Кровавый Август или Мертвым не больно - Форум - ФанФики к сериалу Ранетки, новые фанфики Сериалы онлайн, Фильмы онлайн
Приветствую Вас Гость | RSS


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Зарегистрируйтесь, и вы больше не увидите рекламу на сайте.
РЕГИСТРАЦИЯ
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hateful-Mary, alisa0705, TomVJerry, Скрытная 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Кровавый Август или Мертвым не больно (КВМ)
Кровавый Август или Мертвым не больно
БестияДата: Воскресенье, 22.12.2013, 13:57 | Сообщение # 1
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Автор: Бестия
Бета: byntarka
Рейтинг: ООС, PG-16
Размер: Макси
Статус: в процессе осознания
По многочисленным просьбам КОШКИ!

Эпилог


Черный дым расстилался перед глазами. Стрельба, крики, взрывы. Вокруг остались лишь руины. Земля осыпала с ног до головы от взрывов ракет и гранат, но она не сдавалась. По бледному лицу, перепачканному сажей, текли горячие безудержные слезы. Она кричала, задыхаясь, сидя на земле, с силой сжимая ворот порванного военного кафтана мужчины, голова которого лежала на её коленях.
- Очнись! Прошу тебя…Пожалуйста… - её дрожащие пальцы касались его холодного лица, которое оставалось абсолютно неподвижным.
Слёзы капали на лицо, но его глаза были плотно закрыты, а пробитая грудная клетка кровоточила от прямого ранения свинца. Её плечи дрожали в грязной окровавленной рубашке. Юбка была порвана, а ноги исполосаны кровавыми ссадинами. Её сердце разрывалось от боли и любви к этому человеку, который сейчас умирал прямо у неё на руках. Она поднимала свои светлые зелёные глаза в небо, моля о спасении, но её никто не слышал. Она шла на задание и встретила любовь, чтобы тут же и потерять её. И с сознанием едва открывшейся глубины мира обреченно покатиться к гибели. Потому что зло оказалось расчетливее и беспощаднее её чистоты. Взбунтовавшаяся против войны жизнь ломает часы и времена года. Это кружение в кровавой тьме, из которой не бывает победного выхода.
- Ну, давай! Вставай! Вставай командир! – изо всех сил трясла она его за плечи, умоляя очнуться. – Твоя рота не сдается! И ты не сдавайся! – кричала она, срывая голос, пытаясь до него достучаться.
Очередной взрыв ударил слева, заставив плотнее прижать к себе мужчину. Её оглушила ударная волна, но вопреки всему, она поднялась на ноги, которых не чувствовала уже несколько часов. Схватив мужчину за ворот, она начала тащить его по земле, подальше от свистящих пуль. Вокруг была одна лишь пыль и обломки, по которым она тащила своего командира, отчаянно не желая сдаваться. Она не могла. У её разорванного сердца просто не было другого выбора. Она просто знала, что должна. Это не учебная тревога. Это война.

Глава 1

25 июля 1996 г. , Чеченская республика, город Грозный

Глубокий вдох вдохновенно пробирался в легкие мужчины, который стоял на окраине рядом с обрывом, любуясь необыкновенной красотой природы здешних мест. Неописуемого превосходства горы расстилались перед глазами. Чистое небо простиралось над головой цвета его пронзительных голубых глаз, а зелёная трава в сочных цветах росла по всему склону. Теплый ветер приятно обдувал лицо, а он стоял в своей военной форме, получая истинное удовольствие. Он терялся в собственных легких мыслях, но это было до тех пор, пока его плеча не коснулась чья-то рука, заставившая его обернуться. Это был его однополчанин и по совместительству лучший друг Артем, который всегда отличался своей широкой душой и не менее широкой улыбкой.
- Ну, что Витя? Да здравствует Грозный! – похлопав его по плечу, улыбнулся Артем. – И снова вместе! Снова придется прикрывать твою задницу, и смотреть за тем, чтобы её не поджарили!
- Ну, это мы ещё посмотрим, - улыбнулся в ответ Виктор, похлопав того по плечу в ответ. Вот уже чуть более пяти лет, они шли вместе в бой. Плечом к плечу. Сердцем к сердцу. Они всегда были вместе и прикрывали друг друга, готовые отдать жизнь за другого, если будет нужно. Это было гораздо больше, чем просто мужская дружба. Они были братьями по духу, и просто не мыслили жизнь на границе друг без друга.
- Думаешь, будет война? – медленно угасла улыбка на губах Артема, который проводил взглядом целую колонну грузовиков с боеприпасами.
- Кто знает, - ответил Виктор в ответ непринужденным тоном. Они всегда надеялись на лучшее, но при этом всегда готовились к самому худшему.
- Степнов! – внезапно раздался громкий голос главного командира Константина, заставивший Виктора повернуться. – Возьми её с собой до 15-го городка, - сказал подошедший мужчина в военном мундире с заметной сединой на висках средних лет и крепкого телосложения, указав взглядом на девушку, которая стояла неподалеку.
Взгляды двоих друзей тут же обратились к этому восьмому чуду света. Её светлые волосы колыхались от ветра, необыкновенного цвета зелёные глаза растерянно бегали от одного мужчины к другому, а алые губы были чуть приоткрыты на вдохе. На ней была голубая рубашка с короткими рукавами и темная синяя юбка, подчеркивающая изящный изгиб талии. В руках она сжимала небольшой дорожный чемоданчик.
- Гражданских не беру, - скользнув взглядом по этой весьма привлекательной незнакомке, ответил Степнов, снова обратившись к командиру.
- Позвольте представить – младший лейтенант Кулёмина Елена. Она от Красного Креста. Будет работать в госпитале с остальными, - последовало твердое разъяснение в ответ.
- Уууу, у нас будет новая медсестричка! Вот Вера-то обрадуется, - тут же протянул Артем, улыбнувшись. – Эх, жалко девчонку! Такой красоте на границе пропадать нельзя.
- С тобой-то она точно не пропадет, - произнес Виктор, когда командир, обернувшись, подозвал девушку к себе.
- Чертовка, хорошааа! – улыбнулся Артем, не отрывая взгляда от блондинки, которая с каждым шагом становилась всё ближе и ближе к ним.
- Познакомьтесь. Старший лейтенант и командир шестой роты – Виктор Степнов, - представил их Володя, после чего хрупкая рука девушки потянулась к сильной руке мужчины в черных шершавых перчатках с открытыми пальцами, и сжала её. Она смотрела прямо в глубокие голубые глаза мужчины, а сердце в это время стучало в груди, как отбойный молоток, отдаваясь в висках. Он смотрел на неё таким пронзительным взглядом, что она, не выдержав, опустила свои глаза. В нем чувствовала огромная сила, спрятанная под одеждой и грудой мышц, а сжатые стальные скулы ясно говорили о том, что ей здесь не место.
Виктор был уверен – она сама не знает, на что соглашается. Здесь на границе не место таким, как она. Здесь нет места хрупкости, нежности и жалости. Если в тебе нет закаленного характера, ты попросту здесь не выживешь. Столь юное создание легко сломать. К тому же ее звание не свидетельствует о ее опыте. Это всего лишь слова, которые присваиваются по окончании медицинского ВУЗа с наличием военной кафедры. Но это не значит, что она умеет управляться с оружием, выдерживать большие силовые нагрузки и сражаться, как любой-другой солдат.
- А это его солдат – Артем Ефремов.
- Очень приятно, - тут же улыбнулся Артем своей широкой добродушной улыбкой, когда Лена пожала руку и ему тоже.
- Мне тоже, - улыбнулась девушка в ответ, почувствовав невесомую легкость после такой невыносимой тяжести, которой лег на её сердце взгляд голубых глаз его друга. Казалось, Артем улыбается не только губами, но и своими светлыми карими глазами, которые буквально светились изнутри.
- Доложи, как доберетесь, - последнее, что произнес Константин, прежде чем удалиться, оставив эту троицу.
- Позвольте, - забрав из рук девушки чемодан, тут же засунул Артем его в специальную бронемашину, на которых они передвигались по границе. А после, помог забраться ей в машину на заднее сидение и захлопнул дверь.
- Ну, что? – бросил он непонимающий взгляд на своего друга, который остался крайне недоверчив к этой молодой особе.
- Сердцем чую, не к добру всё это, - ответил Виктор, которому от вида этой юной девушки, садящейся в военный броневик, стало чертовски не по себе.
- Да ладно тебе, - хлопнув Артем его по плечу, говоря тем самым, что всё будет хорошо.
Рассевшись по местам, они тронулись в путь. Всю дорогу Лена не спускала глаз с пролетающих мимо окрестностей. Такой красоты она еще никогда не видела. Проехав горный склон, они выехали на более ровный участок дороги, по обе стороны от которой расстилались бескрайние поля. Они миновали пять блокпостов, разместившихся на несколько десятков километров друг от друга, и остановились возле ворот с табличкой «15-й городок», куда всего вместе с ними прибыло около десяти машин.
Оказавшись на дороге с чемоданом в руке, Лена осматривала территорию городка, где было одно двухэтажное здание центрального управления, бетонная постройка, служившая жилищем и казармой для солдат и маленькая больница, примыкающая к этой постройке. Вся красота, цвета и краски остались снаружи за воротами, а здесь не было ничего кроме серых зданий и сухой стоптанной тяжелыми сапогами травы.
- Был уже подобный опыт? – спросил Виктор, обратившись к светловолосой девушке, которая стояла рядом, чувствуя себя крайне неловко.
- Я оказывала первую помощь солдатам в Екатеринбурге, - ответила Лена, немного замявшись в начале от такого прямого расстрела глазами.
- Это не армия. Это война, - твердо произнес он, глядя прямо в глаза девушке, которая не отвела в ответ своих, словно говоря тем самым, что она справится. Он сомневался в её компетенции, и это Лена поняла с первой секунды. Он не доверял ей и считал, что ей не справиться, но в её зеленых глазах отчетливо читалось то, что она непременно докажет ему обратное.
- Лейтенант Ефремов, проводите младшего лейтенанта Кулёмину в медицинский пункт, - сказал Степнов, обратившись к своему другу и отведя взгляд своих глаз от блондинки. – А после возвращайтесь и помогите рядовым с разгрузкой, - добавил он, предупреждая его тем самым о том, чтобы он не слишком увлекался обществом этой молодой особы, которая стояла чуть в стороне.
- Так точно, командир, - ответил Артем, отдав старшему честь. – Идем, красавица, провожу тебя, - забрав чемодан из рук девушки несколько секунд спустя, улыбнулся он, направляясь в небольшое серое здание медпункта. – Не обращай внимания, он со всеми такой, - добавил он, чтобы немного приободрить блондинку, когда они вошли в здание. – Вера, у нас пополнение! – с порога воскликнул мужчина. – Это Вера, она тебе всё здесь покажет, - добавил он, когда из кабинета первой помощи показалась молодая женщина в белом халате лет тридцати. У неё были темные волосы, собранные в пучок, уверенный взгляд и стальная сила воли, которая легко читалась во всем ее внешнем виде.
- Лена…Кулёмина, - выдавила Лена, когда Артем вышел, оставив их наедине. Отчего-то под грузом ее тяжелого взгляда, ей становилось не по себе. Она словно дикая пантера принюхивалась к новой жертве, не зная съесть ее прямо сейчас или оставить на потом. Засунув руки в карманы белого халата, Вера стала медленно обходить девушку по кругу, разглядывая ее с ног до головы.
- Фигура хрупковата, - произнесла она, окинув взглядом спину блондинки. – Руки слишком нежные, - приподняв правую кисть девушки, добавила она, делая для себя определенные выводы. – Какой стаж? – спросила женщина, остановившись напротив девушки, которая смотрела на нее непонимающим и немного испуганным взглядом.
- Год, - выдавила Лена в ответ, глядя ей прямо в глаза.
- Год… - задумчиво повторила за ней Вера, словно над чем-то размышляя. – Здесь люди гибнут в луже собственной крови практически каждый день. Некоторых приходится заново сшивать по кусочкам. А иногда и вовсе бывает такая мясорубка, что смотришь на солдата и думаешь – лучше бы тебе умереть, чем жить таким калекой, - неспеша проговорила она. - Ты готова к этому, Лена? У тебя слишком чистые руки для такой работы, - добавила она, заметив, что девушка настойчиво не отводила своих глаз, держась достойно.
- Я готова, - после небольшой паузы ответила Лена. Хотя признаться честно, минуту назад она уже начала сомневаться в своих способностях, но всё-таки смогла взять себя в руки.
- В моем подчинении вместе с тобой находятся три медсестры. Двое из них вчера были отправлены в седьмой блокпост. Тебе придется немного потрудиться, пока они не вернутся. Сменные халаты висят в шкафу, медикаменты в шкафчиках. Оставь свои вещи в комнате. Разбери антибиотики в коробке, погладь халаты и смени белье, после сделай кварцевание и помой полы. Если к вечеру останешься жива, значит, завтра займешься пациентами, - как на духу парировала Вера, не дав девушке даже возможности опомниться. Прибавив к этому списку еще несколько указаний, старшая сестра отправилась на осмотр пациентов, которые уже ждали ее в палате, оставив Лену одну.
Оставив свои вещи в комнате с пустыми четырьмя железными кроватями, Лена, тяжело вздохнув, опустилась на одну из них. В комнате тут же раздался звук скрипящих пружин, который заставил девушку, облокотиться на изголовье и прикрыть глаза ладонью. Ей предстояло преодолеть много трудностей, но самой главной из них была вера в себя и собственные силы.
Работа была обычной и бытовой, но отнимала слишком много сил. К вечеру она перебрала сотню коробочек, перегладила десятки халатов, перестирала более шести килограмм белья, перемыла все полы и перезаправила все кровати. Она буквально валилась с ног, когда Вера позвала ее на ужин. Всё, что ей хотелось это закрыть глаза и не просыпаться в ближайшие двенадцать часов. Ноги просто гудели, руки ужасно чесались от белизны и хлорки, а тело стало словно свинцовым.
Оказавшись на улице, Лена, вдохнув прохладу вечернего воздуха, направлялась в столовую. Она шла мимо развешенных ею на бельевых веревках во дворе белых простыней, которые колыхались на ветру. Подставив лицо под прохладные порывы ветра, она шла, не замечая взгляда голубых глаз, которые наблюдали за ней с тех самых пор, как она вышла из здания медпункта. Она была похожа на свободную птицу. Её стройный силуэт то появлялся, то исчезал за белоснежной завесой простыней, колыхающимся подобно парусам. Снова исчезнув за белой завесой, она внезапно повернулась и встретилась с прохладой голубых глаз, которые смотрели прямо на нее. Эти глаза принадлежали старшему лейтенанту Степнову, который сидел на скамейке возле казармы и поедал свой ужин из металлической миски отдельно от всех. Тут же опустив свои глаза, словно она увидела то, что не должна была видеть, Лена скрылась в сером одноэтажном здании, сделав вид, что не заметила его испытующего взгляда.
Едва она вошла в столовую, как более пятидесяти пар мужских глаз обернулись к ней. В ту же секунду девушке стало не по себе. И пока она шла вдоль длинного ряда столов, она чувствовала, как они разглядывают ее с ног до головы, провожая взглядом. Поесть Лене спокойно так и не удалось. Она то и дело ловила на себе любопытные взгляды. Так и не доев, она поспешила покинуть наполовину опустевший зал, но на улице ее уже поджидали пятеро парней, которые свистели ей вслед до самого медпункта, приглашая на свидание или просто приятно провести время.
- Куда ты так спешишь, красавица! Поговори с нами немного, - схватил один из них девушку за руку, заставив ее остановиться.
- Извините, у меня совсем нет на это времени, - выдавила Лена ответ, взволнованно взглянув на троих солдат, которые никак не желали ее отпускать.
- А это много времени и не займет. Нас ведь всего трое, - сказал он, нахально усмехнувшись.
- Пустите меня. Сейчас же! – тут же воскликнула она, когда они стали обступать ее со всех сторон, не давая проходу.
- А ну-ка, отставить бойцы! – внезапно раздался за их спинами твердый голос командира, услышав который, они тут же поспешили выстроиться в одну линию, оставив блондинку в покое. Подняв свой взгляд, она увидела Степнова. На нем больше не было военного кафтана, так что он остался в белой майке, которая плотно сидела на его теле, облегая грудную клетку. Взгляд зеленых глаз скользнул по крепким плечам мужчины, остановившись на металлическом номерном жетоне, который висел у него на шее. Они были у всех солдат, чтобы упростить опознание тел и выявить номер роты и имя для извещения о гибели близким.
– Рота, все на построение! – рявкнул Виктор во весь голос, обернувшись во двор, где кучка солдат тут же принялась приводить приказ в исполнение. Буквально за две минуты перед ним образовалась длинная шеренга рядовых, которые, выпрямив спины, ожидали дальнейших приказаний.
- Значит так, бойцы, новый приказ! Кто приблизится к младшему лейтенанту Кулёминой хотя бы на метр без её личного позволения, того отправлю на минное поле! Расчищать территории! – громко воскликнул Степнов тоном, который не требовал дополнительных разъяснений и никаких возражений. – Всё уяснили, щенки недоделанные? – добавил он, остановившись возле несчастной троицы, которые боялась сделать хотя бы одно лишнее движение, сжавшись под ледяным взглядом старшины.
- Так точно! – одновременно воскликнули десятки голосов.
- Всем отбой, - более ровным тоном, сказал Виктор, отдав приказ разойтись по койкам.
- Спасибо, я… - начала было Лена выражать свою благодарность, когда мужчина оборвал ее на полуслове.
- Отставить благодарности, Кулёмина. Здесь целая орава голодных мужиков. Чего ты хотела то? – произнес он, глядя на девушку, которая услышав его слова, тут же подняла к нему свой взгляд.
- Немного уважения с вашей стороны, - выдавила Лена, в глубине зеленых глаз которой отчетливо мелькнула злость. – Разрешите идти? – добавила она, твердым тоном, в котором так и сквозило стальное равнодушие.
- Идите, - ответил мужчина, а после внезапно остановил девушку, схватив ее за руку. – Ты сама не знаешь, на что соглашаешься, - добавил он, притянув ее чуть ближе к себе. Вблизи её глаза были еще прекраснее.
Они словно источали свет, который он уже давно позабыл. Они искрились жизненными силами и чистотой, которая еще не была ничем запятнана. И этой чистоте здесь не было места. Она изо всех сил старалась делать вид, что совершенно спокойна, хотя внутри творилось что-то совершенно невероятное. Она ощущала жар его тела и силу, что скрывалась под рельефом этих мышц. Она боялась представить, что за невероятный механизм бесстрашно бьется внутри него вместо сердца.
- Нет. Я знаю, - сказала она, чувствуя, что его руки настолько привыкли к грубости, что он даже не замечает, с какой силой сжимает ее руку.
- Когда начнется война, обратного пути уже не будет, - твердо произнес Степнов, отпустив руку девушки, которая отступила от него на шаг, а после, не сказав ни слова, скрылась за дверью больничного пункта.
Практически всю ночь Лена не сомкнула глаз, ворочаясь с боку на бок. Она злилась на саму себя за то, что не в силах остановить этот бесперебойный поток жужжащих мыслей, терзающих её. В итоге, уснув только под утро, она не услышала будильник, который свалился с тумбочки. Солнце уже светило во всю, когда в здании раздались тяжелые шаги. Голубые глаза мужчины блуждали по кабинету в поисках новой медсестры, которая заступала сегодня на утреннее дежурство, но ее нигде не было.
- Положите его пока здесь, - сказал Виктор двоим рядовым, указав в сторону свободной койки в палате. У них в руках были носилки, на которых лежал бледный солдат практически без сознания.
Оставив своих подчиненных, Виктор по скрипучим половицам отправился в сторону комнаты, где жили медсестры. Открыв дверь, он вошел в комнату, где на одной из кроватей лежала девушка. Судя по тому, как она даже не шелохнулась, она явно спала. Светлые пряди ее волос небрежно спадали на лицо, глаза были плотно закрыты, губы сомкнуты, а на полу рядом с кроватью валялся старый будильник.
- Младший лейтенант Кулёмина, - склонившись практически к самому уху девушки, вполголоса произнес Степнов. – Не изволите проснуться и осмотреть больного, - добавил он, на что девушка что-то неразборчиво промычала в ответ. – Младший лейтенант Кулёмина! Подъем! Высыпаться будете на пенсии, конечно, если доживете до этого времени! – внезапно закричал мужчина, от громкого голоса которого девушка тут же подскочила от страха на месте.
Не совсем понимая, что происходит, она резко села в кровати и тут же увидела перед собой высокого мужчину в форме, который смотрел прямо на нее пронзительным взглядом своих голубых глаз.
- Вы отдаете себе отчет в том, что секунду назад вы могли бы быть уже мертвы! В здание проникли трое мужчин, а вы даже не заметили! – воскликнул он, глядя на взъерошенную девушку, которая смотрела на него с испугом. – От вас зависит жизнь наших солдат! Если вы погибнете, им будет некому оказывать первую помощь, и они отправятся на тот свет вслед за вами! – добавил он, не сдерживая себя в эмоциях. – Проснулись? – внезапно спросил мужчина, когда Лена тут же в знак согласия закивала головой ему в ответ. – Тогда будьте так добры осмотреть больного, пока он совсем не испустил дух! – снова повысил он свой голос, заставив девушку вскочить с кровати и накинуть белый халат прямо поверх своей ночной рубашки.
Уже через минуту Лена осматривала бледного юношу, который лежал на одной из тридцати коек. Засунув стетоскоп в уши, она, расстегнув кафтан несчастного солдата, слушала его дыхание, под надзором двоих рядовым и самого старшины, который следил за каждым ее движением. Больной часто дышал и сильно кашлял через каждые полминуты, так, что его легкие сотрясались, грозясь вот-вот разорваться. Он был очень бледен, но его кожа пылала огнем. Его бил мелкий озноб.
- У него острое воспаление легких, - поставила Лена свой диагноз, повесив стетоскоп на шею.
Все трое по-прежнему молчали, поэтому девушка поспешила в процедурную, где дрожащими руками набрала лекарство в шприц, боясь сделать хоть что-то не так. Больной срочно нуждался в капельнице, но для начала необходимо было сбить температуру, которая, если верить градуснику, составляла целых 40 градусов.
Вернувшись, она поставила больному укол, а после приложила к его лбу прохладное полотенце, чтобы хоть немного сбавить жар. Она просто делала свою работу, не замечая, что один из рядовых откровенно изучает её обнаженные ноги, которые совсем немного прикрывал белый халат. Зато это заметил Степнов, который тут же одернул своего солдата, хорошенько шлепнув того ладонью по затылку. Удостоверившись в том, что новенькая медсестра неплохо справляется со своими обязанностями, Виктор выставил рядовых за дверь.
- Простите. Клянусь, этого больше не повторится, - тут же принялась оправдываться Лена.
- Держите меня в курсе его состояния, - сухо произнес в ответ мужчина. - И оденьтесь, иначе у меня не хватит платков, чтобы подтирать слюни своим рядовым, - добавил он, окинув девушку многозначительным взглядом. А после покинул больницу, оставив Лену наедине со своим первым пациентом.
- Так точно, - сказала она уже в закрытую дверь, чувствуя, что влипла как никогда.





Сообщение отредактировал Бестия - Воскресенье, 22.12.2013, 13:59
 
БестияДата: Пятница, 03.01.2014, 20:33 | Сообщение # 2
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 2 

Позже Лена узнала, что Вера была срочно вызвана на блокпост среди ночи, и именно поэтому она осталась одна. 
- Не расстраивайся, - пытался утешить её Артем, когда она в своей обычной форме собирала простыни с улицы. - Однажды я проспал построение и тогда он отправил меня за запаской в 14-й городок. Пешком! – сказал он, улыбнувшись. - А ведь я его друг, - театрально вздохнул он в конце, словно тот его жестоко предал. 
- Это совсем другое, - твердо сказала Лена, даже не взглянув на лейтенанта, который всё время терся где-то рядом. 
Сказать, что она была расстроена, это ничего не сказать. Она была подавлена тем, что не оправдала ожиданий в первый же день дежурства. От нее зависят жизни других, а она так безответственно проспала сегодня. 
Около получаса Лена выслушивала утешительные слова со стороны лейтенанта Ефремова, но мысли её были совершенно далеко. Они оба даже не подозревали о том, что с них всё это время не спускал своих голубых пронзительных глаз старший лейтенант Степнов, который собирал свою роту на построение. 
К ужину Лена снова валилась с ног, и снова не застала в столовой командира роты, который снова ужинал отдельно от всех. Это показалось ей странным, но больше странностей командира её волновало состояние больного, от которого она практически не отходила на протяжении всего дня. К вечеру вернулась Вера и девушке немного полегчало. 
- Смотрю, ты сдружился с новенькой медсестрой, - внезапно произнес Виктор, когда стрелки часов уже давно перевалили за полночь, и они собирались ложиться спать. 
- А ты что ревнуешь? – тут же вопросительно вскинул брови Артем, заваливаясь на свою койку. 
- Что за глупости? Она совершенно безответственна, - своим обычным твердым тоном вставил Степнов, положив правую руку под голову. 
- Она расстроена и переживает, - сказал Артем, чтобы хоть как-то донести до своего друга тот факт, что она живой человек. 
- Она совершенно не понимает всю серьезность происходящего. Ей нужна хорошая встряска, - невозмутимо продолжал стоять на своем Виктор. 
- Так возьми ее с собой на учения, - тут же предложил Ефремов, словно это было проще простого. 
- Сошел с ума? Она грохнется в обморок при первом же взрыве гранаты! – фыркнул в ответ Степнов, который совершенно не мог представить эту блондиночку среди пуль и бронетанков. 
- Она должна быть готова ко всему. Она свыкнется, вот увидишь, - не переставал Артем защищать новенькую медсестру. - Она тебе нравится? – внезапно спросил он, выдержав небольшую паузу. 
- Что? – тут же выдохнул Виктор, словно его друг только что сказал что-то совершенно немыслимое и сверхъестественное. 
-Она тебе нравится, да? – довольным тоном протянул Артем. 
- Слушай, единственное, о чем я могу сейчас думать это о том, что на границе со дня на день могут начаться скопления войск, - сказал Виктор тоном, в котором не были ни капли сомнений. 
- Так она нравится тебе или нет? – не отступал от своего Артем, которого всё это отчего-то веселило. 
- Нет. Она не в моем вкусе. Доволен? – не выдержав, ответил Степнов, на что его друг лишь усмехнулся. 
- А вот я, кажется, влюбился, - улыбнулся он в ответ, как кот после целой чеплашки свежей сметаны. 
- Да, неужели? Ты влюблен в неё так же, как в Иру, Наташу и Снежанну, - ухмыльнулся Виктор на слова своего друга. – Стоит только какой-нибудь особе женского пола перешагнуть порог казармы, как у тебя уже искры летят из глаз. Многолюб ты наш ненасытный, - добавил он. - Хорошо хоть Вера тебя отшила, - успел произнести мужчина, прежде чем в него полетела подушка. 
- Ты прекрасно знаешь, почему! Да все знают, что она по тебе сохнет, - воскликнул Артем в свое оправдание, в котором его друг совершенно не нуждался. 
- Ты что завидуешь? Или ревнуешь? – тут же сквозь легкую ухмылку произнес Степнов, вернув виновнику его подушку. 
В ответ его друг лишь саркастически усмехнулся, говоря тем самым, что это не смешно. На этом их дискуссия завершилась в связи с огромной усталостью обоих, которая быстро сменилась полудремным состоянием. 
Прошло уже три часа, как в комнате слышался приглушенный храп с соседней койки, а Степнов всё никак не мог уснуть. Его мучили дурные мысли, связанные с новенькой медсестрой и её зелеными глазами. Он вспоминал сегодняшнее утро. Её глаза. Как они смотрели на него с немыслимым упрямством и в то же время с отчаяньем. Она твердо сжимает свою веру в руках, но в тоже время боится. Боится того, что могут сделать её руки и в чем они могут её подвести. Её страхи были вполне поняты и оправданы, но на войне нет места страху. Страх – здесь это непозволительная слабость. 
Всю ночь и всё утро он не мог выбросить образ блондинки из своей головы. Как бы он не пытался убедить себя в том, что всё обойдется, внутреннее предчувствие, которое поселилось в груди мужчины с первой минуты встречи с девушкой, отчего-то шептало о том, что беды не миновать. 
Отправив своих солдат на сборы перед учением, Виктор снова застал своего друга в компании новой медсестры. Они шли по направлению ко входу больничного пункта. Ефремов явно был в ударе, судя по искренней улыбке на губах Лены, которая бросала на него мимолетные взгляды из-под светлой челки. Необъяснимо, но отчего-то от вида этой картины внутри что-то помутилось. Тут же опустив свои глаза, словно он увидел то, что не должен был видеть, Степнов с очередным предчувствием почувствовал, как сердце дало сбой ровной на два удара, а после вернулось в прежнее русло. Какая-то девчонка одной улыбкой пробила стальную бронь его холодного равнодушия. Просто немыслимо! Сжав свои стальные кулаки, он быстро взял себя в руки. Ледяной разум никогда не давал право голоса сердцу. Пусть вены вздувались от напряжения, он оставался спокойным и хладнокровным. За столько лет он научился контролировать свои эмоции в любой ситуации. И эта не стала исключением. 
Лена едва успела окончить осмотр своего единственного пациента, когда в помещение ворвался рядовой в форме и с ходу доложил о том, что её вызывает старший лейтенант. Добавив то, что ей необходимо взять с собой аптечку, содержащую всё необходимое для оказания первой помощи, он откланялся и покинул палату. Недоумевая от таких внезапных требований, Лена собрала в специальную сумку всё необходимое и покинула больничный пункт, предупредив Веру о своем уходе. 
Оказавшись во дворе, Лена застала там выстроенных в две шеренги рядовых солдат в полной боевой готовности с автоматами на плечах и самого старшего лейтенанта. 
- Вы меня звали? – не совсем уверенно произнесла она, приблизившись к старшему по званию, который тут же перевел на неё взгляд своих холодных глаз. – Старший лейтенант, - тут же добавила она под грузом его тяжелого взгляда. 
- Да. Сегодня вы будете присутствовать на учениях, чтобы иметь хоть какое-то представление о том, что, возможно, ждет вас впереди, - твердо произнес Степнов. Легкий ветер всколыхнул её светлые волосы и тут он поймал себя на мысли о том, что её глаза это бескрайнее поле с сочной зеленой травой. Той самой, в которой хочется утопать всем телом. Закрыть глаза и чувствовать, как она щекочет лицо с каждым дуновением теплого ветра. Но стоило ему только моргнуть, как это безумное наваждение исчезло подобной сизой дымке опьяняющего дурмана. 
- Как скажете, - гордо выпрямив спину, сказала Лена в ответ, приняв его слова как должное. 
Это была проверка для неё. И это Лена поняла с первой секунды. Этого вполне можно было ожидать после того, что случилось вчера. Несмотря на то, что его недоверие было обидно, она понимала, что оно вполне оправдано. Рассевшись по бронемашинам, они около получаса добирались до тренировочного поля, которое было организовано специально для 15-го городка. Всю дорогу Лена бросала недоверчивые взгляды в сторону рядовых солдат, сжимая на коленях свою небольшую тряпичную сумку. Она снова не могла оторвать глаз от неизведанной красоты горного пейзажа, видневшегося на горизонте. И по приезду на место назначения, почуяв легкий порыв свежего ветра, она, сжимая лямку от своей сумки, которую она повесила через плечо, направлялась вместе со всеми к учебному центру. Огромное поле расстилалось перед глазами девушки, огражденное колючей проволокой, служившей границей. В её зеленых взволнованных глазах отражался целый ряд бронемашин и солдат, расставленных по всему периметру. Здесь было настоящее поле боя. Машины, четыре танка, окопы, мешки с песком и оружие. Ей уже приходилось видеть что-то подобное, но не совсем в таких больших масштабах. 
- Ваше место в окопе. Прошу, - услышала Лена голос старшего лейтенанта за своей спиной, который заставил её оторвать взгляд своих глаз от внушительного вида бронетанка весом в несколько тонн. 
Только несколько минут спустя, она поняла, что стоит на месте, забывшись в собственных мыслях, когда рядовые уже успели выслушать приказания и разойтись по своим местам. 
Проследовав вслед за Степновым, Лена спустилась в вырытую глубокую земляную яму, где пятеро стрелков уже успели занять свои позиции. В своей рабочей форме – синей юбке и голубой рубашке девушка чувствовала себя крайне некомфортно в данной обстановке. Лена пока еще не совсем до конца понимала свою роль в этой постановке, но старалась держаться спокойно. 
Получив сигнал к действию, бронемашины сдвинулись с места, разгоняя дорожную пыль и начиная занимать свои возможные позиции. 
- Итак, младший лейтенант, ответьте мне на вопрос, - некоторое время спустя обратился Виктор к девушке, которая со скрытым волнением наблюдала за всем происходящим со стороны. – Какого солдата вы спасете первым? Того, кто будет находиться в безопасной зоне, но без серьезных травм или того, кто будет находиться на прямой линии огня, но с тяжелым ранением? – произнес он, поймав взгляд зеленых глаз, которые обратились к нему сразу же после первого вопроса. 
- С тяжелым ранением, - сквозь небольшую заминку в три секунды, не раздумывая, ответила Лена. 
- Ответ не верный, - тут же сказал Степнов, ожидая подобного ответа. – Тебя вообще не должно быть в зоне боевых действий. Ты не можешь рисковать собственной жизнью. Максимум, что тебе может быть дозволено это нахождения в безопасной зоне, - добавил он твердым тоном, от которого так и веяло ледяным холодом, словно она была маленькой девочкой, которая сейчас сказала несусветную глупость. 
- Я так не считаю, товарищ старший лейтенант. Моя жизнь стоит не дороже, чем жизни ваших солдат. И если у меня есть хотя бы капля надежды на то, что я смогу спасти кому-то жизнь – я непременно это сделаю, - к неожиданности мужчины, уверенно сказала Лена таким тоном, словно он говорил о невозможном. 
- Ваш оптимизм здесь неуместен. Невозможно спасти всех, - не сводя своего проницательного взгляда с глаз девушки, с холодом возразил Виктор. – Здесь главное хладнокровие, которого у вас нет. Десятки солдат гибнут каждую минуту при прямой атаке. Ты сойдешь с ума от такого количества крови, прежде чем успеешь решить, кому из них сохранить жизнь, - добавил он тем же твердым безукоризненным тоном. – Признайся, Кулёмина, ты не справишься, - выдержав небольшую паузу, во время которой она пыталась прийти в себя, внезапно сказал он, глядя прямо в зеленые глаза напротив. – Тебе нет здесь места. 
- Чего вы добиваетесь? Думаете, я передумаю? – не ожидая такого откровенного признания, выдохнула Лена, не понимая его столь негативное отношение к ней. – Ошибаетесь! Я останусь здесь, как бы вам этого ни хотелось! – не выдержав, воскликнула она, почувствовав, как что-то внутри больно защемило от горькой обиды. - Я знаю, что не очень вам нравлюсь, и вы сомневаетесь в моей компетенции, но вам придется смириться с моим присутствием, - добавила она твердым тоном с ноткой нескрываемой злости, прежде чем развернуться и направиться уверенным шагом в сторону подъема. 
- Кулёмина! Сейчас же вернитесь в окоп! – тут же воскликнул Степнов, едва завидев, как девушка выбирается на поверхность прямо под колеса броневиков. – Это приказ! – добавил он, когда она пересекла линию главного проезда, оказавшись на противоположной стороне. 
Уверенной походкой с гордо поднятой головой она и не думала слышать никаких приказов. Она была слишком зла на него, чтобы возвращаться обратно. К чему весь этот цирк? С первой секунды итак всё было понятно. Он не желает видеть её в своей части и делает всё возможное, что её отсюда выжить. Но это не ему решать – оставаться ей здесь или нет. Она из кожи вон вылезет, но докажет этому самоуверенному бесчувственному чурбану, что он был не прав, считая её слабым звеном. Она докажет ему, что он ошибался, считая, что она просто так сдастся. Не на ту он заточил свои острые клыки! 
Именно об этом размышляла Лена, стремительно направляясь подальше от этих железных машин и окопов. Она шла, казалось, не слыша ничего, кроме этого жуткого грохота колес, не заметив, как к нему прибавился ещё один звук. 
Это был свистящий звук, приближающийся откуда-то сверху. Словно с неба падало что-то большое и тяжелое, разрезая пространство на части. И если Лена не придала ему никакого значения, то Степнов, чье сердце инстинктивно забилось вдвое чаще, тут же безошибочно определил происхождение этого звука, подняв взгляд к небу. Страх вмиг блеснул в голубых глазах мужчины, и причиной тому была огненная ракета, которая летела с востока, резко снижаясь возле их границ. Он рассчитал скорость, направлением, приблизительное место и время падения за долю минуты, выскочив из окопа. Рядовые что-то в панике кричали. Но их голоса тонули в громыхающем шуче. Этот огненный шар со стремительной скоростью терял высоту параллельно движению светловолосой девушки, которая в секунду резко обернувшись, в леденящем страхе застыла на месте. 
- ЛЕЕНАА! – во весь голос закричал Степнов, бросившись к блондинке, когда в эту самую секунду, ракета резко вонзилась в массивный бронетанк. 
Раздался оглушительный взрыв, с которым мощная ударная волна на его глазах отбросила хрупкое тело девушки в сторону. Дыхание резко перехватило на полувдохе, когда Лена с ужасом, отражающимся в её зеленых глазах, начала осознавать происходящее. Невыносимый жар обдал всё её тело, а после грудную клетку пронзила острая боль. Её отшвырнуло на несколько метров и она рухнула на землю, раскинув руки, не чувствуя ничего, кроме адской агонии в каждой клетке своего тела. Она не слышала ничего, кроме громких ударов собственного сердца. Уши наглухо заложило. Взгляд её глаз был устремлен в голубое утреннее небо, которое вскоре помутнело, и его затянула белая пелена тумана. 
Кровь стыла в жилах от страха, когда Виктор, добравшись до тела девушки, рухнул рядом с ней на колени. Страх отчетливо читался в его голубых глазах, когда он увидел её разодранную грудную клетку и темно-красные капли крови, которые огромным пятном разрастались на её рубашке. Она стекала с её полуоткрытых алых губ вниз на светлые пряди её волос. Её тело билось в больных конвульсиях. Она буквально захлебывалась своей кровью не в силах произнести ни звука.
 
БестияДата: Воскресенье, 11.01.2015, 17:27 | Сообщение # 3
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 3 

Перед глазами то проносились размазанные картинки, то всё вокруг окутывала белая пелена. В оглушенные барабанные перепонки то врывались какие-то громкие звуки, то снова наступала давящая тишина. Все её чувства – слух, зрение, осязание, нюх – словно были надорваны. Она не помнила, как старший лейтенант резко подхватив её на руки, под общий грохот бросился к ближайшей бронемашине. Лена была не единственной, кто попал под ударную волну. Она задело ещё несколько солдат, которые также как она рухнули у разных краев обочины, заливаясь кровью. Отдав приказ собрать всех со срочной доставкой до медпункта и вернуться всей роте обратно в городок, Степнов закрыл стальную дверь машины, которая тут же сдвинулась с места с немыслимой скоростью, оставляя за собой лишь клубы пыли. На одном вытянутом сидении лежала раненная девушка, а на другом напротив с оружием в руках сидел его друг Артем. Осторожно приподняв хрупкое тело Лены за плечи, Степнов положил её голову к себе на колени. Её залитые кровью и слезами глаза то открывались, то закрывались. Она издавала странные свистящие звуки, словно кто-то с силой душил её, лишая возможности свободно дышать. Она не потеряла сознание, но была на грани, чувствуя лишь адскую боль, которая заставляла из последних сил хвататься за сильную руку мужчины, который крепко держал её, обхватив за плечи. Её терзали дикие приступы удушья, отчего её алые некогда губы уже начинали приобретать синий оттенок. 
- Даже не думай. Она не умрет, - сжал свои стальные скулы Степнов, подняв свои глаза к другу, который с примесью страха и ужаса в глазах не сводил своего взгляда с блондинки. – Не сегодня, - добавил он, когда тот поднял к нему свои глаза. 
В отличие от него сжатые скулы Артема дрожали. Ему всегда не хватало того хладнокровного холода, которым была пропитана кровь Степнова. Он всегда умел держаться в любой ситуации. Словно вся его сущность, всё его тело состояло из закаленной непробиваемой стали. Машина на огромной скорости мчала по извилистой дороге, их качало из стороны в сторону, взгляды двух мужчин больше не пересекались. 
С прибытием пяти бронемашин в 15-м городке началась суета. Солдаты на носилках переносили тяжело раненных в здание пункта медицинской помощи. К тому времени, когда Степнов переступил порог приемной с Леной на руках, Вера уже разрывалась между тремя солдатами. К счастью, она была не одна. Высланные на границу две медсестры как нельзя кстати вернулись сегодня утром обратно на базу. Две минуты спустя все десять коек уже были заняты. Творилось немыслимое столпотворение. 
- Так, дорогуша, пойдем-ка я зашью тебя в процедурной, - едва завидев Степнова с раненной на руках, подняла одна из медсестер своего подопечного с койки, освободив её для той, которая нуждалась в ней больше, чем он. 
- Господи, Степнов! – воскликнула Вера, бросившись к Степнову, который секунду назад уложил светловолосую девушку на кушетку. – Что ты наделал? – коснувшись бледного лица Лены, а после спустившись к кровоточащей ране, подняла она к нему свои, полные ужаса глаза. Она смотрела на него так, словно он убил её. Ему тут же стало не по себе. На какое-то мгновение ему показалось, что так оно и есть. Он хотел утешить собственное самолюбие и доказать ей, что она не готова к тому, что её ждет. А на деле просто потащил её на верную погибель. И всё из-за чего? Из-за собственных взбунтовавшихся чувств! 
- Катя! Срочно морфия двойную дозу и капельницу с нитроглицерином! – твердо воскликнула Вера, вернувшись к раненной. – Держись, моя девочка, будет немного больно, - добавила она, резким движением разорвав окровавленную рубашку на груди девушки. Порванные пуговицы посыпались на пол, а Степнов стоял, не в силах сдвинуться с места от того, что увидел. Около десяти мелких осколков железа были буквально вбиты в её грудную клетку, а их острые края выглядывали снаружи сквозь это кровавое месиво. Уши заложило гулкими ударами сердца. Он словно лишился слуха. И всё, что он мог видеть это то, как две медсестры суетятся вокруг светловолосой девушки, вкачивая в неё жизнь через вены. 
Нет. Видеть всё это было слишком невыносимо. 
Только оказавшись на улице, Степнова немного отпустило. Он не умел поддаваться эмоциям, какими бы сильными они не были. Поэтому уже через пять минут он объявил о собрании лейтенантов в штабе. 
На целых четыре часа они засели в четырех стенах за одним столом. Среди всех пяти старшин. Среди них был и лейтенант Ефремов, который сидел на табурете возле стены, наблюдая за всем происходящим со стороны. Всё это время он наблюдал за своим старшим другом Виктором, который активно обсуждал дальнейшие действия со своими соратниками. Он был суров и серьезен, как никогда. Внимательно выслушивая каждую точку зрения, он делал какие-то пометки на карте, которая была разложена на столе. Они помечали границы, с которых мог быть послан этот внезапный удар. Всё, как всегда. Степнов хладнокровно раздавал указания направо и налево, как ни в чем не бывало. 
Артем смотрел на него всё это время, не понимая, как он может быть так равнодушен, когда по его вине в медпункте сейчас истекает кровью невинная девушка. Он ведь сказал ему это в шутку вчера – свою идею взять новенькую на учения. Он думал, что Степнов не воспримет это всерьез. Ведь, где это видано? Брать на учения новенькую медсестру, которая всего два дня, как прибыла сюда. Да что там говорить. За всё это время его друг никогда так не делал. Можно было с уверенностью сказать, что Лена была первой из тех, кого он подверг такому испытанию. Ведь на деле на поле боя еще не было ни одной медсестры. Все они отсиживаются в специальных пунктах, ожидая, когда им привезут раненных. Это ведь не Отечественная война, где на дуло бросался каждый, кто мог хоть как-то помочь и отдать долг своей родине. А у его друга, похоже, поехала крыша, когда он решил посадить новенькую в окоп и показать ей, как разворачиваются действия на поле боя. Хотел испугать бедную девушку! И что в конечном итоге вышло? Он чуть не убил её своими опасными играми! 
Под натиском этих тяжких раздумий, Артем, не выдержав, встал и вышел за дверь, надеясь остаться незамеченными. Но взгляд пронзительных голубых глаз всё же скользнул по опустевшему стулу, сделав для себя определенные выводы. 
Бросив карандаш на карту, Степнов отдал распоряжение собирать своих солдат в разведку. Все присутствующие покинули помещение, в том числе и сам старший лейтенант. 
Надев бронежилет и собрав всё необходимое, он вышел на улицу в поисках своего лучшего друга. Солдаты уже вовсю таскали снаряжение в броневики, а солнце успело зайти за горизонт. Но Артема нигде не было видно. Хотя интуиция сразу подсказала Степнову, где его искать, в здание медпункта, он решился зайти не сразу. Здесь уже всё успело стихнуть. Медсестры спокойно обхаживали своих перевязанных и подшитых больных. Всё это Степнов видел, не переступая порог помещения, где стояло десять коек, некоторое из которых были отгорожены специальными занавесками. Среди них была и кровать Лены, на которую он положил её шесть часов назад. Занавеска на ней с одной стороны была немного отдернута в сторону. Было очевидно, что кто-то недавно туда зашел. И увидев спину своего друга, который сидел на стуле внутри этих занавесок, этот «кто-то» всё еще находился там. Всё, что удалось разглядеть Степнову это многочисленные повязки на груди девушки, которые выглядывали через больничную рубашку. А ещё… Что его друг сжимал её бледную руку на кровати. 
Да, он явно был к ней неравнодушен. В прошлый раз Степнов увидел, как она улыбается его другу, и у него внутри что-то переклинило. Но в этот раз, он просто опустил свои глаза с отчетливым пониманием свой вины. Он до сих пор не мог понять, что это было. Это была просто вспышка, которая ослепила его разум. Но больше этим чувствам он не поддастся. Никогда. 
Ему было вполне понятно состояние Артема. Как и то, что он видел в его глазах. Это было осуждение. И он это заслужил. Он пошел на поводу у собственной гордости. И вот к чему всё это привело. Он не хотел, чтобы так вышло. И уж тем более никак не предполагал, что так случится. Ну, почему? Почему это случилось именно сегодня? Она ведь просто могла побывать на учениях, сделать для себя какие-то выводы и вернуться обратно целой и невредимой. Почему это случилось именно тогда, когда она оказалась на поле? Просто наказание какое-то! А может, ОНА и есть его наказание? 
Простояв на месте ещё несколько секунд, Степнов покинул здание медпункта. Забота его друга думать о том, чтобы новая медсестра не истекла кровью, а его забота – наказать тех, кто сделал это с ней и ещё девятью его солдатами. Ведь взглянуть в зеркало, чтобы найти виновника было недостаточно. В этом кровопролитии присутствовала ещё одна сторона. И она понесет свое наказание в полной мере.
 
БестияДата: Пятница, 23.01.2015, 21:07 | Сообщение # 4
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 4 

Обратно в 15-й городок собранная Степновым разведывательная группа вернулась только с рассветом. Солдаты выглядели крайне потрепанными и усталыми, в отличие от своего командира, который был бодр как никогда. Он был суров, напряжен и взвинчен. Отдав распоряжение разойтись по казармам, Степнов направился в одноэтажное здание, служившее связным штабом. 
- Наконец-то! Ну, что командир, чем порадуешь? – прознав о возвращении своего друга, тут же бросился к нему Артем. 
- Мы нашли их маленькую базу в 75 километрах от нашей учебной зоны. Там было всего человек десять от силы. Но вот боевых снарядов минимум на три ближайших городка хватит, - на ходу парировал Степнов, стягивая с себя тяжелый жилет из брони. 
- И что теперь? – наблюдая за поспешными движениями своего друга, который сбросив свое дополнительное обмундирование из оружия, подошел к столу и взял телефонную трубку, спросил он. 
- Теперь хочу узнать, кто отдал приказ направить боеголовки в нашу сторону, - безукоризненно ответил Степнов. 
То, что он видел своими глазами несколько часов назад на вражеской территории, ему совершенно не понравилось. Всё это выглядело весьма странным. На их базе было вдвое больше оружие, чем солдат. Они явно ожидали подкрепления, которое не успело подоспеть к приезду его разведгруппы. Но это не помешало им наделать кучу дырок в жилетах его солдат. Сдаваться они не желали, а стоило высунуться, как они целились прямо в голову. У них не было другого выбора. Пришлось дать отпор. Но вот что действительно не на шутку взволновало Степнова это то, что на их территории располагалось более двадцати боевых снарядов с моноблочными и разделяющимися боеголовками. И все они, как один, были направлены в сторону их 15-го городка. 
И сейчас он пытался связаться с головным штабом, чтобы решить, что делать дальше с этой «проблемой». И всё, что он хотел услышать это приказ о том, чтобы утром же снова отправиться туда с подкреплением и поднять на воздух весь этот артиллерийский склад. 

«Кулёмина! .улёмина…мина…Сейчас же вернись в окоп! Это приказ!» - сквозь туманную грань сознания эхом раздался в ушах сорванный мужской крик, а после разрывающий перепонки звук громкого взрыва, который заставил Лену открыть свои глаза. С шумом вдохнув так необходимый воздух, она пыталась прийти в себя и понять, что происходит. Вены на висках пульсировали, накаляя и без того высокое напряжение. Как только глаза немного привыкли к тусклому свету, она скользнула взглядом своих глаз по серой тряпичной занавеске, которая окружала её со всех сторон. Во рту пересохло, а мышцы ломило так, словно по ней катком проехались. Но всё это было сущим пустяком по сравнению с тем, что грудная клетка буквально горела изнутри острой болью. Подняв правую руку, Лена коснулась дрожащими пальцами плотной повязки на груди. 
- Вера… - едва слышно выдавила она пересохшими губами. – Вера, - снова повторила Лена имя единственного человека, который мог её слышать. Но вокруг по-прежнему была мертвая тишина. 
Приподнявшись на кровати с диким приступом головной боли, она медленно села и откинув в сторону одеяло, опустила свои босые ноги на пол. 
- Да что же это… - встав на ноги, схватилась Лена одной рукой за занавеску, а другую приложила ко лбу в новом приступе боли. 
Отодвинув в сторону плотную ткань занавески, она увидела на соседней койке спящего солдата с перевязанной рукой, который мирно сопел в подушку. Оглянувшись по сторонам, насколько ей позволяло неустойчивое состояние, Лена заметила ещё несколько таких же рядовых, которым не посчастливилось попасть под взрывную волну также, как и ей. Хватаясь за стены дрожащими руками, она кое-как добралась до комнаты для медсестер, в которой жила до этого вместе с Верой. Все кровати пустовали. Неуверенным шагом Лена приблизилась к зеркалу, которое было прикреплено к дверце шкафа практически во весь рост. И увидела в отражении свое бледное лицо, которое заметно выделялось в тусклом свете. Приметив на левой щеке пару ссадин, она скользнула взглядом ниже к белой плотной повязке на своей груди. Сердце взволнованно забилось, когда она дрожащими пальцами отковыряла край лейкопластыря и отодрала этот кусок со своей грудной клетки. Казалось, в это самое мгновение всё остановилось, как только она увидела в зеркале то, что скрывалось за этой повязкой. В её расширенных черных зрачках застыл настоящий ужас от вида этих безобразных рваных полосок, которые были заштопаны хирургической нитью, что делало общую картину ещё более ужасающей. Этим ведь теперь только мужчин пугать! 
- Лена? Господи, ты чего вскочила то! – словно в тумане услышала Лена голос Веры, которая тут же бросилась к ней. – Ну, что такое? – взволнованно спросила она, увидев, как слезы одна за другой катятся по щекам блондинки. – Ну-ну, перестань. Всё не так плохо, как кажется. Заживет всё через недельку-другую только тонюсенькие полосочки останутся так что и незаметно будет! – всеми силами пыталась внушить она своей подопечной, что всё будет хорошо. – Ты давай-ка лучше ложись, а я тебе сейчас успокоительное сделаю, - приобняв девушку за плечи, подвела она её к кровати и помогла лечь. 
Да, может, в этом нет ничьей вины. Да, возможно она сама во всем виновата. Ведь не ослушайся она тогда Степнова, то всего этого не было бы. Она бы не лежала сейчас здесь с разодранной грудной клеткой, рыдая в подушку. Но сейчас всё случившееся давило на неё, подобно десятитонному грузу. 
Жалея бедную девчушку, Вера направилась в процедурную за лекарством, но по пути чуть не столкнулась со Степновым, который словно вырос из ниоткуда. 
- Где она? С ней что-то случилось? – тут же набросился он на неё с вопросами, на которые ему немедленно хотелось знать ответы. Не сказать, что он был сильно напуган тем, что застал койку Лены пустующей, но всё-таки в его голосе проскальзывало легкое волнение. 
- Случилось! Очнулась, сняла повязку, увидела всё это уродство, теперь ревет в подушку без остановки! Довел бедную девочку! Вот скажи мне Степнов, на кой черт тебе вздумалось тащить её туда?! – вспылила в ответ Вера. 
Да, она всегда была строга к своим медсестрам и особенно придирчива к новеньким. Но то, что случилось с Леной, не могло оставить её равнодушной. У неё буквально кошки скребли на душе при взгляде на нее. 
- Дай мне всего одну минуту, - со свойственным ему хладнокровием, сказал Степнов, вернув себе прежнее самообладание. 
- Нет, и не проси. Тебе лучше уйти, - тут же ответила Вера, наотрез отказываясь идти ему навстречу. Тем более Лена была сейчас в таком состоянии, что вряд ли будет рада видеть такого «посетителя». 
Она хотела было добавить ещё пару горячих словечек, но тут до слуха обоих внезапно из-за двери донеслись громкие хрипы, словно кого-то заживо душили. Не раздумывая ни секунды они вместе бросились в комнату, где на кровати светловолосая девушка билась в нервных конвульсиях. Она жадно вдыхала воздух открытым ртом, но не могла выдохнуть его обратно из-за парализовавшего её отека легких. Она задыхалась, вцепившись пальцами в собственное горло. 
В ту же секунду бросившись к девушке, Степнов, подхватив её плечи, резким движением приподнял верхнюю часть её туловища с кровати. Её синие губы дрожали, а тело сковала судорога вплоть до согнутых пальцев ног. Она смотрела на него снизу своими зелёными глазами, словно пыталась ему что-то сказать. 
И взглянув в них, он вдруг с коротким перебоем пульса почувствовал, что в ней его погибель. И он не в силах этому противостоять. 
- Вера! Нитроглицерин быстро! – воскликнул Степнов, взглянув на старшую сестру в белом халате, которую вдруг ни с того, ни с сего парализовало на месте. 
На секунду ей показалось, что только что она увидела нечто большее. Расчетливый и хладнокровный Степнов никогда не знал, что такое страх. Но именно это Вера видела в его голубых глазах, когда он смотрел на НЕЁ. Может, он сам этого не замечал, но он смотрел в её глаза так, словно хотел окунуться в эту бездну с головой. Пусть на короткий и незаметный промежуток, но он терял над собой контроль, сам того не замечая. И это задевало чувства старшей медсестры, которая, едва услышав голос Степнова, словно очнулась и тут же бросилась в процедурную.
 
БестияДата: Среда, 28.01.2015, 19:32 | Сообщение # 5
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 5 

Из здания медпункта Виктор вышел сам не свой. Вера выставила его за дверь, мотивировав свой поступок тем, что он ей только мешает. Внутри всё перемешалось. На какое мгновение ему показалось, что он теряет самообладание. Перед глазами всё ещё стояли её отчаянные глаза и дрожащие синие губы. А ещё то самое «уродство», о котором говорила Вера на её грудной клетке. Сердце буквально стискивали тугие тиски при одном взгляде на эти раны. Она этого не заслужила. Ни этих страданий, ни этих шрамов. 
- Ну, где ты ходишь? Там все собрались уже. Генерал прибыл, - услышал Степнов голос Артема, который так внезапно появился в его поле зрения. 
У него было такое чувство, что он временно отключился от этого мира. Так что даже не видел своего друга и не сразу смог услышать, что он сказал. Его словно резким движением выдернули из какого-то потустороннего мира и вернули, наконец, на родную землю. В голове начался лихорадочный мыслительный процесс. Да, они весь день ждали прибытия генерала Казанцева, с которым он только сегодня утром вел переговоры по телефону. А вечером у них должен состояться совет в местном штабе 15-го городка. Казанцев сказал, что прибудет со своей маленькой свитой, даст план дальнейших указаний и отправит к ним в помощь одного майора, который и останется тут за главного. Его имени он не назвал. Так что Степнову было очень интересно, как этот смелый рискнет им покомандовать. 
Все и, правда, были уже в сборе. В этом Степнов убедился, как только перешагнул порог их маленького штаба, где за широким столом уже собрались господа офицеры, а во главе сидел никто иной, как сам генерал. Это был седовласый мужчина со строгим взглядом человека повидавшего жизнь во всех её не самых приятных сторонах. Уже давно не молод, но ещё не совсем старик. В нем по-прежнему была та самая хладнокровная выдержка военного, который пережил не одно сражение. И с ним Виктор был знаком уже достаточно давно. В последний раз они виделись два года назад не при самых приятных обстоятельствах. О них Степнов вообще предпочитал не вспоминать. 
Строго отдав честь генералу Казанцеву, он сел на единственное свободное место рядом со своим другом. А тот в свою очередь незамедлительно принялся за дело. Как оказалось, подозрения Виктора по поводу скопления войск на границе были не напрасны. Из слов Казанцева по данным разведки там действительно шло активное формирование крупных банд боевиков, как он пояснил – для проведения масштабных боевых действий. 
- Прорыв наиболее вероятен у соседних военных городков с 11-го по 13-й с востока и юго-востока, - продолжал Казанцев размеренным хладнокровным тоном, обозначая границы городков карандашом на разложенной перед ним карте. – Приказываю организовать оборону на восточном перевале роте старшего лейтенанта Степнова, - добавил он, не поднимая взгляда. 
- Есть, - сказал Степнов в подтверждение. И Казанцев продолжил раздавать указания. 
Они просидели еще около часа, обсуждая график поставки оружия, боеприпасов и медикаментов. А потом со словами генерала о том, что все могут свободны, офицеры встали со своих мест. 
- Степнов, Ефремов, останьтесь, - внезапно сказал Казанцев, когда эти двое поднялись со своих стульев. Переглянувшись друг с другом Виктор и Артем остались стоять на своих местах, даже не догадываясь, по какой причине их задерживают. 
- Вы сказали, что пришлете нам в помощь майора. И где же он? – когда в помещении остались только они втроем, осмелился Степнов первым обратиться к генералу. Но он даже предположить не мог насколько неожиданным окажется ответ на этот вопрос. 
- Вы правы. Он… - с полнейшим спокойствием ответил Казанцев, засунув руку в карман своего мундира. – …стоит сейчас передо мной, - закончил он свое предложение, бросив на стол перед Степновым два тряпичных куска болотного цвета из жесткой ткани. На них ярко выделялись две одинаковые горизонтальные линии красного цвета, между которыми была прикреплена одна крупная металлическая звезда. Это были погоны. ЕГО погоны. 
В памяти живо воскресла картина той самой их последней встречи два года назад. Где он пьяный и абсолютно невменяемый стоял на коленях, удерживаемый двумя офицерами, а генерал, скрипя ножницами, безжалостно срезал эти самые погоны с его плеч вместе с его именем из звания «старший офицер». 
Артем тут же бросил встревоженный взгляд на своего старшего друга, страшась его реакции. Это для него была больная тема. И он это прекрасно знал. Это даже было видно по тому, как дернулась скула на его лице. 
- Серьезно? – хладнокровно поднял Степнов взгляд своих глаз обратно к Казанцеву. 
- Сегодняшним указом. Хватит с тебя унижений Витя. Давно бы уже до полковника дослужился, если бы не твое упрямство, - сказал он твердым тоном. - Борец за справедливость, мать твою, - добавил он, выдержав небольшую паузу. В ответ Степнов лишь сжал стальные скулы, всем своим видом выказывая, что не сменил свою точку зрения с тех самых пор. Он промолчал лишь потому, что ему не хотелось бередить старые раны. К тому же ничем хорошим это не закончится. Один раз уже не закончилось. 
- Вверяю в ваше распоряжение майор Степнов новоиспеченного старшего лейтенанта Ефремова, - с прежним спокойствием произнес Казанцев, взглянув теперь на его друга. 
- Служу Отечеству! – мгновенно отдал Артем генералу честь по уставу. Его глаза буквально засверкали после этих слов. В отличие от Степнова он был очень рад своему внезапному, но такому долгожданному повышению. И пусть его звездочки были гораздо мельче, и он по-прежнему оставался младшим офицером, это нисколько его не огорчало. 
- Ааа! Майор Степнов! – стоило только генералу скрыться за дверьми, бросился Артем хлопать своего друга по плечу. 
- Мои поздравления старлей, - сухо произнес в ответ Степнов. Один раз хлопнув друга по плечу, он вышел из штаба, по-прежнему стискивая зубы. 
- Вить! Ну ты чего? Кто старое помянет тому глаз вон! Витя! – тут же бросил Ефремов ему вслед, но ответа так и не дождался. Его беспокоило состояние Степнова, поэтому, припрятав его погоны в свой нагрудный карман, он с взволнованным видом вышел на улицу вслед за ним. 

Яркое солнце своими лучами пробиралось через окно на кровать светловолосой девушки, которая только что открыла свои глаза. Подняв голову с подушки, она села и потерла глаза. На тумбочке рядом с кроватью стояла ваза с букетом из полевых цветов, от которых исходил сладкий душистый аромат. «Комплимент» с пожеланиями скорейшего выздоровления от солдат, который появился на её тумбочке вчера утром. Признаться, Лена была приятно удивлена, что они так о ней пекутся. Прошло уже пять дней, с того самого момента, как она билась в диком приступе удушья на этой самой кровати в руках Степнова. С тех самых пор она больше не видела экс-старшего лейтенанта. Зато новый старший лейтенант Ефремов часто баловал её своими посещениями. 
Раны понемногу начинали затягиваться, ей становилось лучше. Она быстро шла на поправку и скоро начала выходить на улицу, но всё ещё предпочитала есть у себя и не слишком часто появляться на людях. Не сказать, что она сильно стыдилась своих шрамов, но всячески скрывала их, укутываясь в кофты. Просто она не хотела, чтобы её разглядывали как экспонат и всячески жалели. Как она не жалела саму себя, и стоило ей только встать на ноги, тут же начала помогать медсестрам с пациентами. 
В городке явно происходили какие-то изменения. Она заметила это ещё в первый день, когда вышла на улицу. Солдаты таскали тяжелые боеприпасы в бронемашины, чувствовалось заметное напряжение и суета. Часто стали слышаться голоса на повышенных тонах. Складывалось такое ощущение, что их городок превратился в один защемленный нерв. И эта суета никак не вписывалась в столь погожие летние деньки. В такие дни простые люди обычно валяются на зеленой траве, купаются в речке, устраивают веселые пикники. А здесь солдаты носятся с оружием в руках, отжимаются каждое утро, выжимая из себя все силы, ходят по линеечке и поют строевые, стаптывая подошвы потрепанных сапог. 
Они сидели на скамейки возле амбара, когда Артем поведал ей о начале военных действий на границе. В тот же день он похвастался ей своими новыми погонами на полевой форме. 
- А как же Степнов? – спросила тогда Лена. На какое-то мгновения её затерзали смутные сомнения, что его вообще перевели в другую часть. Вдруг этим и объясняется тот факт, что она так долго его не видит. Может, поэтому он к ней больше не приходит? 
- А он у нас теперь снова майор, - без лишних раздумий, ответил Артем, улыбнувшись. 
- Снова? – тут же озадаченно выдавила она. Да, это новость её очень взволновала. Но Артем, осознав, что выболтал лишнего, поспешил перевести разговор на другую тему. 
Он что-то говорил, но она его уже больше не слышала. В её голове происходил сложный мыслительный процесс о том, что она только что услышала. Нет, она с самого начала рассмотрела задатки, которые во много раз превосходили статус старшего лейтенанта. Но что значит «снова»? Получается, что когда-то его лишили этого почетного звания. За что? Должно быть на это была весьма веская причина. А вот какая именно – это оставалось для неё тайной за семью печатями. Вторая мысль, посетившая Лену, была о том, что он никуда не уехал. Он всё ещё привязан к этому военному городку. Причину его отсутствия ей чуть позже пояснил Артем, сказав, что он организовывает оборону на восточном перевале. На следующий день к тому же самому перевалу отправился и Ефремов со своими подопечными. Они вернулись через два дня, но как бы Лена ни всматривалась в загорелые лица солдат, она так и не смогла найти среди них суровый взгляд голубых глаз. 
Подумав, что майор Степнов окончательно зарылся в своих окопах, она решила, что у него есть дела поважнее. Иначе он бы обязательно навестил её. Именно так она думала о нем, пока в один из дней, не вышла поздним вечером во двор собрать простыни с веревок. Ей просто захотелось подышать воздухом. Вот она и решила совместить приятное с полезным. Но стоило ей только сдернуть белоснежную ткань с веревки, как она тут же с коротким замыканием сердца увидела его широкую спину. Он шел в свою казарму, повернув на секунду голову в сторону так, что она смогла разглядеть его профиль. Через мгновение к нему присоединился Артем, к которому он и повернул свою голову. Он что-то сказал Степнову, и у него на лице тут же на короткое время мелькнула улыбка. 
Значит он здесь. И не приходит просто потому что ему нет никакого дела. Это задело её намного сильнее, чем она ожидала. В горле застрял горький ком обиды. 
Какой же он всё-таки… Бессердечный.
 


БестияДата: Суббота, 31.01.2015, 23:25 | Сообщение # 6
Старожил
Группа: Проверенные
Сообщений: 1273
Награды: 178
Репутация: 595
Статус: Offline
Глава 6 

Ещё через несколько дней Лена уже окончательно встала на ноги. Она полноправно влилась в ряды медсестер, с которыми уже успела подружиться. Только Вера отчего-то снова стала к ней холодна. Решив, что её временное милосердие было связано с её ранением, Лена не стала придавать этому большого значения. 
Она с головой уходила в лечение доверенных ей пациентов и подходила к этому делу с большой ответственностью. К примеру сейчас у неё на попечении был солдат с ранением ноги. Раны никак не могли затянуться и более того начинали гноиться. Лекарства плохо помогали, и Лена, вспомнив курс своей любимой ботаники, перекинув тряпичную сумку через плечо, отправилась в поле за травами. Примочки из корней донника лекарственного должны помочь. В небе не было ни единого облачка. Ярко светило солнце. Хотелось ни о чем не думать и просто купаться в этих теплых ласковых лучах. Недалеко от городка было хорошее зеленое поле, которое буквально пестрило мелкими дикими цветами. Трава приятно щекотала лодыжки девушки, которая, ступая по мягкой земле, высматривала в этом разнообразии растений мелкие желтые цветки, собранные в кисти. 
Время для неё словно остановилось. Близость к теплой земле её успокаивала, а само занятие, которым она была увлечена, приносило ей душевный покой. Положив в сумку несколько стеблей душистой травы, Лена увидела на цветке ромашки маленькую божью коровку, которая если верить мифологии, является символом благих вестей. 
- Привет, малютка, - улыбнулась она этому милому созданию, подставив к нему кончик своего указательного пальца, как бы предлагая свою дружбу. Она так засмотрелась на этого маленького жучка, что не сразу заметила, что не она одна приметила это восьмое чудо света на цветке. Только секунду спустя, она рассмотрела среди высокой травы мальчика, который сидел на земле, обхватив колени своими руками. На вид ему было лет семь не больше. И он смотрел на неё, сдвинув свои темные брови так, словно она тоже была каким-то редким явлением в этом поле. 
- Привет, малыш. Ты что заблудился? – тепло улыбнулась Лена ему. Он выглядел взволнованным, и она своей улыбкой пыталась показать ему, что всё будет хорошо. Как выяснилось, мальчик не говорил по-русски. Это Лена поняла сразу после того, как он ответил ей что-то на совершенно непонятном языке. Кажется, это был чеченский. 
- Ладно. Идем, мы что-нибудь придумаем, - сказала она, протянув ему свою руку. Всё, что волновало её в эту минуту это то, что находиться семилетнему мальчику одному в поле нехорошо. Какой бы национальности он не был. Ему нужна помощь и она не оставит его здесь. Поэтому, когда он взял её за руку и поднялся с земли, Лена решила для себя, что доведет его до своего городка, а там они что-нибудь придумают. К тому же он должно быть голоден. Судя по его брюкам, испачканным в земле, он сидит тут уже давно. Именно такие мысли занимали голову блондинки, которая шла по зеленому полю, держа за руку маленького мальчика. Она даже понятия не имела, что в тот самый момент майор Степнов перевернул весь 15-й городок в её поисках. 
Всё началось с того, что он начал собираться со сменной бригадой обратно к восточному перевалу с новыми запасами еды и воды. Он уже направился к своему готовому к отправлению броневику, как до его слуха донесся разговор Веры с одной из медсестер. 
- Что значит, ушла два часа назад и до сих пор не вернулась? Кто её отпускал вообще? – восклицала Вера требовательным тоном. 
- Да, кто разберет вообще, что на уме у этой Кулёминой! Сказала, что в поле травы какой-то наберет и вернется! – неуверенно ответила ей молодая девушка, переминаясь с ноги на ногу и теребя пальцами свою русую косу. Признаться, в тот самый момент, когда та самая Кулёмина сообщала ей, куда именно она идет, зачем и во сколько вернется, она была занята совершенно другим делом и почти ее не слушала. Она обменивалась многозначительными взглядами с одним солдатом, к которому уже давно была крайне неравнодушна. Поэтому вместо голоса Лены она слышала лишь томные удары собственного сердца и благополучно всё прослушала. 
- В какое ещё поле? – едва услышав знакомую фамилию, мгновенно развернулся Степнов, приблизившись к этой парочке. – В какое ПОЛЕ?! У нас боевики на границе! – буквально прорычал он, повысив голос. Он выглядел так внушительно и одновременно угрожающе, что бедная девушка тут же опустила взгляд, боясь смотреть в его глаза. 
- Я не знаю… Не знаю, - ответила она дрожащим голосом, проклиная себя за собственную глупость. Ей нужно было сразу же направить новенькую к Вере, прежде чем отпускать её куда-то. Это была её ошибка. И к чему она может привести было совершенно неизвестно. 
- Откуда ж ты свалилась на мою голову! – воскликнул Степнов, бросившись на поиски этой ходячей катастрофы, которая самовольно покинула территорию в неизвестном направлении. И подумать только для чего? Чтобы собрать какой-то травы! У него просто слов не хватало, чтобы описать подобную глупость. Он выспрашивал практически у каждого, кто мог видеть, куда направилась эта блондинка. В конце концов, за воротами ему указали предположительную тропинку, на которой её видели в последний раз. 
И он бросился по ней, как дрессированный пес, вынюхивая след. Гонимый неведомой паникой, он высматривал её на все 360 градусов со всех сторон, стаптывая траву своими сапогами. Благо, Господь был милостив, и вскоре он увидел её хрупкую фигуру вдалеке. Она шла к нему навстречу и держала за руку маленького темноволосого мальчика, увидев которого он тут же ощутил, как кардиограмма его пульса значительно подскочила. 
- Кулёмина, ты в своем уме?! Отойди от него сейчас же! – с ходу воскликнул Степнов, словно она держала в руке осколочную гранату с вырванной чекой. – Что совсем мозги отшибло?! Куда ты поперлась в самое пекло? Ты понимаешь, что это ловушка! – не переставал он изливать фразы на повышенных тонах, когда они остановились в паре метрах друг от друга. 
- Это всего лишь ребенок! – выдавила в ответ Лена, которая была просто потрясена тем, как он с ней разговаривает. Словно она была какая-то умалишенная. Да он смотрел на неё, как на психопатку какую-то! И о чем он говорит? Это просто маленький мальчик! А он задеревенел до мозга костей, что даже в кусте ромашки разглядит опасность. 
- ЭТО ПРИМАНКА НАИВНАЯ ТЫ ДУРОЧКА! – воскликнул в ответ Степнов, пытаясь хоть как-то достучаться до этой ненормальной. 
И тут она внезапно ощутила, как мальчик отпустил её руку и побежал. Он побежал к двоим мужчинам, которые показались за спиной Виктора. Они были вооружены. И один из них упер дуло автомата прямо в спину Степнова. Сердце бешеными ударами забилось в груди, когда Лена взглянула в его голубые глаза, в которых читалось «Я же говорил». Он был безоружен, а она совершенно беззащитна. 
Они смотрели друг на друга, и Степнов видел, как зрачки её зеленых глаз расширились от страха. Она поняла, какую ошибку совершила. И как по собственной наивной глупости завела в ловушку не только себя, но и его тоже. Предательство маленького совершенно безобидного мальчика, задело её до глубины души. Это ведь всего лишь ребенок. И как подло с их стороны так использовать его в своих целях. 
Да, Степнов прав. Она просто наивная дурочка.


Сообщение отредактировал Бестия - Суббота, 31.01.2015, 23:26
 
Форум » Фан-Фики к сериалу "Ранетки" (Новые, в процессе написания) » Фан-Фики в процессе написания » Кровавый Август или Мертвым не больно (КВМ)
Страница 1 из 11
Поиск:

Rambler's Top100
Создание сайтов в анапе, интернет реклама в анапе: zheka-master
Поисковые запросы: