно-белую Теслу вплоть до клуба «Чёрный бархат». Ему удалось остаться незамеченным благодаря сверхосторожности и высокому профессионализму. Он умел притворяться тенью, когда это было нужно. Также, как умел заставать врасплох, если это было необходимо. Но сейчас врасплох внезапно застали его самого. Во всем был виноват звонок, которым разразился его телефон, как только он проводил взглядом своих глаз стройную фигуру блондинки, исчезнувшей вскоре за дверью клуба. Звонили « старые друзья», которые сообщили, что скоро к нему подъедет «курьер». Через час к нему постучались в окно и он, повернув свою голову, увидел обычного распространителя газет, которые расхаживают вдоль дороги в специальных жилетах. 
- Свежую газетку не желаете? – услышал Виталий, когда стекло опустилось вниз. Он взглянул на газету, которую протягивал ему парень в синей кепке. Под ней мелькнул уголок большого серого бумажного конверта. 
- Конечно, - ответил Абдулов. Протянув парню купюру, он забрал у него газету вместе со своим спецзаказом. 
- Всех благ, - тут же откланялся паренек, спрятав крупную купюру в своем нагрудном кармане. Он вернулся обратно на дорогу, продолжая выполнять свою работу. 
– Свежая пресса! – услышал Виталий его голос, который по мере того, как стекло автомобиля поднималось обратно, становился менее звонким. 
Бросив газету на соседнее сидение, Виталий взял в руки конверт и тут же вскрыл его. Внутри оказалась желто-коричневая папка с «личным делом», которое собрали для него всего за какие-то сутки. Не теряя ни секунды, он тут же распахнул её. На первой странице в уголке была прикреплена та самая фотография, которую он отсылал своим экспертам, а под ней печатные строки, в которые он тут же ушел с головой. 
Ничего нового. Её полное имя, дата рождения, прописка, регистрационные номера. Всё это он итак прекрасно знал. Перелистнув пару страниц с информацией о месте её учебы в школе и заброшенном институте, он наткнулся на отсканированный протокол из полицейского участка. Сплошные неоплаченные штрафы за превышение скорости, парковку в неположенных местах и вождение в нетрезвом виде. Всё это пустое. Неужели вся эта папка напичкана этими мелкими сведениями о пустяковых правонарушениях? Именно с такими мыслями, он разочарованно перелистал ещё пару страниц. Не то. Это не то. Всё это не то. Он листал эти бессмысленные распечатки до тех пор, пока не наткнулся на её мелкую черно-белую фотографию в уголке какого-то исписанного листка. Взгляд его глаз буквально впился в её мертвенно-бледное лицо. Это была ОНА. И не ОНА. Он не узнавал её в этой бледной блондинке с растрепанными волосами. Не узнавал её с этими впалыми скулами и болезненными синяками под глазами. Но больше всего не узнавал её взгляда. Её глаза словно были пусты. В ней словно не было души. И от этого взгляда его внезапно бросило в холод. Она выглядела пугающе в этом куске белой больничной рубашки, которая влезла в кадр. Только несколько секунд спустя, Виталий, наконец, оторвал взгляд своих глаз от этой фотографии и начал вчитываться в строки. Это была ксерокопия выписки из психиатрической больницы. 
Он скользил взглядом по этим печатным строкам и не верил своим глазам. Там описывались все подробности, начиная с того момента, как её с разорванными венами привезли в больницу. Всё это никак не укладывалось у него в голове! О чем она думала? И как вообще могла на такое решиться?! Пусть он знал её совсем немного, но она однозначно не была похожа на человека с суицидальными наклонностями. Но вычитав позже справку, где в ходе экспертизы были перечислены все химические вещества обнаруженные в её крови, как волна ненависти в ту же секунду захлестнула его с головой. 
«Вот дерьмо!» - с силой прикусив нижнюю губу в порыве эмоций, мысленно воскликнул Виталий, смяв онемевшими пальцами края картонной папки. Он взглянул на дату того дня, когда она поступила в больницу и его снова передернуло от злости. Это случилось всего через три дня после его ухода. 
- Сука! – не выдержав, воскликнул он во весь голос, со всей силы ударив кулаком по рулю. 
Это он во всем виноват! Это из-за него она сначала напилась до беспамятства, а потом наглоталась таблеток, да так, что потом даже не могла вспомнить, как вскрыла себе вены! Вжимаясь в спинку автомобильного кресла, Виталий прижал к губам сжатый кулак, словно пытаясь удержать внутри безудержный крик, который так и рвался наружу. Его скулы дрожали. Да, ему хотелось кричать. А еще больше покалечить самого себя за то, что стало с этой девочкой по его вине. Он поступил как самая последняя мразь. Он просто ушел и даже не потрудился просто подумать о том, какую боль причиняет ей своим «уходом». А ушел он эффектно. Ничего не скажешь. Он унизил её, да ещё вытер свои ноги напоследок, бросив ей деньги за «оказанные услуги», как какой-то грязной шлюхе. 
Но она была совсем не такой. И то, что он обнаружил на следующих страницах, заставило его окончательно себя возненавидеть. Она была не только обдолбана сульфат амфетамином, из-за крупных поставок которых он и улетел тогда в Ниццу в погоне за большими деньгами. Ко всему прочему она ещё была в положении на сроке в восемь недель. Эта новость была для Виталия еще более шокирующей, чем её попытка самоубийства. Зрачки его взволнованных глаз в страхе расширялись с каждой жадно прочитанной строчкой. История её болезней буквально пестрила словами «состояние неудовлетворительное», «настроение депрессивное», «хроническая бессонница», «срывы», «неврозы» и «психозы». 
Но несмотря на всё это, сильное недоедание, слабую сердечную динамику плода и периодические угрозы выкидыша - 13 марта 2011 года она родила на свет девочку. Она дала ей свою фамилию и имя «Алиса», а в графе «отец» поставила жирный прочерк. 
Несколько минут Виталий не сводил взгляда с этой неровной черточки. В голове происходил сложнейший процесс переосмысления всего происходящего. Виски пульсировали натянутыми венами. Всё это казалось ему просто невозможным. Всё это было слишком. 
Но в конечном итоге в его голове вырисовалась ясная статистика - 99% из 100%, что он является отцом этого ребенка.
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Город Грехов (ВАЛТ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: