Победитель остается один - Форум - ФанФики к сериалу Ранетки, новые фанфики Сериалы онлайн, Фильмы онлайн
Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Победитель остается один (ВАЛТ)
Победитель остается один
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:31 | Сообщение # 1
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава первая. 
Было отличное морозное декабрьское утро. То самое, в которое ты просыпаешься с предвкушением чего-то по-настоящему крупномасштабного и значительного. И пусть ты пока всего лишь только догадываешься о том, как будут развиваться события и что тебя ждет впереди, одно ты знаешь абсолютно точно – это ТВОЙ день. 
Именно с таким настроением проснулась сегодня блондинка, открыв свои светлые зеленые глаза и сладко потянувшись. Именно с такими мыслями на ощупь вырубил назойливый будильник темноволосый мужчина, который уже давно в раздумьях лежал с открытыми глазами, ожидая сигнала к действию. 
И пока ОН, опустив свои ноги на пол, сел в кровати, на второй половине которой мирно спала брюнетка с длинными вьющимися локонами, ОНА уже успела поставить чайник и забуриться в душ. Пока ОН сбривал белоснежный слой пены с лица, стоя перед зеркалом в ванной, ОНА пила кофе за кухонным столом, параллельно проверяя свою электронную почту в Макбуке. ОН перелистывал новые е-мэйлы на сенсорном экране своего телефона, одновременно поджаривая гренки на плите. ОНА рисовала четко очерченные стрелки на глазах. ОН натягивал черные брюки, ОНА – свою строгую юбку. ОН скрыл свои сильные плечи за покровом голубой рубашки, которая идеально подчеркивала цвет его глаз. Она застегивала пуговицы на своей белой блузке. ОН затягивал галстук на своей шее, глядя в зеркало. ОНА едва заметно подкрашивала губы. 
Они оба смотрелись в зеркало и видели в нем отражение уверенного, а самое главное успешного человека, который точно знал, что ему нужно. 
- Доброе утро Елена Викторовна. Вам что-нибудь нужно? - растянулась в победной ухмылке блондинка своему отражению в зеркале, представив, что к ней с таким почетом относятся ее подчиненные. 
- Принести вам кофе Виталий Владимирович? – глядя в свои озорные голубые глаза, улыбнулся брюнет, представив, что к нему с таким трепетом относится его новая секретарша. 
- Двойной эспрессо без сахара и сливок. И побыстрее, пожалуйста, - одновременно ответили они сами себе с лицом уверенного руководителя, который точно знает себе цену. 
Эти новые роли настолько понравились им двоим, что они с блаженными лицами покинули свои квартиры и сели в машины. ОНА в свой белый Опель, ОН в свою черную Тойоту. Их автомобили встретились на дороге, остановившись рядом на светофоре, через пять кварталов, но они даже не взглянули в сторону друг друга. Они были слишком заняты собственными мыслями и крупными сценами, разыгрывающиеся в их сознаниях, что не замечали ничего вокруг. Едва светофор зажегся зеленым, как они дернулись с места. Впереди был перекресток. ОНА по привычке повернула направо, ОН – налево. И они разминулись. 
Припарковав свои автомобили возле совершенно разных высотных зданий, где было более двадцати пяти этажей, они вошли внутрь, миновав надпись на входе. Они сели в лифт вместе с остальным потоком людей, поднялись на свои этажи и разошлись каждый по своим кабинетам, на двери которых были прикреплены таблички «Помощник главного редактора Абдулов В.В.» и «Помощник главного редактора Третьякова Л.В.». 
Вот уже два года ОН занимал пост помощника главного редактора журнала «PeopleStar»с огромными перспективами пересесть в директорское кресло, которое пока было по-прежнему прочно занято другим человеком. Но годы шли, главный редактор старел и терял прежнюю хватку. Не раз он открыто заявлял о том, что собирается в отставку, но перед этим он обязан собрать Совет, чтобы отдать свою «корону» новому «королю». Именно это заявление стало причиной столь приподнятого настроения Виталия, который, сжимая свою папку в одной руке, направлялся в кабинет Заседания навстречу своей судьбе. В свои тридцать он точно знал, чего хочет и сделает всё, что добиться желаемого. 
Вот уже два года, как Лена перекочевала из кресла просто ведущего редактора журнала «GlobusStar»в кресло помощника генерального директора на зависть всем, чему была безумно рада. Но безудержное желание забраться гораздо выше не оставляло ее в покое ни на секунду. И вот, о счастье, ей выпала такая возможность. Главный редактор журнала буквально несколько дней назад объявила о том, что намерена покинуть свое место и со спокойной душой уйти на покой. Лена прекрасно знала, что ее кандидатура не раз мелькала в списке достойных из достойнейших. И именно это придавало уверенности ее внешнему виду, когда она опустилась в свое кресло, где за овальным столом в конференц-зале собралось уже немало народу. В свои двадцать четыре она точно знала, чего хочет и она сделает всё, чтобы добиться желаемого. 
Они оба прекрасно знали, что главное правило журналистики заключается в том, что сначала нужно поработать на свое имя, чтобы потом оно работало на тебя. И они неплохо поработали над своими. Они оба помнили то «славное» время, когда подрабатывали внештатными корреспондентами сразу в нескольких газетенках. Они не спали ночами, не закрывая своих ноутбуков, придумывая сенсационные заголовки, выискиваю любую лазейку, протискиваясь в самые недоступные и неизведанные факты и места. Они были способны на всё, лишь бы их запомнили. 
Их имена стали мелькать в статьях чаще остальных и их заметили. Вступительный этап был пройден, и теперь перед ними стояла высокая лестница из нескольких ступенек, на одну из которых они уже поднялись. А дальше всё просто – младший редактор, старший редактор рубрики, выпускающий редактор, начальник редакторского отдела, помощник главного редактора и, наконец, самая сладкая и золотая вершина Олимпа – главный редактор. 
И вот они уже почти у цели. Нужно сделать всего один шаг, чтобы сталь королем Олимпа, и тогда для тебя не будет ничего невозможного. Эта сладкая мечта застилала сознание белой пеленой тумана, одурманивая своей близостью. И в эти блаженные минуты, казалось, что весь мир падет к ногам. 
Виталий нервно попивал воду из прозрачного бокала, пока речь шла об основных проблемах и тенденциях. Лена нервно постукивала карандашом по столу, вертя его между указательным и средним пальцем. В их головах был сплошной туман. Они не слышали и половину того, что говорили присутствующие и лишь изредка вставляли пару фраз. 
Но тут прозвучали главные слова и они тут же навострили ушли. 
- Как вы все знаете, в скором времени я покидаю свой пост, - практически одновременно произнесли два главных голоса. Один из них принадлежал стойкой женщине средних лет, другой – статному пожилому мужчине с проглядывающей сединой на висках. 
- Вот уже несколько месяцев мы рассматриваем проект слияния с журналом «PeopleStar». 
- Последние три месяца мы рассматривали проект слияния с журналом «GlobusStar», - продолжали вещать эти два голоса из главных кресел. - А это значит, что у этих двух издательств может быть только один главный редактор. 
- И я сделала свой выбор. 
- Я выбрал достойную кандидатуру. Это… 
- Лена Третьякова. 
- Виталий Абдулов, - снова одновременно возвестили два голоса, заставив победителей победно улыбнуться под общий гул аплодисментов присутствующих, которые поздравляли своих новоиспеченных директоров. 
- Но есть одно но, - внезапно сквозь ураганный шкал разнообразных эмоций услышали экс-помощники главного редактора, снова обратившись в слух. – К сожалению, мое мнение не совпадает с мнением генерального директора журнала «PeopleStar», который считает своего кандидата наилучшим вариантом, - услышала Лена слова, которые заставили её заметно взволноваться. - Так что у нас есть конкурент. 
- К моему великому сожалению, журнал «GlobusStar» считает, что наш кандидат недостаточно хорош для этой должности и рекомендует своего помощника, - услышал Виталий сухой голос своего главного редактора, с которого он не сводил своего взгляда вот уже несколько секунд подряд. Словно он говорил на другом языке. Словно Виталий вдруг в одну секунду перестал понимать, о чем он говорит. Что это еще за условия? Его имя было произнесено вслух, а это значит, что в полноправности его полномочий никто не смеет сомневаться. 
- Это Виталий Абдулов, - произнесла женщина в черном костюме, после слов который карандаш в руке блондинки с треском переломился пополам. 
- Это Лена Третьякова, - словно на раз-два-три одновременно с ней произнес статный мужчина, нарушив тишину, которая воцарилась в зале с тех самых пор, как он сообщил шокирующую новость. Единственным источником шума издавал Виталий, который в эту самую секунду подавился водой, услышав это имя. 
- Что?! – в один голос воскликнули Лена с Виталием, не веря своим ушам. Нет, это просто невозможно! Быть того не может! 
«Что? Неужели этот напыщенный индюк метит на её место? Да это просто возмутительно!» - воскликнула про себя девушка. 
«Что? Неужто эта расчетливая стерва считает, что вправе занять его место? Это просто возмутительно!» - вспыхнул изнутри мужчина, не веря всему происходящему. 
О да, они, несомненно, знали своих конкурентов. Он прекрасно знал эту самоуверенную выскочку, которая едва появившись в мире журналистики, начала переходить ему дорогу везде и всюду. Она была весьма умна для своего возраста, а это качество в женщинах Виталию всегда не нравилось. Ему не нравилось то, что этим зазнобам всегда было что сказать. Они всегда лезли выше головы, снова и снова доказывая то, что они не только могут потягаться с ним в словесных баталиях, но и оказаться гораздо выше уровнем, чем он. Он терпеть не мог, когда его самолюбие страдало из-за таких выскочек, как эта настырная блондинка. Казалось, что она пролезет даже в самую узкую лазейку. Да что там. Она пролезет даже там, где, кажется, абсолютно нулевые шансы выудить полезную информацию. Он был много о ней наслышан. Эдакая стерва, сорвавшаяся с поводка, которая готова пойти по головам, лишь бы стать лучшей из лучших. Коллеги за спиной звали её мигерой, ведь ради успеха она была готова на всё. Подчиненные всегда боялись её строгого взгляда, который был при ней всегда. У него никогда не было конкурентов, но эта дамочка всегда наступала ему на пятки, а порой, даже обходила, издевательски помахивая ручкой в знак того, что она ему не по зубам. 
Она прекрасно знала этого самоуверенного нахала, который всегда знал, как загнать ее в тупик. Казалось, что у этого очаровательного наглеца нет ни одного недостатка. Он всегда появлялся именно в том месте, и в то самое время. Не говоря уже о том, что он в статусе завидного жениха штабелями укладывал девушек в постель.
Он стал лучшим журналистом прошлого года, лишив её этой хрупкой хрустального статуэтки в форме пера. Стоит ли говорить о том, что в тот же вечер она сначала залпом опустошила два бокала шампанского, а потом облила его из своего бокала на его наглое заявление о том, что ее уровень, это «рецепты для домохозяек». В тот день она напилась с горя до чертиков так, что не могла просто стоять на ногах. 
- Алё, гараж, прием база, - смутно услышала она тогда его голос, свалившись в холле на диване. 
- Ненавижу тебя Абдулов, - еле выдавила она тогда в ответ заплетающимся языком, притянув его к себе за галстук, и занюхала им горький привкус алкоголя во рту. 
- Так ясно, а ну-ка пойдем, отвезу тебя домой, - ответил тот самый ненавистный Абдулов, который не бросил её в тот день. Но даже этот доблестный поступок ничего не менял. И он так и остался в её глазам ненавистным Виталием Абдуловым. 
Он всегда был на шаг впереди и расчетливо вел свою игру. Стоило только грянуть какой-нибудь сенсации, как он тут же стоял в самых первых рядах. Казалось, что он чуял их до того, как все средства массовой информации кинутся в бой за свежей кровью. Было время, когда он просто открыто над ней издевался. И в то время, когда она сидела за своим рабочим компьютером, набивая очередную статью, которая непременно окажется сенсацией и будет размещена на первой полосе, как в дверь раздавался стук. А после курьер клал ей на стол свежую утреннюю газету, на первой странице которой уже была напечатана та самая «сенсация», автором которой выступал, несомненно, сам Виталий Абдулов. 
Бесчисленное количество раз она разрывала их на части вне себя от ярости. Как? Как такое вообще может быть возможно? Она еще толком не успела составить статью и разобраться во всех фактах, а он уже отпечатался в типографии сегодня ночью! Порой, наступали спокойные времена, когда они почти не сталкивались носами, но бывали и такие дни, когда она вешала его изображение, вырванное из журнала, на стену и нещадно забрасывала его острыми дротиками в порывах безудержной ярости. Было очевидно одно – им двоим слишком тесно находиться в пределах одного континента. 
Стоит ли говорить после всего этого, что они были вне себя от ярости, услышав имена друг друга в лице главных конкурентов. Они словно одновременно уселись в одно кресло, как в игре, где по окончании музыки побеждает тот, кто успеет занять свободный стул. Это кресло было явно тесновато для двоих, и они это прекрасно понимали. 
Условие было таковым – победит тот, кто обеспечит последнему выпуску своего журнала самый максимальный уровень продаж. Цель была поставлена, и каждый из них, скрипя зубами, уже был готов приступить к поединку. Поединку, в котором победитель в конце остается один.


 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:32 | Сообщение # 2
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава вторая. 
Бессонная ночь давала о себе знать, окончательно сведя с ума блондинку, которая в четыре утра уже была на ногах. Лена едва успела допить остывший кофе, когда приехало такси и она, захлопнув свой ноутбук, поспешила покинуть кухню. Через минуту она уже натягивала на себя пальто, а еще через две бежала по заснеженной подъездной дорожке к машине, таща за собой тяжелый чемодан. Выбор был сделан – это Нью-Йорк. Если искать самую настоящую сенсацию в канун нового года, то только среди небоскребов. Ей нужен был международный уровень. Тот, до которого этот наглец-Абдулов не сможет дотянуться. 
Всю дорогу она не сводила глаз с циферблата своих часов и нервно постукивала пальцами по ручке двери, всем своим видом говоря о том, что не любит зря терять время. Оказавшись в здании аэропорта двумя часами позже, она тут же бросилась к стойке регистрации. 
В международном аэропорту Шереметьево было невыносимо протолкнуться от большого потока людей, которых с каждым часом в здании становилось все больше и больше. Как будто в один день все жители Москвы решили эвакуироваться прочь из города. 
- Рейс 1013, - положив на стойку регистрации свои документы, торопливо сказала Лена, держась за ручку своего чемодана. Однако прежде чем она успела сказать еще хоть слово, какой-то невоспитанный хам бросил свой паспорт поверх её. Мало того, что он влез без очереди, так еще и наступил на ногу, заставив девушку едва заметно поморщиться. 
- Один билет в бизнес-класс, пожалуйста, - услышала Лена ровный тембр мужского голоса, который тут же заставил её обернуться. 
О, как же она могла так оплошать! Справа от нее стоял самый кошмарный сон из всех самых кошмарных, которые только могут быть. Это был Виталий Абдулов собственной персоной, который смотрел на нее своими наглыми голубыми глазами со своей омерзительной ухмылкой на лице. Дорогой парфюм, как всегда идеально сидящий костюм и природное обаяние всегда привлекали к нему женское внимание. Признаться честно, к такому успешному привлекательному мужчине трудно было остаться равнодушной. 
Это было невозможно! Неужели он тоже летит в Нью-Йорк? Всего одна мысль о том, что они могут оказаться на одном континенте, и более того лететь в одном самолете вызывала в ней неконтролируемые приступы паники. Он снова оказался на шаг впереди ее. 
- Какое место вы предпочитаете? Возле окна или ближе к выходу? – поинтересовалась девушка в строгой форме, которая стояла по ту сторону регистрационной стойки. 
- Всё равно. Лишь бы подальше от него, - тут же выдавила Лена сквозь крепко стиснутые зубы. – А лучше всего в эконом-классе, - окинув, стоящего рядом мужчину мимолетным взглядом, даже не скрывая своего крайнего недовольства, снова обратилась она к девушке. 
Сдав свой багаж, Лена поспешила к зоне паспортного контроля, не забыв напоследок совсем не случайно наступить на ногу мужчине. 
Всё остальное время до самой посадки, Лене каким-то образом удавалось держаться вне поля зрения Виталия, чему была несказанно рада. Она была очень упряма. И сидя в кресле возле маленького окна иллюминатора в тесноте со своими соседями, где невозможно было протолкнуться, она яро проклинала Абдулова, который сейчас наверняка устроившись в своем удобном широком кресле, уже читал какую-нибудь вшивую газетенку. 
Сотни тысяч километров над землей, двенадцать часов ада и Абдулов, который никак не мог выйти из головы блондинки. Самолетов она перестала бояться уже давно. И потому, когда огромный боинг, разогнавшись, пошел на взлет, Лена лишь устало зевнув, достала свою потрепанную книжку. 
Полет проходил вполне ровно, и поэтому уже через два часа Лену стало клонить в сон. Но сколько бы она не пыталась поудобней устроиться, уснуть ей так и не удалось. Казалось, она почти потеряла счет времени, когда молодая парочка, которая являлась ее соседями, покинула свои места и скрылась в конце коридора, решив немного размяться. Взгляд девушки скользнул по одной из пассажирок, которая держала в руках глянцевых журнал под названием «PeopleStar». Раздраженно поджав губы, Лена, тряхнув своей челкой, что ясно свидетельствовало о том, что она злится, захлопнула свою книжку. 
Как раз в это самое время на нее нашел непреодолимый приступ активности, и она, достав свой ежедневник, начала торопливо что-то чиркать на и без того вдоль и поперек исписанных страницах. Девушка настолько увлеклась собственными мыслями, что вернулась в реальность лишь тогда, когда боковым зрением увидела, как кто-то садится на свободное кресло рядом с ней. От него так и веяло запахом дорогого парфюма и наглости, так что узнать его Лене не строило особого труда. 
- Привет, букашка, - услышала она немного хрипловатой спросонья голос Виталия. 
- Не спится? Неужели совесть так сильно замучила? – сделав вид, что не заметила, как он присвоил ей новое «прозвище», сухо ответила Лена, не поднимая глаз. Она не удостоила его даже мимолетным взглядом, продолжая шелестеть страницами. 
- Скорее соседка. Всё никак не дает мне покоя, - тут же самоуверенно протянул мужчина, застав воображение девушки нарисовать картину, как какая-то стройная длинноногая блондинка с четвертым размером груди сидит в соседнем кресле, соблазнительно прикусывая нижнюю губу. – Ей явно за шестьдесят. И она жутко храпит, - добавил он, чтобы немного прояснить картину, а заодно и усмехнуться над тем, что она снова повелась и поверила. 
Несколько секунд Лена слышала лишь его ровное дыхание, а потом внезапно резко захлопнула свой ежедневник и повернулась к мужчине, увидев, что он самым наглейшим образом пытается в него заглянуть. 
- Что пишешь? – заинтересованно спросил Виталий, казалось, пытаясь прочитать мысли девушки, глядя в её изумрудные глаза. – Дай-ка угадаю, - тут же добавил он, изобразив на лице крайнюю степень задумчивости. – Дорогой дневник. Я не знаю, что мне делать. Все мои мысли только о нем. Черная кожа, мягкая обивка, идеальный баланс спинки, упругий режим регулировки и металлический каркас, - саркастически усмехнулся Виталий, глядя на девушку, которая была готова разорвать его на мелкие кусочки прямо здесь и сейчас. Она с полуслова поняла, что он имеет в виду. Он имел в виду удобное кресло главного редактора, считая, что она только спит и видит, как бы его заполучить. 
- Да ты шутник! Буду искать тебя на юмористических страницах «Аншлага», - тут же ехидно ответила Лена. 
- Есть идеи, за что можно уцепиться в Нью-Йорке? – продолжал Виталий утолять свой неподдельный интерес. – Может, конкурс пончиков? Или шар на Тайм-Сквер? А может, ледяные фигурки в центральном парке? – не переставал сыпать он свои шутливые издевки, наблюдая за тем, как его собеседница буквально закипает изнутри. 
- Оставь эти гениальные идеи себе. Боюсь, что мне с ними не справиться. Слишком крупномасштабно! - не без сарказма, стрельнула глазами Лена, наигранно улыбнувшись. 
- Всё еще в обиде за ту премию? – не переставал улыбаться Виталий, которого всё это очень веселило. 
- Да нет. Знаешь, я даже рада, что статуэтка досталась именно тебе. Как знать, быть может, это была твоя последняя возможность. Годы-то идут, старость наступает на пятки, - не без тени злорадства произнесла Лена в ответ. 
- Ты очень добра, - с достоинством принял этот удар Виталий.- Как на счет того, чтобы немного выпить и расслабиться? – завидев бортпроводницу, которая стояла в проходе неподалеку от них, раздавая напитки, выдержав небольшую паузу, внезапно спросил он. 
- Что нервишки шалят? – глядя на мужчину своим испытующим взглядом, снова не сдержала девушка себя в руках. 
Взяв маленькую стограммовую бутылочку виски, Виталий, откупорив ее на глазах блондинки, сделал пару маленьких глотков, опустошив ее наполовину. По всему салону разнеслось предупреждение одного из пилотов о скорой посадке, так что все тут же поспешили занять свои места и пристегнуться. 
- Хочешь начистоту? – поднявшись на ноги, снова улыбнулся Виталий глазами. – Тебе со мной не справиться, - добавил он, когда его губы непроизвольно растянулись в полуулыбке. 
- Это мы еще посмотрим, - тут же ответила Лена, с вызовом взглянув прямо в голубые глаза мужчины. 
- Еще увидимся, - махнул он рукой напоследок. В проходе стало слишком тесно, и он направился в свое отделение бизнес-класса, чтобы опуститься на свое место и пристегнуть ремень безопасности, а после растянуться в беспричинной улыбке при одном воспоминании об этой зеленоглазой бестии, которая так тонко отравляла его мысли своим острым язычком.
 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:32 | Сообщение # 3
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава третья. 
Покинув аэропорт, Лена, которую немного пошатывало после такого длительного и мучительного перелета, двинулась в сторону выстроившейся дорожки местных таксистов. Пушистый волшебный снег цеплялся за ресницы, падая на заснеженный Нью-Йорк, который весь был усыпан белой сахарной пудрой. И пусть, Лена была уже здесь год назад, она всё же не могла отвести изумленных глаз с улиц и зданий, которые проплывали мимо в окне. Витрины магазинов, расположившиеся на первых этажах каменных зданий, светились разноцветными огоньками, приглашая войти. На центральных улицах были развешаны огромные гирлянды и то тут, то там виднелись наряженные елки. Казалось, здесь даже воздух был другим. В нем так и витал запах рождества. На лицах прохожих виднелись улыбки. Дети, таща за собой по заснеженным тротуарам санки, резвились и бросались снежками. Они предвкушали праздничный ужин, разбегаясь по домам или в гости, к друзьям и близким. Здесь ощущалось чувство неизмеримой свободы, которая нахлынула на девушку, едва она рухнула на широкую кровать в снятом ею номере в отеле. Время было шесть часов вечера по Москве, дата 21 декабря. 
Ближайшие десять часов, Лена не приходила в сознание, забывшись беспробудным сном. А проснувшись, поняла, что резкая смена часовых поясов дурно влияет на ее состояние. В Нью-Йорке было ровно шесть утра 21 декабря. Было крайне странно снова проснуться в тот же день, что и вчера, но уже совсем на другом континенте. 
Почувствовав себя главным героем фильма «День сурка», Лена заказала себе завтрак в номер, а после принялась за работу. Ей предстояло перебрать огромное количество информации, чтобы найти себе цель, к которой она и будет стремиться в дальнейшем. Ей нужна была почва, от которой можно было оттолкнуться и взлететь. 
Весь день она убила на поиски, исписав сотни страниц, которые скомканными кусками валялись по всему номеру, выпив более десяти литров кофе, вбивая в интернет-поисковике тысячи различных слов, имен и вариаций, но всё без толку. Это было просто невозможно – отыскать в таком огромном количестве информации самую нужную. Ту, самую, из которой можно было сделать сенсацию, поразив весь мир новым открытием. Ту самую, которая могла бы помочь осуществить ее мечту и обеспечить место в кресле главного редактора. В политику здесь и лезть не стоит. К тому же эта область совершенно не подходила к журналу, в котором она работала. Протесты – заезженная тема. Криминал – не её любимая область. Шоу-бизнес – возможно, но слишком много суматохи. К тому же о них пишут все, кому не лень. 
Просидев так до позднего вечера, Лена, уронив голову на стол, уже была готова рвать волосы на голове от такой тесной безысходности. Голова раскалывалась пополам. Хотелось глотнуть морозного воздуха и освежить свои мысли. Накинув поверх растянутого свитера свое пальто, она покинула гостиницу. Высокие столбы фонарей желтым светом освещали улицу. Снова шел снег. Подняв ворот своего пальто, Лена двинулась вдоль тротуара, минуя редких прохожих. Она шла по скрипучему снегу мимо цветных вывесок закусочных и магазинов, которые уже потихоньку начинали закрываться, а после зашла в какой-то супермаркет в самом конце улицы. Шагая мимо продуктовых рядов, Лена лишь ненадолго остановилась у стойки с алкоголем и, взяв бутылку хорошего красного вина, двинулась дальше. Захотелось как-то себя встряхнуть, но ничего не получалось. Её внимание было крайне рассеянных до тех пор, пока она не встала в очередь возле кассы, а взгляд её утомленных глаз не зацепился за небольшую стойку с журналами. Взгляд её зеленых глаз из-под длинной светлой челки прошелся по нескольким газетам с американскими новостными изданиями вроде ДэйлиМэйл, а потом спустился чуть ниже к глянцевым журналам. 
Там на обложке одного из журналов, Лена увидела изображение обаятельного мужчины средних лет. Статья под ним гласила – «Максим Василевски: моя жена снова подозревает меня в изменах». 
«Измена…» - тут же пронеслось в голове блондинки. 
«Ну, конечно!» - воскликнула она про себя, немного подумав. Все самые успешные статьи были именно об этом. Она прекрасно помнила те славные времена, когда продавала компрометирующие фото самым известным изданиям, стоило ей только уличить какую-нибудь местную знаменитость в измене. Она могла наблюдать за ними сутки напролет, выслеживая каждый их шаг в течение нескольких дней. И этого было достаточно. Минимум на второй день кто-нибудь из них уже не выдерживал и наведывался к любовнице или любовнику, а то и сразу к нескольким в один день. Потом ей удалось подняться и она перестала лазить по лестницам, крышам и закоулкам с фотоаппаратом на шее, не чувствуя ни шеи, ни ног. 
Обратно в гостиницу Лена уже бежала со всех ног с купленным номером журнала под мышкой. Едва скинув с себя пальто, она бросилась к своему ноутбуку и принялась лихорадочно стучать по клавишам. Жертва была выбрана, механизм построения плана запущен. 
Всю ночь она вычитывала в интернете все самые последние новости об этом известном актере, который снялся в нескольких кассовых фильмах. Его самая успешной стала роль капитана-Америки в фильме, снятого по комиксам компании Марвел. У него была необычная притягательная внешность – светлые русые волосы и карие глаза. Ей улыбнулась невероятная удача, когда она, следя за его передвижениями за последний месяц, обнаружила информацию о том, что он будет присутствовать на ежегодном Рождественском карнавале, который проводился в Нью-Йорке с 1997 года 25 декабря. 
Фортуна явно была к ней благосклонна. В следующую минуту она увидела сообщение о том, что актер Макс Василевски прилетает в Нью-Йорк завтра утром, чтобы посетить пресс-конференцию, устроенную для него специально по случаю его визита. А это значит, что у нее будет 4 дня для того, чтобы уличить его в измене с любовницей. А она у него точно была, в этом Лена была уверена на все 100%. Такой красавчик просто не может не воспользоваться своей привлекательностью, чтобы разбить не один десяток женских сердец. Тем более что в прошлом году его застукали с одной из моделей, но тогда дело как-то быстро замяли. С тех пор он стал прилежным семьянином и даже завоевал титул самого верного мужа. Но всего одна фотография может превратить его в бессовестного лжеца, а её в главного редактора журнала. 
Всё складывалось так удачно, что Лена просто не верила своему счастью. Так не бывает! Это просто какой-то подарок судьбы. Видимо сам Господь Бог решил, что кресло главного редактора по праву должно принадлежать ей, а не этому наглецу Абдулову. 
Именно в таком приподнятом настроении Лена проснулась утром. Напевая знаменитую песню Фрэнка Синатры «Let it snow», она собиралась навстречу своей судьбе, тщательно проверяя содержимое своей сумки на наличие всего самого необходимого. 
Такси практически без пробок доставило девушку на место назначения. Пропуск, висящий на шее блондинки, позволил ей беспрепятственно пройти через охрану. В конференц-зале уже собралось достаточно много народу с диктофонами, камерами, штативами, фотоаппаратами и микрофонами. Допуск свободен для всех журналистов периодических изданий, от того здесь было просто не протолкнуться. Все сидячие места уже давно были заняты, а из-за скопившейся толпы за ними не было видно ничего. Ни стола, ни организаторов, ни самого главного героя сегодняшнего собрания. 
- Тесновато, не правда ли? – внезапно услышала Лена знакомый голос рядом с собой, безусловно принадлежавший мужчине. Она была настолько увлечена своими мыслями, что даже не заметила как он оказался здесь. Он пришел как раз то время, когда блондинка нервно кусала колпачок своей ручки, сжимая в руке своей ежедневник. 
- Какого черта ты здесь делаешь? – будучи совершенно ошарашенной присутствием здесь нежелательного для нее лица №1, тут же выдохнула Лена, повернув голову к мужчине. 
- Ну, это вроде как открытое мероприятие. Вход свободный, - улыбнулся Виталий свой фирменной улыбкой, которая говорила о том, что он снова на шаг впереди ее. 
- Неплохо выглядишь букашка, - нагло скользнув взглядом своих пронзительных голубых глаз по стройной фигуре девушки, которая была одета в белую рубашку, пара верхних пуговиц которой были расстегнуты, и в строгую юбку-карандаш, сказал он. 
- У меня есть имя, - выдавила Лена сквозь стиснутые зубы, снова начиная заводиться. Это невозможно! Как? Как он мог додуматься прийти именно сюда? Как они могли подумать об одном и том же, находясь в совершенно разных местах. А может он прикрепил к ней жучок и следит за ней? Точно, других вариантов просто нет. 
- Решила выбрать себе в жертвы самого капитана-Америку, Лена? – не переставая нагло ухмыляться, произнес Виталий, сделав особый акцент на ее имени. 
Признаться честно, слышать свое имя из его уст было гораздо более странным, чем выдуманное прозвище. От этого ей становилось как-то не по себе. 
Стоило девушке только открыть рот, чтобы произнести что-нибудь в ответ, как зал взорвался криком и гулами, бросившись вперед, так что она сразу поняла, что «жертва» прибыла и сейчас удобно устроилась за широким столом. 
Не успел очаровательный «капитан-Америка» поприветствовать всех, как тут же со всех сторон посыпался немыслимый поток вопросов. 
Уже через час, Лена поняла, что её поднятую руку для вопроса упорно никто не замечает и дело провалилось, так и не начавшись. 
- Не хотелось бы тебя огорчать, но у тебя нет шансов. Он заметит тебя, только если ты расстегнешь свою блузку, - сказал Виталий, буквально прочитав мысли девушки. – У меня есть идея получше, - как можно громче произнес он практически на самое ухо блондинки, пытаясь перекричать общий гул и несмолкающие щелчки фотоаппаратов. 
- С чего ты взял, что я тебе поверю? – тут же ответила Лена, посмотрев на него взглядом, полным подозрения. 
- У тебя нет другого выбора, - последовал твердый ответ, после которого мужчина, протискиваясь сквозь толпу, потащил её в сторону выхода. 
- Ну, и? Что за идея? – наспех наматывая на шею шарф, когда они оказались на улице, нетерпеливо спросила она. 
- В интервью он не скажет ничего нового и интересного. Всё самое интересное будет происходить не здесь, а в номере его гостиницы. Если мы проследим за его машиной, то сможем узнать, где он остановился, - поправив ворот своего черного пальто, парировал Виталий, глядя, как пушистые снежинки оседают на ресницах девушки, которая по-прежнему смотрела на него с недоверием. 
- Кто-то взбивает молоко, а кто-то снимает сливки. Понимаешь? – добавил он, и Лена тут же поняла, что он имеет в виду. Та кучка репортеров внутри взбивает «молоко» для своих изданий, надеясь привлечь внимание читателей кричащими заголовками, но настоящие сливки достаются только тем, кто не боится рисковать. 
- Считаешь себя гением? Вообще-то я думала о том же самом. Нужно за ним проследить, это же очевидно, - ответила Лена, в стойком голосе которой промелькнула нотка неуверенности. 
Да, это было очевидно, но вот что странно, стоя там, в одиночестве среди всех этих иностранцев она не совсем была уверена в своих действиях, а Абдулов, словно одним своим присутствием заменил ей опору. Если бы он не появился, она бы растерялась, захлебнувшись собственной паникой, совершенно не зная, что ей делать. Возможно, она бы также усердно пыталась привлечь к себе внимание, но не уверена, что со всей этой суматохой успела бы проследить за Василевски. 
Вот уже чуть больше получаса они сидели в такси за углом в ожидании чуда. Но оно не происходило. Лена уже начинала сомневаться в правильности своего решения. Может быть, лучше всего было остаться там, внутри. Возможно, у нее появилась бы возможность протиснуться вперед и попытаться хоть как-то привлечь внимание. Но с другой стороны, она также понимала, что Виталий был прав. В таком огромном мегаполисе с такой огромной конкуренцией у нее не было шансов. Её заметили бы только в случае, если бы она пришла сюда голой. И то далеко не факт, что кто-нибудь бы этому удивился. Ведь ради рейтингов журналисты порой готовы на всё. 
- Ты уверен, что он будет выходить именно отсюда? – начиная заметно нервничать, вдруг спросила Лена, сидя на заднем сидении такси рядом с ним. 
- Нет. Но в любом случае, выезд здесь только один. А это значит, что его автомобиль проедет через эти ворота, - произнес Виталий в ответ, не сводя взгляда своих глаз с металлической решетки ворот. 
Не успел Виталий закончить свою фразу, как толпа журналистов высыпала на улицу, а это значило, что звезда уже собиралась покинуть здание. Через пять минут металлические ворота сдвинулись с места, разъехавшись в разные стороны, и через них выехала целая колонна тонированных иномарок класса «люкс». 
- Чего мы ждем? Скорее за ними! – наблюдая за тем, как автомобили один за другим выезжают на главную дорогу, воскликнула Лена. 
- Нет. Это обманный трюк для «дурачков», - тут же произнес Виталий в ответ, когда парочка автомобилей за ними выехала вслед за колонной с явной целью преследования. – Вот его машина, - добавил он с победной ухмылкой на лице, когда через пятнадцать минут из-за ворот показалась еще одна машина. – За ним, - бросил он водителю, который тут же завел мотор, и они двинулись с места. 
Сказать, что Лена была потрясена его проницательностью, это ничего сказать. Да, сразу видно, что в деле профессионал. Он явно выше уровнем той глупой стайки репортеров, которые купились на это представление, и зарядив свои камеры, бросились за колонной. Возможно, она и приведет их в отель, но явно не в тот, где остановилась звезда Максим Василевски. 
Через двадцать пять минут пути они остановились возле высотного отеля «Гранд», куда через задний вход был сопровожден актер в компании своей верной свиты охранников. С виду этот огромный отель был похож на средневековой замок, увитый массивными колоннами, могучими титанами и львами. Архитекторы явно постарались на славу. Цель была достигнута, и, наблюдая за тем, как черный автомобиль отъезжает на парковку, Виталий и Лена думали лишь об одном – как скорее вернуться по своим гостиницам. 
- Ну, вот мы и выяснили, где обитает «капитан», - словно подытожив их небольшое путешествие, сказал Виталий. – Теперь мне пора. Есть еще куча дел, - стараясь говорить как можно более обыденно, добавил он. Но зеленые глаза, что смотрели на него с небольшим прищуром, видели его насквозь. 
- Да, знаешь, мне кажется, я тебя понимаю, - произнесла Лена в ответ, подыграв мужчине, который изо всех старался сделать вид, что контролирует ситуацию и держит себя в руках. 
- Грин стрит тридцать два пожалуйста! 
- Угол двадцать пятой и седьмой! – одновременно скомандовали пассажиры с заднего сидения, в глазах которых заплясал недобрый огонек. 
«Ну, да, конечно. Знаю я, какие у тебя дела…» - не переставала причитать про себя Лена, застегивая свой чемодан, из которого со всех сторон торчали второпях заброшенные вещи. Они оба подумали об одном и том же – это было очевидно. Как было очевидным и то, что ни один из них не собирается делиться с другим своим драгоценным шансом оказаться поближе к своей жертве. 
Через пять минут, она уже в расстегнутом настежь пальто бежала к своему такси. Она так боялась опоздать, что еле сдерживала себя в руках. Она и секунды не могла усидеть на месте и постоянно вертела головой в разные стороны. 
«Черт! Твою ж мать…» - не сдержавшись, воскликнула про себя Лена, когда такси остановилось возле отеля «Гранд», и она увидела мужчину с чемоданом в руке, который уже поднимался по ступеням. Виталий едва успел войти в дверь, которую перед ним распахнул швейцар, как его тут же догнала девушка и чуть не сбила его с ног. 
- Ох, прости, я тебя не заметила, - тут же с наигранным сожалением извинилась Лена, заметив, как голубые глаза напротив буквально закипают злостью изнутри. 
Практически наперегонки они бросились к стойке регистрации, где их тут же встретили с широкой улыбкой работники ресепшена. 
- Одноместный номер, пожалуйста, - одновременно положив свои паспорта на стойку регистрации, запыхаясь, выпалили девушка с мужчиной. 
- Вообще-то я подошла сюда первой! Так что не мог бы ты подождать своей очереди где-нибудь в сторонке, - толкнув мужчину локтем в бок, тут же воскликнула Лена, при этом старательно, изображая на лице искреннюю улыбку для портье. 
- Вообще-то ты чуть не сбила меня с ног! Так что это я подошел сюда первый, - отодвинув девушку от стойки регистрации, занял Виталий ее место, не собираясь церемониться с этой упертой настырной чертовкой. 
- Сожалею, но на данный момент у нас нет свободных номеров, - наблюдая за тем, как эта странная парочка продолжает препираться друг с другом, любезно произнес портье. 
- Что?! – одновременно повернулись они к нему, не веря своим ушам. 
- Как это нет? – воскликнула Лена. 
- Что совсем ни одного? – воскликнул Виталий. 
- Подождите секундочку… Хотя нет, знаете, у нас есть один свободный номер. Это… - заглянув в свои учетную книгу, с небольшой паузой, произнес портье, заставив этих двоих облегченно вздохнуть. 
- Отлично! Зарегистрируйте его имя Леной Третьяковой, пожалуйста, - не медля ни секунды, тут же затараторила Лена, перебив его. 
- Это двухместный люкс, - закончил свою фразу портье, окинув своим смиренным взглядом эту странную парочку. 
- Ты слышал? Это двухместный ЛЮКС, дорогой! – повернувшись к Виталию, внезапно выдавила Лена, сделав особенный акцент на своем предпоследнем слове. Не знаю как он, но она точно не потянет такую непозволительную роскошь одна. Она даже представить себе не могла, сколько стоит эта «роскошь» в таком дорогом звездном отеле. Но в одном была уверена – сумма будет просто невероятно астрономической. 
- Да, дорогая, - изобразив на лице искреннюю улыбку, подыграл девушке Виталий, обняв ее за плечи. Они оба прекрасно знали, что выход из сложившейся ситуации только один – им нужно изобразить влюбленную парочку, чтобы им дали этот номер, стоимость за который они смогут поделить пополам. У них просто не было другого выхода. Либо поселиться в один номер, либо оказаться на улице и лишиться единственной возможности пошпионить за своей общей «жертвой». 
- У нас медовый месяц, знаете ли, - улыбнулась Лена, изо всех сил пытаясь изобразить из себя влюбленную невесту. 
- Да, мы собираемся расписаться в следующем месяце, - больно ущипнув девушку за плечо, выдавил сквозь улыбку Виталий, посмотрев на свою «любимую», в глазах которого читалось только одно «С ума сошла?! Какой медовый месяц? У нас нет ни штампов в паспортах, ни колец!». 
- Люблю ее больше жизни, - добавил мужчина, и дабы подтвердить правдивость своих слов, он, сжав шею девушки, внезапно притянул ее к себе и впился в ее губы страстным поцелуем. Она даже толком не успела понять, что произошло, как ощутила прикосновение его мягких губ, которые с жадностью кусали ее губы. Поцелуй продлился недолго, так как всего через несколько секунд, Лена оттолкнула от себя мужчину, прожигая его разъяренным взглядом своих глаз. 
- Да, я так счастлива, что у меня всё в голове перепуталось, - не переставая улыбаться, сказала она, ударив мужчину локтем в бок, когда тот самым наглейшим образом воспользовался ситуацией, да еще и поцеловал её в щеку, говоря тем самым, чтобы он не переигрывал и не распускал свои руки. 
Уже через несколько минут, портье заполнял регистрационные бланки, а Лена с Виталием, стоя по ту сторону регистрационной стойкой, обменивались многозначительными взглядами. Она была просто вне себя от ярости от того, что он так нагло нарушил границы, но быстро остыла, как только он взглядом своих пронзительных голубых глаз указал на регистрационную книгу. Понять, о чем он пытается ей сообщить, девушке не составило особого труда. Он говорил о том, что в этой книге наверняка есть данные об ихней жертве, а самое главное о том, в каком номере он проживает. 
Лена прекрасно понимала, чего он хочет, но не знала, как это устроить. Как сделать так, чтобы портье отвлекся, забыв о своей книге, а вместе с ним отвлеклись администратор, швейцар и две горничные, что вытирали пыль в книжном шкафу, расположенном на ресепшене. 
- Что мне сделать? – недолго думая, набрала она сообщение и отправила его Виталию, при этом стараясь делать вид, что ничего не происходит. 
- Ты должна потерять сознание, - пришел от него ответ, прочитав который, она тут же подняла к нему свои взволнованные глаза, в которых читалось лишь одно «я не смогу». 
«Ты сможешь» - беззвучно сказал Виталий, кивнув ей головой, словно говоря тем самым, что у нее все получится. 
Тяжело вздохнув, Лена, протянула пару минут, а после решилась и сказала: 
- Дорогой, что-то мне нехорошо. 
С этими словами она приложила тыльную сторону ладони к своему лбу, изобразив великую актрису и с мученическим выражением лица, прикрыв глаза, буквально рухнула в «обморок», распластавшись на красном ковре возле стойки. 
- О, Господи! Скорее врача! Кажется, она потеряла сознание, - тут же воскликнул Виталий, склонившись к девушке. – Ну, что вы стоите, сделайте же что-нибудь, - добавил он, заметив, что смог привлечь внимание работников отеля, которые теперь кучкой облепили Лену со всех сторон. Ему хватило секунды на то, чтобы проследить за портье, который тут же кинулся к телефону, что находился на противоположном конце стойке, и, воспользовавшись суматохой, перекинуться верхней половиной своего туловища через стойку. Виталий прекрасно знал, что Максим Василевски прибыл в отель только сегодня, а это значило, что его имя должно быть где-то недалеко от них. И он нашел его, пролистав всего одну страницу назад. Прочитав нужные ему сведения, он, перелистав страницу обратно, снова бросился к своей «возлюбленной», которая все ещё лежала на полу, но под головой у нее уже была подушка, а где-то возле носа маячила ватка с нашатырем. Едва учуяв этот едкий отвратительный запах, Лена тут же распахнула свои глаза. 
- Как ты любимая? Должно быть это всё беременность, - склонившись над девушкой, произнес Виталий, изо всех сил изображая из себя заботливого супруга. – Мы ведь ждем маленького, - добавил он, приложив свою ладонь к животу блондинки, которая тут же смерила его презрительным взглядом. Не прошло и секунды, как она залепила ему звонкую пощечину под общий изумленный вздох горничных. 
- Прости милый! Это шоковая реакция, - тут же выдавила Лена сквозь стиснутые зубы с наигранным сожалением. 
С силой сжав, протянутую руку мужчины, который пытался нащупать свою челюсть, боясь, что она могла сдвинуться с места от такого мощного ударчика, Лена поднялась на ноги. Убедив, портье в том, что девушке не нужен врач, они, забрав ключи, поспешили с ним попрощаться. 
- Идиот! 
- Истеричка! – как только они оказались наедине в просторном лифте вместе со своими вещами, воскликнули они друг другу с секундной паузой. 
- Ты чуть всё не испортил! – буквально пыхтя от злости, воскликнула Лена. 
- Всё же получилось! В тебе пропадает великий талант! – не понимая причину её злости, которая больше кроилась в том, что он ни на секунду не переставал над ней издеваться, воскликнул в ответ Виталий. – А ты боялась. Даже юбка не помялась, - добавил он, усмехнувшись. 
- Очень смешно! Оставь свои извращенные шуточки для своих размалеванных швабр, - бросила в ответ девушка, чувствуя, как буквально закипает изнутри. Боже, как она могла так влипнуть? Ей ведь еще жить с ним в одном номере. 
- Бог ты мой! – едва они переступили порог своего номера, восхищенно воскликнула Лена. 
У нее просто не хватало слов, чтобы описать эту божественную красоту. Этот высокий потолок с огромной люстрой, эти широкие стены и великолепные картины, обитые плотной оливковой тканью кресла в стиле средневековья, шикарный дубовый стол, на котором стоял свежий букет цветов, диван и мягкие ковры. Но самое главное отсюда из окна был просто шикарный вид на ночной Нью-Йорк, который буквально полыхал цветными огнями. 
- Да уж, впечатляет, - единственное, что смог выдавить из себя Виталий, оглядываясь по сторонам.
 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:33 | Сообщение # 4
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава четвертая. 
Не прошло и часа, как они, не сговариваясь, кинулись в разведку. Номер Максима Василевски находился на три этажа выше, но стоило им только ступить в коридор, как их встретили четверо охранников. О том, чтобы идти сквозь них на абордаж не могло быть и речи, потому им пришлось развернуться обратно. 
- Это было вполне ожидаемо, не так ли? – когда они завернули за угол, оказавшись в другой части широкого коридора, сказал Виталий, остановившись возле закрытых дверей лифта. – Эй, ты куда? – вопросительно воскликнул он, когда девушка, даже не думая останавливаться, пошла дальше по коридору. – Букашка, ты что это задумала? – непонимающе произнес он, когда она, подождав, когда две горничные скроются в конце коридора со своими тележками, пренебрегая любыми рамками дозволенного вошла в дверь с табличкой «прачечная». К счастью, здесь никого не было. Здесь были только горы грязного постельного белья, бесперебойно крутящие барабан стиральные машины и едкий запах стирального порошка вперемешку с сыростью. Захлопнув дверь прямо перед носом мужчины, Лена повернулась ключ в замке, не пустив его внутрь. Уже через пять минут непонимающих причитаний Виталий увидел блондинку, которая вышла из-за двери в форме местных служанок. 
- Ты сумасшедшая, - единственное, что смог выдавить мужчина, прежде чем проследовать вслед за девушкой, которая так соблазнительно вертела бедрами в этом коротком платье, что его кардиограмма непроизвольно подскочила вверх. Забрав стоящую двухэтажную тележку с различной едой, которую не успели закатить в номер, и она осталась в коридоре, Лена направилась прямо к номеру «звезды» и остановилась прямо перед охраной. А служанка, которая вышла из номера за ней не застала ее на месте, растеряно оглядываясь по сторонам. 
- Ужин, - сладко улыбнулась она, вытянув вперед одно плечо так, что из-под парочки расстегнутых верхних пуговиц слегка стала видна ее упругая грудь в нижнем белье. На то, что ей удастся проникнуть в номер Василевски Лена и не мечтала. Обслуживающий персонал крайне редко пускали в обитель знаменитостей, и она это прекрасно знала. Но всегда руководствовалась пословицей – кто не рискует, тот не пьет шампанского. 
Скользнув взглядом чуть ниже ключиц блондинки, один их охранников, не сказав ни слова, забрал тележку, укатив ее в номер, из которого в эту самую секунду появился незнакомый мужчина в строгом костюме. 
- Ваша встреча состоится завтра в семь часов вечера в ресторане отеля Плаза, - сказал он, даже не оглянувшись. 
- Спасибо, на сегодня вы свободны, - сказал второй мужчина, который вышел вслед за ним. Несомненно, это был сам Василевски. Едва увидев его, Лена, казалось, забыла, как дышать. В жизни он был еще привлекательнее, чем на экранах кинотеатров. Эти сдвинутые брови, сжатые губы, взъерошенные русые волосы и карие глаза. Единственное, что сейчас позволяло ей сохранять равновесие и твердо стоять на ногах, это мысль о том, что Абдулов маячит где-то неподалеку, собираясь украсть у нее славу, почет и заслуженное кресло главного редактора. 
- Джон, у меня деловая встреча через час. Отвези меня туда, а потом можешь быть свободен, - снова услышала Лена голос Максима Василевски, который, похлопав шофера по плечу, направился вместе с ним и целой свитой охраны вдоль коридора к лифту. 
Этого было более чем достаточно, чтобы приступить к действию. Едва вся эта процессия скрылась из виду, как Лена с Виталием наперегонки бросились в номер. Деловая встреча в десять часов вечера это было очень интересно. Они услышали всего три предложения, но в этих трех предложениях было заключено намного больше смысла, чем могло показаться на первый взгляд. 
Накинув пальто прямо поверх униформы, Лена нервно нажимала кнопку вызова лифта, когда мимо нее промчался Виталий, который решил спуститься по лестнице. Он уже успел преодолеть два пролета, когда, наконец, приехал лифт. Они снова пересеклись на первом этаже, когда, толкаясь, пытались одновременно выйти из одного дверного проема. Проследить за автомобилем Василевски они не успели, когда они вышли на стоянку его и след простыл. 
- У меня идея. Может, поужинаем завтра в семь, - произнес Виталий. 
- Какого черта ты творишь?! – внезапно воскликнула Лена, повернувшись к мужчине. – Он мой, ясно! – буквально прожигая его взглядом своим пронзительных глаз, добавила она. 
Счет между ними пока что был равным 1 – 1. Он узнал, в каком номере проживает «жертва». Она – о важной встрече завтра вечером. Но оба из них считали, что они воспользовались друг другом в своих собственных целях. Они то и дело сталкивались носами, и это было невыносимо. 
Понимая, что упустили шанс, они вернулись в холл Отеля, где портье встретил их непонимающим взглядом. 
- Она большая любительница ролевых игр, - тут же улыбнулся Виталий, объяснив внешний вид своей лже-супруги, и тут же шлепнул ее по заднице. По одному взгляду девушки можно было понять, что она придушила бы его насмерть, если бы не все эти люди, которые то и дело сновали туда-сюда. 
- Слушай, сюда! Если ты еще хоть раз, слышишь меня, еще хотя бы один раз это сделаешь, клянусь, я лишу тебя твоего наследства! Ты прекрасно знаешь, что я могу! – едва они переступили порог номера, сразу же накинулась на него Лена, будучи вне себя от ярости. 
- Серьезно? Почему-то других это заводит, - парировал не без язвительной усмешки Виталий в ответ. – Твой диагноз – 4 года без мужика не меньше, - добавил он, заметив, как в зеленых глазах напротив вспыхнуло нешуточное пламя. – Хотя, если честно, не уверен, что они вообще у тебя были. Кто выдержит такую стерву? 
- Тебя это не касается! – мгновенно вспыхнула Лена. 
- Так были или нет? – не отступал от своего мужчина, желая добиться правды. 
- Да! Конечно, были! – не раздумывая, воскликнула она таким тоном, словно он нес какой-то несусветный бред. 
- И как же звали твоего последнего ухажера? – не отставал он, прожигая девушку своим проницательным взглядом голубых глаз. 
- Его звали Артем, - выдавила Лена первое попавшееся имя, которое пришло ей в голову. 
Да, к великому сожалению этот мерзавец был прав. У нее никогда не было достойных ухажеров, а всех остальных, она сметала с порога как мелкий мусор. Весь ее опыт личной жизни умещался в полгода, когда на 4 курсе института она встречалась с одним аспирантом. Отношениями это можно было назвать с огромной натяжкой. Так что вскоре она избавилась от этого тяжкого груза ответственности. 
- Врешь. По глазам вижу, что врешь, - внезапно произнес Виталий, которому проницательности было просто не занимать. - Господи, кто бы мог поверить! Знаменитая Лена Третьякова не смогла охомутать мужика. А ты случайно не… 
- Я не девственница! Даже не надейся! – тут же оборвала его девушка, бросив на мужчину уничтожающий взгляд. 
- Аллилуйя. Не всё так плохо, как могло показаться, - усмехнулся он, растянувшись в победной улыбке и свободной походкой направился в свою комнату. О да, ему снова удалось вывести ее из себя. 
- Я тебя уничтожу! – единственное, что была в силах выдавить из себя Лена, которая, схватив стационарный телефон с тумбочки, со злости швырнула его в дверь, за которой секунду назад скрылась фигура мужчины. 
Всю ночь Лена провела в раздумьях. Она думала о том, как избавиться от Абдулова, который, непременно, навяжется вместе с ней в ресторан завтра вечером. Господи, как же она его ненавидит! Всего одна мысль о том, что он сейчас находится за стенкой, заставляла ее содрогаться от ярости и презрения. Он только и делает, что всё портит. Самовлюбленный напыщенный эгоист!
 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:33 | Сообщение # 5
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава пятая. 
Следующее утро Лена начала с бесстыжего копания информации в ноутбуке Виталия, пока тот был в душе. Целых двадцать минут она, краснея и стискивая зубы от злости, пыталась подобрать пароль к его почте, но была вынуждена потерпеть полнейший крах. Она старалась думать как этот мерзавец, но всё без толку. Ни одно из ее предположений, которые поспешно набирались различными символами в строке «пароль» не оказалось верным. Казалось, она перебрала все варианты, начиная с банального даты рождения и заканчивая вплоть до её шуточного прозвища. 
Она успела захлопнуть ноутбук за секунду до того, как он появился в дверях в одном махровом полотенце, которым были обернуты его бедра. Схватив миску со своими кукурузными хлопьями, она тут же села на диван и сделала вид, что смотрит телевизор. Судя по тому, с каким спокойным видом Виталий проследовал к шкафу, который находился у стены слева от телевизора, он ничего не заметил. Воспользовавшись тем, что Абдулов, стоял к ней спиной, Лена перевела на него взгляд своих глаз. Он копался в своих вещах, а она словно погрузилась в транс, скользя взглядом по его крепким плечам, широкой спине, грудной клетке и накаченному рельефу мышц на животе. Девушка сама не заметила, как вот уже пять минут кусала ложку, которая осталась у нее во рту. Это было подобно наваждению. Казалось, она забыла обо всем – о том, кто она и где она находится, о том, что сидит на диване и нагло пялится на полуобнаженное тело мужчины, о том, что она ела хлопья и у нее во рту металлическая ложка, которую она повернула, стиснув ее губами. Уши словно заложило, и она не слышала ничего, кроме взволнованных частых ударов собственного сердца. А какие у него были руки…
Опомниться Лене удалось только тогда, когда он захлопнул дверцы шкафа. Тряхнув челкой, словно отгоняя от себя это безумное наваждение, она, подавившись остатками хлопьев, поспешно вытащила ложку изо рта и, чувствуя, как начинает краснеть от кончиков ушей до самых пят, пулей вылетела из гостиной. 
Влетев в свою комнату, Лена, проклиная Абдулова, часто дыша, прислонилась спиной к закрытой двери, надеясь, что он ничего не заметил. Как же давно она не чувствовала эту приятную покалывающую дрожь до самых кончиков пальцев. 
Весь день до самого вечера они старательно делали вид, что не замечают друг друга. Они разговаривали по телефону, проходя мимо друг друга в разные стороны, нервно стучали по клавишам своих ноутбуков, каждый в своей комнате, опустошали бесчисленное количество чашек с кофе и мысленно прокручивали все варианты развития событий сегодняшнего вечера. У каждого из них в голове был свой план, который они придумали, сидя за соседними стенками. 
Часы пробили ровно пять, когда Лена решила, что пора приступать к действиям. Поправив подол своего облегающего черного платья, который немного задрался наверх, она вышла из своей комнаты и направилась в гостиную. Заметив на краю дивана сложенный пиджак Абдулова, она остановилась. Из приоткрытой двери ванной комнаты доносился приглушенный голос мужчины, который, стоя напротив огромного овального зеркала, что-то напевал себе под нос, завязывая галстук. В эту самую секунду в голове блондинки ярко сверкнула лампочка, которая заставила её сдвинуться с места. Схватив свое пальто, Лена забрала с поверхности стеклянного журнального столика телефон Абдулова, на цыпочках добралась до двери, вытащила из отверстия специальную магнитную карту, которая служила ключом, и осторожно прикрыла дверь. 
На её губах сияла победная улыбка, когда она, засунув карточку в свой маленький клатч, направилась к лифту с крайне довольным выражением лица, словно только что выиграла в лотерею миллион долларов. Едва услышав глухой звук закрывающейся двери, Виталий, навострив уши, вышел из ванной комнаты в гостиную. Ему хватило всего несколько секунд, чтобы осознать, что эта напыщенная стерва снова вставила ему палки в колеса. Не обнаружив на месте ключа, он тут же бросился на балкон и с высоты седьмого этажа увидел её уверенную торопливую походку, которой она направлялась к такси, что ожидало ее у подъездной дорожки. 
Вернувшись обратно в гостиную, Виталий, поражаясь ее глупости, с мыслями позвонить на ресепшн, чтобы ему вместе с портье прислали запасной ключ, приблизился к тумбочке, как он тут же вспомнил, что вчера вечером эта ненормальная запустила в него стационарным телефоном, который разбился вдребезги. К счастью блондинки его еще не успели включить в счет за понесенный ущерб, но Виталий непременно об этом позаботится, как только у него появится время. Подумав, что может позвонить и со своего мобильного, он вернулся к дивану, но не обнаружил его на поверхности журнального столика. 
- Ты мне ещё за это заплатишь, стерва! - не выдержав, выдавил Виталий сквозь стиснутые зубы, натягивая на плечи свой пиджак. 
«Не на того напала, дорогуша» - подумал про себя мужчина, когда он, накинув свое черное пальто, снова вышел на балкон. Взгляд его глаз блуждал по поверхности массивного здания, когда он, крепко сжав металлические перила балкона, осторожно перелез на другую сторону и неуверенно ступил на парапет. До слуха доносились сигналы машин, которые проезжали внизу по дороге, снова шел колючий снег, а его онемевшие пальцы нащупывали неровную поверхность стен, пока он, стараясь не смотреть вниз, осторожно двигался вдоль выступа к соседнему балкону, зацепившись за который, он тут же перелез через него, ступив ногами на твердую почву. К счастью балконная дверь была не заперта, и, потянув ее на себя, Виталий, мысленно благодаря своих соседей, оказался в номере. 
- Прошу прощения, - торопливым шагом пересекая гостиную, произнес Виталий на испуганный вскрик девушки, которая только что вышла из душа в одном полотенце и тут же начала что-то возмущенно кричать на непонятном ему языке. Кажется, это была итальянка. 
– Mille gracias, - добавил он, улыбнувшись, прежде чем выйти в коридор и закрыть за собой дверь. 
Спустившись вниз, он бегом бросился к выходу, и, поймав такси на улице, всю дорогу проклинал эту несносную блондинку, которую он уже мысленно поджаривал на огне с острыми специями. 
Часы показывали половину восьмого, когда он вышел из такси возле другого отеля, который по внешнему виду был еще шикарнее того, в котором они остановились. Сдав свое пальто, Виталий, слегка пригладив свои торчащие волосы, направился прямо в зал ресторана. 
- Добрый вечер, сэр. Вас ожидают? – встретил его возле входа хостесс в золотистом жакете, растянувшись в дружелюбной улыбке. 
- Да, видите вон ту блондинку в черном платье, - успев за это время разглядеть среди огромного количества столиков силуэт девушки его кошмаров, ответил Виталий. Там же он увидел силуэт Василевски, который сидел намного дальше блондинки в обществе какой-то стройной незнакомки. Его столик находился немного поодаль остальных так, что было ясно видно – эта зона только для избранных. 
Сказав, что его не нужно провожать, он двинулся в сторону нужного столика, по пути разглядывая стройные ноги девушки, которые она соблазнительно закинула одну на другую. Она внимательно изучала меню, казалось, не замечая ничего вокруг. 
- Ты опоздал, - не поднимая своих глаз, внезапно произнесла Лена, стоило только мужчине приблизиться к столику. 
- Заказала уже что-нибудь? Хочу, чтобы ты хорошо наелась перед смертью, - сказал в ответ Виталий, сев напротив и раскрыв свое меню, словно всё так и должно быть. Он был на удивлению спокоен, что, напротив, вызывало беспокойство у девушки, которая ожидала, что он в любую секунду может воткнуть в нее нож. 
Подняв взгляд своих глаз, Лена только сейчас увидела, как же он чертовски привлекательно выглядит в этом дорогом выглаженном костюмчике и черной рубашке, идеально выбритый и с взъерошенными волосами на голове. 
- Что ты…что ты делаешь? – сдавленно выдавил Виталий пару минут спустя, почувствовав, как правая нога девушки, одетая в ботильоны на высоком каблуке, внезапно медленно скользнула по его правой ноге наверх, заставив тут же напрячься и внутренне сжаться. Немыслимо, эта гадюка смотрела не него в упор своими бесстыжими зелеными глазами, заставив стаю мурашек пробежаться по всему телу. 
- Ты разве по мне не соскучился, - внезапно растянулись ее алые губы в легкой улыбке, когда её нога остановилась практически на уровне его колена. – Дорогой, - добавила она таким соблазнительным тоном, в котором проскальзывали игривые нотки эротичности. 
- Ты играешь с огнем, - произнес в ответ Виталий, не сводя глаз с лица блондинки, которая вела себя крайне непредсказуемо, чем постоянно сбивала его с толку. – Дорогая, - добавил он, улыбнувшись ей своими голубыми глазами. 
Подумать только, эта несносная стерва одним прикосновением, вызывала в нем целые ураганы чувств. Она всего лишь коснулась его своей ногой, а он уже был на грани возбуждения, готовый сорваться с цепи прямо здесь и сейчас. Она завораживала его своим взглядом настолько, что он начинал забывать, зачем они вообще сюда пришли. Она играла с ним, и он это прекрасно понимал. 
Внезапно расслабляющая томная музыка сменилась ритмами танго, когда в центре зала появились двое танцоров, одарив гостей своими обворожительными улыбками. Эта парочка двигалась настолько гармонично, что казалось, будто бы каждый из них живет в другом. Вскоре к ним стали присоединяться гости. Кавалеры приглашали своих дам, выводя их в центр зала, где прожектор ярким светом освещал паркет. 
- Потанцуем? – с легкостью протянули губы Виталия, когда он, поднявшись со своего места, приблизился к девушке и вежливо поклонившись, протянул ей свою руку в знак приглашения. 
Глядя в этот глубокий голубой океан обаяния и проницательности, Лена внутренне понимала, что он явно что-то задумал. Игра перешла в его руки, и она рискнула последовать его новым правилам, протянув ему руку. 
- Ты обворожительна, - склонившись к самому уху девушки, вполголоса произнес Виталий, заставив внутри неё что-то встрепенуться. 
Поднявшись на ноги, Лена позволила ему отвести ее к самому центру зала, где уже собралось достаточно народу. Развернув девушку лицом к себе, он положил одну руку на ее талию, а другой сжал прохладные пальцы ее правой руки. С первого шага Лене стало, что он неплохо двигается. Признаться честно, танго не было ее призванием, так что она, отдавшись в руки противника, позволила ему вести. Её левая ладонь слегка сжимала плечо мужчины, который задавал движение. 
- Непростое выдалось задание, правда? – смотря прямо в зеленые глаза напротив, сказал Виталий слегка улыбнувшись. – Тебе не кажется, что они нами манипулируют? Натравили нас друг на друга сидят там и потешаются. Ждут, когда кто-нибудь из нас съест другого, - через пару секунд добавил он, не останавливаясь. 
- Ты можешь вынести на поле белый флаг, если тебя что-то не устраивает, - произнесла в ответ Лена, не понимая, к чему он сейчас завел этот разговор. 
- Да ладно тебе, букашка, - ухмыльнулся Виталий. - Признайся, ты уже почти сдалась, - одним движением заставив девушку резко повернуться вокруг собственной оси, выдохнул он практически в самые губы блондинки, которая секунду спустя так внезапно оказалась прижатой вплотную к его грудной клетке. Всё это произошло так быстро, что она даже не успела опомниться, как притягательный аромат мужского парфюма ворвался в её легкие сквозь полувдох, на котором замерли ее чуть приоткрытые губы. Впервые она смотрела в его глаза так близко. Зрачки инстинктивно расширились, коснувшись практически самой грани безумия, которое читалось в глазах обоих. Казалось, еще немного и ее сердце остановится. 
- Даже не надейся, - выдавила Лена, когда между ними снова образовалось небольшое расстояние, и она смогла свободно вздохнуть. – Знаешь, я так и быть куплю тебе новое кресло в кабинет помощника главного редактора, - добавила она, растянувшись в ухмылке. 
Он лишь улыбнулся своей обворожительной улыбкой в ответ. В следующую минуту его левая ладонь, сжав колено девушки, согнула его и соблазнительным прикосновением приподняла ногу девушки, которая теперь была вплотную прижата к его бедру. А потом он, сделав один шаг, резко наклонил корпус девушки, снова заставив её сердце замереть от неожиданности. 
- Ты проиграешь, дорогая, - прошептали губы мужчины, коснувшись уха девушки, таким бархатным тоном, который заставил стаю бабочек в одно мгновение вспорхнуть в груди. 
В следующую секунду сквозь частые громкие удары собственного сердца Лена услышала щелчок фотокамеры и увидела в руках Абдулова телефон, который он сжимал в правой руке. В одну секунду проследовав по направлению его взгляда, она к своему ужасу увидела самого Максима Василевски, который сидел за своим столиком, а обворожительная длинноногая брюнетка что-то шептала ему на ухо. Она и не заметила, как они оказались на таком близком расстоянии от «звезды». 
- Ты…ты… - не зная, как подобрать слова к подобному хамству, хватала ртом воздух Лена, когда мужчина отпустил ее. 
- Не забудь, я предпочитаю черный кофе без сахара и сливок, - растянулся в победной усмешке Виталий, которому удалось в два счета обвести ее вокруг пальца. Мало того, что он смог незаметно вытащить свой телефон из сумочки девушки, которая висела на тонкой золотистой цепочке на спинке ее стула, так еще и использовал ею, чтобы незаметно подкрасться ближе к актеру. 
Задыхаясь от злости и ярости, Лена несколько минут не могла прийти в себя. Схватившись за голову она с паникой в глазах наблюдала за тем, как её «жертва» вместе со своей спутницей уже скрывается из виду в сопровождении охраны. 
- Виталий Абдулов! Ненавижу тебя! – бросила она вслед уходящему высокому брюнету, который уверенной походкой направлялся к выходу. 
Её просто разрывало изнутри, словно внутри от небольшого запала взорвалась целая бочка пороха, вспыхнув ярым жгучим пламенем. Схватив свою открытую сумочку со спинки стула, Лена торопливым шагом направилась к выходу, чувствуя, как щеки буквально пылают предательским румянцем. 
Он снова оказался впереди нее, сделав, возможно, самый ценный кадр, а она снова осталась ни с чем. И стоя на улице под пробирающим морозом она чувствовала, что буквально горит изнутри. Она упустила свой шанс, позволив этому бесчувственному наглецу одурманить ее разум. Он просто одурачил ее, а она как дурочка повелась и потеряла над собой контроль. Этот напыщенный нахал явно знал, что делать. Как бы ей этого не хотелось, но она была вынуждена признать, что его месть удалась, ударив по ней вдвойне.
 


БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:33 | Сообщение # 6
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава шестая. 
Мысль о том, что она проиграла, не давала покоя девушке, которая зашла в номер и поняла, что кроме нее здесь больше никого нет. Наверняка он уже отправил фото в редакцию, подняв свое имя на первое место. Устало плюхнувшись на диван, Лена, стянула с себя неудобную обувь. Ей совсем не хотелось верить в то, что всё было напрасно. Её перелет сюда, эта дурацкая идея, эти слежки, вообще всё. Если в ближайшие двадцать четыре часа она не отправит в редакцию хоть какой-то материал, то ее автоматически спишут со счетов. Она прекрасно понимала, что срочно нужно что-то предпринять, но точно не знала, что именно нужно сделать. 
Виталий вернулся в номер много позже. В гостиной было пусто, а дверь спальни Лены была закрыта. Вот уже несколько часов его не покидало хорошее настроение, которое осталось при нем даже утром следующего дня.
Он как раз заказал завтрак, когда дверь комнаты распахнулась и на пороге показалась девушка. Она выглядела так сногсшибательно, что сердце мужчины пропустило пару ударов. Её волосы были красиво уложены, на лице виднелся броский макияж, подчеркивающий дерзкий взгляд ее диких зеленых глаз, смотрящих на него из-под челки, на тонкой легкой блузке были расстегнуты несколько верхних пуговиц, образовав глубокое декольте, а узкая черная юбка так соблазнительно повторяла линию ее округлых бедер, что впору было задохнуться. 
- Кажется, мы вчера немного недопоняли друг друга, - приблизившись к нему на запредельно близкое расстояние, соблазнительно выдохнула Лена, скользнув ладонью по грудной клетке мужчины, который еле сдерживал себя в руках. 
- Красивая блузка, - немного сдавленно выдавил Виталий, взгляд которого бесстыже скользнул к глубокому декольте блондинки, которая скользнула пальцами по крепким плечам мужчины к его шее. 
- У меня под ней ничего нет, - внезапно хрипло прошептала она на ухо мужчине, рука которого скользнула по ее спине, остановившись на уровне чуть ниже талии. 
- Как и в моем телефоне, который ты стащила из кармана моих брюк, - вполголоса произнес Виталий в ответ, остановив руку девушки, которая скользнув по его грудной клетке вниз, самым наглым образом забралась в его карман. – А на счет того, что у тебя нет ничего под блузкой, не переживай. Еще вырастут, - добавил он тем же тоном, отпустив руку блондинки, которая крепко стиснула зубы, и, согнув колено, заехала ему по самому уязвимому месту, заставив мужчину в ту же секунду издать хриплый стон и согнуться пополам. 
- Извини, хотела проверить есть ли у тебя вообще какие-то чувства, - произнесла Лена прямо на ухо Абдулову, который не знал, куда деть себя от этого невыносимого чувства боли. – Теперь вижу, есть, - добавила она, оттолкнув от себя мужчину, который скорчившись, всё никак не мог прийти в себя. 
- Чертова стерва! - выдавил Виталий сквозь стиснутые зубы, когда девушка, собрав за пару секунд свои вещи, ушла, хлопнув дверью с такой силой, что казалось, даже стены содрогнулись. 
Накинув пальто, она на ходу торопливо пролистывала последние записи и фотографии в телефоне мужчины, заходя в лифт. А когда выходила из него была вынуждена признать, что он был прав. В его телефоне действительно ничего не было. Ни следа от той фотографии, что он сделал вчера. Он был слишком умен и знал, что за собой нужно заметать следы. Это только еще больше распаляло гнев блондинки, которая уверенной походкой вышла из здания отеля. 

Этот день Лена целиком и полностью посвятила слежке за своей неуловимой «жертвой», которую планировала подать как самое изысканное экзотическое блюдо, предварительно полив его острым соусом интриг. Она следила за его передвижениями, параллельно успевая вести переговоры по телефону со своими помощниками из офиса в Москве, решать мелкие проблемы и вести учетные записи. Она замирала в ожидании увидеть высокого статного мужчину с томным взглядом, которым он смотрел на женщин с обложек глянцевых журналов в компании какой-нибудь обворожительной нимфетки. Но он всё время был либо в компании каких-то мужчин, своих пиар-менеджеров, знакомых продюсеров, режиссеров и охраны. Под вечером такси снова остановилось возле подъездной дорожки отеля «Гранд», и Лена, тяжело вздохнув, решила, что сегодня явно не ее день. Однако ее мало устраивало предположение о том, что знаменитый актер проведет остаток вечера в отеле. Ей удалось подслушать небольшой отрывок из разговора, в котором сам Василевски, выходя из здания дорогого ресторана, убеждал кого-то по телефону, что просто не может пропустить эту главную «вечеринку года». Именно поэтому блондинка снова осталась сидеть на заднем сидении такси, а не отправилась к себе в номер, окончательно опустив руки. Эти многочисленные поездки вымотали ее настолько, что она незаметно для себя задремала спустя час сидения в засаде. Очнулась она лишь тогда, когда услышала стук в окно, после которого дверь машины отворилась, и морозный воздух ворвался в салон вместе с голубоглазым мужчиной, усевшегося рядом с ней. 
- Давно не виделись, букашка, - взглянув на потрепанную девушку, произнес Виталий, смахивая снежинки с ворота пальто. 
- Господи, почему ты так ко мне жесток, - нехотя выдавила Лена, выдернув подол своего пальто из-под мужчины, который сел на него и словно не заметил. 
- Не против, если мы немного прокатимся? Парк стрит двадцать шесть, - сказал он, в конце обратившись к водителю, который тут же завел автомобиль. 
- Что ты делаешь? – бросила девушка на него непонимающий взгляд своих глаз. 
- Хочу застать нашу звезду спаличным. Видишь? Он направляется именно туда, - ответил он, указав в сторону входа в отель, из которого в сопровождении охраны выходил Максим Василевским, скрывая свое лицо под полами черной шляпы, сдвинутой на лоб. 
- Откуда ты…? – в секунду очнувшись, чуть ли не подскочила Лена на месте, не понимая, как ему удалось узнать адрес. 
- Профессиональная тайна. Я ведь не первый год в деле, в отличие от некоторых, - произнес Виталий, нахально улыбнувшись. 
Всю дорогу Лена, поджав губы, провела в молчании. Её буквально коробило от одной мысли о том, что за ним явное преимущество. Она спит в одном номере со своим врагом, которого вот уже два дня мечтает невзначай угостить цианидом. 
Такси привезло их к светящему высотному зданию, первый этаж которого занимал светский клуб «Лас-Вегас». Автомобиль Василевски прибыл на двадцать минут позже. Он вышел из машины, когда водитель открыл ему заднюю дверь, и в сопровождении своей свиты направился прямо в сторону светящейся вывески клуба. 
- Нам туда не попасть, - завидев двух высоких охранников возле входа с рациями в ушах и оружием, которое незаметно выглядывало из-под черных пиджаков, сказала Лена. 
Вход был свободен явно только для самых сливок общества, которых здесь знали в лицо, но никак не для простых смертных. Не для таких, как они. 
- Через главный вход нет, - протянув пару секунд, ответил Виталий. – Идем, - повел он девушку в обход за угол здания, где был открыт служебный вход. Здесь по полной шла приемка товара из выстроенных в ряд грузовых машин. Рабочие и грузчики расфасовывали ящики, вытаскивая их из грузовиков. 
- Не отставай и не останавливайся, даже если окликнут, - вполголоса произнес Виталий. Взяв самый верхний ящик со стеклянными бутылками текилы, он, воспользовавшись отсутствием администратора, который пошел проверять счет-фактуру у одних из грузчиков, направился в сторону черного входа. Лена шла рядом с ним, спрятавшись за его спиной, и стараясь не отставать. Уже через пару минут они оказались на складе, где Виталий поставил ящик со спиртным на пол, и они вышли через дверь в служебное помещение. Миновали еще пару дверей, спустились вниз по лестнице и оказались на кухне, из нее вышли к барным стойкам и в зал. Не веря тому, что у них получилось и они внутри, Виталий и Лена остановились возле стойки, оглядываясь по сторонам. Здесь было довольно темно и дымно. 
Местная гламурная тусовка развлекалась по полной, рассиживая в своих зонах на белых кожаных диванах. Алкоголь лился рекой, громко звучала музыка, приглушенный свет размазывал лица присутствующих, не давая возможности с первого раза разглядеть черты. Так что им не сразу удалось разглядеть Василевски, который сидел за тонкими полупрозрачными занавесками на диване в компании двоих мужчин. На столе у них стояли фрукты, открытая бутылка виски в ведерке со льдом и кальян. Кажется, они вели какие-то переговоры, но расслабленная улыбка на лице актера ясно говорила о том, что обстановка здесь для него уютная и крайне непринужденная. 
Приняв выжидательную позицию, они устроились неподалеку за барной стойкой, заказав себе выпивку. Виталий – стакан виски, Лена – безалкогольный коктейль. Нервно помешивая содержимое стакана пластиковой трубочкой, Лена не сводила глаз с занавесок, за которым сидели мужчины. 
- Как ты думаешь, о чем они говорят? – спросила она у Виталия, чувствуя себя здесь совсем не в своей тарелке. Здесь были такие особы, платья которых были приобретены из исключительно новых коллекций ведущих дизайнеров, стоимость которых составляла ее годовую зарплату. Они выглядели дорого, глядя друг на друга свысока. 
- Не знаю, но явно не о предстоящей премьере фильма, - ответил Виталий, заметив, как взгляды мужчин слишком откровенно изучают полураздетых девиц, которые зажигали на танцполе. Одна из них, взмахнув своими эффектными рыжими кудрями приблизилась к этой троице, и, нагнувшись к Василевски, так, что стало еще больше видно ее выдающиеся прелести, сказала что-то ему на ухо. Судя по тому, как он улыбнулся ей после, предложение было настолько сладким, что от него было просто невозможно отказаться. Взяв протянутую руку рыжей нимфы, мужчина позволил ей отвести ее в самый центр танцпола, где она тут же обняла его за шею и стала танцевать, соблазнительно извивая свое тело. 
- Пойдешь делать фотоотчет? Вряд ли это кого-то удивит, они ведь просто танцуют, – едва заметив, как блондинка слезла со своего стула, тут же спросил Виталий. 
- Нет, у меня есть идея получше, - ответила Лена, через пару минут скрывшись за дверью уборной. 
Целых пятнадцать минут Виталий не сводил своего взгляда от парочки, танцующей в центре зала. Вокруг именитого актера с каждой минутой становилось всё больше девушек, желающих потереться об него своим задом. Они окружали его, одаривая вниманием и лаской, словно он был самым главным самцом, отдаться которому была самая большая честь. 
Сделав очередной глоток обжигающего виски, Виталий перевел взгляд своих глаз в сторону уборной и чуть не подавился. Оттуда секунду назад вышла не женщина, а развратная богиня. И в этой уверенной соблазнительной блондинке он не сразу узнал свою напарницу, которая теперь выглядела немного иначе. Рукава ее блузки были закатаны, верхние пуговицы расстегнуты, как сегодня утром, но теперь ко всему прочему ее подол был задран и завязан, обнажив соблазнительный плоский животик. Черная юбка была подогнута и стала намного короче, открывая вид на стройные длинные ноги, который завораживали взгляд мужчины. Словно в замедленной съемке она отражалась в голубых глазах мужчины, уверенно направляясь в сторону танцпола. Её светлые волосы колыхались при каждом шаге девушки, зеленые глаза смотрели с вызовом, а походка была такой сексуальной, что ей вслед оглянулись несколько мужчин, в том числе и Виталий. Она пробралась в самый центр толпы и, двигаясь в такт музыке, постепенно приблизилась к сладкой серединке, в которой находился актер. А после начала вытворять такое, что зрачки голубых глаз невольно расширились донельзя, а во рту начала собираться слюна. Она вертела бердами так, что захватывало дух. Двигалась так сексуально, что казалось, сердце вот-вот выскочит из грудной клетки и разорвет ее на части. Взмах светлых волос, открыл вид на обнаженную шею, по которой тут же скользнул взгляд Виталия, спустившись к тонким соблазнительным ключицам. Никогда в жизни он бы не подумал, что она умеет так танцевать. Казалось, что она получает истинное удовольствие, зарываясь пальцами в светлых прядях своих волос, скользя пальцами по лицу вниз к шее и груди. Она с легкостью могла дать фору любой из этих девиц, которые застряли в своих банальных стандартах. Она привлекала к себе внимание многих мужчин, которые не могли остаться равнодушными к такой откровенной красоте. В их числе оказался и Василевски, который принял вызов, брошенный одним взглядом ярких зеленых глаз. Повернувшись к нему спиной, она позволила его ладони скользнуть по ее обнаженному животу, не сбавляя ритм. Эти руки держали в руках миллионы долларов, бесценное количество драгоценностей и одурманивающую славу. Она чувствовала, как кончик его носа скользит по ее шее, заставляя сердце замирать в груди. Развернув девушку лицом к себе, он позволил ей обнять его за шею и скользнуть пальцами выше к русым прядям его волос. Он даже представить себе не мог, что эта соблазнительная нимфа следовала за ним по пятам вот уже несколько дней, собираясь обрушить на него целый чан кристально чистой воды, которая смоет с него всю лживую обертку и откроет всему миру правду. Правду о том, что все, включая даже самых именитых знаменитостей, не идеальны. 
Всё то, что Виталий видел перед своими глазами, заставило что-то перемкнуть в груди и нешуточно заискриться. С одной стороны ему отчего-то было неприятно смотреть на то, как мужские руки так откровенно изучают изгибы ее тела, а с другой стороны это, как ни странно, играло ему на руку. Щека блондинки невесомо коснулась щеки мужчины так, что со стороны можно было подумать, что они собираются поцеловаться, как раз в ту самую секунду, когда Виталий пустил в ход свое самое главное оружие и запечатлел их на снимке, на которым они выглядели как пара любовников, что так откровенно обжимаются на глазах у всех. Виталий сам до конца не понимал, что именно заставило его это сделать. Ведь фактически это был компромат на её напарницу, которая выступала в роли главного конкурента. И если это фото попадет в редакцию, то ей никогда не видать кресла главного редактора. Это был джокер, которым он мог уничтожить свою конкурентку. Это был главный козырь, который убьет её в одно мгновение. 
По прошествии пары минут Виталий заметил, как руки Лены скользнули по плечам жертвы, забираясь под шелковую ткань пиджака. Её жертва не заметила этого, но через несколько секунд ее пальцы уже сжимали стальной корпус его тонкого телефона, который она вытащила из внутреннего кармана пиджака. 
«С ума сошла?! Тебя же посадят!» - не веря своим глазам, мысленно воскликнул Абдулов, считая, что нужно совсем слететь с катушек, чтобы стащить у главной знаменитости его личный телефон. 
Едва Лена успела вытащить его наружу, как музыка внезапно остановилась и в зале несколько минут были слышны только голоса присутствующих. Испугавшись, она тут же вернула телефон на место. А сам владелец телефона через минуту исчез в толпе в сопровождении телохранителей. После послышался чей-то вскрик, и толпа рванула наружу, толкая друг друга, словно им только что сообщили, что случился пожар. Однако вместо пожарных в здание ворвались полицейские. Подавшись панике, Лена, увидев, как они арестовали двоих мужчин и несколько девушек, тут же двинулась в сторону выхода, насколько это вообще было возможно, учитывая количество человек. Оглядываясь по сторонам, она искала силуэт Абдулова, но его нигде не было видно. Тоже самое делал и Виталий, выискивая светлую макушку девушки в толпе. Началась какая-то суматоха, во время которой он совершенно перестал понимать, что происходит. Он выкрикивал ее имя, но всё без толку. Наплевав на всё, вырвавшись из тисков обезумевшей толпы, Виталий залез на барную стойку. Большая часть народа была у выхода, образовав пробку, центр зала уже практически пустовал, не считая пятерых арестованных, которых вели на выход через черный вход. Взгляд его взволнованных глаз отыскал силуэт блондинки как раз в ту самую секунду, когда один из служителей законопорядка завел ее руки за спину и нацепил на запястья наручники. Она была в полнейшей панике, но практически не сопротивлялась, пытаясь словесно пояснить полицейскому, что это какое-то недоразумение. 
Отсюда подобраться к девушке было крайне сложно, поэтому выскочив на улицу, Виталий тут же увидел сверкающие сирены полицейских машин, в которые они один за другим сажали задержанных. Последней оказалась Лена, которую посадили в третью машину. Всё это происходило настолько быстро, что Виталий даже толком не успел сообразить, что происходит. И сидя в машине на заднем сидении между двумя полицейскими в форме, Лена чувствовала себя крайне неловко. Всё это время она не переставала объясняться с сотрудниками, которые просто не желали ее слушать. Оказавшись в участке, она быстро поняла, за что их замели. Незаконное хранение и распространение наркотиков, а именно белого порошка, который был изъят в количестве двух килограмм. Отсутствие отпечатков ее пальцев на этой нескромной партии товара и вообще отсутствие связи с остальными сообщниками, оставили её в участке до выяснения обстоятельств. Впервые в жизни она сфотографировалась с этой позорной табличкой, на которой было выведено ее имя и дата рождения, чувствуя себя преступницей. Принадлежность в русской нации и отсутствие документов прибавило ей еще больше проблем и, оказавшись в камере вместе с двумя девицами легкого поведения, она совершенно впала в отчаяние. 
Не веря всему происходящему, Лена опустилась на скамейку возле стены, и устало прикрыла глаза. Это было больше похоже на бред. Абсурд. Ни разу, никогда в жизни у нее не было проблем с законом, но эта страна сводила ее с ума. Через два часа, лежа на ужасно неудобной и жесткой поверхности скамьи, она, скрестив руки на груди, в которых сжимала свои туфли, молилась о том, чтобы всё это как можно скорее закончилось. Она очень устала, и она очень хочет обратно домой.
 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:34 | Сообщение # 7
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава седьмая. 
Несколько часов Виталий добивался освобождения Лены, сидя в полицейском участке. Он привез все необходимые документы, дал свои показания, исключив некоторые детали о том, как именно они оказались в этом заведении и с какими целями, а также внес выкуп, чтобы процесс пошел хоть немного быстрее. И уже в половине восьмого утра девушка, услышав стук и сообщение о том, что она может быть свободна, тут же вскочила на ноги. Первое, что она увидела сквозь металлическую решетку это полицейского, который засадил ее вчера сюда, а рядом с ним голубоглазого мужчину, оглядывающего ее с ног до головы. У нее был крайне помятый вид - взъерошенные волосы, измученный взгляд, смятая блузка и туфли, которые она так и осталась сжимать в своих руках. Металлическая решетка отворилась, и она оказалась на свободе. 
- Какого черта ты так долго?! Ты…ты хоть представляешь, что мне пришлось пережить?! О, тебе смешно? Правда, считаешь, что это смешно?! Ненавижу! – с первой секунды набросилась Лена на мужчину, который стоял перед ней весь такой чистый и опрятный, а самое главное с ухмылкой на лице. 
- Тише-тише, гражданочка! Я, между прочим, провел здесь полночи, добиваясь твоего освобождения. Кстати, что-то не слышу слов благодарности, - воскликнул Виталий в ответ, которому сложно было сдержать себя в руках от такого потрепанного вида девушки. 
- Да пошел ты! – горячо воскликнула Лена, ударив мужчину в грудную клетку в порыве неконтролируемой злости. Как же она была зла на него! Но еще больше она была зла на себя. За то, что снова вляпалась, и снова осталась без материала. Эта нескончаемая полоса неудач окончательно ей осточертствела. Она уже почти была готова вынести на поле белый флаг, но всё это было только эмоциями. 
Полицейский начал что-то говорить по поводу того, что если они не прекратят этот скандал, то он их обоих упечет за решетку, так что Виталию ничего не оставалось, кроме как извиниться, и, схватив, вырывающуюся девушку за талию, закинуть ее на плечо. 
- Опусти меня сейчас же! Слышишь? Я никуда с тобой не поеду, ясно?! – не переставала осыпать Лена его всеми возможными угрозами и проклятиями, пока мужчина нес ее в сторону выхода. 
- Я купил тебя моя маленькая стриптизерша. Так что слушайся папочку и будь умницей, - похлопав девушку по ягодицам, произнес Виталий в ответ с улыбкой на лице. 
Отчего-то его всё это только веселило. Её злость, непокорность и ярое желание делать всё назло. Никогда в жизни он не встречал таких упрямых, высокомерных и в тоже время красивых женщин. Она была исключением из всех правил. Никогда нельзя было знать наверняка чего от нее ждать. Она была непредсказуема. И это ему нравилось больше всего. 
Всю дорогу в такси, куда ее насилу запихнул Виталий, Лена провела в гордом молчании. Едва переступив порог номера она, не сказав ни слова, забурилась в душ, а после устало рухнула на свою кровать. Каждая клеточка ее тела ныла, умоляя об отдыхе, но у нее не было на это времени. Сегодня вечером состоится карнавал, а завтра у него было важное интервью. И она должна вывести Василевски на чистую воду. Вчерашние приключения в «Лас-Вегасе» могли стать неплохой темой для статьи, но прежде чем Лена успела написать хоть слово в своем блокноте, её глаза устало закрылись, и она уснула, едва ее голова коснулась подушки. Она спала так крепко, что даже не почувствовала, как ежедневник медленно ускользает из ее рук. Как мягкое одеяло окутывает ее тело, и теплые мужские пальцы невесомым касанием убирают светлые пряди волос с ее лица. 
- Спи, моя маленькая букашка, - тихо произнес Виталий, на несколько секунд коснувшись своими губами виска девушки. 
Выпрямившись, он положил её блокнот в твердой обложке на тумбочку рядом с подносом, полного еды, который он принес ей. Быть может, пару дней назад он бы обязательно с жадностью перелистал все страницы ее ежедневника, вчитываясь в ее неровные строки, но сейчас это для него было невозможным. Он был не вправе нарушить ее личные границы. Это было подобно преступлению с его стороны. 
Виталий сам не до конца понимал, что происходит, но был абсолютно уверен в том, что этой несносной блондиночки ему будет очень не хватать. И полчаса глядя на один и тот же снимок в телефоне, который он сделал вчера, его не покидала мысль о том, что он не осмелится отправить его главному редактору. Она окончательно его возненавидит, если он это сделает. Ему хотелось совсем другого. Ему хотелось, чтобы она осталась рядом. 
Проснувшись несколько часов спустя, Лена, сбросив с себя одеяло, в страхе взглянула на часы, которые показывали половину пятого. 
«Половин пятого! Господи! Сегодня Рождество! Карнавал!» - едва успев прийти в себя, тут же мысленно запаниковала она, вскочив с кровати. 
Наспех натянув на себя первое что попалось под руку Лена, торопливо допивая кофе, мысленно составляла список дел, первым пунктом в котором было купить себе платье. Поставив чашку на стол, она внезапно наткнулась взглядом на ноутбук, оставленный мужчиной в гостиной. В нем не было ничего примечательного, он лежал как всегда на дубовом столе в закрытом виде, но была одна деталь, которая не смогла ускользнуть от взгляда девушки. Это светящаяся кнопка запуска на нижней панели, которая не мигала зеленым огоньком в сонном режиме, а горела, словно компьютер был включен. Опасаясь собственных предположений, Лена, приблизившись к нему, осторожно подняла верхнюю крышку и увидела горящий экран, на котором отражался список прочитанных писем, говорящий о том, что их обладатель слишком сильно торопился, чтобы закрыть их и выйти из почты. 
Не веря своим глазам, Лена пролистывала электронные письма. Её зеленые глаза бегали по печатным строкам, вбирая в себя каждый символ. Она настолько увлеклась их прочтением, что в страхе подскочила на месте, когда услышала стук в дверь. В панике заметавшись по комнате, она, не зная, что делать, перебирала в голове все возможные варианты. Рука не поднималась захлопнуть крышку ноутбука, ведь второй раз ей могло не повезти. В конце концов, опустив верхнюю крышку экрана как можно ниже, чтобы скрыть информацию, Лена осторожно подошла к двери. Она успокаивала себя тем, что если бы это был Виталий, то он бы не стучался, а открыл дверь своим ключом. Значит, это был не он, а кто-то другой. 
Открыв дверь, Лена увидела перед собой высокого швейцара в форме, который держал в руке большой бумажный пакет. 
- Мисс, это оставили для Вас, - сказал он твердым тоном, протягивая ей необычную посылку. 
- Спасибо, - ответила Лена, в замешательстве забрав пакет из рук швейцара, который тут же отклонился и ушел. 
Закрыв дверь, девушка, сжимая шелковые ручки, положила посылку на диван. Внутри пакета оказалась небольшая квадратная коробка. Вытащив ее, Лена сняла крышку с коробки и тут же замерла от неожиданности. Там среди мягкого белоснежного бумажного наполнителя лежало прекрасное новое платье золотого цвета. Коснувшись кончиками пальцев идеальной ткани платья, она увидела записку, которая лежала рядом. «Прекрасной Золушке для бала» - несколько раз перечитала Лена слова, выведенные идеально ровным почерком. Там же вальтом лежала пара туфель в тон платью от Gucci, от вида которых она чуть не закричала от счастья. 
«Он сошел с ума!» - с безумной улыбкой на лице, упала Лена спиной на мягкий диван, сжимая в руках туфли своей мечты. Пребывая в состоянии полнейшей эйфории, она на несколько минут напрочь забыла обо всем. Сегодня ведь Рождество, за окном идет волшебный пушистый снег, улицы сверкают праздничными гирляндами, и она как сказочная Золушка пойдет сегодня на бал. В этом была какая-то невероятная магия или волшебство. Быть может, она всю жизнь мечтала именно об этом. Хоть раз почувствовать себя прекрасной Золушкой и встретить на балу своего принца. Отчего-то принц представлялся ей с глазами цвета глубокого океана с вечно растрепанными темными волосами и легкой улыбкой на лице. На мгновение она представила, как кружится с ним в этом прекрасном платье под белоснежным снегом, утопая в его глазах. Его теплая ладонь сжимает ее талию, она снова сплетается с ним пальцами, положив свободную руку ему на плечо. И они кружатся, кружатся, кружатся. До тех пор пока он внезапно не исчезает, и она остается одна. Резко остановившись и вырвавшись из этого головокружительного круговорота, она стоит совсем одна, раскинув руки и, подняв голову, смотрит на белые хлопья снега, которые падают на нее с неба. Эта картинка заставила безумную улыбку угаснуть на лице девушки. Витать в розовых облаках иллюзий Лене пришлось недолго. Подсознание само вернуло ее к реальности, показав, что будет на самом деле, если она снова позволит ему одурманить ее разум. Она останется одна, а он добьется своей цели и вернется в Москву победителем. 
Именно это заставило ее отложить новые туфли и подняться с дивана. Это стало хорошей мотивацией к действиям. И совсем скоро ее мысли уже были заняты совершенно другим. 
Как она вообще могла представить себе такую картину – он и она. Да она ни за что в жизни не согласиться быть с этим невыносимым самовлюбленным эгоистом! Именно в этом не переставала убеждать себя девушка, выходя из такси возле красной дорожки. Чувствуя на себе изучающие взгляды местных гостей и знаменитостей, Лена не совсем уверенно вошла внутрь здания, отдав свой пригласительный, который для нее оставил Виталий.
Здесь было настолько красиво, что не передать словами. Лена только и успевала, что восхищаться красотой сверкающих люстр, ярких гирлянд, наряженных красивых елок и волшебным оформлением. Минуя гостей, она направлялась в центральный зал, чтобы найти Виталия, даже не подозревая о том, что он вот уже минуту любуется ею со стороны. Каблуки её туфель не совсем уверенно ступали по паркету, она старалась держать спину прямо, но волнение, читающееся в зеленых глазах, выдавало ее с головой. Взгляд голубых глаз мужчин скользил по стройной фигуре девушки, облеченной в золотистое платье, которое сидело на ней просто идеально. Еще несколько минут Лена озиралась по сторонам, пока взгляд ее глаз не столкнулся с голубым океаном, который смотрел прямо на нее. Он стоял неподалеку с круглым подносом в руке, на котором стояли порядка десяти фужеров с шампанским. Он был одет в тот же наряд, что и все официанты – черные брюки, белая рубашка, бабочка на воротнике и черный жилет. Несколько секунд они не смотрели друг на друга, пока Виталий не сделал первый шаг, приблизившись к ней. 
- Позвольте заметить мисс, вы сказочно прекрасны, - мягко улыбнулся он девушке, предложив ей бокал шампанского. 
- Так ты сегодня в костюме официанта? Мило. А я то как дура всё принца ждала, - взяв хрустальный бокал, ответила Лена, сделав вид, что ничуть не растаяла от его комплиментов. Хотя в душе творилось что-то совершенно невероятное. 
- Я вижу, ты сегодня в ударе, - ни капли, не смутившись, снова улыбнулся Виталий. – Не налегай на алкоголь, дорогая, - добавил он, прежде чем отклониться и вернуться к другим гостям. 
Ход Абдулова был ей вполне понятен. Официанту проще простого подобраться к звезде на самое короткое расстояние, в этом было его преимущество. Около часа Лена блуждала по залу, переходя от одной точки наблюдения к другой, но их главной жертвы всё не было нигде видно. Он появился двумя часами позже, к великому разочарованию Лены и Виталия, под руку со своей женой, которая не переставала улыбаться направо и налево. 
Такой поворот событий они, конечно, рассматривали, но в количестве не больше 10% от 100. Ведь последняя информация гласила о том, что его жена крайне сильно занята своим бизнесом в Австралии. 
Карнавал был в самом разгаре, когда Виталий был вынужден уединиться на кухне, вытащив из кармана брюк трезвонящий телефон. Это был его главный редактор, который пытался в чем-то суматошно его вразумить, но он не понимал и половины слов, до тех пор, пока не услышал слова «Третьякова» и «выбилась в лидеры». 
- Что? Этого не может быть! – мгновенно воскликнул Виталий, едва увидев на экране своего телефона фото, где знаменитый актер Максим Василевски сидит в ресторане за одним столиком с прекрасной длинноногой брюнеткой, которая что-то соблазнительно шептала ему на ухо. Это было его фото! Это был его компромат! Это он сделал его тогда в ресторане отеля «Плаза»! Он не отправил его в редакцию в тот же день, исходя из мыслей о том, что должен дать своей сопернице время хоть немного собраться. Он пожалел ее тогда, скинув это фото на компьютер и удалив его с телефона. И что он видит теперь? Эта наглая стерва украла его каким-то образом, взломав пароль на его ноутбуке. Он не верил своим глазам. Она не только прочитала все его письма, но и перепотрошила все файлы. Она поступила слишком подло. 
Это фото, по словам редактора, она прислала в редакцию четыре часа назад. Что ж она явно не теряла времени зря. 
- Ну, держись, стерва! Ты сама напросилась, - не в силах сдержать, одолевающую его ярость, за пару секунд выслал Виталий е-мэйл с одной единственной фотографией на адрес главного редактора. 
Она вывела его из себя своим поступком. Он пожалел змею, которая тихо шипя больно укусила его в ответ. Он был не в силах сдержать себя в руках, часто дыша от переполняющей его ярости. Он буквально закипал от злости, мысленно придумывая сотни способов как отомстить этой бесчувственной блондинке. Как он мог так ошибиться. Она не самая необыкновенная девушка. Всё как раз наоборот. Она самая обычная стерва, которая готова пойти по головам лишь бы добиться желаемого. Она самое худшее, что могло с ним случиться. 
Вернувшись в зал, Виталий старался не подавать виду, что только что получил удар в спину ножом. Найти неугомонную блондинку ему не составило особого труда. 
- Выпьем? Сегодня ведь Рождество. Черт с ним, с этим капитаном-Америка! Не получилось сегодня, получится завтра, - схватив с подноса проходящего мимо официанта два бокала с шампанским, внезапно немного напряженно воскликнул Виталий, чувствуя, как сердце бьется учащенными ритмами в груди. 
- Ты пытаешься меня споить? – немного растерявшись от такого странного вида мужчины, ответила Лена, когда залпом опустошил свой бокал. – Не выйдет дорогой. У тебя нет никаких шансов затащить меня в постель, - добавила она надменным тоном. 
- Еще чего! Ты не в моем вкусе! Если хочешь знать, мне всегда нравились длинноногие брюнетки с четвертым размером груди. А у тебя явно немного недотретий! – еле сдерживая себя в руках, буквально вспыхнул Виталий. 
- Что ты сказал?! – не веря своим ушам, тут же выдохнула Лена. – Ну, знаешь! Это уже слишком! 
- Что слышала истеричная стерва! – с вызовом воскликнул он в ответ. 
Они словно два петуха сцепились друг с другом в одно мгновение, приближаясь вплотную друг к другу с каждым словом, брошенным сгоряча в порывах ураганных эмоций. Ими правило одно единственное желание – сделать как можно больнее другому. 

- Ненавижу! – выдавила Лена с нескрываемой ненавистью. 
- Взаимно! – тут же выдохнул Виталий прямо в лицо девушки. 
Несколько секунд они злостно всматривались в глаза друг другу, пожирая друг друга глазами. Пульс учащался с каждым мгновением всё быстрее и быстрее, стуча в висках. Адреналин в немыслимых дозах растекался по телу, взрывая вены своими острыми иголками. Всего за секунду в телах произошел внезапный взрыв и, Виталий, резко притянув к себе девушку, грубо впился в ее губы своими. Он терзал её мягкие губы, чувствуя, как она с двойной яростью кусает его в ответ. 
Они толком не успели сообразить, что произошло, как её пальцы уже скользили по его шее, зарываясь в темных прядях волос. Механизм взрывного устройства был запущен, и они сгорали в этом ядовитом огне. Дверь их номера впервые с грохотом распахнулась, когда Виталий, резко прижав девушку к стене, блуждал пальцами по ее спине, спускаясь к талии и ниже. Разодрав пуговицы на рубашке мужчины, Лена стянула её с крепких плеч мужчины, который сжимал её бедра, пробираясь под платье, когда она обвила его талию своими ногами. Они словно два оголодавших зверя, срывали друг с друга одежду, сгорая от желания скорее ощутить безумный ритм своих обнаженных тел. Туфли девушки были скинуты рядом с кроватью, а сама она повалена на кровать в полурастегнутом платье, которое Виталий стаскивал с неё вниз, покрывая по пути горячими поцелуями ее плечи, грудь, живот. 
- Это просто безумие, - покрывая шею девушки безудержными поцелуями, выдохнул Виталий, когда его пальцы остановились на застежке ее лифчика. 
- Помолчи…Помолчи, пожалуйста, - сквозь страстные поцелуи, горячо выдавили губы Лены, когда ее пальцы торопливо расстегивали застежку ремня на брюках мужчины, которые вскоре сползли с него вслед за платьем. 
Он сходил с ума от её безумно соблазнительного тела. Её заводила его дикость, с которой он целовал ее кожу, спускаясь к самому низу живота. Вцепившись пальцами в кружевное нижнее белье, Виталий стянул его с девушки и тут же подтянул ее вниз за согнутое обнаженное колено. Это было самым сладким сумасшествием – видеть, как она хватает воздух своими разгоряченными губами, с силой цепляясь в его сильные плечи. Это был коктейль страсти и головокружительных запахов, которые проникал в легкие сквозь раскрытые поры. Они слышали лишь громкие удары собственного сердца сквозь частое дыхание. Это была мучительно сладкая пытка, и он видел это по тому, как её обнаженное тело извивалось под ним. Он кусал её мягкие губы, оставляя отпечатки от своих пальцев на гладкой коже ее бедер, которые он со зверством сжимал. С её губ срывались томные стоны, которые он временами заглушал поцелуями, чувствуя, что ещё немного, и она окунется в этот сладостный коктейль наслаждения. 
- Ты убийца…убийца… - еле выдохнула она, чувствуя, как тело окутывают тугие шелковые нити, заставляя кричать от отчаяния и ощущения того, что они вот-вот разорвутся. 
Эти безумные ритмы в сопровождении ее криков и тела, покрытые испариной, в итоге заставили обоих взорваться изнутри обжигающей агонией страсти. Агония в теле, внутри которого билась нервная пульсация безумного оргазма. 
Никогда в жизни ей не было так хорошо, как сейчас. Это был сладкий дурман или быть может, она была пьяна, но тело трепетало в его руках, а вместе с ней и душа. Она готова была с головой окунаться в эти головокружительные карусели, где их было только двое.
 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:34 | Сообщение # 8
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава восьмая. 
Проснувшись наутро абсолютно обнаженной среди мятых простыней, Лена не сразу сообразила, где она находится. Однако совсем скоро в ее сознании развернулась подробная раскадровка всех последних событий, и она тут же в панике, вскочила с места, сев в кровати. Оглянувшись, Лена внезапно поняла, что находится в комнате совсем одна. 
«Это просто сумасшествие» - протянула про себя девушка, зарывшись пальцами в своих светлых спутанных волосах. Если всё это было взаправду, то это самое безумное безумие из всех. Сжимая край простыни на своей груди, Лена поднялась на ноги и вышла из комнаты. Но, как ни странно, в номере кроме нее никого не оказалось. Она была одна. И от этого что-то неприятно сжалось в груди. 
И стоя под теплыми струями воды, она тщетно пыталась справиться с волнением, дрожащими пальцами и неровными ритмами сердца, которое сжималось в груди при любом упоминании образа голубоглазого мужчины. Казалось, ее кожа всё ещё трепетала от тех горячих поцелуев, которыми он покрывал ее тело. Он словно остался внутри, поразив смертельным ядом каждую клетку ее тела. Ну, конечно, по-другому и быть не могло. Виталий Абдулов не был бы Виталием Абдуловым, если бы он остался после безумной ночи рядом с ней, а не ушел. Наверняка он уже сидит на пресс-конференции в своем дорогом костюмчике, готовясь к самой главное победе в своей жизни. Карьера всегда была для него на первом месте. От одной мысли об этом, хотелось заплакать, но Лена смогла сдержать себя в руках. 
И полчаса спустя, нажимая на кнопку в лифте с настроением на полнейшем нуле, она даже подумать не могла, что в эту самую секунду Виталий приближался к двери номера с подносом в руках. Сжимая в зубах красную розу, он вошел в номер с хорошим настроением. Он был счастлив как никогда, и это было видно по безумной улыбке, которая не сходила с его лица ни на секунду. Положив цветок на поднос рядом со свежими тостами, он пересек гостиную. 
- Букашка, доброе утр… - войдя в спальню, остановился Виталий на полуслове, увидев на кровати вместо светловолосой девушки только смятые простыни, съехавшую подушку и ничего больше. Улыбка постепенно сползла с лица мужчины, который поставив поднос на кровать, отправился на поиски Лены, но её нигде не было. Как не было её бежевого пальто, ботинок, сумки и телефона. Вернувшись обратно в спальню, Виталий, сдвинув брови, сел на край кровати. Зарывшись пальцами в темных прядях своих волос, он думал о том, что снова в ней ошибся. Ну, конечно, Лена Третьякова не была бы Леной Третьяковой, если бы осталась здесь, а не ушла. Наверняка она уже сидит на пресс-конференции, готовясь к самой главной победе в своей жизни. Она была карьеристкой до мозга костей. Она ведь буквально вся чесалась от этого карьерного зуда. И от этого что-то до неприятного колкой болью сжималось в груди. Всё утро он как сумасшедший названивал в редакцию с заявлением о том, что отзывает свой материал обратно и запрещает печатать его в последнем номере. Он разругался с редактором, убеждая его в том, что это большая ошибка. Да, эта первоклассная стерва только и делала, что пыталась столкнуть его вниз, но рядом с ней он чувствовал, что всё остальное неважно. Неважно кто из них займет это место. Важно то, что она не покидает его мыслей ни на секунду. Важно то, что вчера ночью она впилась своими пальцами гораздо глубже. Да, это был безумный секс, но важнее было то, что было после него. Агония сменилась затухающим пеплом, но не угасла. Он просто смотрел ей в глаза и целовал ее губы практически до рассвета, чувствуя, как она тянется к нему. Он готов был делать это целую вечность, лежа рядом с ней среди мятых простыней и не думать ни о чем. 
Ему трудно было смириться с мыслью о том, что для неё этого, похоже, не имело никакого смысла. 
- Черт с тобой стерва! Ты победила! – не выдержав такого напряжения, внезапно швырнул Виталий, принесенный им поднос о стену, вскочив на ноги. Раздался звон бьющегося стекла и падающего железа. Наверное, именно с таким звуком разбиваются надежды. 
Полдня Лена проходила по незнакомым улицам Нью-Йорка, не зная, куда идет и что ей делать. Она словно была после жуткого похмелья, которого на самом деле не было. Она просто пыталась убежать от мыслей о мужчине, который сжал ее сердце и никак не хотел отпускать. Как она могла до такого докатиться? Ведь она всегда знала, что ей нужно и как этого добиться. Но только не сейчас. 
Вернулась Лена в гостиницу с одним единственным намерением – собрать свои вещи и уехать отсюда навсегда. Однако едва она успела перешагнуть за порог, как в холле её тут же окликнул портье. Он передал ей какой-то бумажный конверт формата А4 со словами о том, что его прислали авиапочтой для неё сегодня. Забрав посылку, Лена зашла в лифт, изучая адрес отправителя, когда её зеленые глаза пробежались по печатным буквам. 
«Не может быть!» - тут же мысленно воскликнула девушка, увидев адрес редакции журнала «PeopleStar», в котором работал Виталий. С самыми дурными предчувствиями, она разорвала почтовую бумагу и вытащила содержимое конверта, в котором находился совершенно новый последний номер глянцевого журнала. Не веря своим глазам, Лена увидела кричащий заголовок на обложке о разоблачении знаменитого актера. Лихорадочно перелистывая страницы, она наконец-то нашла то, что искала, и в ту же секунду её сердце пропустило пару ударов, а журнал чуть не выпал из рук. «Ради карьеры готова на всё…» - болезненно пульсировало в висках блондинки, пока в её глазах отражалась глянцевая фотография, на которой была изображена она в полурастегнутой рубашке в объятиях с Максимом Василевски. Кадр был сделан настолько удачно, что со стороны казалось, будто между ними на самом деле что-то есть. На подкосившихся ногах Лена добралась до номера, не чувствуя никакой опоры. 
Ворвавшись в гостиную, она тут же увидела Виталия, который сидел на диване, сложив руки в замок. Едва увидев побледневшее выражение девушки, он тут же понял, что случилось ужасное. 
- Убирайся, - не узнав собственного сдавленного голоса, еле смогла выдавить Лена сквозь горький комок, застрявший в горле. 
- Что? – не совсем понимая, что происходит, поднялся на ноги Виталий. 
- Я сказала убирайся! Пошел вон! – закричала она, срывая голос, который предательски дрожал от подступающих к глазам жгучих слез. – Ты добился чего хотел! Это место твое! Надеюсь, теперь ты доволен! – воскликнула она, не в силах сдержать себя в руках. Она запустила в него этим злосчастным журналом, который угодив в грудную клетку мужчины, оказался подхваченным его руками. 
С полувзгляда Виталий понял весь масштаб катастрофы и цену собственной вспыльчивости. 
- Твою мать! Лена, ты всё не так поняла! Я… я сделал этот снимок, но я запретил печатать его в журнале! Я не знал…Я не хотел, чтобы всё так вышло! – тут же запротестовал Виталий, изо всех сил пытаясь искупить свою вину в ее отчаянных глазах. 
- Нет. Нет! Ты хотел этого! Ты хотел именно этого! Тебе мало было одержанной победы, ты ещё к тому же решил меня растоптать! – горячо воскликнула Лена, чувствуя, как сердце с болью сжимается в груди от одной мысли о том, что ей воткнули нож в спину. И кто? Мужчина, который за одну ночь перевернул ее жизнь. 
- Уходи! Не хочу тебя больше видеть! Никогда! – срывающимся голосом выдохнула девушка, вытолкнув мужчину за дверь номера. – Ты не убийца… Ты монстр, - выдавила она, почувствовав, как горькая слеза скатилась по щеке, оставив после себя мокрую дорожку. 
Он видел ее слезы, и это зрелище было ужаснее любой войны. Третьякова Лена никогда не плачет. Она не знает, что такое слабость. Её слезы разрывали душу, оставляя после себя глубокие раны, но прежде чем Виталий успел что-то сказать, она захлопнула перед ним дверь с такой силой, что, казалось, даже штукатурка посыпалась с потолка. 
Дальше сдерживаться больше не было сил. Стянув с себя пальто, Лена рухнула на колени перед диваном, содрогаясь от безудержных рыданий. Ещё никогда ей не было так больно. Ещё никогда сердце не стучало так гулко. Он разрушил её жизнь за долю секунды, незаметно выстрелив из-за спины. Он сломал её карьеру, поразив мишень прямо в цель, которая разлетелась в осколки, разрушив всё. У этой заточенной стрелы была всего одна цель – полное уничтожение объекта. 
Она пропала практически всю ночь, дав волю всему тому, что накопилось в ней за долгое время, а с рассветом от неё не осталось и следа. Она собрала свои вещи и тихо ушла. И всё, что обнаружил Виталий в номере, когда вернулся туда утром это золотистое платье и новые туфли от Gucci. Сколько бы он не набирал её номер, в телефоне прохладный голос повторял лишь одно и то же «Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети». 
Через семь часов отсутствующий взгляд её зеленых глаз был устремлен в окно иллюминатора. Самолет всё больше набирал высоту, а ей казалось, что она оставила там внизу что-то очень важное. Что-то, без чего внутри было пусто. Откинув голову на кресло, Лена устало закрыла глаза, пытаясь стереть все эти несколько дней, как кошмарный сон. 
Его самолет только готовился к вылету, когда её – уже приземлился. Он садился в кресло в зале ожидания, она – на заднее сидение такси. Она настолько привыкла всё время куда-то торопиться, что по приезду домой, она поняла, что ей совершенно нечего делать. На кухонном столе лежал закрытый ноутбук, телефон был заброшен на тумбочку, телевизор молчал, а сама Лена лежала на кровати, вслушиваясь в тишину. Ещё никогда на её памяти, в квартире не было такой тишины. Она давила на неё со всех сторон так, что казалось, ещё чуть-чуть и из окон вылетят все стекла. Словно ее квартира это маленький коробок, в котором не осталось кислорода, и ей было нечем дышать. Она задыхалась. 
Пятнадцать часов просидел Виталий в зале ожидания, а табло настойчиво передвигало номер его рейса всё ниже и ниже. Метель и вьюга, нелетная погода и мучительные мысли, которые ни на секунду не оставляли его в покое. Они кружились ураганным вальсом в голове, заставляя его закрывать лицо руками, угрюмо потирать виски и пытаться убедить самого себя в том, что всё это просто бред. Всё случившееся, словно было специально подстроено в этой странной истории. Словно они только-только разглядели себя в лицах друг друга, протянув руки навстречу, но между ними пролетела ледяная вьюга, закружив в снежном водовороте, в котором невозможно было что-то разглядеть. И снова развернула их спинами друг к другу. И они стояли, застыв на полувдохе, не в силах образумиться и осознать происходящее. Эти ночные головокружительные карусели и её глаза – этого ему не забыть никогда. Если бы она только знала, что всё это время он шел за ней следом на поводу у собственных безумных мыслей и нелепого азарта. Если бы она знала, что её глаза пленили его с той самой секунды, как они встретились в аэропорту. Если бы она знала, что он видел её в тот день в магазине, когда она схватила глянцевый журнал со стойки, увидев на обложке того самого актера. В тот день он прочитал её мысли и с тех пор они не расставались практически ни на минуту. Им правил интерес, насколько далеко она готова зайти ради своей карьеры, которую боготворила, сражаясь за свою мечту. И он это узнал. Она готова была на всё ради, чтобы добиться своей цели. Неважно как бегом, пешком, ползком, но главное, не стоя на месте. 
И он простил ей всё – запертую дверь в номере, её бессовестные попытки взломать его почту, прочитанные письма и снимок, который она самым наглым образом себе присвоила. Они играли в догонялки, не думая о том, что в один прекрасный день они могут оказаться на краю обрыва. Она настолько была одержима своей мечтой, что без раздумий сделала рывок и рухнула в пропасть, а он остался стоять там на самом краю. Словно знал, что главное не обогнать соперника, а вовремя остановиться.
 
БестияДата: Четверг, 15.05.2014, 16:35 | Сообщение # 9
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава последняя. 
- Хорошо выглядишь, Лена, - внезапно услышала Лена голос своего помощника Андрея, которого даже не заметила, увлеченная собственными мыслями. Она словно шла по дороге, но в тоже время её не видела. Словно слышала слова, но совсем не слушала. 
Она пришла в редакцию после двух дней заточения в собственной квартире и панических истерик, во время которых она крушила всё, что попадалось ей под руку, а после лежала на полу, давая волю безудержным слезам, крича и с силой стягивая светлые пряди своих волос, словно это могло помочь ей обо всем забыть. Она словно увидела мир другими глазами, из которого исчезли яркие краски. 
Она не отвечала на звонки из редакции. Всё итак было ясно как день. Она проиграла. Его фото уже несколько дней украшало вторую страницу нового глянцевого журнала в официальном статусе главного редактора. Её имя было запятнано черными каплями чернил после той кричащей статьи «Ради карьеры готова на всё». И сейчас возле своего любимого стола в своем кабинете, она собирала свои вещи, не веря, что это происходит на самом деле. 
- Неправда, но всё равно приятно, - после небольшой паузы, ответила Лена, посмотрев на своего коллегу усталыми глазами. 
- Почему не правда? – вопросительно сдвинул брови Андрей. 
- Не бери в голову. Я просто очень устала. Эти перелеты и всё такое, - мгновенно отмахнулась девушка, бросив в коробку пару блокнотов. 
- Извини, это конечно не мое дело, но где Абдулов? – несколько секунд спустя внезапно спросил он, и ей тут же стало ясно, что их совместное пребывание в Нью-Йорке для всех далеко не секрет. Его скоротечное назначение также не осталось тайной, но тем не менее самого виновника торжества в редакции, как и в Москве до сих пор никто не видел. 
- С ним всё в порядке. Он должен был лететь другим рейсом, - немного суховато ответила Лена, почувствовав, как что-то снова кольнуло в груди. - Ты не мог бы оставить меня одну, - добавила она, напрямую своим взглядом говоря о том, что предпочитает побыть в одиночестве. В своем кабинете. В последний раз. 
«Нет. Всё должно было быть совсем не так…» - подумала Лена, устало рухнув в свое кресло. Она должна была сейчас улыбаться и собирать свои вещи для того, чтобы перенести их на один этаж выше. Она слишком часто смотрела в небо, не глядя под ноги, и споткнулась, рухнув на землю. 
Победителя же этой гонки 31 декабря Москва встретила ледяным ветром, пробирающим до костей. Прямо из такси Виталий бросился в редакцию, которая закрывалась через час. Он бежал мимо кабинетов и улыбающихся лиц сотрудников, которые поздравляли его с назначением, но он словно ничего не слышал. Распахнув дверь кабинета бывшего помощника главного редактора Третьяковой, он увидел лишь пустующее кресло, слегка повернутое в сторону выхода и пустые шкафы. Целый час он проторчал возле её квартиры, настойчиво нажимая на звонок, но дверь так и осталась закрыта. Он звонил, стучал, кричал, просить открыть, но все оставалось безответно. Он сходил с ума от безумия, пока соседка не сказала ему, что девушки нет дома. Он бежал в редакцию с одной единственной надеждой, что она окажется здесь. Но всё напрасно. 
- Когда она была здесь? – тут же набросился Виталий на её помощника, которого нашел в коридоре. 
- Сегодня. Она была здесь сегодня утром, - ответил он, немного сбитый столку бешеными глазами мужчины. 
- И куда она собиралась потом? – воскликнул Виталий, в душе раздасодаванный тем, что опоздал на четыре часа. 
- Я не знаю. Не знаю, - услышал он в ответ и тут же бросился к выходу. 
«Ну, давай же, подними эту чертову трубку!» - не переставал Виталий нажимать на кнопку вызова. Бесконечные пробки, толпы народу, сильный снегопад, перегруженная сеть – всё было против. Он гнался за тенью, которой даже не было видно. Казалось, что она просто исчезла. Из города. Из страны. Из Вселенной. 
Часы показывали половину двенадцатого, когда он сидел в такси, устало откинувшись на спинку заднего сидения и закрыв глаза руками. Тридцать минут до Нового года, а он сидит в пробке в неизвестном направлении с неизвестными чувствами в груди. И никаких шансов всё исправить. Острое отчаяние сменилось дикой усталостью, и ему пришлось сдаться. В окне отражались цветные огоньки новогодних гирлянд, прохожие с радостными лицами спешили на Красную площадь, дети кувыркались в снегу, а он был сломлен изнутри, не в силах видеть всего этого. Всё что ему хотелось – это видеть её и глаза и пасть на колени в раскаянии. Увидеть её. Если бы он знал, что для этого ему нужно всего лишь открыть свои глаза. Открыть глаза и увидеть ЕЁ, идущую мимо по тротуарной дорожке. Увидеть её развевающиеся светлые волосы, распахнутое настежь пальто, замотанный наспех шарф, снежинки на ресницах и дорожный чемодан, который она тащила за собой по заснеженной дорожке. Да, наверное, нужно совсем сойти с ума, чтобы сбежать из дома за полчаса до наступления Нового года. Просто среди четырех стен ей было душно. Просто в одном городе вместе с ним было тесно. Просто остаться было слишком сложно. 
Один. И с первым ударом курантов, Виталий, словно услышав бледный шепот судьбы, открыл свои глаза и увидел в зеркале заднего вида её хрупкие плечи. Два. С каждой секундой её силуэт становился всё дальше и дальше, а сердце, пропустив удар, безумным ритмом застучало в груди. Три. Он не помнил, как в долю секунды выскочил из машины, бросившись вслед за ней. Четыре. Громкий звон курантов эхом отдавался в ушах. Пять. Его сердце билось в такт этим ударам, пока он бежал против ветра навстречу судьбе. Шесть. 
- Лена! – срывался его голос, который не был слышен за гулкими криками людей и очередным ударом часов. Семь. Пушистый снег ухудшал видимость, но он не останавливался. Восемь. Опустив глаза, она продолжала идти, впервые осознав, как она была одинока всё это время. Девять. Грудную клетку внезапно сдавило, и какое-то неведомое предчувствие заставило её замедлить шаг. Десять. Пульс замедлялся с каждой секундой всё больше. Одиннадцать. Она внезапно почувствовала, как кто-то схватил её за руку, заставив её остановиться. Двенадцать. 
- Я люблю тебя, - развернув девушку лицом к себе на полувдохе, он всего на долю секунду заглянул в её взволнованные зеленые глаза и с замиранием сердца впился в её чуть приоткрытые губы поцелуем. 
Над их головами в небе взрывались сотни разноцветных залпов фейерверков, пушистый снег падал на них сверху, а они стояли посреди заснеженного тротуара и целовались, не в силах оторваться друг от друга. 
- У него не было любовницы. Максим Василевски гей, - оторвавшись от губ девушки, несколько секунд спустя внезапно произнес Виталий, не выпуская её из объятий. 
- Что? – тут же непонимающе выдохнула Лена. 
- Он гей! Его брак с женой был всего лишь прикрытием! У него не было любовницы. У него был любовник! – радостно произнес мужчина сквозь улыбку. Он вычитал об этом в утреннем выпуске Желтой Полосы, где были представлены самые кричащие и откровенные фотографии актера в компании своего любовника. Он долго не мог в это поверить, полчаса заливаясь истерическим смехом. Нервы сдавали. 
- О Господи, не может быть! – не веря своим ушам, воскликнула девушка. – Это значит… 
- Это значит, что мы с тобой дураки! – закончил Виталий, вплотную прижимая девушку к себе. – И я уволился сегодня утром. 
- Значит, всё это было напрасно, - недоуменно произнесла Лена, начиная понимать. 
- Я так не думаю, - тут же ответил Абдулов, мягко улыбнувшись. Он смотрел прямо в её глаза и видел свое отражение, также как и она свое в нем. Они не сумели построить свою карьеру и воплотить в жизнь свою мечту, но взамен приобрели кое-что другое. И это «кое-что» было намного важнее остального. 
- Выходи за меня, - внезапно выдохнул мужчина, заметив, как зрачки её глаз тут же расширились от неожиданности. 
- Что ты сказал? – не веря своим ушам, взволнованно выдавила Лена, почувствовав, как сердце затрепетало в груди. 
- Я сказал: букашка, выходи за меня замуж, - с таинственным блеском в глазах повторил Виталий, почувствовав, как она тут же впилась в его губы крепким поцелуем. 
- Это значит, да? – едва её губы оторвались от него, тут же улыбнулся Виталий, услышав в ответ её звонкий смех. 
Впервые в жизни она смеялась так искренне, а сама она буквально светилась от счастья, пока он кружил её в своих объятиях среди белоснежного вальса снежинок, как в той сказке, которую она представляла себе накануне. Только на этот раз всё происходило наяву, а не во сне. В этот раз он её не отпустит и останется рядом с ней. Навсегда.
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Победитель остается один (ВАЛТ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: